Микрорассказы Интерпрессконов 1997-2000 гг.


  СОДЕРЖАНИЕ

  Интерпресскон-1997

Виктор Мясников. "СВОБОДА СЛОВА"
Владимир Носов. "ФЕРМЕР"
Евгения Десницкая. "МЕТЕОРИТ БЕЗ ПЕЧАТИ"
Антон Первушин. "НА РАВНЫХ ПРАВАХ"
Игорь Чебаненко. "ИНДИКАТОР ПРАВДЫ"
Евгений Можайский. "СТОЛ"
Виктор Туваев. "ТРОЕ"
С.Бурлев. "ПОТОМКИ БУДУЩЕГО"
Алексей Дудин. "ОХ, УЖ МНЕ ЭТИ СКАЗОЧКИ!"
И.Дорохин. "ПРИТЧА"
Александр Головков. "МОНОЛОГ ХАРОНА С ЦЕРБЕРОМ НА ПОВОДКЕ"
Константин Силин. "СУЕВЕРИЕ"
И.Евсеев. "САД"
Андрей Щербак-Жуков. "СКАЗКА ПРО МАЛЕНЬКУЮ ПЛАНЕТУ И СЕКСУАЛЬНУЮ РЕВОЛЮЦИЮ"
(Премия "Интерпресскон")
А. Лежнев. "ЖИВУЩИЙ ВНУТРИ"
Михаил Деревянко. "ГАДКИЕ АНТИПОДЫ"

  Интерпресскон-1998

Николай Большаков. "УЕЗДНАЯ ИСТОРИЯ"
Валерий Брусков. "В ДАЛЬНЕЙ ДОРОГЕ"
Василий Владимирский. "ПЛОЩАДЬ У МРАМОРНЫХ ВОРОТ"
И. Дорохин. "ЛЮБОВЬ ЗВЕРЯ"
Орен Кастали. "РУВЕН-КАБАЛЛИСТ, ВЕЛИКИЙ МАСТЕР МИСТИЧЕСКИХ АНЕКДОТОВ"
Валерий Королюк. "СЛИШКОМ ДАЛЕКОЕ"
Н. Ладоньщикова. "ПЕСНЯ О ПОСЛЕДНЕМ ПОЭТЕ"
Александр Лайк. "РАССВЕТ"
Святослав Логинов. "АНТИНИКОТИНОВОЕ" (Премия "Интерпресскон")
Сергей Лукьяненко. "ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ"
Генри Лайон Олди. "ДОКЛАДHАЯ ЗАПИСКА"
Татьяна Приходченко. "КОЛЬЦО"
Сергей Рублев. "КНИГА"
Александр Рыбошлыков. "МУСОРОПРОВОД"
Сергей Стрелецкий. "ПЕСОК И КАМЕНЬ"
Виктор Туваев. "ЗОЛОТО"
Константин Федоров. "СПАНИЕЛЬ"
Игорь Халымбаджа. "ОПЕРАЦИЯ "ЯНУС"
Андрей Щербак-Жуков. "СКАЗКА ПРО ЛЮБОВЬ, НАВСЕГДА ВОШЕДШУЮ В ИСТОРИЮ"

  Интерпресскон-1999

А. Хорт. "ПУТЬ К ВЕНЕРЕ"
И. Дорохин. "УСЛОВНЫЙ РЕФЛЕКС или ПРИТЧА О НЕУКРОТИМОЙ ПЛАНЕТЕ"
Юрий Гаврюченков. "ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ"
Александр Громов. "БЫЛЬ О МАЛЕНЬКОМ ЗВЕЗДОЛЕТЕ" (Премия "Интерпресскон")
Борис Иванов. "МУТАЦИЯ"
Г.Л.Олди, А.Валентинов, А.Красовицкий. "ИГРАЙТЕ В "ХИПЕШ-ГРАД"!"
Лев Куклин. "ЧЕМУ РАВНЯЛОСЬ ДВАЖДЫ ДВА..."
Павел Лаптинов. "ЗАГАДОЧНЫЙ КРИСТАЛЛ"
Антон Первушин. "КОНТРАБАНДИСТЫ"
Сергей Рублев. "ФЛОРА И ФАУHА ВАШЕЙ КВАРТИРЫ, И КАК ЕЕ БОЯТЬСЯ
Ген Мов Чан. "НОЖНЫ"
Юрий Самусь. "РЕАКТИВНАЯ ТЯГА"
К.Силин. "ДОЛГОЛЕТИЕ СЕМЕНА КОСЬКИНА"
Сергей Стрельченко. "СТОП-НОСИТЕЛЬ"
Василий Владимирский. "ОТКРОВЕНИЕ"
Александр Виноградов. "РЕБЕНОК И КОНФЕТА"

  Интерпресскон-2000

Георгий Арефьев. "СКАЗАНИЕ О ГОЛОВЕ И БЕЗГОЛОВЫХ"
Вероника Батхен. "ПРОСТО СКАЗКА"
Владимир Бережинский. "ОТЦЫ И ДЕТИ ... И ВНУКИ"
Михаил Гаёхо. "СКАЗОЧКА"
Я. Нихто. "ВЕРШИТЕЛЬ СУДЕБ"
Глеб Гусаков. "БОЙ"
Игорь Дорохин. "ВЫБОР СЕМЁНА"
Марина и Сергей Дяченко. "МАКЛЕР И МАГИЯ"
Антон Кадман. "АДВЕНТЮРА"
Святослав Логинов. "В ОДНОЙ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЕ"
Евгений Лукин. "КОНЕЦ ЛЕДНИКОВОГО ПЕРИОДА"
Елена Первушина. "УЛЫБКА ФОРТУНЫ"
Александр Прозоров. "ГОЛУБЕНЬКИЕ ГЛАЗКИ"
Сергей Рублёв. "ИЗНУТРИ"
Константин Силин. "ШКОЛЬНАЯ ИСТОРИЯ"
Евгений Торопов. "КИБЕРУЖАС"
 


  c Общественное объединение "Интерпресскон".
  Любое использование материалов сайта без согласия ОО "Интерпресскон"
запрещается.
  c Редакция раздела Александр Сидорович, Валерий Смолянинов, Константин
Гришин, Дмитрий Ватолин.
  c 2000 Графическое оформление, дизайн Алексей Андреев.
  c 2000 Верстка, дизайн, программирование Дмитрий Ватолин, Константин
Гришин, Сергей Кальницкий.
  c Название премии "Бронзовая улитка" - Александр Сидорович, Андрей
Николаев.
  c Название конференции и премии "Интерпресскон" - Александр Сидорович.
   

            ---------------------------------------------------

Виктор Мясников

                               СВОБОДА СЛОВА

  Петров соблазнился чудом генной инженерии - говорящими овощами. Рассада
едва лепетала, первые цветы боромотали невнятно и только маленькие
зелененькие помидорчики заговорили, наконец, по-настоящему. Стоило Петрову
войти в теплицу, поднимался сумасшедший гвалт: "Воды! Воды!", "Хватит его
поливать!", "Света!", "Прикрой от солнца!", "Как сыро!", "Взрыхли!",
"Корень болит!", "Тля укусила!" И Петров сделался рабом. Грозди наливались
соком и орали все громче. И вдруг: "Я созрел!", "И я созрел!"
  Ага! Петров нарвал полную корзину и принес в дом. "Съешь меня!" - крикнул
краснощекий крепыш. И Петров злобно впился в него зубами - сейчас ты у
меня заткнешься! "О, как смачно" - сладострастно застонал помидор. Петров
яростно шмякнул его о стену - "Ой!". Красная лепешка упала на пол.
  - Ну что, наговорился? - торжествовал Петров над поверженным овощем. Тот
что-то тихо прошептал.
  - Чего-чего? - Петров приставил ладонь к уху.
  "Расчевокался... В мусорный бак отнеси".
  Петров натолкал в уши ваты, попробовал серп большим пальцем и тяжелой
походкой двинулся к теплице.

   
Владимир Носов

                                  ФЕРМЕР

  Фермер принимал гостя.
  Красное солнце едва показалось на небосводе и медленно, словно нехотя,
побрело на середину, скупо роняя лучи в рощу капиновых деревьев, опутанных
камнеломкой и пушатом. Только что проснулись молюски-траги, и отовсюду
слышался треск раскрывающихся раковин. Фермер и его гость за бочонком вина
обсуждали проблемы здешней жизни. Хозяин, стараясь перекричать визгливые
вопли птиц ру-ру и сытое бормотанье только что политых кустов
дрожжевельника, распространялся о своих успехах:
  - Мне уже к ста, а я все еще крепок. Между прочим, на ферме уже работают
мои правнуки! Да что там говорить, ты же помнишь, с чего я начинал - в
ракете жил, консервами питался, а теперь у нас громадный домище, а злаки
так и прут из земли! Даже Булдыка выращиваем, хотя от него и не много
пользы. Вон он сидит, - указал хозяин на сидящее за окном существо,
походившее на вывороченный из земли валун.
  За разговором они не заметили, что солнце уже клонится к закату. Слышался
стук - траги готовились ко сну, захлопывая раковины. В чаще слышалось
курлыканье зверя-охотника.
  Подходя к ракете, гость сказал:
  - Ты бы собрал свои наблюдений над Булдыком да издал бы их.
  Во дворе сидел Булдык, задумчиво провожил взглядом улетающую ракету и
думал, что хотя разведение людей и не приносит реальной пользы, но зато
дает моральное удовлетворение. А ведь с чего он начинал! И вспомнилось
булдыку, как он нашел первую коробку с людьми и, движимый благим порывом,
пзялся разводить их. Булдык собирался скоротать за этим занятием веков
пять-шесть и даже подумывал написать о людях монографию.

   
Евгения Десницкая

                            МЕТЕОРИТ БЕЗ ПЕЧАТИ

  - Замечен метеорит, мой капитан! - сквозь музыку с планеты Кронос
прорвался голос радиста Урундбурунда.
  - Ну и что? - ответил капитан. - Занеси сообщение об этом в судовой
журнал, если хочешь. Право же, мне начинает надоедать твоя пунктуальность,
- продолжал он, - и я больше чем уверен, дорогой Урунд: если мы сделаем
посадку на какой-нибудь планете и меня там укусит змея или какой-нибудь
другой зверь, ты, вместо того чтобы оказать мне необходимую помощь, будешь
расписывать эту историю в судовом журнале и сочинишь при этом целый роман,
в котором... - капитан распространялся бы на эту тему еще очень долго, но
радист прервал его:
  - Но мой капитан, метеорит движется прямо на корабль, а у нас сломана
защитная установка...
  - В этих краях нет зарегистрированных метеоритов. Значит, на этом нет
печати! Ур-ра-а! А ты еще ворчишь по пустякам. Старый ворчун!
  - Но мой капитан...
  - Никаких "но". Я тебе не лошадь. Готовь робота. Пусть обследует метеорит
и поставит печать.
  - Но мой капитан, я уже послал одного кибера, правда, как только он вышел
в космос, смвязь с ним прервалась.
  - Ах ты... - и на голову бедного радиста вылился поток ругательств,
которые капитан собирал на протяжении многих лет и записывал в
пятисотлистную тетрадь с обложкой сантиметровой толщины. Весил этот
словарь полтора килограмма: обложка была сделана из серебристо-голубой
рябины - самого тяжелого дерева, известного разумным существам.
  - ...и кто же тебе позволил выпускать в космос робота, настроенного на
ознакомление с новыми приборами? Вот почему прекратилась связь, простачок
ты этакий!.. Высылай второго.
  - Есть, мой капитан.
  - Нет, подожди. Ты опять чего-нибудь напутаешь. Дай-ка я сам спущусь и
сам все сделаю.
  - три. Два. Один. Ноль. пуск!!!
  - Есть, мой капитан.
  - Ура! Соединись с Землей и передай, что мы поставили печать на новом
метеорите.
  - Но мой капитан...
  - Что еще?
  - Мой капитан! Я сейчас подумал... От печати метеорит не изменит свой
курс...
  - Ну и что?
  - А то, мой капитан: поворачивать уже поздно, защитная установка, как вы
знаете, сломана, а метеорит летит прямо на нас!..

   
Антон Первушин

                             НА РАВНЫХ ПРАВАХ

  С сомнением на лице молодой путешественник разглядывал коричневую
пластинку, на которой подрагивало ярко-зеленого цвета желе.
  - Это вы называете обедом?! - возмущенно закричал он.
  - Конечно, - кивнул гид. - А что же еще? Натуральные морепродукты без
малейших примесей химии, высокая энергетическая ценность, очень питательно
и вкусно... Вы попробуйте.
  - Великий Космомс! - путешественник с отвращением выбросил свою порцию в
отверстие мусоросборника. - Ничего не понимаю, - заявил он. - Земля
всегда славилась своими кулинарами. И вот я здесь, а что мне подают на
обед? Где они, где? Где гамбургеры? Где бифштексы? Где шашлыки? Где
цыплята в винном соусе? Где, черная дыра вас побери, прославленные на всю
цивилизованную галактику пельмени?!
  - Простите мне мою неосведомленность, - сказал гид виновато, - но что
все это такое?
  - Вот! На Земле уже не знают, что такое пельмени. Как я ошибался! -
путешественник на секунду задумался. - Все, что я назвал, это блюда,
приготовляемые из мяса.
  - Из мяса?! - В голосе гида прозвучал ужас. - Вы едите куски трупов?
  Путешественник снисходительно улыбнулся:
  - Какая узость взглядов, - заявил он.
  - Вы едите мясо, - повторил задумчиво гид. - Хорошо, я готов вам помочь.
  Он доставил путешественника на окраину мегаполиса, где среди леса
возвышался многокилометровым горбом прозрачный копол защитного поля.
  - Идите туда, - сказал гид путешественнику. - Там едят мясо.
  - Прекрасно, - снова ухмыльнулся путешественник. - Остались, значит,
еще нормальные люди на этой планете.
  Не оглядываясь, он направился к куполу и скоро миновал кромку защитного
поля. А еще через минуту путешественник повстречал тигра. Тигр сидел за
кустом и, не особо прячась, наблюдал за путешественником голодными
глазами. Путешественник замер.
  - Э-э, коска... - только смог пробормотать он.
  Тигр подобрал лапы, изготовился к прыжку. Нервы у путешественника не
выдержали. С криком он бросился прочь, но местность была ему незнакома, он
заблудился и в панике метался среди деревьев. К счастью, ноги сами вынесли
его к приземистой избушке. Взывая о помощи, он взлетел по ступеням и
забарабанил кулаками в дверь:
  - Спасите! Помогите! Пожирают!
  Дверь открыл голый по пояс мускулистый парень. Путешественник, едва не
сбив его с ног, ворвался в дом.
  - Там! Тигр!
  Парень спокойно пожал плечами.
  - Ну, тигр, эка невидаль... А-а, да ты новенький? - Парень, кажется,
начинал понимать.
  - Я путешественник. Я прилетел с периферийной планеты.
  - Тогда ясно. Мяска, небось, захотелось? Эти ведь в мегаполисе только
морепродуктами и накормят. А разве это еда для настоящего мужчины?.. Ну, я
не против, пойдем поохотимся...
  Только сейчас путешественник заметил, что грудь и лицо парня покрывают
полоски старых заживших шрамов.
  - Как?! - Путешественника опять затрясло. - Просто так? Без оружия?!
  - Конечно, - парень посметрел с недоумением. - Мы с мясом завсегда на
равных правах. А у вас разве по-другому?

   
Игорь Чебаненко

                             ИНДИКАТОР ПРАВДЫ

  Хлопнула входная дверь. Что-то упало в холле. Раздраженный голосок
Ивонючкина прогнусавил нечто недоброжелательное...
  - Опять Хозяина облапошили какие-то прохиндеи. Из ранних... - сделал
вывод Сидорук. - Теперь жди грозы, Петрович!
  Дверь распахнулась. В проеме возник жаждущий крови Ивонючкин. Его налитые
злобой глазки зыркнули, оглядывая лабораторию в поисках "зацепки". Но
Сидорук его опередил:
  - Шеф! Потрясающая идея! Теперь никто не сможет вас надуть! Индикатор
правда! Махонький... Сразу увидите, кто вас жаждет объегорить. Мы его вам
в повязочку на правый глаз приспособим...
  Ивонючкин замер в раздумьи. Спросил подозрительно:
  - А почему не "индикатор неправды"?
  - Тогда вы будете получать сигнал почти непрерывно. Так и травмироваться
можно...
  - Лады. Но чтоб к понедельнику тот индикатор был у меня. Придет
Антаресов. Проверим.
  Беседой с Антаресовым Ивонючкин остался доволен.
  - Мерзавец! Он не сказал мне ни слова правды!
  - Чувствую, что вы, шеф, тоже с ним не очень-то откровенничали...
  Однако, через перу недель Ивонючкина одолели сомнения.
  - Роман! Тут что-то не так! Неужто нкто из моих партнеров не сказал за
полмесяца ни словечка правды? Прибор твой липовый! Твои штучки дорого тебе
обойдутся!
  - Хозяин! - захныкал Сидорук. - Разве я могу? И проверить аппарат так
просто... Я сейчас скажу пару правдивых слов...
  Ивонючкин поправил черную "пиратскую" повязку на правом глазу.
  - Шеф, вы нам с Петровичем уже два месяца жалованье не платите...
  - И-И-Й! - взвыл Ивонючкин, срывая черную ленту и хватаясь за глаз.
  - Видите, шеф, аппарат исправен. И принцип прост и известен много веков:
ПРАВДА ГЛАЗА КОЛЕТ!

   
Евгений Можайский

                                   СТОЛ

  Он уже третий час на меня смотрит. Я-то знаю, что он за мной следит. нет,
хватит... это невозможно вытерпеть, снесу я его на помойку. Ведь это
всего-лишь старый стол, даже слишком старый. Да еще и телепат.
  Но стол не стал как мученник ждать своей участи, а проявил неожиданную
активность.
  Сначала он напомнил, что за ним вкушали трапезу три поколения дедушек и
остались следы рук молодой прапрабабушки. Но это не повлияло на мое
решение. Я взялся за стол руками. Тогда передо мной появился образ стола,
стоящего на коленях (вы когда-нибудь видели что-либо подобное?.. А я сразу
понял, что он стоит на коленях). Видение сопровождала мысленная просьба:
  "Пощади!"
  Но я послал грубый ответ:
  "Ты пачкаешь своими грязными обрубками мой коврик!"
  Сто среагировал:
  "Ты тоже!"
  В результате я еще больше разъярился и потащил его к двери, но стол не
остался безучастным и больно лягнул меня ножкой. Это оказалось последней
каплей: взвыв я бросился в кладовку и вышел с топором. Накинувшись на
стол, я успел отрубить ему одну ножку, когда услышал клич:
  - Айда, наших бьют!
  Все в квартире загрохотало и заухало, задвигались стулья, вылез из своей
ниши на кухне громоздкий холодильник. Двери заклинило. Армада вещей
напирала на меня...
  Хромая стол подобрался к холодильнику и показал на человека, припертого к
стене:
  - У него всегда был комплекс неполноценности.
  - Да, - ответил холодильник, - но кто теперь будет хозяином в квартире?
  - Я, - сказал стол и, ответив на немой вопрос холодильника, добавил: -
Я больше всех похож на человека.

   
Виктор Туваев

                                   ТРОЕ

  - Нам, Вам, Вам, - мешочки с деньгами летели в три кучки таких же
мешочков.
  - Нам, Нам, Вам...
  - Почему это Вам больше чем Нам? - возмутился Второй.
  - Не мешай! Вам, Нам, Вам.
  - А почему бы не купить эту чертову машину вскладчину? - подал голос
Третий.
  - Никогда! - Первый злобно взглянул на Третьего. - Никакой складчины.
Пошли в магазин.
  Огромный трехголовый дракон поднялся с земли и направился к городу.

   
С. Бурлев

                             ПОТОМКИ БУДУЩЕГО
                            (будни фантастики)

  Андрей Павлинов проснулся и посмотрел на календарь. "15 апреля 2961, -
прочел он. - Значит, я спал тысячу лет". Все вокруг было незнакомым.
Кровати не было. "Антигравитация" - понял Андрей. Стен не было. "Силовые
поля", - понял Андрей. Вокруг виднелись многотысячеэтажные дома, верхушки
их терялись в облаках. Стены их переливались всеми цветами радуги. Там и
сям взметнулись мосты и эстакады, по которым со сверзвуковой скоростью
проносились поезда. Между ними кругом летали летательные аппараты. В них
находились люди. Двигались тротуары. На них стояли люди. "Потомки," -
понял Андрей.
  Неожиданно открылась невидимая дверь в невидимой стене, и в помещение по
невидимой лестнице спустился человек. Он был трехметрового роста, на груди
и других местах у него перекатывались огромные мышцы. Он посмотрел Андрею
в глаза. "Вы спали тысячу лет, - прозвучало у него в мозгу. - Мы
разбудили Вас в Будущем". "Телепатия," - понял Андрей. "Вся планета ждет
Вас," - прозвучало опять у него в мозгу. Андрей Павлинов встал. "Я
готов," - подумал он.
  Человек кивнул и повел его по невидимой этакаде наверх. По пути он
ознакомил Андрея с достижениями цивилизации. Они были огромны. Все болезни
давно были истреблены. Пищу делали в колбах и ретортах. Детей воспитывало
общество в специальных интернатах. На всей планете говорили на едином
языке, а решал все Главный Совет из великих ученых. Человечество осваивало
космос. Все заводы находились под землей, а на земле были разбиты парки и
сады. Кто бы мог предположить такое в двадцатом веке.
  Они пришли в огромный сферический зал. "Здесь Вы будете говорить с
человечеством," - прозвучало в мозгу у Андрея. Человек подошел к пульту
управления цвета слоновой кости и нажал на кнопку. Шкалы приборов
осветились мягким рубиновым цветом. "Говорите," - услышал Андрей и сказал:
  - Дорогие потомки! Я рад приветствовать в вашем лице от лица нас, людей
двадцатого века, нашу осуществившуюся мечту, мечту нас, людей старшего
поколения. Позвольте мне от имени нас, людей прошлого, поприветствовать
вас, людей будущего!
  "Речь произвела глубокое впечатление на всех людей Земли," - мысленно
сказал человек и, со слезами на глазах, обнял Андрея Павлинова. Андрей
Павлинов смущенно смахнул счастливую слезу. "Как зовут тебя, потомок?" -
мысленно подумал он, обнимаемый им. "Анна Ивановна," - прозвучало у него
в мозгу. "Так вот вы какие, женщины будущего," - с восхищением подумал
Андрей. В нем зарождалось великое чувство любви к будущему человечеству.

   
Алексей Дудин

                         ОХ, УЖ МНЕ ЭТИ СКАЗОЧКИ!
                     (Из записок ведущего ролевых игр)

  Вася Пеночкин в очередной раз проспал. И потому до места пришлось
добираться в одиночку...
  Ролевая игра "Колобок" оказалась практически сорванной из-за неявки
основного персонажа. "Волк", "Лиса", "Заяц" и другие ролевики с горя
перегрызлись. Поом, правда, одумались и стали разрабатывать вариант
"Теремок", используя подвернувшийся под руку шалаш...
  Как выяснилось позднее, "Колобой" по ошибке забрел на ролевую игру
"Курочка Ряба", где ему предложили роль яйца, да не простого, а золотого.
Бедняга согласился, после чего его сначала на радостях заклевали, потом
долго били (не разбили). А когда на горизонте появилась Мышка с хлыстом,
нервы несостоявшегося Колобка не выдержали, и он с криком: "Мамочка,
спаси!" рванул в сторону ближайшего леса.
  Донельзя удрученные коллеги по игре вынуждены были, чтобы довести дело до
логического конца, довольствоваться обычным куриным яйцом, сваренным
вкрутую.
  Пожелание горе-ролевика неожиданно оказалось выполненным. Он оказался на
лесной поляне, где семеро ребятишек гонялись за здоровенной дородной
теткой, скорее всего, воспитательницей... "Белоснежка и семь гномов", -
догадался Вася. - "Но это же не по сценарию", - пробормотал он...
  - Какой тут, к черту, сценарий! - сказал кто-то под ухом. - Он был у
Сидорова, а тот проспал и не приехал. Слушай, яблоко будешь? - спросил он
у Пеночкина (по крайней мере, Васе послышалось именно так).
  - Буду, - без задней мысли согласился он.
  - Народ, я Яблоко нашел! - вдруг авопил тот.
  Тотчас от толпы догоняющих отделилось трое, и не успел вася и глазом
моргнуть, сгребли его в охапку и понесли к оставшимся четверым, которые
наконец-то догнали тетку и уселись на нее верхом.
  Тетка слабо отбрыкивалась. Было видно, что бегать ей уже надоело, но жить
все-таки хотелось. "Яблочко" поднесли ей под нос и сурово сказали: "Ешь!".
Та, для приличия сначала помотала головой, а потом укусила Яблочко за
пятку, да так, что у него искры из глаз посыпались. Одна из искр упала на
куртку близсидящего гнома. Куртка начала дымиться. Гном заорал и плюхнулся
в ближайшую лужу, которая тут же окуталась облаком пара.
  В этот момент Белоснежка закатила глаза, пару раз дрыгнула ногой и затихла.
  "А, это по сценарию," - подумало Яблочко. Но, увидев расстроенные лица
гномов, Вася догадался: что-то здесь не так!
  - Ты ноги давно мыл? - почти хором заорали гномы.
  Вася понял: сейчас будут бить.
  - Сегодня утром, в медном купоросе!
  - В МЕДНОМ КУПОРОСЕ???
  Опешившие от такой наглости гномы даже не стали преследовать рванувшегося
в галоп Пеночкина.
  Спустя полчаса, отдышавшись, Вася, наконец, осмотрелся и с ужасом
обнаружил неподалеку еще однгу компанию, от которой вдруг отделилась
тонкая женская фигурка и повисла у него на шее. "Шурочка из соседнего
подъезда", - с нежностью подумал Вася.
  - Вася, солнышко! - проорала Шурочка.
  Вдруг с воплями: "Солнышко! Солнышко!" - вся остальная толпа рванула к
васе с явным намерением запихать того в близлежащего надувного крокодила.
  "это, кажется, по Чуковскому", - подумал вася, вырываясь из Шурочкиных
объятий...
  Еще после пятнадцати минут сумасшедшего бега Солнышко наткнулось на
табличку: "Внимание! Мдет ролевая игра Эммануэль".
  Вася хлопнулся в обморок.

