Версия для печати

   В. Губарев
   Повести-сказки

   Путешествие на утреннюю звезду
   Королевство кривых зеркал
   Трое на острове
   Преданье старины глубокой

   OCR Палек, 1998 г.

   Путешествие на утреннюю звезду


   ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой три приятеля знакомятся с внучкой Волшебника

   Вероятно, вы уже заметили, что в очень многих книгах живут добрые или
злые волшебники. В этой повести тоже есть волшебник с белой, мягкой, по-
чти шелковой бородой. Знающие люди утверждают, что такие  бороды  бывают
только у добрых волшебников.
   Долгое время в дачном поселке никто не подозревал, что этот человек -
волшебник. Его тесовый домик, похожий на древний теремок, с  башенкой  и
узорчатой резьбой, стоял на отшибе, на крутом пригорке, окруженный зеле-
ным забором и со всех сторон скрытый высокими густыми елями. Ни один жи-
тель поселка не знал, что делается за зеленым забором. Изредка  поселко-
вые мальчишки видели, как человек с белой  бородкой  куда-то  уезжал  из
своего дома на машине, но в тот же день обычно возвращался обратно.
   Он всегда сам правил машиной. Иногда рядом  с  ним  сидела  белокурая
девчонка. Ее волосы были живительно светлыми, почти такими же, как боро-
да человека, сидящего за рулем. Поэтому мальчишки прозвали девочку  "Се-
дой".
   Седая выходила из кабины, открывала ворота и снова закрывала их, ког-
да машина въезжала во двор. Легко щелкал запор на воротах, и все затиха-
ло. Можно было подумать, что в тесовом домике за густыми елями никто  не
живет.
   Но однажды девочка появилась в поселке. Это случилось, когда три при-
ятеля, ученики шестого класса Илья, Никита и Лешка играли посреди  улицы
в "чижа". Все трое были в белых майках и синих трусиках, с царапинами  и
ссадинами на коленях, и все на первый взгляд походили друг на друга, по-
тому что все одинаково загорели и три их носа одинаково облупились.
   Но при желании вы, конечно, сразу отличили бы одного от другого.  Ру-
соволосый Илья повыше ростом, широкоплечий, коренастый, сероглазый.  Ни-
кита - пониже, толстенький, кругленький, пышнощекий, волосы у него  тем-
ные, со светлым отливом, а глаза большие, карие. Третий, Лешка, был  ху-
дощав, костляв, рыжеват, и глаза на его конопатом лице  светились  непо-
нятным зеленовато-желтым цветом. Итак, они играли в "чижа"...
   Илья ударил палкой по заостренному носику "чижа" и широко  размахнул-
ся, чтобы "запулить" подскочивший "чиж" подальше от кона  к  стоящему  в
отдалении Лешке.
   Но "чиж" так никуда и не полетел. Он шлепнулся рядом с Ильей на доро-
ге, потому что Илья замер в замахе с удивленно приоткрытым ртом. Он зас-
тыл так, словно позировал художнику или скульптору.
   - Седая! - шепнул Илья.
   Сидевший на траве Никита вскочил.
   Стройная девочка в ярко-голубом платье неторопливо шла по улице,  по-
махивая пустой хозяйственной сумкой. Светлая коса свешивалась  через  ее
плечо на грудь.
   Девочка была красива. Пожалуй, даже очень красива. Когда она  подошла
поближе, приятели сразу убедились в этом. И еще они увидели,  что  глаза
девочки такие же ярко-голубые, как и платье, смотрят вперед задумчиво  и
грустно и словно ничего не замечают.
   Она прошла бы мимо, если бы ее не окликнул конопатый  Лешка.  Он  был
самый большой задира в поселке.
   - Эй, Седая! - крикнул Лешка. - Споткнешься!
   Он медленно подходил к ней, скрестив на груди костлявые загорелые ру-
ки.
   Девочка остановилась, и ее светлые ресницы,  густые,  словно  веточки
молоденькой елки, чутьчуть дрогнули.
   - А, это вы, - сказала она,  будто  была  давно  знакома  с  ними.  -
Здравствуйте, богатыри.
   - Чего?.. - удивленно протянул Лешка. - Какие богатыри? А  хочешь,  я
тебя чижом стукну?
   - Молчи, Рыжий! - шикнули на него возмутившиеся ребята.
   - А чего она дразнится? - почесал Лешка кончик облупленного носа.
   - Я же в шутку, - сказала девочка. - Это дедушка про вас сказал,  что
вы богатыри в трусиках...
   - А откуда твой дедушка про нас знает? - недоверчиво улыбнулся Илья.
   - Мой дедушка все знает, - серьезно сказала она. - Он Волшебник.
   Приятели переглянулись, и Лешка презрительно прыснул:
   - Вот врет и не краснеет!
   - Я никогда не вру, - чуть обиженно проговорила девочка. - Мой дедуш-
ка самый большой Волшебник на свете!.. Скажите, ребята, где здесь  мага-
зин? У нас кончился сахар.
   - За тем углом, - предупредительно указал Илья.
   Но Лешка ядовито посмеивался:
   - Если твой дедушка Волшебник, почему же он сам не сотворит сахар?
   Она вздохнула:
   - Если бы он захотел, то смог бы сделать и сахар. Но он думает о дру-
гом. Он даже не станет вечером пить чай, если я не напомню...
   - А о чем он думает? - допытывался Илья.
   - Это тайна, - снова вздохнула она и пошла дальше.
   Приятели молчали. Можете себе представить, как они были озадачены.
   - Девочка! - крикнул ей вслед Илья. - Как тебя зовут?
   Она полуобернулась и ответила:
   - Забава.
   - Забава? - пробормотал Илья. Вот чудное имя...
   Когда девочка скрылась за углом, кругленький  и  толстощекий  Никита,
который до сих пор не проронил ни одного слова и стоял неподвижно, слов-
но завороженный Волшебником, передернул вдруг плечами и горячо шепнул:
   - Ребята! Это нельзя так оставить!
   Илья и Лешка выжидательно посмотрели на него.
   - Давайте разведаем эту историю? -  заговорщическим  тоном  продолжал
Никита.
   - Как? - в один голос спросили Илья и Лешка.
   - Перелезем через забор...
   - Когда?
   - Сегодня вечером.
   - Вот здорово! - воскликнул Лешка и от удовольствия  потер  ладонь  о
ладонь. - Только, чур не дрейфить! Встретимся, когда стемнеет... Да, ре-
бята, наденьте штаны, а то возле забора такие густые елки, что можно ис-
колоться.


   ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой приятели узнают, что  происходит  за  зеленым
забором

   Как совсем стемнело, мальчики осторожно подобрались  к  таинственному
забору. Ночь была тихая, безлунная и черная.  Звезды  отчетливо  мерцали
над елками, и Млечный Путь стыл в небе огромным  неясным  облаком.  Было
душно, пахло смолой и теплой сыроватой землей.
   Приятели долго лежали на колючем ковре из  высохших  елочных  иголок,
прислушиваясь и безуспешно стараясь разглядеть что-нибудь в щелях  забо-
ра.
   - Полезли! - наконец решительно сказал Илья и пошевелился.
   Елочные иголки зашуршали под ним.
   - Тише!.. - зашипел Лешка, который храбрился днем,  но  теперь  вдруг
почувствовал, что его покидает смелость. - Ребята, может, не надо?
   - Почему? - удивился Никита.
   - А если там собака?
   - Ну да! - Илья выплюнул попавшую в рот елочную иголку. - Если бы там
была собака, она давно бы нас учуяла.
   - А может, собака ученая... Ты перелезешь, она тебя хвать за это  са-
мое место!
   - Ну да, хвать! - усмехнулся в темноте Илья. - Я ее сам хвачу за  это
место... Тьфу! Сколько иголок в рот набилось! Полезли!
   Высокий и сильный, он легко подпрыгнул, ухватился за  верхнюю  доску,
бесшумно подтянулся и сел, опустив ноги по ту сторону забора.
   - Чего там? - нетерпеливо спросил Никита.
   - Темнота... За ветками ничего не видно, - шептал Илья. - Нет,  стой,
где-то светится!
   - Где?
   - Да кто же его знает!
   - Дай руку! - заволновался Никита и через несколько  секунд,  отдува-
ясь, сел на заборе рядом с Ильей.
   - Ребята, не надо! - жалобно простонал внизу Лешка.
   - Отстань ты! А еще говорил: "Чур, не дрейфить!" - презрительно  бро-
сил Илья и спрыгнул по ту сторону забора.
   - Ребята! - заметался среди елок Лешка. - А как же я? Никита, помоги!
   - Не пищи! - сердито сказал Никита. - Держись за мою ногу. Да не дер-
гай так, а то я слечу!
   - Ух ты, - пробормотал Лешка, взбираясь на доски. - Какой забор высо-
кий. А где Илья?
   - Чш-ш!.. - раздалось из темноты. - Прыгайте...
   Никита и Лешка прыгнули и тихонько взвизгнули, потому что  угодили  в
заросли крапивы.
   - Илья, куда теперь? - простонал Лешка. - Ох,  лицо  горит!  Где  ты,
Илюшка?
   - Здесь... Молчите!
   Наконец они нашли его. Илья лежал в высоких лопухах в  десяти  метрах
от веранды тесового дома. Темный силуэт загадочного дома с ажурной  баш-
ней над верандой ясно вырисовывался на фоне звездного неба. Все окна бы-
ли темны, и только в чуть приоткрытой двери на веранде  серебрилась  по-
лоска света.
   - Небось спят, - сказал Лешка, но Илья предостерегающе ткнул его  ку-
лаком в бок.
   Над круглым столом в веранде вспыхнула лампа. Свет упал на крыльцо  и
на круглую клумбу с яркими цветами.
   Дверь распахнулась, и на пороге показалась Забава. Она была все в том
же голубом платье.
   В одной руке девочка держала обычный никелированный чайник, а в  дру-
гой - решетчатую подставку к нему. Капельки пота сверкали на ее лице.
   Она негромко напевала песенку, смысл которой стал  понятен  мальчикам
значительно позже:
   Мамы, папы, до свидания!
   Космонавтам вылет дан!
   Полетел в созвездье дальнее
   Наш волшебный мыслеплан!
   Во Вселенной все мы высмотрим
   И доложим обо всем.
   Не страшны нам реки быстрые,
   И моря нам нипочем!
   Видим горы, скалы грозные...
   Странный мир... тревожный час!
   Мамы, папы, в ночи звездные
   Поищите в небе нас!
   Нет конца просторам Вечности,
   Но тепло родной земли
   По дорогам Бесконечности
   Мы с собою пронесли!
   Она поставила на скатерть чайник и, перегнувшись через перила, глубо-
ко вздохнула и крикнула в темноту:
   - Дедушка! Чай готов! Слышишь, дедушка? Хватит гулять!
   - Иду, внучка! - раздался за домом глухой, чуточку сипловатый голос.
   Из-за угла быстро вышел человек с седой бородой.  Десятки  белых  мо-
тыльков, потревоженных его шагами, вспорхнули с клумбы и  закружились  в
воздухе, словно хлопья снега. Помахивая в такт шагам  рукой,  словно  он
дирижировал невидимым оркестром, человек обогнул клумбу и бодро  взбежал
по заскрипевшим ступенькам на веранду. Он был строен, так же как  и  его
внучка, и если бы не шелковая борода, наверно, походил бы на совсем  мо-
лодого человека. И глаза у него были молодые - ясные и  голубые,  как  у
внучки.
   Забава внимательно посмотрела на него.
   - У тебя сегодня веселые глаза, дедушка.
   - Да, внучка! - сказал он торжественно.
   - Дедушка! - вскрикнула она радостно. - Неужели ты...
   - Да, я нашел, наконец, то, что искал! Великое волшебство  совершено!
Еще когда ты не родилась, я сделал  много  удивительного  и  волшебного.
Всякий раз люди радовались и благодарили меня, потому что все, что я да-
вал им, помогало жить и быть сильными. Ведь ты знаешь, что я добрый вол-
шебник.
   - Знаю, дедушка.
   - Я не мог найти только одного...
   - Это я тоже знаю.
   - Да, Забава, год за годом искал я эту волшебную тайну и не мог  най-
ти. Ты подросла и стала понимать, как мне трудно... Я часто  видел  тебя
печальной, и от этого мне становилось еще тяжелее!  Ты  всегда  помогала
мне, девочка, как могла, и я очень ценю твою помощь. Я очень люблю  твои
заботливые руки!.. И вот сегодня... несколько минут назад я совершил то,
о чем мечтал всю жизнь.
   Забава внезапно обняла Волшебника и прижала голову к его  груди.  Так
стояли они с минуту в молчании, и он поглаживал ее растроганно и  нежно.
Наконец она повернула к свету лицо, и мальчики увидели, что  ее  ресницы
влажно сверкнули.
   - А теперь пить чай! - вытирая глаза кулаком, строго сказала Забава.
   - Слушаюсь! - по-военному ответил дедушка и сел за стол спиной к  за-
таившим дыхание мальчикам.
   - Ты опять забыл положить в стакан сахар, - покачала головой Забава.
   Волшебник склонился над стаканом и зазвенел ложечкой.
   - Забавушка, а почему ты не приглашаешь пить чай наших гостей? - сов-
сем неожиданно спросил он.
   - Каких гостей, дедушка?
   - Трех богатырей, которые лежат сейчас в лопухах и не сводят с  моего
затылка глаз. Видишь, лопухи зашевелились?.. - продолжал он, не  повора-
чивая головы. - Стойте, богатыри! Бежать бесполезно, потому что  калитка
заперта, а через забор перелезть не так уж просто, если я захочу поймать
вас. Идите лучше пить чай.
   - Ребята, идите же, - гостеприимно сказала Забава.
   Казалось, она совсем не была удивлена.
   Первым поднялся Илья, затем показалось толстощекое и очень  смущенное
лицо Никиты, и, наконец, из лопухов вынырнула огненная Лешкина шевелюра.
Переминаясь с ноги на ногу, приятели молча стали перед крыльцом. Волшеб-
ник оглядел их с улыбкой, щуря один глаз.
   - Я понимаю, вы хотите извиниться за то, что тайком  перелезли  через
забор, но от смущения не можете найти слов, - сказал он лукаво. - Не бу-
дем больше говорить об этом. Мне точно известно, что вы  сюда  пришли  с
добрыми намерениями. Ведь правда?
   - Правда, - поспешно ответил Лешка, - честное слово!
   - Не нужно без толку давать честное слово. Ведь я и так вам верю. Вам
очень хотелось узнать, что происходит за этим забором, и  вы  просто  не
догадались постучать в калитку.
   Человек с белой бородой каким-то непонятным образом читал  их  мысли.
Мальчикам стало даже немножко страшно. Теперь они уже почти не  сомнева-
лись, что перед ними сидит самый настоящий волшебник.
   Забава зазвенела посудой.
   - Пейте, ребята, чай остывает.
   Приятели робко поднялись на веранду, потоптались перед столом и сели.
Продолжая щурить глаз, Волшебник молча ждал, когда они сделают по глотку
из своих стаканов.
   - Я пью чай только с сахаром и терпеть не могу конфет,  -  проговорил
он, - но Забава любит конфеты. Я подозреваю, что вы сходитесь с ней вку-
сами. В этой вазочке лежат конфеты. Хорошие шоколадные  конфеты!  Берите
их смело.
   Илья засунул в рот конфету. Она оказалось очень вкусной, и он тут  же
пожалел, что взял только одну.
   - Ты сейчас подумал, что хорошо бы взять вторую конфету, - вдруг ска-
зал Волшебник. - Бери, богатырь! Тебя зовут Ильей?
   - Да, - тихонько сказал Илья, потрясенный умением  волшебника  видеть
все насквозь.
   - Илья... Славное имя... Итак, ты Илья Муромец, - продолжал человек с
белой бородой и внезапно посмотрел на Алешку.
   - А ты Алеша Попович?
   Лешка вздрогнул и поперхнулся.
   - Алеша Попов, - сказал он, откашливаясь и краснея так,  что  на  его
лице исчезли веснушки.
   - Нет, братец, Алешей Поповым ты был по ту сторону забора. А здесь ты
Алеша Попович. Вот так! А что касается третьего богатыря, то мы  назовем
его Добрыня Никитич. Согласен?
   - Согласен, - поспешно кивнул Никита, посасывая конфету  и  причмоки-
вая. - Только по правильному меня зовут Никита Добрынин.
   - Это ничего, что не совсем подходит, - сказала Забава. - Дедушка лю-
бит переиначивать имена. Меня, например, зовут не Забава, а Вероника.
   Волшебник чуточку рассердился.
   - Я ничего не переиначиваю, потому что ты на самом деле Забава, а эти
мальчики - Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович! У нас  повсюду
много богатырей, только они об этом не подозревают, хотя и совершают бо-
гатырские дела.
   Да, друзья мои, на нашей земле никогда  не  переводились  богатыри  и
волшебники! Никогда!
   - Но мы... еще не сделали ничего богатырского, - нерешительно  сказал
Илья.
   - Сделаете! Обязательно сделаете! - Человек с белой бородой сжал  ку-
лак и слегка пристукнул им по столу. - Помнишь ли ты о том, Добрыня  Ни-
китич, как много веков назад ты победил Змея Горыныча и  спас  из  плена
красавицу Забаву Путятишну?
   - Я? - изумленно открыл рот Добрыня Никитич, переставая сосать конфе-
ту.
   - Да, именно ты!
   - Не... помню...
   - А я помню! И сдается мне, что тебе еще раз придется спасать Забаву.
   - Когда?
   - Скоро, очень скоро... Кстати сказать, вам, добрые молодцы Илья  Му-
ромец и Алеша Попович, тоже придется очень скоро совершать подвиги!
   Приятели молчали, не зная, что подумать. Может быть, человек с  белой
бородой потешается над ними?
   - Товарищ Волшебник, - сказал Илья Муромец, отодвигая пальцем стакан,
- а какое волшебство вы совершили сегодня?
   - Я давно ждал этого вопроса, потому что, лежа в лопухах, вы слышали,
как я говорил Забаве о великом волшебстве. Хорошо, я расскажу вам.  Слу-
шайте...
 
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой человек с белой бородой раскрывает трем бога-
тырям тайну своего волшебства
 
   Волшебник задумчиво помолчал. Было слышно, как в темноте трещали куз-
нечики. Вдали на железной дороге зашумела электричка. Эхо в лесу настой-
чиво повторяло ее удаляющийся шум. Ночной ветерок принес на веранду рез-
кий запах цветущего табака. Два белых мотылька вились над столом,  то  и
дело ударяясь об электрическую лампу.
   - Вы любите сказки? - вдруг спросил он.
   - Да, - в один голос сказали богатыри.
   - Так я и думал, - закивал он головой. - Только не думайте, что  вол-
шебство бывает только в сказках. Хорошая сказка только предвосхищает то,
что случается потом на самом деле.
   - Это как? - спросил Алеша Попович  и  потрогал  пальцем  облупленный
нос.
   Приятели знали, что он всегда поступает так, когда чем-нибудь  озада-
чен.
   - Очень просто! - быстро сказала Забава. - Было много сказок  о  ков-
ре-самолете, а теперь люди и вправду летают на самолетах.
   - Правильно, - снова закивал человек с белой бородой. -  А  вспомните
старую сказку о волшебном яблоке, которое катается по блюдцу и показыва-
ет то, что происходит где-то далеко-далеко.
   - Телевизор! - догадался Добрыня Никитич и самодовольно заулыбался.
   - Тоже правильно... Давайте вспомним еще чтонибудь, - продолжал  Вол-
шебник. - Ну, вспомнили?
   - Вспомнил, - сказал Илья Муромец. - Иванушка скачет  на  Коньке-Гор-
бунке на Луну... к Месяцу Месяцовичу!
   - Космическая ракета! - выпалил Добрыня Никитич,  и  его  толстощекая
физиономия снова расплылась в улыбке.
   - А теперь скажите, богатыри, разве все это  не  волшебство?  Ракета,
летящая на Луну? Ведь чудеса, правда? И согласитесь, что  творить  такие
чудеса под силу только волшебникам и богатырям! Я ведь уже  сказал  вам,
что у нас никогда не переводились волшебники и богатыри!
   - Волшебники - это ученые, - сказал Илья Муромец. - Я знаю: вы - уче-
ный.
   - Думай обо мне, что хочешь, - прищурился человек  с  белой  бородой,
пряча под опущенными ресницами улыбку, - только я волшебник, и вы сейчас
в этом убедитесь... Что бы вы сказали, если бы я  перенес  вас...  -  Он
поднял из-за стола и протянул руку к ночному небу. - Что бы вы  сказали,
если бы я перенес вас к одной из этих звезд?
   - Полетели! - сорвался с места Илья Муромец. - Товарищ Волшебник, по-
жалуйста, давайте полетим!
   - А куда мы полетим? - с сомнением в голосе спросил Добрыня  Никитич,
который не любил принимать поспешных решений. - Если на Марс или на  Ве-
неру, то это еще можно... А если куда-нибудь дальше...
   Волшебник остановил его движением руки:
   - Ты хочешь сказать, что если лететь дальше нашей солнечной  системы,
то для этого может не хватить человеческой жизни?
   Добрыня Никитич помолчал, соображая.
   - Ну, конечно, не хватит... До Луны наша ракета летит около трех  су-
ток... Ну так Луна совсем рядом! Если же на Марс или на  Венеру  лететь,
небось потребуется много месяцев. А ведь Марс и Венера,  можно  сказать,
наши соседи. Они вместе с Землей вокруг одного Солнца  вертятся.  Ну,  а
если улететь из нашей солнечной системы к другим  солнцам...  -  Добрыня
безнадежно покачал головой. - Ста лет будет мало!
   - А можно со скоростью света лететь! - торопливо сказал Илья Муромец,
давно и очень страстно мечтающий о межпланетных путешествиях.  -  Триста
тысяч километров в секунду! Я читал, что есть ученые, которые уже  изоб-
ретают такие ракеты. Забыл, как она называется...
   - Фотонная ракета, - подсказал Волшебник. - Ну что же, я вижу, что вы
неплохо разбираетесь в космосе, что делает честь ученикам шестого  клас-
са. Однако я считаю, что для космического пространства триста тысяч  ки-
лометров в секунду - черепашья скорость. Конечно, до нашего Солнца с та-
кой скоростью можно добраться за несколько минут, но, если бы вы полете-
ли на фотонной ракете к другому солнцу - а другое, самое ближайшее к нам
солнце в созвездии Центавра, - для такого путешествия  потребовалось  бы
четыре года.
   Заметьте, четыре года только туда, да четыре года обратно!
   - Ой-ой! - вздохнул Алеша Попович. - Чтото мне не очень  хочется  ле-
теть на Центавр...
   - А я все равно полетел бы! - тряхнул головой Илья Муромец. - Подума-
ешь, восемь лет!
   - А мы перенесемся еще дальше! - вдруг сказала Забава.
   Богатыри, словно по команде, повернули к ней удивленные лица. Она си-
дела за столом, положив подбородок на колени и с нежностью глядя на Вол-
шебника.
   - Правда, дедушка?
   - Правда, Забава, - улыбнулся он.  су  вас  в  такую  даль,  в  такую
даль...
   - Неужели со скоростью света?
   Илья Муромец.
   - Быстрее! В миллион раз быстрее! - воскликнула Забава.
   - Этого не может быть! - сказал Добрыня Никитич. - Триста тысяч кило-
метров в секунду - это предельная скорость, известная на Земле.
   Волшебник положил руку на его плечо.
   - Ты правильно сказал, Добрыня: известная на Земле... А что, если су-
ществует скорость, которая еще никому, кроме меня, не известна?
   Все молчали. Да и что можно сказать, когда слышишь такое,  что  никак
не укладывается в голове? У  Добрыни  Никитича  вдруг  мелькнула  мысль:
"Этот человек - великий гений! А может быть... Может быть,  он  сошел  с
ума?!"
   А человек с белой бородой неожиданно для всех рассмеялся весело и за-
дорно, совсем как школьник:
   - Ты подумал сейчас, Добрыня, что я гений или сумасшедший! Не опускай
стыдливо глаз, богатырь! И не беспокойся: я не сумасшедший. Я  ведь  уже
сказал вам, что я волшебник... Самый обыкновенный волшебник...  Но  даже
волшебнику не всегда все бывает под силу. Так вот,  я  много  лет  искал
волшебную тайну пространства и времени... Кстати, знаете ли вы, что  они
совершенно различны?
   - Знаем, - дрогнувшими губами шепнул вспотевший от  смущения  Добрыня
Никитич.
   - Пространство и время не имеют ни начала, ни конца. Я бы сказал, что
они едины в своей бесконечности... Вы понимаете меня? -  строго  спросил
Волшебник.
   - Да, - соврал Добрыня Никитич и незаметно вытер рукавом капельки по-
та на своем лице.
   - Нет, вы совсем не понимаете меня! - вдруг рассердился Волшебник.  -
Мальчишки! Хорошо, я буду говорить яснее... Сколько метров от веранды до
калитки. Вероника? - спросил он, впервые за вечер называя внучку ее нас-
тоящим именем.
   - Двадцать метров, дедушка.
   - Сколько нужно секунд, чтобы пройти это расстояние?
   - Не знаю... Быстрыми шагами - секунд десять.
   - Так вот, люди мыслят на Земле, приноравливаясь  ко  всему  земному.
Они рассуждают так: двадцать метров до калитки - это мало. А вот до  го-
рода от нашего поселка - шестьдесят километров - это много...  Дальше...
Десять секунд - это очень мало. А если Земля повернулась один раз вокруг
своей оси - это уже много: двадцать четыре часа.
   Но что такое "много" или "мало" для космоса, где нет ни  калитки,  ни
земных минут, секунд и часов?
   Как только вы отрешитесь от земных представлений, вам не от чего  бу-
дет вести отсчет расстояния и времени! И тогда секунда будет все  равно,
что тысяча или миллион лет. А двадцать метров - все равно, что  миллиард
километров. Я нашел тайну бесконечности! Мое  волшебство  заключается  в
том, что мне не нужно ни часа, ни года, ни тысячи лет, ни тысячной  доли
мгновения, чтобы перенестись с Земли в другие миры!
   - Но это... - робко начал Илья Муромец.
   - Сказка? - сверкнув глазами, быстро спросил Волшебник. - Да, сказка!
Как только вы перелезли через зеленый забор, вы очутились в сказке. - Он
помедлил и вдруг добродушно улыбнулся. - Когда вы будете рассказывать  о
том, что видели и еще увидите сегодня, найдутся  люди,  которые  скажут,
что это совсем неправдоподобная сказка. И пусть себе говорят! Они  очень
скучные люди, потому что не умеют мечтать!
   Илья Муромец зачарованно смотрел на Волшебника, и в его широко откры-
тых глазах горел такой восторг, что Забава, нечаянно взглянувшая на  не-
го, почему-то порозовела и, запрокинув голову,  расхохоталась  звонко  и
весело. Ее белая коса змейкой скользнула с плеча на спину.
   Но он не обратил на Забаву никакого внимания.
   - Теперь я все знаю, - уверенно сказал Илья человеку с белой бородой,
рассеянно теребя свой чуб, выгоревший за лето на солнце, - вы специалист
по всяким полетам.
   - Да, - сказал Волшебник, - когда-то я подарил людям ковер-самолет, а
сегодня я дал им мыслеплан! Хотите, я покажу вам свой мыслеплан?..
   - А где он? - тихо спросил Алеша.
   - Да вот же он! - Волшебник развел руками,  и  что-то  вдруг  ослепи-
тельно сверкнуло.
   Мальчики вскочили со своих мест. От изумления они не  смогли  сказать
ни одного слова.
   Терраса, на которой они только что пили чай, исчезла...
 
 
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, в которой герои этой сказки попадают на  неизвестную
планету
 
   Они очутились в квадратной комнате с золотистыми светящимися стенами.
Ни окна, ни двери! Стены, излучающие ровный приятный свет, были  гладки-
ми, будто отполированными.
   В комнате стояло несколько мягких кресел. Вот и все, что было в  ней,
если не считать прикрепленного к одной из стен щита со множеством  белых
кнопок и над щитом большой карты звездного неба.
   - Садитесь, - повелительно сказал Волшебник.
   Они сели в кресла.
   - А куда мы полетим? - спросил Добрыня Никитич.
   - Ребята, а может никуда не надо? А? - тихонько захныкал Алеша  Попо-
вич.
   - Молчи, Рыжий! - шепнул Илья Муромец.
   - Мы перенесемся, ребята, в одно из самых далеких от Земли созвездий,
- негромко сказала Забава. - Да, дедушка?
   - Да, Вероника, да, Забава! Мы понесемся сейчас, друзья, со скоростью
мысли, или, если хотите, со скоростью мечты!
   - Пожалуйста, не надо далеко, - продолжал хныкать  Алеша  Попович.  -
Товарищ Волшебник... ребята! Давайте лучше на Венеру или на Марс.
   - Ну какая же это будет сказка? - пожал плечами Волшебник. - Перенес-
тись на Марс или на Венеру можно с помощью обыкновенной ракеты,  которую
наши люди уже научились строить.
   - Мы перенесемся, ребята, в созвездие, которое носит мое имя, -  ска-
зала девочка и покраснела. - Первое путешествие в космос дедушка  обещал
посвятить мне. Это созвездие называется Волосы Вероники.
   - Да, да. Волосы Вероники, - взволнованно закивал Волшебник  и  ткнул
твердым пальцем на карту. - Вот оно, небольшое созвездие нашего северно-
го неба... Видите, оно расположено  между  созвездиями  Волопаса,  Девы,
Льва и Гончих Псов.
   Здесь находится северный полюс Галактики. И так далеко это созвездие,
эта крохотная кучка звезд, что все они кажутся нам совсем неяркими, едва
различимыми с Земли. А между тем в созвездии Волосы Вероники десятки ог-
ненных живых солнц! К одному из этих солнц - смотрите, вот к этой  малю-
сенькой точке - мы и перенесемся сейчас.
   - И погибнем! - визгливо вскрикнул Алеша Попович.
   - Почему? - недоуменно посмотрел на него Волшебник.
   - Потому что ни на какой звезде нельзя жить. Мы сгорим в  одно  мгно-
венье, - быстро и громко проговорил Алеша Попович.
   Звуки его голоса до краев наполнили квадратную комнату и, казалось, с
треском отскакивали от светящихся стен.
   - Не говори так громко, пожалуйста, - поморщился Волшебник. - Я  ска-
зал, что мы перенесемся к одному из солнц созвездия, а не на само  солн-
це. У многих звезд есть свои планеты, так же, как у нашего  солнца  есть
Земля, Марс, Венера... Никто еще не видел ни в один  телескоп  планет  в
других солнечных системах. Но они есть! На одной из таких планет мы сей-
час и окажемся... - И он подвинул свое кресло к щитку с белыми  кнопками
и задумался.
   Внезапно Волшебник вскинул руки, и его пальцы  забегали  по  кнопкам,
как бегают по клавишам рояля пальцы музыканта. Кнопки слабо пощелкивали,
наполняя комнату шелестом. Наконец он медленно опустил руки, словно  ус-
тал.
   - Забава, - тихо сказал Волшебник, - сколько сейчас времени?
   Она посмотрела на маленькие ручные часы.
   - Десять часов вечера, дедушка...
   - Ты видишь на щите эту крайнюю кнопку?
   - Да, дедушка.
   - Нужно сделать последнее движение... Пусть эта честь принадлежит те-
бе! Прикоснись же пальцем к этой кнопке, девочка!
   Забава сделала шаг к щитку и прикоснулась к кнопке.
   Мыслеплан чуть-чуть дрогнул. Впрочем, это, может быть, только показа-
лось взволнованным путешественникам.
   - Все, - проговорил Волшебник торжественно.
   - Что "все"? - шепотом спросил Илья  Муромен  и  облизнул  пересохшие
вдруг губы.
   Волшебник поднялся с кресла. Его лицо было спокойным и бледным.
   - Мы в созвездии Волосы Вероники, друзья! В одной из солнечных систем
этого созвездия, на планете, о существовании которой на  Земле  даже  не
подозревают!
   - А на этой планете есть воздух? - тревожно спросил Алеша Попович.
   - Я уже проверил... Есть! Забава, сколько сейчас времени?
   - По-прежнему десять часов, дедушка... Нет, уже одна минута  одиннад-
цатого.
   - Мы уже целую минуту находимся на другой планете!
 
 
   ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой рассказывается о первых приключениях космичес-
ких путешественников
 
   Стена мыслеплана раздвинулась. В образовавшемся проходе  все  увидели
тьму. Непроницаемую ночную тьму, из которой отчетливо повеяло  теплом  и
запахом каких-то цветов.
   Может быть, Волшебник пошутил, и они попрежнему на террасе  в  дачном
поселке? Разве не цветами с маленькой клумбы пахнет сейчас?
   Нет! Слишком острым и незнакомым был аромат.
   - Как сильно пахнет медом! - сказала Забава.
   Волшебник первым шагнул в темноту, и следом за ним, торопясь и  стал-
киваясь в проходе, бросились остальные. Густой теплый мрак со всех  сто-
рон навалился на них.
   Мыслеплан,  снаружи  оказавшийся  круглым,  будто  огромный   золотой
апельсин, лежал в очень густой и высокой траве. Она  доходила  мальчикам
до пояса. Глаза путешественников начали привыкать к темноте, и в  слабом
свете, исходящем от золотого шара, трава показалась им необычайно  розо-
вого цвета. На ощупь она была клейкой и мягкой и резко пахла медом.  По-
рывы теплого ветра раскачивали ее, и трава шелестела беспрерывно и  ров-
но.
   Черное небо над их головами пылало бесчисленными  звездами.  Что  это
было за небо! Незнакомые созвездия, целые группы  звезд,  словно  живые,
дрожали, мерцали, переливались голубоватым, желтым и красным светом.
   Все молчали, пораженные невиданным зрелищем.
   - Как красиво! - взволнованно прошептала Забава. - Дедушка, а где на-
ша Земля?
   - Земля? Неужели ты думаешь, девочка, что сможешь увидеть отсюда нашу
Землю? Скорее можно разглядеть пылинку в облачке. Но наше солнце я пока-
жу вам...
   - Где, где, дедушка?
   - Вон в том маленьком созвездии чуть виднеется желтая звездочка...
   - Я не вижу...
   - Да, ее трудно рассмотреть, эту звездочку...  Но  это  и  есть  наше
Солнце, и где-то там вокруг него совершают свой вечный полет Земля,  Ве-
нера, Юпитер, Марс и другие наши планеты.
   - Как далеко!
   - Далеко? Это не то слово, девочка! В человеческом языке  нет  назва-
ния, которым можно было бы обозначить число километров, отделяющих  сей-
час нас от нашей солнечной системы.
   - Даже страшно становится... - повел плечами Алеша Попович.
   - Не бойтесь, друзья! С вами добрый волшебник!
   Между тем тьма поредела, и вдали начали вырисовываться неясные  очер-
тания скалистых гор.
   Острые пики и глыбы вздымались над незнакомой планетой высоко и гроз-
но. Небо над ними быстро бледнело, звезды тускнели, таяли  на  глазах  и
исчезали.
   Ветер стих. В молочном сумраке стало видно  все  пространство  вокруг
мыслеплана. Это была широкая долина, поросшая высокой розовой травой.
   Слева линию горизонта закрывала темная гряда леса. Он тянулся в  сто-
рону скал и терялся где-то в предгорьях. Справа долина постепенно  пони-
жалась и, по-видимому, заканчивалась обрывом над рекой. Оттуда слабо до-
носились журчание и плеск воды. Однако разглядеть, что  происходит  там,
внизу, было невозможно, потому что за обрывом огромным мохнатым  облаком
висел белый туман.
   Космонавты не двигались, зачарованно глядя,  как  рождается  утро  на
незнакомой планете. Вот в розовой траве засвистала невидимая птичка тон-
ко и прерывисто: "Фью-фью-фью-фью!" Ей ответила  другая,  потом  третья,
четвертая... Но, может быть, это свистели не птицы, а  какие-нибудь  жи-
вотные?
   - Смотрите, смотрите! - вдруг испуганно вскрикнул Алеша Попович.
   Из тумана одна за другой вынырнули огромные крылатые тени. Их было не
меньше десятка. Забава вздрогнула:
   - Ой, какие странные птицы!
   - Кажется, летучие мыши... - неуверенно сказал Илья Муромец.
   - Какие же это летучие мыши? - запротестовал  Добрыня  Никитич.  -  В
каждом крыле метра три!
   Крылатые чудовища с длинными хвостами пролетели над  путешественника-
ми, издавая пронзительные воркующие звуки. Теперь были хорошо  видны  их
змеевидные темные туловища с четырьмя короткими лапами и большие вытяну-
тые головы с маленькими круглыми глазками. Легко и  бесшумно  взмахивали
они перепончатыми крыльями. Одно из чудовищ  отстало  от  стаи,  сделало
плавный круг и, открыв пасть, тонко запищало.
   - Будто ножом по сковородке! - усмехнулся Илья.
   В пасти чудовища блеснули белые игольчатые зубы.
   - Пожалуй, их можно назвать птерозаврами, - сказал Волшебник, -  хотя
я представлял их себе несколько иначе... Крылатые ящерицы. Да,  да,  ги-
гантские крылатые ящерицы. Подобные твари жили на Земле в юрском  перио-
де...
   Птерозавр все еще парил над ними, вытянув перепончатые крылья.  Нако-
нец он с недовольным клекотом полетел следом за стаей.
   - А они опасны? - спросил Алеша Попович, приходя, наконец, в  себя  и
зябко поводя плечами.
   - Как знать... - Волшебник задумчиво поглаживал белую бороду. -  Даже
волшебники не всегда понимают все сразу, особенно если они находятся  на
чужой планете...
   Небо над далекими горами покраснело, накаляясь все  ярче  и  ярче,  и
стало, наконец, багровым. Вершины скалистых  гор  внезапно  ослепительно
засверкали.
   - Снег, снег! - ахнула Забава. - На горах снег!
   На долину от гор упали длинные тени. И теперь в свете  разгорающегося
дня путешественники вдруг увидели: все, что растет на этой планете, уди-
вительно розового цвета! Розовая трава... Странные розовые деревья в ле-
су... Далеко внизу за обрывом, за облаком  тумана,  нежно-розовая  дымка
покрывала неясные просторы заречья: должно быть, там  тоже  рос  розовый
лес.
   - Это просто... просто невероятно! - развел руками  Илья  Муромец.  -
Честное слово, так не может быть!
   - Не бросай на ветер честного слова! - строго посмотрел на него  Вол-
шебник. - Ты же видишь, что здесь все растения розовые? Значит, это  мо-
жет быть!
   - Но, понимаете... - помялся мальчик. - Мы учили в школе, что в  каж-
дом растении есть хлорофилл, от которого зависит зеленый цвет. Хлорофилл
обязательно зеленеет под действием солнечных лучей! Ну,  конечно  же,  я
это точно помню: растения вдыхают углекислоту и под действием хлорофилла
разлагают ее и выдыхают кислород. Таким образом,  растения  поддерживают
жизнь всех животных. Ведь без кислорода жить нельзя!
   - Без кислорода действительно нельзя жить, - ворчливо проговорил Вол-
шебник, - но кто тебе сказал, что вот эти розовые растения тоже не  вды-
хают углекислоту и не выдыхают кислород?
   - Но ведь они розовые. Значит, в них нет хлорофилла!
   - А это бабушка надвое сказала, дорогой Илья Муромец! На нашей  Земле
тоже есть розовые и даже красные растения, содержащие хлорофилл. Вероят-
но, ты невнимательно слушал учителя... Багрянки! Да,  друзья,  багрянки,
целое семейство водорослей! Кстати сказать, из багрянки добывают йод. Их
происхождение до сих пор не выяснили ученые. Но я-то уверен, что  именно
эти водоросли были прародителями всей растительности на Земле в ту пору,
когда на ней зарождалась жизнь. Ведь то, что водоросли были первыми  на-
шими растениями, известно давно. Неизвестно только, какого цвета они бы-
ли. Уверяю вас, друзья, они были красного цвета! Такие же, как и  совре-
менные багрянки. Эти багрянки великолепно приспосабливаются к разным ус-
ловиям жизни. Они могут существовать и в море на большой глубине,  и  на
суше! Они, остатки древнего мира, всегда напоминают нам о его молодости.
   - Дедушка, - быстро перебила его Забава, - если все так, как ты гово-
ришь, значит эта розовая планета совсем молодая?
   - Именно это я и хочу сказать! - взмахнул рукой Волшебник.
   И словно по движению его руки из-за снежной  вершины  вырвался  поток
режущих глаза лучей, и солнце, неведомое, незнакомое  солнце,  но  такое
же, как и то, к которому они привыкли на Земле, - огнедышащее,  слепящее
и радостное - засверкало над планетой.
   - Это... это чудесно! - тихо и взволнованно прошептала Забава.
 
 
   ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой Забаве и Алеше угрожает смертельная опасность

   - А теперь, - сказал Волшебник, - я с Ильей Муромцем и Добрыней Ники-
тичем посмотрю, что делается внизу, вон там, за обрывом, а Забава и Але-
ша Попович останутся сторожить наш волшебный шар.
   - Дедушка, - надула губы внучка, - но мне тоже хочется пойти с вами.
   Он покачал головой.
   - Нет, Забава, мыслеплан оставлять нельзя. Никто не знает, что  может
случиться... Надеюсь, тебе здесь не будет ни страшно, ни скучно: ведь  с
тобой останется такой отважный богатырь! - И он прижал пальцем облуплен-
ный нос Алеши Поповича. - Пойдемте же, Илья и Добрыня!
   Они удалились, шурша травой, и скоро скрылись за обрывом.
   - Алеша, - вздохнула Забава, - с шаром ничего не  случится,  если  мы
немного походим.
   - А куда ты хочешь идти? - опасливо спросил тот.
   - Совсем недалеко. Давай только дойдем до леса и посмотрим, какие там
деревья. Кругом ровное поле, и нам все время будет виден мыслеплан.
   - Ну что же, пойдем... - согласился Алеша не очень охотно.
   Забава шла впереди. Крупные бабочки с такими же розовыми, как  трава,
крыльями вспархивали изпод ее ног и снова садились, становясь  невидимы-
ми.
   "Фью-фью-фью-фью!" - свистели там и тут какие-то птицы.
   Несколько стрекоз величиной с голубя кружились над Забавой и Алешей.
   - Ого! Да они кусаются! - вскрикнул вдруг он, ударяя себя по  затылку
и отшвыривая странное насекомое. - Тьфу, какие хрупкие  и  противные!  Я
думаю, что они больше похожи на комаров, чем на стрекоз.
   Девочка не ответила, внимательно глядя вперед. Она неторопливо  шага-
ла, раздвигая траву руками. Сочные стебельки, увенчанные мохнатыми мете-
лочками, шуршали, ломались и хрустели под ногами. Розовая, пахнущая  ме-
дом пыльца окрасила ее руки. Скоро светлые волосы  Забавы,  ее  брови  и
ресницы порозовели.
   А солнце в безоблачном и таком же нежно-синем, как и на  Земле,  небе
поднималось все выше. Становилось жарко.
   - Пойдем обратно, - предложил Алеша. - Хочется пить.
   - Отдохнем немного в лесу. Ладно? Смотри, шар отсюда хорошо виден,  и
кругом никого нет.
   Они подошли к лесу. Теперь, когда их глаза все больше привыкали к ро-
зовому цвету, заполнившему весь этот удивительный мир, лес уже не казал-
ся им необычным. Он стоял  неподвижным,  высокий,  густой.  Его  деревья
очень напоминали гигантские папоротники. Но в глубине этот  розовый  лес
темнел так же, как и на Земле, и из его  таинственной  чащи  тянуло  сы-
ростью и прохладой.
   - Как здесь хорошо! - весело пропела Забава. - Как хорошо!.. Побежим,
Алеша!
   Он остановился и засопел недовольно:
   - Хватит!
   - Еще чуточку. Самую чуточку!..
   Платье Забавы замелькало между стволами величественных  папоротников.
У основания они были корявыми и скорее бурыми, чем  розовыми.  Такие  же
бурые мягкие мхи устилали почву, скрадывая  шум  шагов.  Лапчатые  ветви
сплетались в вышине, и в разрывы ветвей там и тут призрачными  туманными
колоннами падал солнечный свет.
   - Забава! - кликнул Алеша. - Я не пойду дальше! Где ты? Я тебя не ви-
жу!
   - Я здесь! - ответила она издалека. - Здесь поляна. И очень  красивые
цветы... Ты слышишь меня, Алеша? Как они пахнут! Как они пахнут, Алеша!
   Недовольно посапывая, он пошел на ее голос и вдруг остановился, удив-
ленный. Забава стояла посреди большой поляны. Ее окружали большие  цветы
с яркими красными лепестками. Густой, сладкий аромат наполнял воздух.
   - Упругие, как резина! - крикнула Забава, с трудом  срывая  цветок  и
поднося его к лицу. - Похожи на тюльпаны... Правда?
   Он не успел ответить, потому что Забава вдруг вскрикнула и упала.
   - Забава? Что с тобой? - закричал Алеша, подбегая к девочке.
   Она лежала без сознания.
   - Забава, Забава... - повторял он растерянно, не зная,  что  предпри-
нять, и заплакал.
   Яркие цветы неподвижно стояли вокруг.  От  нежных  лепестков  волнами
струился теплый дурманящий аромат. У него закружилась голова...
 
 
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ, в которой Волшебник и двое богатырей делают  неожидан-
ное открытие
 
   Волшебник, Илья Муромец и Добрыня Никитич спускались с отлогого  хол-
ма, поросшего все той же густой розовой травой. А им навстречу от  шумя-
щей где-то внизу воды поднимался белый туман. Теплый и влажный, он скоро
окружил их плотной стеной.
   - Держитесь-ка за руки, друзья, чтобы не потеряться, - сказал Волшеб-
ник. Его голос прозвучал в тумане глухо, будто в подземелье. - А  знаете
что? Ведь это, кажется, не туман, а самый обыкновенный пар...  Разумеет-
ся, так и есть!
   Они сделали еще десяток шагов и остановились у скалы, из-под  которой
прозрачным потоком вырывался могучий источник.  Ветерок  срывал  с  воды
клубы пара и уносил их в сторону, на холм.
   Вода в источнике клокотала так сильно, что им пришлось говорить очень
громко, чтобы расслышать  друг  друга.  Сначала  Волшебник,  а  потом  и
мальчики опустили в воду руки. Она была горячая и такая прозрачная,  что
сквозь завихрения воды можно было различить каменистое дно.
   Путешественники медленно шли по каменистому берегу источника. А когда
клубы пара рассеялись, они поняли, что этот теплый ключ дает начало  ре-
ке, широко разлившейся в долине. Там и тут виднелись небольшие  островки
с высокой розовой растительностью. Две большие  птицы,  испуганные  при-
шельцами, забили в зарослях крыльями и с гортанным криком улетели в  ту-
ман. Их тревожный крик, наверное, послужил  сигналом  для  тысяч  других
птиц. Бескрайней тучей взметнулись они в воздух  со  всех  островков.  В
воздухе потемнело. Шум их крыльев походил на внезапный ураган,  который,
однако, затих так же быстро, как и начался.
   Но, по-видимому, этот ураган обеспокоил еще одно существо,  пришедшее
на водопой и задремавшее в теплой воде. Посреди реки заплескалось  чтото
черное. Притихшие путешественники  увидели,  как  над  водой  вытянулась
толстая, как бревно, змееподобная шея с маленькой головкой. Голова нето-
ропливо повернула узкие глаза сначала направо, потом налево.  Затем  над
водой выросло гигантское темно-серое туловище.
   Богатырям стало страшно. Они крепче  прижались  к  Волшебнику,  а  он
вдруг рассмеялся и начал весело потирать руки.
   - Бронтозавр! - совсем по-мальчишески воскликнул он. -  Клянусь  моей
бородой, один из самых роскошных видов травоядных ящеров!  Надо  думать,
эта малютка весит не менее сорока тонн. Чудеснейший экземпляр!  Не  бой-
тесь, друзья! Это животное страшно только по виду, ведь оно не  признает
никакого мяса.
   Медленно ступая по воде, бронтозавр вышел на берег и шумно  отряхнул-
ся. Неуклюжий многометровый  хвост  животного  тяжело  ударил  по  воде,
взметнув каскад брызг.
   Вытянув такую же многометровую шею, бронтозавр медленно озирался. На-
конец он успокоено изогнул шею, открыл пасть,  очень  похожую  на  пасть
змеи, и с хрустом сорвал пучок розовой травы. Шея его  снова  вытянулась
вверх. Он звучно и неторопливо жевал траву, прикрыв  свои  узкие  глазки
серыми веками.
   И вдруг бронтозавр застыл. Казалось, он даже перестал дышать.  Недое-
денная трава выпала из пасти на песок.
   В зарослях розового кустарника послышалось грозное рычание. И в ту же
секунду со стремительностью, которая так не вязалась с его неуклюжим ви-
дом, бронтозавр повернулся задом к кустарнику. Но он  не  собирался  бе-
жать. Голова на длинной шее медленно раскачивалась,  потемневшие  глазки
загорелись яростью,  и  из  пасти  вырвался  громоподобный  воинственный
вопль. Трудно сказать, что это больше напоминало - рычание льва или  рев
разъяренного быка. Но таким жутким был этот крик, что мальчики  снова  в
страхе прижались к Волшебнику.
   Бронтозавр воинственно бил по земле  хвостом.  Прошла  секунда,  дру-
гая... Из зарослей высунулась чудовищная хрипящая  пасть  с  оскаленными
зубами. Длинный раздвоенный язык, точно молния, метался между рядами зу-
бов.
   Прошло еще несколько секунд, и на песок выползла  на  четырех  мощных
лапах то ли ящерица, то ли крокодил, если только так можно назвать  зве-
роподобное пресмыкающееся величиной со слона.  Это  чудовище  было  нес-
колько меньше бронтозавра, но по тому, как оно готовилось к борьбе,  как
прижимало к песку брюхо, собираясь сделать прыжок, как нервно подрагива-
ло его тело, одетое в темно-серебристый костяной  панцирь,  было  видно,
что перед бронтозавром опасный враг.
   - Что это? - невнятно бормотал Волшебник. - Диноцефал? Очень  похоже!
Так и есть, диноцефал! Ну, это, кажется, страшный хищник, и мы,  друзья,
сейчас будем свидетелями никем еще не виданной битвы.
   Диноцефал сделал прыжок. И в то же время бронтозавр взмахнул хвостом.
Раздался пушечный удар. Диноцефал, этот бронированный великан, отлетел в
сторону и перевернулся на спину. Мальчики ахнули.
   Однако диноцефал, как видно, обладал ужасающей силой. Он тут же вско-
чил на лапы, сделал новый прыжок и вновь был опрокинут.  Снова  и  снова
бросался он на врага, и все неуверенней действовал  хвостом  бронтозавр.
Вот его многотонный хвост впустую свистнул в воздухе и обрушился на  бе-
рег, вывернув целую гору песка и красной глины.
   Этого и ждал диноцефал. Два гиганта вцепились в смертельной  схватке.
Тучи пыли, брызги воды и комки мокрой глины полетели на безмолвных путе-
шественников, потрясенных этой битвой. Почва сотрясалась под  ногами,  и
где-то далеко в заречье эхо повторяло дикие вопли сражающихся.
   Огромные челюсти диноцефала сомкнулись на шее  бронтозавра,  раздался
треск, и фонтан крови с силой ударил в  воздух.  Бронтозавр  захрипел  и
умолк.
   Диноцефал лежал на поверженном сопернике и отдыхал,  закрыв  глаза  и
тяжело дыша. Отчетливо слышалось, как журчит и булькает кровь бронтозав-
ра.
   Наконец диноцефал открыл глаза, приподнялся на передних лапах и вдруг
рванул зубами тушу бронтозавра.
   Его челюсти были остры как бритва. Они легко вырывали огромные  куски
мяса, и диноцефал с жадностью проглатывал их, поматывая  своей  брониро-
ванной головой и удовлетворенно урча. Гигант пожирал гиганта... Это было
отвратительное зрелище.
   - Я... не могу... это видеть, - прошептал Добрыня  Никитич.  -  Пожа-
луйста, давайте уйдем отсюда...
   Волшебник не успел ответить, потому что диноцефал  внезапно  перестал
рвать свою жертву и уставился на путешественников неподвижными краснова-
тыми глазками.
   Он не торопился нападать. Может быть, он был удивлен появлением неви-
данных существ, а может быть, в нем пробудилось  то  чувство  невольного
трепета, которое уже давно испытывают на Земле все животные перед высшим
существом - Человеком.
   Путешественники не двигались. Шли секунды, а диноцефал  не  сводил  с
них круглых, налитых красной мутью глаз.
   Но вот его пасть приоткрылась, снова молнией заметался в ней  раздво-
енный язык и раздалось негромкое хриплое рычание.
   Переваливаясь с боку на бок, диноцефал сбежал на коротких лапах с ту-
ши бронтозавра, прижал брюхо к песку и снова зарычал.
   - Бежим! - не выдержал Добрыня Никитич и попятился.
   Диноцефал прыгнул. И в то же мгновение произошло  что-то  странное  и
непонятное.
   Тело звероподобного пресмыкающегося удивительным  образом  переверну-
лось в воздухе. Громко застучав своим жестким панцирем, диноцефал плашмя
упал на камни. Он был мертв, и только его хвост все еще конвульсивно по-
дергивался.
   - Это... сделали вы? - приходя в себя, спросил Волшебника  побледнев-
ший Илья Муромец.
   - Нет, это сделал не я, - медленно покачал головой Волшебник и  подо-
шел к мертвому чудовищу.
   - Но кто же?
   - Не знаю, не знаю, - пожал он плечами. - Такое впечатление, что  ди-
ноцефал убит электрическим током. Или... или, может быть, ультразвуковым
лучом... Я не думал, что...
   Волшебник не договорил, так как розовые кусты раздвинулись, и на  бе-
рег быстро выскользнули какие-то люди. Именно люди, а не другие  сущест-
ва, потому что они стояли на двух ногах, а в верхних конечностях держали
серебристые трубки с многочисленными темными клапанами. Одетые в  глухие
желтые костюмы, плотно облегающие их стройные тела, они  остановились  в
нескольких метрах от путешественников и нацелили в них свои  серебристые
трубки.
   Их было четверо, этих необычных людей с невидимыми  лицами,  скрытыми
такими же, как и костюмы, желтыми масками. Лишь в узких прорезях  у  лба
можно было различить блеск настороженных и любопытных глаз.
   - Ну, теперь я ничего не понимаю, - тихонько проговорил Волшебник.  -
На этой молодой планете, где жизнь зародилась, судя по всему, не так  уж
давно, еще не может быть мыслящих существ.
   Придется мне лишить себя звания Волшебника!
   Услышав его голос, люди в желтых костюмах зашевелились. Тот  из  них,
кто стоял впереди, протянул к Волшебнику руку и сказал певучим гортанным
голосом:
   - Сино Тау?
   В его голосе отчетливо слышался вопрос. Волшебник развел руками и ми-
ролюбиво улыбнулся:
   - К сожалению, я бессилен ответить вам, уважаемый.
   Человек в желтом костюме повторил:
   - Сино Тау?
   - Нет, нет, лучше не спрашивайте, - продолжал улыбаться Волшебник.  -
Вот если бы все поднялись к нашему мыслеплану, я бы мог при помощи  вол-
шебной шкатулки понять ваши слова и разъяснить вам, кто мы  такие.  -  И
Волшебник жестом пригласил незнакомцев следовать за собой на холм.
   - Тото! - строго крикнул человек в желтом.
   - Ага, понимаю! - закивал Волшебник. - "Тото", должно быть,  означает
"нельзя". Выходит, ребята, мы пленники. Но в таком случае, уважаемый, не
разрешите ли вы сбегать за моей шкатулкой одному из мальчиков?
   Он ткнул пальчиком в грудь Добрыни и снова указал на холм.
   По-видимому, незнакомцы на этот раз поняли  Волшебника.  Они  коротко
посовещались друг с другом, заворковав  своими  гортанными  голосами,  и
тот, кто стоял впереди, указал рукой на Добрыню.
   - Риду!
   - Риду, - повторил Волшебник. - Беги, Добрыня,  иначе,  клянусь  моей
бородой, нам придется плохо... Волшебная шкатулка стоит в мыслеплане под
моим сиденьем.
   Добрыня со всех ног бросился выполнять распоряжение.
 