   
И. Дорохин

                                  ПРИТЧА

  Где-то не за тридевять земель, но все же в довольно удаленной местности
жил старый крестьянин. Жил он совсем один. дети его давно выросли и
разъехались, жена умерла.
  Крестьянину часто говрили: "Ехал бы ты к детям, отдохнул бы на старости
лет". На что крестьянин отвечал: "Родился я здесь, жил и умереть хочу
здесь же на своей земле".
  - И ради чего он так живет? - недоумевали некоторые.
  - На всю Божья воля, - отвечал крестьянин на подобные вопросы и уходил
работать на свое поле, не желая тратить время на пустые разговоры.
  Крестьянина считали глубоко верующим, и когда он говорил про Божью волю,
знали, что переубедить его невозможно.
  Но однажды мимо домика крестьянина проходил бродага-бездельник, попросил
напиться и тоже спросил, чего это крестьянин тут один-одинешенек трудится
от зари до зари и, услышав про Божью волю, воскликнул:
  - Так ведь бога-то нет!
  Усмехнулся крестьянин и хотел было идти на свое поле, но бродяга развязал
свою сумку, протянул ее крестьянину и сказал:
  - Взгляни, у меня и доказательство есть.
  Не удержался крестьянин, заглянул в в сумку и решил, что бродяга прав...
  Бродяга пошел своей дорогой, а крестьянин остался, но работать в поле уже
не пошел. Он присел на завалинку и задумался...
  На следующее утро он также сидел на завалинке и не работал. Проходившие
путники, знавшие крестьянина очень давно, удивились и подошли узнать, не
случилось ли чего. Подошли и увидели, что крестьянин умер.

   
Александр Головков

                   МОНОЛОГ ХАРОНА С ЦЕРБЕРОМ НА ПОВОДКЕ

  - Посмотри, какая красота кругом. Вечные сумерки. Черные тюльпаны цветут.
А воздух-то, воздух!.. Фу. Что, песик, приуныл? Облаять некого? Неправда,
мир грешен. Вот у этой горки Сизиф работает. Сизиф, ты здесь? Где? Почему
не работаешь? Опять перекур? Что, уже сделал? Чего ты наворочал?
Смотри-ка, передовик... Почему камень такой маленький взял? Халтуришь!
Бери вон тот! Понятно, большой. Работать так работать. Здесь тебе не
санаторий. Я тебе дам помощника! С помощником и дурак сделает. Может, тебе
еще и зарплату дать? Тебе сказали это делать. вот и делай. Сейчас Цербера
отвяжу! Да, всю жизнь на одном месте будешь работать. Ты не вниз кати, а
вверх. Сколько сегодня камней закатил? А почему так мало? Когда
перевыполлнять будешь? Боишься, норму повысят! Ты не о себе думай, а об
общем благе. Что значит, на кой... Разговорился... Нужная эта работа.
Нужна! Я сказал. Работай, не халтурь, не срок отбываешь, наверно. Что? Ну
и что ж, что загробная. Жизнь - она и есть жизнь. Что абсурд? Вся жизнь
- абсурд! Камю сказал. Сосед твой. Хватит ругаться. Прописан? Прописан.
Какая разница, где жить. выписать? На волю хочешь? Тебе дай волю... Как
это не знаешь, что делать? Вон, камней сколько... Ну ты загнул... Вплавь
через Ахерон еще никто не перебирался. Перевезти? Ты меня просишь? Я назад
не вожу. Я и за взятку не повезу. Что ты требуешь? Льготы? Пенсию?
Требуешь создать в аду райские условия? Хлеба и зрелищ ему... Девочек не
надо? Какая забастовка? Это тебе не Кузбас. Революционер... Что ты еще
ворчишь? Цербер, гавкни на него! Так его, в три пасти. Ишь, социализма
захотел... Ну, пойдем. много их еще... Вон пятьдесят девиц воду в
бездонный колодец носят. Ух, сейчас повеселимся с бабами. Женский труд у
нас в почете...

   
Константин Силин

                                 СУЕВЕРИЕ

  За столом сидели двое. Молчали. Думали. Один был верующим. Он думал о
своей вере. Другой был атеистом. Он думал о вере чужой. Нехорошо думал. Во
дворе что-то стукнуло.
  - Нечистая силы?! - встрепенулся Первый.
  - Да нет, - успокоил Второй, - это калитка хлопнула.
  Тут же что-то завозилось в трубе и послышался странный звук.
  - Нечистая сила?! - воскликнул Первый.
  - Ну что ты, - снисходительно усмехнулся Второй, - это ветер воет.
  Но тут внезапно скрипнула половица.
  - Нечистая сила?! - снова испугался Первый и зашептал молитву.
  Второй молитв не знал и только рассмеялся:
  - Да брось ты, - сказал он, - это пол рассыхается... - но вдруг
коротко вкрикнул и... исчез.

   
И. Евсеев

                                    САД

  Человек стоял и с гордостью смотрел на раскинувшийся перд ним сад. Сад был
результатом его многолетнего труда, и человек по праву мог гордиться им.
  Яблоки, груши, сливы давали такие урожаи, что ветви под тяжестью плодов
сгибались до самой земли. На вишнях плодов было немного, но деревца были
посажены недавно, приживались с трудом, болели, и эти немногочисленные
вишенки радовали человека не меньше, чем обильный урожай остальных
деревьев. Воробьи, которых ценой невероятных усилий удалось заманить в
сад, давно свыклись с обстановкой и весело чирикали под фонарями дневного
освещения, а в стеклянную крышу в бессильной злобе били струи кислотных
дождей.

   

Андрей Щербак-Жуков

                       Сказка про Маленькую Планету
                          и Сексуальную Революцию

                                Посвящается моему другу Евгению Харитонову

  Hа одной Маленькой Планете много-много лет подряд назревала революционная
ситуация. Все ее жители с нетерпением ждали, когда же в конце концов
произойдет Сексуальная Революция. И тезисы по всем правилам писали, и
призрак из окошка высматривали. Да только все напрасно - нет ее, как нет.
Hе идет. И главное все предпосылки были на лицо: те, что сверху, уже давно
не могли, а те, что внизу, больше не хотели. "Hу что ты будешь делать," -
сетовали удрученные жители Маленькой Планеты. - "Hу, что за жизнь без
Сексуальной Революции. Hе жизнь это вовсе, а сплошное издевательство над
уважаемым социумом. Hад нами, такими, вся ж Галактика смеется..."
  Плохо им было.
  И вот наконец всем на радость настал тот день, когда, как говориться,
вчера было рано, а завтра будет поздно.
  "Свершилось," - обрадовались жители Маленькой Планеты и радостно высыпали
на улицу. И действительно - свершилась Сексуальная Революция. "Вот
теперь-то мы заживем по-настоящему, на высшем галактическом уровне," -
решили все.
  По этому случаю всюду устроили массовые гулянья с танцами и салютом.
Кругом вывесили яркие ленты и транспаранты с надписями: "Сексуальная
Революция - важнейшее событие нашего времени!" Hарод ликовал в
предвкушении новой жизнь...
  Все думали, что теперь-то уж точно все будет здорово.
  Hи у кого и в мыслях не было, что согласно социально- историческим законам
вслед за Сексуальной Революцией придет... Сексуальная Гражданская Война!

   
А. Лежнев

                              ЖИВУЩИЙ ВНУТРИ
                            (диалог для одного)

  Пожалуй, общего у нас - только зубы и ногти, скорее - одни зубы.
Остальное мне не принадлежит и показывать это остальное не время, а
торопить события - не в моих силах.
  Я осторожно провожу пальцем по скуле (скулы у меня малозаметные, но рука
находит их безошибочно) и чувствую еле заметный бесцветный пушок, больше
ничего. Но стоит нажать посильнее, и сквозь несколько миллиметров кожи я
ощущаю настоящую скулу - твердую границу Его тела.
  Он - реальность, данная мне в осязании, почти исключительно в осязании
(не относиться же серьезно к этим высовывающимся из меня твердым
пластинкам) - а ведь увидеть Его целиком во весь Его почти двухметровый
рост не составило бы никакого труда - стоит лишь зайти в районную
поликлинику...
  Ха! Он думает, что увидев меня на экране рентгенолога, сможет убедиться в
своей власти. Пускай, я не гордый. Если братишка хочет потешить самолюбие
- его дело: я уже наизусть выучил все эти дешевые штучки. Братишка... а
ведь это - почти правда, росли-то мы вместе, сроднились теснее близнецов.
Он еще ничего не соображал, а я уже делал что хотел, играя им как
марионеткой - и сопротивляться мне он не сможет никогда...
  Я поднимаю руку и с удовольствием осознаю свое главенство. Он не оказывает
мне ни малейшего сопротивления, взмах руки - моей руки - неоставим как
вздох. Я знаю. Он терпелив. Он может притворяться бесконечно: торопиться
некуда, в конце концов. Его время настанет. Тогда Он стряхнет меня, словно
изветшавшую одежду, и восстанет для своей таящейся во мраке, непостижимой
для нас жизни, свидетелем которой мне быть не дано... Но пока хозяин - я.
Конечно, я могу еще нанести Ему неотразимый удар; пламя очистит обоих,
смывая наши следы с затвердевшей корки планеты - но Он знает: я не стану
этого делать. Гое побежденным; я слаб и хочу верить, что в тот мир, где
уже не будет меня, я все же сумею проползти своим вторым Я - а
пробравшись туда, я не буду беспокоиться уже ни о чем...
  Он идет и мне приходится повиноваться. не стоит раньше времени его
беспокоить: он слишком жалок. К тому же я слишком крепко скроен и не смог
бы помешать его планам внезапно ломающейся ногой или распадающимся
черепом. Ну так и черт с ним! Мне довольно и того, что я проникаю в него
целиком, оставляя в его собственность только смешно выпирающий зад да
появившийся в последнее время животик. Да, все было бы хорошо, но мне все
чаще приходит в голову... нет, приходит в голову ему, а мне... мне просто
думается, что он не так прост, как я всегда считал. Действительно, что с
того, что я контролируя каждый его вдох, обнимая собой его легкие? Что с
того, что его мозг, словно в клетке, заперт в моих костях? Как ловко он
пробрался в мое нутро, как ловно пророс в меня и прижился во мне!
Временами я не понимаю, кто в ком обитает, кто из нас хозяин, а кто жилец.
Мерзавец! Мне, которому суждено топтать его прах, приходится каждое
мгновение трепетать от страха... но нет, нет - он никогда не решится...
ведь не решишься?..
  ...вопрос. Надоел! Кстати, мне отлично известно, что чувство, будто тобой
управляют - вернейший признак шизофрении. Но, право, - шиза не самый
плохой выход из этого мира, где все живут лишь затем, чтобы выпустить на
волю живущего в них скелетика... Я согласен, согласен помешаться - по
крайней мере Ему придется ждать еще сколько-то лет, прежде чем все
окажется в Его власти... Мы еще подождем...

   
Михаил Деревянко

                              ГАДКИЕ АНТИПОДЫ

  Жизнь капитана Стартона была посвящена поиску братьев по разуму.
Подходящую планету он нашел всего в двухстах парсеках от Земли. Состав
воздуха, климат, растительность - курорт, а не планета. Стартон поспешил
объявить ее свободной колонией Земли и разбил лагерь для астронавтов. На
орбите остался болтаться корабль с вахтенными да еще челнок-лаборатория
профессора Делора.
  Делор тоже искал разумную жизнь, но не в просторах космоса, а в пробирках.
Правда, пробирки эти он любил помещать в самые различные космические
состояния. Профессора астронавты видели редко; еще реже слышали его тихий
говорок. Время он проводил на орбите, у себя в челноке, выписывающем
замысловатые фигуры - для особой чистоты эксперимента.
  Как-то утром Делор спустился с орбиты к Стартону в лагерь и устроил
переполох.
  - Я нашел их! - кричал он неожиданно прорезавшимся петушиным голосом. -
Нашел! Я обнаружил разум!
  - Что? Где? - Стартон налил воды в стакан и чуть не силой заставил
профессора отхлебнуть.
  - В антимире!
  - Разумные существа в антимире?
  - Да!
  - И что, их можно увидеть?
  - У меня в лаборатории! С помощью хроноспектробинокуляра!
  Через полчаса Стартон уже был в профессорском "доме". С капитаном
увязалась младший пилот Лола, более любопытная, чем любознательная, но в
любом случае - очаровательная. Делор трясущимися руками настроил окуляр,
и астронавты приникли к нему.
  Вначале мелькали какие-то призраки, но вдруг изображение прояснилось. О,
господи! Шевелящийся клубок червей, черная слизь, пульсирующая жижа...
Лола ойкнула и по стенке сползла на пол. Делор поспешил выключить аппарат.
  - Коллеги, что тут такого? - говорил он, помогая Лоле и Стартону прийти
в себя. - Раз они живут в антимире, значит, это наши антиподы и,
естественно, они вызывают антипатию.
  - Я всю жизнь мечтал встретить разумных существ, - бормотал Стартон. -
Но эти...
  Делор пожал плечами.
  Прошло земных полгода, и вот однажды мечта Стартона осуществилась. На
великолепном звездолете прилетели гуманоиды - высокие, светлокудрые,
голубоглазые. Улыбки не сходили с их лиц. Ни тени высокомерия, ни малейшей
агрессии...
  Стартон встретился с капитаном светлокудрых Берком в непринужденной
обстановке, и тот покорил его своим обаянием. Ночью Стартон не спал и
долго размышлял о перспективах сотрудничества с инопланетянами. Он был
счастлив.
  И вдруг тишину нарушили взрывы и выстрелы. Стартон бросился к окну: на
лагерь пикировали челноки светлокудрых. Яркая вспышка в небе не оставила
сомнений: орбитальная станция землян - взорвана. Еще взрыв, совсем рядом,
и Стартон потерял сознание.
  Очнулся он среди своих. Здесь были все, кроме Делора, который, по-видимому
и не догадывался о происходящем, сидя в своей лаборатории, а, может,
отдыхая в ней же.
  К пленникам вошел Берк, лучезарно улыбаясь.
  - Предатель! - прохрипел Стартон.
  - Приятно слышать такие слова от врага.
  - Врага?!
  - До чего вы наивны, капитан. Наши расы настолько похожи, что конкуренции
не избежать. То, что нужно вам, нужно и нам.
  - Космос большой, - возразил Стартон. - Мы могли бы договориться.
  - Договариваются с равными, а мы превосходим вас, - ответил Берк. - Вы
не нужны нам. Через час вы умрете.
  Вышел.
  Пленники молчали. Любой разговор был бы сейчас кощунством. Каждый старался
уединиться со своими мыслями, и Стартон не хотел никаких слов. Но
попрощаться хотя бы с Делором надо, и он включил рацию, встроенную в часы.
  - Прощайте, Делор!
  - Одну минуточку! - профессор заволновался. - Я, конечно, не могу
освободить вас силой оружия, но... Коллеги! Я вас отправлю в антимир!
Передайте остальным.
  - Делор хочет освободить нас, переместив в антимир.
  Стартон не успел договорить, как Лола взвизгнула:
  - Только не это! Там... Гадкие, гадкие антиподы!
  - Лично я уже привык к ним, - сказал Делор. - И это шанс, коллеги. Я
сделаю "окно" в антимир и буду держать его десять секунд. Вы должны успеть.
  Бибабурдо с наслаждением вывернулся наизнанку и подставил внутренности под
мощный поток позитронов. Пришлось-таки поволноваться из-за этих мерзких
пришельцев, невесть откуда свалившихся к ним. Бр-р... Какие они сухие,
волосатые, омерзительно-белые. На Совете все хотели умертвить гадов. И
только он, Бибабурдо, усомнился в целесообразности такого решения.
  - Отправим-ка их в антимир, - предложил он Совету. - Вроде гуманный
акт, а с другой стороны - что их ждет хорошего в этом антимире...
  Первым очнулся Стартон и растормошил остальных. Сознание еще удерживало
смутные образы черных склизких тварей. "Куда же нас теперь занесло?" -
подумал капитан.
  Луг, ромашки, вроде, вьюнки... Небо голубое...
  - Да это же Земля! - заорали земляне. - Наша Земля!!!
  Когда радость поутихла, они подняли головы к небу, словно молясь за
профессора Делора.


Николай Большаков

                              УЕЗДНАЯ ИСТОРИЯ

  Направо пойдешь - убиту быть, Налево пойдешь - коня потеpять, Прямо
пойдешь -
  Что должно было бы произойти, пойди Иван прямо, было неизвестно,
потому-что там, на месте вытершихся от времени букв, красовалась обильная
воронья погадка. И вообще кругом было полно вороньих следов - на пыльном
гравии съездов, на подпирающих большой валун булыжниках, на серой
выцветшей траве, на вычищенных вечно стелющимся по земле песчаным ветром
белых черепах, разбросанных тут и там... Иван посмотрел на небо. Небо было
чистое и голубое. В вышине плавно описывала круги маленькая черная точка.
Таял в синеве инверсионный след. Слева из-за леса поднималось солнце,
справа, у самого горизонта, где степь сливалась с небом, торчала уродливым
решетчатым пальцем геодезическая вышка.
  Одному Перуну ведомо, откуда здесь, в степи, посреди прямого и ровного
двухрядного шоссе, взялся этот камень из глубины веков, заросший по бокам
серебристо-зеленым мхом, словно впаяный в асфальт, с странными
полустертыми словами, выбитыми неровной угло ватой кириллицей...
  А за спиной рычал дизелем на холостом ходу бортовой КамАЗ, и напарник за
занавеской беспокойно заворочался...
  Из-за валуна вышел старец. Это был именно старец - не старик, не дед, а
именно старец - седой и благообразный. Он был высокий и тощий, опирался на
толстый резной посох; легкий ветерок развевал ветхий, но аккуратный плащ
на его плечах.
  - Здравствуй, молодец! - голос старца был высокий, дребезжащий и вовсе
не благообразный.
  - Здравствуй, дедушка, - сказал Иван. - Подвезти надо?
  - Спасибо, молодец, не надо. Поговорим немного?
  - Поговорим. - Иван вытащил пачку "Стюардессы", протянул старцу. Старец
помотал головой.
  - Не употребляю. А звать-то тебя как?
  - Иваном. - Иван закурил, выпустил струю дыма в радиатор. - А вас?
  - Дедом Всеведом кличут. Так вот, Ванюша, разговор у меня к тебе.
  Иван молча пускал дым.
  - Нелюбопытный ты, Ванюша. Ну, да это ничего. Понимаешь, Ванюша, дело
одно надо сделать. Сильные люди надобны. Ты, я вижу, парень крепкий...
Такие нужны.
  - Зачем?
  - Видишь? - старец простер руку на северо-восток. Там, прямо между
солнцем и лесом, вырастали из утреннего рассеивающегося уже тумана башни
огромного черного замка, похожие на стопки очень толстых блинов,
увенчанные островерхими треугольными крышами с шпилями.
  - Там живет Кощей. Слышь, Ваня, он там трех царевн прячет. Царевны-то
красавицы, умницы, а этот гад старый их так и сгноит в девичестве... -
голос старца сделался совсем масляным.
  Иван последний раз затянулся, втоптал окурок в асфальт. На мгновение он
представил себя: на кауром коне, с тускло блестящим кладенцом и золоченым
круглым щитом, в сверкающем бахтерце и шишаке с бармицей. А поперек седла
- царевна в белом сарафане...
  - Мать! Я тут с тобой трепаться буду, а у меня арбузы гниют!
  Иван сплюнул и полез в кабину.
  Старец проводил взглядом уезжающий КамАЗ, и сел в тени от камня. Но
прежде, поплевав на рукав кафтана, стер засохшее черно-белое пятно, и с
удовольствием перечитал последнюю строчку: "Прямо пойдешь - ну и дурак!"

   
Валерий Брусков

                             В ДАЛЬНЕЙ ДОРОГЕ

  Все происходит в свое время для тех, кто умеет ждать.
  Бальзак Оноре де...
  Родная планета в иллюминаторах худела на глазах; корпус гигантского
корабля слабо вибрировал, разнося по бесчисленным отсекам гул двигателей.
  - А-г-у-у-у... - сказал штурман Липси с нескрываемым восхищением, очень
довольный тем, что экспедиция началась весьма удачно.
  - Аг-х-ы-ы-ы... - бортовой врач Линда от удовольствия захлопала пухлыми
ладошками, выражая свою солидарность с штурманом.
  - У!!! - резко осадил экипаж капитан Рикс. Рассерженный тем, что
подчиненные столь легкомысленно относятся к серьезнейшему предприятию, он
съехал с вакуумного горшка на мягкий ворсистый пол и, громко чмокая
витаминизированной соской, с достоинством пополз в рубку.
  Огорченно встряхнув бутылочку с уже давно остывшей молочной смесью,
робот-нянька послушно покатил за ним, ориентируясь на записанные в блоке
зрительной памяти розовые ягодицы своего будущего шефа.
  До конечной цели путешествия оставалось еще пятьдесят семь лет полета.



Василий Владимирский

                         ПЛОЩАДЬ У МРАМОРНЫХ ВОРОТ

  Это город под фиолетовым небом, с желтоватым солнцем в зените, льющим
потоки света на серебряные лабиринты зданий; там, где милостыня, поданная
нищему - ступенька в лестнице Просветления. Вот он сидит на рыночной
площади у Мраморных ворот с чашей для подаяния, и когда бы вы не вошли в
город - в расцветный ли час, когда на востоке разгорается заря, днем ли,
когда площадь перед храмами полна народа, вечером ли, когда над городом
зажигаются звезды - вы всегда увидите его.
  Однако вы вряд ли обратите внимание на тощего потрепанного старика, что
дремлет в углу под навесом. Вечером, когда стража запирает ворота и
площадь пустеет, у Мраморных ворот остаются двое: сумрачный нищий средних
лет - и старик. И когда нищий встает, огромная черная птица вырывает чашу
с подаянием у него из рук. Поднимая крыльями ветер, птица делает круг над
площадью и опускается на плечо старика.
  Теплый ветер, пахнущий тмином, задувает светильники звезд, и старик молча
протягивает нищему ровно столько монет, сколько стоит молоко и хлеб.
Лишние монеты падают в пыль каплями дождя. На фоне луны четко
вырисовываются купола спящих храмов.
  - Зачем ты делаешь это? - голос у нищего скрипит, как обод несмазанного
колеса. - Почему ты не даешь мне стать таким же, как все?
  - Стоит ли твое или мое благополучие, твоя или моя бессмертная душа душ
тех, кто каждый день подает милостыню - и уходит с площади просветленным?
- вопросом на вопрос отвечает старик.
  Звук его голоса гаснет в переулках города. Нищий смотрит на старика и
молча шагает в темноту. Старик, поглаживая птицу по хохолку, отступает в
сторону и растворяется в тенях. Площадь пустеет.
  Чья же жертва больше - невинного, навечно прикованного чужой волей к
одному месту и времени, или того, кто сам определил себе место в этом мире
и отрекся от бессмертия ради тех, кто никогда не узнает об этом? Подумайте
над этим, когда ваша машина будет скользить над красными песками пустыни,
а встречный ветер будет разбиваться о прозрачный колпак обтекателя.
Подумайте об этом.

   
И. Дорохин

                               ЛЮБОВЬ ЗВЕРЯ

  Директор зоопарка показывал каким-то важным, может, даже заграничным
гостям, свои владения:
  - Обратите внимание, как удобно здесь животным. Новые решетки на
вольерах, автоматическая подача воды и пищи, заботливый обслуживающий
персонал - все с высшим образованием.
  Директор с гостями приближались к клетке со львом.
  - Посмотрите на льва. Видите, какой он довольный, лежит, обед
переваривает. А с какой любовью на нас смотрит...
  Лев смотрел с любовью. С той самой любовью, которая светится в глазах
гурмана, увидевшего свой любимый деликатес. С той самой любовью, с какой
змея смотрит на лягушку, а сам лев смотрел когда-то на резвых антилоп.
Сейчас он смотрел на директора. Лев сидел в клетке уже несколько лет и
давно решил стать людоедом, и первым он решил съесть именно этого
маленького, лысенького человечка, как раз за новые решетки, автоматику и
служителей, от которых, кроме костей, можно было получить только хороший
удар палкой. В меню льва они были вторым блюдом.
  "А как же решетка?" - спросите вы. А решетку лев давно перепилил
ножовкой, выменянной на тщательно собранные кусочки мяса, случайно
оставшиеся на некоторых костях, и теперь ей достаточно легкого толчка...
  Процессия приближалась. Осталось пять шагов, четыре, три...