 
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ, в которой Добрыня Никитич оказывает  помощь  Забаве  и
Алеше Поповичу
 
   Подбежав к мыслеплану, запыхавшийся Добрыня прежде всего увидел,  что
Забава и Алеша исчезли. Сначала ему казалось, что они спрятались в розо-
вой траве.
   - Перестаньте дурачиться! - громко сказал он, вытирая рукавом пот  на
лице. - Мне не до шуток, ребята!
   Ему никто не ответил. Только розовая трава ровно шумела под ветром да
звонко посвистывали скрывающиеся в ней какие-то существа.
   Добрыня обеспокоено огляделся по сторонам, заглянул в мыслеплан.  Там
было душно и пусто.
   - Ребята, - закричал он, все больше тревожась, - где вы?
   И тут Добрыня обнаружил в хрупкой и ломкой траве след.  Он  отчетливо
был виден до самого леса.
   - Хороши сторожа! - недовольно проворчал Добрыня  и,  не  раздумывая,
побежал по следу.
   Розовые мотыльки и стрекозы вились над ним.
   Он остановился только в лесу, в  густой  тени  могучих  папоротников.
Следы товарищей терялись в мягких мхах.
   - Ребя-а-ата!.. - в отчаянии закричал Добрыня.
   "А-а-ата!" - ответило эхо.
   - Где-е-е-е вы?..
   "Де-е вы?.." - отозвался лес.
   Он был наполнен жуткой тишиной. Белые неясные  столбы  света,  словно
дым, переплетались в его таинственной чаще.
   Добрыня прислонился к бурому величественному папоротнику и всхлипнул.
И в ту минуту, когда ему показалось, что Алеша и Забава погибли  в  этом
жутком и суровом лесу, он услышал слабый крик.
   Спотыкаясь о цепкие корни папоротников, Добрыня стремглав бросился на
него. Он падал, вскакивал и снова бежал.
   И вот, наконец, поляна. Огромные красные тюльпаны. И  душный  сладкий
запах...
   Он не сразу нашел Алешу и Забаву.  Они  лежали  неподвижные,  бледные
среди цветов, которые нежно склонялись к ним, прижимались к их  рукам  и
лицам.
   - Ребята, - дрогнувшим голосом проговорил Добрыня.
   Алеша открыл глаза и прошептал:
   - Не дыши... Цветы выпускают какой-то газ.  -  Его  глаза  обессилено
закрылись.
   Добрыня все понял. Сначала он вытащил из цветов Забаву и  положил  на
мох в тени папоротника.
   Удушье стискивало грудь мальчика. Он  вытер  вспотевшее  лицо,  жадно
глотнул воздух и снова бросился в цветочные заросли.
   Подхватив под руки бесчувственного товарища и  чувствуя,  что  теряет
силы, Добрыня добрался до папоротника и тоже свалился на мох.
   Долго пролежали они, обессиленные,  безмолвные,  забрызганные  темным
тягучим соком страшных цветов.
   Непонятный звук донесся до слуха Добрыни. Ему почудилось, что  кто-то
вытягивает свою ногу из густой, вязкой грязи.
   "Пфф-чмок!" - раздалось совсем близко. Затем наступила короткая тиши-
на. И снова "пфф-чмок!" Добрыня открыл глаза и совсем  неподалеку  снова
увидел высокий цветок с красными лепестками.
   Выступающие наружу темно-багровые корни  цветка  сокращались,  словно
самые обыкновенные гусеницы, и ползли. Неудержимо ползли! Они упрямо вы-
рывали из почвы свои острые влажные присоски - "пфф-чмок!" - и все ближе
подбирались к лежащим ребятам. Вместе с корнями двигался стебель,  оран-
жевые листья, красный венчик. А следом ползли, чуть покачиваясь в возду-
хе, сотни других цветков.
   - Они живые! - громко сказал Добрыня и вскочил. - Вставайте,  ребята!
Скорей!..
   Забава и Алеша с трудом поднялись.
   - Очень кружится голова, - слабо сказала девочка, когда они  медленно
тронулись в обратный путь.
   Только теперь Добрыня заметил, что лица, шеи,  руки  Забавы  и  Алеши
покрыты синевато-розовыми пятнами.
   - Ой, что с вами делается?!. - воскликнул он.
   Девочка посмотрела на Алешу, потом на свои руки и с тревогой  спроси-
ла:
   - У меня такое же лицо?
   - Да... Эти цветы, кажется, присосались к нам, как пиявки, и пили на-
шу кровь.
   Забава вдруг заплакала: что делать, все девочки боятся потерять  свою
красоту.
   - Забава, - с мольбой в голосе проговорил Добрыня,  -  я  тебя  очень
прошу, не плачь...
   Как всякий мужчина, он не выносил женских слез.
   - На кого я теперь похожа? - всхлипывая, говорила Забава, отворачивая
лицо.
   - Честное слово, ты очень красивая! - горячо сказал Добрыня.
   - Эти пятна скоро пройдут, - успокоил ее Алеша, который совсем  расх-
рабрился, когда опасность миновала. - Давайте, ребята, вернемся и  унич-
тожим эти проклятые цветы!
   - Нельзя! - быстро запротестовал Добрыня. - Нас ждут...
   И он рассказал об удивительной встрече с людьми в желтых одеждах.
 
 
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, в которой путешественники узнают, что розовая  планета
называется Эо Тау, а на русском языке - Утренняя Звезда
 
   Люди в желтых одеждах, должно быть, решили, что Добрыня обманул их  и
скрылся. Посовещавшись на своем гортанном  языке,  незнакомцы  приказали
Волшебнику и Илье подняться на холм и, не спуская с них серебряных  тру-
бок, двинулись следом. Когда Забава и ее товарищи вышли из леса, Волшеб-
ник и Илья, конвоируемые желтыми стражами, уже подходили к мыслеплану.
   Все встретились у входа в мыслеплан. Увидев пятна на лицах у ребят  и
следы темной жидкости на их костюмах, незнакомцы разом взволнованно  за-
ворковали, объясняя что-то друг другу.
   - Ах, Забава, - сказал Волшебник внучке, - я вижу, что  вы  попали  в
какую-то переделку! Наверняка виновато, как обычно, твое любопытство,  а
ведь я просил вас посторожить мыслеплан.
   - Прости меня, дедушка...
   - Я всегда прощаю тебя, - вздохнул тот. - Однако сейчас я прежде все-
го хочу выяснить, с кем мы встретились на этой планете.
   Старик скрылся в мыслеплане и сейчас же  вынес  наружу  металлическую
голубую шкатулку. Он надел на плечи ремни и укрепил ее на  груди.  Затем
Волшебник включил рычаг, и в шкатулке раздался легкий треск.
   Поняв, что им ничто не угрожает, незнакомцы опустили серебряные труб-
ки и с интересом склонились над шкатулкой.
   - Почему вы задержали нас, уважаемые? - спросил старик.
   И звенящий металлический голос внутри волшебной  шкатулки  сейчас  же
перевел эту фразу на какой-то незнакомый язык: "Тико лизаро нифту?"  По-
раженные незнакомцы дружно рассмеялись. Это был самый обыкновенный чело-
веческий смех.
   - Эль Сино Тау? - ответил вопросом на вопрос один из них. -  Эль  Си-
нот?
   Звенящий голос в шкатулке перевел:
   "Вы со Звезды Гроз? Вы синоты?"
   - А где находится планета, на которой живут синоты и которую вы  наз-
вали Сино Тау - Звездою Гроз? - спросил Волшебник.
   - А разве вы не знаете сами? - удивился незнакомец.
   - Нет, клянусь моей бородой!
   - Сино Тау - одна из трех планет нашего солнца.
   - Как называется планета, на которой мы сейчас находимся?
   - Эо Тау - Утренняя Звезда. Это самая молодая планета нашей солнечной
системы.
   - А вы сами, уважаемые, постоянно обитаете здесь, на Утренней Звезде?
   - Нет, мы эферийцы - жители третьей, наиболее  древней  планеты.  Она
называется Эфери Тау, что означает - Холодная Звезда.
   - Очень приятно познакомиться... Кстати,  как  вас  зовут,  уважаемый
эфериец?
   - Клад.
   - Очень приятно, - повторил Волшебник. - Как я и думал, вы  такие  же
космические путешественники, как и мы! Ведь правда?
   - Мы действительно прибыли сюда с Холодной Звезды.  Но  скажите  нам,
откуда прибыли вы с этими милыми детьми?
   Волшебник с любезным видом предложил всем войти в мыслеплан и  указал
эферийцам на звездную карту. Они внимательно рассматривали мириады свет-
лых точек на темном фоне карты.
   - Вот ваше солнце, -  сказал  Волшебник.  -  Видите,  оно  затерялось
здесь, в продолговатом пучке звезд. Мы называем  этот  пучок,  это  нес-
колько необычное созвездие, Волосами Вероники...
   Клад долго молчал соображая.
   - Звездная карта кажется мне несколько необычной, - наконец  прогово-
рил он. - Наше солнце мы называем Ладо.
   - А теперь я покажу вам наше Ладо, - улыбнулся Волшебник. - Взгляните
вот на это созвездие, уважаемый Клад. Вот звезда побольше  альфа-Центав-
ра. А рядом с ней совсем крохотная звездочка. Это и  есть  наше  солнце!
Прямо скажем, оно далековато отсюда. Но, уж поверьте мне, это совершенно
великолепное Ладо! Кстати, по величине оно очень напоминает ваше  свети-
ло. Только у нашего светила не три планеты, а девять. На одной из них мы
и обитаем. Наша планета называется Земля!
   - Земля... - задумчиво повторил Клад.
   - Ну, а мы, если хотите, земляне...
   - Земляне, и, кроме того, еще мы земляки, - улыбнулась Забава.
   - Зэмлаки... - с трудом выговорил эфериец и, как показалось землянам,
чуть пожал плечами. - Но это невозможно!.. - вежливо прибавил он.
   - Что невозможно, уважаемый Клад?
   - Полет из такой далекой солнечной системы.
   - Почему?
   - Для этого не хватит многих человеческих жизней, даже если лететь  с
самой большой скоростью, какая существует в природе, - со скоростью све-
та. Синоты, например, уже овладели тайной этой скорости. Но и они,  друг
земляк, рискуют отправляться в путешествие со своей планеты -  Сино  Тау
лишь к солнечным системам ближайших звезд. Вы назвали эти звезды Волоса-
ми Вероники. О, земляк, нам, конечно, давно известно ваше созвездие,  но
оно всегда представлялось нам недоступным. Нам всегда казалось, что  его
можно достигнуть лишь в мыслях, в мечте! Поэтому ваше  созвездие  у  нас
так и называется - Лотари Тау - Созвездие Мечты.
   - Красиво, клянусь бородой! - воскликнул Волшебник.  -  Ведь  правда,
ребята, приятно жить в таком созвездии? Но продолжим наш разговор... Вы,
уважаемый Клад, близки к истине, когда говорите, что в мыслях можно дос-
тигнуть самого недоступного. Значит, все-таки существует такая, я бы за-
метил, волшебная сила, данная природой разумному существу. Вот этой  си-
лой, смею вас заверить, мы и владеем. И волшебный шар, который нас  сюда
доставил, так и называется - мыслеплан!
   - Мыслеплан? - помедлив, повторил Клад и поднял руку к своей  голове,
скрытой желтой маской.
   - Вы меня прекрасно поняли, уважаемый! - обрадовался Волшебник.  -  А
теперь ответьте мне еще на один вопрос. Мне показалось, что  вы  приняли
нас за представителей Звезды Гроз - Сино Тау. А синоты,  как  видно,  не
очень-то пользуются вашим расположением...
   - Синоты - наши ненавистные враги! - так резко и быстро сказал эфери-
ец, что звенящий голос в голубой шкатулке даже поперхнулся, переводя его
слова. - Вы, друг земляк, скоро все узнаете об этих подлых  существах...
Только не сейчас. Сейчас надо позаботиться о ваших детях, которые отрав-
лены ядом Тибери Като - Цветов Смерти.
   - Отравлены ядом? - всплеснул руками Волшебник и растерянно опустился
в кресло. - Что вы наделали. Забава?..
   Забава хотела что-то ответить и не  смогла  -  только  беззвучно  ше-
вельнула побелевшими губами. Ее синие глаза с ужасом смотрели на эферий-
ца.
   - Не волнуйся, девочка, - ласково сказал Клад. - Яд Тибери Като  ста-
новится смертельным лишь после второго восхода Ладо. У нас есть еще вре-
мя... Но, чтобы предупредить действие яда, нам нужно  немедленно  отпра-
виться в горы, где находится временная стоянка космических разведчиков с
Эфери Тау - с Холодной Звезды.
 
 
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, в которой земляне совершают полет над Утренней Звездой

   В руке Клада появился крохотный светлый коробок. Вначале землянам по-
казалось, что это обычные спички. Но эфериец четко произнес в коробок:
   - Эми вур тонто...
   "Говорит руководитель экспедиции", - тут же перевел, голос  волшебной
шкатулки.
   "Дежурный экспедиции слушает", - прозвучал из коробки ответ.
   Илья толкнул плечом Добрыню и прошептал восторженно:
   - Вот это радиоаппарат!.. Наверное, на полупроводниках...
   Клад продолжал:
   - Друг дежурный, срочно вышлите летательный аппарат в долину  горячих
источников.
   Последовала небольшая пауза, и голос дежурного сообщил:
   "Летательный аппарат поднялся в воздух, друг руководитель".
   Все вышли из мыслеплана, и вход за ними беззвучно закрылся.
   Раскаленное, слепящее солнце стояло в самом зените. Воздух стал горя-
чим и тяжелым. Умолкли птицы, все утро звеневшие в долине. Ветер стих, и
розовая трава склонила мохнатые головки, словно замерев в поклоне  перед
всесильным и могучим Ладо.
   Из-за папоротникового леса на небо наползла большая иссиня-черная ту-
ча, косые молнии непрестанно бились в ее толще, будто  хотели  вырваться
наружу и не могли. Медлительный гром, как далекий крик бронтозавра,  ка-
тился из-за леса.
   - Ого! - сказал Волшебник. - Собирается роскошный дождь!
   - На Утренней Звезде часто бывают дожди, - ответил Клад. -  Но  пусть
это не беспокоит вас, друг земляк. Гроза не помешает нашему  полету.  Мы
сможем легко уйти от тучи.
   Волшебник посмотрел на мыслеплан. Эфериец понял его без слов  и  пре-
дупредительно проговорил:
   - И это пусть вас не беспокоит, друг земляк. Ваш мыслеплан  останутся
сторожить трое моих товарищей. У них надежное оружие!  -  И  он  показал
свою серебряную трубку.
   Добрыня, которого, по-видимому, не так уж сильно обеспокоило  сообще-
ние о том, что он отравлен ядом Цветов Смерти, заинтересованно спросил:
   - Скажите, пожалуйста, там, возле источника, вы убили  диноцефала  из
такой штуки?
   - Да, мальчик.
   - Эта штука заряжена какими-нибудь пулями?
   - Штука? - удивился Клад. - Какое странное слово... Штука у нас назы-
вается фланом, мальчик. Флан - это конденсатор  ультразвуковой  энергии.
Зверь, которого ты назвал диноцефалом, был убит ультразвуковым лучом.
   - А разве я говорил не то же самое? - удовлетворенно заулыбался  Вол-
шебник и погладил свою бороду. - Нет, старый бородач, ты еще не  потерял
права называться волшебником!
   - Флан обладает колоссальной силой, - продолжал Клад. -  Ультразвуко-
вой луч молниеносно разрушает клетку - основу всякой материи.
   Эфериец вскинул серебряную трубку и навел ее в гущу травы. Чуть слыш-
но щелкнул клапан, и розовые растения вдруг  полегли,  словно  срезанные
косой.
   - Вот это да! - прощелкал языком Добрыня. - Если бы у нас была  такая
вещица. Цветы Смерти уже гнили бы в лесу!
   Забаву мало интересовало грозное оружие эферийцев.  Заслоняясь  рукой
от жаркого Ладо, она то и дело облизывала сухие губы и, наконец, жалобно
прошептала Волшебнику:
   - Как хочется пить!..
   Она сказало это очень тихо, однако голос волшебной шкатулки немедлен-
но перевел:
   "Перито фамур!.."
   Клад вынул из бокового кармана круглую  пластину,  которая  сразу  же
превратилась в его руке в прозрачный сосуд.
   - Складной стакан, - шепнул Алеша и провел кончиком языка  по  губам:
жажда уже давно томила и его.
   Эфериец протянул сосуд Забаве. Она взяла и разочарованно пролепетала:
   - Но ведь... он пустой...
   - Но сейчас будет полный! - рассмеялся Клад.
   Его глаза весело блеснули в прорези маски. Он бросил в сосуд  щепотку
какого-то порошка. Порошок зашипел, воздух легко завихрился над сосудом,
и через несколько мгновений он до краев наполнился прозрачной водой.
   - Пей, девочка.
   Забава с жадностью прильнула к сосуду.
   - Чудесная вода! - благодарно улыбнулась она. - Вкусная  и  холодная.
Большое вам спасибо!
   Затем напились мальчики.
   - Химическая реакция, - сказал Волшебник, беря сосуд с новой  порцией
воды. - Насколько я понимаю, уважаемый Клад, вы добываете  эту  жидкость
прямо из воздуха?
   - Да, друг земляк. Воздух Эо Тау содержит не менее пяти процентов во-
дяных паров. Ну, а теперь мы отправимся в горы...
   Летательный аппарат, похожий на большую белую птицу, плавно помахивая
широкими крыльями, вынырнул из-за тучи и начал  стремительно  снижаться.
Неподалеку от мыслеплана крылья аппарата приподнялись и затрепетали, как
трепещут крылья голубя, когда он садится на  землю.  Белая  птица  мягко
опустилась в траву.
   - Очень интересно! - воскликнул Волшебник. -  Летательный  аппарат  с
подвижными крыльями вместо пропеллера. Надо полагать, друг Клад, вы пол-
ностью овладели тайной полета птиц.
   Земляне поднялись по маленькой лестнице в кабину и сели на мягкие от-
кидные стулья.
   Илья Муромец вопросительно посмотрел на Волшебника:
   - Кажется, у эферийцев все сделано из пластмассы: и этот  самолет,  и
костюмы, и складной стакан, и даже ружья... то есть фланы...
   - Возможно, возможно... - задумчиво сказал Волшебник.  -  Видишь  ли,
дорогой Илья, очень скоро и на нашей милой Земле пластмасса станет осно-
вой всей жизни. Когда-то у нас был каменный век... Был у нас век  желез-
ный... А теперь наступает век пластмассы. Великолепный и прочнейший  ма-
териал, равного которому я ничего не знаю!
   Тяжелый удар грома покатился из наплывающей тучи. Клад поспешно  под-
нялся в кабину, и в ту же минуту над  головами  путешественников  что-то
коротко прошуршало и смолкло. Земляне не сразу поняли, что над ними поя-
вилась легкая куполообразная крыша, такая прозрачная, что  казалось,  их
ничто не отделяет от внешнего мира. Только сразу стало очень тихо.  Мол-
нии беззвучно резали темную тучу.
   Земляне видели, как трое эферийцев у мыслеплана прощально подняли ру-
ки. Летательный аппарат неслышно оторвался  от  поверхности  планеты  и,
плавно набирая скорость, взвился над долиной.
   Удивительная панорама открылась перед глазами космонавтов.
   Далеко-далеко раскинулась розовая планета  с  оврагами  и  невысокими
холмами. Повсюду дымились паром горячие источники. С высоты они выгляде-
ли крошечными. Казалось, что кто-то разбросал в розовой траве клочки ва-
ты. Ручейки и реки затейливо вились там и тут.
   Тень от тучи медленно ползла по долине. Бескрайний лес,  уходящий  за
линию горизонта и похожий на огромный ярко-розовый ковер, задернула  се-
рая пелена ливня. Туча была совсем рядом с космонавтами, лучи невидимого
солнца нежно золотили ее рваные клубящиеся края.
   Через несколько секунд туча осталась позади,  и  все  зажмурились  от
ворвавшегося в кабину солнца.
   Летательный аппарат пересек долину и полетел над лесом. Громада снеж-
ных гор торжественно плыла навстречу. Над самой  высокой  конусообразной
вершиной виднелся узкий дымок.
   - Вулкан! - воскликнул в тишине Илья.
   - Да, - подтвердил Клад, - действующий вулкан. Мы называем его  Гаус-
таф, что означает Огнедышащий.
   Внезапно снежные горы скрылись: летательный аппарат влетел  в  затем-
ненное ущелье. Темные нагромождения скал справа и слева бесшумно  понес-
лись назад.
   Забава испуганно вскрикнула. Ей казалось, что аппарат сейчас врежется
в стремительно приближающийся выступ скалы. Но аппарат,  чуть  накренив-
шись, плавно обошел выступ, и Забава снова вскрикнула - на этот раз вос-
хищенно и радостно:
   - Море!
   - Океан! - поправил Клад.
   Беспредельная синяя ширь виднелась в расщелине скал.
   Летательный аппарат вынырнул из ущелья и круто повернул налево. Зача-
рованные путешественники молча смотрели по сторонам, на их лицах застыли
неподвижные улыбки. То, что они видели, было непередаваемо  величествен-
ным и красивым...
   Справа, на глубине трех-четырех километров, под  солнцем  поблескивал
солнечными бликами океан. Его синева была густой, как масло.
   Слева проносились горы, поросшие розовой растительностью.  За  первым
хребтом виднелся второй, голый и скалистый. А еще дальше - третий, высо-
кий, заснеженный и суровый, нестерпимо сверкающий  в  лучах  полуденного
солнца.
   - Это восхитительно, друзья мои! - с чувством промолвил Волшебник.  -
Есть на свете такая волшебная сила, перед которой снимаем шапки даже мы,
волшебники. Имя этой силы - Природа!
   Снова стал виден Гаустаф. Он царственно возвышался над всеми  горами.
За его острую вершину зацепилось светлое  облачко:  темный  дым  вулкана
обхватывал это облачко с двух сторон и словно сжимал в своих объятиях.
   - Сейчас мы будем в лагере, - сказал вдруг Клад  и  легким  движением
руки сбросил с головы маску.
   Земляне с нескрываемым интересом смотрели на эферийца.  У  него  было
продолговатое лицо с очень белой, пожалуй, даже несколько изнеженной ко-
жей. Над высоким лбом слегка завивались редеющие волосы каштанового цве-
та. В общем, это было почти обыкновенное, "земное" лицо, с прямым носом,
тонкими губами; его темные большие глаза смотрели на землян с  приветли-
вой улыбкой.
   Необычными были только ресницы и брови Клада. Густые,  черные,  четко
очерченные, они подчеркивали белизну его лица.
   - Да, - заулыбался Волшебник, - таким ресницам, друг Клад,  могла  бы
позавидовать любая земная красавица.
   - Ресницы - отличительная черта людей с Эфери Тау, друг земляк, - по-
яснил Клад и вздохнул. - Страшные ураганы часто проносятся по нашей  хо-
лодной планете. Они несут пыль и мельчайший песок: мы все давно  ослепли
бы, если бы наших глаз не защищали такие ресницы.
   - Понятно, - сказал Волшебник и с достоинством  прикоснулся  к  своей
бороде. - Ну, а такая растительность, простите меня, друг Клад, украшает
лица эферийцев?
   - Украшает? - спросил Клад, не скрывая своего удивления. - Мне это не
кажется красивым, друг земляк.
   - Вот как! - слегка обиделся Волшебник.
   - Право же, это совсем бессмысленная растительность, и мы  уничтожаем
ее специальным раствором, как только мальчик становится  мужчиной.  Если
хотите, мы уничтожим и вашу бороду, друг земляк.
   - Ну нет! - воскликнул Волшебник. - Я иного мнения о своей бороде.
   Клад рассмеялся и сказал:
   - Кстати сказать, наши враги, люди Сино Тау, тоже носят бороды. Имен-
но поэтому мы приняли вас за синота.
   - Это меня очень огорчает, друг Клад. Но, как у нас говорится, о вку-
сах не спорят...
   Старик смущенно оглянулся на мальчиков и невнятно пробормотал:
   - Хотел бы я видеть доброго волшебника без бороды...
   Чтобы прекратить неприятный для дедушки  разговор,  Забава  спросила,
краснея и запинаясь:
   - Скажите, пожалуйста, друг Клад... зачем вы носите эти желтые  маски
и костюмы?
   - Эти маски и костюмы, девочка, предохраняют нас от зноя Эо Тау,  ко-
торого мы никогда не испытывали на нашей холодной планете. Даже в  горах
Эо Тау, где сравнительно прохладно, мы чувствуем некоторые  затруднения.
Кроме того, у нас на Эфери Тау воздух в  сравнении  с  воздухом  Эо  Тау
сильно разрежен. Поэтому легко дышится нам только здесь, в горах. А вни-
зу от излишков кислорода нам помогают избавляться наши желтые маски. Но,
друзья, мы продолжим беседу позже... Мы уже прилетели в наш лагерь.
 
 
   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, в которой земляне знакомятся с красавицей Флер
 
   Взволнованные космонавты, словно по команде, посмотрели  вниз.  Лета-
тельный аппарат медленно парил над огромным горным плато, с трех  сторон
окруженным темными зубчатыми скалами.
   Четвертая, открытая сторона плато кончалась головокружительным  каме-
нистым обрывом над океаном. Даже отсюда, с воздуха, было видно, на какой
страшной высоте основали разведчики Эфери Тау свой лагерь.
   Глубоко-глубоко внизу белела тоненькая и, казалось,  неподвижная  ни-
точка океанского прибоя. Там, должно быть, бушевал шторм.  Но  здесь,  в
тишине можно было лишь догадываться, с каким шумом разбивались  о  приб-
режные камни пенистые валы.
   Посреди плато двумя рядами возвышались шестигранные строения с  проз-
рачными, поблескивающими под солнцем куполообразными крышами. А рядом  с
ними стояли летательные аппараты, такие же, как и тот, в котором находи-
лись сейчас земляне.
   Из строений торопливо выбегали люди. Их было много - несколько десят-
ков. Они приветливо махали руками снижающимся космонавтам.
   - Они приветствуют вас, друг Клад? - спросил Илья Муромец.
   - Нет, они приветствуют вас, мальчик.
   - Нас? Разве они уже знают о нашем прибытии на Эо Тау?
   - Об этом в лагерь должны были сообщить мои товарищи, оставшиеся сто-
рожить мыслеплан. Троим из вас врач нашей экспедиции сейчас  окажет  по-
мощь.
   Крылья  летательного  аппарата  приподнялись  и  затрепетали,  словно
крылья птицы. Легкая вибрирующая дрожь передалась от аппарата  землянам.
Но это продолжалась не больше трех секунд. Аппарат неслышно коснулся по-
верхности плато. Невидимая крыша над головами путешественников разомкну-
лась, и в кабину ворвались струи холодного воздуха и  громкие  гортанные
возгласы:
   - Верите, зэмлаки!
   - Верите, верите!
   - Зэмлаки, верите!
   Волшебная шкатулка поперхнулась, защелкала и наконец перевела:  "При-
вет землякам!"
   Летательный аппарат окружили люди в желтых  костюмах.  Десятки  глаз,
опушенных темными ресницами, сияли улыбками.
   Волшебник поднялся во весь рост и торжественно крикнул:
   - Верите, эферийцы!
   - Верито! - дружно ответили разведчики Эфери Тау.
   Земляне вышли из кабины. Им было холодно, и их зубы начали мелко-мел-
ко постукивать. Они дышали, широко открыв рты: им не хватало воздуха.  В
ушах зашумело.
   Клад сделал движение рукой, и разведчики Эфери Тау  сразу  умолкли  и
расступились, образуя проход.
   С трудом поднимая сразу ослабевшие ноги, земляне двинулись за  Кладом
к высокому шестистенному строению. Одна из стен с мягким шелестом подня-
лась перед ними и сейчас же опустилась, как только они вошли  в  помеще-
ние. Клад остался по ту сторону входа.
   В помещении было относительно тепло и дышалось легче.
   - Приступ горной болезни,  -  сказал  Волшебник.  -  Не  огорчайтесь,
друзья, это неприятно главным образом вначале. Я  думаю,  постепенно  мы
сможем привыкнуть к разреженному воздуху. В  молодости  я  поднимался  с
альпинистами на Казбек и испытывал тогда то же самое.
   Земляне осмотрелись. Они стояли посреди шестигранной комнаты с  высо-
кими гладкими стенами. Солнце заливало ее светом сквозь прозрачный пото-
лок. Как потом убедились земляне, таких  шестигранных  комнат  в  каждом
строении насчитывалось не меньше дюжины; они примыкали  одна  к  другой,
словно соты в пчелином улье. Внутренние стены этих комнат-сот были  неп-
розрачными, а наружные просвечивали, как стекло, и  закрывались  легкими
золотистыми шторами.
   Несколько низких мягких сидений, и перед  каждым  сиденьем  такой  же
низкий столик с отполированным верхом - вот и все, что было в той комна-
те, в которой оказались земляне.
   - Ну что ж, - сказал Волшебник, - эти сиденья располагают  к  отдыху.
Давайте сядем, друзья.
   - Эферийцы, кажется, уже забыли про нас, - капризно проговорила Заба-
ва, - а Клад обещал показать нас врачу.
   Волшебник погрозил ей пальцем:
   - Я сам беспокоюсь о вашем здоровье, однако это не означает,  что  мы
должны ворчать, как это делаешь ты, внучка. Эферийцы  приняли  нас,  как
самых почетных гостей, и...
   Он не договорил, потому что наружная стена поднялась, на землян снова
пахнуло холодом, и в комнату вошла девушка со светлым ящиком в руке.
   Невысокая, стройная, с короткими вьющимися волосами, с еще более неж-
ным, чем у Клада, лицом, с неясными тенями от ресниц  под  глазами,  она
казалась слабенькой и беспомощной, но была так необыкновенно хороша, как
иной раз выглядит хрупкий, но прелестный цветок, распустившийся не в ле-
су под ярким солнцем, а зимой в  заснеженной  оранжерее.  Это  сравнение
пришло в голову Волшебнику: он любил цветы.
   И Волшебник, и Забава, и мальчики смотрели на девушку  затуманенными,
улыбающимися глазами - так некоторые люди слушают чарующую  слух  музыку
или рассматривают какую-нибудь удивительную, поразившую воображение кар-
тину.
   Вошедшая, вероятно, не поняла, что они ошеломлены ее красотой. Ее гу-
бы дрогнули в улыбке, и она певуче проговорила:
   - Верито...
   - Верито, дитя мое, - глухо и растроганно ответил Волшебник.
   - Мне сказали, что вы сможете понимать меня при помощи какого-то  ме-
ханизма, - продолжала она все еще улыбаясь. - Я врач экспедиции.
   - Вы врач? - изумился Волшебник. - Но сколько же вам лет,  прелестное
дитя?
   Она помедлила несколько мгновений.
   - Я хочу ответить так, чтобы вы поняли  меня,  потому  что  не  знаю,
сколько времени длится год на вашей планете.
   - В нашем году триста шестьдесят пять суток...  Иными  словами,  наша
Земля, совершая полет вокруг солнца, оборачивается  вокруг  себя  триста
шестьдесят пять раз.
   Она закивала головой и пояснила:
   - Эфери Тау оборачивается вокруг себя четыреста  двадцать  два  раза,
пока летит вокруг нашего Ладо.
   - Сколько же раз планета Эфери Тау облетела Ладо с тех  пор,  как  вы
родились, прелестное дитя?
   Она спокойно ответила:
   - Сто девяносто два раза, и еще после этого Эфери Тау обернулась вок-
руг себя триста один раз.
   - Что?! - воскликнул Волшебник, вскакивая. - Это немыслимо! Вам почти
сто девяносто три года?.. Да нет же, значительно больше  в  переводе  на
земное время! Ведь наш год короче вашего. Вы шутите, дитя  мое!..  Впро-
чем, я не имею права называть вас так. Ведь вы значительно старше  меня,
старика!..
   - Дедушка, - перебила его Забава, - а может быть, сутки на Эфери  Тау
короче, чем на Земле?
   - Гм... не думаю... - Он помолчал и погладил свою  бороду.  -  Сейчас
проверим. Скажите, дитя мое... Простите! Скажите, доктор, знаете ли  вы,
что такое секунда?
   Он ритмично постучал по столу: раз, два, три, четыре...
   Она сразу поняла его и,  согнув  длинные  изящные  пальцы,  повторила
стук.
   - Тиль, - сказала она. - Секунда - это тиль. Правда, мне  показалось,
что вы стучали несколько чаще, чем я. Возможно, ваша секунда на какую-то
долю короче нашего тиля. Сто  тилей  составляют  один  тильтиль.  А  сто
тильтилей равняются одному солтану. В наших сутках, которые мы  называем
по солнцу - ладос, восемнадцать солтанов.
   - Значит, вам, уважаемый доктор, в два раза больше земных лет, чем  я
предполагал, - упавшим голосом проговорил Волшебник. - Ну, конечно же, в
ваших сутках сто восемьдесят тысяч тилей, то есть пятьдесят  земных  ча-
сов. Причем это в том случае, если считать, что тили и секунды суть одно
и то же... Но скажите, пожалуйста, каким образом эферийцам удается  жить
целые столетия? И еще один вопрос, как вас зовут?
   - Меня зовут Флер, дорогой земляк, - ответила она. - Об  остальном  я
расскажу после того, как сделаю детям прививку против яда Тибери Като  и
накормлю вас обедом.
   - Нужна прививка? - испугалась Забава. - А это больно?
   - Как тебе не стыдно. Забава! - вдруг рассердился Илья Муромец и пок-
раснел. - Может, ты думаешь, что лучше умереть, чем делать прививку?
   Девочка смущенно взглянула на Илью и потупилась:
   - Терпеть не могу никаких прививок...
   - Хорошо, - серьезно сказал Волшебник, - не делайте ей прививку,  до-
рогая Флер.
   Забава молчала. Ее светлые реснички задрожали и подбородок задергался
часто-часто.
   - Ты хочешь, дедушка... чтобы я умерла? - Она почти  плакала.  -  Да?
Скажи, дедушка?
   - По-моему, этого хочешь ты сама, Забавушка.
   - Я же... не отказываюсь от прививки...
   Флер весело рассмеялась и открыла свой ящик с какими-то иглами и про-
бирками.
   - Милая девочка, - сказала она, - врачи Эфери Тау уже много тысячеле-
тий не причиняют боли своим пациентам.
   И действительно, укол, который она сделала в  позвоночник  Забаве,  а
потом двум богатырям, был совершенно безболезненным. Казалось,  что  она
легко касается спины своими тонкими пальцами.
   - Вот и все, - проговорила Флер, закрывая  медицинский  ящик.  -  Вам
больше ничего не угрожает, дети.
   Затем она направилась к одной из  внутренних  стен  и  кивком  головы
пригласила землян следовать за собой. Стена поднялась, и все  перешли  в
другую комнату.
   - Это ваша столовая... или, если хотите, ваша кладовая.
   - Наша? - удивленно шевельнула бровями Забава. - Почему наша?
   - Весь этот дом по распоряжению руководителя  экспедиции  принадлежит
вам.
   - Но зачем же нам весь дом?
   - Вы наши добрые гости. Для вас в этом доме поддерживается  необходи-
мая температура, и вы не будете испытывать здесь нужду в кислороде.
   Волшебник церемонно поклонился.
   - Передайте, дорогая Флер, горячую благодарность вашему начальнику.
   - Руководителю, - поправила она. - У нас нет начальников.
   - Приношу свои извинения...
   - Меня беспокоит только одно, - продолжала Флер. - Сможете ли вы при-
выкнуть к нашей походной пище? Если нет, мы попробуем обеспечить вас та-
кой едой, к которой вы привыкли на своей планете.
   С этими словами Флер вынула из стенного шкафа несколько желтых  банок
и поставила их на стол перед путешественниками.
   - Консервы? - догадался Добрыня и проглотил слюну.
   И он, и его товарищи уже давно проголодались, но никто из них не  ре-
шался заговорить об этом.
   - Да, - сказала Флер, - в этих консервах есть все необходимое,  чтобы
в человеческом организме поддерживалось горение. Такой банки  достаточно
па сутки.
   - А это вкусно? - неожиданно спросила Забава, и ее щеки, лоб  и  даже
шея залились румянцем.
   - Во всяком случае, сытно, девочка, - улыбнулась Флер и,  обернувшись
к Волшебнику, прибавила: - Ешьте, пожалуйста, и вы. Консервы открываются
очень легко. Вот так...
   - Кисель? - спросила Забава, разглядывая темную ароматную жидкость, и
нерешительно поднесла банку к губам. - О, ребята, это  напоминает  дыню!
Пахнет дыней! Я могу выпить десять таких банок!
   Однако она не выпила и половины содержимого банки.
   - Больше не могу. Кажется, я пожадничала... Большое спасибо,  дорогая
Флер!
   Ее голос звучал совсем вяло, она потерла пальцем глаза.
   Флер взглянула на Забаву и сказала:
   - А теперь, дорогие земляки, вы ляжете спать. Очевидно, вы  давно  не
отдыхали.
   Забава посмотрела на часы.
   - Очень давно! Ой, на Земле сейчас десять часов утра! Значит, мы  по-
кинули Землю двенадцать часов назад!
   - Удивляюсь, как ты до сих пор не заснула, - покачал головой  Волшеб-
ник. - Должно быть сказалось нервное напряжение... Да, уважаемый доктор,
сейчас нам нужен сон. Только сон...
 
 
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ, в которой Флер рассказывает землянам историю  уми-
рающей планеты Эфери Тау
 
   Богатыри спали долго.  Первым  проснулся  русоволосый  Илья  Муромец.
Сбросив с себя очень легкое, но теплое одеяло, он потянулся и  свесил  с
постели ноги.
   Постель напоминала небольшую лодку. В ее мягком углублении было удоб-
но спать, но не сидеть. Илья зевнул и спрыгнул на пол.
   Рядом с ним безмятежно и сладко  спали  в  постелях-лодках  приятели.
Толстощекий Добрыня Никитич лежал на спине, смешно вытянув трубочкой гу-
бы, и при каждом выдохе тоненько посвистывал.  Конопатый  Алеша  Попович
спал, свернувшись клубочком и подложив под щеку костлявый кулак.
   - На зарядку становись! - весело скомандовал Илья.
   Добрыня всхрапнул, потер глаза и молча выпрыгнул из постели.
   Алеша заворочался, забормотал что-то и перевернулся на другой бок.
   - Лешка, вставай!
   - Отстань! - сердито сказал Лешка. - Чижиком огрею!
   Илья и Добрыня переглянулись и расхохотались.
   - А чижик-то улетел, Лешка!
   - Врете вы все! - сонно бормотал он. - Я бы ни в жизнь вам не  проиг-
рал, если бы Илюшка не запулил чижика на огород.
   Добрыня, посмеиваясь, пощекотал высунувшуюся  из-под  одеяла  Алешину
пятку. Алеша взвизгнул и вихрем слетел с постели.
   - Ух ты! - воскликнул он, поражение уставясь на золотистую  штору.  -
Где это мы, ребята?
   Но тут Алеша увидел синеватые пятнана своих руках и сразу вспомнил  о
Цветах Смерти. Он хотел было поведать друзьям о нахлынувших на него чув-
ствах и мыслях про далекую милую Землю, где можно было так  чудесно  иг-
рать в "чижика", но в эту минуту в стену постучали.
   Затем стена приподнялась, мальчики увидели ноги Забавы с синяками  на
щиколотках и услышали ее голос:
   - Вы проснулись, ребята? Скорей принимайте душ и завтракайте. Нас уже
ждет Флер... А душ здесь чудный, ребята! Вода бьет прямо с  потолка,  со
стен, с пола. Замечательно!
   ...После завтрака все собрались в самой большой комнате дома. На  од-
ной из ее стен был укреплен широкий стекловидный экран и под ним два ря-
да клавишей.
   Красавица Флер сидела подле экрана в кресле.
   - Доброе утро, - неожиданно сказала она порусски. -  Сегодня  я  хочу
попробовать говорить с вами на вашем языке. Не  удивляйтесь...  Пока  вы
спали, я в течение трех солтанов упражнялась с вашей шкатулкой.  И,  ка-
жется, сделала некоторые успехи. Правда?
   Она произносила слова совершенно правильно,  ее  выдавал  лишь  самый
легкий акцент.
   Волшебник развел руками:
   - Но разве можно за три часа... то есть за три солтана, изучить язык,
уважаемый доктор?
   - Видите ли, друг земляк, эферийцы в сравнении с жителями вашей  пла-
неты живут долго. С самого раннего детства нас  воспитывают  так,  чтобы
наша память с каждым днем делалась все  более  отточенной.  Каждый  нор-
мальный взрослый человек обладает у нас такой  натренированной  памятью,
которая дает ему возможность запоминать все новое сразу, моментально.  А
чтобы не утомлять мозг, мы можем заставлять себя забывать все  ненужное.
Но так же быстро мы восстанавливаем в памяти и все забытое.
   - Это не укладывается в моем уме, друг доктор!
   - А эферийцев это не удивляет уже много тысячелетий. Собственно, я  и
хочу сейчас вам рассказать об эферийцах и нашей планете Эфери Тау. Сади-
тесь, друзья. - Она указала им на низенькие кресла, стоящие перед  экра-
ном.
   - Но не отрываем ли мы вас от каких-либо важных  дел?  -  предупреди-
тельно спросил Волшебник.
   - Нет, нет... В экспедиции еще есть врачи, друг земляк. А мне поруче-
но находиться с вами до тех пор, пока вы будете нашими гостями.
   - Мы чрезвычайно обязаны вам, друг доктор!
   Она опустила ресницы, чтобы скрыть блеснувшую в глазах  улыбку.  Было
похоже, что ее немного забавляет торжественная церемонность Волшебника.
   - Я не стану утомлять вас очень подробным рассказом,  -  начала  Флер
своим певучим голосом. - Наша планета Эфери Тау прошла  такой  же  путь,
какой проходят во Вселенной все планеты. Миллионы и миллионы раз оберну-
лась она вокруг Ладо, прежде чем на ней зародилась жизнь. И снова милли-
оны раз Эфери Тау обернулась вокруг Ладо, прежде чем из простейших орга-
низмов образовались более совершенные животные. Одно из них стало в кон-
це концов передвигаться на двух конечностях, освободив две другие конеч-
ности для труда. Я имею ввиду руки... А как только появился труд, живот-
ное перестало быть животным, так как стало  размышлять.  Таким  образом,
труд сотворил человека.
   - Ну что ж, - сказал Волшебник, - это очень напоминает историю  жизни
на нашей Земле.
   - Правда, - продолжала Флер, - синоты, побывавшие в других  солнечных
системах, утверждают, что они встречали мыслящие существа, передвигающи-
еся на четырех конечностях, и что эти конечности служат им  одновременно
как руки.
   - Человекообразные обезьяны, - вставил Добрыня.
   - Нет, - запротестовал Волшебник, - обезьянообразные  люди!  Обезьяны
не мыслят, дорогой богатырь!
   - Не будем, однако, сейчас говорить о том, что  происходит  в  других
солнечных системах, - снова заговорила флер. - Итак, на Эфери  Тау  поя-
вился человек. Вначале он мало отличался от животного, но  все-таки  это
уже был человек, потому что его действия уже были сознательными.
   - Первобытный человек, - подсказала Забава.
   - В истории Эфери Тау этот человек называется  безресничным.  У  него
были узкие глаза в виде щелей, с толстыми сморщенными веками без ресниц.
Бесконечное  количество  звериных  инстинктов  еще  руководило   многими
действиями безресничных людей. Они ели сырое мясо, они собирались  стая-
ми, нападали друг на друга, и сильные отнимали у слабых  добычу.  Убить,
отнять - это было законом жизни! Стаи  безресничных  людей  говорили  на
разных языках. И снова миллионы раз планета Эфери  Тау  облетела  вокруг
Ладо, прежде чем эти звероподобные люди стали более или  менее  походить
на современного человека. В то далекое время природа Эфери Тау отдаленно
напоминала природу Утренней Звезды, на которой мы сейчас с вами находим-
ся. Это был расцвет нашей планеты! Короткая зима и большое, сравнительно
теплое лето. Люди научились выращивать  полезные  растения  и  разводить
нужных животных. Начала развиваться наука. Но по-прежнему  группы  людей
говорили на разных языках и по-прежнему враждовали. Очень часто страшные
войны прокатывались по нашей планете, и люди безжалостно уничтожали друг
друга. И как это ни странно, меньше всего страдали те, кто сам  не  вое-
вал, а посылал на войну других.
   Флер умолкла на несколько секунд и посмотрела на гостей.  Они  внима-
тельно слушали ее.
   - Тут я должна сказать о людях, которые назывались у нас в ту далекую
старину торри. Сейчас это кажется невероятным, но что делать, так  было!
Жизнью командовало жалкое меньшинство - торри, а народ лишь исполнял во-
лю этого меньшинства. Торри имели все, но не работали и жили  в  неге  и
изобилии. А большинство не имело ничего. Абсолютно ничего!.. Люди  голо-
дали и очень часто умирали от разных болезней. Торри считались особенны-
ми, избранными. Они уверяли, что существуют  для  того,  чтобы  все  ос-
тальные работали на них и воевали за их интересы. Они всячески доказыва-
ли, что так хочет владыка Вселенной, который  в  образе  пылающего  Ладо
постоянно смотрит на Эфери Тау. "Таков закон Ладо, - говорили они. - Кто
не подчинится этому закону, того великий  Ладо  сожжет  огненным  светом
своих глаз!" Увы, люди верили этой глупости,  и  ужасающая  несправедли-
вость длилась долго, очень долго... Бесчисленное  количество  раз  Эфери
Тау облетела вокруг Ладо, прежде чем люди решили построить жизнь  иначе,
более справедливо.
   - "Кто не работает, тот не ест"? - вдруг спросил Волшебник. -  Не  по
этому ли признаку решили построить жизнь эферийцы?
   - Именно так, друг земляк!
   - Это нам знакомо, - заулыбался Волшебник  и  торжествующе  подмигнул
богатырям. - Великолепный принцип!
   - С тех пор прошло много времени. На нашей планете наступила Эра  ве-
ликой дружбы. Наука достигла величайшего расцвета  и  сделала  радостным
труд человека. Руки человеку стали нужны лишь для того, чтобы  управлять
механизмами. Эферийцы уничтожили все болезни и  удлинили  свою  жизнь  в
семь-восемь раз. Постепенно все люди начали говорить на одном языке.  Но
Эфери Тау облетела вокруг Ладо еще несколько миллионов  раз,  и  в  нашу
жизнь пришло необратимое бедствие.
   - Что случилось, дорогая Флер?
   - Наша планета начала стареть так же, как рано или поздно  стареет  и
умирает все во Вселенной. Давно исчезли полезные  ископаемые...  Правда,
мы научились создавать их искусственно и получать необходимую нам  энер-
гию и тепло из воды океанов. Но, совершая свой вечный полет,  Эфери  Тау
все больше и больше теряла во Вселенной атмосферу. Сначала планета теря-
ла такие ничтожные крохи, что это никого  не  беспокоило.  Но  проходили
миллионы лет, и потери стали катастрофическими. Вместе с атмосферой  на-
чала исчезать вода. Человечеству Эфери Тау грозит гибель!
   - Это ужасно!.. - прошептала Забава.
   - А еще раньше в результате какого-то катаклизма из  мирового  прост-
ранства прилетел огромный метеорит и превратился в спутника Эфери Тау. В
силу сложных законов всемирного тяготения этот  спутник-гигант  движется
по очень вытянутой орбите. Но приближаясь и удаляясь, он  систематически
нарушает режим Эфери Тау, уносит  остатки  атмосферы.  Страшные  пыльные
ураганы стали охватывать нашу планету, разрушать и засыпать песком горо-
да. Вместе с ураганами на нас обрушился холод мирового  пространства.  И
наши люди вынуждены были уйти с поверхности в глубь планеты.
   - Давно это произошло? - спросил Илья.
   - Сравнительно недавно: пятьдесят тысяч лет назад... Но в наших внут-
рипланетных хранилищах иссякают запасы воды и кислорода, которые загото-
вили для нас предки...
   Флер умолкла. Молчали и земляки, взволнованные ее рассказом.  Волшеб-
ник задумчиво теребил шелковую бороду.
   - Я чувствую, друзья, что вас огорчил мой рассказ,  -  мягко  сказала
Флер. - Право же, я не хотела этого... Чтобы успокоить вас,  я  добавлю,
что эферийцы не смотрят мрачно на свое будущее. Ведь жизнь во  Вселенной
вечна, друзья. А раз так, то мы будем жить! Не так давно эферийцы приня-
ли решение переселиться с умирающей планеты на  Эо  Тау  -  на  Утреннюю
Звезду, самую юную планету нашей солнечной системы.
	 - Именно это я и предполагал! - воскликнул 
Волшебник. 
   Забава всплеснула руками:
   - Какие же эферийцы молодцы!
   Флер рассмеялась:
   - Спасибо, девочка, за ласковые слова о нашем народе. Ну  что  ж,  ты
права! Я люблю наш народ - упорный, сильный,  жизнелюбивый  и  талантли-
вый!.. А теперь, если хотите, я покажу вам нашу планету Эфери Тау.
   - Пожалуйста, покажите, дорогая Флер!
   Флер прикоснулась пальцами к клавишам.  Стекловидный  экран  озарился
мерцающим светом и слабо загудел.
   - Космический телевизор, - восхищенно шепнул Добрыня Никитич  прияте-
лям.
   Флер расслышала его и пояснила:
   - Это не совсем так, мальчик. Я понимаю, что ты имеешь в виду, но это
скорее космический локатовизор. Ведь для телевизора необходима  станция,
передающая изображение, а локатовизор не нуждается в  такой  станции.  Я
сама выбираю нужный объект и посылаю к нему пучок радиоволн.
   Эти волны отражаются от объекта и возвращаются обратно в виде изобра-
жения. С помощью космического локатовизора мы можем наблюдать  все,  что
происходит в нашей солнечной системе. Волны локатовизора проходят  расс-
тояние от Утренней Звезды до Эфери Тау в течение двухсот тилей. Это сос-
тавляет около трех с половиной ваших минут.  Столько  же  времени  волны
идут обратно. Следовательно мы будем наблюдать с вами то, что происходи-
ло на Эфери Тау около семи минут назад.
   Экран потемнел. Бесчисленные звезды, подрагивая,  заблестели  в  чер-
нильной тьме. Затем крохотная звездочка в центре экрана начала набухать,
расширяться и вдруг засияла, словно луна в ночном небе. Неясные  контуры
материков и горных хребтов угадывались на золотистой планете. А  планета
продолжала быстро расти и словно летела навстречу сидящим у экрана  зем-
лянам.
   Золотистый цвет бледнел,  таял,  планету  окутывала  едва  различимая
блекло-голубая дымка.
   - Остатки атмосферы? - не сводя глаз с экрана спросил Волшебник.
   Флер молча кивнула.
   Планета с каждой секундой разрасталась, стала серовато-бурой и  нако-
нец заполнила своей массой весь экран. Горы, пропасти,  пустыни  летели,
будто под крылом самолета. Темные рваные тучи там и  тут  вихрились  над
поверхностью.
   - Пыль, - тихо сказала Флер. - Как всегда,  пыль...  Смотрите,  здесь
когда-то был главный город эферийцев.
   В темных клубах урагана на экране мелькнули развалины города.
   - Здесь больше нечего смотреть, - вздохнула она и нажала  клавишу.  -
Уйдем внутрь планеты...
   Земляне вздрогнули от неожиданности. Нет, то, что они увидели, совсем
не казалось "внутренностью планеты"!
   На синем своде горели искусственные солнца. Среди бледно-зеленых  са-
дов и плантаций голубели тонкие извилистые каналы. А на их берегах  пов-
сюду виднелись стройные шестигранные строения с прозрачными  крышами.  И
повсюду под синим сводом в лучах искусственных солнц парили легкие лета-
тельные аппараты, точно такие, как и тот, на котором уже совершили полет
земляне.
   - Сколько тысячелетий, сколько гениального народного разума  потребо-
валось соединить воедино, чтобы создать это чудо! - вдруг глухо прогово-
рил Волшебник и в волнении поднялся с места.
   Забава и мальчики взглянули на Флер. Она все так  же  грустно  улыба-
лась.
   - Флер, - сказала Забава, - дорогая Флер, неужели вы должны  все  это
покинуть?
   - Да, девочка. И как можно скорее! - Она ударила пальцем по клавише и
выключила локатовизор. - Тысячи наших разведчиков на Эо Тау уже готовы к
приему первых космических кораблей с переселенцами. Первыми прилетят де-
ти и молодежь. Уже давно юные эферийцы живут на нашей умирающей  планете
в условиях, приближенных к условиям Утренней Звезды. У нас мало кислоро-
да, но для детей и молодежи мы ничего не жалеем. Поэтому им не нужно бу-
дет привыкать здесь, на Эо Тау, к теплу и к излишкам кислорода в  атмос-
фере. Разведчики уже построили для них целые города. Сейчас отряды  раз-
ведчиков заканчивают уничтожение ядовитых растений и хищных животных  на
Эо Тау.
   Волшебник заинтересованно посмотрел в темные глаза Флер.
   - А ведь вы, друг доктор, сдается мне, уже акклиматизировались на Ут-
ренней Звезде. Во всяком случае вы дышите одним с нами воздухом.
   - Да, мне это дается сравнительно легко. Но мой отец...
   - Мы знаем его?
   - Да, это Клад.
   - Руководитель экспедиции?
   - Он не только руководитель экспедиции. Он  крупнейший  ученый  Эфери
Тау.
   - И ему здесь трудно?
   - Очень... Ведь он уже не молод...
   Флер не закончила. Где-то под прозрачным куполом комнаты раздался шо-
рох невидимого радиорепродуктора, и мужской голос отчетливо произнес:
   "Бесонто! Бесонто!"
 