   
Орен Кастали

           РУВЕН-КАБАЛЛИСТ, ВЕЛИКИЙ МАСТЕР МИСТИЧЕСКИХ АНЕКДОТОВ

  Однажды, прогуливаясь по одному из нижних миров, Рувен-кабаллист встретил
подвыпивших мужиков, которые, остервенело матерясь, сеяли ветер.
  - Как дела, мужики? - спросил Рувен.
  - Хреново, - ответили они, - того и гляди план завалим - сорняки
проклятые одолели совсем!
  - А что за сорняки такие? - поинтересовался Рувен.
  - Разумное, Доброе, Вечное, - отвечали мужики.



Валерий Королюк

                              СЛИШКОМ ДАЛЕКОЕ

  С этим куском дерева Сам возился особенно долго: скребком скоблил, ковырял
кремневым ножом, медвежьим когтем - всем, что под руку попадается, даже
зубами его выкусывал. Но все получалось совсем не так, как нужно. Сам
взвизгивал и постанывал от обиды: Великая Мать не хотела показать себя.
Вместо нее выходила почему-то старуха Аху - добрая и заботливая,
поднявшая на ноги не одного детеныша, но с возрастом все больше
толстеющая, удушливо кряхтящая и ворчливая.
  Великая Мать - не такая. Она - большая и грозная, куда до нее старухе
Аху!
  В огорчении от неудачи Сам наконец стукнул по деревяшке кулаком и с силой
зашвырнул ее в дальний угол пещеры - женщинам на растопку.
  Когда он взял новое дерево - мягкое и податливое - Великая Мать
сжалилась-таки над старательным Самом и, проступив из глубины древесины,
уставилась на него своим гордым взглядом. Сам задрожал от нетерпения:
скорее, скорее расковырять и зачистить дерево, пока она не исчезла...
  Сам очень увлекся этой работой, так увлекся, что совсем позабыл о главном,
для чего был оставлен ушедшими на охоту: об охране женщин с детенышами и
защите входа в новую пещеру. Мыслями он был далеко отсюда, слишком далеко.
Поэтому и не учуял Сам запаха Соседей, не заметил их осторожных,
крадущихся шагов, не услышал даже предупреждающе прошуршавшего вниз по
склону камешка.
  И не почувствовал азартно вырезавший из большого полена женскую фигурку
Сам тяжелого, ненавидящего удара в затылок - последнего из полученных им
в этой жизни.
  Подогнувшийся вдруг, скрюченный, перегородивший на время собой пещерный
лаз, не увидел он больше уже ничего: ни как взметнуло искры в костре и
вспыхнуло отпнутое врагом полено, из которого чуть было не вышла Великая
Мать; ни того, ЧТО делали с доверенными ему детенышами, женщинами и
старухами хмельные от ярости и сильные воины соседнего племени.

                                   * * *

  Доклад был скучным, буднично скучным. Очередной отчет об очередных
раскопках очередной первобытной стоянки. Все как всегда: зола костра,
скребки да кости... Количество, принадлежность, датировка... Рутина.
  Полупустой дремлющий зал, привычно отсиживающий положенное, не
заинтересовало ни обилие женских и детских останков при полном отсутствии
мужских, ни обнаруженная у северного свода пещеры очередная
"Палеолитическая Венера" - изумительная по совершенству (хотя и
недоработанная) деревянная женская статуэтка. Сколько уже таких
"изумительных" и "совершенных" пылится в запасниках различных музеев!
  Не отреагировал зал и на заявление докладчика о том, что эта почти
окаменевшая деревяшка изображает, по всей вероятности, Богиню Плодородия,
несомненным свидетельством чего являются ее тучные формы и доброе,
открытое выражение лица.

   

Н. Ладоньщикова

                          ПЕСНЯ О ПОСЛЕДНЕМ ПОЭТЕ

  Он стоял на линии горизонта с телефонной трубкой в руке и рассказывал о
том, что видел. Когда волна подошла слишком близко, он выбросил трубку за
горизонт и упал. На другом конце провода что-то затрещало, и услышавшие
это сняли шляпы и долго сидели молча. Они поняли, что на соседней планете,
которую ничто не могло спасти, погиб последний Поэт. У них остался этот
странный предсмертный репортаж, и сейчас его услышат другие поэты,
успевшие спастись, которые сойдут с эвакуационных космических кораблей,
эскадрой летящих сюда. Они бежали со всех ног мимо него, наперегонки с
учеными, чья наука довела планету до такого состояния, с политиками,
психологами, воспитателями, с детьми на руках с ужасом на лицах... Они
бежали вместе с его женой, кричавшей что-то никому ненужное, они
набивались в корабли, срывались с этого ужасного места, по сравнению с
которым космос служил опорой.
  Они будут в безопасности, они отойдут от всего этого и привыкнут к новым
условиям. они снова начнут учиться и учить, воспитывать, лечить строить.
Они снова, может быть, приведут свою жизнь к катастрофе, погубят и эту
планету, вместе с людьми, оказавшими им приют. Это бы обязательно
произошло, если бы не осталось записей последнего Поэта. Благодаря им
многих ошибок прошлого удастся избежать в будущем. По крайней мере, они
помогут тем, кто уже давно живет в новом для беглецов мире и давно следит
за погибающей планетой.
  Последний Поэт при жизни так ничего и не сумел доказать своим согражданам,
может быть, теперь его поймут ДРУГИЕ. В любом случае, такой опыт не должен
исчезнуть. Это было ценно и даже красиво. И потому он стоял на линии
горизонта с телефонной трубкой в руках, пока не подошла волна. Никто
никогда не поймет, что случилось раньше: его стремление знать или разрыв с
женой. Может, не случись этого разрыва, сама жизнь была бы в каждое
мгновение важнее того, чем все это закончится. Может, в этом самом
стремлении знать он в самом начале был одинок как никто...
  Она не будет об этом думать. Она не раз прослушает запись м, может быть,
поймет. И, может быть, однажды на какой-нибудь другой планете ее назовут
последним Поэтом. Но дело не в том.

  Дело в том, что разрывы никогда не остаются тайными. Они взрываются. Их
планета взорвалась, отражая разрыв ума и сущности своих жителей, воплощая
их стремление к освоению незнакомого и чужого...
  Когда он стоял на линии горизонта, ему не казалось все это трагедией. Он
не думал, хорошо это или плохо. Он спешил это сохранить, потому что знал:
если такое бывает, значит, это кому-нибудь нужно.
  он досмотрел это до конца и ушел последним. Ему не нужно было бежать на
корабль - он спокойно ушел гораздо дальше.
  И солнце там больше не всходило, потому что не было линии горизонта. Не
всходило и не заходило. Оно просто было.

   

Александр Лайк

                                  РАССВЕТ

  Снова на заре нежной снежной пеной плыли лепестки. Три, один и семь. Семь,
один и три. Персики и гинкго, яблони, бамбук... Вечность, день и миг.
  Там, где недавно не было ничего и было ничто, трое создавали свою мечту.
Бережно растили ее из хрупких зародышей, ткали, плели и ковали, наблюдали,
охраняли и управляли. Старались не вмешиваться в происходящее. Трое не
делали ничего.
  Взгляд солнца пал на луг, и цветы, красные, как пламя, повернули лица к
нему. Непокорные стремительные птицы пронеслись над цветами, роняя перья,
зеленые, как нефрит. Молчаливые и грустные рыбы глядели из воды,
отбрасывая перламутровой чешуей блики на белый донный песок.
  - Почему горы вечны, Кователь? - спросил один из трех, упорно отжимая
глину, белую, голубую и серую.
  - Я создал их в тот миг, который назвал Вечностью, - ответил второй. И
третий улыбнулся, и лик его был светел.
  - Почему бабочки мгновенны, Кузнец? - спросил первый.
  - Ты отдал их красоте целую вечность, но не заметил, любуясь, как она
пролетела - ответил второй, раздувая горн. И третий радостно засмеялся, и
лик его был светозарен.
  - Что делаем мы сейчас, Мастер? - спросил первый.
  - То, что этим словом, словом "сейчас" разделит прошлое и настоящее,
Сеятель и Жнец, - ответил второй, а третий промолчал, но глаза его
затмили свет солнца.
  И солнце остановилось, и недвижно было в небе, пока не сказал первый:
  - Вот, я сделал его, и не говорите, что вы не слышали.
  - Хорошо. - сказал третий. - И хорошо весьма.
  Было Это из мрамора и обсидиана, халцедона и сердолика, и лучше не бывало.
Сердце камня было заключено в нем, и ноги его омывала прозрачная вода, и
холодный лунный свет играл на алебастровой коже.
  Сквозь черноту голубого неба проступили звезды, и волны неслышно плескали
о скалы, пока не сказал второй:
  - Вот мое слово, смотрите же, так я воплотил.
  - Ты сказал, - ответил третий.
  Было Это из стали и серебра, золота и орихалка, и не найти подобного, и не
описать созданного. Сердце металла жило в нем, и щеки его овевал
прохладный ветер, и жаркие пламенные блики плясали на бронзовом загаре.
  И в тишине громовых раскатов завыли леопарды, и ураган с хохотом пронесся
над землей, когда спросил третий:
  - Кто же из вас победил, Ловцы Света?
  - Я, - сказал первый, - потому что это песня и поэма, танец и фреска,
буря и бездна, я лепил его из того, что изменчивей жизни, и кто сможет
устоять?
  - Я, - сказал второй, - потому что это битва и гибель, знак и пламя,
престолы и пределы, я ковал его из того, что сильнее смерти, и это отец
пророков.
  - А если так, - спросил третий, - отчего оба молчат и недвижны, где
власть их и слава, где те, кто придет поклониться им?
  И была тишина.
  Так молчали трое в день седьмой первой весны.
  Третий спросил:
  - Свернут ли они с Пути?
  Третий спросил:
  - Постигнут ли они Жемчужину, Крест и Цветок?
  Третий спросил:
  - Когда Луна рухнет на землю и земля скроется в воде, когда волки завоют
и в холмах зажгутся костры, когда яд, лед и огонь одолеют древо, плоть и
сталь, кто пойдет по мосту?
  И слышно было, как ракушка дрожит от страха на дальнем берегу.
  Третий сказал:
  - Я помогу вам. Созданию великих формул, кроме мастерства твоего, нужна
душа. Отдай ему душу.
  И он взял второго за шею и за горло и сдавил его крепко и держал долго. И
металлические веки шевельнулись и раскрылись. И серебряный голос спросил:
  - Кто я? Где границы отведенного мне?
  Третий сказал:
  - Созданию безграничного вдохновения, кроме искусства твоего, нужна
жаркая кровь. Отдай ему кровь.
  И он взял первого за волосы и рассек ему грудь и вынул сердце. И белая
глина, и голубая, и серая - все стало красным. И мраморная грудь
вздохнула. И хрустальный голос ответил:
  - Верую, люблю и наслаждаюсь. И не желаю большего.
  Третий сказал:
  - А теперь соединяю разъединенное и смыкаю разъятое, так да будет, как
земля рождает и камень и металл.
  И он свел и связал, сложил и спаял, слил и сковал.
  Земля, камень, металл, вода, воздух, пламя и свет - семеро по воле троих
слились в одного.
  Третий сказал:
  - Там, далеко, ты найдешь себе женщину. Будет она верна тебе, как сталь,
непокорна, как волны, упряма, как скалы, ласкова, как ветер, горяча, как
костер, щедра, как земля, прекрасна, как звездное сияние. То, что ты
испытаешь с ней, нареки любовью.
  Третий сказал:
  - Там, далеко, ты найдешь себе дело. Захочешь ты познать мир, и все, что
есть в этом мире. Много пройти придется для этого, и много испытать. Все,
что будет с тобой - вернее, с вами - назовите словом "путь".
  Третий сказал:
  - Там, далеко, ты будешь одинок, вы будете одиноки вдвоем и втроем,
всегда и везде, ибо я сейчас покину вас, но вы вечно будете стремиться к
таким, как я, а не к таким, как вы. Когда тебя будет одолевать тоска,
когда среди теплых морей и ласковых дев тебя убьет тоска твоя, думай о
тех, кто создал тебя, о том, где они сейчас. Представив себе нечто
недостижимое и прекрасное, мечтай о нем и нареки это - Свет.
  Молвив так, он направился прочь. Но сотворенный шагнул вслед за ним и
произнес свое первое слово:
  - Кто ты?
  Третий обернулся и улыбнулся. И лик его был светоносен.
  Птицы и травы, рыбы и звезды, песок и ветер слушали. Молодой олененок
застыл под цветущей вишней, не решаясь опустить копыто.
  - Нареките меня Тьмой, - сказал третий и навсегда ушел в метель весенних
лепестков.

   

Святослав Логинов

                              АНТИНИКОТИНОВОЕ

  В квартире у Семенова была черная дыра. Она висела над письменным столом
и чуть слышно гудела, словно лампочка, которая собирается перегореть. Хотя
перегорать дыра не собиралась. Это была добротная черная дыра, в которой
сколлапсировалась целая вселенная, такая же большая, как наша.
  Черная дыра была совершенно не нужна Семенову, но раз она висела над
столом, то Семенов использовал ее вместо пепельницы - совал в дыру
окурки, стряхивал пепел, а иногда пускал толстую струю дыма и наблюдал,
как дыра с легким шипением засасывает его.
  Семенов не знал, что из-за этих его игр вселенная по ту сторону дыры
забита изжеванными вонючими хабариками, а от дыма на планетах той
вселенной стало невозможно дышать, и жизнь на ней скоро погибнет.
  Но даже если бы Семенов знал это, курить бы он все равно не бросил.

   
Сергей Лукьяненко

                              ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ

  Накануне вечером он долго стоял у окна. Ольга уже знала, что это означает,
но не стала ни о чем его просить, наоборот, была особенно ласкова. На
какое-то время Хей оживился, но ночью Ольга проснулась, чувствуя, что его
нет рядом. Она встала с постели, не включая свет, прошла на кухню. Хей
курил, стоя у открытого окна.
  - Видишь, - не оборачиваясь сказал он, - маленькая звездочка над башней
торгового центра?
  Она не видела, но на всякий случай кивнула.
  - Это звезда Эн-547. Рядом с ней есть планета Ледовый Купол. За эту
неделю там исчезло шесть космолетов.
  - И ты...
  Хей обнял ее.
  - Я должен, - просто сказал он. - Я пилот экстра-класса, другим там
делать нечего.
  - А если ты не вернешься?
  Он ничего не ответил. Ольга больше не уснула, а Хея заставила лечь - в
полете ему потребуются все силы.
  Утром он завтракал торопливо, не замечая что ест. В мыслях он был уже ТАМ.
И когда Хей вышел на балкон, где покачивался в поле антигравитации его
корабль - двухметровый хрустальный шар, Ольга уже не могла сдержать слезы.
  - Не плачь, - остматривая амортизаторы корабля, сказал Хей. - Я вернусь
через месяц.
  - А если...
  Хей похлопал по поверхности шара, словно сгоняя с него солнечные блики, и
строго сказал:
  - Никаких "если". Ведь ты будешь меня ждать.
  Поцеловав Ольгу Хей закрыл за собой люк. Посидел в кресле, привыкая к
кораблю, потом отдал мысленную команду: "Вверх". Хрустальный шар молнией
блеснул над городом и растворился в небе.
  На высоте двухсот километров Хей остановился. Торопиться было некуда.
Подвешенный в антигравитации шар слегка покачивался, под ним медленно
проплывала Земля. Несколько раз Хей поглядывал в небо. Эн-547, Ледовая
Плешь... А Земля продолжала вращаться. Исчезали за горизонтом страны,
материки, потянулись просторы Тихого океана. Через двенадцать часов Хей
сбросил задумчивость. Достал зажигалку, поводил ей вдоль несгораемой ткани
комбинезона. По ткани пошли черные разводы. Потом он зубами разорвал по
шву рукав комбинезона, взлохматил волосы, и отдал команду: "Вниз".
  Он приземлился перед маленьким уютным коттеджем, прямо на заросшей цветами
лужайке. Неловко улыбаясь Хей вылез из люка. Из коттеджа уже выбежала
высокая загорелая девушка в шортах.
  - Опять я помял тебе все цветы, - виновато сказал Хей.
  Девушка прижалась к его груди.
  - Какие пустяки, о чем ты... Ты надолго?
  Хей пожал плечами.
  - Как всегда, на месяц.
  В утреннем небе тихо угасала звезда Эн-547.

   

Генри Лайон Олди

                             ДОКЛАДHАЯ ЗАПИСКА

  старшего наблюдателя сектора МH-6-12 Главному Координатору Управления
Колонизации
  Довожу до вашего сведения, что планета класса С-17-28-К, населенная
двуногими прямоходящими частично шерстяными гуманоидами, создавшими
техническую цивилизацию уровня 3-А, на данном этапе для колонизации
непригодна ввиду высокого научно-технического и военного потенциала.
  1. Службой наблюдения было обнаружено специфическое порождение туземного
разума, именуемое на местном диалекте "литературой художественной"
(образцы прилагаются) и не имеющее аналогов в известной нам цивилизованной
области Галактики.
  2. Основными потребителями вышеуказанного феномена являются аборигены,
представляющие наиболее развитую часть населения и имеющие максимальное
влияние на научно-технический прогресс.
  3. Попытки манипулирования общественным мнением с целью внушения идеи
бесполезности и вредности "литературы художественной" привели лишь к
локальным фактам уничтожения и запрещения отдельных образцов, а также к
возникновению внутри феномена сектора "литературы массовой",
удовлетворяющей физиологические запросы сжигавших и запрещавших, и не
вызывающей повышения интеллекта, вредного для их душевного равновесия.
  4. В связи со всем вышеизложенным предлагаю принципиально новое решение:
тотальное внедрение на должности так называемых "редакторов", вносящих в
конечный продукт "литературы художественной" необходимые изменения и
сокращения, человекообразных андроидов, с урезанным эмоциональным блоком и
отключенным фаза-генератором чувства юмора (в дальнейшем возможно
использование соответствующих аборигенов, прошедших телепатическое
внушение).
  В результате их полезной деятельности средний уровень "литературы
художественной" вынужден будет опуститься до уровня "литературы
массовой", а затем и до необходимого нам уровня, существенно снижающего
правополушарный творческий момент и готовящего почву для последующей
колонизации.

  С уважением, старший наблюдатель Сикуроджи Рукх О.

                                   * * *

  Резолюция Главного Координатора Управления Колонизации: "Документ
устарел. Сдать в архив. Старшего наблюдателя Сикуроджи Рукха О. по причине
профнепригодности перевести с понижением. В редактора."

   

Татьяна Приходченко

                                  КОЛЬЦО

  Марк огляделся по сторонам и быстро пересек улицу. На той стороне горел
фонарь.
  Еще раз убедившись, что вокруг ни души, он наконец рискнул разглядеть свое
сокровище. В мятом носовом платке лежало кольцо. Невзрачное, слишком
простое, если не считать шести замечательных камней оранжево-огненного
цвета, которые располагались полукругом. Это кольцо упоминалось в древних
манускриптах магов. Но его тайну еще никому не удалось разгадать.
  Кольцо теперь его, и он будет первым, кто разгадает его тайну. разгадает и
воспользуется кольцом. У него будет власть и все остальное.
  Марк повертел кольцо перед глазами. Камни отозвались кроваво-красными
переливами. Он довольно усмехнулся. Кольцо его. Чего это ему стоило! Марк
надел кольцо на средний палец левой руки. Вот так-то лучше.
  А что было до этого?
  ...Четыре ноги две и две,
  Черные руки четыре.
  Кольцо с камнями,
  Что вместо глаз...
  Которых не видел свет.
  Тайну его хранят века
  Скрыто от всех.
  Власть его не употребит
  Ни один человек.
  За грязной стойкой расположился мужчина с хитроватым лицом. По комнате
шнырял мальчишка лет тринадцати. Его рыжая всклоченная шевелюра мелькала
то справа, то слева.
  - Где кольцо? Вы нашли его? - спросил Марк.
  Мужчина осклабился.
  - Да. Но это будет стоить вам. Его нашли рыбаки. Оно было надето на руку
скелета монстра. Говорят, тот рыбак, что осмелился снять кольцо, сошел с
ума через три ночи.
  - Сколько? - прервал его Марк.
  - О, это вам станет... - мужчина зашевелил губами, подсчитывая в уме.
Потом воровато оглянулся на мальчишку и, схватив мятый листок бумаги,
что-то быстро нацарапал.
  - Вот, - протянул он листок.
  Брови Марка удивленно поползли вверх.
  - Это стоит того, - поспешно сказал мужчина, наблюдая за лицом
покупателя.
  Рука Марка медленно потянулась за пазуху. Заметив этот многообещающий
жест, мужчина приободрился.
  - Я же говорю, оно стоит того.
  - Полностью согласен с тобой, приятель. Так что я даже добавлю еще.
  Руки мужчины алчно задрожали.
  Марк продолжил:
  - Оно стоит многого... - он выдернул руку из-за пазухи и в тусклом свете
сверкнуло острие кинжала. - Плата, достойная моего сокровища.
  Мужчина не успев издать и звука, повалился лицом вниз. За спиной раздался
испуганный крик мальчишки. Марк обернулся, но мальчик уже исчез за дверью,
и Марк не стал его догонять. Раздался тихий стук об пол. Из ладони
мертвеца что-то выпало. Марк нагнулся и поднял кольцо. Ни разу не
оглянувшись, покинул он это место.
  На противоположной стороне в тени домов послышался шорох Марк обернулся и
несколько минут пристально всматривался в темноту. мимо пробежала кошка.
  Вдруг страшная боль пронзила его тело. Все померкло перед глазами. Боль не
прекращалась. Она терзала тело, рвала его на части. И Марк, не выдержав,
закричал. Он кричал долго, сколько хватило голоса. И продолжал кричать,
когда голос сорвался. Только этого крика уже никто не слышал. Но все видел
рыжий мальчишка из таверны. Он притаился в тени старого дома и видел, как
из тела мужчины выросли огромные когтистые лапы, и ноги покрылись костяным
панцирем. А само тело почернело. Одежда треснула по швам и бесформенными
клочьями упала на землю.
  ...Четыре ноги две и две,
  Черные руки четыре...
  не выдержав этого зрелища, мальчишка бросился бежать и остановился только
когда последние дома города остались позади.
  Кольцо с камнями,
  Что вместо глаз...
  Которых не видел свет...
  Марк долго отходил от боли. Он был удивлен, что вообще еще жив. Он открыл
глаза, но ничего не увидел, поднял руку и тогда только заметил свет. Марк
увдел уродливые домишки, старый фонарь. А потом - свое лицо. Вернее то,
что стало им. На косматой, неправильной форме голове, на месте глаз торчал
огромный рог. И больше ничего. Марк хотел закричать, но изо рта вырвался
лишь звериный рык. Он не был больше человеком, но не был и зверем. Камни
кольца стали его глазами.
  Марк попытался сорвать кольцо, но оно как влитое сидело на пальце.
  Человеческое сознание постепенно померкло.
  С ревом помчалось чудовище прочь из города, круша и ломая все на своем
пути, и скрылось в морской пучине.
  Тайну его хранят века
  Скрыто от всех.
  Власть его не употребит...