 
   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, в которой земляне узнают о борьбе двух миров
 
   Флер рывком поднялась с места, и землянам показалось, что ее красивое
лицо стало еще белее.
   - Тревога! - с некоторым трудом выговорила она и вынула из кармана на
груди светлый коробок - крохотный радиоаппарат, который  земляне  видели
накануне у Клада.
   Она спросила что-то взволнованной скороговоркой, и мужской голос  так
же быстро что-то ответил ей.
   - Мне разрешено остаться с вами, - уже спокойней сказала Флер,  пряча
радиоаппарат. - По экспедиции объявлена тревога, и  разведчики  на  всей
планете занимают места для обороны. Наши приборы зарегистрировали в кос-
мосе полет межпланетного корабля.
   - Кто это может быть? - спросил Волшебник. - Синоты?
   - Только синоты! Это уже не первая их попытка высадиться на Эо Тау  и
уничтожить эферийцев.
   - Уничтожить? Зачем? Что за бессмысленная жестокость! Вы очень взвол-
нованы. Флер?
   Она, не отвечая, опустилась в кресло и одну  за  другой  нажала  нес-
колько клавишей. И снова экран локатовизора озарился мерцающим светом.
   - Вы уже знаете, что в нашей солнечной системе существуют три  плане-
ты: Эфери Тау, Сино Тау и Эо Тау.
   - Да, Флер...
   - Наиболее древняя, уже отжившая свой век планета Эфери Тау,  обраща-
ется вокруг Ладо по самой дальней орбите. А самая молодая  и,  если  так
можно выразиться, еще необжитая планета Эо Тау - первая  по  порядку  от
Ладо планета. Ее среднее расстояние от Ладо - сто десять миллионов  зем-
ных километров.
   - Гм... Примерно такое же расстояние разделяет  Солнце  и  нашу  юную
планету Венеру, - задумчиво пробормотал Волшебник. - И как это не удиви-
тельно, ее тоже называют Утренней Звездой... Впрочем, удивляться нечему;
я думаю, что в каждой солнечной системе есть и молодые, и старые  плане-
ты. Но, простите, я отвлекся... Продолжайте, дорогая Флер.
   - Сино Тау - вторая по порядку планета нашей системы. Ее отделяют  от
Ладо сто сорок миллионов километров, в то время как наша бедная  умираю-
щая планета удалена от Ладо почти на триста миллионов  километров.  Сино
Тау находится в полном расцвете... Да вот она, эта злополучная  планета!
Смотрите...
   И снова с черного экрана на землян  полетел  золотисто-сизый  шар,  с
каждой секундой увеличиваясь в объеме. Вот он заполнил всю ширину  экра-
на, и земляне увидели сквозь голубую дымку атмосферы белоснежные облака,
густую синеву океанов и нежную зелень незнакомых материков.
   Флер с сердцем ударила по клавише и выключила локатовизор.
   - Огромная планета - и всего полтора  миллиарда  жителей!  -  сказала
она, сдвигая черные брови. На ее переносице четко обозначилась морщинка.
Великолепные стойкие урожаи, чудесный климат! Что еще  надо  людям  этой
планеты? Нет, я не хочу называть людьми хищников!
   Волшебник тихо спросил:
   - Вы их ненавидите?
   Она промолчала.
   - Сорок лет назад на Эо Тау опустились наши первые корабли и на  пла-
нету высадились разведчики - сорок тысяч человек. Это были  наши  лучшие
люди, лучшие ученые Эфери Тау! Они очень долго, с  самой  ранней  юности
готовили себя к научному подвигу, к  жизни  в  необычных  условиях.  Они
жертвовали всем, чтобы спасти человечество Холодной Звезды от  гибели...
А через год на Эо Тау высадились синоты и убили наших разведчиков! Убили
безжалостно и хладнокровно сорок тысяч великих ученых!  Разведчики  даже
не оказали им сопротивления, они радостно приветствовали гостей с сосед-
ней планеты и... были уничтожены...
   Флер говорила, опустив подрагивающие ресницы. Больше ничто не выдава-
ло ее волнения, но земляне ясно чувствовали, сколько  усилий  ей  стоило
сдерживать себя.
   - Зачем синоты это сделали. Флер?
   - После своего дикого злодейства они прислали на Эфери Тау  ракету  с
наглым посланием. Они объявляли Утреннюю Звезду своей планетой и заявля-
ли, что и впредь будут уничтожать  всех  эферийцев,  пытающихся  обосно-
ваться на Эо Тау. Мы отправили на Сино Тау  своих  парламентеров,  чтобы
рассказать, что наша планета умирает. Разумеется, синоты  уже  знали  об
этом, их космические корабли иногда посещали Эфери  Тау...  Парламентеры
должны были убедить синотов, что у нас нет другого выхода, что добраться
до других солнечных систем мы пока не в состоянии. А у синотов уже  есть
сверхскоростные корабли, на которых они давно путешествуют по Вселенной.
Нам было известно, что они видели  много  необжитых  планет,  еще  более
прекрасных, чем Утренняя Звезда! Но синоты не захотели об этом  говорить
с нашими парламентерами. Тогда парламентеры предложили им другой  выход:
совместно обосноваться на Утренней Звезде, если они когда-нибудь пожела-
ют покинуть свою цветущую планету Сино Тау. Они рассмеялись в ответ. На-
конец мы пообещали синотам навечно покинуть нашу солнечную систему, если
они откроют тайну своих сверхскоростных кораблей.
   - Что синоты ответили вашим парламентерам, Флер?
   - Они убили парламентеров... Среди них был мой муж...
   Земляне безмолвствовали. Флер поднялась с кресла и прошлась по комна-
те. Ее желтый костюм мягко зашуршал в тишине.
   - Гады! - вдруг громко сказал Илья Муромец. - Как я ненавижу этих си-
нотов!
   - И я! - горячо прибавила Забава.
   - Милые дети! - печально улыбнулась Флер, останавливаясь посреди ком-
наты. - Было бы несправедливо ненавидеть всех синотов без  исключения...
Я не сообщила вам одного важного обстоятельства... Видите ли, наши  уче-
ные свое главное внимание долгое время посвящали только одной цели:  как
украсить жизнь внутри планеты. Понимаете? Это был для нас вопрос жизни и
смерти! Что ж, поэтому ученые Сино Тау, к сожалению, кое в чем опередили
наших ученых. Но только кое в чем... Во многом они отстают от  нас.  Об-
щественный строй на Сино Тау бесконечно отстает от наших высокогуманных,
чистых и светлых человеческих отношений. Синоты  переживают  сейчас  тот
период своей истории, который очень напоминает  былые  отношения  нашего
народа с торри. Меньшинство на их планете имеет власть и  все  блага,  а
большинство живет на положении рабов. У нас великая эра дружбы, у них  -
бесконечные войны. У нас наука служит народу, а у них - кучке  хищников.
Вся их планета разделена на два враждующих лагеря. Торри  обоих  лагерей
яростно борются друг с другом за власть на планете.
   - А народ страдает? - возмутился Добрыня Никитич.
   - Конечно. Очень страдает!
   - А что же народ не уничтожит этих торри? - засопел Алеша  Попович  и
сжал кулаки. - Я бы им так дал!..
   Флер пожала плечами:
   - Ну, это уж дело народа Сино Тау. Я-то уверена, что наступит  время,
когда торри исчезнут на их планете так же, как они исчезли  когда-то  на
Эфери Тау. Но пока они существуют, мы вынуждены считаться  с  этим.  Тем
более, что торри владеют совершеннейшими средствами  межпланетных  путе-
шествий и страшным всеразрушающим оружием.
   В радиорепродукторе раздался шорох и снова прозвучал тревожный  мужс-
кой голос: "Берку тино латос!"
   - Дежурный сообщает, что приборы зарегистрировали  в  космосе  второй
межпланетный корабль, - сказала Флер.
   Одна из шестигранных стен комнаты поднялась, и земляне увидели Клада.
Он был в том же, что и вчера, желтом, плотно облегающем его фигуру  кос-
тюме. Лишь лицо руководителя экспедиции оставалось открытым, маска  сво-
бодно висела за его плечами.
   Темные глаза Клада смотрели спокойно и сосредоточенно.
   - Верито, - проговорил он и, не ожидая ответа на приветствие, быстры-
ми твердыми шагами подошел к экрану и включил локатовизор.
   Волшебник поспешно поднял с пола голубую шкатулку и щелкнул рычагом.
   - Рито фас! - сказал Клад.
   "Вот они!" - перевел металлический голос шкатулки.
   Посреди черного океана, на фоне далеких мерцающих звезд и неясных ту-
манностей грозным видением возникла  конусообразная  ракета.  Гигантский
поток белого огня вырывался из конуса, но на экране этот  поток  казался
совершенно неподвижным.
   Неправдоподобный, захватывающий дыхание столб огня упирался в широкий
раструб хвостового устройства, и сразу можно было подумать,  что  столб,
словно огненный мост, соединяет конус ракеты с хвостом.  В  ослепительно
белом тумане земляне не сразу увидели сложные ажурные крепления,  внутри
которых сверкал и бушевал этот страшный лучистый поток.
   Когда дело касается техники, у всех мальчиков сразу появляются десят-
ки вопросов. Поэтому три богатыря сразу зашептались и заспорили.  Забава
замахала на них руками, но они даже не заметили ее движений.
   - Что случилось? - громким шепотом недовольно спросил Волшебник.
   Илья Муромец кашлянул.
   - Это фотонная ракета?
   - Судя по всему...
   - Значит, из сопла ракеты бьет поток лучистой энергии?
   - Допустим...
   - Но это же поток немыслимой силы!
   - Конечно...
   - Почему же он не срывает и не сжигает вон того раструба в хвосте ра-
кеты?
   Флер оторвала глазаст экрана и посмотрела на богатырей.
   - Этот раструб, мальчики, не что иное, как огромный отражатель. Он не
принимает энергию на себя, а отбрасывает ее назад, и вся конструкция ра-
кеты поэтому устремляется вперед.
   - С какой скоростью?
   - Со скоростью близкой к скорости света.
   - Но почему же все-таки, - допытывался  Добрыня,  -  эта  энергия  не
расплавляет и не испаряет отражатель? И вообще всю ракету?
   - Как раз это и есть тайна синотов. - Она повернула лицо к  экрану  и
прибавила: - Вы видите черный круг на конусе ракеты?
   - Да, - в один голос сказали богатыри.
   - Это отличительный знак одной из враждующих групп торри. Другие тор-
ри рисуют на своих космических кораблях черный треугольник. Одних мы на-
зываем кругляками, а других угловатыми.
   - А какая из этих групп лучше? - спросила Забава.
   - Обе хуже, - невесело усмехнулась Флер.
   - А ведь в этих названиях есть смысл, - подумав, сказал Илья.
   - И еще какой! - прибавил Алеша Попович. -  Одни  круглые  дураки,  а
другие угловатые!
   - К сожалению, это не так, - вздохнула Флер. - Если бы наши враги бы-
ли дураками, нам не стоило бы труда справиться с ними. Они умные и  жес-
токие хищники!
   Клад защелкал клавишами локатовизора. Ракета с кругом на  конусе  ис-
чезла, и во мгле, как водопад, посыпались звезды. Через несколько секунд
волнение на экране улеглось, и все увидели другую ракету. Она мало отли-
чалась от первой, если не считать того, что на ее корпусе был  изображен
большой черный треугольник. Так же мощно и ровно  сверкала  в  бездонной
темноте Вселенной колонна белого огня. Клад молча смотрел на ракету.
   - Кугляки будут на Эо Тау через тридцать пять минут,  а  угловатые  -
минут через пятьдесят, - спокойно проговорил он и выключил  локатовизор.
- По предварительным расчетам, их ракеты опустятся в районе Большого го-
рода... Флер, я немедленно вылетаю.
   - В район Большого города?
   - Да.
   - Хорошо, папа... - Ее голос звучал так же спокойно. - Только надень,
пожалуйста, маску. Ты очень часто забываешь это делать, а потом тебя му-
чает сердце.
   - Да, да, - рассеянно кивнул он.
   - Надень немедленно! - настойчиво твердила она. - В этот дом ты  тоже
не должен был входить без маски.
   Клад послушно натянул на голову желтую маску и направился к выходу.
   - Я рекомендую. Флер, тебе и нашим гостям спуститься к морю, - сказал
Клад с порога. - Торри знают, что на берегу у нас нет никаких  строений.
Там вы будете в безопасности.
   - Хорошо, папа...
   Клад переступил порог, но она остановила его.
   - Папа!
   - Да, Флер.
   - Береги себя... - сказала она совсем тихо. - Помни, что,  если...  с
тобой что-нибудь случится, твоей  дочери  и  твоему  внуку  будет  очень
больно...
   Он, не отвечая, прощально поднял руку и скрылся за стеной.
 
 
   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, в которой на Утреннюю Звезду высаживаются хищни-
ки с Сино Тау
 
   Летательный аппарат за одну минуту перенес Флер и землян  на  широкий
каменный берег.
   В воздухе было очень тихо, и океан дремал. Его бесконечная  пустынная
синева походила на туго натянутое полотно. Ни одной складочки, ни одного
пятнышка на поверхности, и только отраженное Ладо пылало в воде и слепи-
ло глаза.
   Земляне вышли из кабины, и в их лица резко  пахнуло  влажным  теплом,
запахами сырости и водорослей. И еще что-то знакомое  вплеталось  в  эти
запахи моря - запах меда. Он плыл, этот нежный, чуточку пряный запах,  в
дрожащих клубах горячего воздуха со склонов гор, заросших розовой травой
и папоротниками. А тысячи каких-то птиц в зарослях так же, как и на Зем-
ле, на все голоса звонко пели свой радостный гимн великому Ладо и вечной
жизни во Вселенной.
   Флер сразу ушла в тень скалы, которая круто нависала над  морем.  Два
огромных птерозавра сорвались из-за нагромождения камней и, лениво взма-
хивая перепончатыми крыльями, улетели в ущелье. Эхо доносило на берег их
недовольный пронзительный писк. Флер не обратила на птерозавров никакого
внимания.
   - Вам жарко и трудно дышать. Флер?  -  участливо  спросил  Волшебник,
прислушиваясь к ее беспокойному дыханию.
   - Нет, нет! Мой организм уже достаточно натренирован...
   Она спустилась на камень и предложила землянам сесть.
   Море нежно шевелилось на прибрежной гальке.
   В его насквозь просвечивающей глубине, в колеблющихся отсветах солнца
виднелось каменистое дно, красно-бурые водоросли. Мелкие пузырьки  блес-
тели на игольчатых листьях. Медуза величиной с метр плыла над водоросля-
ми, словно парус раздувая свой розовато-лиловый зонт. Невдалеке из  воды
с легким плеском выскочила огромная оранжевая рыба  и,  пролетев  метров
двести, бесшумно исчезла в синеве моря.  Илья  опустил  руку  в  воду  и
вскрикнул обрадовано:
   - Ребята, вода просто горячая!
   - Не горячая, а теплая, - поправила Забава, - градусов тридцать.
   Если ты, читатель, даже чем-нибудь озабочен, но если тебе всего  две-
надцать лет и если ты жарким днем находишься на берегу реки или  теплого
моря, разве не появится у тебя желание окунуться в  прозрачную  ласковую
воду?
   Богатыри молча смотрели друг на друга, и в их  глазах  было  написано
одно и то же нестерпимое томление.
   - Скажите, доктор, - запинаясь пробормотал Илья. - Можно?
   - Что? - не поняла Флер.
   - Искупаться...
   - Но... - начал Волшебник. Флер перебила его:
   - Конечно, можно, мальчик. В морях и океанах Эо  Тау  уже  уничтожены
подводные хищники. Во всяком случае, те из них, которые близко  подходят
к берегам.
   Через минуту три загорелых богатыря, фыркая и повизгивая,  плескались
в море. Забава с завистью посматривала на мальчиков. Она не  умела  пла-
вать. Так она и бродила по воде у самого берега, подтянув подол голубого
платья.
   Волшебник и Флер беседовали о чем-то в тени скалы, и  он  то  и  дело
озабоченно прищуривал глаза, поглядывая на купающихся.
   Богатыри отплыли довольно далеко, но их голоса четко звучали над  ти-
хой водой.
   - А вода-то соле-о-ная, - восторженно отплевывался Добрыня.
   - Глядите, ребята, как я по-соминому ныряю! - визжал рыжий Алеша  По-
пович и, зажимая пальцами нос, ушел вниз головой.  Ноги  его  беспомощно
барахтались над водой.
   Забава поднесла к глазам ладонь, закрываясь от солнца, и внезапно яс-
но увидела, как далеко-далеко на горизонте от небольшого облака  отдели-
лась небольшая черная точка. Девочка не успела открыть рот, чтобы  крик-
нуть, потому что через секунду точка превратилась в  ракету,  с  бешеной
скоростью приближающуюся к берегу. А еще через  секунду  она  гигантской
тенью мелькнула в вышине над головой Забавы и скрылась за снежным  хреб-
том.
   Ракета пролетела с выключенными двигателями, однако скорость ее каза-
лась неправдоподобной, фантастической. Лишь после того, как она исчезла,
слуха Забавы достиг надрывный, хватающий за сердце свист.  Теплая  волна
воздуха зарябила воду, ударила в берег и зашумела на склоне горы ветками
папоротников.
   - Ракета! - закричала девочка задыхаясь. - Торри!
   Все произошло так быстро, что богатыри, увлеченные  купанием,  ничего
не заметили. Но сидящие под скалой Флер и Волшебник услышали удаляющийся
свист и вскочили.
   Забава бежала к ним, прыгая через камни.
   - Дедушка!.. Флер!.. Синоты!..
   - Куда полетела ракета? - глухо спросила Флер.
   - Вон туда... Над ущельем...
   - Флер растерянно взглянула на Волшебника:
   - Я покину вас ненадолго...
   - Этого нельзя делать. Флер! - запротестовал он. - Ни в коем случае!
   - Я вернусь очень скоро, - торопливо проговорила она, и ее лицо впер-
вые порозовело. - Я только посмотрю, что собираются делать синоты... Су-
дя по всему, их ракета опустится не там, где ее ждали. Нужно  радировать
разведчикам...
   - Но это безумие. Флер! Нельзя лететь навстречу смерти!
   Она закачала головой:
   - Поймите: в Большом городе наши люди... отец... Я только посмотрю  и
радирую...
   - В таком случае я полечу с вами. Я не оставлю вас одну. Флер.
   - А я? - сорвавшимся голосом спросила Забава.
   - Хорошо, и ты, - согласилась Флер. - Только скорей! Пожалуйста, ско-
рей! Нельзя терять ни одной секунды!
   Они бегом бросились к летательному аппарату.
   Богатыри почувствовали, наконец, что-то неладное и  размашистыми  са-
женками поплыли к берегу.
   Летательный аппарат взлетел над камнями, сделал крутой полукруг и  на
мгновение повис над плывущими мальчиками. Волшебник высунулся из  кабины
и торопливо крикнул:
   - Ни о чем не беспокойтесь, богатыри! Мы сейчас вернемся!
   Белая птица взмыла в вышину. Забава видела, как богатыри в синих тру-
сиках выбрались на берег и, подняв головы, следили за удаляющимся  аппа-
ратом.
   Ее сердце тоскливо забилось.
   - Надо было их взять с собой, - сказала она.
   - Нет, нет, девочка, у нас нет  времени!  Аппарат  набирал  скорость.
Пронеслись назад и словно провалились скалы. Снежные вершины внизу кута-
лись в туман. Величественный белый Гаустаф с дымящейся  вершиной  подни-
мался впереди из туч. Вначале Забаве показалось, что вулкан  не  так  уж
велик и что до него вот-вот можно будет дотянуться рукой. И лишь по  то-
му, как медленно приближались провалы и скалистые выступы,  торчащие  из
снега, можно было догадаться, насколько велик этот необычный вулкан.
   Но вот и он остался позади.
   Снова скользили под аппаратом темные скалы, ущелья...  Совсем  неожи-
данно скалы оборвались над котловиной.
   - Ракета! - вскрикнула Забава.
   Даже отсюда, с высоты, она выглядела гигантской. Стоэтажный дом,  мо-
жет быть, мог сравниться с ней.
   Ракета стояла на хвосте, среди выжженной почерневшей  растительности,
обратив к небу острый конус. Крепления между конусом и хвостом были усе-
яны сотнями крошечных фигурок. Будто муравьи, сновали они по  бесчислен-
ным лестницам ракеты.
   Крылья летательного аппарата вдруг затрещали,  захлопали  и  застыли.
Флер рывком схватилась за рычаги управления.
   - Не понимаю, что это?.. Что?.. - шептала она, включая и выключая по-
щелкивающие рычаги.
   Крылья аппарата не двигались. Все больше и больше кренясь и планируя,
белая птица снижалась на скалы.
   - Мы падаем! - Забава стиснула зубы и вцепилась в рукав дедушки.
   Не говоря ни слова, старик крепко прижал девочку к своей груди.
   Однако удар оказался не сильным. Амортизаторы смягчили  его  и  мягко
подбросили аппарат в воздух. Снова и снова белая птица  подскакивала  на
камнях и наконец успокоилась на краю пропасти.
   Трое пассажиров, не спуская глаз с космического корабля синотов, выш-
ли из кабины.
   Грозная ракета, усеянная снующими фигурками, возвышалась посреди кот-
ловины в трех-четырех километрах от них. На ее сером конусе был ясно ви-
ден черный круг.
   - Как бороться с этими хищниками? - голос Флер задрожал. - Мы не при-
выкли воевать, друг земляк... На нашей планете все войны закончились ты-
сячелетия назад!..
   Волшебник молча теребил свою бороду.
   - Дедушка! - вскрикнула Забава. - Почему ты молчишь? Почему ты ничего
не придумаешь?
   - Погоди, Забава... Я, кажется, придумал...
   Флер взглянула на него с надеждой. Он продолжал:
   - С хищниками надо поступать так, как принято поступать с  хищниками.
Их уничтожают, дорогая Флер!
   - Как? - вырвалось у нее.
   - Та же, как вы уничтожаете хищных зверей и ядовитые растения на этой
планете.
   - Это можно сделать с помощью ультразвукового флана?
   - Почему только флана. Флер? В той комнате, где я сегодня спал, висит
схема. Эта схема объяснила мне, что ученые Эфери Тау при помощи ультраз-
вуковой энергии колоссальной силы могут даже  останавливать  землетрясе-
ния... Простите, планетотрясения. И не только останавливать, но и  вызы-
вать их.
   Флер смотрела на него широко открытыми глазами.
   - Вызвать планетотрясение? О, я поняла вас, друг земляк! Она торопли-
во вынула из кармана свой крошечный радиоаппарат. -  Эми  танто  Флер...
Эми танто Флер, - упорно повторяла она и, наконец, спрятав радиоаппарат,
безнадежно опустила руки. - Он тоже не действует...
   - Смотрите, смотрите! - закричала Забава.
   С одной из лестниц космического корабля выбросились два темных  чело-
веческих силуэта. И сразу же за их спинами  распахнулись  косые  крылья.
Два человека, вытянувшись в воздухе, летели над выжженной  котловиной  к
скалам. "И-и-и-ии", - послышался ровный звук, напоминающий свист пули.
   Флер бросилась в кабину летательного аппарата и выпрыгнула из  нее  с
серебряной трубкой в руке. Ее глаза посветлели от ненависти. Она  прице-
лилась в летящих синотов и застонала:
   - Не действует... Все вдруг перестало действовать... Все!
   Два человека в продолговатых  головных  уборах  и  сложных  костюмах,
очень похожих на водолазные,  опустились  рядом  с  ними  на  скалу.  Их
крылья, словно веера, неслышно сложились за спиной.
   Один из синотов, с пышными  красноватыми  бакенбардами  на  таком  же
красноватом лунообразном лице, что-то резко и  коротко  сказал  другому.
Другой синот, с лицом землистого цвета и выпуклыми стекловидными  глаза-
ми, сделал шаг к Флер и грубо вырвал из ее рук серебряную трубку.
   - Я бы не сказал, что у этих молодцов хорошие манеры! - сердито  про-
говорил Волшебник, нажимая какие-то клапаны на голубой шкатулке.  Метал-
лический голос немедленно перевел его слова на язык синотов.
   - Горено! - повелительно сказал человек с рыжими бакенбардами, обора-
чиваясь к своему спутнику. - Отбери у старика этот ящик. Быстрей,  Горе-
но!
   - Слушаю, великий Скорпиномо, - странным скрипящим голосом проговорил
синот с землистым лицом и двинулся к Волшебнику.
   - Но, но! - прикрикнул Волшебник, отступая. - Если  вы  отнимете  мою
шкатулку, то потеряете всякую возможность понимать нас.
   - Хорошо, пока не трогай его, Горено, - поднял руку синот с бакенбар-
дами. - Но скажи мне, старик, почему кибернетическое устройство в  твоем
ящике не перестало действовать так же, как перестали действовать ваш ле-
тательный аппарат и ваше ультразвуковое ружье, из которого меня  собира-
лась застрелить эта красивая женщина? Ведь наша ракета  сейчас  излучает
особые электромагнитные волны. А в радиусе действия этих волн вся техни-
ка становится мертвой.
   - Но ведь не стали же мертвыми летательные приборы за вашими спинами,
- сказал Волшебник.
   - Это уж наша военная тайна, старик!
   - А почему вы думаете, что у меня нет никаких тайн?
   Круглые зеленоватые глаза Скорпиномо смотрели на Волшебника  со  злым
любопытством.
   - Я вытрясу из тебя эту тайну, старик. Вы - мои пленники!  Меня  лишь
удивляет, почему ты носишь бороду и скорее походишь на  синота,  чем  на
эферийца.
   - Теперь я очень сожалею, что не сбрил бороду,  -  с  сердцем  сказал
Волшебник. - Впрочем, меня успокаивает мысль, что моя борода не  походит
на ваши отвратительные бакенбарды!
   - Дедушка! - испуганно вскрикнула Забава.
   - Послушай, старик, - не повышая голоса, сказал Скорпиномо, - если ты
будешь неуважительно говорить о великих завоевателях космоса, я  прикажу
Горено по волоску выдрать твою седую щетку. Ты меня понял, старик? А те-
перь скажи мне, кто эта девчонка?
   - Моя внучка.
   - А кто эта женщина?
   - Вы можете сами спросить ее об этом.
   Скорпиномо в упор взглянул на Флер.
   - Кто ты, красавица?
   Отвернувшись от Скорпиномо и вздрагивая  от  волнения,  Флер  сказала
Волшебнику:
   - Дорогой земляк, передайте, пожалуйста, этому злодею, что я презираю
его и не буду отвечать на вопросы.
   Забава похолодела от ужаса. Ей представилось, что синот сейчас ударит
Флер. Однако Скорпиномо не двигался, а его зеленоватые птичьи глаза сме-
ялись.
   - Ну, что ж, - проговорил он, - когда я наведу порядок на этой плане-
те, ты будешь почитать меня! Ты мне нравишься, красавица. Я заберу  тебя
на нашу планету и сделаю одной из своих жен. Я...
   Скорпиномо не договорил. Над скалой потемнело. Второй космический ко-
рабль, все больше и больше замедляя полет, с шипением пронесся над ними.
Он летел сейчас не быстрее, чем обыкновенный самолет, и  на  его  конусе
легко можно было различить черный треугольник.
   Все произошло молниеносно. Длинный, странно дымящийся луч вырвался из
черного треугольника, как нож полоснул по выжженной котловине и уперся в
ракету с черным кругом.
   - О-о-о!... - вдруг звонко завыл Скорпиномо, будто у него  мучительно
заболели зубы.
   Ракета на равнине закачалась, крошечные фигурки, лестницы  и  крепле-
ния, как игрушечные, посыпались вниз, и конус с черным кругом рухнул  на
планету.
   ...Несколькими минутами раньше скучавшие мальчики  на  берегу  океана
тщательно обстреливали камнями медуз, всплывавших на поверхность воды. В
конце концов им надоело это занятие, и Илья Муромец предложил:
   - Пошли, ребята!
   Добрыня и Алеша не ответили. Они сидели на  берегу,  обхватив  руками
коленки и меланхолически разглядывая красноватых рыбок в прозрачной  во-
де.
   - Ну, что же вы, ребята?
   - А куда идти? - не поднимая головы, спросил Добрыня.
   - На кудыкину гору! - рассердился Илья.
   - А ты знаешь дорогу на эту гору?
   - Знаю.
   - Смотри, какой ты умный!
   - Поумнее тебя!
   - Ты умница-разумница, - продекламировал Алеша, поморщив в  невеселой
ухмылке конопатое лицо, - об этом знает вся улица...
   - Петух да курица, - нараспев продолжал Добрыня, - кот да кошка,  ду-
рак Ермошка.
   - И ты немножко! - закончил Алеша.
   - Хватит, ребята, - не обидевшись сказал Илья. - Много  мы  здесь  не
высидим, а там, может, чтонибудь случилось... И Забава...
   - Ах, Забава! - вскочил Добрыня. - Тебе нужна Забава? Несчастный  ры-
царь! Твоя принцесса улетела и даже ручкой тебе не помахала. А  тебе  не
терпится ее увидеть? Да?
   Илья густо покраснел.
   - Какой рыцарь? Какая принцесса?
   - А та самая, на которую вы с Лешкой все время пялите глаза.
   - Кто? - взорвался Алеша Попович и тоже вскочил. - Я  пялю  глаза  на
Седую? Илюшка, давай его поколотим!
   - Давай!
   - Бросьте, ребята, - сразу сбавил тон Добрыня. - Я пошутил...
   - Да ты сам с нее глаз не сводишь! - ядовито рассмеялся  Алеша.  -  Я
давно заметил... Еще когда мы были дома и Волшебник говорил,  что  ты...
то есть Добрыня Никитич, несколько сот лет  назад  освободил  Забаву  из
плена Змея-Горыныча...
   - Ребята! - перебил его Илья. - А интересно получается: наш Добрыня и
на самом деле спас Забаву, да и тебя, Лешка, из  плена  Тибери  Като.  А
ведь эти цветочки, небось, пострашнее Змея-Горыныча! Стойте! Что это?
   Над их головами со свистом пронеслась ракета. Она мелькнула, как чер-
ная молния, но ребята четко видели, что ракета исчезла  за  горами,  как
раз там, куда совсем недавно улетели их друзья. Никто  из  мальчиков  не
догадывался, что это уже второй космический корабль  синотов  и  что  он
преследует такой же корабль с такими же  хищниками.  Разгоряченным  умам
трех богатырей сразу представилось, что синоты охотятся за их друзьями.
   Несколько секунд они настороженно прислушивались к удаляющемуся свис-
ту и посмотрели друг на друга.
   - Пошли! - твердо сказал Добрыня.
   - Пошли! - в один голос так же твердо ответили Илья и Алеша.
   Три богатыря двинулись в трудный путь.
 
 
   ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ, в которой путешественники слышат стон планеты
 
   Потрясенный гибелью своего корабля, Скорпиномо не сразу пришел в  се-
бя. Забава видела, как мгновенно побелела красная физиономия торри и как
конвульсивно задергались его бакенбарды. Обезумевшими, неподвижными гла-
зами наблюдал он за удаляющейся ракетой с черным треугольником.  Недавно
стремительная, она летела теперь совсем  медленно,  оставляя  в  воздухе
дымный след. Через полминуты ракета скрылась за чертой дальних скал.
   - Горено! - будто вздох вырвался крик из груди синота.
   - Да, великий Скорпиномо, - хладнокровно ответил другой  синот  своим
скрипучим голосом.
   - Надень на пленников наручники!
   Горено выполнил это приказание с нечеловеческой быстротой. И  сила  у
него была нечеловеческая: сопротивляться ему было бесполезно. Его  руки,
казалось, были налиты железом. Наручники щелкнули, и Забава только слабо
застонала.
   - Стереги пленников, Горено!
   - Я буду зорко стеречь пленников, великий Скорпиномо.
   Торри сделал шаг к обрыву и прыгнул в пропасть. За его спиной  веером
распахнулись крылья. Он летел к обломкам ракеты, быстро удаляясь, и ско-
ро стал похож на летучую мышь.
   Волшебник повернул лицо к Горено.
   - Послушайте, уважаемый... или как там вас надо называть?
   Горено молчал, его неприятные стекловидные глаза без всякого  выраже-
ния уставились на голубую шкатулку.
   - Горено, - сказал старик, - я обращаюсь к вам.
   - Я вас слушаю, - однотонно проскрипел  синот,  услышав  из  шкатулки
свое имя.
   - Вы действительно... будете стеречь нас?
   - Да, я буду стеречь вас.
   - Но зачем мы вам?
   - Я не знаю, зачем вы мне.
   - Гм... Вы нас ненавидите?
   - Нет, вы мне безразличны.
   - Гм... и мы должны стоять на одном месте?
   - Да, вы должны стоять на одном месте.
   - Но для чего?
   - Так приказал великий Скорпиномо.
   Горено отвечал медленно, словно подыскивая нужные слова. Его губы та-
кого же землистого цвета, как и все лицо, едва приоткрывались, пропуская
скрипящие звуки. Он был отталкивающе некрасив.
   - Клянусь бородой, мы не представляем для вас никакого интереса,  Го-
рено!
   - Так приказал великий Скорпиномо, - безжизненно повторил Горено.
   - А если мы захотим уйти?
   - Если вы захотите уйти, я убью вас.
   - Он действительно это сделает, - сказала Флер и отвернулась от Горе-
но. - Оставьте его в покое, дорогой земляк...
   - Но, Горено, - сказала Забава, - ведь ваша ракета погибла.  Вы  сами
теперь не в лучшем положении, чем мы.
   - Меня не интересует, в каком я положении.
   - Вам самому угрожает смерть от угловатых!
   - Я не боюсь смерти.
   - Разве вы не любите жизнь?
   - Нет, я не люблю жизнь.
   - А что же вы любите?
   - Я ничего не люблю.
   - Да у вас есть сердце или нет?
   - У меня нет сердца.
   - Вы не человек! Вы - чудовище!
   - Я не человек и не чудовище.
   - А кто же вы, Горено?
   - Я механизм, такой же, как и ваша говорящая шкатулка.
   - Робот! - вскрикнул Волшебник. - Я уже давно подозревал это.  Совер-
шенно великолепный экземпляр человекообразной машины! О, как бы я  хотел
порыться в ваших внутренностях, Горено!
   - Если вы прикоснетесь ко мне, я убью вас.
   - Нет уж, будьте вы неладны со своими  внутренностями!..  А  скажите,
Горено, много ли таких механизмов прилетело в вашей ракете  на  Утреннюю
Звезду?
   - На эту планету прилетели только механизмы, не считая великого Скор-
пиномо, который управляет нами.
   - Гм... и все, кроме вас и Скорпиномо, погибли... А почему, собствен-
но, Скорпиномо не взял с собой людей?
   - Великий Скорпиномо не взял с собой людей, потому  что  не  доверяет
им.
   - Вот как! Плохи дела у Скорпиномо, если он не  доверяет  людям  даже
своей планеты.
   Робот молчал. Он неподвижно смотрел вперед: над противоположными ска-
лами котловины вновь показалась ракета угловатых. По-видимому, она  сде-
лала разворот и теперь возвращалась обратно.
   - Угловатые хотят сделать посадку, в этой  же  котловине,  -  сказала
Флер.
   Она уже была совсем спокойной и стояла, подняв  к  карману  на  груди
скованные руки. Забава заметила, что она беспрерывно  шевелит  пальцами,
сжимая карман с радиоаппаратом.
   - Так и есть, - продолжала Флер. -  Скорпиномо  торопится  обратно...
Ага, злодей, кажется, повредил свои крылья!
   Скорпиномо действительно летел  очень  странно,  какими-то  короткими
рывками. Одно его крыло то и дело падало и опять выравнивалось.
   Робот вдруг задвигался на месте, беспокойно оглянулся.
   - Я чувствую непонятные радиоволны, - быстро заговорил  он,  поднимая
землистую руку к продолговатому головному убору. - Я чувствую  радиовол-
ны, я чувствую радиоволны... - повторял он снова и снова. - Что это зна-
чит? Где работает радиоаппарат?
   Задыхающийся Скорпиномо подлетел к скале и прыгнул с воздуха на  кам-
ни. Крыло болталось за его спиной, словно у подбитого птерозавра.
   - Все погибло... Все мертво... - бормотал он, ни к кому не обращаясь,
и, тряхнув плечами, сбросил крылья.
   Они упали на скалу с легким шелестом.
   -  Великий  Скорпиномо,  где-то  здесь   работает   радиоаппарат,   -
бесстрастно доложил робот.
   Скорпиномо пропустил его слова мимо ушей. Он смотрел,  как  ракета  с
черным треугольником плавно подняла нос к небу  и  начала  плавно  опус-
каться на планету. Свистящий поток огня и дыма вонзился в  котловину,  и
через несколько секунд волна пыли и горячего воздуха пронеслась над ска-
лой.
   Забава зажмурилась.
   Когда она открыла глаза, все стихло, и ракета уже стояла  на  хвосте,
обратив к облакам свой острый конус.
   - Горено! - яростно крикнул торри.
   - Да, великий Скорпиномо!
   - Ты полетишь сейчас к этой ракете!
   - Я полечу к ракете.
   - Ты смешаешься с другими роботами...
   - Я смешаюсь с другими роботами...
   - И сделаешь так, чтобы они приняли тебя за своего...
   - Я сделаю так, чтобы они приняли меня за своего...
   - И ты, Горено, убьешь командира корабля.
   - Я убью командира корабля.
   - Лети, Горено!
   - Слушаю, великий Скорпиномо.
   - Погоди! Отдай мне эту серебряную трубку.
   Теперь она мне может пригодиться. Так... Лети же!
   Робот прыгнул и камнем полетел вниз. Его крылья открылись лишь у  са-
мого основания скалы. Он заскользил низко над поверхностью и стал нераз-
личимым на выжженной траве котловины.
   - Он убьет его! - хрипло шептал Скорпиномо, приходя в себя. - Стоять,
иначе я разнесу вас на клочки вашим же оружием! Вы мои заложники!
   Эферийцы не посмеют вредить мне, пока вы в моих руках. А потом... по-
том я знаю, что делать, когда овладею ракетой.
   - Послушайте, вы, убийца! - негромко сказала Флер, глядя в  зеленова-
тые глаза синота.
   Было в ее спокойствии столько бесстрашия, столько уверенности в своем
превосходстве и столько было отвращения в  ее  сверкающем  взгляде,  что
удивленный синот умолк.
   - Знайте же, Скорпиномо, что вы уже никогда не овладеете ракетой  уг-
ловатых!
   - Почему? - спросил он, глядя на нее исподлобья.
   - После гибели вашей ракеты электромагнитное поле вокруг нас исчезло,
и мне удалось связаться по радио с разведчиками Эфери Тау. Они уже гото-
вы - понимаете? - полностью готовы смести синотов с лица Утренней  Звез-
ды! Правда, мы до сих пор не знали, что такое война,  мы  не  изобретали
специальных средств для убийства людей... Ах, вы  смотрите,  Скорпиномо,
на ультразвуковую трубку, которую робот вырвал из моих рук... Это оружие
было создано только для уничтожения хищных животных на Утренней  Звезде,
и оно действует всего лишь в радиусе трехсот метров. Но у нас есть могу-
чие средства для борьбы с силами природы. И одно из этих средств мы  вы-
нуждены обратить против вас, против хищников Сино Тау!
   - Что эферийцы собираются делать? - растерянно спросил Скорпиномо.
   - Наша сейсмическая станция сейчас вызовет в этом районе самое разру-
шительное планетотрясение, которое только может нарисовать ваше  вообра-
жение, Скорпиномо! Сейсмические ультразвуковые установки в одно  мгнове-
ние разрушат здесь кору планеты, и вся эта горная котловина провалится в
магму вместе с обломками обеих ваших ракет.
   - Вы лжете! - вскрикнул он.
   - Нет, я не лгу, Скорпиномо. Ложь не знакома эферийцам...  Сейсмологи
только ждут моего сигнала, и, если бы со мной не было друзей  из  другой
солнечной системы, я уже подала бы этот сигнал. Вы видите, я держу  руку
на кармане с радиоаппаратом. Одно движение пальцем, и...
   - Подождите! - визгливо закричал Скорпиномо.  -  Не  надо!..  Я  хочу
жить. Слышите, я хочу жить!
   - Так я и думала! - презрительно усмехнулась Флер. - Ступайте в лета-
тельный аппарат.
   Торри торопливо юркнул в кабину и сел в угол, сжимая серебряную труб-
ку. Его зубы стучали. Флер, Волшебник и Забава сели напротив.
   - Флер, - взволнованно проговорила девочка, - но там на берегу  океа-
на...
   - Мальчики? - быстро спросила Флер. - Не беспокойся, милая, им  ничто
не угрожает. Планетотрясение ограничится этой котловиной.
   - Только имейте в виду, - пошевелил Скорпиномо перекошенными  губами,
- я не сниму с вас наручников, вы мои пленники! И если вы доставите меня
к эферийцам, я убью вас!
   - Неужели вам не надоело, Скорпиномо, произносить  это  слово:  убью,
убью, убью? - не выдержал Волшебник и в сердцах тряхнул головой.
   - Сигнал дан! - сказала Флер и положила закованные руки на рычаг.
   Летательный аппарат по вертикали взвился в воздух.  В  ту  же  минуту
продолжительный гул, похожий на стон, потряс все вокруг. Этот  необычный
стон достиг слуха путешественников даже в кабине, куда, казалось, не мог
проникнуть ни один звук извне.
   Они видели, как закачались, задвигались скалы, наползая одна на  дру-
гую, как вдруг наискось разверзлась котловина и в черную бездну  обруши-
лись ракеты синотов, глыбы камней, гигантские ворохи песка и глины. Туча
клокочущего пара взлетела к небу и окутала летательный аппарат.
   А стонущий гул все нарастал и нарастал. Можно было подумать,  что  из
глубины планеты рвется крик боли, дикий вопль ни  с  чем  не  сравнимого
страдания... Они долго летели вслепую, охваченные плотной  тучей  белого
пара. Аппарат вздрагивал и качался.
   - Странно, - в голосе Флер прозвучала тревога, - на нас  что-то  сып-
лется.
   Аппарат тряхнуло с новой силой. Сквозь поредевшие  клубы  пара  путе-
шественники увидели Гаустаф. Но каким-то страшным  он  выглядел  теперь!
Над его кратером полыхало зарево, дым и пепел вились в небе, и  огненные
потоки лавы, растапливая на склонах вулкана снега, пробивали себе путь к
океану. Раскаленная глыба вылетела из кратера, разорвалась как  бомба  и
рассыпалась в воздухе золотыми осколками.
   - Извержение! - истерически закричал Скорпиномо. - Вниз! Вниз! Скорее
вниз!
   Огненный осколок ударил в крыло, и летательный аппарат задымился.
 
 
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ, в которой побеждает жизнь
 
   Все выше и выше поднимались мальчики по крутому дну горной расщелины.
Справа и слева почти отвесно вздымались черные, отсвечивающие, как стек-
ло, базальтовые стены. Когда мальчики смотрели вверх, они словно из  ко-
лодца видели далекую полоску синего неба.
   В ущелье было сумрачно и прохладно, но  им  скоро  стало  жарко.  Они
упорно шли все вперед и вперед, тяжело дыша и все чаще вытирая  рукавами
мокрые от испарины лица.
   - Берегитесь, ребята! - вдруг крикнул Добрыня. Толстая змея с поблес-
кивающей чешуей быстро скользила по камням навстречу мальчикам.  В  нес-
кольких шагах от них она замерла, чуть пошевеливая острым хвостом. В ней
было не меньше трех метров.
   Мальчики попятились.
   - Да это целый удав! - пробормотал Илья.
   Змея вскинула голову и, разинув розовую пасть, коротко прошипела.
   - Здравствуйте, - сказал Алеша, - давно не видались! Пошла вон с  до-
роги!
   Змея вытягивалась вверх, раскачивая голову с круглыми,  как  бусинки,
глазами. Раздвоенный язычок беззвучно мелькал в ее пасти.
   - Ну, пошла же!
   Добрыня подхватил камень и швырнул в змею. Это был снайперский  удар.
Змея опрокинулась, но в то же мгновение стрелой метнулась на Добрыню. Он
едва успел отклониться, огромная стрела пролетела у самой его головы.
   - Бежим, ребята! Скорей!..
   Однако бежать по камням в гору было трудно. Они спотыкались и падали.
К счастью, змея не собиралась их преследовать.
   - Хватит! - сказал Илья. - Давайте выбираться из этого  змеиного  ко-
лодца.
   Царапая об острые выступы базальта руки и колени,  мальчики  медленно
поднимались к синей полоске неба.
   На полпути на них, как вихрь, налетел птерозавр, которого они, должно
быть, потревожили в гнезде. Оглушая приятелей писком, птерозавр  бил  их
крыльями, клевал и царапал когтями своих четырех лап.
   - Глаза! Берегите глаза!.. - крикнул Илья, с трудом цепляясь за  выс-
туп.
   Он изловчился и с силой ударил птерозавра ногой.
   Удар отбросил птерозавра в сторону.  Он  сразу  умолк  и,  распластав
крылья, неторопливо полетел вниз. Через некоторое время приятели услыша-
ли из темноты ущелья его недовольный клекот, будто он кому-то  жаловался
на дерзких пришельцев.
   Мальчики немного отдохнули и отдышались.
   Они стояли на крохотной площадке, шириной в четверть метра,  прижима-
ясь к холодной скале. Под их ногами чернел провал. И оттого, что во мра-
ке не было видно дна, провал казался бездонным.
   Им стало страшно, но никто из них не сказал об этом ни слова. А синее
манящее небо над головой было еще так далеко...
   - Полезли, - сказал Илья. - Осталось совсем немного...
   Друзья снова стали карабкаться вверх. И когда  их  отделяли  от  цели
всего несколько метров, они почувствовали, как вздрогнуло все ущелье,  и
услышали глубокий громоподобный гул. С пушечным раскатом напротив  трес-
нула базальтовая стена.
   Напрягая последние силы, они выбрались из ущелья и, совсем обессилен-
ные, легли на камнях.
   В воздухе горько пахло серой, ветер сыпал на них теплый пепел.  Потом
они услышали странные звуки, похожие на шум далекого поезда.
   Богатыри подняли головы. Шум нарастал и внезапно хлынул в ущелье. Оно
наполнилось оглушающим шипением и ревом. Десятки птерозавров,  сталкива-
ясь в воздухе и сбивая друг друга, вылетели из ущелья, тучей закружились
над скалами.
   Изумленные мальчики заглянули  вниз  и  отшатнулись.  Что-то  ослепи-
тельное до боли резануло глаза, опалило жаром лица и волосы. Рукав  Але-
шиной рубашки затлелся.
   По ущелью неслась, вздуваясь и клокоча, огненная река.
   - Лава!.. - закричал Илья. - Извержение!
   Приятели видели, как шевелились его губы, но слов не услышали.
   Они бросились прочь от ущелья, обогнули скалу и остановились.
   Впереди, над грядой снежных гор, ворочалась туча дыма и пепла. В  са-
мом центре тучи с трудом различались крутые  склоны  Гаустафа.  Всплески
пламени то и дело взметались и угасали над неясной вершиной вулкана.
   Горы глухо гудели, стонали, и от сотрясающейся почвы телам  передава-
лась противная мелкая дрожь.
   - Гаустаф ожил! - снова закричал Илья, и снова никто не разобрал  его
слов.
   В ту же минуту мальчики заметили летательный аппарат. Он  промелькнул
над головами, оставив в воздухе ровную черту дыма, и исчез  в  полукило-
метре от них за хаотическим нагромождением горных пород.
   Богатыри забыли об усталости. Они  бежали,  спотыкаясь,  они  падали,
сбивая в кровь коленки, и снова бежали, бежали...
   И вдруг совсем рядом они увидели человека с  рыжими  бакенбардами.  В
необычном костюме, похожем на одежду водолаза, он возвышался  на  камне,
размахивая серебряной трубкой, и что-то яростно кричал Забаве, Волшебни-
ку и Флер.
   А Забава, Волшебник и Флер стояли перед этим  человеком  беспомощные,
со скованными руками.
   Летательный аппарат догорал рядом с ними.
   Человек с рыжими бакенбардами вскинул серебряную трубку и  прицелился
в пленников. Но он не успел сделать выстрела, потому  что  Илья  Муромец
что было силы рванул его за ногу.
   Скорпиномо грузно свалился с камня лицом вниз. Его продолговатый  го-
ловной убор ударился о камни и сорвался, обнажив лысоватую голову.
   Остальное произошло почти мгновенно.
   Добрыня одним рывком выхватил из его рук серебряную трубку, и три бо-
гатыря сели верхом на поверженного синота.
   А потом, прежде чем все  успели  опомниться,  где-то  внутри  горного
хребта раздался короткий гром. И сразу стало удивительно тихо. Было лишь
слышно, как в тишине стонет Скорпиномо и вдали, постепенно утихая, шумит
поток лавы.
   Огонь на вершине Гаустафа погас, но пепел и дым все еще вились в  не-
бе, и все еще воздух был наполнен удушливым запахом серы.
   - Браво сейсмологам! - услышали мальчики взволнованный голос Флер.  -
Они остановили извержение! И браво вам, отважные мальчики! Вы спасли нам
жизнь!
   Забава молчала. Но девочка подарила приятелям такую  улыбку,  что  их
лица в синяках и ссадинах невольно заулыбались в ответ. Они все еще  си-
дели верхом на синоте, не решаясь отпустить его.
   - Ой вы, гой еси, добры молодцы! - восторженно заговорил Волшебник. -
А не я ли утверждал, что не перевелись богатыри на нашей Земле!
   Этот хищник по имени Скорпиномо сначала сделал нас своими  заложника-
ми, а потом решил отомстить за гибель синотских ракет и расстрелять!
   - Отпустите этого хищника, мальчики, - сказала Флер, - он  больше  не
страшен. К нам идет помощь!
   Они подняли головы. Трепеща крыльями, на камни опустился  летательный
аппарат.
   Сначала из кабины вышел Клад. Но тот, кого они увидели вслед за  ним,
поверг их в такое изумление, что все онемели.
   Тяжело ступая по лестнице летательного аппарата, из кабины  спустился
робот Горено.
   - Ты?! - хрипло закричал Скорпиномо. - Ты жив, мой славный Горено?
   - Да, я жив, - скрипуче ответил робот.
   - Но почему же ты не отвечал на мои позывные? Каким образом тебе уда-
лось спастись?
   - Когда началось планетотрясение, я еще был в воздухе, и  это  спасло
меня.
   - Так что же ты медлишь, Горено? - завопил Скорпиномо.  -  Убей  этих
людей! Скорей убей! Ты ведь можешь  излучать  смертоносную  энергию!  Ты
один можешь убить тысячу человек! Нет, десять тысяч! Сто тысяч!.. А  по-
том я свяжусь с Техническим центром N 1, и мы вызовем сюда новую ракету!
   - Технический центр N 1 уже связался со мной, -  медленно  проговорил
робот, поднимая руку в перчатке к головному убору. -  Я  получил  приказ
Технического центра. Мне приказано арестовать Скорпиномо.
   - Ты рехнулся, Горено! Электронные извилины твоих мозговых полушарий,
наверно, получили повреждение во время планетотрясения, и ты неправильно
понял приказ.
   - Нет, я понял приказ совершенно правильно.
   - Ты должен беспрекословно подчиняться мне, проклятый робот!
   - Да, я должен был беспрекословно подчиняться великому Скорпиномо  до
тех пор, пока меня обязывал это делать Технический центр.
   - Так подчиняйся же!
   - Не могу. Я механизм, и механические указания моего центра для  меня
важнее, чем даже слова великого Скорпиномо. Я только механизм, и вам это
известно так же, как и мне.
   - Идиот! В Техническом центе N 1 мои друзья!
   - В Техническом центре N 1 нет больше ваших друзей, Скорпиномо.
   - Как нет? Куда они делись?
   - Слушайте радиограмму, принятую мною, - бесстрастно говорил робот. -
Слушайте, вот эта радиограмма дословно: "Всем,  всем,  всем!  Враждующие
между собой правители Сино Тау начали новую страшную войну. Но народ Си-
но Тау больше не хочет погибать. Он взял власть в свои руки.
   Все технические центры Сино Тау находятся в руках  народа.  На  нашей
планете объявлена Эра великой дружбы. Технический центр N 1  приказывает
всем роботам, находящимся за пределами  планеты,  арестовать  командиров
кораблей и доставить их на Сино Тау. Технический центр N  1  приказывает
также роботам связаться с народом Эфери Тау и объявить, что  народ  Сино
Тау предлагает ему вечный мир и вечную дружбу".
   Горено сделал быстрое движение, и на руках Скорпиномо щелкнули наруч-
ники.
   - Космический корабль очень скоро придет за вами, Скорпиномо, -  ска-
зал робот. - Народ Сино Тау будет судить вас.
   Затем Горено освободил от наручников Флер, Забаву и  Волшебника.  Все
вошли в кабину летательного аппарата и поднялись высоко-высоко над гора-
ми, над редеющей тучей дыма и пепла.
   Они летели над снежными вершинами, над  розовыми  лесами  и  розовыми
равнинами и наконец увидели огромный светлый город. Его прозрачные крыши
ярко сверкали в лучах Ладо.
   Летательный аппарат опустился неподалеку от  города,  в  долине,  где
росли очень красивые и очень ароматные цветы. Эти цветы были самых  раз-
нообразных расцветок, потому что их семена разведчики доставили со своей
планеты.
   И в тот же день, прежде чем Ладо скрылось за горизонтом, на  Утреннюю
Звезду прилетел первый корабль с маленькими переселенцами умирающей пла-
неты Эфери Тау.
   Корабль был очень большой. Он сел среди цветущей долины, и по бесчис-
ленным лестницам начали спускаться тысячи веселых, смеющихся детей.
   Все мальчики и девочки были одеты в белые, красные, зеленые, желтые и
синие комбинезоны и издалека очень походили на живые цветы.
   Космический корабль эферийцев привел на Эо Тау молодой ученый  -  сын
Флер и внук Клада. Они стояли втроем, держась за руки, и со  счастливыми
улыбками смотрели, как радуются дети теплым лучам золотистого Ладо. Ведь
они выросли внутри планеты, и многие из них видели солнце в первый раз.
   - Так победила жизнь! - тихо сказала Флер.
   - А иначе и не могло быть, дорогая. Флер, -  проговорил  растроганный
Волшебник, теребя свою шелковую бороду - Ведь жизнь - вечный закон  Все-
ленной! Уж нам, волшебникам, это доподлинно известно!
   Он посмотрел на Забаву и вдруг спросил:
   - Сколько сейчас времени, внучка?
   - А какое это имеет значение, дедушка? - усмехнулась Забава.  -  Ведь
здесь совсем другое время. Я уже давно не смотрю на свои часы.
   - Гм... Помнишь ли ты, в котором часу мы покинули Землю?
   - В десять часов вечера. А сейчас... без четверти десять.
   - Гм... Клянусь бородой, нам пора возвращаться домой!
   Флер и Клад проводили землян в летательном аппарате до  самой  Долины
горячих источников.
   Золотистый шар спокойно стоял в розовой траве, так удивительно пахну-
щей медом.
   Трое стражей в желтых костюмах приветственно подняли руки.
   - Ну что ж, давайте прощаться, дорогие  друзья!  -  сказал  Волшебник
эферийцам. - Пусть ваша жизнь будет счастливой на Утренней Звезде!
   - Прощайте, дорогие земляки! - подняла руку Флер.  -  Да  здравствует
жизнь!
   Земляне вошли в мыслеплан, и проход неслышно закрылся за ними.
   - А сколько сейчас времени на твоих часах, Забавушка?
   - Ровно десять часов, дедушка.
   - Нажми эту кнопку...
   Девочка прикоснулась пальцем к кнопке, и мыслеплан чуть-чуть  вздрог-
нул.
   - Итак, - торжественно сказал Волшебник, - мы на Земле, друзья мои!
   Что-то сверкнуло, и все увидели, что сидят на террасе тесового  доми-
ка, и почувствовали резкий запах цветущего табака.
   - Здравствуй, Земля!.. - воскликнула Забава.
   Они спустились с крыльца. Белые ночные мотыльки, потревоженные их ша-
гами, вспорхнули с клумбы и, как снег, закружились в воздухе.
   - Земля! Наша милая, хорошая Земля!.. - шептала Забава.
   Они долго стояли возле террасы и молча смотрели, как в черном небе, в
бесконечном пространстве Вселенной мерцают миллионы солнц, миллиарды да-
леких Ладо.
   - Спокойной ночи, богатыри! - наконец сказал Волшебник.
   И когда мальчики двинулись к калитке, он поднял руку и прибавил:
   - Да здравствует жизнь!
   И словно в ответ на его слова, где-то в саду радостно и звонко  запел
соловей.
 