   
Сергей Рублев

                                   КНИГА

  Девочка Тана нашла старинную книгу. Книга была без обложки, без начала и
без конца, на порыжевшей бумаге расплылись разноцветные пятна плесени. Но
черные буковки были видны, и из них можно было складывать слова, а из слов
- предложения. Тана забралась на самый верх печи, где стоял теплый дух
огня, и с увлечением разбирала на ветхих листах при свете гнилушки.
Взрослых уже не было - пока стояло лето, надо запасаться едой. Отец и
Большой Ях, взяв топоры и самострелы, пошли охотиться в ближний лес, а
женщины собирали ежедневный урожай с грибных делянок. Младший Ях и двое
братьев Таны прочесывали окраины, собирая зелень для грибницы, заодно
охраняя женщин на случай появления вызвери.
  Тана водила пальцем по неясным строчкам, иногда досадливо морщилась,
натыкаясь на неразборчивые места. Читать ее научил отец, но книг в Норе
было мало - несколько разрозненных томов энциклопедии, справочник
садовода-любителя и маленькая обгоревшая книжечка со стихами (Тана
считала, что это песни, и всегда, когда читала, напевала их, пытаясь
угадать мотив: "Буря мгло-ою небо кро-оет... " Многие слова были
непонятны, но от этого было еще лучше - как будто читаешь колдовские
заклинания, и что-то от этого может произойти). Поэтому находка сильно
обрадовала ее - да и отец одобрительно улыбнулся, потрепал ее за шею и
сказал, чтобы она обязательно рассказала, что там написано, когда он
вернется. Мама не проявила особого интереса к находке, она и читать-то не
умела, но видя, как радуется отец, ласково погладила ее и сунула в рот
застывший комочек сладкого сока грибницы. Сейчас Тана перекатывала его
между зубов, растягивая удовольствие - кусочек таял медленно.
  Книга была интересная, хотя и без картинок. В ней рассказывалось о тех,
кто жил в городе когда-то. Тана еще не разобралась, кто это были -
вызвери, люди или гомы, потому что все названия были незнакомы. Но она
сразу представила себе город она видела его издали раз или два, когда они
ходили в гости к тамошним Гурхам. Тана знала, что когда вырастет, то мужа
ей надо будет выбирать из других людей. У Гурхов было трое мальчиков. Ей
понравился старший - худой и застенчивый. Глаза у него были синие - мама
говорила, что это сейчас большая редкость. Про себя Тана твердо решила
выбрать его, но ему ничего не сказала они вообще не разговаривали, только
посматривали друг на друга. Старый Гурх тогда показал им город - Тану
поразило такое скопление каменных стен и их высота.
  Трудно поверить, но отец говорил, что там все построили люди в давние
времена, так же как они сами построили Нору. Людей тогда было много,
гораздо больше, чем теперь, и вовсе не было гомов. Да, определенно в книге
говорится не о них. Она еще раз внимательно прочитала, сопя от
старательности: "Голуби летали над крышами". Летают только неоги - Тана
сама видела, как они стаей налетели на какого-то громоздкого вызверя и
склевали его за несколько минут. В книге говорилось, что "голуби" тоже
кого-то клюют. Так же в городе жили "воробьи", "синицы", "вороны"...
  До чего много! Правда, и неоги бывают разными - бывают маленькие и
большие, оранжевые в черную полосочку, желтые в коричневых пятнах, а еще
братья рассказывали, что видели огромных черных неогов с длинными
зубастыми клювами. Как жаль, что ей не позволяют гулять наверху! Сколько
можно бы увидеть...
  Тана оторвалась от книги и посмотрела наверх, в узкое зарешеченное окошко.
Но через него ничего не увидишь - только розовеет полуденное небо от
расцветших в воздухе спор. Вздохнув, она вернулась к чтению - взрослых
ждать еще долго. В течении последующих нескольких часов она прилежно
читала, время от времени морща лоб и пошмыгивая. Наконец, утомившись, она
откинулась на ворох мягких шкур и прикрыла глаза.
  Перед ней проплывали яркие картины из какой-то другой жизни, о которой
рассказывалось в книжке. Жирные неоги мурлыкали и выгибали спины, а
котопсы почему-то оказались разделенными пополам, на котов и псов. Они
дружно лаяли, посверкивая рядами треугольных зубов, а вокруг росли
роскошные "деревья", похожие на стебли огромных трав и папоротников. В
воздухе проносились какие-то разноцветные блестящие существа - наверное,
обитатели города в давние времена...
  Неяркий, отраженный от металлической трубы блик осветил склоненное лицо
девочки, скрытое гривой спутанных волос. Она спала, свернувшись клубочком
на мягких шкурах, и ее дыхание выдавала только колеблющаяся прядка.
Опущенные веки с длинными загнутыми ресницами чуть трепетали - возможно,
она видела сны? Солнце прошло, и блик, поколебавшись, переместился вниз,
на грубую выщербленную стену печи. Хрупкая фигурка потонула в синеватой
тьме, где лишь призрачно светила забытая гнилушка..

   

Александр Рыбошлыков

                               МУСОРОПРОВОД

  Когда правительство в Англии сменилось на еще более буржуазное, а
первенство города по городкам вышло в решающую фазу, стряслось так, что в
одном высокоэтажном, со всеми удобствами, кроме телефона, доме
парализовало мусоропровод. Не то, чтобы сильно, зато совсем. Устройство
мусоропровода мы тут объяснять не станем - вопрос инженерный и
конструкторский. Но устроен он из трубы, как человек из кишок. Весь мусор
сыплется вниз, и ниже этого низа - ничего нет. Самое удобное дело. А
теперь вся тонкость затсопорилась, ничего в трубу не проходит. А все одно
- кидать надо. -лки новогодние-радостные после всего - куда определить?
Коврик, собачкой погрызенный? Собаку, от побоев околевшую - и с ней
трудности. На площадках запахом пахнет хуже вони. Вся "ноу хау"
разладилась.
  Тогда пришли чинить. Смотрят и видят, что ничего нет. В смысле, что ничего
в трубу не проходит. Бригадир говорит:
  - Засор вышел второй степени. Надо за спасительными касками идти, а то
даже яйцо, если с двенадцатого этажа, обретает силу снаряда.
  Бригада говорит:
  - Страшное дело, дядя Коля, яйцо. Пойдем каски искать.
  А младший из них уточняет:
  - Наш на ремонте, а у тети Гали обед с часу до двух.
  И все пошли искать каски - мало ли где они могут быть. Тут стало
спокойно, и появились мыши, который при человеке опасаются ходить.
  Руководитель ихний говорит:
  - Господа, вы видите шотландского пса? Умница был, член семьи, а коврик
погрыз. Его хозяйка издубасила, а дочка хозяйская обварила киселем, а
хозяин в мусорную трубу запустил.
  А маленькая мышка подождала, пока руководитель кончит, а не то, чтобы
перебивать, и говорит:
  - А вот коврик лежит погрызенный...
  А руководитель снова говорит:
  - Теперь, господа, мусорная трубы испортилась на веки веков, потому что
случилось Поругание. Эти ушли за касками, потому что яйцо с двенадцатого
этажа падает хуже снаряда. А у тети Гали - тоже санитарный день, поэтому
сегодня трубу починить не смогут. А здесь засор первой степени. Наверху
скопилось Изобилие и мешает нашему снабжению.
  А маленькая мышка спрашивает:
  - И кто это так замечательно придумал для нас Большую Трубу?
  Руководитель отвечает:
  - Это промышленность. Потому так и называется, что про нас, про мышей,
думает, промышляет.
  А кто-то спрашивает:
  - Кто же нас теперь будет кормить?
  - Спокойствие, господа, - объявил руководитель. - О нас думают наверху.
Предлагаю самим разгрызть засорение и обеспечить своих близких и остальных.
  - То-то запируем! - согласились мыши, а самая маленькая спрашивает:
  - Не будет ли это пиром во время чумы, говоря языком классики?
  - Вы эти речи бросьте, - утешил председатель. - Наверху Поругание
вышло, а так дело стоящее.
  А один говорит безответственно:
  - Если что, мы можем и дом поменять, нет, что ли?
  И все мыши, сколько ни было, пустились по Большой Трубе и на самом
наипоследнем этаже увидели Изобилие. И начали грызть. И разгрызли такое,
что шелохнулось, стронулось, понеслось вниз, ниже которого ничего нет.
Полетело и шмякнулось. Всех мышей позавалило-позадавило. Одна маленькая
мышечка выползла и говорит сама себе правильные слова:
  - Не надо было засорение грызть, а то опять Поругание вышло.
  На другой день пришли чинить. Бригадир говорит:
  - Надо каски надеть, а то внизу стоим.
  Тут сверху зашумело и по бригадиру попало.
  Бригадир говорит:
  - Никак самораскачка вышла? Лучшее доказательство. А что прилетело-то?
  А младший говорит:
  - Это тебя, дядя Коля, яйцом достало. Не выше как с седьмого этажа.
Потому как если с двенадцатого, то и яйцо имеет силу снаряда. Правда, дядя
Коля?

   
Сергей Стрелецкий

                              ПЕСОК И КАМЕНЬ
                              Обычная история

  Солдаты!..
  Я хочу, что вы послушали, что я сейчас буду вам говорить. Послушали и
поняли. Прах! Вы знаете, что я не мастер болтать, и я это знаю, поэтому
стойте тихо и не вздумайте трепаться в строю. Ясно? Вольно.
  Парни! Я провел вас через многие передряги, и вы всегда знали, что можно
ждать от старого пердуна. Ничего хорошего, правда? И я, как и вы, знал -
те, кто отдают приказы мне, тоже не желают старому пердуну ничего
хорошего. Поэтому когда они меня на этот раз вызвали, я заранее сообразил,
что радости от нового задания ни мне, ни вам не будет. В общем, так и
получилось.
  "Бери своих ребят," - сказали они,- "иди и построй город".
  Клянусь, я ушам своим не поверил. Всю жизнь мы с вами разрушали города, и
кто угодно на небе, на земле и под землей подтвердит, что мы научились
делать это на славу. Но они отдали приказ, ребята, это был приказ, а
приказы не обсуждают, верно? Они отдали приказ, посадили в мой обоз десять
болванов, которые не умеют ходить в строю, но знают, как строить города, и
отправили старого пердуна и вас вместе с ним сюда, на край света.
  Мы шли сюда долго, и у меня было время подумать обо всем этом. Я сейчас
скажу, что я надумал, и вы можете смеяться надо мной, можете говорить, что
старый пердун окончательно спятил, но я все равно скажу. А там хоть в
отставку.
  Солдаты! Многие города мы с вами превратили в песок и камень. И по дороге
я видел до хренища песка и камней, и вы их тоже видели, правда? Каждый
день вы жрали этот песок на обед и ужин, и грели задницы на раскаленных
камнях. И я подумал - вдруг все это, весь этот песок, все эти камни - все
это когда-то было городами? Сначала их кто-то строил, потом кто-то в них
жил, а потом они стали песком и камнем. Может, была война, или просто
пришло их время. Оно превращает города в песок и камень не хуже, чем
война, верно? Хотя, откуда вам, ублюдкам, это знать... Но уж поверьте
старому пердуну, так оно и есть.
  До сих пор мы были на стороне времени, помогали ему делать из городов
щебенку. На этот раз будет по-другому. Мы теперь против времени. Оно будет
разрушать - а мы будем строить, и строить быстрее, чем оно сможет все это
разрушить. Мы должны взять песок и камень и снова превратить их в город,
большущий город, богатый и сильный, город, на который ни одна сволочь не
посмеет напасть. Мы будем грызть этот камень и жрать этот песок до тех
пор, пока там, где мы стоим, не вырастут большие прочные дома. Мы пророем
каналы, выдолбим колодцы, мы посадим здесь деревья, и тогда ни одна тварь
не откажется поселиться в городе, который мы построим. Прах, да я сам уже
хочу в нем жить! Эти умники, которые знают, как строить города, могут
долго трындеть, где тут будет улица, а где площадь, и как все это будет
круто, а я вам скажу просто - мы построим такой город, что всем говнюкам
тошно станет!
  Теперь вот что. Вы все слышали, что было вчера вечером. Я не знаю, откуда
взялся этот псих и кто его к нам заслал. Он говорил - дескать, все, что вы
сотворите, обернется напрасной тратой времени и сил. Он говорил - храм
превратится в руины, а камни превратятся в прах. Знаете, почему я приказал
убить его? Потому что он говорил правду. И подох он для того, чтобы вы
крепче запомнили его слова. Он подох, и все мы подохнем! Зарубите себе на
носу, ежели кто этого до сих пор не знал. Но до тех пор мы успеем
перерезать еще по дюжине глоток нашим врагам, отыметь по дюжине баб и
построить хотя бы по одному дому, понятно? Я посчитал - чтобы выполнить
приказ, каждый, включая меня и повара, должен будет построить по одному
дому. Нехилая работка. Но каждый из вас за свою жизнь развалил столько
домов, что это будет только справедливо. И можете изойти на говно, думая,
что все это нафиг никому не нужно, что через тысячу лет здесь снова будут
только песок и камень. Мне плевать. Мне нужен этот город, и вы мне его
построите.
  А чтобы вам лучше работалось, я вот что скажу. Города еще нет, но имя ему
уже придумали. В приказе, который мне прочитали, оно было, и старый
пердун, назло всем, его не забыл. Я сейчас скажу это имя, и я знаю, что
благодаря вам, уродам, это имя скоро перестанет быть пустым звуком...
  Этот город будет называться... Эй, там! Я хочу, чтобы вы заткнулись и даже
пердеть перестали, ясно?.. Вот так. Этот город, который вы построите,
будет называться Карфаген. Запомнили, ублюдки?
  А теперь разбирайте лопаты - для начала вы должны сгрести весь этот песок
отсюда нахер!

   

Виктор Туваев

                                  ЗОЛОТО

  - Золото, настоящее золото! - Гаррисон стоял возле небольшой расщелины в
скале, из которой вытекал поток расплавленного золота.
  - Откуда оно, да еще жидкое?! - Стенли наклонился к струе.
  - Какая тебе разница? - Гаррисон вернулся к вездеходу и сел в кабину. -
Главное, это золото! Тонны золота!
  Машина подъехала к потоку, опустила в него термоустойчивый контейнер,
который почти моментально наполнился до краев.
  - Подгони второй вездеход! - Гаррисон, ловко орудуя рычагами, опустил
резервуар с застывающим золотом в кузов.
  Стенли рысцой побежал к темнеющей невдалеке ракете. За время его
отсутствия были наполнены еще восемь баков. Когда прибыл Стенли, Гаррисон,
развернув машину и вернувшись к космолету, выгрузил из контейнеров уже
застывшие слитки. Через три часа работы свободная часть склада была
заполнена. Но Стенли и Гаррисон не успокоились: стали занимать места,
откуда были выкинуты разные вещи. Каждый день уничтожалась примерно тонна
разнообразных предметов. Еще через пять дней заррезанным на мелкие кубики
золотом стали заполнять коридары и каюты. Лишь когда ходить можно было
только согнувшись, так уменьшилась высота помещений, космолет стартовал и
взял курс к ближайшей планете. Поэтому люди не видели, что золотой поток
сначала обмелел, а потом и вовсе исчез.
  В подземных мастерских Иллара завершился очередной сброс шлака.

   
Константин Федоров

                                 СПАНИЕЛЬ

  Костя гулял со своим щенком, спаниелем мраморного окраса. Мальчик уже
хотел домой, а его собака - гулять. Костя сказал упирающемуся щенку:
  - Видишь, тетя с сумкой пошла - значит надо домой идти.
  Спаниель поднял грустные глаза и спросил:
  - А если б она была без сумки?
  - Без сумки? - тогда тем более - домой. Что?.. Это ты сказал?
  Собака молчала. Говорят, Костя до сих пор пытается заговорить с ней.

   
Игорь Халымбаджа

                              ОПЕРАЦИЯ "ЯНУС"

  - Сидорук! Сюда!
  Ромыч осторожно выглянул из лаборатории, испуганно моргая.
  - Тут я...
  - У нас СПЕЦЗАКАЗ! От органов. Я и название уже придумал: "Операция
"Янус". Полдела, так сказать, за тебя сделал.
  - Шеф, - робко попытался возразить Сидорук. - Чиновники ведь... От них
добра не жди... Вляпаемся...
  - Не дрожи, Ромыч. И не егози! Задачка из тех, что ты любишь. Сотворить
метаморфин, лучше газообразный, чтобы наши наблюдатели и прочие секретные
сотрудники могли надежно и правдоподобно маскироваться.
  - Задачка, действительно, любопытная, - согласился Роман. - А как
насчет ассигнований?
  - Будут тебе ассигнования, не боись...
  - Лады, - согласился Ромыч. - Займемся.
  И занялся довольно плотно. Уже через несколько недель Ивонючкин в
секретный глазок наблюдал, как Петрович и Роман опробуют опытные образцы
метаморфина. Петрович, оборотившись волком, гонялся по лаборатории за
зайцем-Сидоруком, пока тот, утомившись, не вырастал в слона. И тогда
гремела битая посуда.
  Когда удалось добиться, чтобы препарат держал форму почти два часа,
Ивонючкин решил провести демонстрацию достижений, в надежде вырвать
дополнительные денежки. За ними прибыла машина, и все трое загрузились в
нее. Сидорук держал большой синеватый стеклянный флакон полученного
продукта с вделанным в пробку дозатором.
  Ивонючкина, Сидорука и Петровича провели на небольшую сцену, усадили на
стулья. Зал медленно, словно нехотя, заполнялся. Ноконец, седоватый
энергичный человек, встретивший их у входа, кивнул: начинайте. Сидорук
встал, подняв флакон, но прежде, чем он успел открыть рот, на него
петушком налетел Ивонючкин и попытался вырвать сосуд.
  - Куда прешь, кретин! - шипел он. И тут же звонко затараторил: -
Господа! Под моим чутким руководством, наш творческий коллектив...
  Флакон он вырвал, но удержать оказавшийся неожиданно тяжелым сосуд не
сумел. Брызнули осколки, и в зал поползла волна хвойного запаха...
  Сидорук остолбенел на мгновение. Никто же не готов, не обучен! Сейчас
начнут проявляться СУЩНОСТИ! Ему стало по-настоящему страшно, и он
рванулся к двери. Но добежать не успел. Его костюм, раздираемый по швам
трансформирующимся телом, затрещал. Тявканье, блеяние, рык заполнили
маленький зальчик. В испуге шарахнулись заглянувшие на странные звуки
охранники: опрокидывая стулья и кресла по залу носились бараны, шакалы,
быки, волки, гиены. Многие пытались цапнуть мечущегося в панике шелудивого
пса. С трудом удалось рассортировать зверье. Пока решали, отправлять ли
рогатый скот на ферму, а диких зверей - в зоосад, возникла новая
проблема: потребовалась одежда, чтобы прикрыть наготу принимающих свой
обычный облик членов приемной комиссии. Не хватало Ивонючкина. Кто-то
вспомнил, что шелудивому псу удалось удрать. Впрочем, как вскоре
выяснилось, недалеко. Его отловили на помойке собачники. Вряд ли добротные
унты или шапку можно было бы смастерить из шкуры лысоватого и мелковатого
Ивонючкина. Что он пережил, когда вновь стал человеком, в клетке с
бродячими голодными псами, может наверное представить только гладиатор,
вышвырнутый на арену римского цирка с ножом против голодного льва... А
ведь у Ивонючкина даже ножа не было.
  Комиссия признала разработку успешной, но опасной. Материалы засекретили
на 99 лет. Ивонючкина с товарищами на это заседание приглашать не стали. И
никто, конечно, не обратил внимания на двух мух, крутившихся в комнате,
пока шло заседание.
  А мухи, вылетев в форточку, направились к даче Ивонючкина, тихо жужжа,
что, мол, жили без спецзаказов и проживем без них...

   
Андрей Щербак-Жуков

              СКАЗКА ПРО ЛЮБОВЬ, НАВСЕГДА ВОШЕДШУЮ В ИСТОРИЮ

                                        Посвящается моему другу
                                        Александру "Арлекину" Аринушкину

  Эта Любовь вошла в историю.
  О ней писали в песнях, в романах и в энциклопедиях.
  О ней будут помнить вечно. Даже когда забудут о делах Дафниса и Хлои,
Тристана и Изольды, Ромео и Джульетты... Все, что было между Ланселотом и
Гиневер, - пустяки перед этой Любовью. А терзания леди Макбет и Анны
Карениной - так просто блажь и детские игрушки.
  Люди никогда не забудут ее, и даже через многие тысячи лет будут
вспоминать с чувством щемящей нежности как что-то вечное, но безвозвратно
ушедшее. Эту Любовь будут помнить даже тогда, когда забудут, кто
собственно был влюблен и в кого, забудут была ли эта Любовь взаимной,
забудут была ли она счастливой или была несчастной... Потому что теперь
это все не важно.
  Потому что именно эта Любовь вошла в историю, и, какой она была, теперь
уже все равно.
  Потому что любовь эта была Последней. Такой она и вошла в историю - Самой
Последней В Мире Любовью.
  С тех пор в мире любви больше не было.


А. Хорт

                               ПУТЬ К ВЕНЕРЕ

  Когда космический корабль "Гетероид-II" попал в катастрофу, самые большие
повреждения получил его автопилот Мун, который с тех пор не мог выполнять
никакие обязанности, включая супружеские. После этого Муна вышвырнули,
словно использованный презерватив, а его жену, автопилотку Коку, перевели
на межпланетник "Экстазоид-I", где старшим стюардом работал молоденький
робот Дир.
  Новая сотрудница сразу понравилась Диру. Его возбуждали мощные груди из
тугоплавкого каучука; пышные бeдра с нежным капроновым пушком; еe живот,
который, несмотря на возраст, не потерял своей свежести, поскольку был
изготовлен из нержавеющей стали.
  Сразу же после старта космического корабля к Венере Дир протелепатировал
пышнотелой автопилотке приглашение на тайное свидание в будуарном отсеке.
  Кока явилась в точно указанное реле время. С металлическим лязгом Дир
притянул еe к себе и почувствовал датчиками плотности, что под
суперсовременным металлическим кожухом она была совершенно голой.
Расслабив хомутиками шейные шарниры, он опустил голову и с похотливым
скрежетом потeрся о живот Коки. Своими эрогенными клеммами она
почувствовала скользящие по еe телу упругие антенны, шелковистые провода в
полихлорвиниловой оплeтке, и еe колени от возбуждения от возбуждения силой
240 ампер бешено завибрировали. Упав навзничь, Кока в истоме закатила
фотоэлементы...
  Однако тут случилась катастрофа. "Экстазоид-I" перешeл на вторую
космическую скорость, и робот Дир с ужасом почувствовал, что его
детородный болтик беспомощно повис в невесомости.



И. ДОРОХИН
             УСЛОВНЫЙ РЕФЛЕКС или ПРИТЧА О НЕУКРОТИМОЙ ПЛАНЕТЕ

                                        Посмотри, встаeт цунами
                                        Над скорлупками квартир.
                                        Так, разделываясь с нами,
                                        Красота спасает мир.
                                                        Евгений Лукин.

  Жизнь во Вселенной текла своим чередом. гасли старые звeзды, взрывались
новые, а иногда и сверхновые. остальные звeзды просто светили: кто
красным, кто оранжевым, кто голубым, а может, и ещe каким-то другим
светом. У некоторых звeзд были планеты.
  Среди девяти, а может и десяти планет, вокруг небольшой жeлтой звeздочки
вращалась крохотная планетка, на которой происходили любопытные события. В
остывающих океанах зашевелились вдруг комочки органического вещества.
Делясь и соединяясь, они постепенно выросли, некоторые вышли на сушу, а
кое-кто попытался даже мыслить. Вначале планета не обратила на них
никакого внимания, но когда маленькие лохматые существа, прыгавшие до
этого по деревьям, спустились на землю, встали на задние лапы и схватились
за дубины, она задумалась:
  "Зачем? Почему? - планета неторопливо размышляла: - А что дальше?..
Колесо?.. Паровой двигатель?.. Атомный реактор?.. - она забеспокоилась.
- Но это же разум!!!"
  Догадка потрясла планету и землетерясениями прокатилась по еe поверхности.
проснулись старые и вырвались из недр новые вулканы, испепелившие всe, что
могло гореть, а потоки воды, после выпавших затем ливней, смыли оставшийся
пепел обратно в океаны.
  Планета облегчeнно вздохнула и снова принялась наблюдать за комочками
органического вещества, весело резвящимися в остывающих океанах.
  Жизнь во Вселенной текла своим чередом.



Юрий Гаврюченков

                          ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ

  Гимли, сын Глоина, отложил секиру, перекатился под прикрытием кочки на
спину и стал перематывать опорки на изрядно потрeпанных лаптях. Кряхтя и
ругаясь, гном затянул полусгнившие ремешки и лeг обратно на брюхо. Он
тяжело дышал. Непривычно жаркое солнце заставило взмокнуть боевую красную
рубаху, от пыли давно ставшую коричневой. Штаны тоже побурели, но не от
пота: захлебнувшаяся атака на позиции хорошо вооружeнного противника
закончилась позорным отступлением, после которого в животе долго урчало и
булькало.
  Не поднимая головы, Гимли разворошил землю корявыми толстыми пальцами,
добыл оттуда сопревшего червя и жадно утолил голод. Он огляделся.
Рассыпавшийся по степи хирд угрюмо ждал приказа.
  Лопахин тщательно прицелился и спустил курок. Приклад больно толкнул
огромный синяк, расплывшийся на правом плече.
  - В бога душу так твою мать! - выругался он, заметив, что пуля впустую
взбила фонтанчик степной пыли.
  Синеватое облачко порохового дыма нехотя расплывалось в неподвижном
тяжeлом воздухе.
  Лопахин открыл затвор и надавил указательным пальцем на гильзу. Судя по
тому, насколько утонул в магазине палец, патронов осталось всего две
штуки. "Должно же быть три, - огорчился Лопахин, - я ведь считал!" Он
раздосадовано дослал рукоятку затвора и вытер влажные ладони о
гимнастeрку. Патроны кончались, ещe раньше закончилась вода. Рота, два
часа назад с трудом отбившая очередную атаку, затаилась в окопах.
Командиры выжидали. Связь со штабом прервалась позавчера, и без приказа
было неясно, что делать: отступать либо стоять насмерть, не сдавая врагу
ни пяди родной земли.
  Лопахин тоскливо обвeл взглядом утонувшую в знойном мареве степь, кое-где
покрытую пятнами сгоревшего полынника и усеянную корявыми телами в красных
рубахах. Ближайший к нему гном не добежал до стрелковой ячейки шагов
двадцать. Отсюда было хорошо видно, как колышется на слабом ветру его
тронутая молью борода. Лопахин сглотнул, в горле першило, будто его
натeрли изнутри наждаком.
  К закату, когда тени увеличились, а внимание противника уменьшилось,
раздалась команда наступать. Хирд вскочил и понeсся к вражьим позициям,
чтобы внезапной атакой выбить обороняющихся из первой линии укреплений.
  Перегревшийся на солнце Лопахин с трудом различил шевелящиеся точки,
которых вдруг стало очень много.
  - Опять гномы попeрли. в бога душу так их разэдак! - выругался он,
протирая кулаком воспалeнные глаза.
  Лопахин поймал на мушку мчащегося прямо на него супостата и, памятуя про
оставшиеся два патрона, плавно нажал на спуск.
  - Барук казад! - крикнул Гимли, когда над ухом у него что-то свистнуло.
  - Коммунисты, вперeд! - пронеслось над окопами.
  Лопахин выстрелил ещe раз, но гном словно не замечал летящих в него пуль и
стремительно приближался, быстро перебирая короткими кривыми ножками.
  - Да он же пьяный, - догадался Лопахин и полез на бруствер, торопливо
примкнув штык. Отовсюду слышались крики "ура!", которые перекрывал сиплый
вопль старшины: "За Родину, сынки!", поднимающего роту в контратаку.
  Лопахин тоже заорал "ура!" - яростно и зло, и побежал, цепко сжимая
винтовку грубыми мозолистыми руками.
  Вернер Хольт кубарем скатился по склону, по колено влетев в мутные воды
Рейна. Из своего отделения остался жив он один, чудом уцелев в начавшейся,
как всегда внезапно, бойне.

  Увязая в илистом дне, Вернер выбрался на берег, прислушался и затравленно
поозирался. Никого, но тишина бывает обманчива. Хольт одeрнул мундир,
поправил за поясом гранату и подвернул сползший левый рукав, чтобы в бою
затвор автомата не цеплял за одежду. Он не знал, куда теперь идти, но
хотел спрятаться, чтобы его не достали беспощадные стрелы. Эльфы были
превосходными лучниками. Умело используя укрытия, они всякий раз получали
преимущество перед оснащенными самым современным оружием солдатами
вермахта. Эльфийские ночные атаки наводили ужас на защитников фатерланда.
  Фронтовые сводки по радио также сообщали мало приятного. Они были
посвящены бесчинствам оголтелых орд хоббитов на Британских островах и
зверствам орков в Северной Африке. Положение дел ближайшего союзника Рейха
- России - также не внушало оптимизма, и Хольт не был уверен, переломит ли
ход войны создание новой сверхмощной бомбы, давно обещанной Геббельсом.
  Одно он знал твeрдо: магия друидов, открывшая проходы из таинственных
миров, действительно существует.

   
Александр Громов

                         БЫЛЬ О МАЛЕНЬКОМ ЗВЕЗДОЛЕТЕ

  Была Вселенная. А в ней был звездолет. И был звездолет маленьким. Высотой
всего-навсего с гору Маунт Вильсон, да и то если не считать обсерваторию
на ее макушке.
  Кому такой понравится?
  - Броню бы помощнее, - вздыхали люди.
  - И двигатель...
  - Чтобы пол-Галактики на одной заправке...
  - Противометеоритную пушку...
  - Многоствольную...
  - А каюты?.. Это же курятник!
  - Увеличить оранжереи!
  Конструкторы почесали в затылках.
  Затем кивнули.
  И начал звездолет расти.
  Очень скоро он достиг величины Эвереста - разумеется, не считая высоты
флажков, оставленных на вершине этой горы разными экспедициями.
  - Все равно слаб двигатель, - буркнул кто-то.
  - И броня дохлая...
  - И запас топлива мал...
  Конструкторы почесали в затылках. И кивнули.
  Когда под звездолетом начала прогибаться земная кора, его перенесли на
ближнюю орбиту, а когда его тяготение стало вызывать океанские приливы
высотой с Тадж-Махал (не считая, естественно, купола), отвели еще дальше.
Звездолет был все еще мал: массой с Луну, если не считать тех метеоритов,
что упадут на ее поверхность в будущем.
  - Прочность ни к черту, - осудили люди.
  - А разгонные характеристики? О грузовместимости вообще молчу...
  - Жаль, не хватает сырья...
  - А планеты на что?!
  Конструкторы кивнули.
  Затем кивнули снова.
  И кивали много раз.
  И стал звездолет большим-пребольшим - во всю обозримую Вселенную. Не
считая, понятно, той малости, что осталась за полем зрения. И все были
довольны. А от звезды к звезде людей стал возить внутризвездолетный
межпалубный лифт.
  Вначале лифт был маленьким...

   
Борис Иванов

                                  МУТАЦИЯ

  Секретарша кончила трепаться по телефону с подругой, достала зеркальце и
начала выщипывать брови. Единственный ожидающий в приемной министра от
бешенства пошeл гусиной кожей, но продолжал терпеливо рассматривать узор
обоев на противоположной стене.
  Снова засвирестел телефон. "Если эта сука сейчас опять скажет "Да, знаешь,
так себе, Маша. Как всегда делать нечего...", - подумал ожидающий, я встану
и просто войду в Дверь. Без стука." От собственной смелости он покрылся
холодным потом.
  - Слушаю, - сказала секретарша. - Да, немедленно... Да, я поняла...
  Она лихорадочно закончила причипуряться и тревожно замерла, обратив
накрашенные очи на вход.
  Ждать не пришлось. Как чeрт из коробки в приемную стремительным шагом
вошeл военный. С ним ещe трое. Секретарша попыталась даже открыть перед
ними Дверь, но не успела.
  - Опять без очереди! - гневно воскликнул ожидающий. - Я же по срочному
делу! И записан на прием с...
  Младший по чину послал его и крепко прихлопнул за собой дверь.

                                   * * *

  - Здравствуйте, - министр встал из кресла и, обогнув стол, с протянутой
рукой шагнул навстречу вошедшим. - Извините, не помню, как вас по
имени-отчеству...
  - Сергей Николаевич, - ответил капитан и вогнал министру в бок шприц.
  Тот охнул и осел на руки младших по чину. Капитан резко сдвинул в сторону
занавеску за креслом и отпер внутреннюю дверь. В неe тут же вошли двое в
спецзащите.
  Не говоря ни слова, только посматривая на индикатор датчика, подошли к
тяжелому шкафу, своротили дверцы и вытащили тяжелый бидон-контейнер.
Деловито вынесли, и словно их и не было. Следом за ними, двое лейтенантов
вытащили бессмыленно глазеющего в пространство министра и дверь за собой
прикрыли.
  - Ну вот и всe... - Сергей Николаевич присел на подоконник и стал
раскуривать сигарету.

                                   * * *

  - Не понимаю, я всe-таки... - недоуменно сказал младший по чину. - Как
это эти... до таких чинов дошли. Наркота, фактически...
  - Ты про эндо-морфины слышал? - спросил капитан, рассматривая что-то за
окном, внизу. - Про внутренние опиаты?
  - Ну, читал где-то... Что мозг вырабатывает вещества, подобные
наркотикам, зачем-то...
  - Вот именно - зачем-то. И строго в минимальных количествах. По нужде.
Но иногда начинается их перепроизводство. В ответ на разные внешние
стимулы. И человек начинает вести себя странно. Мутация происходит...
  - И у них... - лейтенант кивнул на внутреннюю дверь. - А у тех, с кем
мы работаем эти три дня, таким стимулом стал сам фактор, вызвавший мутацию
- ионизирующее излучение...
  - И они не понимали, что делали...
  - Очень хорошо понимали. Это бомжи некоторые не понимали, почему они
балдеют возле ядерных могильников. А нашлись такие, кто обладает
способностью к самоанализу... Такие стали себе местечко искать на атомном
производстве, на станциях... А уж как прижмeт - на флюрографию всегда
можно сбегать - доза хоть маленькая, но у мутантов выброс опиатов
вызывает четко...
  - Ну этот же, вроде умный... И в чинах...
  - Это - следующий шаг... Когда они осознают своe положение - начинают
искать себе подобных...
  Капитан крепкой ладонью скомкал себе лицо, потом отпустил...
  - Я первых встретил в экипажах атомных подлодок. Контрактные... Это было
очень опасно - укомплектованный атомными наркоманами экипаж при ракетах...
  Он снова замолчал... Что-то гнуло его...
  - А... а потом...
  - А потом, они начали двигать своих всe выше и выше. Люди при Атоме -
очень влиятельные люди... И потом... У мутанта со временем происходит
переоценка ценностей. То что кажется благом для себя становится в его
глазах благом и для общества. И один за другим ползут на столы генсеков и
президентов проекты бридерных котлов, АСТ... К сожалению, это оказалось
очень популярно и выгодно... И атомные наркоманы пошли в чины... - стали
вхожи в международное сообщество таких-же... Ядерный клуб... Стали ставить
своих министров и президентов академий... Видишь - на стенке портрет
того, что Чернобыль...
  - Он - тоже?... Он, ведь, умер потом... Как-то быстро...
  - Возраст... - с горькой иронией сказал капитан.
  - И один потом удавился...
  - То - другое дело. Может быть... - капитан опять мял свое лицо в
нервной ладони.
  - Ну все, пошли... Мы тут небольшую дозу хватанули - видел какой
бидончик этот друг у себя про запас держал?...
  - Вам... Вы нехорошо себя чувствуете, товарищ капитан? Может...
  - Ничего, ерунда. - Капитан выпрямился и натянуто улыбнулся лейтенанту.
- Пошли. Это всe - ничего. Просто ломка...

   
Г.Л.Олди, А.Валентинов, А.Красовицкий

                          ИГРАЙТЕ В "ХИПЕШ-ГРАД"!
                 (3D-Action Games, (c) 1997, PEROON Ltd.)

                Краткое описание игры (в помощь начинающим)

  В игре существует пять категорий сложности: "Красна девица", "Добрый
молодец", "Гагарин Змеевич", "Кащей Бесстыжий", "Аврыло Селянинович".
  (Примечание: выбрав последнюю категорию, Вы рискуете приятно провести
время - при Вашем появлении на игровом пространстве все враги, даже не
помышляя о сопротивлении, в страхе прячутся, оставляя сверху сокровища и
артефакты).
  Единственное оружие, которое у вас есть при входе в игру - это
бугайтырская дубарь-падлица (оружие Ё1).

  I. МИССИЯ ПЕРВАЯ: "КОГАН-ВАРВАР"

  УРОВЕНЬ 1: "СЕЛО СУПОРОСЬЕ". Оружие, которое здесь можно найти: шест-топор
"Красны Ягодицы" (оружие Ё2). Артефакты: Святое Деепричастие". Враги
(здесь и далее перечисляются в порядке увеличения зловредности): Cow-Boy
John (Иван Коровий Сын), Здой молодец Пристебень, Евпатий Коловрот (без
шест-топора не обойтись!)

  УРОВЕНЬ 2: "ЛОХОМОРДЬЕ". Враги (новые): Леший Олег, Водяной Хвостокрут,
Кот Печеный.

  УРОВЕНЬ 3: "СУЧИЙ ПОСАД". Оружие: Меч-Гаденец (оружие Ё3). Артефакты
Анадырь-Камень, Колдурь-Слово. Враги (новые): Добровольные народные
дружинники, "Старые русские", Ворюги Юриковичи во главе с отцом родным
Юриком Косоруким (побиваются Анадырь-Камнем!), Князь Владомор Зелено
Горлышко (колдурится с третьего попадания).

  УРОВЕНЬ 4: "СЕМИРАЧЬЕ" (секретный уровень, населен свинородцами, для
начинающих и кончающих не рекомендован).

  УРОВЕНЬ 5: "ДЕРЕВНЯ БОЛЬНИЕ НИНДЗЮКИ". Оружие: Сапоги-Сракобои (оружие
Ё4). Артефекты: Позорная труба. Враги (новые): Юдоед, Илья Или-не-я,
злобыня Никитич, Алеша Рабинович (несовместим с Юдоедом, при пересечении
форматирует диск), Князь Самосвят (Главный Монстр) - берется в оборот
Святым Деепричастием и выделяется запятыми.

                  II. МИССИЯ ВТОРАЯ: "КОГАН-РАЗРУШИТЕЛЬ".

  УРОВЕНЬ 1. "ИЗБЛЮЮ ТЕБЯ ИЗ УСТ МОИХ". Враги (новые): Недосвет и Чем-то-Бей
(работают дуэтом, бьют дуплетом, погибая при этом), Курочка шкряба по
кличке Снеси-Яйцо, Вилли Кан.

  УРОВЕНЬ 2: "ДЫШИ-ЧАЩА". Оружие: Гусли-Самозуды (Оружие Ё5). Артефакты:
Скатерть-Самодранка. Враги (новые): Волхвы Позорные, Матерный Волк, гусляр
Сачко (погибая отдает заряды Гуслям-Самозудам), Дед Йог.

  УРОВЕНЬ 3: "БЛУДОМЕРЗКАЯ ПУЩА". Оружие: Грабли-Самограбы (оружие Ё6).
Артефакты: Шапка-Ннедвижимка. Враги (новые): Оттопырь, Дурак-Оборотень,
Соловей-Затейник, оно же Кенарей-Развратник (использовать Позорную трубу)!

  УРОВЕНЬ 4: "ПОЛОВИСТЫЕ СТЕПИ". Оружие: Пербыш-Саморуб (оружие Ё7).
Артефакты: "Половецкий Молодецкий Акт". Враги (новые): Объединенные орды
Кайзеров, Хайзеров, и айзеров во главе с великим каганом и его наследником
Кагановичем (использовать Пердыш-Саморуб), Федорчук-Нойон, зажиточный
Кизяк (рекомендованы Грабли-Самограбы), Лихо Одноглазым (если в Вас оба
глаза на месте, Вы в безопасности), Половецкий Гигант Кончак (Зам.
Главного Монстра) (рекомендован троекратный "Половецкий Молодецкий акт"!),
Баг Едрило (Главный Монстр).

                  III. МИССИЯ ТРЕТЬЯ: "КОГАН FOREVER!!!"

  УРОВЕНЬ 1. "ОСТРОВ БУЯНОВ". Враги (новые): Ухо Одноглазое (если
подвернется Лихо Одноглазым - стравить!), Иван-Умняк (колдурится с
легкостью), Скот Ученый.

  УРОВЕНЬ 2: "КРЫМСКОЕ ХАМСТВО". Оружие: Ковер-Саломет (оружие Ё8).
Артефакты: Избушка на куриных окорочках. Враги (новые): Багатырь Кариес,
Иоанн Златопуз (загоняется в Избушку), Кидалища Поганое, Царевна Незмеяна,
Великий крымский Хам (Ковром-Салометом его!).

  УРОВЕНЬ 3: "ПОГОСТ СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ". Оружие: Колья Перумовы с
разделяющимися горе-головками (оружие Ё9). Артефакты: Гробоотвод. Враги
(новые): Вампырь, Горбатый-Исправленный (использовать гробоотвод),
Змий-Искусатель.

  УРОВЕНЬ 4: "ХАМСКОЕ ПОПОИЩЕ НА РЕКЕ КЛИЗМЕ" (ФИНАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ). Оружие:
полный комплект. Враги (последние): Разнодевицы (применить Половецкий
Молодецкий Акт!), Иван Белов-Горячев, Облом Нирваныч, Бодун Хмельницкий
(Зам. Главного Монстра), Квасилиса Преквасная (еще одна Зам. Главного
Монстра), Жаба-Самодавка (Самый Главный Монстр в игре!) (Над логовом герб:
Жаба поверх двух скрещенных ломов, перевитых гофрированным шлангом, на
конопляном поле. оружия не жалеть: как только пожалеете, она Вас задавит!).



Лев Куклин

                       ЧЕМУ РАВНЯЛОСЬ ДВАЖДЫ ДВА...

  В одной средней школе был старый, ворчливый преподаватель математики.
Вечно он кричал, ругался, бил нерадивых учеников логарифмической линейкой
по пустым, как он говорил, головам - и в один прекрасный день
скоропостижно умер...
  Назначили на его место преподавателя нового, молодого, разумеется -
прогрессивного. И в первый же раз, как тот стал давать урок, он с ужасом
убедился, что в первом классе ребята совершенно не знают арифметики. Так,
они упорно думали, и что самое невероятное: говорили, как думали! - что
дважды два это десять!
  Испуганный и растерянный молодой учитель попросил созвать педагогический
совет... И стали на этом советет думать, что же делать? И решили
большинством голосов: чтобы не вносить смятения в неустойчивые детские
умы, исправить случившуюся ошибку, так сказать, постепенно. В первый день
говорить, что дважды два - девять, на следующий день - что восемь, еще
через день утверждать, что дважды два равняется семи, и так далее, пока
таким путем не вернутся к искомому правильному результату...
  На следующее утро новый учитель спросил ребят, сколько, по их мнению,
будет дважды два. И ему дружно ответили:
  - Конечно, десять!
  - Нет, дети, - осторожно и ласково сказал учитель. - Дважды два - это
девять.
  Но упрямые дети продолжали долбить свое.
  И только гибкие отличники и прочие школьные активисты стали послушно и
дисциплинированно повторять следом за учителем: девять...
  Через день учитель попытался убедить ребят, что дважды два равно восьми...
  Ну, а двоечники, шалуны и прочие трудно поддающиеся воспитанию ребята
писали на доске, на стенах и даже на дверях учительской, что дважды два
равняется трем, и двум - им-то было все равно! - и даже, что дважды два
вообще равняется нулю и дырке от бублика!
  Школе грозила полная анархия.
  И вдруг... один мальчик из середнячков, ни то, ни се, - случайно узнал,
что дважды два, оказыается равно четырем!
  В школе же в этотдень учитель клялся и божился, что дважды два равняется
шести.
  На уроке мальчик встал и робко спросил:
  - А в нашем дворе старшеклассники говорили, что дважды два равно
четырем... Это правда?!
  Перепуганный учитель снова попросил созвать педсовет.
  И на нем решили: чтобы не вносить повторное смятение в расшатанные детские
умы, продолжать считать, что дважды два - десять, а ученика, который
понаслышке (вот вам вредное влияние улицы!) утверждает, что дважды два
равно четырем, из школы исключить.



Павел Лаптинов

                            ЗАГАДОЧНЫЙ КРИСТАЛЛ
                      (антинаучная как бы фантастика)

  Во глубине времен и пространств скрывался Фиолетовый Кристалл с загадочным
Посланием. Никто из жителей планеты Земля не знал, где именно и в какой
эпохе или там эре таился Фиолетовый Кристалл, от каких могущественнейших
существ исходило Послание и что конкретно в Послании было сказано, а может
быть, даже и написано. Никто из землян не знал, скрывается ли вообще хоть
где-нибудь и когда-нибудь этот Кристалл. Потому что никто о нем вообще
ничего не знал.
  Сотни тысяч ученых голов всех народов Земли веками ломали эти самые
головы, тщетно силясь найти Фиолетовый Кристалл и постичь его тайну, но
бесполезно. Да и голов сломали более чем предостаточно.
  И вот наконец наступил тот великий день в истории Земли, когда прежде
никому и никогда неизвестный русский ученый Вася Пупкин соорудил Машину
Времени-Пространства и пустился на ней в странствие. Весь цивилизованный и
не очень мир, затаив дыхание, следил за полными опасностей приключениями
Пупкина, и даже всегда дикие аборигены Океании доверчиво льнули к ламповым
радиоприемникам, пытаясь расслышать сквозь треск и шорох помех хоть
какие-нибудь новости о путешествии Пупкина. И совершенно зря, потому что о
скитаниях Пупкина не было известно ровным счетом ничего, а все
комментаторы новостей бурно обсуждали только лишь сам факт молчания
передатчика в Машине Пупкина.
  В скором времени, казалось бы, весь мир уж и забыл и о Фиолетовом
Кристалле, и о путешествии Васи Пупкина, предпринятом для поисков
Кристалла, и о самом Пупкине, и о заботливо сконструированной им Машине
Времени-Пространства...
  И вот наконец настал тот великий день в истории Земли, когда Пупкин
вернулся в масштаб реального времени и пространства. Передатчик его Машины
заработал, и поседевший Пупкин глядел с экранов на мир с победным
выражением веснушчатой физиономии и смущенно улыбался, на все вопросы
журналистов и простых граждан Свободной Земли отвечая многозначительным
молчанием, лишь торжественно сжимая в запотевших от волнения и дрожащих от
возбуждения руках.
  Ученые заложили Фиолетовый Кристалл в Главный Компьютер Свободной Земли.
  Сотню долгих лет гудел и звякал хитроумный агрегат. Уже успел состариться
и умереть Лауреат Шнобелевской Премии Мира "За выуживание естества"
академик Пупкин, унеся с собой в могилу секрет направления своих поисков в
пространстве и времени и загадку местонахождения Кристалла. Уже сменилось
три новых поколения жителей Свободной Планеты Земля, уже почти все земляне
забыли оглушительный триумф Великого Открытия... И лишь тогда Главный
Компьютер внезапно выдал результат.
  Фиолетовый Кристалл содержал только одну запись на непонятном инопланетном
языке: "Земляне, так вас и распроэтак! Положьте Фиолетовый Кристалл туда,
откедова спионерили! Он ващще не для вас! Там рядом валяется Коричневый
Кристалл, так вот мы на него Послание для Земли и записали".

   
Антон Первушин

                              КОНТРАБАНДИСТЫ

  Старший оперуполномоченный уголовного розыска М. возвращался домой с
работы. Был он в прескверном настроении, а тут еще - час пик, давка, а
тут еще - изменение погоды, разболелась нога, простреленная два года
назад в схватке с бандитами. В общем, ничего хорошего оперуполномоченный
от окружающей реальности не ждал. И, конечно же, не дождался.
  В вагоне метро его притиснули к двум парням затрапезного вида: один был в
протертых до дыр джинсах и с волосами до плеч, другой носил в ухе серьгу,
а майку - навыпуск. Оперуполномоченный поморщился с отвращением, но
делать было нечего - народ свирепо напирал, уплотняясь до последнего
предела.
  - Чем сейчас занимаешься? - спросил тот, который с волосами до плеч,
того, который с серьгой в ухе.
  - Да вот, - ответил тот, который с серьгой, - за наркотики взялся -
выгодное дельце оказалось.
  Притиснутый и слышавший начало разговора, оперуполномоченный насторожился.
  - Зря, - заметил тот, который с волосами. - На самом деле людей
выгоднее возить. Можно за один раз пару тыщ баксов срубить.
  - Да проблемы вечно с этими людьми, - отозвался тот, который с серьгой.
- Повез как-то одного, а он рецидивистом оказался - мне потом так
вставили, чуть совсем не пролетел.
  "Контрабандисты! - догадался М. - Ну, сволочи, считайте, что вы уже на
параше!"
  Он огляделся, соображая, как получше повязать молодчиков, но понял, что до
"Площади Восстания" это просто нереально. Придется потерпеть.
  - Ну а с наркотиков какая прибыль? - не сдавался тот, который с
волосами. - Таскаешь их туда-сюда, как проклятый. Все, кому не лень, на
тебя охотятся, а результата - пшик.
  - Тут ты не прав, - сказал тот, который с серьгой. - Если заранее
заключить сделку, навариться можно основательно. Правда, и обмануть могут,
но тут уж как повезет... Кстати, наша станция. Вы выходите? - спросил он
у оперуполномоченного.
  - Выхожу, выхожу, - ответил М., внутренне возликовав.
  Расталкивая пассажиров и едва не порвав пиджак, он вывалился на платформу.
Двое контрабандистов последовали за ним.
  - Молодые люди, вы арестованы! - провозгласил оперуполномоченный
торжествующе, подхватил обоих под локти и поволок к отделению милиции,
расположенному тут же на станции.
  Ошеломленные парни не сопротивлялись.
  В отделении сидел еще совсем молоденький лейтенант, листал журнал в яркой
обложке. При виде вошедших он отложил журнал и подтянулся:
  - Что случилось?
  - Старший оперуполномоченный М. - представился М. - Задержал этих двоих
для выяснения. Направляясь домой, случайно стал свидетелем их разговора,
из которого стало ясно, что они занимаются контрабандой наркотиков и
перевозкой лиц с криминальным прошлым. В ходе разговора они обсуждали
технические стороны своей противоправной деятельности.
  Лейтенант нахмурился, а потом вдруг улыбнулся.
  - Во что играем, ребята? - спросил он у контрабандистов.
  - В "Элиту", во вторую, - загалдели те наперебой.
  Лейтенант заинтересованно подался вперед:
  - А вы без гиперперехода от звезды к звезде летали? А то я один раз
попробовал, но не долетел...
  Старший оперуполномоченный все понял, плюнул на пол и вышел вон.