 
 
   КОРОЛЕВСТВО КРИВЫХ ЗЕРКАЛ
 
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой Оля ссорится с бабушкой и слышит  голос  вол-
шебного зеркала
 
   Хочу вам рассказать о девочке Оле, которая вдруг увидела себя со сто-
роны. Увидела так, как можно увидеть не себя, а совсем другую девочку  -
скажем, сестру или подругу. Таким образом, она довольно долго  наблюдала
самое себя, и это помогло ей  избавиться  от  недостатков,  которых  она
раньше в себе не замечала.
   И знаете, что самое главное в этой истории? Оля убедилась, что  даже,
казалось бы, маленькие недостатки в характере могут стать серьезным пре-
пятствием на пути к цели. Она попала в одну  сказочную  страну,  где  ей
пришлось пережить много опасных приключений, подобных тем, о которых она
читала в старых сказках. Может быть, вы тоже читали эти сказки, где  ко-
роли, разные принцы и придворные дамы так добры, справедливы,  прекрасны
и вообще так приторно сладки, будто вымазаны медом. И  вот  однажды  со-
ветская девочка Оля совершила путешествие в сказочную страну  и  увидела
там... Впрочем, я лучше расскажу все по порядку.
   ...В то утро Оля вела себя из рук вон плохо. Она  встала  позже,  чем
следовало, а когда бабушка будила ее, брыкалась и, не открывая глаз, го-
ворила противным скрипучим голосом:
   - Отстань! Ну что ты ко мне пристала?
   - Оля, - настойчиво говорила бабушка, - ты можешь опоздать в школу.
   Голос у бабушки был спокойный и  ласковый,  потому  что  все  бабушки
очень ласковы. Они так любят своих внучек, что не сердятся  даже  тогда,
когда капризные девочки говорят им дерзости.
   - Опять читала в постели  допоздна,  -  вздохнула  бабушка,  поднимая
упавшую на пол книгу, на обложке которой крупно было написано: "Сказки".
А теперь вот подняться не можешь.
   Оля села на кровати, свесив босые ноги, и сердито посмотрела  на  ба-
бушку одним глазом, так как другой все еще был закрыт.
   - Какая ты... недобрая... Никогда поспать не даешь!
   Олино платье оказалось под кроватью. Одну туфлю она  долго  не  могла
отыскать и наконец обнаружила ее под книжным шкафом.
   Потом, когда бабушка заплетала ей косы,  она  дергалась  и  говорила:
"Больно!", хотя на самом деле больно ничуточки не было.
   А после завтрака Оля никак не могла найти свои учебники.
   - Вчера я положила их на этот стол. Куда ты задевала  их?  -  ворчала
она на бабушку, топая ногой.
   - Я никогда не теряю своих вещей, - спокойно отвечала бабушка. - Будь
любезна и ты класть вещи на место.
   - Нет, - кричала Оля, - я всегда кладу все на место! Это  ты  нарочно
спрятала мои книги.
   Тут даже бабушкиному терпению пришел конец, и  она,  немного  повысив
голос, проговорила:
   - У, бесстыдница! Как только папа и мама вернутся с работы, я им  все
расскажу.
   Угроза подействовала: Оля побаивалась папы и мамы. Она негромко  про-
ворчала: "Подумаешь!.." - и, надув губы, полезла под  кровать.  Конечно,
под кроватью книг не оказалось; не оказалось их в ванной и в кухне.  Не-
известно, сколько времени продолжались бы поиски,  если  бы  бабушка  не
заглянула в Олин портфель.
   - Видишь, какая ты рассеянная, Оля! Ведь ты же  сама  вчера  положила
все свои учебники себе в портфель. О, как бы я хотела, чтобы ты  посмот-
рела на себя со стороны! Вот стыдно тебе стало бы...
   Оля, которой уже и так было стыдно, что она понапрасну обидела бабуш-
ку, чмокнула старушку в щеку, взяла портфель и пошла в переднюю одевать-
ся. В передней стояло большое зеркало, перед которым она так любила вер-
теться.
   - Одевайся поскорее, Оля! - крикнула ей вслед бабушка.  -  До  звонка
осталось десять минут.
   Но Оля и не думала одеваться. Из зеркала на нее  смотрела  девочка  в
черном переднике, с красным галстуком на шее. Девочка как девочка -  две
русые косы с бантом и два больших голубых глаза.  Но  Оля  считала  себя
очень красивой и поэтому, очутившись  перед  зеркалом,  долго  не  могла
оторваться от него. Так было всегда.
   - Как, ты еще не ушла? - вскрикнула бабушка, появляясь в передней.  -
Нет уж, сегодня я непременно расскажу все папе и маме!
   - Подумаешь!.. - ответила Оля и начала одеваться.
   - Учишься в пятом классе, а ведешь себя как маленькая. Ох, если бы ты
могла посмотреть на себя со стороны!
   - Подумаешь!.. - повторила Оля, помахала бабушке рукой и, еще раз ук-
радкой взглянув на себя в зеркало, скрылась за дверью...
   В этот день Оля вернулась из школы злая-презлая:  она  поссорилась  с
подругами. Вообще она часто ссорилась с подругами и  почти  всегда  была
виновата во всем.
   - Какая ты капризная! - сказали ей подруги. - Больше мы  не  будем  с
тобой дружить!
   - Подумаешь!.. - выпятила Оля нижнюю губу и  сделала  вид,  что  нис-
колько не огорчена. Но на самом деле на душе у нее было прескверно.
   Кончался декабрь, на улице темнело рано. А так как после школы Оля не
могла удержаться от соблазна заглянуть в кино, где  шла  новая  картина,
то, когда она пришла домой, в морозном небе уже светились звезды. И тут,
к своему ужасу, Оля увидела, что на лестнице не горят лампы.  А  темноты
она боялась больше всего.
   Пугаясь шума собственных шагов, Оля  стремительно  взбежала  на  свой
этаж и подняла такой звон, что у бабушки тряслись руки, когда она откры-
вала дверь.
   - Что случилось? - испуганно спросила старушка. - А где твой ключ?
   - Бабунечка, я потеряла свой ключ, - тяжело дыша, сказала Оля.
   Бабушка всплеснула руками.
   - Это уже в третий раз! Ну что теперь делать? Свой ключ я отдала сле-
сарю домоуправления. Ах, Оля, Оля, какая ты растеряшка! Беги к  слесарю,
он, наверное, уже сделал новый ключ.
   - Бабунечка... на лестнице так темно... Наверно, перегорели пробки.
   - Боишься?
   - Я просто... не люблю темноты...
   - Аx ты, трусишка! Ну ладно уж, схожу сама. - Бабушка оделась, погро-
зила Оле пальцем. - Шоколадку в буфете до обеда не трогай! - и  скрылась
за дверью.
   Оля стала раздеваться на ходу. В одном месте она оставила  калоши,  в
другом - шапочку, в третьем - пальто. Затем, после небольших  колебаний,
она достала из буфета шоколадку и съела ее. Ей было  скучно.  Ока  взяла
книгу, на обложке которой было написано "Сказки", и начала  листать  ее.
Одна картинка привлекла внимание Оли. С высокого холма открывался вид на
удивительный город со множеством разноцветных зданий с высокими шпилями.
Нарядные люди гуляли по площади вокруг фонтана. "Вот бы и  мне  погулять
там!" - подумала Оля и вдруг услышала какой-то странный звон в передней.
   Она побежала в переднюю. Но все было тихо.
   "Наверно, послышалось", - подумала Оля и, бросив взгляд  на  зеркало,
как обычно стала вертеться перед ним.
   Она оглядела себя с головы до ног, несколько раз повернулась  кругом,
потом сощурила глаза и высунула язык.  Потом  Оля  показала  самой  себе
длинный язык пальцами, рассмеялась и начала выбивать ногами дробь.
   И тут ей показалось...
   Нет, этого не может быть! Чутко  прислушиваясь,  Оля  снова  стукнула
каблуками об пол и теперь уже вполне отчетливо разобрала, как в  глубине
зеркала стеклянным мелодичным звуком отозвалось эхо. Да, эхо  отозвалось
в зеркале, в той самой передней, которая в нем отражалась, а не  в  той,
настоящей, в которой стояла Оля.
   Это было так странно, что Оля онемела,  широко  открыв  свои  голубые
глаза. И в тишине она ясно услышала, как кто-то вздохнул  длинно  и  пе-
чально. Оле стало страшно... Она выждала минуту и негромко спросила:
   - Кто это вздыхает?
   - Я, - негромко ответил красивый  звенящий  голос,  словно  ударились
друг об дружку хрустальные стеклышки.
   - Кто ты? - перевела дыхание Оля. - Здесь никого нет.
   - Это я, зеркало, - снова зазвенел голос.
   Оля отскочила в сторону и, помедлив, сказала:
   - Но ведь вещи не умеют разговаривать...
   - А ты представь, что находишься в сказке, - ответил голос.
   - Все равно это очень странно... Я боюсь тебя, зеркало.
   - Напрасно, девочка... Я доброе волшебное зеркало. Я не причиню  тебе
никакого зла. Не правда ли, я тебе нравлюсь? Ты так  любишь  смотреть  в
мое стекло!
   - Это правда, - сказала Оля, осмелев и делая шаг к зеркалу.
   А голос звучал:
   - Бабушка часто говорит, что хотела бы, чтобы ты увидела себя со сто-
роны...
   - Но разве это возможно? - удивилась Оля.
   - Ну, конечно, возможно. Только для этого тебе надо  побывать  по  ту
сторону зеркала.
   - Ах, как интересно! - воскликнула Оля. -  Разреши  мне,  пожалуйста,
побывать по ту сторону зеркала!
   Голос ответил не сразу, как будто зеркало погрузилось в задумчивость.
   - С твоим характером, - произнес, наконец, звенящий голос,  -  опасно
очутиться по ту сторону зеркала.
   - Разве у меня плохой характер?
   Снова раздался вздох.
   - Видишь ли, ты, конечно, хорошая девочка... Я вижу  добрые  глаза  -
значит, и сердечко у тебя доброе.
   Но у тебя есть недостатки, которые могут помешать тебе в трудную  ми-
нуту!
   - Я ничего не боюсь! - решительно махнула косичками Оля.
   - Что ж, пусть будет по-твоему, - произнес голос.
   И передняя наполнилась вдруг звоном, словно  разбились  тысячи  хрус-
тальных стекляшек. Оля вздрогнула, и книга, которую она держала под мыш-
кой, полетела на пол.
 
 
   ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой Оля знакомится со своим отражением и попадает
в сказочную страну
 
   Хрустальный звон все усиливался. По гладкому стеклу зеркала  побежали
голубые волны. С каждой секундой они становились все голубее и  голубее,
и теперь уже зеркало ничего не отражало.
   Затем голубые волны рассеялись, словно туман, и хрустальный звон  за-
тих. Оля снова увидела в зеркале переднюю и свое отражение. Однако стек-
ло исчезло. Осталась только одна рама от зеркала, через  которую  -  Оля
отчетливо почувствовала это - повеяло ветерком.
   Набрав в легкие воздуха и зажмурив глаза, будто она  собиралась  ныр-
нуть в воду, Оля быстро подняла ногу, переступила через раму  и,  столк-
нувшись с кем-то, полетела на пол. Она  схватилась  за  ушибленный  лоб,
открыла глаза и села. Перед ней, схватившись за лоб,  сидела  девочка  с
русыми косами и большими голубыми глазами.
   - А ведь мы обе виноваты, что столкнулись, - сказала девочка, смущен-
но улыбаясь. - Ты слишком быстро сделала шаг вперед.  И  я  сделала  шаг
вперед. Ведь я привыкла делать то же, что и ты! Я не  догадалась  сразу,
что мне нужно уступить тебе дорогу.
   - Ничего, мне не очень больно, -  проговорила  Оля,  потирая  лоб,  -
только, наверное, вскочит шишка.
   - Там, в своей передней, ты обронила книжку, - сказала девочка Оле, -
вот она.
   И девочка протянула книгу, на которой было написано "икзакС". Оля ус-
мехнулась и внимательно оглядела отраженную переднюю, в которой  находи-
лась. Все в ней было наоборот. То, что дома стояло справа, здесь  оказа-
лось слева, а то, что там стояло слева, здесь оказалось справа.
   Вдруг хрустальный звон привлек ее внимание. Оля увидела, что  в  зер-
кальной раме снова появились голубые волны. Она  торопливо  подбежала  к
зеркалу, но его поверхность уже успокоилось. Оля  прислонила  к  зеркалу
лоб и почувствовала холодок стекла. "Как же я теперь попаду домой? - по-
думала она. Ей вдруг стало тревожно и грустно. Она видела в зеркале  пе-
реднюю своей квартиры, которая была так близко и в то же время так дале-
ко теперь. Какой милой ей показалась эта передняя! Вон на полу лежит  ее
любимая книга, на которой написано: "Сказки". А вон на вешалке висит па-
пино летнее пальто, которое мама вынула из сундука, чтобы оно  проветри-
лось: от пальто пахло нафталином.
   Оля оглянулась.
   Здесь, в отраженной передней, тоже висело пальто, такое же, как у па-
пы, но сколько Оля ни тянула носом воздух, она не  почувствовала  запаха
нафталина.
   - Я не хочу здесь оставаться, - сказала Оля и сердито  посмотрела  на
девочку. - Я хочу домой.
   - Нельзя, - серьезно проговорила девочка, поднимаясь с пола. -  Голу-
бые волны не могут появляться так часто.
   - А если я... разобью стекло?
   - Тогда будет еще хуже. Ты на всю жизнь  останешься  по  эту  сторону
зеркала.
   Слезы брызнули из Олиных глаз и закапали на пол.  "Дзинь,  дзинь!"  -
зазвенели слезинки; ударившись об пол, они превращались  в  стеклышки  и
разбивались на сотни крошечных частей.
   - Зачем же ты огорчаешься? - ласково заговорила девочка. - Нам с  то-
бой не будет скучно.
   - Как тебя зовут? - всхлипывая, спросила Оля.
   - Меня зовут Яло. А тебя зовут Оля?
   - Правильно! - воскликнула удивленная Оля. - Как ты узнала?
   - Это очень просто. Ведь я твое отражение. Значит, имя у  меня  такое
же, как у тебя, только наоборот. Оля наоборот будет Яло. Видишь, у  меня
все наоборот: у тебя родинка на правой щеке, а у меня на левой.
   - Это очень забавно, - улыбнулась Оля сквозь слезы. - Если ты мое от-
ражение, значит, ты...
   - Что?
   - Ты не обидишься, если я тебя спрошу?
   - Конечно, нет, - ответила девочка. - Что тебя интересует?
   - Если ты мое отражение - значит, ты должна быть левшой?
   - Так и есть. Я все делаю левой рукой. И это значительно удобнее, чем
правой.
   - Здесь все очень смешно, - сказала Оля и вдруг поежилась.  -  Скажи,
пожалуйста, откуда так сильно дует?
   - Не знаю, - пожала плечами Яло и вдруг указала на книгу. - Посмотри,
страницы твоей книжки шевелятся.
   Девочки склонились над книгой, страницы которой действительно  трепе-
тали под ветром. Откуда он? Оля открыла книгу как раз на  той  странице,
где был нарисован сказочный дом с разноцветными домами со  шпилями.  Как
это ни странно, но ветер дул с этой картинки!
   - Браво! - вдруг захлопала в ладоши Яло. -  Оля,  давай  погуляем  по
этому городу.
   Олины глаза от изумления расширились.
   - Ты в своем уме? Это же... книга. Картинка такая маленькая.
   Яло, посмеиваясь, приставила открытую книгу к стене, и картинка вдруг
на глазах у девочек выросла до самого потолка.
   Оля тихонько ахнула.
   - По эту сторону зеркала все может быть, - сказала Яло. - Ты ведь по-
пала в сказку, Оля. Пойдем посмотрим город, а завтра ты вернешься домой.
   - Завтра?! - с ужасом вскрикнула Оля. - Да знаешь ли  ты,  что  будет
делаться дома? Меня будет разыскивать вся городская милиция...  А  мама,
наверное, подумает... Бедная мамочка, она подумает,  что  я  попала  под
трамвай, потому что я всегда очень неосторожно перехожу улицу!
   - Ты напрасно беспокоишься. Дома никто и не заметит,  что  тебя  нет.
Даже если ты пробудешь здесь целую тысячу лет! Когда бы ты ни  вернулась
обратно, ваши часы будут показывать тот же час, ту же минуту и  даже  ту
же самую секунду, когда ты переступила через раму.  Вот  посмотри-ка  на
часы. Оля подняла голову и увидела на стене часы точно такие, какие  ви-
сели дома в передней. Только циферблат на этих часах был нарисован  нао-
борот и стрелки двигались не вперед, а назад.
   - Ну, если так, тогда пойдем! - рассмеялась Оля.
   Девочки взялись за руки и, обдуваемые легким  ветерком,  без  всякого
труда вошли в сказочный город.
 
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой Оля путешествует по сказочному городу и убеж-
дается, что не все то золото, что блестит
 
   Девочки вышли на вершину холма, с  которого  открывался  удивительный
вид. У их ног начиналась огромная стеклянная лестница. Она уходила дале-
ко вниз, и там внизу, у ее подножия, раскинулся город. Он  был  весь  из
разноцветного стекла, и его бесчисленные башни и шпили отражали солнце и
слепили глаза.
   Держась за руки, Оля и Яло начали спускаться  по  лестнице.  Ступени,
словно струны, зазвенели под их ногами. По бокам лестницы стояли широкие
зеркала. Заглянув в одно из них, Оля увидела двух очень толстых и  широ-
колицых девочек.
   - Неужели это мы? - растерянно спросила она.
   - Да. Кажется, мы.
   Девочки достигли подножия лестницы и остановились. Перед ними рассти-
лалась площадь, которую окружали красивые дома из желтого, красного, си-
него, зеленого и белого стекла. Красивые дамы в длинных шелковых платьях
и кавалеры в расшитых золотом пышных костюмах гуляли вокруг фонтана,  из
которого высоко в небо взлетали прозрачные струи. Падая  на  землю,  эти
струи превращались в стекло, разбивались на миллионы сверкающих осколков
и наполняли воздух музыкальным звоном. От фонтана веяло приятной прохла-
дой. Все искрилось в ярком солнечном свете.
   Там и тут по площади проезжали коляски с какими-то важными и надутыми
людьми. Звонко стучали по мостовой подковы лошадей. И повсюду на  площа-
ди, так же как и на лестнице, были расставлены кривые зеркала.
   Оля и Яло с любопытством рассматривали необыкновенных людей. Вот мимо
прошел высокий худой старик в парчовом камзоле и в черных чулках,  обтя-
гивающих его тонкие ноги.
   - Дедушка, - обратилась к нему Оля, - скажите, пожалуйста, как  назы-
вается эта страна?
   - Я не дедушка! - сердито огрызнулся прохожий. -  Я  церемониймейстер
его величества короля Топседа Седьмого. Противные девчонки! Разве вы за-
были, что наша страна называется Королевство кривых зеркал?
   Высоко вздернув голову, надменный старик удалился. Девочки перегляну-
лись, едва сдерживая смех.
   - Яло, он сказал, что короля зовут Топсед, - соображала Оля.  -  Если
здесь, как ты сказала, все наоборот, значит, он... Деспот?
   - Деспот, Оля!
   - Вот какой это король!
   Девочки обогнули площадь и вошли в маленький,  тесный  переулок.  Чем
дальше они шли по этому переулку, тем ниже и  беднее  становились  дома.
Вот перед ними стена длинного строения из черного стекла, освещенная из-
нутри какими-то мерцающими огнями. Из широкой  двери  клубами  вырывался
дым.
   - Там, кажется, пожар?! - воскликнула Оля.
   Они вошли в дверь и спустились по скользким ступеням в подвал.
   - Как трудно дышать! - закашлялась Яло, прикрывая рукой рот.
   Девочки увидели темное,  наполненное  дымом  помещение.  В  полумраке
вспыхивали огни какихто печей. Едва различимые  в  дыму,  как  призраки,
двигались полуобнаженные мужчины и юноши,  занятые  непонятной  работой.
Они были худы и измучены.
   И вдруг жалобный крик раздался в мастерской. Худенький подросток, по-
качнувшись, упал на землю. И сейчас же к нему подошел человек в  разноц-
ветной одежде, с кнутом в руке.
   - Опять этот Гурд не хочет работать! - сказал человек.
   И Оля услышала, как в воздухе свистнул кнут.
   Раз! Кнут опустился на обнаженную  спину  мальчика,  оставив  на  ней
красную полосу. Мальчик даже не пошевелился: он был без сознания.  Чело-
век снова взмахнул кнутом, но тут Оля бросилась вперед и,  задыхаясь  от
волнения, крикнула:
   - Что вы делаете? Не смейте! Вы же убьете его!..
   Человек повернул к девочке разъяренное лицо.
   - Я главный надсмотрщик министра Нушрока! Кто смеет делать мне  заме-
чания?
   - Неужели вам не жаль его? - задыхаясь, проговорила Оля. -  Смотрите,
какой он слабый и маленький.
   - Отойди прочь! Иначе, клянусь королем, тебе придется плохо,  девчон-
ка!
   Вокруг Оли и надсмотрщика столпились зеркальщики. Они смотрели на Олю
с такой благодарностью, что это придавало ей смелость.
   - Вы не должны его бить! - твердо сказала Оля. - Посмотрите,  посмот-
рите, он кажется, уже умер... Помогите ему!..
   - Вынесите это чучело на воздух! - крикнул надсмотрщик. - Не  думаешь
ли ты, девчонка, что министр Нушрок станет беспокоить королевского врача
ради этого мешка с костями?
   Мальчика подняли, вынесли на руках из подвала и положили на  мостовую
лицом к солнцу. Веки его слабо задрожали.
   - Ну вот, я же говорил, что мальчишка притворяется! Он просто не  хо-
чет работать! - прорычал надсмотрщик. - Нет, Гурд, теперь тебе не  мино-
вать королевского суда!
   Кто-то тронул Олю за локоть. Она оглянулась и  увидела  бледную  Яло,
протиснувшуюся сквозь толпу.
   - Сумасшедшая! - взволнованно прошептала Яло. - Бежим скорее  отсюда!
Я так боюсь этого человека с кнутом!
   - Я никуда не пойду, пока не узнаю, что будет с мальчиком,  -  упрямо
тряхнула косичками Оля. Раздался звон подков.
   - Кажется, катит Нушрок, - тихо проговорил сгорбленный старик с  глу-
бокими морщинами на лице.
   Оля шепотом спросила его:
   - А что здесь надо Нушроку?
   Он взглянул на нее удивленно.
   - Вы, девочки, наверно, чужестранки? Нушрок - хозяин всех  зеркальных
мастерских в нашем королевстве... Вот и этих мастерских. Мы делаем здесь
наводку зеркал. Видишь, какие мы все худые? Это оттого, что мы отравлены
ртутными парами. А посмотри-ка на наши руки. Видишь, они покрыты язвами.
Это потому, что мы отравлены ртутью. Скупой  Нушрок  не  хочет  заменить
оловянно-ртутную амальгаму серебром. Серебро ему дороже, чем  жизнь  лю-
дей!
   - Нушрок - это значит Коршун! - тихонько пояснила Яло.
   - Тише!.. - прошептал старый рабочий. - Он  подъезжает.  Не  смотрите
ему в глаза, девочки! Его взгляда никто не выдерживает.
   На вороных лошадях в толпу въехали стражники с длинными копьями.  Все
торопливо расступились.
   А еще через несколько секунд к мастерским подкатила сверкающая  каре-
та. Слуги распахнули дверцы, и Оля увидела выглянувшего из кареты  чело-
века, лицом похожего на коршуна. Нос у него  был  загнут  книзу,  словно
клюв. Но не нос поразил ее. Девочка вздрогнула,  увидев  глаза  Нушрока.
Черные и хищные, они словно пронизывали всех насквозь. Оля заметила, что
с Нушроком никто не хочет встречаться взглядом и все смотрят в землю.
   Хищные глаза министра медленно осмотрели толпу, скользнули по  непод-
вижно лежащему мальчику  и  остановились  на  надсмотрщике.  Надсмотрщик
опустил голову и снял шляпу. - Что случилось? - пискнул человек с  лицом
коршуна.
   Оля подумала, что голос у него такой же противный, как и глаза.
   - Гурд снова не хочет работать, господин министр, - почтительно  про-
говорил надсмотрщик, не поднимая глаз.
   Гурд вдруг застонал и приподнялся, опираясь на руки.
   Министр страшным, немигающим взглядом уставился на мальчика.
   - Почему ты не хочешь работать?
   - Господин министр, - еле слышно проговорил мальчик, -  я  голоден...
Мне трудно работать.
   - Ты лжешь! Каждый день ты получаешь хороший ломоть хлеба.
   - Какой же это ломоть, господин министр? Это совсем  маленький  кусо-
чек, величиной со спичечную коробку. Я отдал его своей больной матери, -
тихо, но горячо говорил Гурд. Он с трудом поднялся на ноги и,  покачнув-
шись, оперся рукой о стенку. - У меня осталась  только  крошка  хлеба...
Вот она, на моей ладони. Видите? Я берег ее к вечеру.
   - Ах, как изолгался народ! - покривил губы Нушрок. - Это,  по-твоему,
крошка? Ну-ка, поднеси ее к зеркалу...
   В черном развевающемся плаще Нушрок вдруг выскочил из кареты  и  под-
толкнул мальчика к кривому зеркалу, одному из тех, которые повсюду стоя-
ли в этом странном городе.
   - Подойди поближе к зеркалу! - завизжал Нушрок, брызгая слюной. - Что
ты видишь в зеркале, мальчишка? Ну?
   Оля увидела в зеркале толстого мальчика с огромной булкой в руке.
   - В зеркале видна целая булка! - усмехнулся надсмотрщик.
   - Целая булка! - вскрикнул министр. - И после этого ты говоришь,  что
тебе нечего есть?
   Гурд внезапно выпрямился. Его усталые глаза блеснули.
   - Ваши зеркала врут! - гневно проговорил он, и его  щеки  даже  слабо
порозовели.
   Гурд нагнулся, подхватил с земли камень и с силой швырнул его в  зер-
кало. С веселым звоном осколки стекла посыпались на мостовую. Толпа  ах-
нула.
   - Я рад, что разбил это кривое зеркало! Хоть  одним  лживым  зеркалом
будет меньше на свете! Вы для того и расставили по всему городу эти про-
клятые зеркала, чтобы обманывать народ! Только все равно вашим  зеркалам
никто не верит! - выкрикивал Гурд в лицо Нушроку.
   - Взять его! - завизжал Нушрок. - В Башню смерти!
   Два стражника подхватили мальчика и потащили по переулку.
   - Прощай, Гурд! - крикнул кто-то. - Прощай, мальчик!
   - Братья! - раздался другой голос. - Долго ли мы  будем  еще  терпеть
все это?!
   Кто-то в толпе запел, и песню подхватили десятки голосов:
   Нас угнетают богачи,
   Повсюду ложь подстерегает.
   Но знайте, наши палачи,
   Все ярче Правда расцветает!
   Нас ждут великие дела,
   Вы нашей Правде, братья, верьте!
   Долой кривые зеркала!
   Сожжем, разрушим Башню смерти!
   - Прекратить!.. - бесновался Нушрок, бегая от одного к другому.
   Полы плаща, словно черные крылья, метались за его спиной.
   Наклонив копья, стражники ринулись на зеркальщиков и оттеснили  их  в
подвал.
   Нушрок нырнул в карету и махнул перчаткой. Дверцы захлопнулись, лоша-
ди рванулись, и окруженная стражей карета со звоном  укатила.  На  улице
остались лишь девочки да одинокий стражник у входа в мастерскую.
   - Скажите, зачем этого несчастного мальчика отвезли в башню?
   Высокий стражник посмотрел на Олю сверху вниз, усмехнулся:
   - Как зачем? Смешная ты девчонка. Как только королевский суд  вынесет
приговор, мальчишку сбросят с Башни смерти, и его тело разобьется на ты-
сячи осколков. Оля вскрикнула:
   - А кто может отменить этот приговор?
   - Только сам король. Но он никогда не отменяет приговоров своего  су-
да.
   Яло потянула Олю за рукав.
   - Оставь его, Оля. Нельзя быть такой неосторожной. Еще немного, и  мы
попали бы с тобой в большую беду.
   Оля взяла Яло за руку.
   - Пойдем, Яло!
   - Куда?
   - Во дворец короля.
   - Что-о?..
   - Я не успокоюсь до тех пор, пока Гурд не будет свободен!
   - Гурда больше ничего не спасет. Ты слышала, что сказал стражник?
   - Все равно мы пойдем во дворец короля? Его надо спасти, Яло!  Обяза-
тельно!
   - Но тебя... тоже могут казнить.
   - Все равно! Идем!
   Яло смотрела на Олю округлившимися от изумления глазами. Яло  не  по-
дозревала в ней столько решимости и бесстрашия. Ведь она, Яло, частенько
видела Олю и ворчливой, и капризной, и такой ленивой, что даже  станови-
лось скучно ее отражать.
   Почему же сейчас такой смелостью сверкают глаза Оли?
   Читатели, конечно, догадались почему. Потому что,  несмотря  на  свои
недостатки, Оля была пионеркой. И теперь она  была  полна  только  одним
чувством - тревогой за жизнь угнетенного мальчика.
   - Пойдем! - повторила Оля.
   - Что ж, - вздохнула Яло, - пойдем.
   Девочки пошли по переулку.
   - В этой стране так много блеска, - помолчав, сказала Оля. -  Сначала
мне здесь даже понравилось. Но, видно, бабушка права, когда говорит, что
не все то золото, что блестит!
 
 
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, в которой Оля и Яло попадают во дворцовую кухню
 
   На небе уже искрились звезды, когда Оля и Яло добрались до  королевс-
кого дворца. В залах дворца горели свечи, и его хрустальные стены и окна
переливались всеми цветами радуги. За дворцовой оградой звенели фонтаны,
а на деревьях сладко пели невидимые птицы.
   - Как красиво! - вздохнула Оля. - Но как тяжело живется людям в  этой
стране!
   - Вон, наверно, главный вход во дворец, - сказала Яло,  показывая  на
решетчатые ворота. - Только нас с тобой во дворец все равно не пустят...
Да я больше и не могу идти. Я сильно натерла себе ногу.
   - Какую? - спросила Оля.
   - Левую.
   - А я правую... Как удивительно!
   - Ничего удивительного нет, - проворчала Яло, - ведь я  твое  отраже-
ние. И должна тебе сказать, что отражать тебя не очень-то приятно.
   - Вот как? - рассердилась Оля. - В таком случае я  тоже  должна  тебе
кое-что сказать. Меня очень удивляет, что ты мое отражение, а нисколечко
на меня не похожа!
   - Не похожа? Чем же это? Разве тем, что я левша и родинка у  меня  на
левой щеке, а не на правой?
   - Не в родинке дело. Я заметила, что ты... не  обижайся,  пожалуйста,
Яло... что ты труслива. Но я простила бы тебе, если бы в твоем характере
не было еще одной черты...
   - Скажите пожалуйста, она бы простила мне! Ты говоришь со  мной  так,
будто бы я у тебя в подчинении. Хоть я и твое отражение, не забывай, что
я такая же девочка, как и ты. Интересно, какая это у меня еще неприятная
черта?
   - Ты можешь оставить человека в беде, Яло. Неужели тебе не жалко Гур-
да?
   Яло промолчала.
   - Прости меня, Оля, - в смущении заговорила наконец Яло. - Я не пони-
маю, почему я такая... Мне очень хочется быть хорошей, но как я ни  ста-
раюсь, у меня ничего не получается. Ты знаешь, о чем я  даже  думала?  О
том, что эти мои недостатки - это твои недостатки. Но теперь я вижу, что
ты такая добрая. Тут, верно, какая-то ошибка.
   Оля почувствовала, как горячо стало ее щекам. "Бедная Яло, - подумала
она, - никакой ошибки тут нет. Ты привыкла отражать мои недостатки и ни-
как не можешь от них избавиться. Когда заболела одна девочка  из  нашего
класса и мы пошли навестить ее, я всю дорогу ныла, что она  живет  очень
далеко. Я думала не о больной подруге, а только о себе  самой.  Вот  так
же, как Яло теперь!"
   Оля положила руку на плечо Яло и тихо сказала:
   - Знаешь, Яло, о чем я вдруг подумала, когда увидела Гурда? Я подума-
ла, что настоящая пионерка не может заботиться только о себе, когда дру-
гие нуждаются в ее помощи. - Она порывисто протянула  спутнице  руку.  -
Давай больше никогда не будем ссориться, Яло! Я знаю, что ты хорошая де-
вочка и непременно  освободишься  от  своих  недостатков.  Нужно  только
по-настоящему захотеть! Я это знаю по себе...
   Прихрамывая одна на левую, а другая на правую ногу, девочки подошли к
дворцовым воротам. Два стражника скрестили перед ними алебарды.
   - Уважаемые стражники, - сказала Оля, - нам очень, очень нужно видеть
его величество короля Топе еда!
   - Что-о-о?..
   Стражники расхохотались так громко, что девочки испуганно отскочили в
сторону.
   - Девчонки, кажется, рехнулись! - сказал один из них.
   - А ну-ка, проваливайте подобру-поздорову! - взмахнул алебардой  дру-
гой.
   Девочки побрели вдоль ограды.
   А дворец сверкал. Из распахнутых окон доносилась музыка и веселые го-
лоса. Было видно, как в огромном зале кружатся  танцующие  пары.  Должно
быть, король давал во дворце бал.
   - Я говорила тебе, что нам во дворец не попасть, - вздохнула Яло,  со
страхом оглядываясь на стражников, которые еще громко смеялись.
   Оля стиснула ей руку.
   - Никогда не нужно терять надежды, Яло! Так говорил мне папа.  Только
раньше я как-то не задумывалась над этими словами.
   - Никакой надежды больше нет. Я очень устала. У меня болит нога, и  я
хочу есть, - хныкала Яло.
   - Давай попробуем обойти вокруг дворца и найти другой вход.
   - Пусть даже сто километров! Мы должны сделать все, чтобы спасти Гур-
да! - сказала Оля и подумала: "Вот так же ныла и я, когда шла с девочка-
ми к больной подруге. Как была права бабушка, когда  говорила,  что  мне
нужно посмотреть на себя со стороны!.. И вот теперь я смотрю на себя  со
стороны. Какой стыд!.." Яло начала отставать.
   - Больше я не могу идти, - жалобно простонала она и села на землю.
   - Яло, милая, ну потерпи еще немного!
   - Не могу.
   Из глаз Яло закапали слезы и зазвенели о плиты мостовой.
   В это время мимо девочек проезжала какая-то подвода, покрытая блестя-
щим брезентом. Две мужские фигуры виднелись  наверху.  Девочки  слышали,
как глуховатый голос сказал:
   - Послушай, приятель, неужели король все это съест один? - и  человек
похлопал по брезенту рукой.
   - Наш король на аппетит не жалуется, - ответил другой  голос,  и  оба
рассмеялись.
   - Что это везут? - спросила Яло.
   - Кажется, провизию во дворцовую кухню, - ответила Оля и вдруг оживи-
лась. - Яло, я все придумала! Скорей бежим! - Она  потянула  подругу  за
рукав. - Давай попробуем попасть во дворец на этой подводе.
   Прихрамывая, девочки догнали подводу, вскочили на нее и забрались под
брезент. Там они нащупали несколько корзин с чем-то пушистым и мягким  и
влезли в одну из корзин.
   Через некоторое время подвода  остановилась.  Девочки  почувствовали,
что корзину, в которой они спрятались, сняли с подводы и куда-то  несут.
И оттого, что потянуло горячим воздухом и запахло жареным,  они  поняли,
что их принесли в кухню.
   - Что в этой корзине? - раздался чей-то резкий голос.
   - Двадцать фазанов, господин главный повар, - хрипло ответил  другой.
- И такие тяжелые, что оборвали нам руки!
   - Охота была удачная, жаловаться не приходится, - добавил кто-то.
   - Поставьте корзину вот здесь, у стены, - последовало  приказание,  и
корзина стукнулась об пол.
   В кухне кто-то сновал взад и вперед, звенела  посуда,  стучали  ножи,
было слышно, как на плите дребезжали крышки кастрюль  и  что-то  шипело.
Девочки не видели, как по кухне сновали озорные поварята в халатах и бе-
лых колпаках, размахивая половниками, но зато они  услышали  их  веселую
песенку:
   Аппетит у короля,
   Ох, велик, тра-ля-ля!
   Очень любит кушать он,
   Целый день на кухне звон!
   Целый день мы варим, варим,
   Целый день мы жарим, жарим
   И цыплят, и поросят,
   И утят, и индюшат!
   И соленья, и варенья
   Королю на объеденье!
   Ох, скорей бы, тра-ля-ля-ля,
   Разорвало короля!
   - Ах вы, пострелята! - зазвучал женский смех. - Вот  услышит  главный
повар, вашу песенку - не миновать вам Башни смерти!
   Мало-помалу все стихло. Издалека донесся голос:
   - Тетушка Аксал!
   - Да, господин главный повар, - ответил женский голос.
   - Разбери фазанов, тетушка Аксал, и вынеси их на лед.
   - Слушаю, господин главный повар.
   - А я пошел спать.
   - Спокойной ночи, господин главный повар.
   Возле корзины раздались шаги, и фазаны над головами девочек зашевели-
лись.
 
 
   ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой Оля и Яло превращаются в придворных пажей
 
   - Вот так фазаны! - изумленно воскликнула тетушка  Аксал.  -  Клянусь
всеми кривыми зеркалами королевства, я, старая кухарка, никогда не виде-
ла дичи с бантами в косах!
   Перепачканные, сконфуженные девочки встали  перед  женщиной  в  белом
колпаке, который горой поднимался над ее красным добродушным лицом.
   - Ах вы, фазанята! Да как же вы попали в эту корзину? Недаром, видно,
сказали, что охота была удачная!
   - Мы... мы... - сказала Яло, облизывая пересохшие губы, - мы заблуди-
лись...
   - Заблудились? - насмешливо перебила кухарка. - Однако  шутки  плохи.
Знаете ли вы, фазанята, что вам будет за то, что вы непрошеными  явились
во дворец?
   - Знаем.
   - Они говорят "знаем" так спокойно, как будто я их  спрашиваю,  знают
ли они свою маму.
   Оля нерешительно выступила вперед.
   - Вы добрая женщина. Вас, кажется, зовут тетушка Ласка?
   - Тетушка Аксал, девочка.
   - Это одно и то же. Ну, хорошо. Пусть будет  тетушка  Аксал.  Дорогая
тетушка Аксал, вы поймите нас... Мы пришли во дворец. Ах,  у  нас  такое
горе!
   Мы пришли, чтобы...
   - Никогда не видела, чтобы люди ходили в корзинах, - усмехнулась  ку-
харка. - Какое же у вас горе, фазанята?
   Оля не успела ответить, потому что за стеклянными колоннами раздались
чьи-то шаги, и эхо звонко повторило их в огромной пустой кухне.
   - Кажется, возвращается главный повар, - сказала тетушка Аксал, и  ее
лицо стало озабоченным. - И какая блоха его укусила? Вот что,  фазанята,
вам лучше не попадаться ему на глаза. Пойдемте-ка в мою каморку,  а  там
будет видно, что делать.
   По узенькой винтовой лестнице девочки поднялись вслед за тетушкой Ак-
сал в ее крошечную комнатку, которая не блистала дорогой мебелью, но бы-
ла очень опрятна и чиста.
   - Вот вода и умывальная чашка. Помойтесь как следует.  А  в  шкафчике
есть что покушать. Ведь вы, наверно, голодны?
   - Ужасно! - воскликнула Яло.
   Кухарка ласково провела рукой по ее волосам и сказала:
   - Отдыхайте, фазанята, я скоро вернусь.
   Когда тетушка Аксал снова появилась в своей комнатке, девочки уже вы-
мылись и поели. У Яло слипались глаза, и она с ожесточением терла их ку-
лаками.
   - Ну, а теперь выкладывайте-ка мне все, - сказала кухарка Оле. -  Ты,
я вижу, будешь покрепче сестренки. Смотри, как ее разморило. А ведь, ес-
ли меня не обманывают глаза, вы близнецы?
   Выслушав рассказ о мальчике Гурде, тетушка Аксал  задумчиво  подперла
подбородок ладонями.
   - Доброе у тебя сердечко,  девочка,  -  наконец  проговорила  она.  -
Только Гурда спасти трудно. Слышала я, что его уже отвезли в Башню смер-
ти и заковали в кандалы на самой ее вершине. Завтра король утвердит при-
говор суда.
   - А если я очень-очень попрошу короля?
   Тетушка Аксал грустно улыбнулась.
   - Разве ты не знаешь, что наш король сам ничего не решает? Он  подпи-
сывает то, что сочиняют министры. А министры всегда сочиняют то, что  им
выгодно. Они только о том и думают, как бы туже набить золотом свои меш-
ки да устрашить людей. Ах, девочка, как хорошо все это я знаю! Ведь  мой
брат работает в зеркальных мастерских Нушрока, а я сама когда-то добыва-
ла рис на зеркальных болотах Абажа.
   - Абаж? - удивленно приподняла брови Оля. - Это значит... Жаба?
   Кухарка расхохоталась.
   - Есть у нас такой министр. О, он такой же жестокий и злой, как  Нуш-
рок! Абаж владеет всеми рисовыми полями нашего  королевства.  Ты  права,
девочка: он действительно похож на толстую жабу!
   - Я все-таки хотела бы, тетушка Аксал, поговорить с королем.
   - Как же это сделать, девочка? - развела руками кухарка. - Даже я  не
имею доступа в королевские покои. Как же пройдешь туда ты? Впрочем, пос-
той... Может быть, я что-нибудь и придумаю. А сейчас ложитесь-ка  поско-
рее спать. Утро вечера мудренее. Девочки очень устали и поэтому даже  не
заметили, что добрая тетушка Аксал уступила им свою постель, а себе пос-
телила на полу, на старом коврике. Они сразу уснули  и  не  чувствовали,
как старая кухарка укутывала одеялом и ласково шептала что-то, склоняясь
над ними. Оле приснились зеркальщики, Гурд и человек с лицом коршуна. Во
сне она снова услышала песню зеркальщиков:
   Нас угнетают богачи,
   Повсюду ложь подстерегает.
   Но знайте, наши палачи,
   Все ярче Правда расцветает!
   Голоса становились все громче и громче. И Олино  сердце  замирало  от
волнения.
   Нас ждут великие дела,
   Вы нашей Правде, братья, верьте!
   Долой кривые зеркала!
   Сожжем, разрушим Башню смерти!
   Оля проснулась первой. Тонкие солнечные лучи, словно шпаги,  пронизы-
вали стеклянные стены комнатки. Все сверкало вокруг. В распахнутое  окно
из королевского парка доносилось пение птиц. Тетушки Аксал в комнате уже
не было. Оля потянулась, зевнула, легко  соскочила  с  постели  и  вдруг
рассмеялась, услышав, как мальчишки-поварята где-то внизу распевают:
   Аппетит у короля, Ох, велик, тра-ля-ля-ля!
   Она быстро оделась, помыла лицо холодной водой и сразу  почувствовала
себя бодрой. Потом она подошла к постели и начала тормошить Яло. Брыкнув
ногой и не открывая глаз, Яло проворчала:
   - Отстань! Ну что ты ко мне пристаешь?!
   - Яло, пора вставать!
   Яло села на кровати и сердито посмотрела на Олю одним глазом.
   - Какая ты противная, Оля, даже поспать не даешь!
   Она долго ходила по комнате и никак не могла отыскать туфли и платье.
Туфли почему-то оказались под умывальником, а платье - под кроватью.
   - Скорей, Яло, - торопила ее Оля. - Сейчас придет тетушка Аксал.
   - Подумаешь!.. - буркнула Яло.
   - И не стыдно тебе будет перед этой доброй женщиной? Посмотри,  какой
разгром ты устроила здесь!
   - Подумаешь!..
   - Что за глупое слово!
   - Это твое любимое слово.
   - Мне противно смотреть на тебя!
   Яло насмешливо фыркнула:
   - Вот как! А ведь ты смотришь на самое себя.
   Оля покраснела.
   - Я уже... давно не такая, - потупясь, сказала она.
   На винтовой лестнице раздались шаги. Тяжело дыша, в комнату вошла те-
тушка Аксал. В руках у нее был большой сверток.
   - Ну, девочки, - проговорила она, отирая пот с красного лица, - зада-
ли же вы мне хлопот, клянусь всеми зеркалами королевства! Но не  будь  я
тетушкой Аксал, если вы сегодня же не будете говорить королем!
   Девочки тихо ахнули.
   - Да, да, фазанята! - весело продолжала она. - В этом свертке костюмы
придворных пажей. А пажам, как известно, дорога во дворец открыта. Нука,
переодевайтесь!
   - Мы будем пажами?! - всплеснула руками Яло. - Ты подумай,  Оля,  как
это интересно! Ты слышишь? О чем ты задумалась, Оля?
   - Мне не очень нравится эта затея, - сказала Оля,  смущенно  взглянув
на кухарку. - Вы только не сердитесь, тетушка Аксал. Жаль, что мы доста-
вили вам столько хлопот, но... это получается какой-то обман.
   - Что ты говоришь, деточка? Где ты видишь обман? Скажи-ка  толком,  а
то я никак не могу понять тебя.
   - Ну, вот эти костюмы. Ведь мы обыкновенные девочки, а все будут  ду-
мать, что мы эти, ну - как они называются? - пажи.
   - Да какой же это обман, деточка?! Это  всегонавсего  маленькая  хит-
рость. И потом, кто в нашем королевстве не врет? Может быть, ты думаешь,
что не врет король или его министры? Да они самые большие вруны!
   Оля передернула плечами.
   - Но я не король и не министр, тетушка Аксал. Я пионерка!
   - Не знаю, что означает это слово, деточка, но вижу, что тебя  воспи-
тали очень хорошие люди, - растроганно сказала старая женщина.
   - Оля, - зашептала Яло, - ты ведь любишь читать старые сказки, а ведь
в этих сказках очень часто переодеваются и вообще хитрят.
   Оля подумала.
   - Ну, уж если я попала в старую сказку, то, пожалуй... Нет, Яло,  все
равно это как-то ужасно некрасиво!
   - Но Гурд, Оля! Мы должны спасти его!
   - Гурд... - вздохнула Оля. - Да, мы должны спасти его во что бы то ни
стало! Хорошо, тетушка Аксал, давайте ваши костюмы.
 
 
   ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой паж с родинкой на  правой  щеке  дает  королю
урок арифметики
 
   Два маленьких пажа в бархатных костюмах, с  пышно  завитыми  светлыми
волосами вошли в пустынный зал дворца. В зале никого не было. Позвякивая
сверкающими туфельками по хрустальному паркету, пажи подошли к огромному
обеденному столу и стали по бокам королевского кресла.
   - Неужели король будет завтракать один? За этим столом могут усесться
пятьсот человек! - сказал паж с родинкой на правой щеке.
   - Тес... кто-то идет, - шепнул паж с родинкой на левой  щеке.  -  Мне
так страшно, что даже коленки подгибаются.
   Из-за колонны вышел старец в парчовом камзоле и в черных  чулках.  Он
ступал на своих тонких ногах торжественно и медленно.
   - Яло, смотри, смотри, - быстро зашептал паж с родинкой на правой ще-
ке, - это тот самый старик, которого мы встретили на  городской  площади
возле фонтана. Помнишь, он рассердился, когда я его назвала дедушкой?
   - Помню, Оля, - закивал паж с родинкой на левой щеке. - Он,  кажется,
назвал себя церемониймейстером.
   Старик между тем подошел к пажам, остановился и молча осмотрел обоих.
У него слегка тряслась голова.
   - Послушайте, пажи, - заговорил церемониймейстер дребезжащим голосом,
- вы не видели министра Абажа? Ему срочная депеша.
   - Я... я не видела, - пробормотала Оля.
   - Я тоже, - замотала головой Яло.
   - Пажи должны все знать! - недовольно сказал старик. - Погодите,  по-
годите, я вас никогда не видел во дворце. Вы новые пажи его величества?
   - Да, новые, - пролепетала Яло, сжимаясь от страха.
   - Кто же вас сюда поставил?
   - Нас? - растерянно спросила Оля.
   - Да, да, вас. Так кто же?
   - Вы! - вдруг выпалила Яло.
   Это было так неожиданно, что Оля прикусила  губу,  чтобы  не  рассме-
яться.
   - Я?!
   - Совершенно правильно, вы, господин, це... церемониймейстер, -  кив-
нула Яло.
   - Хм... не помню. Какая отвратительная стала у меня память!  Хм,  ну,
конечно, это я вас поставил!
   Что же вы спорите?
   - Мы не спорим.
   - Молчать! - взвизгнул церемониймейстер и, услышав, как где-то  мело-
дично начали бить дворцовые часы, закричал: - Главный повар! Главный по-
вар!
   Откуда-то выскочил маленький толстенький человек.  -  Его  величество
сейчас должен завтракать. Что приготовлено на завтрак его величеству?
   - Господин церемониймейстер, на завтрак его величеству королю Топседу
Седьмому приготовлены три жареных кабана,  пятнадцать  копченых  индеек,
десять маринованных осетров, двести яиц всмятку, двадцать  фаршированных
фазанов, тридцать жареных уток, сто печеных яблок, пятьдесят килограммов
винограда, полтонны мороженого и десять ящиков заморского вина.
   - Это все?
   - Все, господин церемониймейстер...
   - Вы с ума сошли! Его величество останется  голодным!  Прибавьте  еще
что-нибудь!
   В зале замелькали бесшумные слуги, уставляя стол яствами.  Церемоний-
мейстер ушел, вероятно, чтобы встретить короля. И в это время в зал вош-
ли два человека.
   - Нушрок! - с ужасом шепнула Яло.
   Главный министр шел в своем черном  плаще,  изпод  которого  виднелся
кончик шпаги. Рядом с ним двигалось что-то шарообразное. Это был толстый
и словно бы состоящий из двух шаров человек, одетый  в  зеленый  костюм,
расшитый золотом. Большой шар был туловищем с четырьмя  конечностями,  а
маленький шар - лысая голова с пухлым лицом. Выпуклые зеленоватые прищу-
ренные глаза его прикрывали темные и сморщенные, как у  жабы,  веки.  Но
когда он медленно поднимал их и широко открывал глаза, в них можно  было
увидеть ум и хитрость. И тогда казалось, что он вот-вот сделает  молние-
носный прыжок, словно жаба, высмотревшая на листке зазевавшуюся муху. Он
посмотрел на стол, потом на Нушрока и сказал рокочущим грудным голосом:
   - Король пригласил  вас  на  совещание  по  какому-то  важному  госу-
дарственному делу, а сам, оказывается,  еще  не  завтракал.  Послушайте,
главный министр, не смотрите на меня! Вы же знаете, что  я  не  переношу
вашего взгляда.
   - Никто не переносит моего взгляда, Абаж! - усмехнулся Нушрок.
   - Вы очень любите хвастаться своими глазами, главный министр, - разд-
раженно пророкотал человек-жаба. - Не лучше ли нам поговорить о деле?
   Не кажется ли вам, что кривые зеркала перестали  действовать  на  наш
народ?
   - Да, кажется, министр Абаж. Вчера мальчишка-зеркальщик  даже  разбил
одно кривое зеркало!
   - Жители королевства обнаглели, Нушрок! Чтобы держать народ в повино-
вении, пришло время почаще прибегать к устрашению. - Абаж вынул из  кар-
мана большой ключ. - Вот что нужно нашему народу!
   Черные глаза Нушрока сверкнули.
   - Что это? Ключ?
   - Да, ключ от цепей для моих сеятелей риса.
   На моих болотах стало очень неспокойно, Нушрок, и я приказал  сделать
цепи и замок по вашему образцу. Нушрок внимательно рассматривал ключ.
   - Да, он действительно совершенно такой же, как ключ от цепей на Баш-
не смерти. Это мое изобретение, Абаж! - с достоинством проговорил  глав-
ный министр.
   - Это ваше лучшее изобретение, Нушрок! Башня  смерти  известна  всему
королевству.
   - Плохо только то, Абаж, что теперь есть второй ключ,  которым  можно
отпирать цепи на Башне смерти.
   - Пусть это вас не беспокоит, Нушрок. Мой ключ всегда  находится  при
мне, а ваш висит над троном короля.
   - Все равно мне не нравится, Абаж,  что  в  королевстве  есть  второй
ключ, - сухо сказал Нушрок.
   Оля и Яло настороженно прислушивались к разговору министров.
   - Ты слышала? - шепнула Оля. - Один ключ висит над троном короля.
   - Слышала, - едва шевельнула губами Яло.
   Из-за колонн снова вышел церемониймейстер и, вытягивая шею,  торжест-
венно объявил:
   - Его величество Топсед Седьмой!
   Где-то зазвучали фанфары, и все склонили головы. Окруженный свитой, к
столу приближался Топсед Седьмой.
   Король не торопился завтракать. Его короткие ножки  медленно  шаркали
по полу. Он шел, опустив приплюснутую голову на темно-зеленый, усыпанный
драгоценностями камзол. Толстые, растянутые почти  до  самых  ушей  губы
Топседа Седьмого шевелились, как будто он разговаривал сам  с  собой.  И
словно в такт своим мыслям, он то и дело  взмахивал  короткой  ручкой  с
пухлыми маленькими пальцами. Низенький уродец шел, неуклюже покачиваясь:
слабым ножкам трудно было нести тяжелое тело.
   У своего кресла король остановился и поднял голову. У него были бесц-
ветные, ничего не выражающие рыбьи глаза.
   - На ста площадях по сто зеркал, - сказал Топсед Седьмой.  -  Сколько
же это будет всего зеркал?
   Все вокруг почтительно замерли, и король начал по очереди  опрашивать
своих придворных.
   - Вы знаете?
   - Запамятовал, ваше величество. Мне в детстве трудно давалась арифме-
тика.
   - А вы?
   - Двести зеркал, ваше величество.
   - Дурак! А сколько по-вашему?
   - Триста, ваше величество.
   - Тоже дурак! А что думаете вы?
   - Триста пятьдесят, ваше величество.
   - Почему триста пятьдесят?
   - Я думаю, что если триста неправильно, ваше  величество,  то,  может
быть, будет правильно три с половиной сотни.
   - Вы дурак с половиной!
   - Хи-хи-хи! - захихикал придворный. - Вы так  остроумны,  ваше  вели-
чество!
   - А сколько будет по-вашему, церемониймейстер?
   - Три, ваше величество.
   - Почему три?
   - Ваше величество, простите меня. Когда я был маленьким, меня уронила
няня, я ударился головой о паркет...
   - Но ведь голова цела? - спросил король.
   - Кажется, цела, ваше величество. Но с тех пор я могу считать  только
до трех.
   - Гм... Это забавно. Сколько будет два и два?
   - Три, ваше величество.
   - А от пяти отнять один?
   - Три, ваше величество.
   - Гм... Вы, кажется, самый большой дурак во всем королевстве.
   - Совершенно правильно, ваше величество!
   Король в глубокой задумчивости пожевал губами, рассеянно сбросил ман-
тию на руки пажу с родинкой на правой щеке и передал шпагу пажу с родин-
кой на левой щеке. Затем он со вздохом опустился в кресло. Но ел  король
мало: мысли его были заняты решением сложной задачи.
   - На ста площадях по сто зеркал! - раздраженно сказал король,  бросая
на стол салфетку. - Кто же мне скажет, наконец, сколько будет всего зер-
кал?
   Оля слышала, как Нушрок прошептал, наклоняясь к Абажу:
   - Может быть, сказать ему?
   - Зачем? - таким же шепотом ответил Абаж. - Пусть  занимается  своими
глупыми подсчетами и поменьше вмешивается в наши дела.
   Король поднялся и потряс над головой руками.
   - Кто мне скажет?
   - Десять тысяч, - раздался тонкий голосок.
   Все удивленно огляделись по сторонам.
   - Кто это сказал? - спросил король.
   - Я...
   Все глаза устремились на пажа с родинкой на правой щеке.
   - Клянусь красотой своего отражения, - сказал  король,  -  я  впервые
слышу, чтобы мальчишка решал такие трудные задачи.
   - Но это совсем не трудная задача.
   - Ты так думаешь?
   - Я в этом уверена... то есть уверен!
   - Глупости! - поморщился король. - Это очень трудная задача, и  я  не
сомневаюсь, что ты решил ее неправильно. Ведь надо было сложить все сот-
ни, а у тебя на это не было времени.
   - Я не складывал сотни. Я просто умножил сто на сто.
   - Вот как! Но ведь умножение еще труднее сложения.
   - Ничуть! В этом случае к сотне нужно прибавить два ноля. Если бы  вы
мне дали бумагу и карандаш, я мигом показал бы вам, как это делается.
   - Эй, слуги! Дайте карандаш и бумагу моему пажу! - хлопнул  в  ладоши
король. - Слушай, мальчишка, если ты лжешь, я велю тебя высечь  стеклян-
ными розгами!
   - Я думаю, вам не придется утруждать себя таким неприятным приказани-
ем. Сейчас я решу эту задачу. Пусть только кто-нибудь подержит это паль-
то.
   - Какое пальто? - В глазах короля мелькнуло недоумение.
   - Ну, вот это, которое вы сбросили мне на руки со своих...  королевс-
ких плеч.
   - Ах, мантию, - снисходительно усмехнулся король. - Слушай,  паж,  ты
говоришь на каком-то странном наречии. Эй, примите кто-нибудь  королевс-
кую мантию у пажа!
   Король и паж, отодвинув тарелки, склонились над  столом.  Разогнулись
они не скоро, когда члены королевской свиты уже устало дремали,  присло-
нившись к колоннам, а церемониймейстер всхрапывал так зычно,  что  можно
было подумать, будто в зале ржет лошадь. Только Нушрок и Абаж  бодрство-
вали. Они сидели в конце стола и о чем-то горячо спорили.
   Лицо Топседа Седьмого сияло.
   - Прекрасно! Превосходно! - запищал он, возбужденный открытием. - По-
разительно! Это действительно очень просто! Теперь я могу умножать любые
числа. Эй, послушайте!..
   Со всех концов зала, протирая глаза, к королю спешили придворные.
   - Слушайте, вы! - кричал Топсед. - Знаете ли вы, сколько будет,  если
умножить... если умножить... ну, хотя бы сто семнадцать на двести четыр-
надцать?
   Придворные безмолвствовали.
   - Молчите? А я, ваш король, знаю! Будет одиннадцать тысяч семьсот!
   - Гражданин король, - зашептал паж с родинкой на правой щеке  на  ухо
королю. - Вы решили эту задачу неправильно.
   Король заморгал рыбьими глазами.
   - Что-о? Какой гражданин?
   - Простите, я хотела... я хотел сказать... ваше  величество,  что  вы
решили задачу неправильно.
   - Как неправильно? Я велю тебя высечь! Ты мне сам только что говорил,
что к умножаемому нужно прибавить два ноля!
   - Ваше величество, - упавшим голосом проговорил паж,  -  я  три  часа
объяснял вам, что к умножаемому нужно прибавлять ноли в том случае, ког-
да оно умножается на десять, на сто, на тысячу и так далее.
   - Гм...
   - Я готов повторить урок вашему величеству.
   - Хорошо, -  зевнул  король,  -  только,  пожалуй,  после  обеда.  Ты
действительно великий математик.
   Я подпишу королевский указ о назначении тебя...
   Как тебя зовут?
   - Оля.
   - Что-о?..
   - Его зовут Коля, ваше величество, - быстро заговорил паж с  родинкой
на левой щеке. - Уж вы, пожалуйста, извините его, видно, он так устал от
математики, что стал заговариваться.
   - А как зовут тебя, паж?
   - Меня зовут Ялок, ваше величество.
   - И ты тоже математик?
   - Да, ваше величество, - важно кивнул головой паж с родинкой на левой
щеке. Но тут же спохватился. - Коля все-таки посильнее меня, ваше  вели-
чество. Мы с ним братья и частенько вместе решаем задачи.
   - Эй, слушайте все! - сказал король. - Я назначаю Колю главным  мате-
матиком королевства, а его помощником будет Ялок.
   Король собирался еще что-то сказать, но в эту минуту в зал вошел слу-
га с подносом и доложил:
   - Депеша главному министру!
   Сонный церемониймейстер вдруг схватился за голову.
   - Господин Абаж, простите меня! Совсем забыл: вам тоже срочная депеша
с рисовых полей... Ах, какая память! - Он вынул из-за обшлага  депешу  и
дрожащей рукой протянул Абажу.
   Оля видела, что оба министра впились в поданные им бумажки.
   - Ваше величество! - высоким, срывающимся голосом вскрикнул Нушрок. -
Зеркальщики подняли бунт, избили надсмотрщика!.. Ваше величество, обсто-
ятельства вынуждают меня срочно покинуть дворец.
   Оля и Яло многозначительно и радостно переглянулись.
   - Ваше величество, - зарокотал Абаж, - мои сеятели риса не  вышли  на
работу! Они требуют хлеба!
   Король пожевал губами и сказал глубокомысленно:
   - Дайте вашим рабочим побольше кривых зеркал, и они успокоятся.
   Абаж повысил голос:
   - Ваше величество, нам нужны не зеркала, а солдаты! Оба министра пок-
лонились и вышли из зала. В наступившей тишине было слышно,  как  стучат
по паркету их каблуки.
   - И пусть уходят, - сказал король, - терпеть  не  могу  моих  минист-
ров!.. Коля и Ялок, я повелеваю вам обоим пойти в тронный  зал.  Я  хочу
вас посвятить в одно важное государственное дело.
 