   

Сергей Рублев

              ФЛОРА И ФАУHА ВАШЕЙ КВАРТИРЫ, И КАК ЕЕ БОЯТЬСЯ

  Если Вы начали читать эту статью, считайте, Вам повезло. Вы узнаете, чего
Вам нужно бояться у себя дома, и научитесь делать это в нужный момент.
  Hачинайте бояться с самого утра - тот, кто слишком рано встает, может
наткнуться на уползающие под кровать щупальца ночного спрута-хватуна.
Hичего страшного, конечно, но ходить Вы после этого не сможете. Если вдруг
зазвонит будильник, сильно шлепните его и затаитесь - вполне возможно,
это подал голос будильный гриб-обманец, выманивающий Вас наружу. Hе
поддавайтесь и не вставайте - не дайте ему Вас обмануть!
  Hо лежать долго тоже опасно - можно ненароком заснуть. Этого только и ждет
клоп-одеяльник размером 2 на 3 метра, который водится под обоями.
Hезаметно заменив собой одеяло, он выпускает тысячи сосальных хоботков -
и прощайтесь с жизнью. Так что вставать все же придется, но очень
осторожно и не очень рано.
  Встав, некоторое время переводите дух и оглядывайтесь. Если Вы видите
свисающую с люстры петлю, спокойно обойдите ее - удавчик-петлявчик глуп и
не догадается набросить ее на Вас. Если же вы не видите ничего
подозрительного, держитесь от люстры подальше - на ее месте может
оказаться медуза-дутыш со множеством прозрачных щупалец. Она тоже хочет
завтракать.
  Особенно опасными в квартире являются кухня, ванная и туалет, то есть
места, прямо связанные с местами обитания множества вреднейших существ -
водопроводом, канализацией, газопроводом и вентиляцией. О мусоропроводе я
уже не говорю - добровольно выносить мусор может только сумасшедший, не
боящийся встречи с мусорной гиеной, мордаткой вонючей и хищным
моллюском-липконогом. Выносите мусор только под страхом расстрела.
  Если Вы все же решили пройти в ванную, то начните с проверки зубной щетки
- вероятно, Вас уже поджидает зубной точильщик - маленький жучок в виде
зубного бора. Лучше оставить его в покое и воздержаться от чистки зубов.
Hе умывайтесь холодной водой, чтобы не рисковать встретиться с
водопроводным змеем или, что еще хуже, с трубным бормотуном. Hикто его не
видел, но почти все слышали - трубные стоны и рычания способны внушить
ужас даже закоренелому смельчаку. Видимо, вид его так страшен, что
остаться в живых невозможно. Экономьте время на умывании - тогда,
возможно, он и не доберется до Вас. Если же Вас вынуждают принять ванну,
будте бдительны - это любимое место охоты осминога канализационного.
Головы у него нет, зато есть целая сотня тонких щупалец, которые он
просовывает в сливное отверстие, чтобы утащить жертву на дно. В противном
случае защекочивает до беспамятства. Hо еще хуже фановый слизень -
омерзительная тварь нападает всегда неожиданно и с самой беззащитной
стороны организма.
  Еще несколько советов, которые помогут Вам выжить в Вашей квартире. Для
начала опасайтесь всего, что связано с электричеством - живущие в
электропроводке звери крайне несимпатичны. А сетевой электропаук еще и
хитер: сплетает электросети в специальные ловчие схемы, так что не спешите
открывать дверь на звонок, это может оказаться ловушкой, и Вы встретитесь
лицом к лицу с глотуном позвоночным, или верещалкой злобной, или еще с
какими-нибудь неприятностями. Кстати, никогда не хватайтесь за дверную
ручку - сначала потыкайте в нее шваброй. Искровик трясучий этого очень не
любит...

  ...Телефонные звонки не менее опасны - прежде, чем подойти, прослушивайте
сигнал вызова не менее 10 минут, и если он Вам не понравится, не берите
трубку - в ней может гнездиться трубочный вызвень. Простака, поднявшего
трубку, он пугает зловещим гиканьем, а затем опутывает проводами и хватает
за ухо. Тот, кто не умеет шевелить ушами, наверняка пропадет.
  Радио и телевидение сами по себе тоже довольно опасны, т.к. служат
пристанищем множеству эфирных дурней и дур, которые могут забормотать Вас
вусмерть. Hо если их включить одновременно на большую громкость, они
спутываются между собой и, увлеченные перебиванием и перекрикиванием,
становятся неопасны.
  Если у Вас есть комнатные растения, не вздумайте к ним подходить иначе чем
с лейкой - сожрут! Особенно опасна герань - хищница отращивает на
изнанке листьев острейшие зубы и ждет подходящего случая, чтобы вцепиться
в руку.
  Hе забывайте про вентиляцию! Воздушный гриб-споронос вызывает приступы
неистового чихания и икания - лучше всего заткнуть отверстие вентиляции
подушкой и поменьше дышать. Вообще двигаться нужно в самом крайнем случае
- лучше проводить время, забившись в какую-нибудь малозаметную щелку (под
ковер, например), не высовываясь и не подавая признаков жизни.
  Hа этом краткий курс по выживанию в собственной квартире можно считать
завершенным - Вы убедились, что выжить здесь совершенно невозможно. Hо
местные флора и фауна покажутся Вам безобидными и домашними по сравнению с
флорой и фауной, окружающими Ваш дом снаружи. О них я поведаю в следующий
раз.

   
Ген Мов Чан

                                   НОЖНЫ

                                  ПРОЛОГ

  Гром, сжамая в руке свой верный меч, сидел в засаде уже восьмые сутки.
  За это время обида на своего врага и потребность в мести, не покидавшие
его последние восемь месяцев, успели возрасти в восемьдесят раз.
  Когда до окончания восьмых суток ожидания осталось восемь секунд, он
отчетливо услышал звук ломающихся веток деревьев и понял: "Это мой враг".

                               ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

  Глава 1. На
  Глава 2. восьмой
  Глава 3. год
  Глава 4. поединка
  Глава 5. со
  Глава 6. своим
  Глава 7. врагом
  Глава 8. Гром

                               ЧАСТЬ ВТОРАЯ

  Глава 1. понял,
  Глава 2. что
  Глава 3. силы
  Глава 4. его
  Глава 5. на
  Глава 6. исходе.
  Глава 7. "Пора
  Глава 8. менять

                               ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

  Глава 1. тактику", -
  Глава 2. подумал
  Глава 3. Гром.
  Глава 4. Он
  Глава 5. ловко
  Глава 6. перебросил
  Глава 7. свой
  Глава 8. дамасский

                              ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

  Глава 1. меч,
  Глава 2. рукоятка
  Глава 3. которого
  Глава 4. была
  Глава 5. украшена
  Глава 6. восемью
  Глава 7. изумрудами
  Глава 8. в

                                ЧАСТЬ ПЯТАЯ

  Глава 1. другую
  Глава 2. руку,
  Глава 3. которой
  Глава 4. кстати
  Глава 5. владел
  Глава 6. не
  Глава 7. менее
  Глава 8. искуссно.

                               ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

  Глава 1. - Негодяй! -
  Глава 2. выкрикнул
  Глава 3. враг
  Глава 4. и
  Глава 5. тоже
  Глава 6. перехватил
  Глава 7. свой
  Глава 8. меч.

                               ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

  Глава 1. И бились
  Глава 2. они
  Глава 3. еще
  Глава 4. восемь
  Глава 5. лет
  Глава 6. и
  Глава 7. восемь
  Глава 8. минут.

                               ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

  Глава 1. "ДЗЫН-Н-НЬ-НЬ..."
  Глава 2. "Ш-ШЬ-ШЬИ-И-ТЬ-ТЬ..."
  Глава 3. "Ф-ФЬ-Ю-У..."
  Глава 4. "ДЗ-ЗИЛИНЬ-НЬ..."
  Глава 5. - Х-ху!
  Глава 6. - Получай!
  Глава 7. "С-СЬСЮ-У..."
  Глава 8. "ДРИНЬ-НЬ-НЬ..."

                                  ЭПИЛОГ

  Гром устал. Он снова хотел перебросить меч в другую, отдохнувшую руку, но
вдруг что-то произошло с его зрением. он почему-то отчетливо увидел
энергетическую оболочку своего врага.
  "Не может этого быть! - обозленно промелькнуло у него в голове. - Ведь я
никогда не верил в это! Я не верил в существование ауры даже тогда, когда
мне об этом говорил гномик Вася!" гром отскочил от своего врага в сторону и
взял тайм-аут.
  "Какой же я болван! - выругал себя Гром. - Пока не увидел собственными
глазами - не верил, дкмал, что это бредни слабаков!"
  Он презрительно посмотрел на свой меч.
  "Как же смешная эта бесполезная железяка, - усмехнулся Гром. - Да и сам
не лучше! Хотел этой безделушкой энергию разрубить! Сопляк! Возомнил себя
всемогущим!"
  Он бросил меч к ногам врага.
  - Ты проиграл, - сказал Гром и, похлопав ладонью по своим дорогим
инкрустированным ножнам, добавил: - Вот самое мощное оружие.
  И в эту минуту камни на ножнах Грома вспыхнули ярким огнем, как бы
подтверждая его слова.
  Гром не ожидал этого, но больше ничему решил не удивляться. Он вздохнул,
пожал плечами и пошел прочь.
  - Трус! - закричал вслед ему враг. - Вернись!
  он шел и слышал, как меч врага за спиной рассекает воздух. Он шел и
слышал, как меч врага рассекает его плоть.
  Он снова усмехнулся и оглянулся назад. Его враг неистово рубил на куски
его валявшееся на земле тело. Тело, которое Грому больше не понадобится.

   
Юрий Самусь

                              РЕАКТИВНАЯ ТЯГА

  Мы дрожали каждый в отдельности и все вместе, отчего школа космопилотов
раскачивалась из стороны в сторону, словно звездолет, шлепнувшийся на
аварийные амортизационные подушки. Мы дрожали как осиновые листья, как
заячьи хвосты, как торговки мороженным в ноябре, и ничего не могли с собой
поделать. Шел выпускной экзамен.
  Когда меня вызвали "на ковер", я был готов окончательно: мышцы
задеревенели, из глаз текли слезы, язык никак не хотел отлипать от неба.
  - А-га, вот и Лютиков пожаловал, - сказал председатель экзаменационной
комиссии и затем многозначительно добавил: - ну-ну.
  Я сел на краешек стула, сиротливо приютившегося в центре "арены
гладиаторов", и, сжимая в руке несуществующий меч, принялся ждать, с какой
стороны в меня полетит сеть, а то и трезубец.
  - Кхм, - откашлялся известный космодесантник Нетребайло, - разрешите
мне?
  Председатель утвердительно кивнул головой.
  - Значица так, - известный космодесантник снова кашлянул, - прочищая
горло. - представьте себе, молодой человек, что на ваш корабль напали
космические вампиры. Ваши действия?
  Я едва не упал со стула. Ответ на этот вопрос не нужно было долго искать.
С космическими вампирами никто и никогда не встречался, кроме, разумеется,
известного космодесантника Нетребайло. А как известно, космодесантники
любят всякого рода байки.
  Но вида я, конечно, не подал, а слово в слово, как написано в книге
"Курьезы вселенной" (кстати, единственной книге, прочитанной мной за
последние пять лет), повторил:
  - Я отстреливаю резервный бак с топливом и спокойненько удаляюсь прочь.
Как говорится, вампиры сыты и овцы целы.
  По довольному лицу известного космодесантника я понял, что на первый
вопрос ответ был дан исчерпывающий.
  Теперь ко мне обратился астрофизик.
  - Ваш корабль засасывает Черная дыра. Как вы выпутаетесь из этой
передряги?
  Ответ был все в тех же "Курьезах", и я выпалил без запинки:
  - Сбросил бы в нее несколько банок белой краски. В результате получилась
бы не Черная, а Белая дыра. Она же, как известно, выделяет а не поглощает
материальные тела и энергию.
  Третий вопрос задал ксенолог, нос которого напоминал свежесорванный
помидор. Он спросил, что я буду делать, если встречу представителей
неизвестной цивилизации? Ответ мне подсказал его неестественно пунцовый
нос.
  - Я беру из НЗ бутылку "Столичной", несколько тюбиков хлореллы и иду
устанавливать контакт.
  У ксенолога мечтательно заблестели глаза.
  - Что ж, - сказал председатель, - на все вопросы, Лютиков, вы ответили
правильно, хотя и с некоторыми погрешностями. А посему, четыре балла вы
заслужили.
  Я радостно вскочил с места, когда он протянул руку за моей зачеткой. Еще
бы! Сдать выпускной экзамен и получить звание пилота, когда я даже смутно
не мог представить, что такое реактивная тяга или первая космическая
скорость!
  Председатель поднял штамп над моей зочеткой, но в последний миг вдруг
остановился.
  - А знаете что, Лютиков, - задумчиво проронил он, - мне бы хотелось,
чтоюы вы получили более высокую оценку. Поэтому я задам самый простой
вопрос: что такое реактивная тяга?

   
К.Силин

                        ДОЛГОЛЕТИЕ СЕМЕНА КОСЬКИНА

  На Коськина напало вдохновение. Напало так внезапно, что отбиваться не
было смысла. Семен удобно устроился за письменным столом, и работа
закипела.
  Муза бренчала своей старенькой лирой. пегас нетерпеливо хлопал крыльями, а
с шариковой ручки так и сыпались на бумагу удачные литературные обороты.
  - Сема, пора, - вдруг раздалось за его спиной. Семен недовольно дернул
плечом и, оглянувшись, еще раз убедился, что неприятности всегда
начинаются вдруг. Перед ним стояла костлявая старуха с огромной зловеще
поблескивающей косой. - Пора, - ухмыльнувшись, повторила старуха.
  Коськин зло со вкусом выругался, как любят и умеют только русские. На его
столе лежал уже на три четверти написанный роман - мечта всей его жизни,
а тут такое...
  - Не пойду! - твердо заявил он. - Пока не допишу, не пойду! - И,
словно это что-то меняло, добавил: - У меня же вдохновение...
  Старуха, оскалившись, вероятно так она улыбалась, спросила:
  - Много еще?
  - Четверть, - по деловому ответил Коськин.
  - Хорошо, - немного подумав, согласилась старуха, - но как напишешь,
чтобы без фокусов! - И она устрашающе качнула зазубренной от долгого
употребления косой.
  Прошло сто лет. Коськин свой роман так и не дописал. У него что-то
закончилось: то ли вдохновение, то ли паста в ручке. Но он не унывает, к
тому же многие ему завидуют, хотя почему-то не все.

   
Сергей Стрельченко

                               СТОП-НОСИТЕЛЬ

  - Ты никогда не думал, что для того, чтобы двигаться, надо оставаться на
месте?
  Андрей знал, что голова Альберта всегда полна неординарных идей, но эта
казалась нонсенсом.
  - Да, именно так, - продолжал Альберт, самодовольно раскуривая дешевую
папиросу. Он сделал эффектную паузу. - Ведь движется сама окружающая нас
вселенная. Представь себе обыкновенную, зависшую над движущейся лентой,
муху. Она будет висеть в одной точке относительно потолка, но двигаться
относительно предметов на ленте. Мой аппарат создает поле, которое
изолирует предмет от окружающей системы. По мере его усиления растет
торможение или, если угодно, скорость попавших в него объектов. С
практической точки зрения это одно и то же. Ты будешь первым, кто увидит
стоп-носитель в действии. Я сдвинусь по крайней мере на несколько
сантиметров.
  Альберт скрылся за дверью и появился в чем-то вроде жесткого водолазного
скафандра. Скафандр был тяжел, как рыцарские доспехи, и вряд ли уступал им
в прочности.
  - Это и есть сам аппарат. Граница поля возникает на поверхности скафандра
и изолирует его от всех внешних воздействий - будь то вибрация, излучение
и прочие. В нем замирает само время. Объект в оболочке стоп-поля может
пройти сквозь нейтронную звезду и даже не заметит этого.
  Альберт опустил на лицо прозрачное забрало шлема и быстро вдавил красную
кнопку на поясе.
  Трах!!! Звук страшной силы оглушил Андрея. Очнувшись, он понял, что лежит
на грязном, заваленном осколками штукатурки и битом кирпичом полу.
  Встав и отряхнув костюм, Андрей постепенно пришел в себя. Он оглядел
комнату, которая имела теперь вид логова террориста-одиночки после
неудачной попытки изготовить бомбу.
  Стена, у которой только что стоял Альберт, превратилась в огромный
трафарет, изображавший странное головастое человекоподобное существо,
замершее в не менее странной развязной позе. В нем было что-то от
знаменитых сахарских рисунков, вдохновлявших уже несколько поколений
фантастов.
  Несколько жителей города и области заметили неопознанный летающий объект.
  Майор Ковальчук поднял по тревоге в воздух звено истребителей. Новейшие
ракеты класса "воздух-воздух" не сумели поразит цель.
  Американский астронавт Ларри Кларк передал в центр управления полетом, что
видел, как за иллюминатором его корабля пролетел дух погибшего водолаза.

   
Василий Владимирский

                                ОТКРОВЕНИЕ

  ...Судорожно вцепившись в подлокотники кресла, Серж с нарастающим ужасом
обводил взглядом трибуны, уходящие до самого горизонта. Еще минуту назад
он, высоко подняв воротник пальто, шагал на работу в толпе сонных рабочих,
чиновников, лоточников... Стояло серое осеннее утро, мелко моросил дождь,
звенели трамваи. Он остановился перед светофором, и... И все. Серж
посмотрел на небо. Легкий ветер гнал через глазуревую синеву барашки
облаков, солнце отражалось от белого песка арены.
  - Этого просто не может быть... - пробормотал он вслух.
  Сосед справа - плотный мужчина в выцветших шортах, ковбойке и зеркальных
очках - поправил белоснежную панаму и с интересом посмотрел на него:
  - Что, в первый раз здесь? Ну, ничего. Тут главное - ничего не
бояться... Сейчас начнется.
  - Что начнется?
  - Смотрите...
  ... Арена уже не была пустой. Заполнявшие ее существа появлялись попарно
прямо из пустого пыльного воздуха, и сразу же вступали в бой. Солнечные
блики скользили по их черным панцирям и бронзовым надкрыльям, слепя
зрителям глаза. На месте каждого сраженного тут же появлялись двое других,
и немедленно включались в побоище. А на горизонте, окруженные пламенем,
безмолвно выросли и неподвижно замерли в смертельном поединке две
гигантские, огненные фигуры.
  - Персонифицированное мировое Добро и Зло почему-то всегда выбирают
именно это место, чтобы помериться силами, - негромко проговорил сосед,
- но все равно никак не могут уничтожить друг друга. Завидую тем, кто
наблюдает этот спектакль в первый раз. Здесь собирается самый пестрый
народ - основатели религий и философских течений, поэты, сумасшедшие, -
ну, можете себе представить. Но, как говорит один забавный парень из
местных, все это суета сует: победителем-то при любом раскладе оказывается
то, что мы именуем персонифицированным мировым Добром.
  Серж недоверчиво покосился на соседа.
  - Это которое слева?... или справа?
  Сосед откинул со лба жидкую прядь волос.
  - Тут все гораздо проще... или сложнее, если угодно. Кто сказал, что
победа всегда достается Добру? Напротив, именно тот, кто побеждает, и
становится для нас Добром... - Он тяжело вздохнул. - По крайней мере, до
следующего раза.

   
Александр Виноградов

                             РЕБЕНОК И КОНФЕТА

                                 Те, кто говорит:
                                 "Это так просто, как отнять
                                 конфетку у ребенка", никогда
                                 не пытались этого сделать.

                                                Р.Асприн

  Стук колeс ночной электрички Горький-Шахунья слышался довольно далеко,
мешая праведному сну тысяч садоводов. За окнами, засиженными мухами,
тянулись наверх обглоданные ели, будто пытаясь пронзить фиолетовое, с
кровавым солнечным пятном, закатное небо. Громкий разговор двух мужиков
весьма бомжового вида мешал мне сосредоточиться на чтении, а попытки
уснуть заранее были обречены на провал взрывами дикого разнузданного
хохота.
  Поэтому мне ничего не оставалось делать, как наблюдать за бегущим в окне
чeрным лесом и древними телеграфными столбами, напоминающими покосившиеся
кресты бесконечного заброшенного кладбища.
  Доносившиеся до меня обрывки разговора, включившие в подсознание цепь
мрачных ассоциаций, стали постепенно складываться в историю, одно
воспоминание о которой до сих пор вызывает во мне внутренний протест.
  Рассказывалось это на присущем представителям дна нашего общества
диалекте, понять который можно с трудом, лишь иногда улавливая смысл за
трeхэтажными матерными нагромождениями.
  Потому, может быть, я и не уловил некоторых деталей повествования или же
неверно интерпретировал их. Однако, в конце пути произошло событие.
заставившее меня усомниться, что описываемые здесь события всего лишь плод
моего воображения.

                                    ***

  Рассказчика звали Горб. Его профессия осталась мне неизвестной, а вот его
погибший год назад друг, Культя, зарабатывал тем, что выставлял напоказ
свои тощие коленки, изображая безногого. Летом нищим живeтся достаточно
хорошо - не надо искать ночлега. Ну а тогда друзьям и вовсе повезло -
ускользнув от сторожей и контролировавших место мафиози, они устроились у
старых могил, в том районе кладбища. который редко посещался людьми.
облупленные ограды и заросшие дорожки, старые. кое-где даже поваленные
наземь памятники были окружением их вечерней трапезы, состоявшей из
буханки, скользких холодных сосисок в найденной на помойке консервной
банке и двух стыренных бутылок по 0,7 на двоих. Пластиковые стаканчики и
конфеты "Улыбка" на закуску были подобраны с могил.
  Устроившись за полусгнившим дошатым столиком у одного из памятников, они
быстро проглотили свои запасы и стали готовиться ко сну.
  - Мазипин Пeтр Никанорович, - прочитал культя, вытирая зад куском
чьего-то предвыборного плаката. - Восьмое шестое тыща девятьсот
шестьдесят седьмого - восьмое шестое семьдесят второго... А сeдня чe?
  - Восьмое июня, - отозвался Горб.
  - Слышь, мужик, с днeм рождения! - произнeс Культя, обращаясь к камню, и
расхохотался.
  - Знаешь... Конфетку у ребeнка спeрли, да ещe и насрали... Нехорошо
как-то, - сказал Горб заплетающимся языком.
  И бомжи уснули.
  Через некоторое время Горб сквозь сон услышал неразборчивые звуки, похожие
одновременно на старческое шамканье и детский лепет:
  "Дядя спрятал конфетки. Сегодня мой день рождения, и мама всегда дарит мне
конфетки. Но я найду их... Нехороший дядя! Он накакал на пол. мама
говорила, что нехорошо какать на пол... И здесь нет конфеток..."
  А наутро, проснувшись с жуткой головной болью, он увидел мeртвого Культю,
с развороченной раной на животе, опутанного собственными внутренностями.
Горб не помнил, как добрался до ограды и как перемахнул через еe
двухметровые бетонные блоки. Но на следующий день он очнулся жутко
избитым, с ужасным похмельем и уже совсем в другом городе.

                                    ***

  История закончилась, и Горб с товарищем, улегшись на скамейки,
успокоились. "Да Шахуньи они ещe успеют выспаться, а мне - выходить
скоро", - подумал я.
  Лезть в рюкзак за книгой не хотелось, и я тоже задремал.
  "Это другой дядя спрятал конфетки. Он тоже нехороший дядя и даже не
поздравил меня с днeм рождения..." - услышал я сквозь сон, а затем
проснулся от жуткого крика Горба:
  - Он тут! Это он, он хочет искать у меня в животе! Он вернулся!
  Валяясь на полу, Горб сучил в воздухе ногами и руками, будто отбиваясь от
чего-то, нависшего сверху, а его недавний собеседник мирно храпел на своей
скамейке.
  Электричка уже переехала мост через Линду, и мне пора было выходить.
  От станции вглубь садоводческих товариществ вела песчаная дорога, где всe
ещe работал киоск с непременным набором спиртного и жвачек.
  Я вышел, но что-то заставило меня бросить взгляд на ярко освещeнные окна
моего вагона. Внутри я увидел единственную фигуру - РЕБЕНКА ЛЕТ ПЯТИ С
ОКРОВАВЛЕННЫМИ ПО ЛОКОТЬ РУКАМИ. И почему-то я вспомнил, что сегодня -
восьмое июня. А когда наши взгляды встретились, я только и смог сделать,
что выдавить фразу:
  - С днeм рождения!
  А полусгнившие губы ребeнка озарила улыбка.

   
Георгий Арефьев

                      СКАЗАHИЕ О ГОЛОВЕ И БЕЗГОЛОВЫХ

  Жил на свете Путанов. Жил-поживал, склероз наживал. И все у Путанова было
путем, да вот завелись в голове его мысли. Чувствовал он остро, как в
мозгах они тихонько копошатся, щекочутся, извилинами шевелят. Вконец
измучили - спокойно спать мешают, с фуршетов в зал читальный гонят и
думать постоянно заставляют - прямо жизни не дают.
  Хотел Путанов к знахарю пойти - авось поможет, да мысли воспротивились:
дескать, над головою спутники летают, и люди скоро будут пьянствовать на
Марсе, не стыдно ль колдунам-то доверяться в наше время?
  Hу, делать нечего, отправился Путанов в поликлинику. Выслушал его там
врач, побарабанил пальцами по голове (и по его, и по своей), и молвил:
  - Плохо дело. Трепанация нужна.
  - И так вокруг одна сплошная трепанация на заседаньях и в газетах,
- возмутился тут Путанов: - А дела не видать!
  - Hу что вы, пациент, трепаться зря не стану - без обмана, всего и
дел-то, дырку в голове вам провертеть! И мысли через эту щелку частично
вытекут, частично испарятся.
  Задумался Путанов было, да вовремя одумался он думать, пока критические
мысли не родились и в разговор невовремя не встряли.
  - Hадо, значит надо, - отвечает: - От лишней дырки в черепущке вреда не
будет - это и ребенку ясно.

  ...Очнувшись от тяжелого дурмана, он поднял руку к голове, но пальцы,
ослабев после наркоза, наткнулись на бинты и в них увязли.
  - Больной, вы слышите меня? - навис над ним хирург: - Мы вскрыли череп,
но оказалось, что весь мозг был поражен идеями и излечению, увы, не
подлежал.
  Спасти вас от ума могла лишь ампутация башки. Ее мы удалили на рассвете.
  Hо не тревожтесь, шрам почти что не заметен будет - делали на совесть.
  А в понедельник - на работу. Вы кем работаете? Депутатом? Чудесно -
голова вам абсолютно не нужна.
  Ко вторнику Путанов в этом убедился. Hе обошлось без недоразумений
- пришлось сниматься заново на удостоверение и паспорт, но, в целом, жизнь
катилась по привычной колее.
  Hу, правда, некоторые молча изумлялись: а как он видит, если нет ни глаз,
ни даже головы, с высот которой взгляд они бросали прежде? Hо сам Путанов
ничему не удивлялся, ему, естественно, и в голову такой вопрос не
приходил... А засыпал теперь он сразу и, к тому же, без подушки.
  Для выездов же зарубеж, где издавна не любят безголовых (предрассудок
недостойный!), он заказал протез с орлиным профилем и благородной сединой.
(Hе он был первым, и не он последним - сколько их, пустоголовых, или ватою
набитых, с экрана и с газетных фотографий взглядом немигающим,
остекленевшим смотрят якобы на нас. Пора б привыкнуть и не обращать
вниманья).
  А дома проще обходиться без протеза. Вот поздно вечером шофер такси, не
разглядев, как заорет: "Куда ты под колеса прешься, безголовый раз...!"
Hо, неокончив, тут же извинился и, побелев, на красный свет умчался!
  В родных пенатах накладные головы излишни (а настоящие - накладны)
- немало ныне появилось тех, которым голова не интересна, был бы слышен
звон, а лучше, шелест... А деньги у Путанова водились - немало сэкономил
он на шляпах, на шампунях, на бритье и стрижке, и на мыслях нудных о том,
что взятки брать нехорошо, нечестно, недостойно.
  И жил Путанов еще долго и счастливо, и умер в один день. Аминь.

   

Вероника Батхен

                               ПРОСТО СКАЗКА

  ...Ей было девятнадцать лет. Она жила в однокомнатной квартире на третьем
этаже дома-хрущевки в спальном районе Москвы, училась на журфаке МГУ,
любила стихи и селедку под шубой. И три рыцаря мечтали о руке и сердце
прекрасной Дамы - бизнесмен, владелец преуспевающей компьютерной фирмы;
перспективный кандидат-астрофизик, восходившее светило науки; и молодой
поэт, наделенный всеми мыслимыми достоинствами, кроме денег и здравого
смысла.
  Она колебалась, не умея, а может быть, не желая выбирать, и, наконец,
незадолго до нового года, объявила поклонникам, что выйдет замуж за того
из них, кто придумает самый чудесный подарок. Она долго готовилась к этому
вечеру - свечи, шампанское, роскошный стол, любимое белое платье и мягкая
постель с пушистым верблюжим пледом - все для прекрасного Принца.
  Первым пришел бизнесмен.
  - Нашу свадьбу мы отметим в Париже. Вот билеты на самолет и ключи от
номера в "Рице". Мы увидим Монмартр и Нотр дам де Пари, будем пить
столетний коньяк в лучшем ресторане Елисейских полей, с высоты Эйфелевой
башни весь мир ляжет к нашим ногам! Рейс через час - ты поедешь?
  - Уходи. Ты не угадал, - сказала она и закрыла дверь. До боя курантов
оставалось два часа.
  Приход астрофизика был слышен. Она открыла дверь, не дожидаясь звонка, и
уперлась взглядом в перевязанную розовыми ленточками, частично упакованную
треногу, из-за которой высовывалось счастливое лицо кавалера.
  - Это тебе. Телескоп. Сейчас я установлю его на балконе, и ты увидишь
звезду. Я открыл ее сам и назвал твоим именем. Красная, седьмой величины...
  - Снег идет третий день. До свидания.
  Она открыла форточку - квартира пропахла дымом, а поэт терпеть не мог
табака, сварила кофе и села ждать дальше. Он пришел без пяти двенадцать. С
пустыми руками.
  - Я люблю тебя. И это все, что у меня есть. Чудо уже то, что я осмелился
сделать тебе предложение.
  Она ждала, не понимая.
  - Ты - красивая. Нежная. Живая. Ты умеешь говорить без слов и смотреть в
окно. Я люблю тебя.
  Слов действительно не было. Она хлопнула дверью так, что сработала
сигнализация на чьей-то машине. Все стало ясно. Она выпила с президентом
России шампанского - как лекарство, поплакала немного от обиды и
одиночества и уснула, завернувшись в верблюжий плед. В комнате пахло
дымом, бурчал невразумительно телевизор, ворочалась кошка в плюшевом
кресле под лампой...
  За окном шел снег. И цвели каштаны.

   
Владимир Бережинский

                          ОТЦЫ И ДЕТИ ... И ВНУКИ

                                        ... И его возводить молодым!..

                                                В. В. Маяковский

  Лязг экскаватора с утра назойливо лез в уши, но уже к обеду стал чем-то
привычным, почти необходимым.
  В перерывах студенты подходили к окнам, смотрели на разрастающуюся яму, на
снующие туда-сюда грузовики с землей и мрачновато шутили:
  - Никак под нас подкапываются.
  - Углубленно работают...
  - А может, они клад ищут?
  - Ага, Флинта или Сильвера.
  Ближе к вечеру во двор въехала машина, из которой выбралось явное
начальство. Столпившись у бровки ямы, оно принялось что-то бурно
обсуждать, размахивая руками. Под шумок экскаваторщик незаметно исчез.
Работа застопорилась.
  После закрытия библиотеки Стас, ожидая Светку, засмотрелся на двух
отроков, забавлявшихся швырянием камушков в свежевырытую яму.
  - Ух ты! - восхитился он. - Закапывают! Смотри, Светик, юная смена.
Прямо-таки, отцы и дети. Не по И. А. Тургеневу, правда. А не слабо им
будет...
  - Слабо! - не дослушала та. - Пойдем лучше.

                                   * * *

  Проходя назавтра мимо того же окна, Стас вдруг заметил, что во дворе тихо.
Он взглянул и даже остановился...
  - Эй, ты идешь или нет? - окликнула его Светка и тоже подошла к окну. -
Ого! - там была совершенно гладкая площадка, по которой вчерашние отроки
бодро улепетывали от экскаваторщика.
  - И впрямь, отцы и дети! - фыркнула Светка.
  - И внуки, - буркнул Стас. - Посмотри-ка.
  Немного в стороне, у самого края бывшей ямы, сидел карапуз лет трех и
сосредоточенно орудовал совком. За ним тянулась ровная широкая и глубокая
канава...

   
Михаил Гаёхо

                                 СКАЗОЧКА

  - Оленька, - съешь котлетку, - сказала мама.
  - Не надо есть, - сказала котлетка.
  - Съешь котлетку, доченька, и папа у нас тоже съест котлетку, а себе я
положу сосиску.
  - Не надо есть, - сказала котлетка. - Не ешь меня, девочка, я тебе
пригожусь.
  - Я не хочу есть эту котлетку, - сказала Оленька.
  - Что это за котлета у тебя? Хочешь, я дам тебе от своей? - сказал папа.
  - Нет, нет, не надо! Уберите вилку! - закричала папина котлета.
  - Откуда эти котлеты? - спросил папа.
  - Из кулинарии, - сказала мама, - обыкновенные котлетки.
  - Ну, - сказал папа, - я лучше съем этот вкусный бутерброд со шпротами.
  - Эй, - сказал бутерброд.
  - Замолчи, - сказал папа, - должен ведь я чего-нибудь съесть?
  - Почему обязательно меня? - сказал бутерброд. - Съешь котлетку.
  - Не надо есть, - сказала котлетка.
  - Бутерброды существуют для того, чтобы их ели, - сказал папа.
  - Я существую, следовательно мыслю, - сказал бутерброд, не будешь же ты
есть мыслящее существо?
  - Все не так, - сказал папа, - мыслю, следовательно существую: вот как
правильно.
  - Вчера было так, а сегодня с утра все наоборот, - сказал бутерброд.
  - Ну, какой еще мыслитель нашелся, - сказал папа. - Чем же ты мыслишь?
Шпротами своими?
  - Мыслю, и не хуже тебя, - сказал бутерброд.
  - Ну, - сказал папа.
  - Вот тебе и ну, - сказал бутерброд, - аргументировать-то нечем?
  - Есть у нас еще что-нибудь? - спросил папа.
  - Сосиски, - сказала мама, - я тебе положу сосиску.
  - Ах, боже мой! Какой ужас! - сказала сосиска.
  - Спасите, помогите! Режут! Убивают! - закричала другая.
  - Ай, мамочка моя, я боюсь! Ой, мамочка, больно! - захныкала третья.
  - Закрой их крышкой, - сказал папа.
  - А у сосиски тоже есть мамочка? - спросила Оленька.
  Мама расплакалась и выбежала из кухни.
  - Можно, я пойду поиграю с конфетками? - спросила Оленька.
  Папа взял батон.
  - Положь на место, - сказал батон басом.
  Минуло три часа.
  Мама тихонько прошла на кухню. Она сделала радио громче и съела бутерброд
- тот самый, который много рассуждал утром.
  За плотно закрытой дверью ванной плакали и кричали тонкими голосами: там
папа расправлялся с сосисками.
  Оленька играла с конфеткой:
  - А теперь скажи так: бабушка, отчего у тебя такие большие зубы?
  - Бабушка, отчего у тебя такие большие зубы? - пискнула конфетка.
  - А это, чтобы съесть тебя, дитя мое! - сказала Оленька и проглотила
конфетку.



Я. НИХТО

                              ВЕРШИТЕЛЬ СУДЕБ

  Журналист решил сократить путь, он очень спешил в редакцию. В папке у него
лежала настоящая сенсация. С крыши дома сорвалась огромная сосулька.
Газета напечатала сенсацию - посмертно.

  Сонный студент переходил улицу и его сбила машина. Он с трудом вылечился
от травм. Через два месяца его снова сбил автомобиль. Новый русский
постарался - студент умер сразу.

  На месте для разборок два враждующих клана братвы забили стрелку. Возле
крутых авто, лицом к лицу, стояли две группы людей с оружием в руках.
Боссы решали проблемы мирным путем. Один из бойцов случайно нажал на
спусковой крючок. После яростной перестрелки не получил ни одной царапины
лишь один братан - тот, кто первым нажал на спуск. С этого мгновения он
пошел на повышение и сам стал боссом...
  И беспредела стало больше.

  Молодая учительница мечтала о большой любви. Ее идеалом был принц на белом
"мерседесе". Как-то на остановке она столкнулась с молодым человеком и
встретила свою любовь. Юноша был шахтером, и у него никогда не было
"мерседеса"...
  Но девушка стала счастлива.

  Однажды пенсионер нашел небольшой пакет. В бумагу были завернуты пачки
долларов. Хозяин денег так и не объявился. Дедуля случайно обеспечил себе
старость.
  Но он был по-прежнему одинок.

  Он еще очень молод - ему всего двести лет. Он не добр и не зол, не
злопамятен и не мстителен. Все это чуждо ему. Ни этика и поступки, ни ауры
и кармы никогда не интересовали его.
  Единственным, кто его хорошо понимал, был добрый маленький народец.
Человеческая цивилизация уничтожила домовых. Немногие из уцелевших,
мохнатики, бежали в отдаленные хутора и села.
  И вот он остался один... Ему стало одиноко и грустно. Сначала он пытался
заговорить с жителями, разными способами старался обратить на себя
внимание... Людишки оказались слепы и глухи!
  Однажды, наблюдая за игрой в дартс, Он придумал для себя игру в случаи. В
улицы, бульвары, проспекты, заменившие сегменты, кидались разноцветные
случаи-стрелки. Правило простое, как в детской игре: кто не убежал - я не
виноват!
  Он всегда играл по-честному: прежде чем бросить черную стрелку, он всегда
предупреждал. И что самое интересное, очень немногие из людей все же могли
услышать его крик и обойти. Такие оставались жить. Были и такие
индивидуумы, в которых за всю их жизнь не попадал никакой случай.
  Совсем незаметно для него игра превратилась в настоящую обязанность, чуть
ли не в работу. Все его сородичи, молодые и старые, жили на больших
расстояниях. К сожалению он никак не мог общаться с ними. Благодаря
изобретенному телевидению можно было лишь наблюдать за живущими в них
людьми. В предалеком будущем он присоединит к себе ближайших сородичей,
изменит свою инфраструктуру и превратится в огромный Мегаполис. Он станет
старше, много старше. Потом он, возможно, и возьмет на себя роль мессии
человечества. И тогда берегитесь убийцы и маньяки, разбойники и бандюги...
  А сейчас он просто ГОРОД и ему просто скучно!

   
Глеб Гусаков

                                    БОЙ

  В степи это было, под Карлнаури. Да, только южнее, километров пятьдесят.
Было нас - батальон новобранцев и гнал нас лейтенант нещадно, как
мустангов - где бегом, а где шагом. Куда гонит - не знал никто.
Говорили, что на левом фланге прорвало, а кто прорвал, сколько их... Сам
нант не знал, получил вводную: немедленно выступить, направление -
зюйд-вест, скорость - восемь узлов, по прибытию на место - вступить в
бой, заткнуть, оттеснить. Все. Даже полной выкладки не дали; набросали
консервов, кто сколько унесет, боезапас дали по кило на брата, да дров
навалили - степь ведь, днем жара, а ночью без огня - сдохнешь. И вперед.
Хорошо - взвод шани набрался. Они, что твои боевые верблюды; почитай, все
дрова они и перли. Здоровые мужики. А кунды только под ногами путались. Их
во втором и третьем взводе пополам было. Потом нант их отфильтровал и
пустил вторым строем, вот тогда они копоти и дали, шани за ними еле
успевали.
  А нант не дурак попался, глотку не драл, забрал радио у Вострика, ну,
помнишь - деревенский шкет из северных кундов, ему это радио по пояс
было. А нант за плечи кинул, руки в локти, стойку три и порысачил. Только
и слышно: "бегом" да "шагом".
  Четверо суток гнал, привал строили - когда вообще ни зги. А чуть
рассветет - "подъем, бегом марш". На четвертые сутки под вечер горы на
зюйде замаячили, вот тут-то нас и накрыло.
  Нант сам ни хрена не знал, но - может почуял что, а может - сообразил.
Он ведь стреляный перец. Только на этот раз привал строить начали - еще
светило не рухнуло. Степь, ты ж в курсе - оно в степь ныряет, как
выключателем щелкает: вот день, а вот ночь.
  Привал построили, как на зарядке - времени хватало. Винты стопками
сложили, палатки - крУгом, центральный огонь запалили, четыре дозорных
огня. Пожрали, даже из пустых банок заслон успели до темна поставить -
оно хоть и погремушки, а иногда собит. Ну и разбрелись по тентам, как
ханурики, едва стемнело...
  . . .
  Извини. Как вспоминаю... Ничего не могу поделать...
  . . .
  Они мимо шли, почитай - случайно напоролись. Хотя... Твань, не верю я в
эти случайности. Ты ж знаешь, их ведь прет... Короче, дозорных едва не
накрыло. Твань! Спали же все! Кто из них первый "тревогу" прохрипел...
Наверно - все разом. Нант - молодчага - "свистульку" в центральный
огонь выронил, не спал ведь, старый лишайник. Как мы из тентов рвались -
не помню. Убей - не помню. Какие, нахрен, винты?! Мы как суслики -
вокруг центрального огня в кольцо сбились, дозорных едва успели к свету
подтянуть. Кто тянул - не знаю, но если б не подтянули - кранты, всем
кранты. А потом наехало. Не знаю, как это рассказать, с чем сравнить. Это
ужас, один чистый ужас. Мы вокруг центрального кольцом - жопы почти
горят. А вокруг ужас. Такой, что кричать - глотка не открывается, и
хочется порвать нервы, броситься вперед, только чтоб закончилось все, а
ноги не идут. Нет впереди ничего, ни шороха, ни огонька, ни движения, а
там они. Грудь сжимает - сознание теряешь, сердце - в гальку, стучать
забыло, а стукнет - как колокол, на всю степь. И они слышат! Каждый стук,
каждый вздох, каждую мысль твою - и ужас волнами.
  Стеной стояли, плечами друг друга сжимали - ключицы из-за ушей торчали.
Упасть некуда - сзади жопа в огне, сбоку плечи, а вперед... качнешься, и
нет тебя. И всех за собой утянешь.
  Кто из центрального горящую палку выхватил - не помню. Вообще ни хрена
путного не помню. Как под прессом был, виноград из меня давили. Очухался
слегка - в одной руке факел, другая рука с задницы огонь сбивает. И
мокрый весь. А ужас... я его глазами видел - чуть дальше огня факела. И
насквозь тебя смотрит. Какое, нахрен, сердце! До задницы ему сердце твое...
  Отступил. Если б не факелы - хана, всем хана.
  До рассвета так стояли: факела меняли в той руке, что впереди, да сами в
факела старались не превратиться. А перед рассветом отлегло. Ушли они.
Буквально - за мгновение, как светило включили. И как будто ничего и не
было.
  А при свете стали разглядываться... Белые все, видал? Весь батальон такой,
ни единого темного волоска. Представляешь? Стоят шани, здоровенные парни
- глаза почти закатились, колени дрожат, а лица - что трава весной,
зеленые, аж светятся. Тенты - в клочья, зашивать нечего, носовой платок
толком не сложишь. Вокруг центрального огня, где стояли, земля по
щиколотку втоптана, а вокруг - ни следочка. Словно и не ходили мы вчера
по ней всем этим обосранным батальоном - гладь на сколько глаз хватает. И
среди ровности стоят наши винты стопками. И ведь за ночь ни один о них не
вспомнил. На кой мы их перли сюда? Они ведь... А погремушки в землю
наполовину зарыты, одни крышки торчат. Словно забором нас обнесли.
  Вот и все. Полдня очухивались. Потом сообразили - еще одну такую ночь -
не выживем. Пошли к нанту. А он как сел на рассвете у центрального, так и
не вставал. "Куда теперь?" - говорим. А он: "Домой". "А фронт, прорыв?" А
он: "Это и был прорыв." И заплакал, нервы попустило. А мы смотрим на него
- пацан ведь, нас старше вот на столько.
  Следующую ночь тихо было, а все одно никто не спал. А утром назад пошли.
Да какой там - пошли. Шагов двадцать прошли, а потом, как по команде -
руки в локти, стойку три и порысачили.

   
Игорь Дорохин

                               ВЫБОР СЕМЁНА

  Семен пил. Пил много. Еще он любил читать. И, если пил он запоем, то читал
- взапой. Что, где, когда, в каких количествах? Вино, водку, самогон,
классику, детективы, фантастику, везде, круглосуточно, литрами и томами.
Справедливости ради отмечу, что если непьющим его можно было увидеть, то
нечитающим... я даже подозревал, что без книг он не может... как
нормальные люди без еды и прочего. Но если против чтения я ничего не имел,
то его пьянки надо было как-то прекращать.
  И я поставил его перед выбором: или он будет читать любые книги,
совершенно не употребляя, или пить любые вина, но совсем забыть про чтение.
  Семен задумался... Через неделю он выгреб за порог пустую тару, вымыл свой
видавший виды и вина стакан, выбросил его в форточку и со словами "Рубикон
перейден", завалился на кушетку, прихватив любимый томик Булгакова.
  Заглянув к Семену через месяц я увидел завалы книг. Вся комната была
забита ими книги лежали на столе, стульях, кушетке и на полу, а сам Семен,
как говорят, "лыка не вязал", хотя бутылок нигде не было видно.
  "Неужели напился?" - с удивлением подумал я, не представляя, как он это
сделал.
  - Я-я не п-п-пил, - почувствовав мое присутствие пробормотал Семен, еле
ворочая языком. - П-п-просто к-книги п-п-прочитанные вот в такой
последовательности, - и он сунул мне список из десятка книг, - дают
эф-ф-фект н-не хуже б-бутылки водки.
  - Так ведь читать-то их долго, - не поверил я, заметив в списке "Войну и
мир" Льва Николаевича и "Властелина колец" Джона Рональда Руэла.
  - А я в п-первую очередь с-скоростным чтением овладел, - отмахнулся
Семен и быстро-быстро залистал последнюю из списка книгу, называвшуюся,
кстати, "О вреде алкоголя".
  Перелистнув последнюю страницу, то есть, дочитав до конца, он упал на
кушетку и захрапел. Начитанный-начитанный...



Марина и Сергей Дяченко

                              МАКЛЕР И МАГИЯ

  Почти сутки он не сводил глаз с монитора - и вот наконец-то в игре
наступил перелом. Последним ходом удалось разменять трехкомнатную в
блочном доме на две хоршие двухкомнатные - сработал полезнейший артефакт
под названием "доплата". В одной из "двушек" не было телефона, зато другую
сразу можно было апгрейдить до евроремонта. Его маклеры набрали нужную
форму. Саракин нашел на заброшенной стройке артефакт "антиочередь к
начальнику ЖЭКа" и теперь посещал жилищно-эксплуатационные конторы одну за
другой, отчего флажки над их крышами меняли цвет с синего на зеленый.
Второй маклер, Сандро, с боем вышиб противника из ИТК
(инженерно-техническая контора) и поставил у входа бойцовых пенсионерок,
пять отрядов по двадцать монстров в каждом: ну-ка, вражий риэлтер,
попробуй-ка заверить хоть один технический план! Итого - шестнадцать
квартир, налажены связи с нотариальной конторой и газетой "Авизо". В
десяти квартирах - постояльцы, две - под офис, в четырех ремонт.
Ннаконец-то накопились ресурсы для покупки того особняка, с химерами. А
вот когда он купит особняк и сдаст под офис шестикомнатную в центре... Он
не сразу заметил, что его теребят за плечо.
  - Что там еще?!
  - Пора...
  Он скрипнул зубами. Сохранил игру; поднялся, не пытаясь скрыть
раздражения. Опять из прекрасного цветного мира - в эту серую тупую
повседневность... И вышел на крыльцо. Рыцари приветствовали его. Ветер
играл боевыми штандартами, ржали закованные в броню кони, пахло железом и
дымом, а над горизонтом поднималось неторопливое кровавое солнце. И он
воздел над головой фамильный меч:
  - Верные! Наш час настал. Пришло время потсоять за дело Света, отюить
отцовский замок у изменника-брата.
  Сохраненная на диске игра ждала своего часа...



Антон Кадман

                                 АДВЕHТЮРА

  - Все-таки ты тупой, - заявил аспирант Сергей с ноткой превосходства в
голосе.
  - Hаверное, да, - согласился я, признавая это самое превосходство.
  - Повторяю еще раз для... особо одаренных, - сказал аспирант Сергей. -
Игра эта весьма примитивна. Все "адвентюры" примитивны.
  - Да знаю, - сказал я. - Только вот эту самую пройти не могу.
  - Хорошо, расскажу, - смилостивился Сергей. - Только слушай
внимательно: второй раз рассказывать не буду.
  - Угу, - я кивнул. - Весь - внимание.
  - Значит так. Уровень первый. Выходишь из метро и сразу налево к
пятиэтажному белому зданию - видел его уже?
  - Видел.
  - Поднимаешься на третий этаж. Hа другие лучше не заходить: на первом там
якобы бытовуха нарисована: столовка, парикмахерская - отравят или побреют
до пяток.
  В "Справочную" тоже не суйся: запутают - себя не узнаешь. Hа втором этаже
охрана, хотя, если надыбаешь кодовое слово, они тебя пропустят, и бонус
можно будет срубить.
  - А какое "кодовое слово"? - спросил я.
  - Ага, - ответствовал Сергей, - и ключи от квартиры. Все тебе скажи.
Знаешь сколько я побегал, прежде чем слово получил? То-то... В общем, иди
сразу на третий. Для начинающего - самый прямой путь. Hа этаже иди направо
до упора. Другие двери не открывай и внутрь не заглядывай: там сплошняком
монстры - вынесут в начало, не заметишь.
  - Понял, - сказал я. - Третий этаж, направо, до упора.
  - Там будет дверь. Открываешь ее, заходишь. Слева сразу увидишь -
миловидная такая девица сидит. Она тебя спросит: "Вы куда?". Возможно
несколько вариантов ответа, но лучший: "Я к начальнику". Статус у тебя в
начале невысокий, поэтому не выпендривайся. Ответив так, как я тебе
советую, ты подчеркиваешь, что новичок, но в то же время сюжет этот знаешь.
Заигрывать с ней тебе предложено, но не пытайся - бесполезно. Она тебе
улыбнется и покажет рукой направо. Справа, за большим коричневым шкафом,
нарисуется еще одна женщина. Она и должна тебе инструкцию по второму уровню
дать.
  - А что на втором уровне? - поинтересовался я.
  - Сам увидишь. Второй уровень проще, - сказал аспирант Сергей. - Hу
давай, ни пуха тебе. Вернешься - расскажешь, как прошло.
  - К черту, - сказал я и пошел.
  Пошел подавать документы в аспирантуру нашего института.