 
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ, в которой король посвящает пажей в "одно важное  госу-
дарственное дело"
 
   Золоченый трон был усыпан драгоценностями. Но не эти  сверкающие  ка-
мешки привлекли внимание Оли и Яло. Большой ключ висел над троном.  Ключ
от кандалов Гурда!
   - Дело в том, - сказал король, поудобнее усаживаясь на троне, -  дело
в том, что никто не знает, сколько зеркал  насчитывается  в  моем  коро-
левстве. Сегодня ты, мой паж, помог мне решить одну часть задачи. В моем
королевстве сто площадей, и теперь я знаю, что они украшены десятью  ты-
сячами зеркал. Но ведь зеркала имеются не только на площадях - они и  во
дворце, и на улицах, и в домах моих подданных. Каждый король должен чем-
нибудь прославить и обессмертить свое имя. Постигаешь ли ты, паж,  какую
величественную задачу я призван решить? Потомки будут гордиться Топседом
Седьмым, впервые в истории подсчитавшим все зеркала  королевства!  Готов
ли ты принять участие в решении этой великой задачи?
   Паж с родинкой на правой щеке смотрел на короля, с  трудом  удерживая
улыбку.
   - Я велю сегодня же отвести тебе и Ялоку лучшие покои  во  дворце,  -
продолжал Топсед. - Я назначу вам жалованье, как высшим  придворным  чи-
нам.
   Паж с родинкой на левой щеке хитро взглянул на другого пажа и сказал:
   - А можно ли, ваше величество, чтобы жалованье нам платили шоколадом?
   - Чем? - удивленно посмотрел на него король.
   - Шоколадом, ваше величество.
   - Гм... Ну, разумеется, сколько угодно шоколада, сколько угодно  кон-
фет, пирожных, мороженого и прочих сластей.
   Паж с родинкой на левой щеке незаметно толкнул ногой другого  пажа  и
шепнул:
   - Соглашайся, Оля. Ты ведь любишь сладкое!
   Оля сердито оттолкнула подругу.
   - Я считаю, ваше величество... - начала она.
   Но Яло перебила ее:
   - Ваше величество, вы предлагаете нам очень  важное  дело.  Позвольте
поэтому, прежде чем дать ответ, посоветоваться нам с братом.
   - Да, - сказал король.
   Яло отвела Олю в сторону.
   - Что ты хотела сказать королю, Оля?
   - Что я считаю его предложение глупым занятием, Яло! Лучше бы он  по-
думал, как облегчить жизнь зеркальщикам.
   - Если ты так скажешь, он прикажет заковать нас в кандалы.
   - Но это на самом деле глупое занятие, Яло! Не могу же я кривить  ду-
шой!
   Яло качнула головой.
   - Ты корчишь из себя такую честную девочку, как будто никогда в жизни
не говорила никакой неправды.
   - Да, я никогда не говорила неправды, Яло!
   - Ой, так ли? Я очень хорошо помню, как однажды ты читала  сказки.  А
когда к тебе подходила бабушка, ты прикрывала сказки учебником географии
и делала вид, что учишь урок.
   Оля так сильно покраснела, что на ее глазах выступили слезинки.
   - Так действительно было, Яло, - чуть слышно сказала  она.  -  И  мне
очень стыдно, что я поступала так нехорошо.
   - Что-то уж больно быстро ты исправилась, - проворчала Яло.
   Оля вспыхнула.
   - Уж не думаешь ли ты, что я исправилась оттого,  что  попала  в  это
противное королевство? Если бы не Гурд, я ни на одну минуточку не  оста-
лась бы здесь.
   - Странно, как только ты переступила раму волшебного зеркала, ты ста-
ла совсем другая.
   - Потому что я посмотрела на тебя и...
   - То есть ты хочешь сказать, что посмотрела на самое себя?
   - Ну, пусть посмотрела на себя!.. И оттого, что я смотрю на тебя,  то
есть на себя, мне и делается так стыдно.
   - Но как же нам спасти Гурда? - задумчиво сказала Яло.
   - Эй, пажи! - услышали девочки голос Топседа. - Вы что-то очень долго
совещаетесь.
   - Я приму предложение вашего величества при одном условии,  -  сказал
паж с родинкой на правой щеке.
   - Гм... ты осмеливаешься ставить мне условия?
   - Совсем маленькое условие, ваше величество, и оно вам ничего не  бу-
дет стоить.
   - Я слушаю тебя, паж.
   - В Башне смерти заключен маленький зеркальщик по имени Гурд.  Завтра
утром его должны казнить. Я прошу,  ваше  величество,  помиловать  этого
мальчика.
   Топсед Седьмой вскочил. В его рыбьих глазах сверкнула ярость.
   - Ты вмешиваешься не в свои дела, паж! - махнул он короткой ручкой. -
Я не могу миловать преступников по твоей прихоти. Я много их казнил! И я
презираю всех этих зеркальщиков!
   - Какой же он преступник,  ваше  величество?  Он  слабый,  измученный
мальчик!
   - Не знаю! Такие пустяки меня не интересуют! Я  верю  тому,  что  мне
докладывает мой министр Нушрок.
   Оля, вспомнив, что говорила тетушка Аксал, горячо сказала:
   - Я слышал, что Нушрок заботится только о том, как бы  побольше  при-
теснить народ да потуже набить золотом свои мешки! Нушрок - хозяин  зер-
кальных мастерских, ваше величество, и в то же время министр. Вот  он  и
придумывает такие законы,  которые  ему  выгодны.  Король  подозрительно
взглянул на пажа.
   - Гм... Где ты все это слышал? А скажи-ка мне,  паж,  как  называется
город, в котором ты воспитывался?
   - Этот город называется... - Олины щеки порозовели от волнения. -  О,
это замечательный город, ваше величество!
   Лицо короля исказила гримаса злости, он спрыгнул на паркет и, покачи-
ваясь, словно утка, забегал по тронному залу.
   - Я объявлю войну вашему городу! А? Я очень люблю воевать, паж!
   Увидев улыбку в глазах пажа, король вдруг остановился:
   - Чему ты улыбаешься, паж?
   - Я вспомнил одну басню, ваше величество.
   - Какая басня? Я не знаю никаких басен!
   - В этой басне рассказывается про слона и моську, ваше величество.
   - И что же?
   - Однажды по улице шел слон, и вдруг на него набросилась моська...
   - Какая храбрая моська!
   - Но слон все шел и шел и не обращал внимания, как она тявкает.
   - Глупая собака, надо было укусить слона!
   - Но тогда слон просто раздавил бы ее, ваше величество.
   - Не понимаю, зачем ты мне болтаешь о собаках, паж, когда я говорю  о
войне. Война приносит славу и добычу!
   - Война приносит горе и разорение! Все люди, кроме очень плохих,  хо-
тят жить в мире!
   - Я обязательно объявлю войну вашему городу! -  еще  громче  закричал
король.
   - Но это будет война моськи со слоном! - сердито сказала Оля.
   - Как? Ничего не понимаю!
   Но тут в спор вмешалась Яло:
   - Ваше величество, мы отвлеклись от главного... От зеркал.
   Король заковылял к трону, грузно плюхнулся на него и заболтал в  воз-
духе ножками.
   - Я не намерен принять твое условие, паж.
   Паж с родинкой на правой щеке задумался.
   - Тогда, может быть, я могу просить ваше величество отложить казнь на
несколько дней?
   - Гм... Это все равно не спасет твоего  зеркальщика.  Впрочем,  пусть
будет по-твоему. Я готов отложить казнь на неделю. Он  все  равно  умрет
раньше от жажды и голода. Итак, начинайте подсчет зеркал.  Если  хотите,
можете взять для разъездов по королевству одну из моих карет.
   - Вы очень добры, ваше величество.
   Король снисходительно потрепал пажей по щекам. Так как его руки  были
слишком коротки, ему пришлось подняться для этого на цыпочки.
   - Какие вы, однако, симпатичные мальчики! Вы,  должно  быть,  ужасные
лгунишки и жулики! Я очень люблю таких мальчишек! Но, может, вы думаете,
что вы красивее меня? А? Я по глазам читаю ваши мысли! А ну,  пойдите-ка
сюда! - И король подвел пажей к огромному вогнутому зеркалу.
   Из зеркала на девочек смотрел преображенный король,  а  рядом  с  ним
стояли два урода в костюмах пажей.
   - Ну, что скажете? - рассмеялся Топсед. - А теперь ступайте и никогда
не думайте дурно о своем короле.
   Оля и Яло двинулись к дверям.
   - Одну минутку, - остановил их король. - Пока  вы  будете  заниматься
подсчетом зеркал, я бы хотел предаться своему любимому занятию. Цифры  -
моя страсть. Нет ли у тебя, паж, какой-нибудь не известной мне  задачки?
Только я хотел бы чтонибудь такое... в пределах двух десятков. Мне пред-
стоят серьезные государственные дела, и я не могу утомляться.
   - Пожалуйста, ваше величество, - подумав с минуту, сказал паж  с  ро-
динкой на правой щеке, - Один глупец два дня считал и все никак  не  мог
сосчитать восемнадцать зеркал...
   - Постой, - перебил король и подозрительно покосился на пажа. -  Зер-
кала считаю я! Почему же ты сказал "глупец"?
   - Ах, это просто так говориться в задаче, ваше величество.  Но,  если
это вам не нравится, я могу глупца заменить мудрецом. Итак, один  мудрец
два дня считал восемнадцать зеркал. В первый день он подсчитал в два ра-
за меньше, чем во второй. Спрашивается, сколько  зеркал  он  сосчитал  в
первый день и сколько во второй? Записали, ваше величество?
   - Да, очень любопытная задача... А теперь ступайте  и  требуйте  все,
что вам необходимо, у своих слуг.
   - Нам не нужны слуги. Но, если вы разрешите, ваше величество, мы про-
сили бы, чтобы с нами была кухарка вашей королевской кухни - тетушка Ак-
сал.
   - Никогда не слышал о такой. Не понимаю, зачем вам нужна грязная  ку-
харка? Но, уж если вы хотите, пусть так и будет.
   ...Вечером, когда девочки ужинали, тетушка Аксал с  тревогой  сказала
Оле:
   - Ты что-то совсем ничего не ешь. Уж не заболела ли ты, девочка? Пос-
мотри, с каким аппетитом ест твоя сестра.
   - Я уже сыта, тетушка Аксал. А все, что лежит на этом блюде, я возьму
для Гурда. Он такой больной и худенький!
   - Милая моя, вот почему ты не ешь! - всплеснула руками тетушка Аксал.
- Уж не думаешь ли, что королю нечем будет позавтракать, если  я  возьму
из кладовой кое-что для мальчика? Клянусь всеми  зеркалами  королевства,
наш Топсед скоро лопнет  от  обжорства.  Сейчас  же  ешь!  Слышишь?  Ну,
то-то!.. А когда вы отправитесь в Башню смерти?
   - Сегодня же ночью... Только пропустит ли нас стражник?
   - Ну еще бы! Ведь вы же королевские пажи.
   - Пусть только попробует не пропустить, - сказала совсем  расхрабрив-
шаяся Яло. - Я его так разделаю!..
   Оля удивленно посмотрела на Яло, усмехнулась и покачала головой.
 
 
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ, в которой Оля и Яло проникают в Башню смерти
 
   Глубокой ночью, наполняя умолкнувший город звоном, по  улице  промча-
лась карета, запряженная четверкой лошадей. Миновав окраину, она  подка-
тила к огромной башне, темный силуэт которой вздымался над городом и ис-
чезал где-то в облаках.
   Из кареты выскочили две небольшие фигурки. Навстречу  им  из  темноты
вышел рослый стражник.
   - Именем короля! - крикнул он, взмахивая алебардой. - Здесь запрещено
ходить и ездить!
   - Подумаешь!.. - раздалось в ответ. - Если бы ты и умом был также ве-
лик, как ростом, ты давно понял бы, что перед тобой пажи его величества.
   - Простите, господа королевские пажи! - испуганно  забормотал  страж-
ник. - Кругом такая темень, что и мать родную не узнаешь.  Одно  мгнове-
ние, я сейчас засвечу факел.
   Сгибаясь так, что тело его начало походить  на  букву  "Г",  стражник
открыл перед Олей и Яло тяжелую дверь.
   - В нашем глухом месте редко доводится видеть таких  высокопоставлен-
ных особ. Только главный министр его королевского  величества  Нушрок  и
посещает нас, - продолжал оправдываться стражник.
   - Пожалуйста, не кланяйтесь нам так низко, - сказала стражнику Оля. -
А Нушрок часто бывает у вас?
   - Присутствует при каждой казни.
   - Зачем? Неужели ему интересно... это видеть?
   - Да неужели вы не знаете? - Стражник огляделся по сторонам и понизил
голос. - Он всегда сам и последнюю команду подает... Весь трясется, гла-
за наливаются кровью. Известно, коршунская порода... А иной  раз  только
смотрит на заключенного, и тот сам прыгает с башни. Вы-то  небось  лучше
меня знаете, что его взгляда никто не выдерживает.
   Девочки молча переглянулись.
   - Скорее наверх! - шепнула Оля и протянула Яло руку.
   Ступени винтовой лестницы гулко зазвенели под их ногами. Через полми-
нуты они очутились в полной темноте.
   - Мне страшно, Оля, - зашептала Яло. - Давай вернемся.
   - Вперед, Яло, вперед!
   Лестница круто уходила вверх. Вспугнутые шумом шагов и светом факела,
во мраке заметались летучие мыши, наполняя воздух трепетом и  шуршанием.
Некоторые мыши проносились так близко, что задевали девочек своими неви-
димыми скользкими крыльями.
   - Олечка, милая, вернемся!
   - Ни за что!
   - Я так боюсь темноты... Оля, ведь ты тоже боялась ходить  по  темной
лестнице.
   - Вперед, Яло, вперед!
   В темноте блеснули и скрылись два зеленоватых глаза, кто-то дико  за-
хохотал и заплакал, и бесконечное эхо  полетело  по  пролетам  лестницы,
повторяя эти страшные звуки.
   - Кто это, Олечка?
   - Наверно, сова, Яло, мне тоже страшно. Очень страшно, Яло!..  Но  мы
должны идти! Мы должны спасти Гурда!
   Гулко звенит лестница. Сколько ступеней осталось позади? Быть  может,
сто? А может быть,  и  тысяча...  А  вокруг  свист  и  шелест  невидимых
крыльев, дикий хохот и тяжкие стоны.
   - Хочешь, Яло, я расскажу тебе что-нибудь, чтобы нам не было страшно?
   - Да, Олечка, расскажи пожалуйста.
   - Слушай... Однажды на сборе нашего отряда... Ох,  мне  кажется,  что
это было так давно, Яло! Мы беседовали о том, каким должен быть  пионер.
К нам на сбор пришел один старый человек. У него были совсем седые воло-
сы, а лицо веселое и ласковое. Всю свою жизнь этот человек боролся, Яло,
за счастье простого народа. Враги хотели убить его - и не могли. Его за-
ковывали в кандалы, но он бежал из тюрем. Ему было очень трудно,  но  он
шел и шел к своей цели. И он нам сказал, что у каждого  человека  должна
быть в жизни высокая цель. И к этой цели надо  всегда  стремиться,  Яло,
как бы ни было трудно! И потом, когда этот человек ушел, мы сочинили пе-
сенку о нашем отрядном флажке. И Оля негромко запела:
   Ничто не остановит нас,
   Когда нам цель ясна!
   "Вперед, вперед!" - дала наказ
   Любимая страна!
   И коль отряд пошел в поход,
   Не отставай, дружок,
   Ведь нас всегда вперед ведет
   Отрядный наш флажок!
   Он, словно зорька поутру,
   Горит над головой,
   Он гордо реет на ветру
   И манит за собой.
   И сердце бьется горячей
   У каждого в груди,
   И мы шагаем веселей, -
   Ведь флаг наш впереди!
   Как наши деды и отцы,
   Идем за рядом ряд.
   Нам каждый скажет: "Молодцы,
   Хороший ваш отряд!"
   А если трудный час придет,
   Не унывай, дружок!
   Пусть тьма, пусть ночь, - шагай вперед
   И помни наш флажок!
   Оля пела все увереннее и звонче, и Яло начала  робко  вторить  ей.  С
каждой секундой голоса их крепли, и веселое эхо понесло эту песню во все
уголки башни.
   - Как хорошо, Олечка! "Пусть тьма, пусть ночь, - шагай вперед!.." Мне
совсем не страшно, Олечка!
   - Мне тоже, Яло, не страшно! Мне уже совсем не страшно!
   Как будто испугавшись песни, умолкла сова, забились  в  щель  летучие
мыши. Откуда-то вдруг потянуло ветерком, и над головами девочек блеснули
звезды. Оля и Яло вышли на крышу Башни смерти. Рядом с ее вершиной проп-
лывало легкое белое облако. Далеко внизу спал стеклянный город.  Крохот-
ные домики искрились в лунном свете.
   Девочки оглядели площадку крыши и вскрикнули: в центре площадки,  ли-
цом к звездам лежал закованный в кандалы мальчик. Оля и Яло бросились  к
нему, опустились на колени, склонились к его лицу, силясь услышать дыха-
ние мальчика. Лицо и руки Гурда были холодные.
   - Мы опоздали, Оля, - прошептала Яло.
   Оля, не отвечая, торопливо открыла стеклянную фляжку  и  брызнула  на
лицо мальчика водой. У Гурда слабо дрогнули веки.
   - Яло! Скорей! Подержи его голову.
   Стеклянная фляжка застучала о зубы мальчика.
   Он сделал судорожный глоток и застонал.
   - Гурд, милый, открой глаза... Ты слышишь нас?
   - Гурд!
   Не открывая глаз, мальчик едва слышно спросил:
   - Вы пришли казнить меня?
   - Мы твои друзья, Гурд!
   - Это мне сниться, - прошептал Гурд. - Не уходите  только...  Снитесь
мне еще.
   - Мы спасем тебя! Обязательно спасем, Гурд!
   Мальчик с трудом открыл глаза.
   - Кто вы?
   - Нас зовут Оля и Яло. Только ты, пожалуйста, ни о чем  не  спрашивай
нас сейчас. Ты очень слаб.
   - Вы уйдете?
   - Но мы непременно вернемся за тобой. Мы спасем тебя. Ты должен  нем-
ного окрепнуть. В этом пакете пища для тебя.
   Далеко-далеко на востоке посветлело небо. Девочки поднялись.
   - До свидания, милый Гурд!
   - Не уходите...
   - Мы вернемся, Гурд!
   - Я буду вас ждать, - прошептал мальчик.
   Оля и Яло быстро сбежали по лестнице. Они больше не замечали  летучих
мышей, не слышали хохота и стона сов.
   Стражник снял перед ними шляпу. Девочки растолкали уснувшего  кучера,
и Оля крикнула:
   - Во дворец!
   Звеня сбруей, лошади помчались по дороге.
   Через час, укладывая девочек спать, тетушка Аксал ласково ворчала:
   - Ах, фазанята, и откуда у вас столько смелости, добрые вы мои девоч-
ки! Все сердце у меня исстрадалось, пока я вас дождалась.
   Оля устало потянулась в постели и, уже засыпая, проговорила:
   - Тетушка Аксал... там у меня в кармане кусочек замазки. Я сняла сле-
пок, как вы учили, с замка на кандалах Гурда. Пусть же  ваш  брат,  тот,
что работает в зеркальных мастерских, сделает ключ. Не забудьте, тетушка
Аксал!
 
 
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, в которой Оля и Яло слышат разговор короля с Нушроком
 
   Поздно утром тетушка Аксал разбудила девочек.
   - Король, наверно, скоро захочет узнать, сколько вы насчитали зеркал,
фазанята. А мне нужно успеть еще завить вам волосы.
   - Мы сейчас встанем, тетушка Аксал! - сказала Оля, чувствуя, что  ни-
как не может открыть глаза. - Ох, как мне хочется спать!
   - Еще бы, не спали целую ночь!
   - Еще несколько секундочек, тетушка Аксал, - умоляюще протянула Оля и
вдруг рывком вскочила с постели, взметнув за собой  одеяло,  и  рассмея-
лась: - Ну, вот и я! Доброе утро!
   Она, улыбаясь, попрыгала по комнате, чтобы совсем прогнать сон, но ее
глаза сейчас же стали озабоченными.
   - Вы чем-то расстроены, тетушка Аксал?
   - Нет, нет, ничего, девочка.
   Яло поднялась вялая и ворчливая. Когда тетушка Аксал завивала ей  во-
лосы, она дергалась и вскрикивала: "Больно!", - а на лице у доброй  жен-
щины от волнения выступали красные пятна. Оля поморщилась.
   - Тетушка Аксал, пожалуйста, не обращайте на нее внимания, потому что
на самом деле ей нисколечко не больно.
   - Откуда ты знаешь? - проворчала Яло.
   - Уж я-то знаю!.. - вздохнула Оля и внимательно посмотрела на  кухар-
ку. - Тетушка Аксал, почему вы ничего не говорите нам о ключе?
   Сделал ли ваш брат ключ от замка на кандалах Гурда?
   - Ох, девочки! - горестно покачала головой тетушка Аксал. - Не  знаю,
что вам и сказать. Ключа нет. Зеркальные мастерские оцеплены королевски-
ми войсками.
   Девочки испуганно вскрикнули.
   - Что же делать? - Оля сжала руками голову и почувствовала, как у нее
на висках под ладонями громко застучала кровь: "Тук-тук!.. Тук-тук!.."
   - Гурд погибнет, тетушка Аксал!.. - прошептала Яло.
   - Нет! - вдруг сказала Оля. - Он не погибнет!
   Мы возьмем ключ, который висит над троном короля.
   Наскоро  позавтракав,  девочки  отправились  в  тронный  зал.  Топсед
Седьмой сидел на троне, заваленном бумагами. Белые листы бумаги валялись
и на полу. Все они были испещрены цифрами. Лицо короля было мрачным.
   - Я все-таки решу эту задачу, если в ней нет какого-нибудь подвоха. -
Он рассеянно посмотрел на вошедших пажей. - Послушай, паж, может быть, в
этой задаче тоже нужно прибавлять к числам ноли?
   - О нет, ваше величество.
   - Хорошо, только не подсказывай мне решение. Я до всего  люблю  дохо-
дить сам, своим умом. Итак один глупец два дня считал восемнадцать  зер-
кал...
   - Мы условились называть глупца мудрецом, ваше величество, - поправи-
ла Оля.
   - Нет, паж, обдумав все, я пришел к выводу, что глупец все-таки  дол-
жен быть глупцом. Ведь задачу решаю я, король! А всякий король - мудрец!
Не могу же я допустить того, что в моем королевстве будет еще  один  ка-
кой-то мудрец!
   - Значит, глупец считает, а мудрец решает, ваше величество?
   - Вот именно, паж.
   - Но позвольте, ваше величество, пристало ли вам решать то, что  счи-
тает глупец?
   - Гм... Пожалуй, ты прав. Давай снова заменим глупца мудрецом.
   - Значит, мудрец считает, а глупец решает?
   - Совершенно правильно: мудрец  считает,  а  глупец  решает.  Постой,
здесь тоже что-то не так. - Король сосредоточенно потер пальцем  перено-
сицу. - Это надо как следует обдумать. Отложим временно задачу.  Вы  уже
начали подсчитывать зеркала?
   - Да, ваше величество.
   - И много вы уже насчитали?
   - Много ли? - переспросила Яло и быстро добавила: - Четыреста  восем-
надцать тысяч семьсот двадцать девять.
   - Молодцы! - Король приподнялся и потер руки. - Продолжайте свой бла-
городный труд, мои пажи. В дверях показался слуга.
   - Ваше величество, вас хочет видеть главный министр,  -  объявил  он,
низко кланяясь.
   - Пусть войдет, - сказал король, и на лице его появилась скука.
   Девочки снова увидели Нушрока. Как и  раньше,  Оля  сжалась  под  его
взглядом, чувствуя, как всю ее охватывает омерзение и страх. "Какие отв-
ратительные глаза, - подумала она, - и этот крючковатый нос, похожий  на
клюв!"
   В черном, поблескивающем костюме Нушрок твердыми шагами подошел к ко-
ролю и чуть склонил голову.
   - Что привело вас во дворец, мой министр, в такое необычное время?  -
спросил Топсед Седьмой, зевая и болтая ножками.
   - Ваше величество, - пискнул Нушрок, - не  стану  скрывать:  глубокое
беспокойство за судьбу королевства тревожит мое сердце.
   - Это забавно, - и смех Топседа Седьмого задребезжал в тронном  зале.
- Я никогда не думал, что у вас есть сердце, Нушрок!
   - Мне не до шуток, ваше величество. Меня беспокоит то,  что  в  нашем
старом добром королевстве стали меняться порядки, освященные временем.
   Король задумчиво прикоснулся пальцем к переносице.
   - Вы говорите правду, мой министр! Наш народ начал скучать. Не насту-
пило ли время развлечься и начать войну?
   Круглые черные глаза Нушрока сверкнули.
   - Что ж, война - это неплохо, ваше величество. Я перестану  делать  в
своих мастерских кривые зеркала и начну изготовлять оружие. Война всегда
приносит доход.
   - Вы перестанете делать зеркала? - нахмурился король.  -  Мои  кривые
зеркала?
   - Оружие делать более выгодно, ваше величество.
   - Нет, мой министр, этого я не позволю!
   Король спрыгнул с трона на паркет и забегал по залу.  Оля  увидела  в
глазах Нушрока бешенство.
   - В самом деле, как можно перестать делать зеркала? - продолжал  Топ-
сед Седьмой, взмахивая ручкой. - Я скорее велю прекратить делать  одежду
или еще что-нибудь.
   Нушрок нетерпеливо передернул плечами.
   - Я полагаю, ваше величество, что об этом мы еще успеем поговорить. А
сейчас я приехал к вам по совершенно безотлагательному делу.
   - Объясните мне, Нушрок, что это за дело.
   - Почему отложена казнь зеркальщика Гурда? - спросил Нушрок, впиваясь
взглядом в лицо короля.
   - Такова была моя воля, - нерешительно ответил король.
   Похолодевшая Оля видела, как растерянно забегали его рыбьи глаза.
   - Ваша воля? - спросил человек с лицом коршуна, яростно сжимая  кула-
ки.
   - Да... Ой-ой, Нушрок, не смотрите на меня!
   Уф, даже голова кружится. Да не смотрите же на меня, Нушрок!
   - Ваше величество! - пищал Нушрок, наступая на короля. - Мне кажется,
что вы слишком быстро забыли историю своего рода!
   - Что... что вы хотите этим сказать, Нушрок? - дрожа всем телом, бор-
мотал король, забиваясь в угол тронного зала и заслоняя свои  глаза  ла-
донью.
   - Чтобы стать королевой, ваша прабабка казнила свою  сестру,  но  ваш
дед отобрал у нее корону и заточил свергнутую  королеву  в  крепость!  -
брызгая слюной, кричал Нушрок. - Ваш отец казнил вашего деда, чтобы  ка-
ких-нибудь два года сидеть на троне. Всего два года!  Вы,  должно  быть,
помните: его однажды утром нашли в постели мертвым. Потом  стал  королем
ваш старший брат. Он слишком мало считался с желаниями своих  министров,
и вы, конечно, хорошо помните, что с ним произошло. Он поехал в  горы  и
свалился в пропасть! Затем корону получили вы... Возлагая на вас корону,
мы надеялись, ваше величество, что вы никогда не  забудете  о  печальном
конце своих предшественников! Не забывайте, ваше величество, что  у  вас
есть младший брат, который, может быть, ожидает того, чтобы...
   - П-постойте, - заикаясь перебил Нушрока король. - Что я... я  должен
сделать?
   - Прежде всего пореже произносить: "Такова была моя воля", чтобы  ка-
ким-нибудь образом не свалиться в пропасть, ваше величество!
   - Х-хорошо...
   - Помните, что у вас нет никакой своей воли!
   - Угу... Да, да... - бормотал король.
   - Мы дали вам корону! Мы - Нушрок, Абаж и другие богачи  королевства.
И вы должны выполнять не свою, а нашу волю! Сегодня зеркальщики до смер-
ти избили моего главного надсмотрщика. Виновных так и не удалось обнару-
жить. Они все действуют в заговоре против меня, а может быть,  и  против
вас, ваше величество. Их может остановить только одно: устрашение!  И  в
это время вы откладываете казнь зеркальщика Гурда!
   - Ну хорошо, пожалуйста, пусть его казнят... - услышали девочки  сла-
бый голос короля, которого скрывала от них в углу зала черная спина Нуш-
рока.
   - Яло! Ключ! - шепнула Оля.
   Яло решительно подошла к трону, сняла ключ и сунула его в карман.
   - Завтра мы объявим о казни Гурда. Послезавтра сбросим его с башни, -
продолжал пищать Нушрок. - Все должны видеть казнь этого зеркальщика!
   - Хорошо, мой министр... Сейчас я подпишу указ.
   - Вы не должны этого делать! - неожиданно для самой себя вдруг  крик-
нула Оля.
   Министр обернулся, и глаза Оли встретились со страшными глазами  Нуш-
рока. Она почувствовала, что ее сковывает страх.
   - Оля, бежим! - срывающимся голосом крикнула Яло.
   Оля повернулась и бросилась вон из тронного зала.
   - Задержать! - завизжал позади них Нушрок. Старый слуга у двери попы-
тался схватить Олю, но поскользнулся и растянулся на паркете.
   Девочки стремительно бежали по бесконечным залам и переходам  дворца.
От колонны к колонне, с лестницы на лестницу. Вот,  наконец,  и  каморка
тетушки Аксал.
   - Карету, тетушка Аксал! Скорее карету! У нас ключ!
   - Карета у крыльца, девочки. Торопитесь! Время не ждет. Только не бе-
рите с собой кучера. Он может что-нибудь заподозрить. Прощайте,  фазаня-
та.
   - Прощайте, дорогая, любимая тетушка Аксал! - Девочки нежно поцелова-
ли старую женщину и снова побежали по бесчисленным залам дворца.
   У крыльца их действительно ждала карета.
   - Кучер, - крикнула Яло, - оставайтесь здесь! Мы хотим управлять  ло-
шадьми сами.
   Кучер растерянно посмотрел на пажей.
   - Да как же так?.. Пажи его королевского величества будут сами управ-
лять лошадьми?
   - Ну и что же?
   - Это не положено.
   - Почему?
   - Подумайте сами, господа пажи: такие важные люди - и вдруг сидят  на
козлах!
   - Я не люблю повторять приказаний! - топнул ногой паж с  родинкой  на
левой щеке.
   Кучер спрыгнул с козел и передал ему вожжи. Зазвенели подковы, карета
стремительно понеслась. Стражники распахнули ворота и удивленно  посмот-
рели вслед промчавшейся карете.
   Как они мчались! Разноцветные дома стремительно неслись мимо.
   - Яло, дай мне ключ.
   - Сейчас...
   Яло лихорадочно порылась в карманах и вдруг всхлипнула.
   Оля похолодела.
   - Что случилось, Яло? Не пугай меня!
   - Оля...
   - Ну что, что?
   - Оля, я потеряла ключ!
   - Потеряла? - вскрикнула Оля. - Где? Когда?
   - Не знаю.
   - О, Яло, что ты наделала?! - Оля судорожно сжала вожжи. - Нет, это я
сама во всем виновата. Ведь ты только мое отражение! Я  сама  так  часто
все теряла. Я потеряла тоже несколько ключей от квартиры.
   А лошади неслись все вперед и вперед. Слезы катились из глаз Оли, ве-
тер срывал их со щек и уносил прочь стеклянной пылью.
   - Олечка, давай вернемся и поищем. Ключ здесь  где-то  недалеко.  Мне
кажется, что я даже слышала, как он выпал и зазвенел. Он, наверно, лежит
где-нибудь в траве возле дороги.
   - Нет, мы не можем возвращаться, Яло. Во дворце, наверно, уже обнару-
жили пропажу ключа, и за нами гонится стража.
   - Что же делать, Оля?
   - Погоди! - Оля вытерла глаза. - Раз у Нушрока нет ключа, он тоже  не
сможет открыть замок на кандалах Гурда.
   - А другой такой ключ есть у Абажа! - вскрикнула Яло. -  Помнишь,  он
показывал его Нушроку на завтраке у короля?
   - Скорей к Абажу, Яло!
   - Скорей, Оля!
   Оля взмахнула кнутом, и лошади помчались еще быстрее.  Карета  крени-
лась на поворотах, и Яло испуганно цеплялась за Олю.
   - Оля, мы опрокинемся!
   - Какая ты трусишка, Яло!
   - Но, Оля...
   - Никаких "но"! Ничто не остановит нас - нам цель ясна! Помнишь,  как
поется в нашей песенке?
   - Цель-то ясна, но как мы доберемся до нее? Что мы  скажем  Абажу  на
рисовых полях?
   - Перестань ныть, Яло. Папа мне говорил, что смелость и настойчивость
- ключ к достижению цели. Понимаешь? Ключ к достижению цели! Посмотри-ка
лучше, нет ли за нами погони.
 
 
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, в которой Оля и Яло попадают в замок прекрасной дамы
 
   Четверка холеных лошадей неслась легко и дружно  к  сверкающим  вдали
горам. Серебряные подковы мелодично звенели о дорогу, которая терялась в
сизом предгорном тумане.
   Яло надоело разглядывать поля и зеленые квадраты  королевских  виног-
радников, и она заскучала.
   - Давай поговорим о чем-нибудь, Оля, - обиженно  сказала  девочка.  -
Почему ты все время молчишь? Оля нахмурилась.
   - Какая ты все-таки странная Яло! Ведь Гурд в такой опасности! Я ни о
чем другом не могу думать.
   Яло покраснела.
   - Мы успеем привезти ключ. Вот посмотришь! - сказала  она.  -  Только
мне очень хочется есть.
   Оля молча хлестнула лошадей. Начались холмы, поросшие  высокой  стек-
лянной травой. Ветер позванивал зелеными  травинками.  Заходящее  солнце
сверкало в них.
   Между холмами там и тут шумели потоки, сбегающие с гор. На их берегах
лежал прозрачный стеклянный песок. Из ущелий на холмы наползал туман; он
был плотным и белым, как вата.
   Оля остановила карету у ручья, чтобы напоить  лошадей.  Усталая  Яло,
согнувшись, сидела на козлах. Было очень тихо. Слышалось только, как пел
поток да фыркали лошади, отряхивая с губ тяжелые капли.
   Оля зачерпнула фляжкой воды и подала ее Яло.
   - Выпей, может быть, тебе станет легче...
   Яло с наслаждением сделала несколько глотков. Вода была чистая и  та-
кая холодная, что у нее заныли зубы.
   Солнце село, и розовые, насквозь просвечивающиеся громады  гор  сразу
потемнели и нахмурились. Грозные скалы вытягивали зазубренные вершины  к
небу, на котором уже заблестели первые звездочки.
   Оля и Яло прислушались: в ущелье звонко стучали подковы. Через минуту
на дороге показались всадники. Впереди на тонконогой белой лошади скака-
ла женщина. Она была одета в длинное черное платье, а за ее плечами вил-
ся легкий шарф. Несколько мужчин, судя по одежде -  слуг,  следовало  за
ней.
   - Королевская карета?! - воскликнула дама, поравнявшись с Олей и Яло.
- Что это значит?
   Ее мелодичный голос походил на колокольчик, а черные сверкающие глаза
смотрели из-под больших загнутых  кверху  ресниц  удивленно  и  вопроси-
тельно. Белый конь звенел удилами, капризно бил о дорогу копытом.
   Девочки растерянно молчали.
   - Как вы сюда попали, мальчики? - снова зазвенел голос-колокольчик.
   - Сударыня, - сказала Яло, - нам нужно как можно  быстрее  попасть  к
министру Абажу.
   Оля быстро шепнула:
   - Не болтай, Яло!
   - К Абажу? Так далеко? - удивилась дама.
   - Видите ли, его величество разрешил нам сегодня утром  покататься  в
своей карете. Мы выехали за город без кучера, а вернуться не смогли, по-
тому что... потому что...
   - Случилось какое-нибудь несчастье?
   - Да, сударыня, - бормотала Яло. - В городе началась  такая  страшная
стрельба, что у нас душа ушла в пятки!
   - О, трусишки! - рассмеялась всадница. -  Его  величество,  вероятно,
решил повеселиться и приказал солдатам стрелять в воздух.
   - В том-то и дело, что нет, сударыня.  Зеркальщики  отказались  рабо-
тать, и королевские солдаты оцепили зеркальные мастерские.
   - Что ты говоришь! - лицо прекрасной дамы стало  озабоченным.  -  Так
зеркальщики подняли бунт? А как ты думаешь, мальчик, они не  могут  дви-
нуться в горы, к моему замку?
   - Думаю, что нет, сударыня, - продолжала Яло. - У них пока хватит дел
и в городе... И вот мы решили, сударыня, бежать к министру Абажу. Это...
это наш дедушка.
   - Дедушка?
   - Да, сударыня.
   - Подумайте, каков этот Абаж! - улыбнулась прекрасная дама. - Он  ни-
когда не говорил, что у него есть такие очаровательные внуки! Бедные де-
ти, сколько страха вы натерпелись. Я сразу заметила, что вы очень  блед-
ны, особенно ты, - и всадница указала на Олю.
   - Мы целый день ничего не ели, сударыня, - вздохнула Яло.
   - Бар, скачи поскорее в замок и распорядись, чтобы  пажам  его  вели-
чества приготовили хороший ужин.
   Яло вопросительно посмотрела на Олю.
   - Мы не можем задерживаться, сударыня, - тихо сказала Оля.
   - Нет, нет, вы переночуете в замке. Я очень довольна, что выехала  на
прогулку и встретила вас, - ответила дама. - Не только вам, но  и  вашим
лошадям надо отдохнуть. Путь через горы, правда, не  так  уж  далек,  но
очень опасен: вы можете в темноте сорваться в пропасть.
   - Мы не останемся, - упрямо повторила Оля.
   - Оля, - умоляюще прошептала Яло, - разве тебе не хочется покушать  и
отдохнуть в хорошей постели?
   - Я вас угощу мороженым, - говорила прекрасная  дама.  -  Или,  может
быть, вы больше любите шоколад?
   Яло незаметно толкнула Олю и шепнула, глотая слюнки:
   - Шоколад, Оля! Ты же так любишь шоколад!
   - Нам нужно торопиться, Яло.
   - Только одна ночь, Оля! Все равно раньше утра мы не попадем к Абажу.
   - Нет, мы не останемся.
   - Сжалься надо мной, Оля. Я больше не могу ехать.  Я  так  устала!  Я
просто умру от голода, Оля.
   - Хорошо, - кивнула головой Оля, сдаваясь. - Сударыня, мы  переночуем
в вашем замке.
   Карета и всадники въехали в ущелье. Темнота плыла им  навстречу.  Эхо
подков зазвенело во мраке. Вскоре девочки увидели зубчатые стены  замка.
Он был выстроен на вершине скалы, которая поднималась  из  горной  реки.
Волны со всех сторон омывали эту скалу. Судя  по  тому,  что  шума  воды
здесь почти не было слышно, река в этом месте была очень глубока.  Поток
проносился над захороненными в его глубине камнями и порогами неслышно и
стремительно, и можно было подумать, что это не река, а небольшое горное
озеро. Только где-то далеко, там, где река снова становилась мелкой, бы-
ло слышно, как она кипит на порогах.
   У ворот замка замелькали факелы и  фигуры  слуг.  Огромный  подъемный
мост со скрипом перекинулся со скалы на скалу и повис над рекой.  Копыта
лошадей звонко зацокали по мосту. Карета въехала во двор замка. К  прек-
расной даме подбежал Бар, чтобы помочь ей спуститься с седла.
   - Вы должны чувствовать себя в замке как дома, дорогие дети, - певуче
и ласково проговорила прекрасная дама и, обернувшись к  слуге,  спокойно
добавила: - Какой ты неловкий, Бар! - И, взмахнув хлыстом, ударила им по
лицу слугу.
   При колеблющемся свете факелов Оля и Яло увидели, как Бар  покачнулся
и на его лице появился широкий красный рубец. Девочки бросились к хозяй-
ке.
   - Не надо!.. За что? Зачем вы его бьете, сударыня?
   Хозяйка изумленно посмотрела на девочек своими  красивыми  бархатными
глазами.
   - Чем вы обеспокоены? Я ударила слугу? Ну так  что  ж?  Как,  однако,
странно вы воспитаны, мальчики!.. - Она  пожала  плечами  и  продолжала,
словно ничего не произошло: - Этот замок  выстроен  еще  моим  прадедом.
Нравится ли он вам?
   - Кх... кх, - закашляла Оля. - Так нравится, сударыня, что и передать
трудно.
   - Бар, - крикнула прекрасная дама  своим  удивительным  голосом-коло-
кольчиком, - пусть подают ужин пажам его величества!
   После ужина в зале со сводчатым потолком, освещенном  огнями  свечей,
прекрасная лама пожелала пажам спокойной ночи. Она протянула им  руку  и
Оля и Яло догадались, что се нужно поцеловать. Яло видела, как  покриви-
лась Оля, прикоснувшись губами к холеным пальцам.
   Затем Бар со свечой в руке провел  пажей  в  отведенную  им  комнату.
Только несколько полукруглых ступеней отделяли ее от зала, в котором они
ужинали.
   - Вам очень больно, дядюшка Бар? - тихонько спросила Оля.
   - А разве вам жалко меня, господин паж? - печально  улыбнулся  он.  -
Разве вы никогда не бьете своих слуг? Никогда я не  видел  таких  добрых
господ.
   - А как зовут вашу госпожу?
   - Анидаг.
   - Анидаг? - хмуря брови, протянула Оля. - Это значит... это значит...
   - Гадина! - подсказала Яло.
   - Гадина! - вскрикнула Оля. - Так вот кто эта прекрасная дама!
   Бар вышел. Комната, куда он привел девочек, имела закругленные  стены
и окна со множеством разноцветных стекол. Оля распахнула одно  из  окон.
За окном было темно и прохладно. Где-то внизу чуть слышно плескалась не-
видимая вода.
   К Оле тихо подошла Яло и остановилась за ее спиной.
   - А все-таки приятно быть богатой дамой и иметь в горах красивый  за-
мок, Оля?
   - И хлыст, чтобы бить им по лицу своих слуг! - зло прибавила  Оля.  -
Как тебе не стыдно, Яло!
   Она хотела еще что-то сказать, но не успела, потому что перед  замком
зазвучал рог и внизу заметались с факелами слуги. Девочки  увидели,  как
через реку перекинулся мост и во двор въехала карета. Дверцы кареты рас-
пахнулись, и из нее вышел Нушрок.
 
 
   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, в которой Нушрок предлагает прекрасной даме стать
королевой
 
   - Мы погибли! - в ужасе прошептала Яло. - Из этой комнаты есть только
один выход - в зал.
   - Тише, Яло. Нушрок, кажется, уже в зале.
   Девочки стояли у тяжелой двери  и  настороженно  прислушивались.  Яло
взглянула на подругу. Губы Оли сжались, а глаза сощурились,  словно  она
что-то сосредоточенно обдумывала. Яло прикоснулась к ее плечу.
   - Оля, почему ты так спокойна? Неужели ты не боишься?  Научи  и  меня
ничего не бояться.
   - Не шуми, - тихо сказала Оля.
   - Ну так я тоже буду смелой! - тряхнула Яло локонами. -  Я  подберусь
сейчас к Нушроку и узнаю, что он там замышляет.
   И, прежде чем Оля успела что-нибудь сказать, Яло приоткрыла  дверь  и
юркнула из комнаты. Спустившись на цыпочках со ступеней, Яло увидела  на
стене колеблющиеся тени Нушрока и прекрасной дамы и притаилась у  колон-
ны. Тень Нушрока со всклокоченными волосами и хищным загнутым книзу  но-
сом была страшна.
   - Если вы не хотите есть, - зазвенел голос прекрасной дамы, - то  вы-
пейте немного вина, дорогой отец. Оно подкрепит вас.
   - Благодарю вас, дорогая дочь, но у меня мало времени, а сказать  вам
я должен много.
   - Я готова слушать вас сколько угодно, дорогой отец.
   - Наступило трудное время, дочь моя, - начал Нушрок, - народ все чаще
отказывается работать и повиноваться нам.
   - А кривые зеркала, дорогой отец?
   - Народ больше не верит этой выдумке, Анидаг! Только один король при-
ходит еще в восторг от этих стекол. Горожане  разбивают  кривые  зеркала
прямо на улицах, не боясь стражников! А зеркальщики  начали  делать  вот
это. - Нушрок что-то вынул из кармана и показал дочери.
   Яло увидела, как покачнулась на стене тень прекрасной дамы.
   - Правдивое зеркало? - вскрикнула она в страхе. - Народ  видит  прав-
ду?! Это ужасно, дорогой отец!
   - Да, это ужасно, Анидаг! Мои зеркальщики больше не хотят быть покор-
ными.
   - Их надо заставить быть покорными, дорогой отец!
   - Зеркальные мастерские уже оцеплены войсками.
   - Вы поступили, как всегда, благоразумно, дорогой отец!
   - Но это не все, дорогая дочь! Настало время поставить во главе коро-
левства нового короля. - Нушрок помедлил. - А может быть, королеву...
   - О! - воскликнула прекрасная дама.
   - Народ очень хорошо знает, что Топсед Седьмой глуп. Его не  любят  и
не признают. Мы терпели его до тех пор, пока все было спокойно. А сейчас
на троне должен быть другой человек - умный решительный и... красивый.
   - Кто же у нас обладает такими качествами, дорогой отец?
   - Вы, дорогая Анидаг!
   Прекрасная дама порывисто поднялась, и рядом с уродливой тенью Нушро-
ка вырос ее стройный силуэт.
   - Вы шутите, дорогой отец?
   - Нисколько! Разве вы не красивы? Разве ваш голос не звучит, как  му-
зыка? Какие речи вы сможете произносить с балкона  королевского  дворца!
Постарайтесь только казаться доброй,  дорогая.  Все  королевство  должно
знать, что вы щедро одаряете нищих. И, конечно, не кривыми  зеркалами...
Для этого надо немного денег - совсем немного! У вас такой же холодный и
практический ум, как и у меня, Анидаг! С вашей помощью я прекрасно пове-
ду дела! И буду держать в повиновении все королевство. Скажите, согласны
ли вы, моя дорогая дочь?
   Прекрасная дама без слов наклонила голову, и Нушрок прикоснулся губа-
ми к ее волосам.
   - Обстоятельства вынуждают меня немедленно вернуться в город. А  вам,
Анидаг, надлежит не медля ни минуты отправиться к Абажу. Вы удивлены? Он
мой враг, но сейчас мы должны действовать заодно. Вы  отвезете  ему  это
письмо, и я не сомневаюсь, что он поддержит нас. Чтобы ускорить свидание
с Абажем, я советую вам  воспользоваться  подземным  ходом.  Кстати,  вы
возьмете у Абажа ключ, который подходит к замку на Башне смерти.  Я  ему
пишу об этом.
   - Но какой подземный ход вы имеете в виду, дорогой отец? -  удивленно
спросила прекрасная дама.
   - Старый подземный ход, построенный предками Нушроков и Абажей.  Неу-
жели вы не знаете о нем? Наши предки были связаны когда-то узами рыцарс-
кой дружбы и решили соединить свои владения подземным ходом. Он  начина-
ется в винном погребе этого замка и оканчивается где-то в саду Абажа.
   - Теперь я вспоминаю, дорогой отец... О какомто  подземном  ходе  мне
действительно рассказывали в детстве. Но мне всегда это  казалось  сказ-
кой. Однако я очень боюсь темноты и крыс, дорогой отец! Право же,  я  не
менее быстро доберусь до Абажа в своей коляске. Тем более  у  меня  есть
попутчики: в замке ночуют два королевских пажа, которые тоже едут к Аба-
жу.
   - Что? Два пажа? - пропищал Нушрок, и тень его с  поднятой  рукой  на
несколько секунд замерла на стене. - Сегодня два пажа бежали из королев-
ского дворца! Они похитили ключ от кандалов Башни смерти! И  я  не  могу
казнить преступника!
   - Не может быть! Впрочем, они и мне показались очень странными.
   Дрожащая Яло попятилась назад и, споткнувшись о ступеньку, упала.  Ее
ладони гулко шлепнули по стеклянному полу. Нушрок прыгнул к Яло, схватил
ее за шиворот и подтащил к столу.
   - Само провидение посылает мне в руки этих беглецов!  -  торжествующе
сказал Нушрок, внимательно разглядывая Яло. - Они сразу вызвали  у  меня
подозрение. Сегодня я узнал, что они уже были в Башне смерти. Нужно  вы-
яснить, зачем они пробираются к Абажу.
   - Ой, не давите мне так руку! - захныкала Яло. - Больно... Ой!..
   - Что все это означает? - изумленно проговорила прекрасная дама.
   - Я думаю, что это такие же пажи, дорогая Анидаг, как  вы  прачка.  А
ну-ка, говори, мальчишка, зачем вам понадобился Абаж?
   Яло тряслась и молчала.
   - Ну!
   - Ой, больно!..
   - Сейчас будет еще больнее, если ты не заговоришь!
   - Ой, ой, не давите так руку!
   - Зачем вы ехали к Абажу? Где ключ от кандалов?
   Яло молчала.
   - Слушай, мальчишка, если ты не скажешь...
   - Ой! Мы ехали в гости.
   - Лжешь! Если ты мне не скажешь всего, я сейчас поджарю твою руку  на
этой свечке!
   Яло не отвечала. Было слышно, как у нее постукивали  зубы.  Свободной
рукой Нушрок поднес свечку к руке девочки.
   Яло закричала и покачнулась.
   - Не надо, не надо! Я скажу...
   - Ну?
   Яло молчала. Министр снова поднес свечку к ее руке.
   - Ой, я скажу! Мы хотели...
   - Что вы хотели?
   - Ой, как больно!..
   - Да говори же, мальчишка!
   - Ой... Сейчас... Я ничего вам не скажу, будьте вы прокляты!
   Резким ударом Нушрок сбил Яло с ног. В ее голове зазвенело, и на нес-
колько секунд она потеряла сознание.
   - Мы еще поговорим с тобой! - злобно пропищал  министр.  -  А  сейчас
послушаем, что нам скажет другой "паж". Он быстро поднялся по ступенькам
и толкнул дверь в комнату, где находилась Оля.
   В распахнутом окне Нушрок увидел готовящуюся к прыжку вниз Олю.
   - Стой!.. - пронзительно закричал он.
   Но Оля уже прыгнула вниз, и подбежавший к окну Нушрок услышал далекий
всплеск воды.
   - Обыскать реку! - пропищал Нушрок, выбегая в зал. Слюна  разлеталась
с его перекошенных яростью губ. -  Доставить  мне  мальчишку  живым  или
мертвым! А этого заточить в подземелье! Быстрей!
   Яло увели. Через час слуги доложили Нушроку, что найти в реке пажа не
удалось. Разъяренный Нушрок велел слугам продолжать поиски.
   - Вы видите, дорогая Анидаг, что положение все более  обостряется,  -
проговорил он, тяжело дыша и отирая на лице пот. - Я еду вместе с вами к
Абажу! Хотите воспользоваться подземным ходом?  Нет?  Хорошо,  прикажите
закладывать вашу коляску. А мои лошади пусть отдохнут.
 
 
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ, в которой рассказывается о том, как  Оля  едва  не
погибла в водопаде
 
   Оля хорошо плавала. Спасаясь от Нушрока, она бесстрашно  бросилась  в
реку. Девочка погрузилась очень глубоко и, почувствовав под ногами каме-
нистое дно, оттолкнулась от него. Вода легко вынесла ее на поверхность.
   Вынырнув, Оля отдышалась и прислушалась.
   Вокруг было сумрачно и тихо. Течение быстро уносило  ее  от  замка  в
черноту ущелья, где слышался глухой шум низвергающейся  воды.  Очевидно,
там был водопад. Тогда через несколько минут конец... Оле стало страшно.
Девочка торопливо поплыла к берегу, но бороться с  течением  было  очень
трудно. Грохот водопада усиливался. Течение сделало резкий поворот.  Олю
рвануло и ударило о подводный камень. На мгновение она  потеряла  созна-
ние, а когда пришла в себя, увидела впереди, чуть левее  того  направле-
ния, по которому ее несло, маленький островок. Девочка устремилась к не-
му, напрягая последние силы. Через несколько секунд бурная река выброси-
ла ее на островок, оказавшийся огромным камнем.
   Оля долго лежала ничком, вцепившись пальцами в камень. Впереди,  сов-
сем рядом, бушевал водопад. Вода стремительно срывалась вниз,  и  облако
мельчайших брызг клубилось над потоком.
   Девочка подняла голову и увидела листья. Старый дуб, склонившийся над
рекой, протягивал к камню, будто руку, свою широкую ветку. Оля поднялась
на ноги и попыталась дотянуться до нее. Но ветка была слишком высоко,  и
девочка, поскользнувшись, едва не свалилась в воду.
   Оля отдышалась и, рассчитав движение,  подпрыгнула.  Она  повисла  на
ветке и только теперь сообразила, что туфли, наполненные водой, и мокрая
одежда будут мешать ей подтянуться к ветке. Как она не  догадалась  раз-
деться! Оля беспомощно повисла над камнем. Значит, конец... Оля  заскри-
пела зубами. "Так нет же, нет, обязательно взберусь на дерево!" -  поду-
мала она и, собрав все свои силы, забросила на ветку одну ногу. Это было
спасением.
   С полминуты она висела так, отдыхая. Потом, сделав еще  одно  усилие,
села на ветку верхом и, осторожно перебирая руками, добралась до ствола.
Она уселась поудобнее на толстом суку и огляделась. По берегу к ее  дубу
медленно приближались две человеческие фигуры. Месяц освещал их,  и  Оля
узнала слуг прекрасной дамы.
   Слуги остановились в тени дуба. Один из них крикнул, силясь  перекри-
чать шум водопада:
   - Так ты думаешь. Бар, что он утонул?
   - Еще бы! - прокричал в ответ Бар. - Тут не  то  что  ребенок,  но  и
взрослый не выплывет. А если мальчик и выплыл, тем лучше. Давай-ка заку-
рим, приятель. Слуги задымили трубками и вскоре ушли.
   Оля быстро спустилась с дерева и зашагала по узкой  горной  тропинке,
настороженно вглядываясь вперед. Темная тучка, набежавшая на месяц, ушла
за гору, все вокруг засверкало. Оля ободрилась и  зашагала  быстрей.  Но
вскоре месяц закатился за гору, тучи заволокли небо и стало совсем  тем-
но.
   Впереди мелькнули какие-то тени, сверкнули чьи-то  глаза.  Послышался
противный и надсадный звериный вой.
   - Шакалы, наверное... - прошептала Оля.
   Девочка остановилась и подняла несколько камней.
   - Пошли вон! Пошли вон! - закричала она, швыряя в темноту камни.
   Шакалы разбежались. Оле даже показалось, что они поджали хвосты.  Она
снова пошла вперед, тихонько напевая пионерскую песенку  своего  отряда:
Ничто не остановит нас, Когда нам цель ясна! "Вперед,  вперед!"  -  дала
наказ Любимая страна.
   Напевая песенку, Оля словно слышала ободряющие слова друга.  Она  все
шла и шла. Вот уже порозовели вершины гор, и  веселее  зажурчали  горные
ручьи. Потом взошло солнце, и Оля остановилась пораженная.
   Далеко-далеко внизу она увидела огромное зеркало.  Оно  начиналось  у
подножия горы, на которой она стояла, и уходило за линию горизонта, сли-
ваясь с небом. Горы, солнце, облака отражались в зеркале. Это было очень
красиво. И всюду девочка видела на голубой глади работающих  людей.  Оля
догадалась, что это были рисовые поля министра Абажа.
   Спустившись с горы, Оля остановилась и передохнула. Началось  рисовое
поле. Но теперь оно не походило на зеркало. Оказывается, это было  самое
обыкновенное болото. От него поднимались теплые гнилостные испарения.  В
заплесневевшей воде резвились стайки головастиков. На длинных ножках  по
воде быстро бегали какие-то жучки.
   Тропинка сворачивала вправо и тянулась через тростниковый  поселок  к
высокому холму, на котором сквозь  зелень  деревьев  девочка  разглядела
красивое здание с белыми колоннами.
   "Наверно, это и есть замок Абажа", - решила она и пошла по дороге ми-
мо тростниковых хижин. На безлюдной улице Оля иногда встречала скучающих
стражников и маленьких детей с бледными губами и  синевой  под  глазами.
Дети долго и удивленно смотрели ей вслед, а стражники салютовали алебар-
дами пажу короля.
   "Бедные дети, как они бледны! - думала Оля. - Все, кто постарше,  на-
верное, работают на рисовых полях". Она не ошибалась.  За  поселком  Оля
увидела работающих в воде стариков и подростков. И что это?  Ей  показа-
лось, что несколько голосов негромко пели ту самую  песню,  которую  она
уже слышала раньше:
   Нас угнетают богачи,
   Повсюду ложь подстерегает,
   Но знайте, наши палачи,
   Все ярче Правда расцветает!
   Олино сердечко забилось быстрее, в груди стало горячо.  Она  не  была
знакома ни с одним из этих людей, работавших в гнилой  воде,  но  теперь
она знала, что среди них найдет друзей.
   "Однако как я попаду к Абажу? Что я ему скажу? -  продолжала  размыш-
лять Оля. - Удастся ли мне раздобыть ключ?"
   Она тряхнула головой.
   "Нет, только не надо отчаиваться. Лучше все спокойнее обдумать.  Папа
всегда посмеивался над моей торопливостью и любил приговаривать: "Поспе-
шишь - людей насмешишь". Милый папочка, если бы  ты  видел  сейчас  свою
дочь! Но что же всетаки мне делать теперь? Где сейчас Яло? Удалось ли ей
вырваться из лап Нушрока? И зачем только мы остались ночевать у Анидаг!"
- думала Оля, подходя к замку Абажа.
   - Ах, Яло, Яло! Как мне трудно с тобой! - прошептала  она.  -  Но  ты
все-таки добрая девочка, и ты моя  единственная  подруга  в  этой  чужой
стране. Как бы я хотела тебя увидеть сейчас!
   Оля завернула за угол, сделала несколько шагов и прижалась  к  ограде
замка. Неподалеку от ворот стояла коляска, запряженная  четверкой  лоша-
дей, и на козлах сидел Бар. Оля шла не по дороге, а по горной тропинке и
не видела коляски, которая, словно вихрь, пролетела через горы и  доста-
вила к замку Абажа Нушрока и его дочь.
 
 
   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, в которой Яло убеждается в существовании подземно-
го хода
 
   Вот что случилось, прежде чем Бар попал к замку Абажа.
   Высоко держа над головой факел. Бар вел Яло в подземелье.
   - Так ты, говорят, зеркальщик, а не паж? Это верно? - спросил он, ог-
лядывая Яло с головы до ног. - И как тебя угораздило связаться с  Нушро-
ком?
   - Ох, дядюшка Бар, я ни в чем не виноват.
   - Верю... Да только для наших господ все равно, что виновен,  что  не
виновен.
   - А что они со мной сделают, дядюшка Бар?
   - Думаю, что тебе придется несладко, парень... Постой, откуда ты зна-
ешь мое имя?
   - Я видела... Нет, я видел, как дочь  Нушрока  ударила  вас  по  лицу
хлыстом и назвала Баром.
   - Да, собачья жизнь... - проворчал Бар и в замешательстве  остановил-
ся.
   В каменной стене виднелось несколько дверей.
   - Куда же тебя посадить, парень? - нерешительно проговорил  он.  -  Я
бы, пожалуй, отпустил тебя на свободу, да только тогда мне придется рас-
прощаться с жизнью.
   Яло быстро сказала:
   - А вы не отпускайте меня, дядя Бар, а посадите в винный погреб.
   - В винный погреб? - усмехнулся Бар. - Уж не хочется ли тебе отведать
старого амонтильядо, которое так любят пить  наши  господа?  Впрочем,  в
винном погребе ты сможешь хоть посидеть на бочонках... Что ж, идем!
   Бар подошел к одной из дверей и снял с  нее  огромный  замок.  Громко
заскрипели ржавые петли. Бар пропустил Яло в погреб. Это было низкое по-
мещение со сводчатым потолком. Справа и слева стояли потемневшие от вре-
мени бочки. Проход между ними терялся в темноте. Пахло сыростью  и  пле-
сенью.
   - Как страшно оставаться здесь одному! - прошептала Яло.
   - Я, пожалуй, оставлю тебе факел, мальчуган.
   - Спасибо, дядюшка Бар!
   - Захочешь спать, подремли на бочках, а то, если ляжешь  на  каменный
пол, в тебя из этих камней вползет такая лихорадка, что твои кости будут
потом скрипеть всю жизнь.
   Но Яло было не до отдыха. Как только по ту сторону двери щелкнул зар-
жавленный замок, она пошла вперед по проходу между бочками, освещая себе
путь факелом.
   Проход упирался в глухую стену. Яло разочарованно остановилась  перед
ней и даже потрогала ее пальцем. Стена была холодная и скользкая.
   Девочка пошла назад по проходу, внимательно все осматривая,  и  снова
ничего не увидела, кроме бочек и замшелых стен, освещенных  колеблющимся
светом факела.
   Яло начал пробирать холод подземелья, и  она  попрыгала,  чтобы  сог-
реться. Потом снова побежала по проходу и, остановившись у стены, посту-
чала в нее кулаком.
   "Где же, наконец этот подземный ход? - теряя терпение, подумала  она.
- Ведь говорил же Нушрок, что он начинается в винном погребе!" Яло  под-
няла факел повыше, чтобы осветить углы и попятилась.
   - Кто здесь? - испуганно спросила она. В самом углу,  притаившись  за
бочкой, стоял человек. На нем были металлический шлем и рыцарские доспе-
хи, а лицо закрывало опущенное забрало. В одной руке человек держал щит,
на котором Яло разглядела герб с коршуном, а другой - копье.
   - Почему вы молчите? - тихо спросила Яло, переводя дыхание.
   Человек не отвечал. Девочка подняла факел еще выше, силясь разглядеть
его глаза в узкой щели забрала.
   - Вы, наверно, стережете эти бочки с вином? - помолчав, добавила она.
Человек в доспехах рыцаря упорно не отвечал.
   - Не подумайте, пожалуйста, что я  хотела  попробовать  какого-нибудь
вашего амон... амоятильядо, - проворчала Яло. - Я терпеть не могу  ника-
кого вина!
   Человек безмолвствовал, и Яло жалобно проговорила:
   - Пожалуйста, скажите хоть одно слово,  а  то  мне  становится  очень
страшно...
   Рыцарь, по-видимому, относился к ней с полным  равнодушием.  В  конце
концов Яло осмелела и повысила голос:
   - Ну и молчите сколько вам влезет!  Не  думайте  только,  что  я  вас
действительно боюсь!
   Она протиснулась между стеной и бочкой и  остановилась  подле  самого
рыцаря.
   - Эй, вы! - вызывающе сказала она. - Если вы разучились говорить, так
хоть не стойте истуканом и не пугайте девочек. То есть, я хочу  сказать,
мальчиков...
   И затем, уже совсем осмелев, Яло постучала костяшками пальцев  в  ме-
таллическую грудь рыцаря. Доспехи гулко зазвенели,  и  девочка  рассмея-
лась. Под доспехами никого не было. Металлический человек был пуст,  как
выпитая бочка.
   Улыбаясь, Яло еще раз постучала по доспехам рыцаря, подергала  забра-
ло, потрогала копье и наконец со вздохом облокотилась на щит с коршуном.
   Щит вдруг сдвинулся с места. Какие-то пружины звякнули внутри рыцаря,
и что-то заскрежетало за спиной у Яло.
   Она оглянулась и от удивления открыла рот: часть стены  опустилась  в
землю. Факел осветил узкие ступени, круто уходящие вниз.
   Это был подземный ход.
   Яло быстро спустилась по скользким каменным ступеням и торопливо  за-
шагала по узкому проходу. Вскоре ее постигло несчастье: догорел и  погас
факел.
   Отшвырнув факел, Яло пошла вперед с вытянутыми перед собой руками.  С
отсыревшего потолка на нее падали  холодные  капли.  Несколько  раз  Яло
чувствовала, как по ногам пробегали крысы. Бедная Яло, как испуганно би-
лось ее сердечко! Но она упрямо шла вперед и шептала слова песенки:
   А если трудный час придет,
   Не унывай, дружок!
   Пусть тьма, пусть ночь, - шагай вперед
   И помни наш флажок!
   И вот, наконец, впереди показался слабый  свет.  Он  едва  пробивался
сквозь щели стены, в которую вдруг уперся подземный ход. И этот  неясный
тусклый свет обрадовал Яло, как солнце. Сбоку она увидела рычаг и  поня-
ла, что на него нужно нажать, чтобы открыть проход. Яло  уже  подняла  к
рычагу руку, как вдруг услышала голос.
   Прислонив глаз к одной из щелей, девочка  увидела  полукруглые  белые
перила, затянутые вьющейся зеленью. По-видимому, это  была  беседка.  За
беседкой виднелись вершины деревьев, остроконечные стеклянные башенки  и
крыша огромного здания. Эта беседка была построена, вероятно,  на  очень
высоком месте.
   Яло посмотрела в другую щель и увидела Нушрока, Анидаг и Абажа, кото-
рые сидели за столиком в больших креслах.
 
 
   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ, в которой Яло встречается с Олей
 
   Яло смотрела на человека, состоящего из двух  шаров,  кусала  губы  и
вздрагивала от сдерживаемого смеха. Глаза на верхнем шаре были  прикрыты
сморщенными веками. Абаж о чем-то думал. Нушрок  и  Анидаг  выжидательно
молчали. Но вот веки Абажа зашевелились и открыли глаза.
   - Я согласен с вами, Нушрок, - наконец сказал Абаж. - Нам нужен новый
король. Да, да, новый король!
   - Я не сомневался, Абаж, что вы будете моим единомышленником, - отве-
тил Нушрок. - Я лишь сожалел, что вас не было в городе и я не мог  посо-
ветоваться с вами.
   - Но я не во всем согласен с вами, Нушрок, - замигал веками  Абаж.  -
На троне должен быть мужчина!
   Черные птичьи глаза Нушрока смотрели зло и вопросительно. Абаж  засо-
пел и продолжал:
   - Не думаете ли вы, что мы чего-нибудь достигнем, если снимем  корону
с уродливой куклы и наденем ее на красивую куклу?
   Лицо Анидаг вспыхнуло от гнева:
   - Вы чрезвычайно любезны, Абаж!
   - Министр Абаж! - пискнул Нушрок. - Мне кажется, что вы  могли  выби-
рать другие выражения, когда речь идет о моей дочери!
   Абаж устремил свои хитрые зеленые глаза на Анидаг.
   - Я приношу свои извинения вашей прекрасной дочери, если  моя  откро-
венная речь ей не совсем приятна. Однако выслушайте меня спокойно,  Нуш-
рок. Поймите, на троне должен быть решительный и  мужественный  человек.
Да, да! На троне должен быть мужчина. Тогда зеркальщики не  будут  засы-
лать своих лазутчиков в наши замки! А самых беспокойных мы закуем в кан-
далы и запрем их вот этим ключом! - Абаж вынул из кармана ключ и  взмах-
нул им.
   У Яло забилось сердце. Немигающим взглядом она смотрела на ключ.
   - Кто же все-таки, по-вашему, должен быть королем? -  спросил  Нушрок
изменившимся, почти глухим голосом.
   - Мой сын, который, если хотите, женится на вашей дочери,  -  ответил
Абаж. - Тогда мы вместе с вами будем управлять королевством.
   - Вы хотите устроить получше свои дела, Абаж?
   - Так же, как и вы, Нушрок. Мне, например, известно, что вместо  кри-
вых зеркал вы хотите начать делать оружие.
   - Тес... Молчите! Кто вам сказал об этом?
   - Будьте спокойны, Нушрок. Об этом никто не узнает.
   Все замолчали.
   - Хорошо, Абаж, я согласен: мы поженим наших детей, - сказал  Нушрок.
- А теперь дайте мне ваш ключ.
   - Зачем вам понадобился мой ключ, Нушрок?
   - Королевский ключ пропал.
   Зеленые глаза Абажа расширились.
   - Пропал? Значит, я единственный обладатель той драгоценности,  кото-
рая держит в страхе все королевство?
   - Дайте мне ваш ключ, Абаж! - повысил голос Нушрок.
   - Я не отдам его так просто! - поднялся Абаж, и его живот заколыхался
над столиком. - О, не смотрите, не смотрите на меня, Нушрок!
   - Я знаю, Абаж, почему вы не хотите отдать мне ключ! -  очень  тихим,
вздрагивающим от ярости голосом проговорил главный министр.
   - Почему?
   Нушрок поднялся во весь рост и пропищал:
   - Потому что этот ключ подходит к кладовым с государственной  казной!
- Он вдруг ухватил Абажа за плечи. - Отдайте ключ!
   - Не дам! - завопил Абаж, пытаясь сбросить со своих плеч руки  Нушро-
ка.
   - Нет, отдашь, толстая жаба!
   Они схватились, сопя и тяжело дыша, и вдруг рухнули на пол.  Ключ  со
звоном отлетел в сторону. Яло слышала, как  завизжала  Анидаг,  стараясь
ухватить Абажа за волосы.
   Яло нажала на рычаг. Заржавленные пружины заскрипели, и  стена  пода-
лась в сторону, увлекая за собой гирлянды вьющейся зелени.
   Девочка прыгнула в беседку и подхватила с пола ключ.
   - Ключ! - завопила Анидаг. - Ключ! Но захваченные  борьбой  Нушрок  и
Абаж не слышали ее.
   Яло искала глазами, куда бежать, и почувствовала, что ее схватили  за
курточку.
   - Пустите! - рванулась Яло, но пальцы Анидаг уже сжимали ей плечи.
   - Нет, ты не уйдешь от меня! - прошипела Анидаг.
   Яло взглянула в ее большие черные глаза и отшатнулась: "Как она похо-
жа на Нушрока, когда злится!"
   Глаза Анидаг налились кровью, и на лице выступили пятна, а  заострив-
шийся нос, казалось, приготовился клюнуть.
   - Проклятые коршуны! - закричала Яло. - Вы больше меня не  запугаете!
Пустите, я совсем не боюсь вас!
   Девочка рванулась, костюм пажа затрещал, и  в  руках  Анидаг  остался
лишь обрывок рукава. Яло вскочила на перила беседки и свалилась на клум-
бу цветов.
   - Держите его! Держите!.. - визгливо закричала ей вслед Анидаг.
   Яло обежала большой  фонтан,  споткнулась,  растянулась  на  дорожке,
вскочила и, бросившись в кусты, уперлась в ограду. Она слышала, как, пу-
таясь в длинном платье, за ней бежала дочь Нушрока. Девочка  оглянулась.
В развевающемся плаще по ступенькам беседки сбегал Нушрок. Следом за ним
катился Абаж.
   Яло торопливо взобралась на ограду и,  прыгнув  вниз,  лицом  к  лицу
столкнулась с Олей.
   - Яло! Милая!..
   - Оля, у меня ключ! - задыхаясь, сказала Яло.
   Оля без слов схватила ее за руку и потащила к коляске, на козлах  ко-
торой дремал Бар.
   - Дядюшка Бар, дорогой, отвезите нас в город.
   Завтра должны казнить маленького зеркальщика Гурда, - быстро говорила
Оля. - Мы можем его спасти. Умоляю вас дядюшка Бар!
   - Держите его, держите! - доносился из сада пронзительный голос  Ани-
даг.
   - Гурд? - спросил Бар. - Я слышал о нем. Это смелый парень. Эх,  была
не была! Садитесь, друзья!
   Девочки вскочили в коляску. Бар взмахнул кнутом. Словно ураган понес-
лись вперед добрые кони.
   - Только как вы это опять очутились вместе? -  обернулся  к  девочкам
Бар. - Чудеса!
   - Мы вам потом все-все расскажем. А теперь скорей в город!  Пожалуйс-
та, скорей, дядюшка Бар!
 
 
   ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ, в которой Оля освобождает Гурда и побеждает Нушро-
ка
 
   Лошади мчались так быстро, что временами девочкам казалось, будто ка-
рета не катится, а летит по воздуху. Страшные пропасти и  грозные  скалы
окружали извивающуюся в горах дорогу, которая словно по спирали поднима-
лась все выше и выше.
   Яростный ветер бил в лицо девочек.
   - Только бы успеть, Яло!
   - Да, только бы успеть, Оля!
   - Скорей, скорей, дядюшка Бар!
   Оля оглянулась и увидела далеко внизу на дороге крошечного  всадника.
Плащ всадника, словно черное разбойничье знамя, бился на  ветру  за  его
спиной.
   - Дядюшка Бар! - закричала Оля. - Нушрок гонится за нами!
   Бар остановил лошадей и спрыгнул на дорогу. Девочки удивленно посмот-
рели на него.
   На зеленом склоне паслись овцы. Старый пастух в белой одежде,  словно
изваяние, стоял над каменным обрывом, опираясь на  посох.  Ветер  трепал
его длинные седые волосы.
   Бар подбежал к пастуху, что-то быстро сказал ему, показывая вниз,  на
черного всадника. Старик кивнул головой.
   Оля увидела, как старик и Бар начали сталкивать вниз  камни.  Сначала
медленно, потом все быстрее и быстрее катятся камни вниз, сбивая и увле-
кая за собой другие.
   Вскоре до слуха девочек донесся грохот обвала, и тучи пыли  поднялись
над нижней дорогой.
   Бар подошел к девочкам и подмигнул:
   - Если эти камешки и не накроют Нушрока, то задержат надолго!
   ...Рисовые поля, похожие на зеркало, горы с обрывами и скалами, зеле-
ные королевские виноградники остались, наконец, позади. Город со сверка-
ющими башнями и шпилями приближался с каждой секундой. Еще издалека уви-
дели девочки темный силуэт Башни смерти, поднимающейся под самые облака.
И Оле вдруг показалось, будто желтая тень этой башни лежит на всей стра-
не.
   - Скорей, скорей, дядюшка Бар!
   - Мы уже въезжаем в город, друзья.
   Но вот, наконец, и Башня смерти. Бар натянул вожжи, лошади  останови-
лись, словно вкопанные; они храпели, белая пена висела на их удилах. Оля
и Яло стремительно выскочили из коляски.
   Стражник загородил им путь.
   - Простите, ваши сиятельства, но только господин Нушрок запретил  мне
пускать пажей на Башню смерти.
   - Что ты, приятель! - похлопал его по плечу Бар. - Разве  ты  не  ви-
дишь, что их сиятельства приехали казнить зеркальщика? Посмотри,  вон  у
них и ключ от кандалов.
   Стражник пожал плечами и сказал:
   - Ну что ж, коли так - идите!
   Девочки, задыхаясь, бежали вверх по лестнице.
   - Только бы успеть, Яло!
   - Да, только бы успеть, Оля!
   Опять во мраке заметались летучие мыши, опять застонала сова... Будет
ли когда-нибудь конец бесчисленным ступеням?!
   Бледные, с бьющимися сердцами девочки взбежали, наконец, на  площадку
крыши.
   - Вот и мы, Гурд!
   - Здравствуй, Гурд!
   - Здравствуйте! - ответил радостно мальчик. - Я вас так ждал!.. Я ве-
рил, что вы придете!
   Сегодня Гурд выглядел куда лучше. Глаза его  радостно  блестели.  Оля
склонилась над мальчиком.
   Замок щелкнул, звеня, упали цепи.
   - Ты свободен, Гурд! Вставай!
   Девочки помогли Гурду подняться. Какой он всетаки слабый! Оля  тороп-
ливо сняла с себя костюм пажа и осталась в своем школьном платье с крас-
ным галстуком.
   - Быстрей надень этот костюм, Гурд!
   Яло испуганно посмотрела на подругу.
   - А как же ты, Оля!
   - Я все обдумала, Яло. Так надо! Стражник подумает, что это я,  а  не
Гурд.
   - А ты?
   - Я как-нибудь выберусь отсюда, Яло. Я здоровая и сильная. И я  очень
быстро бегаю... Не беспокойся обо мне.
   - Но, Оля...
   - Быстрей, Яло! Нельзя терять ни секунды!
   Яло и Гурд ушли. Оля слышала, как постепенно удалялся шум  их  шагов.
Она села на площадку и задумалась: что же ей  теперь  делать?  Вернуться
домой! Сегодня же! Только бы выскользнуть из  этой  ужасной  башни!  Оля
легла на живот и подползла к самому краю площадки.  Далеко-далеко  внизу
виднелась карета величиной с ноготок и такие же крошечные  лошади.  Зна-
чит, Яло и Гурд еще не вышли из башни. Как, однако, долго они  спускают-
ся! Ах, наконец-то они показались! Вот они подошли к карете. Вот  страж-
ник подсаживает их в коляску. И вот, наконец, лошади трогаются  и  несут
карету к городу.
   Оля облегченно вздохнула. Теперь и ей можно спуститься с башни.
   Она сбежала вниз, прыгая через одну и даже через две  ступеньки.  По-
том, когда скрылось отверстие в крыше и стало темно, девочка пошла  мед-
леннее. Несколько летучих мышей задели ее своими крыльями. Но она не за-
мечала их.
   Ступени, ступени, ступени! И вдруг девочка остановилась: кто-то  под-
нимался ей навстречу.
   - Кто здесь?
   Человек не отвечал. Девочка слышала только его  прерывистое  дыхание.
Она в страхе пятилась от надвигающегося человека и поднималась все выше.
А когда в отверстии крыши забрезжил свет, она разглядела черный плащ и в
отчаянии закрыла глаза рукой. Но вместе с отчаянием в ней поднялась вол-
на ненависти к этому отвратительному человеку.
   "Нет же, нет, - стискивая зубы, подумала Оля, - я не боюсь его!"
   Нушрок вышел следом за Олей на крышу и остановился, увидев цепи,  ко-
торые лежали на камнях, будто мертвые змеи.
   - Девчонка! - очень тихо сказал Нушрок. - Так это ты освободила  зер-
кальщика?..
   Оля не отвечала. Нушрок сделал к ней шаг и  продолжал  так  же  тихо,
дрожа от ярости:
   - Ты полетишь сейчас вниз, девчонка! Под моим взглядом ты  сама  бро-
сишься вниз! Ну?! Что же ты не опускаешь своих глаз, девчонка?
   Оля сжалась, однако не опустила перед Нушроком своих  чистых  голубых
глаз. Наоборот, она широко открыла их и, не  мигая,  смотрела  в  хищные
глаза человека-коршуна.
   - Нет, я не опущу перед тобой глаз, проклятый Коршун! - вдруг крикну-
ла она. - Я не боюсь тебя, потому что презираю! Я знаю, что ложь никогда
не убьет правду! А правда на моей стороне.
   Девочка и человек-коршун застыли в страшном  единоборстве.  И  вот  в
черных глазах Нушрока мелькнул ужас и по  лицу  пробежала  судорога.  Он
втянул голову в плечи и стал отступать. И по мере того как сгибался Нуш-
рок, Оля все больше выпрямлялась, чувствуя, как ее охватывает ликование.
   Ей казалось, что из ее глаз вылетают молнии и она пронизывает Нушрока
своим взглядом. Лицо Нушрока исказила гримаса. Он пятился все  дальше  к
краю площадки и, наконец, не выдержал, опустил глаза  и  закрыл  их  ла-
донью.
   - Ага, ты опустил глаза! - торжествующе закричала Оля. -  Ты  боишься
правды, проклятый Коршун!
   - Кто ты? - тяжело дыша, спросил Нушрок. - Я никогда не  видел  таких
глаз... И почему меня пугает этот красный  галстук?  Откуда  ты  пришла,
девчонка? О-о, какие светлые глаза!.. Как страшно! Не смотри, не  смотри
на меня! Мне душно! Мне нечем дышать! Не смотри-и...
   Нушрок сделал еще шаг назад. Это был его последний шаг. Он сорвался с
Башни смерти и разбился на тысячи стеклянных осколков.
 
 
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ и ПОСЛЕДНЯЯ, в которой Оля снова слышит голос вол-
шебного зеркала
 
   Если бы вы только могли видеть, что делалось внизу, когда Оля спусти-
лась с башни!
   - Нушрок разбился! Нушрок разбился!  -  во  всю  силу  легких  кричал
стражник, подбрасывая вверх свою алебарду. - Сколько лет я ждал этой ми-
нуты!
   Со всех концов города к башне торопились люди. Среди  них  было  мно-
жество девочек и мальчиков. В толпе Оля увидела Яло, Гурда и  Бара.  Они
налетели на нее, как вихрь, и чуть не задушили в своих объятиях.
   Потом, расталкивая всех, к Оле протиснулась женщина в белом колпаке.
   - Тетушка Аксал!
   - Фазанята! Добрые мои девочки!..
   Как радостно обнимала Олю и Яло тетушка Аксал! У нее дрожали руки,  и
она без конца повторяла, всхлипывая:
   - Фазанята, славные мои фазанята!
   Кто-то закричал в толпе:
   - Гурд! Ты жив, мальчик?!
   - Друзья! - ответил Гурд. - Эта девочка спасла мне жизнь!
   Какая буря приветствий раздалась кругом! А Оля стояла  раскрасневшая-
ся, неловко опустив руки, не зная, куда деваться от смущения.
   - Эта девочка, - крикнула тетушка Аксал, - пришла из чудесной страны,
где сердца всех людей благородны и отважны!
   - Оля! - закричали дети. - Оставайся всегда с нами!
   - Оставайся с нами! - раздавалось со всех сторон.
   Гурд посмотрел в глаза Оли и сказал:
   - Ты слышишь, Оля?
   Неожиданно для самой себя Оля взмахнула косичками и заговорила. И  ее
слабый голосок вдруг стал таким звонким, что его услышали на самых отда-
ленных улицах города.
   - Я не могу остаться с вами, дорогие друзья, потому что нет на  свете
ничего прекраснее и лучше моей страны! Вы, наверно, тоже построите  ког-
да-нибудь такую же светлую жизнь, как в моей стране. Я верю в это, доро-
гие друзья!
   Потом Оля и Яло шли по городу, и все встречали их и расступались  пе-
ред ними с улыбками и приветственными  криками.  Повсюду  слышался  звон
стекла. Это горожане разбивали кривые зеркала на площадях и улицах горо-
да. И этот звон звучал, как музыка.
   - Оля, давай споем нашу песенку, - предложила Яло.
   Оля кивнула, и девочки радостно запели:
   Ничто не остановит нас,
   Когда нам цель ясна!
   "Вперед, вперед!" - дала наказ
   Любимая страна.
   Солнце ярко сверкало над городом, и все искрилось вокруг. Песню подх-
ватил Гурд. А вслед за ним ее начали петь мальчики и девочки.
   Вот, наконец, и площадь с фонтаном, а вот и стеклянная лестница, ухо-
дящая вверх. Оля нежно простилась с тетушкой Аксал, Гурдом и Баром. Сот-
ни мальчиков и девочек прощально махали ей руками.
   Оля и Яло медленно поднимались по лестнице. Ступени,  словно  струны,
звенели под их ногами. И вдруг девочки услышали отдаленный  грохот.  Они
оглянулись. Далеко за городом рухнула Башня смерти, а там, где она стоя-
ла, в воздух поднялась, все более разрастаясь, туча  черной  пыли.  Весь
город неумолчно шумел радостными криками.  И  девочки  еще  раз  подняли
вверх руки, прощаясь со страной, жители которой перестали верить  кривым
зеркалам.
   На самой вершине холма они раздвинули кусты и выпрыгнули из  книги  в
переднюю. И в ту же секунду Оля увидела у своих ног  книгу,  на  обложке
которой было написано: "икзакС". Затем по чистой глади зеркала  побежали
голубые волны. Она услышала красивый  звенящий  голос,  будто  ударились
друг о дружку хрустальные стеклышки:
   - Ты хочешь вернуться домой, Оля?
   - Очень!
   - Ты не жалеешь о том, что побывала в Королевстве кривых зеркал?
   - О нет, я так благодарна тебе, волшебное зеркало! Ведь я  так  много
видела и так много поняла! Я раньше даже и представить  себе  не  могла,
что маленькие недостатки могут так помешать в трудную минуту!
   Волны на гладком стекле зеркала успокоились, и голубой туман рассеял-
ся. Стекло исчезло. Осталась только одна рама от зеркала.
   - Прощай, дорогая Яло...
   - Прощай, Оля! Спасибо, что ты научила меня быть смелой и доброй.
   Подруги обнялись и расцеловались.
   Потом Оля быстро переступила через раму и оглянулась. По зеркалу  уже
снова скользили голубые волны.
   Когда они рассеялись, Оля снова увидела Яло, улыбнулась ей и помахала
левой рукой.
   Скрипнула дверь.
   - Опять ты вертишься перед зеркалом! - сказала бабушка,  появляясь  в
передней. - Небось, не отходила от него, пока я была  у  слесаря...  Ну,
вот я и получила новый ключ. Смотри, больше не теряй его, Оля!
   Оля повисла у бабушки на шее.
   - Бабунечка, родненькая, здравствуй, как я рада!
   - Батюшки! - растроганно и немного растерянно сказала старушка. - Что
это с тобой? Как будто год не виделись, а расстались-то всего десять ми-
нут назад.
   - Как ты запыхалась, бедненькая! И почему я сама не пошла за ключом?
   - Да ведь ты же боялась темноты.
   Оля горячо поцеловала бабушку.
   - Что с тобой, девочка? Чем ты так взволнована?
   - Я тебе все, все расскажу.
   - Да что случилось?
   - Я просто, бабушка...
   - Ну что? Что?
   - Я просто... посмотрела на себя со стороны.
   Обняв растроганную, улыбающуюся бабушку,  Оля  украдкой  взглянула  в
зеркало и снова помахала рукой Яло. И странно: ей  показалось,  что  Яло
запоздала ответить ей таким же движением и,  замешкавшись,  смахнула  со
щеки слезу. Впрочем, все это, конечно, Оле только показалось...
 
 
 
   ТРОЕ НА ОСТРОВЕ
 
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой в мои руки попадает волшебный платок
 
   Это случилось однажды вечером, когда я  читал  книгу  о  приключениях
морских разбойников. Вы, конечно, знаете,  как  интересно  читать  такие
книги...
   Океан. Шторм. Парусный корабль под названием "Калоша Дьявола"  терпит
бедствие. Волны с грохотом хлещут на палубу. Бесится ветер. Сорваны  па-
руса, и на голой мачте болтается черный лоскут с белым черепом  и  скре-
щенными костями. А капитан морских разбойников с широченными  плечами  и
красным носом кричит:
   - Пираты! Тысяча чертей и одна ведьма! Справа по борту какой-то  ост-
ров! Клянусь брюхом акулы, здесь мы добудем золото!
   Я лежал на диване в столовой, пристроив поближе настольную  лампу,  и
одну за другой жадно проглатывал  истрепанные  страницы  старой  книжки.
Глухой шум трамвая, доносившийся по временам с улицы, казался мне  упои-
тельным рокотом океанского прибоя. Я не расслышал, как в столовую  вошла
мама, и вздрогнул, услышав ее голос:
   - Ну, знаешь, дорогой, это никуда не годится!
   - Что? - спросил я, не поднимая головы от книги.
   - Я говорю, что это никуда не годится!
   - Это ты, мама? - пробормотал я, все еще не в силах оторвать глаз  от
страницы.
   - Нет, это не я! - сердито сказала мама.
   - Ты уже пришла с работы?
   - Нет, я не пришла!
   - То есть как? - растерялся я и сел на диване. - Ах, ты шутишь...
   - Наоборот, я очень рассержена, Боря!
   - Чем, мамочка? - сладким голоском спросил  я  и  постарался  сделать
удивленные глаза, хотя прекрасно понимал, чем она недовольна.
   Мама стояла посреди комнаты, сокрушенно покачивая головой.
   - Ты обещал мне подмести квартиру?
   - Я не успел... Я подмету, мамочка...
   Она ушла в соседнюю комнату, и я услышал оттуда новое восклицание:
   - Какое безобразие!
   - Где, мамочка?
   Она вернулась в столовую с небольшим синим платком в руке.
   - Ты сегодня был в школе?
   Уж этого мама могла бы не спрашивать: ведь она отлично знала,  что  я
никогда не пропускаю занятий. Правда, однажды такое случилось,  когда  у
Петьки Халютина ощенилась собака, и я ходил смотреть щенят. Но ведь  это
было давно - недели две назад или даже больше.
   - Ты был в школе? - повторила мама.
   - Конечно.
   - А я думала, что ты весь день пролежал в кровати. Почему ты не убрал
постель?
   - Я не успел, мамочка... Понимаешь, я немного проспал... и  я  боялся
опоздать в школу.
   - С завтрашнего дня ты будешь вставать вместе со мной и стелить  кро-
вать у меня на глазах.
   - Да зачем же, мамочка? - взволновался я. - Ведь я  учусь  во  второй
смене.
   - Ступай! - строго проговорила она.
   - Куда? - захныкал я. - Стелить кровать? Да зачем же? Ведь все  равно
нужно будет опять ложиться спать.
   - Боря! - повысила мама голос.
   И я, мрачный, двинулся в спальню.
   - Погоди минутку, - остановила она меня. - Ты обедал?
   - Да...
   - А посуда?
   - В кухне...
   - Чистая?
   - Мамочка... - замялся я.
   - Даже перед соседями стыдно, - вздохнула мама. - Ах,  дорогой  друг,
не любишь ты у меня работать!
   - Все работай да работай! - наконец не выдержал я. - Ни минуты покоя!
   - Ни минуты покоя? Это у тебя-то?
   Я увидел, как она согнала с лица улыбку и, наверно, для того чтобы не
рассмеяться, прикусила нижнюю губу.
   - Эх, - продолжал я, понимая, что если мама и сердится, то не так  уж
сильно, - изобрести бы такую машину, которая сама и подметать, и  посуду
мыть!..
   - И стелить кровать! - иронически прибавила она и махнула на меня си-
ним платком. - А ты целыми днями будешь валяться с книжкой на диване.
   - Да, а ты знаешь, какая книга интересная! Тут описывается, как пира-
ты потерпели кораблекрушение. У них был главарь по кличке Рыжий Пес.
   - Ну вот что, Рыжий Пес, - сказала мама, - мне сейчас очень  некогда.
Я должна выполнить одно поручение фабрики и уйду ненадолго. А ты... пос-
тели кровать - раз, - она начала загибать пальцы, - подмети пол  -  два,
вымой посуду - три. Кстати, зачем ты рылся в шкафу?
   - Искал чистые носки.
   - Носки лежат на верхней полке, а ты перевернул весь шкаф и  зачем-то
бросил на пол бабушкин платок, который мы храним вот уже пятнадцать лет.
Понимаешь, это же память о твоей бабушке!
   - Ах, это, кажется, тот самый платок, который бабушка  называла  вол-
шебным?
   - Да, - кивнула мама, - так его называла бабушка. Возьми платок и по-
ложи на место. А уроки ты сделал?
   - Сделал, - сказал я, позевывая и рассматривая синий платок.
   - Все уроки?
   - Все... Нет, алгебра осталась... Мамочка, ты же знаешь, что  по  ал-
гебре я занимаюсь с Милой Улыбкиной и с Юркой Беловым. Они  сейчас  при-
дут.
   - Тогда поскорей все прибери, чтобы тебе не пришлось  краснеть  перед
товарищами. До свидания, мой Рыжий Пес... Нет, мой  Рыжий  Поросенок!  -
Мама поцеловала меня в щеку и пошла к двери.
   - Мама, а зачем на этом платке завязан узелок?
   - О, в этом узелке, говорила бабушка, и  заключается  вся  сила  вол-
шебства! - загадочно проговорила она и скрылась за дверью.
   "Шутит со мной, как будто я маленький, - недовольно подумал я, ощупы-
вая узелок. - Разумеется никакого волшебства на свете никогда не было  и
не может быть, - рассуждал я. - Но почему же бабушка называла  его  вол-
шебным? Платок как платок, немного вылинявший от времени. Бабушка, долж-
но быть, носила его на голове, как все старушки". Я внимательно осмотрел
платок и даже понюхал его. От старого шелка чуть-чуть попахивало  нафта-
лином.
   Тут я вспомнил, что должен сделать до  возвращения  мамы  целую  уйму
дел, и мне сразу сделалось грустно.
   Стелить кровать, подметать пол, мыть посуду - и так каждый день! Неу-
жели человек не может прожить без всякой работы? Надоело мне все это ху-
же горькой редьки! Вот возьму и не буду работать! Буду читать книгу  про
морских разбойников!
   Я вздохнул и сел на диван. Конечно, если бы этот платок действительно
был волшебным, тогда другое дело. Махнуть бы этим платком и сказать... Я
задумался: что бы такое сказать?
   - Диван, поднимись в воздух, - сказал я, усмехаясь про себя, и махнул
платком.
   И вдруг, к моему ужасу, почувствовал, что вместе с диваном поднимаюсь
в воздух...
 
 
   ГЛАВА ВТОРАЯ, в которой я начинаю творить чудеса
 
   - Ай-ай! - закричал я, цепляясь за стену. - Что такое? Кто меня  под-
нимает? Ай-ай! Не балуйтесь! Это ты, Юрка? Когда ты пришел?
   Диван поднялся примерно на два метра от пола и повис в воздухе непод-
вижно и так прочно, словно стоял на ножках.
   - Хватит валять дурака! - сердито сказал я. - Опусти, пожалуйста, ди-
ван!
   В комнате было тихо. На улице прогрохотал трамвай, и я  услышал,  как
тоненько задребезжала электрическая люстра. Я перегнулся с дивана и заг-
лянул вниз. Там никого не было. На том месте, где стоял диван, я  увидел
пыльные меточки, которые остаются на полу,  когда  передвигаешь  мебель.
Мне стало жутко. Я похолодел. Потом почувствовал жар. Выходит, что синий
платок действительно волшебный! Значит, моя  бабушка  была  волшебницей?
Жаль, что я никогда ее не видел...
   Но что мне теперь делать? Как опустить диван? Я спрыгнул на пол,  ос-
тупился, больно ударившись о пол коленкой, и  запрыгал  на  одной  ноге.
Когда боль прошла, я попытался притянуть диван к полу, но скоро  выбился
из сил. Получалось ужасно глупо! Не может же этот  диван  вечно  торчать
под потолком...
   И вдруг я вспомнил: надо, кажется, махнуть платком.
   - Диван, опустись на место, - строго сказал я и махнул платком.
   Диван опустился так быстро, что у меня  захватило  дыхание.  Едва  он
стукнул о пол четырьмя ножками, я сорвался с места  и  заплясал  посреди
комнаты. Я стал волшебником! У меня в руках страшная, удивительная сила!
Что бы теперь придумать? Какое совершить чудо?
   Я вытер пот, выступивший на лице, и, облизнув пересохшие губы, взмах-
нул платком:
   - Хочу, чтобы квартира была подметена, кровать постелена и посуда по-
мыта!
   Что-то ярко блеснуло, легкий вихрь прошел по квартире,  шелохнув  мои
волосы. Паркетный пол в комнате засверкал так, что я зажмурился. В  каж-
дой половице отсвечивала люстра. Пожалуй, даже дюжина полотеров не смог-
ла бы так великолепно натереть пол.
   Я бросился в спальню и, словно на льду, поскользнулся  на  паркете  и
растянулся во весь рост. На четвереньках я добрался до порога и заглянул
в спальню.
   Кровать была постелена так аккуратно, как это умеет делать только од-
на мама!
   Я поднялся и, осторожно ступая по скользкому  паркету,  отправился  в
кухню.
   У столика с нашей посудой стояла высокая пожилая соседка,  та  самая,
которая говорит мужским голосом и на подбородке у которой растут жесткие
седые волосинки. Я всегда ее немножко побаивался.
   - Странно, - сказала она густым басом, - что случилось с вашей  посу-
дой?
   - А что? - спросил я, делая рассеянное лицо.
   - Стояли грязные тарелки, и вдруг в одно мгновение они стали чистыми.
Это ты их вымыл, что ли?
   - Ну, конечно, - соврал я без зазрения совести.
   - Странно, - недоверчиво покачала она головой. Но тут в передней раз-
дался звонок, и я побежал открывать дверь. Это пришла Мила Улыбкина, ху-
денькая девочка с толстой светлой косой и маленьким  острым  носом.  Все
ребята считали ее самой красивой в нашей школе, но я никогда не  находил
этого.
   - А Белов еще не пришел? - спросила она, входя в комнату,  и  сощури-
лась. - Ох, как блестит пол!
   - Мила! - торжественно заговорил я. - Скажи, ты во мне ничего не  за-
мечаешь?
   - Что именно? - удивилась она.
   - Я не изменился? Может, глаза у меня не такие...
   - Глаза как глаза, чуть зеленоватые, как у  лягушки.  Я  взволнованно
глотнул воздух:
   - Мила! Я стал волшебником! В ту минуту, кажется, мои слова не произ-
вели на нее никакого впечатления. Она посмотрела на меня, как на дурака,
села на диван и, подышав на замерзшие пальцы, начала  поправлять  бантик
на своей косе. Я повторил:
   - Мила, я волшебник!
   Она неопределенно фыркнула, перебросила через плечо косу и неторопли-
во расправила на платье черный передник.
   - Слышишь, что я говорю? - рассердился я.
   - Я не люблю, когда мне говорят глупости, - ответила она спокойно.
   - Я не шучу!
   - Не дури, Борис!
   - Честное слово!
   Она иронически сморщила свой маленький нос.
   - Волшебник, а решать задачи по алгебре не умеешь.
   - Я уже решил! - воскликнул я.
   - Покажи!
   - Вон на столе тетрадка...
   Она подошла к столу, а я тем временем  махнул  платком  и  прошептал:
"Хочу, чтобы все задачи были решены".
   Мила открыла тетрадку, и я увидел, как она вздрогнула.  Ее  лицо  все
больше вытягивалось, брови все выше поднимались на лоб,  а  серые  глаза
стали совсем круглыми.
   - Просто удивительно! - пожала она плечами. - Кто тебе помог? Мне ка-
жется, что у тебя изменился почерк... Ты никогда не писал так аккуратно.
   - Я теперь все могу! - быстро сказал я, даже не взглянув в  тетрадку,
которую удивленная Мила рассматривала очень внимательно. - Я  же  сказал
тебе, что я стал волшебником!
   - Бессовестный врун! - Она закрыла тетрадку и снова села на диван.  -
Ну, хорошо, если ты стал волшебником, сделай так, чтобы... - Она задума-
лась, не зная, как уличить меня во лжи. - Сделай так, чтобы в этой  ком-
нате пошел снег!
   - Пожалуйста! - Я отвернулся и махнул платком. Что тут  началось!  Со
всех сторон на нас с пронзительным свистом обрушился ледяной ветер.
   Комнату затянуло мглой, в лицо с силой ударили колючие дробинки  сне-
га, и я почувствовал, что у моих ног растет сугроб.  Снег  набивался  за
шиворот и в рукава, метель слепила глаза, и я с трудом  разглядел  Милу,
которая с ногами забралась на диван. Гремящий, хлещущий ветер валил Милу
с дивана. Одной рукой она судорожно держалась за валик, а другой прикры-
вала голову. Словно издалека услышал я слабый, жалобный голосок:
   - Довольно, Боря... Довольно!
   Мне самому было не по себе. Я махнул платком, и в одно мгновение  все
успокоилось. Лампа в люстре горела ровно и ярко, нигде не  виднелось  ни
одной снежинки, и только в ушах немного звенело.
   - Ага! - закричал я. - Что ты теперь скажешь?
   - Я ничего не понимаю, - призналась она, зябко потирая плечи.
   - Хочешь, я еще что-нибудь сделаю? Она спрыгнула с дивана и испуганно
замахала руками.
   - Нет, нет, не хочу!.. Слушай, как ты делаешь этот фокус со снегом?
   - Это не фокус, а настоящее волшебство!
   - Не верю... - совсем неуверенно сказала Мила и, услышав  в  передней
шаги, быстро прибавила: - Вот, кажется, идет Юрик Белов... Если ты  вол-
шебник, сделай так, чтобы он... превратился в негритенка!
   Почему ей захотелось, чтобы Юрка стал черным, я не знаю. Она все про-
веряла меня и придумывала задания потрудней. Я расхохотался. Должен при-
знаться, что мне очень понравилась эта мысль - превратить Юрку в  негри-
тенка. Я незаметно махнул платком и уставился на дверь, силясь  предста-
вить себе, как будет выглядеть мой приятель.
   Но когда он, как всегда  стремительно,  ворвался  в  комнату  и  пос-
кользнулся на паркете, я ахнул и растерянно опустился на  стул.  Он  был
черным как смола, белели только зубы.
   - Вы чего на меня так уставились? - спросил он подозрительно.
   - Ты... ты сам на себя посмотри... - пролепетала  Мила,  указывая  на
зеркало. Юрка сделал шаг к зеркалу - и отшатнулся.
   - Тьфу ты! Где это я так вымазался? - захохотал он и  начал  вытирать
носовым платком лицо.
   - Не три, Юрка, не поможет, - покачала головой Мила. - Тебя  заколдо-
вал Борис.
   - Заколдовал? Враки!
   - Я сама не верила, только это правда, Юрик!
   Я сказал, не сводя с него глаз:
   - Ты теперь не Юрий Белов, а Юрий Чернов! Совсем неожиданно он  вдруг
заплясал и весело проговорил:
   - Ребята, а это здорово! Мне всегда немножко хотелось  побыть  негри-
тенком!
   Он был так доволен, что даже не спросил, каким  образом  я  превратил
его в чернокожего. Меня это даже чуточку обидело. Уж слишком много  Юрка
был занят собственной особой и совсем не удивился, что я стал  волшебни-
ком. Как будто я только и делал всю жизнь, что творил чудеса!
   - Я могу тебя расколдовать, - сказал я.
   - Потом... Мне так нравится. Очень симпатичное лицо, правда. Мила?
   - Да, конечно... - нерешительно согласилась она. - Только я  не  при-
выкла видеть тебя вот таким.
   Юрка потирал черные руки.
   - Завтра в школе все мальчишки полопаются от зависти, когда меня уви-
дят. Только ты, Борька, больше никого не делай негритенком, а  то  будет
неинтересно. Пусть я буду один негр на всю школу!
   - Ладно, - согласился я. - Вообще я могу сделать все, что угодно!
   - Например, что? - заинтересовался он.
   Я задумался.
   - Например... например, перенестись на необитаемый остров!
   - Очень хорошо! - захлопала в ладоши Мила. - Только не на север, я не
люблю, когда холодно.
   - В жаркие страны, - предложил Юрка. - На какой-нибудь остров посреди
океана!
   Я мечтательно сказал:
   - Поживем всласть! Так, чтобы совсем не нужно было работать! А то ма-
ма каждый день пилит: постели кровать, подмети пол,  вымой  посуду!  Все
работай да работай! Хорошо бы без всякой работы пожить!
   - А мы можем вернуться? - спросила Мила.
   - В любую минуту, как только нам надоест. Поехали?
   - Поехали! - решительно сказал Юрка. - А на чем?
   - Я и сам не знаю... Закройте глаза! Эй, чур, не подсматривать!
   Увидев, что они зажмурились, я махнул  платком.  Что-то  загремело  и
заскрежетало, и сразу наступила полная темнота. Потом  какие-то  огни  -
красные, желтые, синие, зеленые - вихрем закружились вокруг нас. Наконец
огни исчезли, и все смолкло. В тишине я  отчетливо  услышал  нарастающий
шум морского прибоя. Ослепительный луч солнечного света ударил мне в ли-
цо. Я заслонился от солнца ладонью и вдруг увидел, что справа и слева от
меня покачиваются какие-то ветки. В ту же секунду я услышал  рядом  вос-
торженные крики моих приятелей.
   - Океан! - задыхаясь от волнения, пищала Мила.
   - Пальмы, лианы! - вторил ей Юрик.
   - Ананасы!
   - Бананы!
   Мы стояли, окруженные пышной тропической  растительностью.  Невидимые
птицы свистели и щелкали в зелени. Пахло какими-то цветами и сыростью. А
глубоко внизу, под обрывом, клубилась пелена океанских волн. Зеленоватые
валы накатывались на скалы и с шумом разбивались о  камни.  По  временам
ветер доносил до нас прохладный туман брызг.
 
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой я ссорюсь со своими приятелями
 
   Разумеется, мы прежде всего обследовали остров. Он оказался  довольно
большим и совершенно необитаемым. Густой тропический лес,  скалы,  тихие
лагуны с прозрачной водой, в которой сверкали рыбы, теплый песок на  бе-
регу лагун - все было просто роскошно!
   Усталые, изнемогающие от жары, но совершенно счастливые, мы, наконец,
решили отдохнуть в тенистом ущелье, увитом какой-то зеленью.
   - Хорошо бы чего-нибудь холодненького сейчас! - сказала Мила,  садясь
на камень.
   Вы, наверное, догадались, что я сделал. Мои приятели только слабо ах-
нули, увидев, как в ущелье вдруг появились круглый стол  и  три  удобных
мягких кресла. На столе стояли вазочки с мороженым и большая ваза пирож-
ных!
   Это был настоящий пир. Таких сладких и вкусных вещей я не ел  никогда
в жизни. А кругом пели, свистели и щелкали птицы, мощно шумел прибой,  и
бесчисленное количество солнечных зайчиков сверкало в волнах океана.
   - Больше не могу, объелась, - сказала Мила, блаженно  откидываясь  на
спинку кресла. - Ребята, а мне нравится такая жизнь.
   - Еще бы! - усмехнулся я.
   - Вот так бы каждый день, - потянулся в кресле Юрка.
   - Ну, каждый день, я думаю, надоест, - вздохнула Мила.
   - Ничего, можно привыкнуть, это не алгебра, - сказал я.
   Мы помолчали, прислушиваясь к шуму прибоя.
   - А что мы теперь будем делать? - спросил Юра.
   - Ничего! - сказал я.
   Они недоуменно переглянулись.
   - То есть как?.. - Мила посмотрела на меня  своими  широко  открытыми
серыми глазами.
   - А просто так: ни-че-го! Мы зачем сюда попали? Чтоб отдохнуть от ра-
боты - ведь правда?
   - А-а... - разочарованно протянула она.
   Юрка почесал черным пальцем кончик черного носа и проворчал:
   - Странно... Что ж, мы теперь должны вот так сидеть, и... все?
   - Угу, - не очень уверенно сказал я.
   Должен честно сознаться, что и самому мне сидеть без движения было не
очень приятно, но теперь отступать было поздно, и я продолжал:
   - А вам что, не нравится, что ли?
   Мила снова взглянула на мрачного Юрку и тихонько проговорила:
   - Н-нет... В общем, нравится...
   - Нравится, да не очень, - проворчал Юрка.
   Мы умолкли. В тишине было слышно, как  внизу  шумит  океан.  Огромная
птица с многоцветным, как у павлина, хвостом села на  краешек  скалы  и,
склонив голову, рассматривала нас круглым глазом. Мы тоже молча рассмат-
ривали ее. Это длилось долго. Наконец я почувствовал, что мои глаза  за-
волакивает туман, а птица начинает двоиться и троиться. Я начал  клевать
носом. Но тут Мила вскочила, вспугнув длиннохвостую птицу, и сказала:
   - Ребята, вот там среди камней ручеек. Я помою посуду.
   Она собрала хрустальные вазочки и отправилась к ручейку. А я тем вре-
менем незаметно махнул платком и увидел, что Мила вдруг остановилась.
   - Чего ты стала? - крикнул ей Юрка.
   - Понимаешь, посуда уже чистая... Она вернулась к нам,  подозрительно
глядя на меня.
   - Это опять твои фокусы, Борис?
   - Ладно, садись. Мила, - махнул Юрка рукой.
   Мы опять надолго замолчали. Мила ворочалась в кресле,  кряхтела  и  в
конце концов опять не выдержала:
   - Борик, мы тут намусорили на камнях... - Она умоляюще посмотрела  на
меня. - Можно, я подмету?
   Я пожал плечами. Она подняла сухую пальмовую  ветку  и  приготовилась
подметать. Но я опять слегка тряхнул платком, который держал в опущенной
руке.
   - НУ, это уже безобразие! - закричала Мила, отшвыривая ветку. -  Весь
мусор исчез!
   - Красота!.. - без всякого вдохновения проговорил Юрка. - Борька, до-
вольно дурить, идемте ловить рыбу.
   Мила запрыгала на месте и захлопала в ладоши:
   - Ловить рыбу! Ловить рыбу!
   - Зачем? - спросил я.
   - Чтобы приготовить обед, - убеждала она меня. - Не можем же мы  обе-
дать мороженым! Тут одни сладости, Борик.
   Я покачал головой.
   - Ловить рыбу - это уже работа. А на этом острове никто не  работает.
Вот вам...
   И к их ногам, неизвестно откуда, свалилась огромная серебристая рыба.
   - О-о-о!.. - в один голос разочарованно протянули Мила и Юрка.
   - Вам не нравится эта рыба? - спросил я.
   - Нет, нравится... Только, Борик, разреши мне, пожалуйста,  ее  зажа-
рить. - В серых глазах Милы светилась самая искренняя  мольба.  -  Пожа-
луйста, Борик! Я хорошо умею жарить рыбу.
   - Когда будет нужно, она сама зажарится...
   - Довольно! - вдруг закричал Юрка, вскакивая с кресла. - Надоели  мне
твои фокусы! Мила, идем ловить рыбу!
   - Идем, Юрик, обрадовалась она.
   - А твой судак нам не нужен! - Юрка схватил рыбу за раздувающие жабры
и швырнул с обрыва.
   - Идите, пожалуйста, я вас не задержу... - пожал  я  плечами,  глядя,
как они спускаются со скалы. - Эй, постойте! А чем вы будете ловить? Хо-
тите, я вам сделаю сети или удочки?
   - Сами сделаем! - ответил Юрка, цепляясь за камни.
   - Сумасшедшие, в океане жуткие волны! Слышите, как там свистит ветер?
Вы утонете?
   Мила ответила громко и радостно:
   - Пускай ветер, пускай буря! Лучше буря, чем ничего не делать!
   Они скрылись за выступом скалы, но я еще долго слышал тонкий  голосок
Милы, которая весело распевала:
   Будет буря, мы поспорим
   И поборемся мы с ней...
   Мне было невыразимо скучно. Чтобы как-нибудь скоротать время, я  сот-
ворил для себя еще несколько пирожных. Но они не полезли в рот. Мне  за-
хотелось пить, и на несколько минут я развлек себя тем,  что  пустил  из
скалы шумный и звонкий фонтан нарзана. Вода была вкусная и холодная, и я
пил ее до тех пор, пока не почувствовал, что живот стал тугим, как бара-
бан. Я сел в кресло, наблюдая, как пенится сбегающий в океан ручеек, и в
конце концов заснул.
   Проснулся я от толчка в плечо и вздрогнул, увидев черное  лицо  Юрки,
освещенное красноватыми отблесками костра. Был вечер. Далеко  в  океане,
за линией горизонта, чуть-чуть розовело небо.
   Мила хлопотала у костра. Приятно пахло дымком и жареной рыбой.
   - Если так долго сидеть на одном месте, у тебя ноги совсем  отсохнут.
Вставай, вставай, волшебник!
   Юрка помог мне добраться до костра. У меня было такое ощущение, слов-
но мое тело несколько часов подряд колотили палками.
   - Вы ловили рыбу? - спросил я. - А волны?
   - А мы поворошили мозгами и придумали. Мы ловили рыбу в  лагуне  моей
рубашкой. Потрогай, она еще мокрая. В океане волны, а  в  лагуне  совсем
тихо.
   - Накупались, наплавались! - живо говорила Мила. - Вода  такая  хоро-
шая, теплая!
   - Накупались, - с завистью сказал я. - А меня не могли позвать?
   - Так ведь плавать - это тоже работа! -  расхохотался  Юрка  и  язви-
тельно прибавил: - Впрочем, если ничего не умеешь  делать,  то  поневоле
будешь бездельничать.
   - Кто ничего не умеет делать? - возмутился я.
   Мила посмотрела на меня так, словно видела меня впервые.
   - Борик, а что ты умеешь делать?
   - Фокусы... - быстро выпалил Юрка.
   Мое самолюбие было задето.
   - Я все умею делать! А вот интересно, что ты, Юрка,  сам  умеешь  де-
лать?
   Он развел руками:
   - Ну, всего, конечно, как ты, я не умею...
   Мила с укором сказала мне:
   - Борик, он у нас молодец! Смотри, какой он устроил костер.
   - Подумаешь, костер! Разве так дрова  кладут?  Нет  никакого  притока
воздуха.
   - Покажи, как надо! - запальчиво крикнул Юрка.
   - Пожалуйста, могу показать...
   Я начал показывать, и костер, конечно, очень скоро погас.
   - Хм... - смущенно пробормотал я. - Дрова сырые. Дайте спички...
   - Спичек нет, - кусая губы от сдерживаемого смеха, проговорила Мила.
   - Хм... Сейчас я сделаю спички.
   - Опять фокус? - подозрительно спросил Юрка. - А ты без фокуса.
   - Без фокуса? Хорошо, дайте подумать... Ну, ясно, чтобы добыть огонь,
нужно увеличительное стекло.
   - Чем ты думаешь, Борька? Во-первых, увеличительного  стекла  нет,  а
во-вторых, если бы оно даже и было, то что бы ты с ним стал делать, ког-
да солнце уже зашло?
   - В таком случае... - лихорадочно соображал я, - в таком случае можно
добыть огонь при помощи трения дерева о дерево.
   - Потри попробуй!
   Я неуверенно взял две ветки и минут пять тер их одну о  другую.  Меня
все больше раздражали молчаливые улыбки приятелей. До боли стиснув зубы,
напрягая силы и покрываясь потом, я все тер и тер. А проклятые ветки да-
же не сделались теплыми. Шумел океан, ясные и крупные звезды блестели  в
вышине, ухала в темноте какая-то птица.
   - Не мучайся, - сказал наконец мне Юрка.
   - Это дерево не годится, - отбросил я ветки и расстегнул воротник  на
взмокшей рубашке.
   Он подошел ко мне и покачал головой.
   - С твоим терпением никакое дерево не загорится. - Он улыбнулся, и на
его темном лице блеснули зубы. - Я читал, что дикари на добычу огня  та-
ким способом тратили много часов. Но есть способ и попроще.  Видишь  вот
этот сухой нарост на дереве?
   - Ну?
   - Это называется трут. Берем немножко трута...
   Смотри, вот так... Кладем в костер. Теперь я этой железкой  и  камнем
высекаю искру...
   Костер задымился, вспыхнуло пламя, и вокруг нас заплясали тени.  Юрка
снова приблизил ко мне свое лицо.
   - Понял?
   Я был посрамлен и оттолкнул его довольно грубо.
   - Чего ты толкаешься?
   Я молчал.
   - Слышишь, ты чего толкаешься? - вскипел Юрка.
   - Я тебя еще не так толкну! - вспыхнул и я.
   - А ну толкни, толкни!
   - Ребята, перестаньте! - закричала Мила, вскакивая, но мы уже  сцепи-
лись и рухнули на землю.
   - Я сразу почувствовал, что чернолицый Юрка сильнее меня.  Он  прижал
мои лопатки к камням, и один из них так больно впился в мою спину, что я
взвизгнул:
   - Пусти, Юрка!
   - Ну то-то! - уже миролюбиво проговорил тот, поднимаясь  и  отряхива-
ясь.
   - Борик, иди к костру, - позвала Мила.
   - Не хочу, - сказал я. - Скучно все это... Ребята, давайте  придумаем
что-нибудь интересное.
   Они посмотрели на меня заинтересованно.
   - Что?
   - Какое-нибудь интересное приключение. Стойте! Я уже придумал.
   Да, это был удивительный платок! Едва я махнул им, как засвистел  ве-
тер, и в ярком свете выплывшей из-за леса луны мы увидели в  океане  ко-
рабль. Ветер бил в раздувавшиеся паруса, и корабль швыряло  с  волны  на
волну, как скорлупу. Черный флаг с белым черепом и  скрещенными  костями
развивался на мачте.
   Ни слова не говоря друг другу, мы побежали к обрыву. Первой заговори-
ла Мила:
   - Какой страшный флаг!
   - Это, конечно, пираты? - посмотрел на меня Юрка.
   - "Калоша Дьявола", - сказал я. - Это  самые  страшные  пираты  мира!
Гроза южных морей. Ребята, вот это приключение!..
 