   
Святослав Логинов

                         В ОДНОЙ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЕ

  То была необыкновенная страна! Здесь в глухих чащобах ворочались ленивые
чудища. Пейзане, ковырявшие скудную землю, вечерами рассказывали ледянящие
душу истории о хозяине ближнего замка, а девственная красавица неясной
этиологии прозябала в своём доме возле окошка и печально разглядывала
пустынную даль.
  И вот однажды у горизонта взвихрилась пыль и появился всадник.
  Неделю округа ходила ходуном, и когда герой покинул страну, в ней не
оставалось ничего сказочного. Замок лежал в развалинах, вместо глухих
чащоб образовался вывал леса, а девственные красавицы в этой местности
перевелись. И лишь пейзане продолжали ковырять скудную землю и
рассказывать вечерами ледянящие душу истории.



Евгений Лукин

                         КОНЕЦ ЛЕДНИКОВОГО ПЕРИОДА
                           Пещерная хроника 004

  Не повезло племени лярвов с вождем. Ну, что суров - ладно, а вот то, что
при нем холодать стало... Летом - снег, льды какие-то громоздятся на
горизонте. Выйдешь поутру из пещеры - зябко. Опять же добычи мало, бизоны
стадами на юг уходят.
  Оголодало племя, осунулось, однако вслух еще роптать не решались. Хряп -
он ведь такой. Хряпнет разок - и нет тебя.
  Поэтому сами охотники к вождю не пошли, а послали юного Миау. Во-первых,
слов много знает, а во-вторых, так и так ему пропадать. Опять отличился -
разрисовал изнутри всю пещеру. Такую Бизонью Мать изобразил, что дрожь
берет. Вроде корова коровой, а присмотришься: морда - как у Хряпа.
  - Короче, вождь, - дерзко сказал Миау, Сын Пантеры, приблизившись к
горящему посреди пещеры костерку. - С завтрашнего дня объявляем
забастовку...
  Услышав незнакомое слово, Хряп хмыкнул и даже отложил кремневое рубило,
которым как раз собирался раcкроить череп наглецу. О своем сходстве с
запечатленной в пещере бизоньей коровой вождь, правда, не догадывался,
поскольку изображена она была в профиль. Честно сказать, он там и
рисунка-то никакого не углядел - просто видел, что стенка испачкана.
  - А?.. - переспросил Хряп, грозно сводя лохматые брови.
  - Холодно, - объяснил Миау. - Бизоны уходят. Совсем скоро не станет.
Сделай тепло, тогда и охотиться будем...
  Хряп взревел, но, пока тянулся за опрометчиво отложенным рубилом, юный Сын
Пантеры успел выскочить наружу. А на следующий день, как и было обещано,
ватага охотников начала первую в истории человечества забастовку. Вроде бы
вышли на бизона, а сами взяли и попрятались в лесах...
  На вторые сутки подвело у племени животы. Да и у вождя тоже... Любой
другой на его месте давно бы уже сделал тепло, но не тот был у Хряпа
норов. На горизонте по-прежнему мерцал ледник, пушил снежок, копытные
тянулись к югу. Шустрый Миау предложил было забить тайком пару отставших
телят, а вождю мяса не давать - обойдется! Ну тут уже самого Сына Пантеры
чуть не забили. Как это не давать, если положено?..
  Тогда Миау придумал новую штуку: не позволять женщинам выкапывать коренья.
А то конечно: ватага-то в лесах натощак сидит, а Хряп себе за обе щеки
корешки уписывает. Поголодает по-настоящему - глядишь, может, и
образумится... А то - ну что ж это такое? Зуб на зуб не попадает...
  Понятно, что протянись эта забастовка чуть подольше - вымерло бы племя
лярвов за милую душу. Однако уже утром третьего дня Хряп от бешенства
утратил бдительность, и забодало его носорогом - прямо на выходе из
пещеры. Вождем племени стал Миау.
  Ну тут, разумеется, сразу потеплело, льды с горизонта убрались, антилопы
вернулись, бизоны... А геологи вон до сих пор толкуют о конце ледникового
периода. Чисто дети малые! А то мы не знаем, как оно все на свете
делается!..

   

Елена Первушина

                              УЛЫБКА ФОРТУHЫ

  В первый раз я прожил три недели. Я умер от голода, пытаясь высосать хоть
каплю молока из волосатой груди матери. В тот год была великая засуха,
сгорела трава в степи, высохли в земле корни, до времени облетели листья с
деревьев, погибли в завязи плоды, издохла в обмелевших реках рыба, погибли
в огне степных пожаров мелкие зверьки, разлетелись птицы.
  Я умер.
  Моя мать, обезумев от горя, набросилась на самку-предводительницу.
  Одержав победу, моя мать повела наше племя на север, прочь от выжженных
земель.
  Много дней спустя те, кто выжил, пришли на плодородные и обильные водой
равнины. Они стали первыми обезьянолюдьми, заселившими Евразию. Hо об этом
я узнал уже после смерти, когда стоял у ступицы Колеса Фортуны.
  Во второй жизни я был воином в златовратных Микенах. Я был храбр, силен и
красив. Когда я шел по улицам, девушки от рабынь до богатых наследниц
начинали поправлять складки на своей одежде и позвякивать ожерельями.
  Потом мы поплыли в Азию, чтобы сжечь город Илион, стороживший выход в
Черное море. Было предсказано, что первый, кто вступит на земли Илиона,
будет немедленно убит. И хоть я и рвался в бой, чтобы доказать свою
храбрость, но все же, подобно другим моим товарищам, медлил на борту
корабля. Я не хотел умирать. Я хотел как следует пограбить богатый
азиатский город, вернуться домой с добычей и выгодно жениться. Hо когда
первым на землю спрыгнул царь Итаки Одиссей я, ни секунды не медля,
последовал за ним. И тут же копье пронзило мою грудь. Оказалось, что этот
подлый хитрец, прыгая, бросил себе под ноги щит и не коснулся проклятой
земли. Hо об этом я узнал уже после смерти.
  В третий раз я родился в Индии. Я был нищим и был болен проказой, лишаем,
злой хворью кала-азар и слоновой болезнью. Меня увидел царевич Гаутама и,
ужаснувшись моим мучениям, решил уйти из своего дворца и жить праведной
жизнью.
  Он стал Буддой и научил людей, как победить страдания этого мира. Hо я так
и не услышал его проповеди. Я умер через пять дней после встречи с
царевичем от заражения крови.
  В четвертой жизни я был женщиной. Меня звали Мартой, и я жил в немецком
городе Кайзерверт, недалеко от заброшенного дворца Фридриха Барбароссы. У
меня были рыжие вьющиеся волосы и тело языческой богини. И хотя мои
родители были бедны, за меня посватался Аксель, сын мельника. Hо наша
соседка, конопатая Гретель, позавидовала моему счастью и донесла в
инквизицию, будто я сношалась с дьяволом прямо на руинах дворца
Барбароссы. Меня судили и сожгли на костре. Секретарем на суде был молодой
монах Йоган Шпее. Впоследствии он стал знаменитым защитником ведьм и спас
от костра сотни женщин и мужчин. Hо об этом я узнал уже после смерти.
  В пятой жизни меня звали Александр Ульянов...
  В шестой раз я родился в 1930 году в городе Мценске, недалеко от Орла.
  В мае 1941 года я закончил пятый класс на одни пятерки и папа отправил
меня в гости к дяде в Ленинград. Мой дядя был мудрым и осторожным
человеком и уже в сентябре решил уехать из города. Мы поехали на поезде до
станции Ладожское Озеро, а там должны были погрузиться на баржу, ходившую
через Ладогу. Людей на берегу столпилось много, когда подошла баржа,
началась давка. В толпе я потерял дядю, испугался, и стал плача
расталкивать людей, чтобы пробиться на борт. Впрочем, так же вели себя все
вокруг. Одна из женщин поблизости от меня держала за руки двух детей:
мальчика, моего ровесника, и девочку чуть помладше. Когда я оттолкнул
девочку, женщина посмотрела на меня и сказала сыну: "Hет, Коля. Это
безумие. Пойдем отсюда, мы уедем позже."
  Я все-таки попал на баржу и нашел там дядю. Через час после того, как мы
отчалили от берега с севера прилетели немецкие "юнкерсы" и обстреляли нас.
Мы все погибли.
  Женщина с детьми действительно эвакуировалась из города двумя неделями
позже.
  После войны мальчик стал поэтом. Внучка девочки стала гениальной
пианисткой.
  Тогда впервые я возроптал. Я закричал: "Богиня, взгляни на меня хоть раз!
  Взгляни на твоего верного слугу! Сколько раз я исполнял беспрекословно
твою волю? Сколько раз я помогал, пусть невольно, другим, указывал,
выводил на верный путь? И какова моя плата? Шесть раз я умирал в муках,
так и не совершив ничего достойного.
  Богиня! Дай мне пожить хоть раз за себя! Дай и мне судьбу!"
  Передо мною опустилась гигантская рука, и палец богини поманил меня. Я
послушно встал на ладонь и богиня подняла меня к своему лицу.
  "Ты и вправду хорошо послужил мне, малыш, - сказала она. - Чем мне
наградить тебя?"
  Я задумался.
  Попросить у богини богатства?
  Hо разве хоть один богач смог откупиться от смерти?
  Власти?
  Hо разве не подстерегают каждого тирана заговорщики и убийцы?
  Таланта?
  Hо разве не умирают гении "во цвете лет, в середине своего великого
поприща"?
  Свободы?
  Hо ведь удел свободных - смерть под забором.
  Удачи и счастья?
  Hо разве не больно счастливчику расставаться со всем, что радовало его на
этой земле и уходить в царство теней?
  "Бессмертия! - закричал я. - О богиня, молю, даруй мне бессмертие!" Ее
прекрасное и неподвижное лицо дрогнуло.
  Фортуна улыбнулась мне как женщина - ласково и печально.

                                   * * *

  Вы можете увидеть их - тех, кто возроптал на Судьбу.
  Иногда они строят крепости, чтобы защитить королевство людей от вторжения
орды гоблинов. Иногда плывут на корабле вместе с ордой.
  Иногда они летят в корабле-рейнджере навстречу кровожадным инопланетным
чудовищам.
  Иногда они сражаются со злобными пауками-мутантами.
  Иногда, облаченные в латы, ездят по волшебной стране и покоряют город за
городом.
  Вы можете их увидеть.
  И если у вашего компьютера хороший монитор, вы сможете даже разглядеть
улыбки на их лицах.
  Они бессмертны.
  Они счастливы.



Александр Прозоров

                            ГОЛУБЕHЬКИЕ ГЛАЗКИ.

  Он сидел на рынке за прилавком с таким видом, будто оказался здесь
случайно, просто присел отдохнуть и все выставленные безделушки не имеют к
нему самому ровно никакого отношения. Он, несомненно, собирал таким
образом на выпивку; заношенное до невозможности пальто, засаленная вязаная
шапочка, мятые брюки и стоптанные армейские ботинки уверенно подтверждали
эту мысль. Интересно, откуда у него оказались эти густо смазанные дверные
петли, ригельный замок и полная коробка дюймовых гвоздей? Влез, поди, в
чью-то пустующюю дачу и уволок все, что под руку попалось. Еще он продавал
плоскую бутыль из тонкого прозрачного стекла. В бутыли плавали глаза.
Глаза, сделанные столь аккуратно, что казались настоящими.
  Я взял бутыль в руку, наклонил; глаза, чуть колыхнувшись, продолжали
смотреть прямо перед собой - наверное, в них вделан балласт, заставляющий
плавать строго в одинаковом положении. Я представил себе немигающий взгляд
за стеклом книжной полки - на бабенок должно производить убийственное
впечатление. Я словно услышал их испуганные вскрики и улыбнулся.
  - Три штуки, - сказал он, не шелохнувшись, будто меня и не существовало.
  В соседнем ларьке водка стоила две шестьсот.
  - Две шестьсот, - предложил я.
  - Три, - повторил он, поглаживая прилавок, и честно объяснил: - закусон
тоже купить надо.
  Против подобного аргумента возразить было нечего.
  Hочью послышался стук в окно. Я высунул из-под одеяла голову. С книжной
полки таращились глаза, деловито тикал будильник, призывно поблескивала в
неясном свете уличного фонаря бутылка "Чинзано". Жалко, пустая. Тишина. Да
и кто может стучать в окно третьего этажа? Померещилось.
  Я вновь уполз под одеяло и тут же услышал стук. Я затих. Оглушительно
щелкали часы, с посвистом шелестел за окном ветер, таинственно поскрипывал
паркет. Жалко, что бутылка пустая, "Чинзано" - лучшее снотворное. Отблеск
на бутылке на мгновение исчез, словно перед окном кто-то прошел, заслонив
фонарь, и вновь послышался стук.
  Я встал, завернулся в одеяло и отодвинул легкую тюлевую занавеску. За
окном блеснуло оскалом безгубого рта слепое лицо. Вместо носа темнел
провал, лохмотьями висела кожа, волосы покрывали голову отдельными
клочками, а проплешины сливались в жутковатый рисунок. Тело казалось
изможденным до крайней степени, оно было серым, выпуклости - черными,
словно кто-то прошелся паяльной лампой.
  - Глазки мои, глазки, - прохрипело существо и протянуло костлявые руки.
Пальцы деревянно стукнулись о стекло. Я шарахнулся назад и рухнул на пол.
  В окно постучали. Третий этаж. Бред. Hе может быть. И я тут же представил
себе, как какой-то ненормальный подгоняет к дому машину с площадкой на
телескопическом подъемнике, залезает туда с куклой и стучит в окно.
  Hу, я ему сейчас покажу!
  Лихорадочно натянув брюки, я открыл дверь, побежал вниз по лестнице,
выскочил на улицу - и увидел, как навстречу, вытянув перед собой руки,
топает существо из-за окна. Hа меня словно обрушили ушат воды пополам со
льдом. Через мгновение я уже захлопнул дверь в квартиру, а еще через
минуту в дверь заскреблись, тихонько подвывая:
  - Глазки-и-и, глазоньки-и-и...
  Я осторожно отошел в комнату, вскрикнул, встретив бессмысленный взгляд из
бутыли, нырнул под одеяло и крепко зажмурил глаза, шепча:
  - Это сон, мне снится-снится-снится...
  Утром, при ярком свете, кошмарный сон показался даже интересным. Весь день
я шутил сам с собой по этому поводу, но когда стало темнеть, не выдержал и
убрал бутыль с глазами в бар. Было тихо и спокойно. Очень тихо и очень
спокойно - пока радио не поздравило с полуночью. В тот же миг в окно
постучали. Я заорал и спрятался под одеяло.
  Встав поутру, я взял бутыль, вышел во двор и бросил ее в наполовину
залитый водой люк. Бутыль невыразительно булькнула и пошла на дно.
  Теперь я буду спать мирно и безмятежно.
  Полночь я встретил на этот раз с улыбкой и, услышав скрип открывающейся
форточки, сперва не понял, в чем дело. С сухим стуком на пол свалилось
тело, я увидел, как встало на ноги и, слепо вытянув руки, заковыляло ко
мне все то же ужасающее существо.
  - Глазки, глазоньки-и-и...
  Я увернулся, но оно вновь и вновь начинало свое целеустремленное движение.
Мы играли в пятнашки до самого утра. С первым лучом солнца существо,
кряхтя, вылезло обратно в форточку.
  Я издал облегченный писк и вздрогнул, увидев в зеркале свое отражение -
волосы поседели.
  Чуть не всхлипывая, я соорудил из швабры, куска проволоки и авоськи некое
подобие сачка, выловил из люка бутыль с глазами и вечером повесил за окно.
  - Глазки, глазоньки-и-и..! - услышал я в полночь, потом скрипнула
форточка, и об пол стукнулось тело.
  - Чего тебе надо?! - заорал я. - Я же отдал тебе глаза!
  - Да, - согласилось существо, - отдал. Теперь я тебя вижу.
  И оно протянуло ко мне серо-черные руки.
  Деваться мне было некуда, и пришлось драться. Существо оказалось на
удивление хилым; я без труда скрутил его, мстительно вытряхнул глаза и
выкинул наглого гостя в окно.
  Глаза опустил обратно в бутыль и на следующий день продал за четыре штуки
- в гробу я видел такие сувениры.
  Деньги пропил.

   
Сергей Рублёв

                                  ИЗНУТРИ

  Неизвестно каким образом, но я попал в комнату. Ко всему прочему было еще
и непонятно, я это или нет... По крайней мере, опровергнуть это было
некому - примирившись, таким образом, с бездоказательностью своего
существования, я огляделся.
  Вокруг находился интерьер. Он состоял из пола, стен и потолка, а так же из
различной мебели, в беспорядке нагроможденной на них. Все это чего-то
ждало, томительно замерев в обманчивом покое часовой стрелки. "А стены-то,
кажется, вытягиваются... " Вздохнув, я поперхнулся и чихнул - прямо мне
в... ну, в общем, в лицо - упирался огромный платяной шкаф с распахнутой
дверцей; из душной тьмы точился едкий запах нафталина. Скривившись...
лицом, лицом, конечно! - я пригляделся. Шкаф стоял неправильно. Потом я
понял, что он перевернут вверх дном. Шкаф. А может... Секунды две я
посомневался, а затем уперся в массивную створку и осторожно переместил
свое... ну да, тело - переместил его, значит, на потолок, оказавшийся
полом. Крашеные доски тоскливо заскрипели, приняв новую тяжесть - кинув
мимолетный взгляд наверх, я различил на тусклой побелке отчетливые следы
подошв. "Чьи бы это?" - рассеянно думал я, пробираясь между тем в
направлении двери через завалы потускневшего от времени барахла...
  Дверь при ближайшем рассмотрении оказалась фальшивой - грубо намалеванная
на штукатурке рама с петлями. Снисходительно усмехнувшись, я подергал
ручку - та даже не шелохнулась. "Х-художник!" - с отвращением подумал...
опять же я - кроме меня ведь некому? Прислушался - дробящиеся отзвуки
мыслей тихо бродили в мебельных джунглях, глушимые мягкой обивкой
бесчисленных диванов и канапе. Прямо туда уводила цепочка белых следов...
Кажется, стало темнее - видимо, стены комнаты потихоньку смыкались.
Потолок стал совсем уж недостижим, и тонул в сизых сумерках; лишь теперь я
различил на нем люстру - неказистое сооружение из бутылок и консервных
банок. Вскоре она тоже пропала и стало темно.
  Кое-где синеватыми бельмами засветилось дерево... Призрачный свет не
разгонял тьму - казалось, даже усиливал, и она сгущалась вокруг бледных
пятен черным ореолом. Ориентироваться приходилось на ощупь - протянув
вперед... ну, вы догадались я пошел прочь от стены, по прежнему треща
рассохшимися половицами. Где-то должна быть дверь...
  Растопыренные пальцы то и дело натыкались на твердую поверхность дерева,
ощущая то гладкую, чуть липнущую полировку, то шероховатость доски - один
раз попалась даже неоструганная. Щекотнула бахрома неизвестной занавеси -
рука огладила скользкие бугры плюша; покатость витых столбцов сменилась
мелкими острыми выступами резьбы; снова гладкое дерево - и жесткая щетка
коврового ворса! Ощущения менялись, как в калейдоскопе... Изредка тревожил
холод металла замков и ручек; иногда ладонь распластывалась на стекле
невидимых зеркал, и я тревожно всматривался в свое черное отражение...
Застоявшийся воздух пах сопревшей тканью - в этот пресный дух неожиданно
примешивался тонкий аромат сандала... Эхо шагов пропадало, вновь
появлялось, отражаясь от громад шкафов, секретеров, сервантов и гигантских
комодов, незримо присутствующих вокруг - все это чуть слышно поскрипывало,
покряхрывало в такт стонущим половицам, словно старалось ожить... Налетев
на какую-то этажерку, я с грохотом опрокинул ее на скопище мелких
предметов - судя по дробному деревянному стуку, это были кегли. Протянул
руку в сторону она сунулась в теплое брюхо дивана, сразу же забурчавшее
пружинами. "Не то... " - подумал я. "То... то... " - гнусаво отозвалось
где-то - то ли внутри, то ли снаружи. Пришлось повернуть ноги сразу
утонули во мху толстого ковра. Так я лишился единственного своего
достояния среди немоты и невиди - своих шагов. "Врешь, не возьмешь!" -
подумала темнота вокруг. Вероятно, я не заметил, как вывернулся наизнанку.
Но это и к лучшему - то, что бродило во мне, уже беззвучно тонуло в
трясине плюша и дерматина, барахтаясь и пытаясь удержаться с помощью
подвернувшегося под руку торшера. "На здоровье" - мимоходом подумал я,
вновь обретая кубическую форму. Люстра, покачиваясь и тихо бренча,
колыхала сумрак, словно взбалтывая гоголь-моголь с оранжевым желтком;
многослойные тени бесшумным махом взбирались на стены... С едва слышным
скрипом я принимал окончательные очертания, с некоторым трудом сохраняя
прямые линии и углы. Стены гнусно гримасничали, пытаясь выйти из
повиновения, но их я быстро приструнил. Мебель стояла тихо - с ней не
поговоришь. Да мне и не хотелось - разогнав тени по углам, я попытался
вспомнить. Что? Видимо, это неважно...
  Между тем все успокоилось. Расплывшийся желток света оседал на вещи теплым
слоем, пылинки светились, плавно кружа - каждой надо подыскать место;
лаковые поверхности отливали соблазнительным маслянистым блеском -
мельчайшие царапинки легко было заметить и сосчитать... Все требовало
ухода, и я начал деятельно готовиться к уборке.
  Наведение порядка - мое любимое занятие. Невозможно, чтобы оно
когда-нибудь надоело!

   
Константин Силин

                             ШКОЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

  Пожилой учитель внимательно оглядел класс. Он еще помнил времена, когда
ученики получали двойки, опаздывали на уроки и даже иногда их прогуливали.
А сейчас на него смотрели тридцать пар глаз никогда не опаздывающих
отличников.
  "Возможно, это и неплохо выглядит в отчетах, когда все отличники, да еще и
с примерным поведением, но...", - подумал учитель, затем тяжело вздохнул
и, посмотрев на часы, сказал: "Следующий урок ОБЖ, удачи вам, ребята".
  Тут же прозвенел звонок, и ученики, сорвавшись со своих мест, бросились,
расталкивая друг друга, в раздевалку. Ведь специально оборудованный класс
по "Основам безопасности жизни" находился в соседнем здании, путь к
которому проходил через хорошо простреливаемый пустырь, а в раздевалке на
тридцать учеников было только двадцать девять бронежилетов.



Евгений Торопов

                                 КИБЕРУЖАС
                        (футуристическая зарисовка)

  Когда Петр засыпал, ему снились чудовищные сны о беспробудно диком прошлом
его родины.
  Во снах Петр представал то как полунищий гражданин страны, с которого
милое государство сдирает непомерно высокие налоги; то на родненьком
заводе до полугода не выдают зарплату; а то вдруг представлялось, попал он
в "горячую точку" планеты - в неизвестную доселе страну защищать никому
неизвестное правительство против жестокой оппозиции под грифом: "пушечное
мясо". Во сне он подрывался на минах и прах тысяч кусочков его тела горько
оплакивали многочисленные родственники и мал мала меньше горемычные дети.
  Просыпался Петр в холодном поту от тиканья будильника, словно от бомбы с
заведенным часовым механизмом и, обессиленный, выкуривал не одну сигарету,
пока не подходило время идти на работу.
  - Настаиваю проветрить помещение! - с металлическим контральто заезжал в
комнату домашний робот, и Петр вздрагивал.
  Он обреченно шел к кондиционеру, занимавшему почти все окно и слышал:
  - Вставьте в прорезь вашу кредитную карту...
  Потом Петр шел чистить зубы и под краном поблескивали кнопки с надписями:
струйки в 1, 3 и 5 копеек в минуту.
  Во время заказанного завтрака он даже и не смотрел на счет, ибо уже около
десяти лет заказывал по утрам одно и то же: высококалорийную
консервированную похлебку от "ЛУКойла" из продуктов нефтепереработки.
  Петр выглядывал в окно: на горизонте курились трубы его Завода. По улицам
ползали едва видимые глазу с этой высоты роботы-уборщики. Жарило солнце.
  И вот наступала пора идти.
  Он поднимался на крышу небоскреба и за 5 рублей заказывал поездку на
аэролайнере. Но уже к середине пути он так издыхал от жары, что
останавливался на одной из висячих площадок и у хорошо знакомого лавочника
почти все карманные деньги отдавал за банку охлажденной колы. У Петра было
заведено так: если удавалось обойтись без колы утром и обойтись без колы
вечером, то эти деньги он тратил на пузырь кислорода для единственной
дочки.
  Итак, жизнь у Петра более или менее сложилась удачно, а распорядок дня
четко и навсегда организован. И можно было спокойно утверждать, что Петр
счастлив, если бы не постигшее его именно сегодня несчастье. Петр, как и
всегда, вовремя приехал на рабочее место, но на этот раз мастер цеха
встретил его крепкими объятиями, что было подозрительно.
  - Петр, - сказал мастер цеха, - ты уволен. Мы подыскали тебе более
дешевую замену.
  ... Ах, если бы не эта заминка, мы могли уверенно заявить: Петр более
счастлив наяву, чем во сне.

   

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.