 
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ, в которой мы попадаем в плен к пиратам
 
   - Ой, ой! - вдруг закричала Мила. - Смотрите, ребята, волны несут ко-
рабль прямо на камни!
   Он сейчас разобьется!
   Молча и быстро, царапая до крови руки, мы начали спускаться со скалы.
Внизу на камнях пенился ревущий океан. А дальше на волнах шевелилась ши-
рокая дорога. Темный силуэт корабля стремительно пересек  эту  дорогу  и
скрылся за изгибом острова. А еще через минуту мы услышали глухой удар и
пронзительный треск ломающегося дерева.
   Внизу мы сняли ботинки и побежали по песку.
   Нагретый за день солнцем, он все еще был теплым.
   Потом нам пришлось вброд перейти через маленький заливчик. От  океана
его отделяла гряда рифов, на которых ревели и разбивались могучие волны.
   За поворотом мы увидели корабль. Он лежал на камнях, и океанские вол-
ны перекатывались через него. Черные фигуры людей сновали по берегу.
   Они что-то спасали с погибшего корабля, волны сбивали их  с  ног,  но
они поднимались и снова чтото тянули. Мне показалось, что это была  боч-
ка.
   Наконец пираты выбрались на сухое место. Теперь нам хорошо были видны
в лунном свете крепкие фигуры этих людей. Их было пятеро.
   - А что, если они увидят нас? - наклонилась ко мне Мила,  силясь  пе-
рекричать шум прибоя.
   - Пускай увидят. Не страшно! Но на самом деле мне стало очень  страш-
но, когда я увидел, что пираты двинулись в нашу  сторону.  Мы  пустились
наутек, в заливчике я споткнулся о подводный камень и с головой окунулся
в солоноватую воду. Ребята помогли мне выбраться на песок в  ту  минуту,
когда пираты подошли к заливчику.
   Задыхаясь от волнения и быстрого бега, мы домчались до скалы и начали
подниматься вверх. Мокрая одежда хлюпала и мешала  мне.  Я  скользил  на
камнях и срывался.
   - Скорей, скорей! - торопила Мила, насмерть перепуганная этим  неожи-
данным приключением.
   Можете представить наш ужас, когда мы увидели, что следом за  нами  к
нашему костру поднимаются и пираты! Но тут я подумал: "А чего  я  боюсь?
Ведь у меня есть волшебный платок!"
   Я сунул руку в карман и крепко сжал платок в кулаке. Другой  рукой  я
неторопливо подбросил в костер хворосту и совсем  спокойно  взглянул  на
подходящих к нам морских разбойников.
   Впереди выступал в полосатой тельняшке и в высоких ботфортах  плечис-
тый мужчина с рыжими бакенбардами. Я сразу узнал его. Он  приближался  к
нам, держась за пояс, на котором  висел  большой  изогнутый  нож.  Пламя
костра сверкало в его черных глазах. Я сделал шаг ему навстречу.
   Пират остановился, снял с головы блестящую клеенчатую шляпу и  сказал
хрипловатым басом:
   - Бедные моряки, потерпевшие кораблекрушение  у  этих  берегов,  при-
ветствуют юную леди и юного джентльмена.
   Он сделал знак остальным четырем пиратам, и все они также стянули  со
своих голов клеенчатые шляпы и поклонились нам. Они были  один  страшнее
другого - точно такие были нарисованы  у  меня  в  моей  приключенческой
книжке.
   - Здравствуйте, Рыжий Пес! - сказал я.
   -  О-ля-ля!  -  воскликнул  пират  с  рыжими  бакенбардами.  -   Юный
джентльмен знает мое имя?
   - Я читал о вас в книге.
   Рыжий Пес взглянул на своих спутников и горделиво тряхнул гривой  ры-
жих волос.
   - Тысяча чертей и одна ведьма! Я всегда был уверен, что мое имя пере-
живет меня!
   - А это Рваное Ухо, - указал я на коренастого пирата с большим  отто-
пыренным ухом, в котором отсутствовала мочка.
   - Вы точно смотрели в воду, сэр! - кашлянул он.
   - А это Кошачий Зуб! - продолжал я.
   Низенький человек с большим носом и тонкими усами неопределенно хмык-
нул.
   - А вас, кажется, зовут Кривой Ногой? - сказал я  пирату  со  смуглым
восточным лицом, в ухе которого покачивалась серьга.
   - Так точно, сэр.
   - А меня, сэр? - почтительно склонился огромный человек с черной  по-
вязкой, закрывающей один глаз.
   - Одноглазый!
   - Ха! - восторженно воскликнул он.
   Как я потом убедился, этим коротким словом он выражал восторг, и  не-
доумение, и все другие свои чувства.
   Пираты склонились к своему капитану и о чемто пошушукались. У Рваного
Уха был такой громкий и свистящий шепот, что, когда  он  заговорил,  мне
сразу стало ясно, что их всех беспокоит.
   - Капитан, - шипел человек с расплющенным ухом. - Нет ли здесь подво-
ха? Может быть, этих детей нарочно выпустили на нас и, пока мы  точим  с
ними лясы, нас окружит стража?
   - Молчи, Рваное Ухо! - пробасил Рыжий Пес, небрежно отталкивая его. -
Ты всегда был трусом. Посмотри, девочка, кажется, сама трясется от стра-
ха. Сейчас мы все выясним.
   Держа в руках шляпу, капитан сделал шаг вперед и продолжал, обращаясь
к нам:
   - Не скажут ли молодая леди и юный джентльмен, где находятся их  дос-
топочтенные родители? Клянусь брюхом акулы,  нам  не  терпится  засвиде-
тельствовать им свое почтение.
   - Это невозможно, капитан, - сказал я.
   - Почему, сэр? Разве нельзя послать за родителями вашего слугу?  -  и
Рыжий Пес ткнул пальцем в чернолицого Юрку.
   - Я не слуга! - вздрогнул Юрка.
   - Молчи, бой! - рявкнул Рыжий Пес. - Клянусь брюхом акулы, ваш черно-
кожий дьяволенок не умеет разговаривать с господами!
   - Что? - вдруг громко вскрикнула Мила, которая до сих пор  робко  жа-
лась к скале. - Он не дьяволенок, а наш хороший товарищ! И вы не  имеете
права так называть его!
   Она говорила все это очень быстро, наступая на Рыжего Пса и  размахи-
вая руками перед самым его носом. Я никогда не видел Милу  такой  серди-
той. Капитан отмахнулся от нее, как отмахиваются от назойливой мухи, по-
жал плечами и расхохотался.
   - Не вижу ничего смешного! - кричала рассерженная Мила.
   Рыжий Пес с любопытством рассматривал ее. Он даже  отступил  на  один
шаг.
   - Прошу прощения, миледи. Я обошел на своей  лоханке  полсвета,  пока
она не разбилась на этих проклятых рифах, но я никогда не  видел,  чтобы
белые дружили с черными.
   Я потянул Милу за рукав и сказал пирату:
   - Видите ли. Рыжий Пес, есть другие полсвета, где дружат все люди.
   - Ноне хотел бы я туда попасть!
   - А вас туда и не просят! - громко выпалила Мила.
   Стоявший в отдалении и не перестававший чтото жевать Кошачий Зуб нев-
нятно пробормотал:
   - Не могу сказать, что хозяева гостеприимно встречают своих гостей.
   - А пусть гости не обижают хозяев! - не унималась Мила.
   - Ха! - словно выстрелил Одноглазый. - Разве черные могут быть хозяе-
вами?
   Он стоял перед нами, расставив ноги в ботфортах и уперев руки в бока.
   - Такими же, как белые! - резко  проговорил  Юрка,  заражаясь  горяч-
ностью Милы.
   - Ха!
   Человек с серьгой в ухе неторопливо подошел к капитану,  припадая  на
одну ногу.
   - Капитан, не вздернуть ли нам негритенка на этой пальме?
   - Не торопись, Кривая Нога, всему свой черед, - поморщился Рыжий  Пес
и, заметив, что я их слушаю, сладко улыбнулся мне: -  Скажите  же,  сэр,
как нам повидать ваших родителей?
   - Наших родителей нет на этом острове, - ответил я простодушно. -  Мы
здесь одни.
   Это было непростительной глупостью. Пираты переглянулись,  а  Кошачий
Зуб зажевал что-то еще быстрее.
   - Вы жуете табак? - наконец сообразил я, с  интересом  наблюдая,  как
перекатываются под его загорелой кожей желваки и смешно топорщатся усы.
   - Так точно, сэр... - заулыбался Кошачий Зуб.
   - Так я и думал! - сказал я Миле и Юрке. -  Настоящие  морские  волки
всегда жуют табак и курят трубки.
   Мягко ступая на носках, как будто крадучись, ко мне  подошел  Кошачий
Зуб. Я уже заметил, что все его движения были легкими и даже  грациозны-
ми.
   Он очень походил на артиста балета. Церемонно кланяясь  мне.  Кошачий
Зуб проговорил мурлыкающим, грудным голосом:
   - Хотите попробовать, сэр? Чудесный табачок, сэр! Всегда такое ощуще-
ние, точно у тебя во рту ночевали лошади.
   Пираты захохотали дружно и громко.
   - Нет... не надо... - сказал я. - Спасибо... Кривая Нога протянул мне
дымящуюся трубку.
   - Может быть, вам дать мою трубочку, сэр?
   Две-три затяжки, и у вас будет такое блаженное состояние,  словно  вы
наглотались гвоздей пополам с паукам и пиявками.
   - Нет... спасибо...
   - Ха! - проговорил Одноглазый. - Молодой джентльмен не жует и не  ку-
рит табак. Зато он любит, наверное, этот напиток, сладкий,  как  змеиный
яд! - Одноглазый протянул мне большую фляжку.
   - Вино? - догадался я.
   - Нет, сэр! Ром! Отхлебните, сэр. Нам удалось спасти  целый  бочонок.
Чем больше пьешь, тем короче путь на кладбище.
   Я отстранил рукой фляжку, которую Одноглазый держал у моих губ, и по-
качал головой:
   - Я не тороплюсь на кладбище.
   Пираты снова расхохотались.
   Рыжий Пес издал вдруг какой-то странный шипящий звук. В ту же секунду
пираты бросились на нас и скрутили нам руки. Я слышал, как громко стона-
ла Мила и как кряхтел и сопел, отбиваясь от пиратов. Юрка.
   - Пустите! - что было сил закричал я. - Вы не имеете права!
   - Ха! - усмехнулся Одноглазый, связывая мне руки.
   Он приблизил свой единственный глаз к моему лицу, и я увидел в черном
зрачке столько ярости и жестокости, что почувствовал, как  весь  холодею
от ужаса.
 
 
   ГЛАВА ПЯТАЯ, в которой все оборачивается самым неожиданным образом
 
   - Юную леди и юного джентльмена привязать к пальмам! А  негритенка  -
ко мне! - приказал Рыжий Пес.
   Меня и Милу крепко прикрутили к деревьям. Рыжий Пес тем временем важ-
но опустился в кресло, и к его ногам швырнули бедного  Юрку.  Рыжий  Пес
торжественно пробасил:
   - За белых птенцов, пираты, мы потребуем хороший выкуп - мешок денег!
А ты, негритенок, будешь служить мне. Слушайте все! Я назначаю себя  гу-
бернатором этого острова. Ура губернатору!
   - Ура-а!.. - заорали пираты.
   И где-то в скалах откликнулось раскатистое эхо. В темноте в недалеком
лесу шумно вспорхнула стая испуганных птиц.
   - Мы вас не признаем губернатором! - крикнула Мила.
   - Воркуйте, воркуйте, птенчики! Клянусь брюхом акулы, это только  ус-
лаждает мой слух! - посмеивался Рыжий Пес.
   Пираты по-хозяйски расположились на нашей площадке и съели зажаренную
на костре рыбу, запивая ее ромом. По мере того  как  эти  страшные  люди
отхлебывали из своих фляжек, они делались все развязней и  болтливей  и,
наконец, запели песню:
   Чтобы сладко есть и пить,
   Без труда на свете жить,
   Нужно денежки добыть,
   Ой-ха-ха!..
   А чтоб денежки добыть,
   Нужно лишь пиратом быть,
   Обмануть, украсть, убить,
   Ой-ха-ха!..
   От свирепых голосов и дикого смеха мороз продирал по  коже.  В  конце
концов они перепились и захрапели.
   - Ах, если бы у меня были свободными руки! - зашептал я своим товари-
щам. - Юрка, ты не можешь каким-нибудь образом развязать нас с Милой?
   - Не могу, - простонал он из темноты.
   Луна закатилась, костер погас, и вокруг  нас  черной  плотной  стеной
стоял мрак. Все потонуло в этой непроницаемой и жуткой темноте.
   - Юрка, - умолял я, - попробуй как-нибудь доползти до нас. Я  слышал,
как он вздохнул.
   - Рыжий Пес привязал меня к своей ноге...
   Мила тихонько всхлипывала:
   - Противный, Борька... Зачем ты нас затащил на этот гадкий остров?
   Что я мог ответить? Я молчал, глотая слезы обиды и бессильной  злобы.
Под конец я задремал, уронив голову на грудь.
   Проснулся я от зычного крика Рыжего Пса. Было светло. Солнце сверкало
в синих волнах океана, снова свистели и щелкали в лесных зарослях птицы.
   Пираты суетились на площадке. Рыжий Пес сидел в кресле, величественно
поглядывая на стоявшего перед ним на коленях Юрку. Я заметил, что руки у
Юрки были уже развязаны.
   - Может быть, ты тоже не признаешь меня губернатором? - спросил Рыжий
Пес, расчесывая свои огненные бакенбарды серебряной гребенкой.
   - Я вас презираю! - страстно и громко воскликнул Юрка.
   Рыжий Пес вскочил, и его красный нос побагровел еще больше.
   - Чисти мои сапоги, бой!
   - Ха! - прищелкнул языком Одноглазый.
   Все пираты столпились вокруг Юрки.
   - Чистить ваши сапоги? - качнул Юрка курчавой головой.  -  Да  ни  за
что!
   Я просто обомлел от его храбрости и только ахнул, когда  увидел,  как
он преспокойно плюнул на сапог капитана.
   Рыжий Пес отшвырнул Юрку ногой и заревел, словно бык:
   - Вздернуть чернокожего на эту рею! - И он указал пальцем на дерево.
   Пираты подхватили Юрку на руки, набросили на его шею петлю и, похоха-
тывая, потащили к пальме.
   - Боря!.. - истерически закричала Мила.
   - Рыжий Пес, не смей! - Я задыхался от волнения. - Слышите, не  смей-
те! Ох, если бы у меня были свободными руки!
   Пираты расхохотались. Вообще, как я заметил, они хохотали по  всякому
поводу и даже без повода.
   Ко мне подошел одноглазый и больно потянул за ухо.
   - Уж не думаешь ли ты, птенец, что если бы у тебя были свободными ру-
ки, то ты поколотил бы его превосходительство нашего губернатора?
   - И еще как поколотил бы!
   Они, конечно, не могли отнестись к моим словам всерьез и опять  захо-
хотали, хватаясь за животы и приседая.
   - Ваше превосходительство, - давясь смехом, с трудом выговорил  Коша-
чий Зуб, - вам сделали вызов! Бокс! Восемь раундов!
   У Рыжего Пса от смеха выступили слезы. Он вытер глаза кулаком и  под-
нес его к моему носу.
   - Тысяча чертей и одна ведьма! Мне это нравится! Клянусь брюхом  аку-
лы, это будет самое веселое представление в мире! Ну-ка, развяжите птен-
цов!
   Потирая затекшие руки, я незаметно махнул волшебным платком и прошеп-
тал:
   - Хочу быть сильным и непобедимым.
   Пираты, посмеиваясь, расчищали от сучьев площадку, а Мила и Юра в это
время поражение шептали мне:
   - Ты сошел с ума, Борька!
   - Он убьет тебя одним ударом!
   - Посмотрим!.. - сказал я и пошел навстречу Рыжему Псу.
   - Внимание! - пробасил  капитан.  -  Сейчас  начнется  представление!
Мальчишка! Слышишь, мальчишка? Знаешь ли ты,  что  в  Лос-Анжелосе  и  в
Рио-де-Жанейро я дважды побил Шестипалого Джека?
   - Знать не знаю никаких Шестипалых и не понимаю,  зачем  вы  хвастае-
тесь. Рыжий Пес, - сказал я, глядя прямо в его глаза. - Наверно, вы бои-
тесь, что я вас побью!
   - Я боюсь? - взревел Рыжий Пес. - Смотри сюда, мальчишка!
   Плечистый, рыжеволосый, он подошел к большому, величиной с  одноэтаж-
ный дом, замшелому камню. Этот камень словно врос в землю на краю  обры-
ва. Напрягаясь и тяжело дыша. Рыжий Пес попытался сдвинуть его  с  места
плечом. Конечно, это было ему не под силу. Однако он сказал, вытирая пот
с красного лица:
   - Ты видишь, этот камень сдвинулся с места. Неужели тебе не  страшно,
мальчишка?
   - Что же тут особенного? - пожал я плечами и, засучив рукава, показал
пиратам свой указательный палец. - Вы видите этот палец?  Так...  Теперь
смотрите...
   Я подошел к обрыву и совсем легонько ткнул камень пальцем. Земля  за-
шевелилась у нас под ногами - это камень вывернул целые пласты  песка  и
глины. Сначала медленно, словно нехотя,  камень  перевернулся  два  раза
вокруг себя, а затем с оглушающим грохотом, сбивая и  увлекая  за  собой
другие камни, полетел в океан. Было слышно, как внизу всплеснулись  вол-
ны, и каскад брызг взметнулся до самой площадки.
   - Ха! - сказал в наступившей тишине Одноглазый.
   - Вот это волшебство! - тихонько вскрикнула Мила.
   Все пираты были в замешательстве. Но тут Кошачий Зуб крикнул:
   - Случайность! Самая обыкновенная случайность, уверяю вас. Губернатор
сдвинул камень, и он уже держался на волоске!
   - Конечно, случайность, ваше превосходительство, - подтвердил  Рваное
Ухо. - Разве по силам птенцу опрокидывать скалы?
   Рыжий Пес наконец пришел в себя от изумления.
   - Тысяча чертей и одна ведьма! Если мальчишка действительно силен, то
тем приятнее будет его поколотить!
   - На ринг, на ринг! - хрипло закричали пираты.
   - Держись, Борис! - шепнул мне Юрка подбадривающе.
   Мила задержала меня и сказала умоляюще:
   - Борик, может быть, лучше отказаться?
   - Отказаться? - сжал я кулаки. - Нет уж, тысяча чертей и одна ведьма!
   Все умолкли. Мы сошлись с Рыжим Псом в самом центре площадки  и,  как
это делают настоящие боксеры перед началом боя, пожали друг другу  руки.
Когда я протягивал ему руку, то видел над собой могучую гору в полосатой
тельняшке, увенчанную рыжей растительностью. Но вдруг эта гора присела и
завизжала:
   - Ай-ай!.. Не могу! Ой, больно!.. О, моя бедная рука! Отпусти же  мою
руку, мальчик!
   Я отпустил его руку, и он отпрянул от меня, пританцовывая от  боли  и
дуя на пальцы.
   - Что случилось. Рыжий Пес? - спросил ктото из пиратов.
   - У этого мальчишки не руки, а клещи!.. Сейчас я его нокаутирую!
   Он сделал молниеносный выпад и с силой ударил меня в левую скулу.  Но
как это ни странно, я не почувствовал этого удара, а Рыжий  Пес  отлетел
на несколько метров, словно наткнулся на стену.
   Все безмолвствовали.
   - Ничего не понимаю... - бормотал Рыжий Пес, потирая кулак.
   - Ты боишься его. Рыжий Пес? - сказал Кошачий Зуб.
   - Что? - заревел капитан. - Я его боюсь? Я сделаю сейчас из него  ме-
дузу!
   Как бык, наклонив голову и вращая налившимися кровью глазами, он дви-
нулся на меня. Честное слово, я стукнул его совсем не сильно.  Но  Рыжий
Пес пролетел через всю площадку, сбив с ног Кривую Ногу, и плашмя  грох-
нулся на камни. Я видел, как безмолвные, потрясенные  пираты  склонились
над ним и разжимали стиснутые зубы, чтобы влить в рот глоток рома.
   Мила подпрыгивала возле меня на одном месте, не в силах сдержать сво-
его восторга.
   - Ты самый сильный человек на свете, Борик!
   Юрка изумленно заглядывал мне в лицо.
   - Как ты все это делаешь, Борька?
   Я не успел ответить, потому что услышал за спиной крадущиеся  шаги  и
оглянулся. Вынув кривые ножи и свирепо вращая глазами, на нас  наступали
четверо пиратов. Рыжий Пес сидел в отдалении и указывал на меня пальцем.
   Я смело принял этот неравный бой. Через несколько секунд четыре морс-
ких разбойника валялись на камнях.
   - Ага, получили?! - закричала Мила.
   Один за другим, трусливо оглядываясь, пираты уползли за обрыв.
 
 
   ГЛАВА ШЕСТАЯ, в которой Кошачий Зуб предлагает мне быть капитаном пи-
ратов
 
   - Полная победа, ребята! Небось, больше не явятся! - сказал я и,  об-
няв Юрку и Милу, положил им на плечи руки. А это мне никак  нельзя  было
делать, потому что оба они в ту же секунду полетели на землю.
   - Чего вы? - обескуражено спросил я. Они поднялись, потирая плечи.
   - Что ты положил нам на плечи?
   - Руки...
   - Это не руки, а какие-то железные рельсы.
   Только теперь я начал понимать по-настоящему, что  обладаю  невероят-
ной, нечеловеческой силой. Я пощупал свои пальцы, локти, мускулы - каза-
лось, что все было таким же, как всегда.  В  рассеянности  я  оперся  на
пальму. Дерево затрещало и переломилось, словно спичка. Оно с шумом рух-
нуло на площадку, накрыв своими ветками Милу. Я  хотел  помочь  ей  под-
няться, но она живо вскочила на ноги и бросилась от меня наутек.
   - Борис, это невозможно!
   - Да, да, Борька, так нельзя! -  крикнул  мне  Юрка,  высовывая  лицо
из-за скалы. - Не подходи ко мне, пожалуйста. Стань сначала  таким,  как
прежде.
   Я отлично понимал, что так продолжаться не может, и, превратив себя в
обычного человека, бросил волшебный платок на ствол упавшей пальмы.
   - Ребята, идите сюда, я теперь такой же, как  всегда.  Они  осторожно
приблизились и ощупали меня.
   - Да, теперь ты, кажется, похож на человека, -  успокоено  проговорил
Юрка. - Объясни, наконец, как ты все это устраиваешь.
   - Очень просто... - сказал я. - Но согласитесь сначала, что волшебни-
ком быть очень приятно!
   Они промолчали.
   - Чего вы молчите?
   - Как бы тебе сказать?.. - задумчиво сказал Юрка. - Мне  понравилось,
как ты колотил... Но...
   - Что "но"?
   - Но ведь так бывает только в сказке.
   - Совершенно правильно, - оживилась Мила. - А в  настоящей  жизни  до
всего надо доходить вот этим. - Она показала на свой лоб. - И вот  этим,
- и она показала на свои руки.
   - Да ну вас! - рассердился я. - Смотрите, какие птицы полетели!
   Это была стая красивых длиннохвосток  с  разноцветными  перьями.  Они
промелькнули над нами с певучим клекотом и скрылись в лесу.
   - Мы уже видели одну такую, - сказал Юрка. - Очень похожи  на  павли-
нов. Наверно, у них вкусное мясо. Вот бы поймать и изжарить на костре!
   Я полез в карман за волшебным платком, совсем позабыв о том,  что  он
лежит на стволе пальмы.
   - Пожалуйста... Сейчас эта птица свалится к твоим ногам.
   - Стой, Борька! - остановил он меня. - Ты хочешь  опять  сделать  ка-
кой-нибудь фокус? А что, если мы поймаем ее, как настоящие робинзоны?
   - А как же мы поймаем эту птицу. Юрка?
   - В силок.
   Я отошел в сторонку и начал придумывать схему силка. Но в  это  время
Юрка крикнул:
   - Вот и все! - и показал мне небольшую веревочку с петлей.
   - Только и всего? - Я был разочарован. - Хм... У меня получается  по-
больше.
   Я показал Миле и Юрке свою схему, которую начал чертить на  площадке.
Они переглянулись и рассмеялись.
   - В такой силок, Борька, надо ловить не птиц, а диких слонов.
   - Смешной ты, Борик, - вздохнула Мила, с улыбкой глядя на меня. - Ни-
чего-то ты не умеешь.
   - Это я не умею? - взорвался я.
   - Ты только не сердись... Я же по-дружески...
   - Хватит! Надоели мне ваши нотации.
   В эту минуту мы отчетливо услышали страшную песню пиратов и  умолкли.
Я подбежал к обрыву. Морские разбойники сидели на песке и отхлебывали из
фляжек. Океан был спокойным, как ягненок. Там, где недавно клокотал при-
бой, чуть-чуть шевелились ленивые и прозрачные волны.
   Я видел, как Кошачий Зуб сделал какой-то знак Одноглазому и отполз  в
сторону. Одноглазый загородил от него Рыжего Пса.
   - Кошачий Зуб опять лезет к нам, - зашептала возле моего уха Мила.  -
Боря, мне это надоело!
   - Да, Борька, пора домой, - опасливо  вглядываясь  в  приближающегося
пирата, сказал Юрка. - Дома, наверно, уже беспокоятся.
   - Погодите, ребята... Смотрите. В руках у Кошачьего Зуба белый  флаг.
Они предлагают нам мир?
   - А ну их! - топнула ногой Мила.
   - Нет, это интересно, что они нам скажут. Давайте послушаем.
   - Только ты на всякий случай опять стань сильным, - предложил Юра.
   - Что ты! Теперь они и так будут меня бояться! - небрежно сказал я.
   Мы отошли в сторону. Сначала из-за камней высунулся белый флаг, а за-
тем показалась усатая физиономия Кошачьего Зуба. Увидев нас, он умиленно
и почтительно заулыбался.
   - Сэр! Я прислан к вам как парламентер.
   - Вижу, - сурово сказал я. - Что вам надо?
   Он по-прежнему жевал табак. И, переложив его языком из-за щеки за ще-
ку, с той же почтительностью продолжал:
   - Сэр! Я уполномочен сделать вам чрезвычайно важное предложение.
   - Я слушаю.
   Он вылез на площадку и сел на камень.
   - Видите ли, сэр... Разговор должен быть секретным.
   Я посмотрел на приятелей и понял, что они встревожены.
   - Не беспокойтесь, ребята...
   Грациозно изгибаясь, Кошачий Зуб приблизился ко мне, ступая  на  нос-
ках.
   - Сядем, сэр...
   Мы сели на ствол пальмы.
   Юрка и Мила скрылись в ущелье.
   - Если что - свистни! - крикнул мне издалека Юрка.
   - Если только вы... - предостерегающе сказал я.
   Кошачий Зуб испуганно отодвинулся, подвигав в подобострастной  улыбке
свои кошачьи усы.
   - Что вы, что вы, сэр!
   - Я вас слушаю.
   - Мы признаем вашу полную непобедимость, сэр, и предлагаем  вам  быть
нашим капитаном!
   Я смотрел на него во все глаза.
   - Что? Я - вашим капитаном?
   - Да, сэр.
   - У вас есть капитан.
   - Рыжий Пес? Мы убьем его, сэр, - спокойно сказал Кошачий Зуб.
   Тут я даже привскочил.
   - Убьете своего товарища? Да как же вам не совестно говорить это?
   Кошачий Зуб сделал какое-то изящное движение рукой.
   - Таков закон жизни, сэр. Сильные бьют слабых.  Рыжий  Пес  свое  уже
сделал. Мы держали его, пока он был нужен, но теперь он сыграет в  ящик,
сэр! Он не захочет уйти по доброй воле, и нам придется его  убрать.  Да,
сэр, таков закон жизни!
   - Это какой-то... звериный закон! - возмущался я.
   Кошачий Зуб посмотрел на меня со снисходительной улыбкой.
   - Будем откровенны, сэр, как джентльмен с  джентльменом...  Мы  живем
для того, сэр, чтобы поменьше работать, но иметь побольше!
   Он говорил все это, пережевывая табак и поглаживая мне руку. Но вдруг
он скрестил свои руки на груди, и я похолодел, увидев, что мои маленькие
ручные часы, которые мне подарила мама в День рождения, исчезли.
   - Эй, Кошачий Зуб, отдайте мои часы!
   - Ваши часы, сэр? Какие часы?
   - Которые вы сейчас сняли с моей руки!
   Он глуповато заулыбался и вернул мне часы.
   - Простите, сэр, привычка. Больше не буду... Это называется клептома-
нией, сэр. Когда я работал клерком, все в конторе знали  мою  болезнь  и
берегли свои вещи. Совершенно не могу видеть чужую вещь, чтобы не  поло-
жить в карман... Да, так что вы все-таки думаете  о  нашем  предложении,
сэр?
   - Мне не нравится ваша жизнь...
   - Ах, сэр, я уже сказал вам, что все мы живем для того,  чтобы  рабо-
тать поменьше, а иметь побольше! Для этого всегда один человек  пожирает
другого. Вот, например, мой родной дядя... Он раньше был  пиратом,  сэр!
Он убил и ограбил сто восемьдесят два человека и стал миллиардером!
   - Какой ужас! - вырвалось у меня.
   - А теперь дядю знает вся страна, и его охраняет полиция, - мурлыкаю-
щим голосом продолжал Кошачий Зуб, пережевывая табак. - Обратите  внима-
ние на то, сэр, что мой дядя сейчас ровным счетом  ничего  не  делает  и
только ходит по воскресеньям в церковь, чтобы помолиться Богу.  На  него
работают другие, и уж, будьте уверены, он дерет с них три шкуры, сэр!  А
разве это не тот же разбой?
   Мне становилось все больше не по себе от разговора с Кошачьим Зубом.
   - Значит, миллиардеры - это одно и то же, что разбойники?
   - Конечно, сэр! - воскликнул он, обрадованный тем,  что  я,  наконец,
начал понимать его. - Вообще все люди в той или иной степени разбойники.
Согласитесь, сэр, что это очень приятно - ничего не делать, а иметь мно-
го.
   - Это... неправильно...
   Кошачий Зуб хитро подмигнул мне.
   - А разве вы сами, сэр, любите работать?
   Я не сразу нашел, что ответить, и замялся.
   - Говорите, говорите, не стесняйтесь, сэр, -  подбадривающе  похлопал
он меня по плечу.
   - Я... люблю... работать...
   Он рассмеялся, не открывая рта и топорща усы. Сейчас  он  еще  больше
походил на кошку.
   - Не верю, сэр, хоть убейте!
   - Я не буду вашим капитаном, - сказал я решительно.
   - Сэр...
   - Нет, нет! Не хочу!
   Кошачий Зуб приподнялся и взмахнул рукой.
   - С вашей ужасающей силой, сэр, мы подчиним себе все моря  и  океаны!
Мы ограбим и убьем тысячи людей! - Он говорил, все  более  увлекаясь,  и
глаза его алчно засверкали. - Вы станете самым богатым человеком в  мире
и сможете всю жизнь не работать! На вас будут  работать  другие!  Только
подумайте, сэр: до самой смерти ничего не делать!
   - Я не разбойник и не миллиардер, чтобы ничего не делать.
   - Весьма сожалею, сэр, что вы отказываетесь от своего счастья.  Но  я
думаю, что вы еще подумаете и согласитесь.
   - Уходите! - сказал я сердито.
   - Но я хотел...
   - Уходите! Ну?!
   Он мягко отскочил от меня, не переставая кланяться.
   - Уношу ноги... - Кошачий Зуб вдруг выпрямился и потянул  носом  воз-
дух. - Сэр! Сейчас будет шторм! Будет страшный шторм, не приведи Бог!  Я
знаю эту лужу, как лягушка свое болото, и не говорю попусту. Штормы  на-
летают в этих местах мгновенно, и спасения от них  нет!  Ищите  убежище,
пока не поздно, сэр!
   Он торопливо убежал.
 
 
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ, в которой выясняется, что мой волшебный платочек исчез

   Я продолжал сидеть на стволе упавшей пальмы, совсем расстроенный раз-
говором с Кошачьим Зубом. Больше всего меня обижало и возмущало то,  что
пираты, эти воры и убийцы, посмели обратиться ко мне с гнусным предложе-
нием, словно видели во мне своего единомышленника.
   Печальные мысли все больше овладевали мной. Какие наглецы! Ну, допус-
тим, я не люблю подметать пол, стелить кровать, мыть посуду...  Но  ведь
это, в сущности, мелочь, и она не дает им никакого права втягивать  меня
в свою шайку. А может быть, это не такая уж мелочь, как мне кажется? Ма-
ма не раз говорила, что на таких мелочах и проверяется характер  челове-
ка!
   Мои грустные размышления нарушили Мила и Юрка.
   - Борик, а что он тебе говорил?
   - Всякие глупости...
   - Что именно? - допытывался Юрка.
   - Да так...
   - Ты не хочешь нам сказать? - удивилась Мила.
   - Ну, смотри, Борька, я тебе это припомню! - в голосе Юрки прозвучала
обида.
   - Ребята, - сказал я смущенно, - Кошачий Зуб предложил мне  быть  пи-
ратским капитаном.
   - Вот болван! - всплеснул Юрка черными ладонями.
   - Я его прогнал...
   - Как ему только это пришло в голову? -  весело  рассмеялась  Мила  и
вдруг подняла лицо к небу. - Ребята, вы посмотрите, как потемнело.
   Из-за линии горизонта на океан наползала величественная  темно-фиоле-
товая туча. Солнце уже скрылось за ней, и потоки лучей  тонкими  шпагами
вырывались из-за разорванных вихрящихся концов тучи.
   Было очень тихо. Не шумел океан, и на его потемневшей глади  не  было
заметно ни одной шероховатости. Только теперь я обратил внимание на  то,
что в лесу умолкли все птицы, которые совсем  недавно  наполняли  воздух
щебетаньем. Острые листья на пальмах висели не покачиваясь, словно мерт-
вые. Все застыло в каком-то оцепенении. Стало трудно дышать. Воздух  был
тяжелым и душным.
   - Кошачий Зуб сказал, что сейчас будет шторм, - проговорил я, роясь в
кармане. - Кажется, он прав. Я читал, что все затихает перед штормом. Но
нам этот шторм не страшен...
   Последние слова я сказал уже не очень уверенно, потому что не обнару-
жил в кармане своего волшебного платка.
   - Что ты ищешь? - спросила Мила.
   - Платок... Где мой платок?
   - Синий платок? Ты, кажется, положил его сюда... на ствол пальмы.
   - Где? Где он?
   Платка нигде не было.
   Кривая молния разрезала тучу и словно провалилась в океан. Слабо зат-
репетали над нашими головами листья деревьев, и в ту же минуту мы увиде-
ли, как с океана к берегу идет, растянувшись  на  несколько  километров,
высокий черный вал. Только на самой его вершине пенилась вода.
   Следом за этим валом шел второй,  еще  более  высокий  и  грозный.  А
дальше уже ничего не было видно, потому что фиолетовая туча опустилась к
самому океану и скрыла бушующие волны.
   На нас пахнуло холодом, зашелестели, зашептали густые листья в кронах
деревьев. Со страшной силой рявкнул гром, и почти в ту же секунду с  пу-
шечным грохотом разбился о берег первый вал. Стволы деревьев  закачались
и затрещали, и мою рубашку вздуло ветром.
   - Ищите, ищите! - кричал я. - Ищите, иначе мы погибли!
   Второй вал разбился с еще большим шумом. Каскады брызг  взлетели  над
скалой и градом забарабанили по нашей площадке.
   Мы бросились в ущелье. Но и туда ворвалась разъяренная пена  третьего
вала. Милу подхватила волна и понесла из ущелья. Уцепившийся  за  камень
Юрка с трудом удержал ее. Но в это время на нас обрушилась новая волна и
понесла всех в глубину ущелья. Вероятно, она и спасла нас.  Задыхаясь  и
глотая соленую воду, я выбрался на какой-то скользкий выступ.
   Стало темно, как ночью. Но молнии вспыхивали одна за другой, и  в  их
синеватом свете я видел, как копошатся на другой стороне ущелья  Мила  и
Юра. Все грохотало и выло вокруг. Казалось, мир рушится.
   Потом тяжелым водопадом ударил тропический ливень, сверху  посыпались
камни, и один из них больно стукнул меня по голове. Я потерял сознание.
 
 
   ГЛАВА ВОСЬМАЯ, в которой мы пытаемся найти выход из трудного  положе-
ния
 
   Удивительно, что я совершенно ясно слышал, как по комнате ходит мама.
Я лежал в постели и, не открывая глаз, спросил:
   - Это ты, мамочка?
   - Я... - послышался ее голос.
   - Ты уже пришла с работы?
   - Да...
   - Я подмел комнату и вымыл посуду.
   - Молодец, сынок! - сказала мама, как мне показалось, сдерживая смех.
   - Сейчас я встану и уберу кровать.
   - Очень хорошо.
   Я приподнялся и протер глаза.
   - Такая кровать жесткая... Все тело болит... Понимаешь, мамочка,  мне
приснился кошмарный сон...
   - Какой?
   - Будто я, Мила и Юрка... - Я отнял от лица руки, которыми тер глаза,
и отшатнулся.
   Надо мной склонялись улыбающаяся Мила и чернолицый Юрка. Оказывается,
это Мила разыгрывала меня, подражая голосу мамы.
   - Значит, сон продолжается? - со страхом спросил я.
   - Продолжается! - вздохнула Мила.
   - Юрка, ущипни меня.
   - С удовольствием! - обрадовался Юрка и ущипнул меня так крепко,  что
я привскочил.
   - Ну-ну, ты не очень, пожалуйста...
   В ущелье было светло и сухо, над самой  головой  сверкало  солнце,  и
где-то неподалеку посвистывали птицы. Было слышно,  как  внизу  вздыхает
океан.
   - Вот это был шторм! - восторженно проговорил Юрка. - Меня так  трах-
нуло камнем по коленке, что я до сих пор не могу ступить на ногу.
   - А у меня все руки в синяках, - пожаловалась Мила.
   - У меня у самого болит голова, - сказал я. Ребята, что же  мы  будем
теперь делать?
   - Как что? - удивилась Мила. - Отправляться домой.
   - Это невозможно...
   - Ой, почему? - испуганно вскрикнула она.
   - Я ведь говорил вам, что у меня пропал платок...
   - Не морочь нам голову! - сверкнул глазами Юрка. - При чем  тут  пла-
ток?
   - Это волшебный платок...
   - Никогда не думал, что платки бывают волшебные. Чепуха какая-то.
   - Чепуха? А как мы попали на этот остров, ты об этом знаешь?
   - Ничего я не знаю.
   - Так вот знай - с помощью волшебного платка!
   Лица моих приятелей стали очень серьезными.
   Я видел, как у Милы задергался подбородок.
   - А если... платка нет?
   - Значит... - сказал я, чувствуя, что у  меня  самого  начинает  дер-
гаться подбородок. - Значит, мы навсегда останемся на этом острове...
   Мила и Юрка молчали. Потом я услышал, как Мила всхлипывает.
   - Мне надоел этот противный остров! Я хочу домой! Зачем ты нас прита-
щил сюда?
   Должен, к своему стыду, сознаться, что тут и я заплакал.
   - Перестаньте завывать! - вдруг сердито закричал нам Юрка.
   - Я хочу домой! - растирал я кулаком слезы.
   - Все хотят домой!
   - Я хочу к... к маме... - всхлипывала Мила.
   - Все хотят к маме. Борька! Мила! Нам надо что-то придумать.
   - Что можно придумать? - безнадежно сказал я.
   - Не знаю... Но что-то надо.
   - Что? Что?
   - Сколько мы пробудем здесь, неизвестно, так?
   - Ну, так...
   - Нам нужно где-нибудь жить? Ведь правда?
   - Правда...
   - Нам нужно есть?
   - Нужно... - согласился я. - Мне хочется есть.
   Осененная какой-то мыслью, Мила перестала плакать и выпрямилась. Сле-
зинки еще сверкали на ее ресницах.
   - Давайте строить дом, ребята!
   Посовещавшись, мы решили построить дом гденибудь в лесу, чтобы его не
нашли пираты. И, не раздумывая больше ни минуты, отправились в чащу.
   Когда мы спускались со скалы, ветер донес до нас смех и хриплые голо-
са пиратов. Они распевали свою песню.
   А чтоб денежки добыть,
   Нужно лишь пиратом быть,
   Обмануть, украсть, убить,
   Ой-ха-ха!..
   - Наверное, опять пьют ром, - покачала головой Мила.
   Я с тревогой прислушивался к их песне.
   - Боюсь, что они все равно убьют нас... Они такие сильные...
   - Не убьют! - ободряюще сказал Юрка. - В общем-то они  бездельники  и
пьяницы! Не трусь, Борька!
 
 
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ, в которой я начинаю понимать  смысл  одной  пионерской
песни
 
   После шторма в лесу парило. Мы с трудом пробирались  сквозь  заросли,
наполненные криками птиц и шелестом бесчисленного количества крыльев. То
и дело ноги попадали в невидимые в траве лужи, оставшиеся  после  тропи-
ческого ливня. А с деревьев на нас сыпался град капель. Очень  скоро  мы
промокли до нитки.
   Лес становился все гуще. Деревья с огромными черными стволами сплета-
ли над нашими головами ветки, закрывая солнце. Повсюду, словно  уснувшие
змеи, свисали лианы. Изредка солнечный свет пробивался сквозь кроны  де-
ревьев длинными тонкими пальцами, и тогда схваченные этими пальцами кап-
ли дождя сверкали, как хрустальные стеклышки.
   Мы устали, хотелось есть и пить.
   - Я больше не могу, ребята, - сказала наконец побледневшая и  осунув-
шаяся Мила.
   - Да, давайте отдохнем, - предложил я.
   Но Юрка, шедший впереди нас, не оборачиваясь, крикнул:
   - Только, пожалуйста, не вешайте носы!
   В эту минуту из-под его ног выпорхнула большая птица, похожая на  ут-
ку. В гнезде мы обнаружили несколько крупных яиц и тут же разбили и  вы-
пили их. Теперь мы почувствовали себя куда лучше и даже развеселились.
   Внезапно впереди блеснул яркий свет, и мы вышли на большую поляну.  Я
широко открыл глаза: посреди поляны мирно  пощипывали  траву  два  свет-
ло-серых теленка! Они подняли головы на тонких красивых шеях  и  устави-
лись на нас немигающими темными глазами.
   - Лани! - вскрикнул Юрка. - Ребята, они совсем не боятся нас!
   - Ну, ясно! - подтвердил я. - Остров необитаемый, и  они  никогда  не
видели людей.
   Однако когда мы приблизились к ним и Мила уже протянула  руку,  чтобы
погладить их, они стремительно сорвались с места и исчезли в чаще.
   - Ничего, все равно поймаем, - пробормотал Юрка, почесывая затылок, -
Их мясо, наверно, очень вкусное.
   - Ты с ума сошел! - возмутилась Мила. - Я ни за что не буду их  есть!
Вы видели, какие у них красивые задумчивые глаза?
   - Вегетарианка! - заворчал Юрка. - Интересно, чем же  ты  будешь  пи-
таться? Может быть, травой?
   - Юрик, мне жалко их...
   На черном лице Юрки засветилась хитроватая улыбка.
   - А тех яиц, которые ты сейчас ела, тебе не жалко? Ведь из них  могли
бы вылупиться птицы с задумчивыми глазами!
   - Ох, какие вы все, мальчишки, жестокие! - вздохнула Мила.
   В конце поляны мы обнаружили одинокую скалу высотой примерно с трехэ-
тажный дом. Вернее, это был огромный камень, попавший сюда, должно быть,
еще в доисторические времена, во время  какого-нибудь  землетрясения.  У
подножия камня журчал родник с чистой водой. Яркие цветы, растущие  вок-
руг родника, отражались в воде.
   Мы не сразу увидели эту скалу, потому что сама природа тщательно  за-
маскировала ее в зелени деревьев. Вся скала была густо  увита  ползучими
растениями.
   - Тра-ля-ля! - запел Юрка. - Ребята, в таких случаях Архимед говорил:
"Эврика!" Здесь будет наш дом.
   - Где?
   - В пещере!
   - Где ты видишь пещеру?
   - Протри глаза!
   Наконец я разглядел овальный вход в пещеру  на  высоте  восьми-десяти
метров.
   - Туда трудно добраться...
   - Вот и хорошо, что трудно. Мы сможем там спокойно спать, без боязни,
что нас захватят пираты.
   Пока Мила собирала на поляне цветы (девчонки всегда приходят  в  вос-
торг от цветов), мы с Юркой, цепляясь за  лианы,  с  невероятным  трудом
добрались до пещеры и сели у входа, свесив ноги и тяжело дыша.
   - Придется складывать из камней лестницу, - сказал я.
   Юрка метнул на меня презрительный взгляд и прикоснулся пальцами к мо-
ему лбу.
   - Я так и думал: у тебя жар! Ты хочешь, чтобы по этой лестнице вместе
с нами в пещеру поднимались и пираты?
   - Юрка, но как же мы будем подниматься сами?
   А Мила вообще сюда не сможет влезть.
   - Мы сделаем лестницу из лиан, - сказал Юрка, смотря на меня покрови-
тельственным взглядом. - Надо думать, старина! На ночь мы  эту  лестницу
будем поднимать, а утром спускать.
   - Юрка, ты гений!
   - Я в этом никогда не сомневался, - усмехнулся он.
   Мы обследовали пещеру. Она оказалась просторной, уютной и сухой. Наши
голоса и шаги гулко отдавались под темным сводом.
   Только к вечеру мы сплели лестницу и натаскали в пещеру травы и сухо-
го мха. Постели получились превосходные. Я блаженно вытянулся  на  своем
мягком ложе, чувствуя, как гудят от усталости все мускулы моего тела.  В
лесу стемнело, но вход в пещеру освещался розовыми отблесками костра, на
котором Мила жарила пойманную Юркой птицу. Я слышал, как Мила напевала в
тишине:
   Работай, друг,
   И станет, друг,
   Легко на свете жить!
   Враг в трудный час
   Не сломит нас,
   Коль будем мы дружить!
   Запомни, друг,
   Что пара рук
   Немало дел свершит.
   "Терпенье, труд
   Все перетрут", -
   Народ наш говорит.
   Пришла беда -
   Будь смел всегда,
   Пусть взор горит, как луч,
   Трудись бодрей,
   Будь веселей, -
   Союз друзей могуч!
   В нашем пионерском отряде мы частенько распевали эту песенку. Но  ни-
когда раньше ее слова не волновали меня так, как сейчас.  Ведь  действи-
тельно, если у тебя хорошие друзья и если ты любишь работать - ничто  не
страшно!
   Юрка, наверно, подбросил в костер хворост, потому что я  слышал,  как
затрещали ветки, и вход осветился еще ярче. А я лежал и думал:  "Дорогие
мои Юрка и Мила! Какие вы хорошие товарищи!
   Что бы я без вас делал сейчас? Да, чудесно жить на свете, если у тебя
настоящие друзья!"
   Я так расчувствовался, что к моему горлу даже подступил комок.  Но  в
это время Юрка крикнул:
   - Волшебник, иди есть!
   Я спустился по лестнице и уселся у костра.  Какой  вкусной  оказалась
жареная птица! Мы вгрызались зубами в горячее ароматное мясо, и жир  зо-
лотыми каплями стекал по нашим подбородкам и пальцам.
   - Тебе не жалко ее? - съязвил Юрка, кося глаза на Милу.
   Она не ответила.
   - Не найдут ли нас пираты? - сказал я, с тревогой поглядывая в темную
чащу.
   - Могут найти за милую душу. - Юрка отбросил в темноту кость и стара-
тельно вытер травой руки и подбородок. - Нам нужно произвести разведку и
узнать, что они замышляют. Всегда полезно знать, что  делается  в  стане
врагов.
   Он рассуждал прямо как опытный полководец, и я посмотрел  на  него  с
уважением.
   - А как мы найдем дорогу обратно? - забеспокоилась Мила. - В этом ле-
су очень легко заблудиться. Юрка указал пальцем на родник.
   - Эта водичка поможет нам найти путь к нашей пещере.
   - Каким образом? - удивился я. - Юрка, ты иногда говоришь умные вещи,
но сейчас ты что-то загибаешь.
   Юрка поднялся во весь рост и взмахнул рукой. Черное его лицо со свер-
кающими глазами, в которых отражались отблески догорающего костра,  сей-
час было удивительно красивым.
   - Я загибаю? Вы видите, что из этого родника вытекает ручей?  Как  вы
думаете, куда он течет?
   - Не знаю.
   - Туда же, куда текут все реки мира! Ты очень плохо учил географию  в
школе. Я уверен, что этот ручей впадает в  океан.  По  берегу  ручья  мы
всегда сможем идти туда и обратно!
 
 
   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ, в которой я узнаю, кем похищен волшебный платок
 
   Утром я отправился по берегу ручья к океану. На нашем совете было ре-
шено, что я произведу разведку, а Мила и Юра тем  временем  соберут  по-
больше кокосовых орехов. Мы вспомнили, что молоко кокосовых орехов очень
питательно, а нападало их с пальм после  шторма  очень  много.  Крупные,
твердые и тяжелые, покрытые жестковатой щетиной, они валялись  всюду.  Я
то и дело натыкался на них, когда шел берегом ручья.
   Юрка оказался прав: ручей действительно впадал в  океан.  И  путь  по
ручью оказался куда удобней и короче, чем через лесные заросли. Вскоре я
вышел к океану на песок, размытый ручьем. Здесь ручей был уже темным  от
ила и неспокойным, потому что смешивался с набегающими с океана волнами.
   Запомнив получше место, я двинулся к видневшимся неподалеку  прибреж-
ным скалам.
   Шторм начисто разметал пиратский корабль. Морские разбойники сооруди-
ли из разбитых досок подобие какого-то жилища. Черный флаг с  черепом  и
скрещенными костями развевался над их станом.
   Я подобрался как можно ближе к этому страшному логову и залег в  кам-
нях.
   Рыжий Пес, Одноглазый и Кривая Нога ничком спали на  песке.  Пират  с
расплющенным ухом сидел на бочке и курил трубку.
   Меня удивило, что они устроили свой лагерь так близко  к  океану.  Но
когда Рваное Ухо вынул из бочки затычку и наполнил свою фляжку, я понял,
что их удержало здесь. Бочка с ромом! Она была слишком большой и тяжелой
для того, чтобы переправить ее в глубь острова. Эта бочка притягивала их
к себе, как магнит.
   Я долго лежал неподвижно в канаве. Мягкий ветерок шевелил по временам
мои волосы. Остро пахло водорослями. Океан мерно вздыхал в двухстах мет-
рах от меня.
   В конце концов меня разморило на солнце и начало клонить ко сну. Но в
это время Рыжий Пес пошевелился и сел на песке. Солнце слепило ему  гла-
за. Он прищурился, выплюнул попавший в рот  песок  и  поерошил  пальцами
свои огненные бакенбарды.
   Я слышал, как Рыжий Пес длинно, со свистом зевнул.
   - Рваное Ухо! - окликнул он.
   - Да, капитан, - лениво ответил пират на бочке.
   - А где Кошачий Зуб?
   - Полез на скалы, капитан. Мы никак не можем понять, куда делись  ре-
бята. Они провалились словно сквозь землю.
   - Одноглазый, приведи Кошачьего Зуба, - приказал Рыжий Пес.
   - Слушаю, капитан. - Одноглазый неохотно поднялся и скрылся  за  ска-
лой.
   Кривая Нога в это время проковылял к бочке и сделал большой глоток из
фляжки Рваного Уха.
   Рыжий Пес молча проследил за Кривой Ногой и потянулся к своей фляжке.
   - Мне кажется, клянусь брюхом акулы, этот Кошачий Зуб что-то замышля-
ет против меня, - заворчал он, делая глоток.
   Рваное Ухо и Кривая Нога многозначительно переглянулись.
   Рыжий Пес вдруг рывком поднялся и, тяжело ступая по песку, двинулся к
бочке.
   - Вы молчите? Может быть, вы все теперь в заговоре против своего  ка-
питана, тысяча чертей и одна ведьма? А?
   Кривая Нога предусмотрительно перешел на другую сторону бочки.
   - Мы так преданы тебе, Рыжий Пес!..
   Я не знаю, чем кончился бы этот разговор, если бы в лагере не  появи-
лись Одноглазый и Кошачий Зуб.
   - Что делают дети. Кошачий Зуб? - спросил капитан, по-бычьи  наклоняя
голову, так что глаз его совсем не было видно за мохнатыми рыжими бровя-
ми.
   Кошачий Зуб стянул с головы клеенчатую шляпу.
   - Я не могу найти их, капитан. Я думаю, что во время шторма их  смыло
волной в океан.
   - Врешь, негодяй! - закричал Рыжий Пес, вскидывая голову. -  Ты,  на-
верно, в заговоре с ними! Я еще не знаю, что ты замышляешь, но  вижу  по
твоим подлым глазам, что дело нечисто! Разузнайте, куда скрылись ребята,
и я уничтожу их! Клянусь брюхом акулы, я их сотру в порошок  и  пущу  по
ветру!
   - Ты забыл кулаки юного джентльмена, Рыжий Пес? - негромко проговорил
Кривая Нога.
   - У меня тоже есть кулаки, тысяча чертей и одна ведьма!  Может  быть,
кто-нибудь из вас забыл, как они пробивают черепа? А? Я могу вам  напом-
нить это! - Рыжий Пес сжал кулаки и взметнул их над головой.
   Пираты в страхе отодвинулись от своего капитана.
   - Ха! - вырвалось у Одноглазого.
   - Опусти кулаки. Рыжий Пес, - невесело улыбнулся Кошачий Зуб, - мы их
хорошо помним...
   Страшно сверкая глазами. Рыжий Пес походил перед бочкой туда и сюда и
остановился перед Кошачьим Зубом.
   - Что у тебя торчит из кармана?
   Прежде чем Кошачий Зуб успел ответить, капитан сделал быстрое  движе-
ние, и я увидел в его руке мой синий волшебный платок. В моей груди  го-
рячо заколотилось сердце. Так вот кто украл мой платок!  Видно,  недаром
Кошачий Зуб говорил, что не может пройти мимо чужой вещи, чтобы не  при-
карманить ее. В первую минуту у меня появилось желание вскочить и потре-
бовать свою вещь. Ведь пираты еще не знали, что я потерял силу. Но страх
перед пиратами удержал меня.
   - Мне нравится эта штука, Рыжий Пес! - зафыркал Кошачий Зуб, хватаясь
за нож. - Это моя добыча!
   Рыжий Пес неторопливо спрятал платок в свой карман.
   - Теперь это моя добыча. Кошачий Зуб!
   - Вот как?
   Рыжий Пес и Кошачий Зуб сошлись лицом к лицу, глядя друг на  друга  с
какой-то тупой яростью. Это продолжалось долго - минуту, а может быть, и
две. Они стояли, держась за ножи, не  мигая  и  чуть-чуть  рыча,  совсем
по-звериному. Наконец Кошачий Зуб не выдержал и отошел в сторону.
   Мне было очень неудобно лежать среди острых камней. Я сделал  неосто-
рожное движение, камни посыпались и застучали. Пираты  сразу  умолкли  и
насторожились.
   Обливаясь холодным потом, несмотря на то что было очень жарко, я  по-
пятился ползком за скалу и бросился в чащу леса. Поминутно оглядываясь и
спотыкаясь о корни и кокосовые орехи, я добрался по ручью до нашей пеще-
ры и совсем обессиленный упал на траву.
   Мила и Юрка жарили на вертеле куски мяса. Как настоящий охотник. Юрка
освежевал лань. Серая шкурка сушилась на солнце.
   - Если хочешь, можешь сегодня спать на этой шкуре, - сказал мне Юрка.
- Мила отказывается, потому что, видите ли, никак не может  забыть  глаз
лани. Но мясо, представь себе, она попробовала и нашла очень вкусным. Ты
чем-то взволнован, старина?
   Я рассказал о пиратах.
   - Дело дрянь, - озабоченно проговорил Юрка. - Раз ты выяснил, что они
во что бы то ни стало хотят нас уничтожить,  придется  смотреть  во  все
глаза!
   Обед был такой вкусный, солнце светило так ласково и в лесу так весе-
ло пели птицы, что мы мало-помалу развеселились. Мила и Юрка, пока я был
на разведке, собрали целую гору кокосовых орехов, и теперь мы перетаски-
вали их в пещеру. Во время работы Мила запела пионерскую  песенку.  Я  и
Юрка подпевали ей.
   Работай, друг,
   И станет, друг,
   Легко на свете жить!
   Враг в трудный час
   Не сломит нас,
   Коль будем мы дружить!
   Наступила тревожная ночь. Мы долго не могли заснуть и тихонечко пере-
говаривались, лежа в своих постелях. Наконец Мила и Юрка  умолкли,  а  я
еще долго ворочался на мягкой шкуре лани,  прислушиваясь  к  далекому  и
грозному шуму океанского прибоя.
 
 
   ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ, в которой пираты осаждают нашу пещеру
 
   - Этого еще недоставало! - сказал утром Юрка, морщась и потирая ногу.
- Понимаете, я вчера где-то ушиб ее, и сейчас мне больно ступить. А надо
бы сходить посмотреть, не попалось ли чего в наш силок.
   - Оставайся дома, - предложила Мила, -  все  равно  кому-нибудь  надо
сторожить пещеру. А мы с Бориком пойдем. Я знаю, где ты ставил силок.
   Мы спустились, и Юрка из предосторожности поднял лестницу.
   В силках билась птица с разноцветным хвостом. Мила тут же,  в  зарос-
лях, ощипала ее, и мы отправились обратно. У меня нет слов,  чтобы  опи-
сать тот ужас, который охватил нас, когда мы услышали на  поляне  голоса
пиратов.
   Скрываясь в высокой траве, нам удалось добраться незамеченными до са-
мой поляны.
   Пираты сидели вокруг потухшего костра и жадно доедали  остатки  нашей
лани.
   - Хорошо, да мало, - проворчал Рыжий Пес, ковыряя в зубах щепкой.
   Кошачий Зуб слегка подтолкнул капитана и глазами указал на пещеру:
   - Я думаю, у них там есть большие запасы!
   - Произвести обследование? - предложил Кривая Нога.
   - Непременно! Загляни-ка туда. Кривая Нога.
   - Туда не добраться без лестницы, - покачал головой Рваное Ухо.
   Но Рыжий Пес приказал односложно:
   - Петь!
   Он сидел у костра и смотрел, как  его  подчиненные  строят  пирамиду.
Кривая Нога оказался на самом верху. Но когда его голова  поравнялась  с
пещерой, оттуда вдруг высунулся Юрка и довольно  крепко  стукнул  пирата
палкой.
   Это было так смешно, что я прикусил язык, чтобы не расхохотаться. Под
крики и ругательства пиратов пирамида развалилась. А Юрка очень  вежливо
сказал:
   - Прошу прощения. Кривая Нога. Кажется, я нечаянно задел вас?
   Рыжий Пес замахнулся на Кошачьего Зуба.
   - Дьявол! Ты же сказал мне, что дети на охоте! Кошачий Зуб шарахнулся
в сторону и ответил почтительно:
   - Я видел, как на охоту пошли белые дети, капитан...
   Рыжий Пес нерешительно подергал свои бакенбарды, снял шляпу и  покло-
нился Юрке.
   - Добрый день, господин бой. Как ваше здоровье?
   - А как вы думаете?
   - Не знаю, клянусь брюхом акулы...
   - Стерегу наш дом.
   Рыжий Пес что-то соображал.
   - От кого же, господин бой, надо сторожить дом на необитаемом  остро-
ве?
   - Будто вы не знаете...
   - От кого же?
   Юрка таинственно понизил голос:
   - От диких зверей!
   - Я не видел на острове ни одного четвероногого, кроме ланей.
   - Зато я видел двуногих!
   - Ай-я-я! - воскликнул Рыжий Пес, заражаясь игривым тоном Юрки. -  Вы
видели двуногих зверей?
   - Да, именно двуногих, представьте себе!
   - Вот как? И много их вы видели?
   Юрка демонстративно пересчитал пиратов, указывая на них пальцем:
   - Целых пять...
   - Вот как? Пять зверей и три ребенка! Ну так они вас слопают.
   - Подавятся! - подмигнул чернолицый Юрка Рыжему Псу.
   - У зверей острые зубы, господин бой!
   Кошачий Зуб прибавил мурлыкающим голосом:
   - А у вас такие нежные косточки!
   - Ничего! - бодро ответил Юрка. - У нас  есть  такие  приспособления,
которыми мы выбиваем слишком острые зубы!
   - Ха! - рявкнул Одноглазый.
   - Вы там один, господин бой? - спросил Рыжий Пес.
   - Нет, с приятелем...
   Рыжий Пес метнул на Кошачьего Зуба бешеный взгляд. Кошачий  Зуб  без-
молвно пожал плечами. Честно говоря, мы с Милой тоже  не  сразу  поняли,
какого приятеля Юрка имеет в виду.
   - Кто же этот приятель, господин бой? Он или она?
   - Она...
   - Можно на нее взглянуть?
   - Да, конечно, можно! - и Юрка показал пиратам большую палку.
   - Хороша приятельница! - кашлянул  Кривая  Нога,  потирая  ушибленное
место.
   Пираты окружили своего главаря и о чем-то пошептались.
   - Скажите, господин бой, вы любите деньги? - внезапно  спросил  Рыжий
Пес.
   Вопрос был таким неожиданным, что Юрка не сразу сообразил, что  отве-
тить.
   - Как вам сказать...
   - Давайте будем откровенны, господин бой, как джентльмен с джентльме-
ном.
   - Вообще я не против денег.
   Рыжий Пес торжествующе взглянул на пиратов.
   - Так я и думал. Хотите получить много денег, господин бой?
   - Сколько? - бодро спросил Юрка.
   - Ровно столько, сколько влезет в ваши  карманы!  И,  клянусь  брюхом
акулы, чистым золотом!
   - Интересно, почему вам так захотелось подарить мне золото?
   Красная физиономия Рыжего Пса расплылась в улыбке:
   - А мы добрые люди, господин бой!
   - О, я знаю! - тут Юрка не выдержал и рассмеялся, показав белые зубы.
- А что же я должен сделать, чтобы получить золото?
   - Выполнить одно пустячное поручение, господин бой... И заметьте, что
это вам ничего не будет стоить, - быстро говорил Рыжий Пес. - Когда  мо-
лодой белый джентльмен будет есть, посыпьте его пищу порошком...
   Рыжий Пес порылся в кармане и что-то показал Юрке.
   - А, понимаю! - заговорщицки воскликнул Юрка. - Я  должен  его  отра-
вить?
   - Совершенно правильно,  господин  бой!  Я  всегда  любил  догадливых
мальчиков!
   Обрадованный Рыжий Пес оседлал одного из пиратов и протянул руку  Юр-
ке, который бесстрашно высовывался из пещеры.
   - Значит, по рукам, господин бой?
   - Нет, по голове! - задорно крикнул Юрка и  сразу  с  размаху  ударил
палкой по клеенчатой шляпе. Рыжий Пес взвыл и свалился на землю.
   - Тысяча чертей и одна ведьма! Ты мне еще попадешься, чернокожий!
   - У нас предателей не бывает, Рыжий Пес! -  скрестив  руки,  настави-
тельно говорил Юрка.
   Рыжий Пес топал у костра ногами.
   - Жаль, что у нас нет пороха, не то я по кусочкам разнес бы вас  всех
по этому острову!
   Должно быть, я слишком неосторожно высунул из  травы  голову,  потому
что кто-то из пиратов в страхе закричал:
   - Белый джентльмен!
   Пиратов словно сдуло с поляны. С минуту мы слышали удаляющий треск  и
шуршание веток.
   Посмеиваясь, мы собрались у костра и зажарили птицу. Я  совсем  расх-
рабрился.
   - Вы видите, они меня по-прежнему боятся! Сегодня же я пойду к ним  и
потребую свой платок.
   - Тише!
   Мила испуганно дернула меня за рукав. Я оглянулся. Из-за дерева высо-
вывалась улыбающаяся физиономия Рыжего Пса.
   - Добрый вечер, сэр, - пролепетал он снова хриплым басом и, не перес-
тавая кланяться, сделал несколько шагов к костру. -  Не  пожертвуете  ли
бедному морскому волку хотя бы небольшой кусочек вашей ароматной дичи?
   Моя храбрость моментально улетучилась.
   - Зачем вы пришли сюда. Рыжий Пес? - Дрогнувшим голосом спросил я.
   - Запах, сэр... Райский запах от вашего костра бродит по всему остро-
ву и бьет в нос, будто ваши кулаки. Ведь мы голодны, как бездомные соба-
ки, сэр: пьем один ром! Мои парни боятся идти к вам, но я подумал, что у
белого джентльмена доброе сердце  и  он  не  обидит  несчастного  Рыжего
Пса...
   - На острове много дичи, сказала Мила. - Вы можете сами  себя  накор-
мить.
   - Мы привыкли есть чужое, миледи, - вздохнул Рыжий Пес. - Ой, как мне
хочется есть!
   Сердобольная Мила зашептала мне и Юрке:
   - Может быть, дать ему кусочек?
   Я не ответил Миле, потому что вдруг увидел, что на шее Рыжего Пса по-
вязан мой синий волшебный платок! Мое сердце заколотилось, к лицу прили-
ла кровь, и, забыв о всякой предосторожности, я подскочил  к  пиратскому
капитану.
   - Рыжий Пес! - закричал я гневно. - Вы вор!
   - Конечно, сэр, - ответил он, испуганно пятясь. - Даже  больше,  сэр:
бандит!..
   - Отдайте мне платок!
   - Разве это ваш платок, сэр?
   - Да, мой.
   Я рывком протянул руку к платку. Рыжий Пес отшатнулся и  инстинктивно
схватил меня за руку. Суставы моей кисти захрустели. Я рванулся, но было
уже поздно...
   - Что? - как бык заревел Рыжий Пес. - Ха-хаха! Юный  джентльмен,  ка-
жется, потерял силу? Хаха-ха! Теперь мы посчитаемся с тобой, мальчишка!
   - Пустите меня, - кряхтел я, еле ворочая языком от страха и  боли.  -
Пустите!..
   Тут Юрка и Мила, мои добрые, славные друзья, как  вихрь  налетели  на
пирата. В руках они держали большие палки.
   - Мы тебе покажем, морская медуза! - кричал разъяренный Юрка.
   - Брюхо акулы! - вторила ему Мила. - Старая ведьма!
   Палки мелькали в воздухе и с таким  треском  обрушивались  на  Рыжего
Пса, что где-то в лесу даже послышалось эхо от их ударов.
   Капитан отпустил меня и, закрывая голову руками и страшно сопя,  бро-
сился наутек. Я быстро сказал товарищам:
   - Скорей наверх, ребята! Сейчас они вернутся! Плохо наше дело...  Те-
перь они знают, что я потерял силу...
   Мы поднялись в пещеру и втащили за собой лестницу.
   Пираты долго не являлись. По-видимому,  они  удрали  далеко,  оставив
своего капитана. Мы беспрерывно высовывали из пещеры головы,  напряженно
прислушиваясь к шелесту деревьев и далекому рокоту прибоя.
   Наверно, у меня был очень жалкий  вид,  потому,  что  Мила  участливо
спросила:
   - Тебе страшно?
   - Страшновато... - сознался я. - А что?
   - Так просто... Борик, ты не волнуйся, все будет хорошо.
   - Да я...
   - Видишь, Рыжего Пса мы одолели без всякого волшебства.
   - Это верно, но...
   - Что "но"? - ободряюще говорила Мила. - И жилище  без  всякого  вол-
шебства себе устроили.
   - Я ведь не спорю...
   - И еды у нас достаточно.
   - И знаете, ребята, - взглянул я на лица своих товарищей, - ведь  это
тоже похоже на волшебство... На острове восемь человек...
   - Три человека и пять животных, - поправил меня Юрка.
   - Пусть так, - подумав, согласился я. - Трое ребят и  пятеро  сильных
зверей. И эти звери ничего не могут с нами сделать. Разве это не  похоже
на волшебство?
   Мила чуть-чуть улыбнулась:
   - А ты прав, у нас есть один добрый волшебник...
   - Кто же это?
   Она не успела ответить, потому что кусты в отдалении затрещали  и  на
поляну выскользнули пираты. Рыжий Пес рычал, восторженно потрясая  рука-
ми.
   - Он стал слабым, как мокрица! Я мог бы свить  из  него  веревку!  Мы
быстро выкурим их из этого гнезда!
   - Ха! - громыхнул Одноглазый. - Жареная птица!
   - Молчать! - ткнул его кулаком капитан. - Сперва добудьте  мне  этого
мальчишку!
   Пираты попытались добраться до нашей пещеры, становясь друг другу  на
плечи. Но догадливый Юрка метнул в них кокосовый орех, и Кошачий Зуб  со
стоном полетел на землю.
   Мы обрушили на пиратов целый град кокосовых орехов. Тяжелые, как бом-
бы, они сбивали разбойников с ног. Бессильно ругаясь  и  проклиная  нас,
разбойники отползали по траве в сторону.
   - Не лезьте, куда вас не просят! - крикнула  Мила,  стараясь  попасть
орехом в Рыжего Пса.
   - Это вам не поможет, миледи! - ответил он, уклоняясь от удара. -  Мы
расположимся здесь лагерем и возьмем вас измором. Хотите условие?
   - Какое условие?
   - Выдайте мне юного джентльмена, и мы оставим вас в покое!
   - Никогда! - в один голос крикнула Мила и Юрка.
   - Прекрасно, тысяча чертей и одна ведьма! Эй! Тащите сюда  бочонок  с
ромом! Будем пировать здесь, на страх птенцам. Рано или поздно они выпа-
дут из своего гнездышка!
 
 
   ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ, в которой раскрывается секрет узелка
 
   Осада была долгой и утомительной... Каким-то образом пиратам  удалось
доставить на поляну тяжелую бочку с ромом. Вероятно, в ней сильно поуба-
вилось содержимое.
   Они пили, пели и даже плясали. Только на вторые сутки четверо из  них
свалились и заснули. Но Рыжий Пес все еще бодрствовал.  Покачиваясь,  он
бродил по поляне и пьяно бормотал:
   - Кошачий Зуб, налей еще... Спишь? Спи, Кошачий Зуб!  Вы  все  спите?
Один я держусь на ногах... Рыжего Пса не так-то легко  свалить,  клянусь
брюхом акулы! - Он отхлебнул из фляжки и погрозил мне кулаком. - Я  сде-
лаю из тебя медузу!
   Ветер раздувал его рыжие волосы. Он потоптался на одном месте и  про-
пел заплетающимся языком:
   Нужно лишь пиратом быть,
   Обмануть, украсть, убить,
   Ой - ха - ха!..
   Он хотел потанцевать, но, зацепив одной ногой за другую, упал в  тра-
ву.
   - Все спят, тысяча чертей и одна ведьма! - невнятно бормотал он, бес-
помощно, барахтаясь в траве. - Один я... держусь на ногах!
   Через несколько секунд мы услышали его зычный храп.
   Мила вдруг сбросила из пещеры лестницу. Прежде чем  я  успел  сообра-
зить, что она собирается сделать, мы с Юркой увидели ее уже внизу на по-
ляне. Мы отчаянно махали ей руками.
   - Вернись! Что ты делаешь! Ты погибнешь!.. Она приложила палец к  гу-
бам.
   - Тише... Я за твоим платком, Борик...
   Затаив дыхание, я видел, как она наклонилась над Рыжим Псом. Он заво-
рочался и зачмокал губами. Мне показалось, что она заколебалась на  нес-
колько секунд, но вдруг решительно сдернула платок с шеи пиратского гла-
варя.
   Кто бы мог думать, что в этой девочке столько смелости! Через минуту,
слегка задыхаясь, она поднялась в пещеру.
   - Они завязали на платке какой-то узелок... Такой  крепкий!  Придется
зубами...
   - Не развязывай! - закричал я. - Не смей! В этом узелке главное  вол-
шебство!
   - Ой! А я уже развязала!..
   Вокруг нас вдруг потемнело.
   - Что ты наделала. Мила!
   Я выхватил из ее рук платок и безнадежно сел на шкуру лани. Наступила
полная тишина. Что-то загремело и заскрежетало. Красные, желтые,  синие,
зеленые огни вихрем закружились вокруг меня. Я зажмурился, но как раз  в
это время все смолкло. Мне было так страшно, что я долго не решался отк-
рыть глаза.
   - Ребята, - тихонько позвал я.
   Мне никто не ответил.
   Я чуть-чуть приоткрыл один глаз и сквозь ресницы  увидел  белую  ска-
терть и настольную лампочку.
   Я попал домой! Какое это было счастье! Я перенесся с острова прямо на
диван в столовой.
   - Миленькая ты наша столовая! - зачарованно шептал я, озираясь. - Ми-
ленький ты мой диванчик!
   Настольная лампа тускло освещала комнату. Мне показалось, что в  тем-
ном углу кто-то стоит.
   - Мила, Юрка! - окликнул я. - Это вы?
   Из мрака вышли... кто бы вы думали? Пираты! Пять звероподобных  людей
подходили ко мне, сняв шляпы и противно улыбаясь.
   - Здравствуйте, сэр! - прохрипел Рыжий Пес. - Зачем вы бежали с  ост-
рова?
   - Уходите... - стучал я зубами не в силах закричать.
   - Не будем больше ссориться, сэр. Мы уже так привыкли к  вам,  и  без
вас нам сделалось очень грустно.
   Они окружили меня, и я почувствовал душный запах рома.
   - Уходите! - сжимался я на диване. - Что вам от меня нужно?
   - Мы хотим, сэр, чтобы вы поняли, что такие люди, как мы...
   - Бездельники и тунеядцы! - перебил я. - Я это давно понял.
   - Ха! - рявкнул Одноглазый.
   - А ведь мы вас так полюбили, сэр! - продолжал Рыжий Пес.  -  Я  даже
решил уступить вам добровольно место капитана!
   - Пропадите вы пропадом! Как вы сюда попали?
   - Это легко объяснить, сэр. Ведь вы сами вызвали нас из старой  книж-
ки, которую читали...
   - Уходите опять в книжку!
   - Нет, сэр, промурлыкал Кошачий Зуб, топорща  усы.  -  Теперь  мы  не
расстанемся с вами. Куда вы, туда и мы. Вы наш волшебник!
   - Никакой я не волшебник! - воскликнул я. - Теперь я знаю, что  самый
великий волшебник на свете - это труд...
   - Ха!
   - Убирайтесь вон! - завопил я. - Мама, мама!
   - Не зовите маму, сэр, - покачал головой Кошачий Зуб, старательно по-
жевывая табак, - это бесполезно.
   Я замахал волшебным платком. Но платок больше не действовал: ведь Ми-
ла развязала узелок!
   - Мы больше вас не отпустим, сэр! Вы - наш! - говорил Рыжий Пес.
   - Наш! - зарычали пираты, протягивая ко мне руки.
   Я в ужасе зарылся лицом в подушку и вдруг почувствовал легкое прикос-
новение чьей-то руки к плечу. Так осторожно и ласково прикасаться ко мне
мог только один человек на свете...
   - Мама! - закричал я. - Мамочка, милая!.. Как я обнимал и целовал ее!
Она очень растрогалась и даже сделала вид, будто не замечает,  что  я  в
ботинках лежу на диване.
   - Мама, а где... - я хотел сказать "пираты", но почему-то  так  и  не
выговорил этого слова.
   - Ты хотел спросить, где Юра и Мила?
   - Да...
   - Они только что звонили по телефону.  Это  очень  странно.  Они  оба
чувствуют себя плохо и не придут сегодня. - Она легонько сжала мою голо-
ву своими теплыми ладонями. - Ты выглядишь тоже совсем больной милый...
   - Нет, я здоров, мамочка...
   Я случайно взглянул на синий платок, который все еще держал в руке, и
вздрогнул.
   - Мама, ты говорила, что главное волшебство этого платка  заключалось
в узелке.
   Она улыбнулась:
   - Да, у бабушки в старости была плохая память, и чтобы не забыть  че-
го-нибудь, она завязывала на платке узелок.
   - Ну?
   - Поэтому она ничего не забывала и в конце концов стала называть свой
платок волшебным.
   - И все?
   - Все...
   - Но кто же тогда развязал узелок на платке?
   - Наверно, ты сам, - сказала мама, поглаживая меня по голове. - А  ты
снова завяжи его, чтобы никогда не забывать...
   - Чего?
   - Ну, например, того, что нужно помогать своей маме. Вот  тогда  этот
платок и для тебя станет волшебным!
   Ночью я спал плохо, бредил и вскакивал с постели. Но, знаете, что са-
мое удивительное? Утром я узнал, что милиция задержала  в  нашем  городе
пять жуликов. Говорят, что один из  них  был  совершенно  рыжий,  другой
прихрамывал на одну ногу, а третий носил на лице черную  повязку.  Чело-
век, который рассказывал мне об этом, не запомнил, как выглядели еще два
задержанных.
   Может быть, эти жулики никогда не были пиратами, но  с  моего  сердца
свалилась тяжесть, и в следующую ночь я спал совершенно спокойно...
 
 
 
   ПРЕДАНЬЕ СТАРИНЫ ГЛУБОКОЙ
 
 
   ФЕЯ МЕЧТА
 
   Есть такие скучные люди, которые не верят в Волшебство. Не верь  этим
людям, дружок! Я даже знаю имена некоторых волшебников: Любовь,  Дружба,
Честность.
   Красивые имена, правда?
   А однажды я познакомился с одной доброй феей. Ее зовут Мечта. К  иным
мальчикам и девочкам она является среди ясного дня. Другие встречаются с
феей Мечтой во сне. Я уверен, что и ты знаком с ней.
   Вот какая история произошла совсем недавно в славном городе  Новгоро-
де.
   В самом центре этого города майским утром на балконе четвертого этажа
сидели брат и сестра, Игорь и Таня. Оба они были одногодками,  оба  учи-
лись в одном классе, и так как они родились близнецами, то и не мудрено,
что очень походили друг на друга. Оба были светловолосыми и голубоглазы-
ми, у каждого правая бровь чуть-чуть повыше левой. А их одинаково пухлые
губы пунцовели, как спелые черешни.
   Впрочем, была между ними и разница: Игорь пошире в плечах  и  на  его
переносице отчетливо виднелся кривой  шрам  -  след  какой-то  давнишней
мальчишеской битвы.
   В то воскресное утро Игорь и Таня скучали. Они  молча  смотрели,  как
под балконом по мокрому, только что политому дворником асфальту то и де-
ло приезжают, шурша шинами, автобусы. Потом их внимание привлекла  моро-
женщица в белом халате, открывающая свой стеклянный ларек в зелени скве-
ра. Двое мальчишек уже выжидательно остановились перед  ларьком,  на  их
лицах было написано нетерпение.
   - У тебя нет немножко денег? - спросил сестру Игорь, облизывая губы.
   - Нет, - вздохнула она.
   - Вот так всегда, - тихонько проворчал он, - неужели ни папа, ни мама
не могли нам оставить хотя бы копеек двадцать на двоих.
   - Им сейчас не до нас, - снова вздохнула Таня, - они, кажется,  нашли
на своих раскопках чтото очень интересное про древний Новгород и  уходят
из дома ни свет ни заря.
   - Ха! - невесело воскликнул Игорь. - Что-то очень интересное! Обыкно-
венная берестяная грамота. Вот уж я не хотел бы  стать  археологом,  как
они! Даже по выходным дням копаются в земле изза какого-то  кусочка  бе-
ресты!
   - Ну уж тут ты не прав, Игорь, - сказала она, - ведь по этим кусочкам
мы узнаем, как жили наши предки много столетий назад! Ты  только  предс-
тавь себе: бумаги тогда не было, грамотные люди писали письма на  кусоч-
ках древесной коры! Мама говорит, что эти письма помогают увидеть  прош-
лое. Да ведь ты сам любишь историю, я знаю. У тебя просто плохое настро-
ение, потому что мы не можем купить мороженое.
   Игорь помолчал.
   - Конечно, увидеть прошлое - это интересно, - задумчиво проговорил он
наконец. - Только я хотел бы увидеть его не нацарапанным на деревяшке, а
своими глазами. Так, как мы видим эту мороженщицу и  вот  этот  автобус.
Вот бы познакомиться с моим тезкой князем Игорем, когда  он  был  такой,
как я!
   И здесь произошло чудо. За их спинами раздался  негромкий,  но  очень
мелодичный смех, похожий на  звон  маленького  колокольчика.  Они  разом
обернулись и застыли с приоткрытыми ртами: на пороге балкона стояла оча-
ровательная девушка с распущенными до пояса золотистыми волосами. На ней
было легкое и длинное - до самых пят - платье, словно сделанное  из  се-
ребристого шелка. Но самое удивительное было в том, что незнакомка  была
прозрачной, как туман, как неясный дымок, который поднялся над костром и
на мгновение застыл в тихом воздухе. Необычная девушка насквозь  просве-
чивалась солнцем: сквозь шевелящиеся под ветром складки ее платья  Игорь
и Таня видели комнату, паркет с тенями  от  оконной  шторы  и  отцовский
письменный стол, в центре которого на белом листе лежала берестяная гра-
мота.
   - Извините... - приходя в себя, прошептала Таня. - Кто вы?
   - Фея Мечта, - прозвенел голос, и ее лицо озарилось доброй улыбкой. -
Вы действительно хотите посмотреть прошлое своими глазами?
   - Да, - после небольшой паузы сказал Игорь.
   - А ты, девочка?
   - Разумеется, хочу! - вырвалось у порозовевшей Тани.
   Фея взмахнула рукой, и вокруг все сразу потемнело.
   - Итак, - продолжал звенеть ее голос, - пусть будет по-вашему...
   Длинь-длинь-длень!
   Воротись, прошедший день!
   Время, мчись наоборот!
   Воротись, прошедший год!
   Во-семь-сот во-семь-десят вто-рой!..
   Голос умолк, и стало совсем темно.
   - Игорь, где ты? - шепотом спросила Таня и, отыскав  в  темноте  руку
брата, крепко сжала ее. - Мне страшно... Что все это значит?
   - Не знаю... - таким же шепотом ответил он. - Фея сказала, что сейчас
восемьсот восемьдесят второй год...
   - Ужас! - воскликнула сестра. - Из нашей  жизни  каким-то  непонятным
образом исчезла целая тысяча лет!
   - Даже больше, чем тысяча лет!
   - Что мы будем теперь делать?
   - Посмотрим...
   - Что смотреть, когда кругом ни зги не видно!
   - А вон я вижу какой-то свет... Слушай, Таня, это же утренняя зорька!
Скоро взойдет солнце!
 
 
   ГОРДЕЙ, СЫН МИКУЛЫ
 
   Действительно, за черной грядой недалекого леса розовело небо.
   Они огляделись. На холме, над неясной в  сумраке  рекой,  поднимались
бревенчатые стены старой крепости со шпилями и башнями. Пониже виднелись
усадьбы с высокими и ладно сколоченными тынами - стоймя бревно к бревну,
острием к небу. Кривые улочки тянулись от крепости в  разные  стороны  и
под конец разбегались беспорядочно построенными  бедными  хижинами.  Чем
дальше от крепости к лесу, тем беднее строение.
   Хлюпала в реке вода о деревянный настил, низкие суда с опущенными па-
русами покачивались на волнах. Было слышно, как  там,  на  пристани,  со
скрипом терлись борт о борт два суденышка. Ночной сторож стучал колотуш-
кой и время от времени хрипловато покрикивал: "Чу-ую! Чу-ую!"
   Утренний ветер резво налетел на Игоря и Таню. Он принес запахи речной
сырости и конюшен.
   И вдруг косой дождь из небольшой тучки, что нечаянно  выползла  из-за
леса, тонкими бичами захлестал по траве. Таня взвизгнула и, подобрав юб-
ку, стремглав понеслась к ближайшей хижине.
   - Скорей, Игорь, скорей! - кричала она на бегу. - Иначе  мы  вымокнем
до нитки!
   Они перескочили через низкую полуразвалившуюся деревянную ограду и  в
четыре руки забарабанили в покосившуюся дверь.
   За дверью зашаркали ногами, сонный голос подростка испуганно спросил:
   - Кто там еси?
   - Да открой же, пожалуйста! - жалобно простонала Таня.
   Должно быть, голос девочки успокоил его. Запор защелкал,  дверь  рас-
пахнулась, и в лучах выглянувшего из-за тучки утреннего солнца они  уви-
дели вихрастого паренька в длинной домотканой рубахе. Лицо паренька нео-
жиданно скривилось от страха. Он отступил и замахал руками.
   - Мара! - диковато бормотал он. - Мара! О, Перун, спаси меня!
   - Он принимает нас за привидения! - сказал Игорь. - И, кажется,  про-
сит, чтобы его спас главный языческий Бог Перун!
   Паренек упал на колени.
   - Отче нету, мати нету, - в отчаянии заламывал он руки, - не  троньте
бедного смерда!
   Серые расширившиеся глаза паренька совсем побелели от ужаса. Он сжал-
ся и умолк, схватившись за голову, словно защищая ее от удара.  В  гриве
его спутанных каштановых волос торчали соломинки.
   - Отче нету... - вдруг снова забормотал он. - Мати нету... Один я еси
и в хиже, и на всем свете подярилом...
   - Один я и в хижине, и на всем свете под солнцем,  -  перевел  Игорь,
подумав.
   У Тани задергался подбородок.
   - А где твои... отче и мати? -  сдавленным  голосом  спросила  она  и
смахнула со щеки теплую слезу.
   - Все от глада мрем, - быстро заговорил паренек, уловив, по-видимому,
сочувствие в ее словах. - Беда, беда! Рубища на чересах носим, на  пепле
спим... Тиун вельми хитер: все дай да дай боярину! Мяса дай,  меда  дай,
гречихи дай! А что дать? Не токмо мяса, горстки гречихи нету! Беда,  бе-
да!
   Таня обвела глазами хижину. Пусто в хижине.  У  стены  голый  помост,
посредине холодный каменный очаг без дымохода. Пахнет в хижине задымлен-
ным деревом, золой и давно не мытой одеждой. В маленькое оконце, затяну-
тое бычьим пузырем, едва пробивались лучи солнца. Большой  паук  свил  у
оконца паутину и притаился под притолочиной, выжидая жертву.
   - Как зовут тебя? - спросила Таня вздыхая.
   Паренек не ответил, должно быть, не понял вопроса.
   - Встань, пожалуйста, с колен... Очень прошу...
   Паренек поднялся и, осмелев, открыл рот, чтобы сказать что-то,  но  в
эту минуту за дверью прозвучал резкий мужской голос:
   - Гордей!
   Паренек стремительно выскользнул за порог. Из сумрака хижины  брат  и
сестра видели через открытую дверь, как к  нему  подошли  два  бородатых
мужчины в синих кафтанах с бердышами в руках.
   - Гордей, сын Микулы? - спросил один из бородатых.
   - Так, - кивнул Гордей и поклонился.
   - Отче твой Микула брал у боярина Путяты купу - одно гривно.
   - О, тиун! Отче помер и мати померла... Нет у меня мяса и меда, чтобы
гривно стоили... нечем купу покрыть...
   - Отче твой, - усмехнулся тиун, - ныне на перуновых лугах мед пьет, а
купа его на твоей душе висит. До месяца сеченя должен ты был  купу  вер-
нуть, а уж месяц цветень давно прошел. По слову князя будешь  ты  отныне
отрабатывать купу боярину Путяте.  А  надумаешь  бежать  хоть  на  полу-
деньхоть на полуночь, все одно найдут тебя княжьи мечники, и  будешь  ты
батогами бит.
   - Так, - прошептал Гордей и снова поклонился.
   - Ступай на дворище боярина Путяты, Гордей!
   Тиун повернулся, чтобы уходить, но тут его взгляд скользнул в  откры-
тую дверь хижины.
   - Что за отроки еси? - изумленно воскликнул он, разглядывая необычную
одежду Игоря и Тани. - Эка невидаль! Уж не варяги ли? Коли малые  здесь,
небось и большие близко... Давай-ка отведем их в детинец пред  ясны  очи
князя Олега. Князь разберется, что к чему.
   И охраняемые тиунами с поднятыми бердышами Игорь и Таня отправились в
новгородский кремль девятого века.
 
 
   БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
 
   Сначала они шли берегом Волхова. Мутная река лениво плескалась о  де-
ревянный настил. Великие и малые лодии позванивали  цепями,  покачиваясь
на волнах. Десятка два бородатых, но, как видно, молодых мужчин в  холс-
тяных рубахах ниже колен торопливо грузили на палубу большого судна боч-
ки с медом и смолой и мешки с пенькой. Рослый купец  в  голубом  кафтане
зычно покрикивал на палубе:
   - А еще побыстрей, добры молодцы! Ныне плыть нам далече - аж за Русс-
кое море до самых греков!
   Грузчики кряхтели и молча шлепали босыми ногами по мокрому настилу. А
неподалеку от настила, нисколько не боясь людей, сидели на воде два  се-
рых кулика. Резко пахло рекой, смолою и свежей пенькой.
   От пристани дорога свернула на холм. Игорь и Таня шли впереди  тиунов
по кривой улочке мимо высоких и крепких тынов. Худая собака  с  поджатым
хвостом неторопливо бежала им навстречу.
   - Ату тя, пес! - крикнул один из тиунов и пристукнул бердышем о  зем-
лю.
   Собака взвизгнула и исчезла в подворотне. Тиуны голосисто  расхохота-
лись. Черное море.
   Два всадника с мечами у пояса обогнали их и с любопытством оглянулись
на пленников. Но всадники, судя по всему, торопились, они взмахнули пле-
тями, кони перешли на галоп и быстро скрылись за широко распахнутыми тя-
желыми воротами кремля.
   У ворот скучающий стражник принял у тиунов пленников  и  повел  их  в
княжеский терем с бесчисленными клетями и подклетями. Видно, много  пот-
рудились умельцы новгородские, когда воздвигали над Волховом  этот  гро-
мадный дом из бревен.
   По скрипучим ступеням Игорь и Таня поднялись в Большую палату княжес-
кого терема.
   В Большой палате после яркого утреннего солнца было сумеречно. Неясно
светились ряды узких окон, затянутых тончайшей желтоватой кожей. На каж-
дом окне - железная решетка. Просторно и пусто в палате. Вдоль бревенча-
тых стен тянутся деревянные лавки, отшлифованные задами воевод, бояр  да
богатых купцов, кои собирались здесь по слову князя вершить дела древне-
го Новгорода.
   Велика Большая палата княжеского терема - шагов шестьдесят  в  длину,
шагов тридцать в ширину. Игорь и Таня стояли у порога  входной  двери  в
самом центре палаты и тревожно озирались. Направо, у стены, в рост чело-
века возвышался деревянный идол - Перун, с тяжелым подбородком и золоче-
ными, страшно поблескивающими глазами.
   Налево, в другом конце палаты, виднелись резные двери в княжеские по-
кои. Прямо, против этой двери, на небольшом помосте стояло дубовое крес-
ло с высокой остроконечной опорой и закрученными к полу  подлокотниками.
От многочисленных окон на деревянный пол падали неясные столпы солнечно-
го света. Пол был тщательно вымыт, на стертых досках  повсюду  отпечата-
лись царапины и вмятины от кованых сапог.
   Резные двери вдруг неслышно распахнулись, и в палату быстрыми  шагами
вошли статный русобородый мужчина  и  такой  же  русоволосый  сероглазый
мальчик лет двенадцати-тринадцати. Игорь и Таня сразу заметили, что  оба
они одеты совершенно одинаково: на том и на  другом  затканное  серебром
белое плато с длинными рукавами, широкий золотой пояс и красные сафьяно-
вые сапоги. У того и у другого пышно вились русые волосы.
   - Бью челом, княже! - сказал стражник, стаскивая с головы шапку. - На
твой суд, для твоего слова привел двух отроков. Поймали их ныне в посаде
Великого Новгорода тиуны боярина Путяты. Не варяги ли?
   Князь Олег неторопливо сел в кресло и положил руки  на  подлокотники.
Русоволосый мальчик стал рядом с ним и прижался  плечом  к  креслу.  Его
большие серые глаза заблестели от любопытства.
   - Подойдите, - негромко сказал князь красивым грудным голосом.
   Игорь и Таня подошли к креслу.
   - Кто вы еси, отроки? - услышали они уже знакомую фразу.
   - Брат и сестра, - сказал Игорь, передохнув.
   Олег усмехнулся.
   - Вельми похожи! Двоядцы?
   - Да, двойняшки...
   - А какого же вы роду-племени? Варяги?
   - Нет, нет, - закачал головой Игорь, - мы русские!
   - Русичи?
   - Да, да, русичи! - Игорь растерянно посмотрел на сестру, и она проч-
ла в его глазах то же, о чем подумала в эту минуту сама:  если  сказать,
что они явились в Великий Новгород девятого века из будущего, из двадца-
того века, князь Олег все равно не поверит и посчитает их сумасшедшими.
   - Кто же вы еси: древляне, кривичи, уличи? А может,  вы  из  полоцкой
земли или ростовской? - задумчиво спрашивал  Олег,  поглаживая  пальцами
русую бороду. - А еще может статься, что родились вы  во  славном  граде
Киеве или во граде Смоленске?
   - Да! - обрадовался Игорь. - Так и есть! Мы действительно родились  в
Смоленске, а потом переехали в Новгород!
   - Речь твоя вельми странная, отрок, - пожал плечами Олег, - и  платно
на вас чудесное, и ноговицы носишь ты не наши, - и он  ткнул  пальцем  с
блеснувшим перстнем в аккуратно выглаженные брюки Игоря.
   - Ноговицы как ноговицы, - пробормотал Игорь, краснея.
 
 
   ВОЛХВ ФАРЛАФ
 
   В эту минуту резная дверь вновь неслышно открылась, и в Большую пала-
ту вошел старец в длинном, до самых каблуков, темном платно. На его  ру-
ках переливчато зазвенели золотые браслеты. В левой руке  старец  держал
бубен.
   - Зачем ты пришел, волхв Фарлаф? - неожиданно пошевелился у кресла  и
сердито спросил сероглазый мальчик. - Кто звал тебя?
   Старец с достоинством проговорил сипловатым однотонным голосом:
   - Ты опять, княжич, злые слова речешь главному волхву Великого Новго-
рода!
   - Не я злой, а ты злой, волхв Фарлаф! Великий Новгород  знает  сие  и
потому боится тебя, аки дурного пса!
   Князь Олег остановил мальчика повелительным движением руки:
   - Не молви такого, племянник!
   В голосе мальчика вдруг зазвучали неожиданно набежавшие слезы:
   - Ах, дядя! Кабы не он, не легла бы моя мама в могилу! Разве  не  ты,
дядя, выписал ей лекарей заморских, когда заболела она студеницей?
   Игорь и Таня видели,  как  старый  волхв  дергался  от  гневных  слов
мальчика. Его бесцветные, водянистые глаза в зарослях седых волос совсем
побелели от ярости. Однако он сдержал себя и сказал спокойно:
   - Твою маму, княжич, призвали Боги на Неруновы луга...
   - Лжа! - воскликнул княжич. - Ты один виновен, что ее обрядили покой-
ницей и положили в корсту!
   - Слушай, племянник! - строго проговорил князь Олег. -  Твой  отец  и
мой учитель был храбрым воином и много лет княжил в  Великом  Новгороде.
Почитали его новгородцы за ум и отвагу на рати. Был он исконным русичем,
верно соблюдал законы и обычаи наши...  Хазарская  стрела  оборвала  его
жизнь... Умирая на моих руках, просил он, чтобы я воспитал тебя  славным
русичем...
   - Я русич! - горячо прошептал мальчик.
   - О том же просила меня перед кончиной своей твоя мать, моя ненагляд-
ная сестра.
   - Я готов за Русь положить живот  свой,  дядя!  -  продолжал  шептать
мальчик. - Я русич!
   - Знаю, - сказал Олег, - а потому и прошу тебя не ссориться с волхва-
ми, коих почитают все русичи и в полуденной стороне, и в полуночной.
   - Но мама! - вырвалось у мальчика.
   Олег сурово взглянул на волхва.
   - Сердцем я и сам не могу простить Фарлафу ее смерти, но перед  наро-
дом волхвы и князья должны быть едины... - Он помедлил и вздохнул: - За-
чем ты пришел в Большую палату, Фарлаф?
   - Я за дверью слышал, княже, о чем говорил тебе сей отрок в  чудесных
ноговицах...
   - Ну?
   - И понял, что надо их обоих допросить с  испытом!  -  злобно  сказал
волхв, сверля глазами Игоря и Таню.
   - Да ведь они дети! - воскликнул Олег. - Вельми ты  кровожаден,  Фар-
лаф! Они против тебя, что воробей против коршуна!
   - Княже! - волхв предостерегающе поднял палец, звеня золотыми брасле-
тами. - А если они духи Чернобога? Нет Бога злее Чернобога!  Тогда  сиих
отроков вязать надо и во славу Перуна рубить им головы на Перуновой  го-
ре! Отдай мне отроков, княже!
   - Нет! - сорвался с места маленький князь. - Я имею  к  ним  приязнь!
Отдай мне их, дядя!
   Олег испытующе посмотрел на побелевших пленников, и  ласковая  улыбка
тронула его губы.
   - А как твое прозвище, отрок? - спросил он вдруг.
   - Игорь...
   - Как?
   - Игорь, - с трудом ворочая языком от страха, повторил пленник.
   Олег, маленький князь и волхв на минуту онемели. Наконец Олег  с  ус-
мешкой взглянул на племянника:
   - Имя - наше, русское... Твой тезка, юный княже!
   - Лжа! - пробормотал волхв.
   - Сам ты лжа! - вырвалось у маленького князя. - Как  сие  лепо  -  он
Игорь, и я Игорь! Отдай же мне их, дядя!
   - Пусть по-твоему будет, князь Игорь, - сказал Олег, - бери их. А па-
че случится что, сии отроки, Фарлаф, от тебя не уйдут: ворота в  детинце
крепкие и стража надежная! Слушай, стражник, - внезапно повысил  он  го-
лос, - вели глашатаям собрать на княжеский совет воевод, бояр да  купцов
именитых!
   Стражник, который безучастно слушал весь разговор и, по-видимому, ни-
чего не понял, захлопнул глуповато отвисшую челюсть и, нахлобучив шапку,
исчез за входной дверью.
   Олег повернул лицо к навострившему слух волхву:
   - Прибыли ко мне гонцы с грамотой  из  града  Искоростеня,  из  земли
древлянской. Будем совет держать о вельми важном деле, Фарлаф. Нужна мне
поддержка Перуна. - Он помедлил и прибавил: - А коль не будет поддержи -
пеняй на себя: найдется другой главный волхв на земле Новгородской!
   А юный князь Игорь меж тем подошел к пленникам и улыбнулся:
   - Пошли в трапезную! Накормлю я вас... Небось голодны?
 
 
   ТРАПЕЗА
 
   В трапезной, такой же сумеречной и почти такой же длинной и  широкой,
как Большая палата, стоял огромный стол. В Перунов день, а также по вся-
ким другим праздникам много именитых мужей новгородских пировало за этим
столом.
   Три раза похлопал ладонями юный князь Игорь, и пустая трапезная сразу
наполнилась движением: то княжеские подавальщики в белых  платно  начали
уставлять край стола яствами. На одном блюде  аппетитно  дымились  куски
жареной телятины, на другом - тетерка с поджаристой корочкой на вертеле,
на третьем - сом, запеченный в тесте с гречневой кашей. Далее шли пироги
с грибами, с ягодами. А между блюдами зелень, сочиво в брусничном  соку,
орехи лущеные, морошка с медом и жбан сыта - медовый напиток, который  и
пить приятно, и пьян не будешь (подавать  юному  князю  крепкие  напитки
Олег запретил строго-настрого).
   Перед столом, на возвышении, жертвенник - каменное блюдо с  раскален-
ными углями. Перед тем как сесть за стол, князь Игорь от каждого кушанья
взял щепотью по кусочку и положил на угли. Жертвенник задымился,  напол-
няя воздух смрадом. Князь Игорь поднял руки  ладонями  вперед  и  сказал
скороговоркой:
   - Возьми нашу пищу, Перун, и дай нам пищу ныне, завтра и всегда...
   Два холопа поднесли миску с водой и  полотенце.  Князь  Игорь  окунул
пальцы в воду, вытер их насухо и предложил гостям проделать то же самое.
Затем они сели за стол, и слуги немедленно повязали их чистыми  полотен-
цами, чтобы не закапать платно жиром.
   Князь Игорь сказал гостеприимно:
   - Берите, братие, по куску мяса, - и сунул руку в блюдо с телятиной.
   - А где же вилки? - шепнула брату Таня.
   - Чудачка! - так же шепотом ответил ей брат. - До вилок люди  еще  не
додумались, ешь все руками...
   Они взяли по куску горячего мяса.
   - Смачно, - сказал князь, вгрызаясь в телятину.
   Жир стекал по его подбородку и капал на полотенце. А чашники уже  на-
лили им по кружке прохладного кисло-сладкого сыта.
   - Пейте, братие, - улыбнулся князь, поднимая кружку, - смывайте жир с
кишок, мясо в брюхе урчать не станет.
   - Здесь так всего много, - заговорила Таня, нерешительно взглянув  на
гостеприимного хозяина, - но у меня кусок застревает в  горле,  когда  я
думаю об одном голодном человеке.
   Князь Игорь перестал жевать и поставил кружку.
   - Кто такой еси?
   Она сбивчиво рассказала ему о Гордее. Юный князь  терпеливо  выслушал
ее, усмехнулся и пожал плечами.
   - Таких смердов вельми много на земле Великого Новгорода, и на  земле
киевской, и на земле полоцкой... Есть они и у варягов, и у франков, и  в
Германии, и в Болгарии, и в землях греков... Так Перун жизнь  устроил...
- Он говорил медленно, с немальчишеским достоинством, чтобы поняли  гос-
ти, как образован их хозяин. - Князь землей правит, бояре ему советники,
воеводы войска водят, купцы торговлю ведут в землях дальних и близких, а
у смердов одна забота - рало.
   - Рало? - не поняла она.
   - Соха, - подсказал ей брат.
   - Значит, смерды всех хлебом кормят, а живут хуже всех! - совсем  ос-
мелев, сказала Таня. - Несправедливо это, княже!
   Князь покачал головой.
   - В Великом Новгороде каждый волен жить по своему разуму и умению. Не
по душе рало - будь кузнецом, кожемякой, скудельником... Таких ремеслен-
ников в Великом Новгороде множество. Живи во славу Перуна да плати пода-
ти в скарбницу, - говорил он, очевидно, повторяя слова своих учителей.
   - А если нечем платить?
   Он снова пожал плечами.
   - Не по душе быть ремесленником - иди в услужение к боярину или купцу
именитому. Всегда сыт будешь! А коли ты лучший муж - поступай в  княжес-
кую дружину, добывай на рати победу Великому Новгороду, а  князю  славу!
Наживешь богатство - можешь купцом стать, паче ты не обельный холоп!..
   - Но у Гордея жизнь, как у раба! - воскликнула Таня. -  Неужели  тебе
не жаль Гордея, княжич?
   - Но ведь ты сказал, что он не выплатил купу...
   - Да, но купу-то брали у князя Путяты не он, а его покойные родители!
   - Все едино, такой закон!
   - Танька, - шепнул в ее ухо брат, чего ты разбушевалась? Ты  же  зна-
ешь, что все смерды станут потом рабами - крепостными крестьянами!
   - Отстань! - оттолкнула она брата и громко сказала: - Княжич,  помоги
Гордею! Позови его за этот стол, пусть он хоть раз поест как следует!
   - За сей стол? Да ведь он рядович, простолюдин! - изумился князь, но,
подумав, крикнул: - Эй, позвать ко мне ябедника!
   Через минуту явился задыхающийся рыжебородый ябедник - княжеский  чи-
новник.
   - Бью челом, княжич!
   - Ступай к боярину Путяте, -  приказал  князь,  -  заплати  выкуп  за
обельного холопа Гордея, сына Микулы, одно гривно. Помыть его,  одеть  и
накормить на княжеском дворище. А коли пожелает, пусть остается в  услу-
жении дворянином.
   Ябедник исчез так же быстро, как и появился.
   - Пересидели мы за трапезой, - вдруг сказал князь,  поднимаясь  из-за
стола, - небось в Большой палате уже совет идет. Пошли в Большую палату!

 
   ВЕЧЕВОЙ КОЛОКОЛ
 
   Едва два Игоря и Таня переступили порог Большой палаты, как были  ог-
лушены чьими-то воплями и непонятным треском. Прежде всего  они  увидели
десятки потных бородатых лиц. Бояре, воеводы, купцы - старые и  молодые,
худые и толстые, высокие и низкие, щуплые и широкоплечие - в  разноцвет-
ных кафтанах и разноцветных сафьяновых сапогах сидели на лавках и  прямо
на полу, на корточках. Многие опирались на посохи с  серебряными  набал-
дашниками. Почти у всех на груди сверкали золотые обручи и цепи -  знаки
высокого отличия и богатства.
   Душно и жарко в Большой палате. Входная дверь и  узкие  окна  открыты
настежь, но это не помогало. От духоты кружились головы.
   Бревенчатые стены стали влажными от людских испарений.
   Князь Олег сидел в кресле, бледный и усталый, расстегнув ворот своего
платно. Два мечника неподвижно стояли по бокам. А  перед  креслом,  дико
завывая, дробно ударяя кулаком в бубен, бесновался главный волхв Фарлаф.
Время от времени он бросался по узкому людскому  проходу  к  деревянному
изваянию Перуна, сипло бормоча какие-то слова. Затем он опять возвращал-
ся к креслу князя, вскинув руки, беспрестанно подпрыгивая и сотрясая пол
коваными сапогами. Его бормотание переходило в пронзительный,  одуряющий
вопль, от которого по спине бежали мурашки. Что кричал  волхв,  Игорь  и
Таня не могли понять. Впрочем, этого, может быть, никто не понимал, даже
сам волхв.
   Наконец Фарлаф замолчал и сел на пол перед Олегом.
   Сразу наступила тишина, в которой слышалось лишь дыхание десятков лю-
дей.
   - Что сказал тебе Перун, волхв? - спросил Олег, словно приходя в  се-
бя.
   Фарлаф не торопился отвечать. Он сидел на полу, скрестив ноги, и тяж-
ко дышал. Его седые волосы спутались и были мокрыми от  пота.  Казалось,
он ничего не видит и не слышит, но Таня уловила его злобный взгляд,  ко-
торый он метнул не нее изпод нависших на глаза мохнатых бровей.  Девочка
невольно сжалась под его взглядом. Князь Игорь заметил это, что-то  сер-
дито прошептал и загородил Таню своими плечами от глаз Фарлафа.
   - Что же сказал тебе Перун? - нетерпеливо повторил Олег.
   Все в палате вытянули головы, чтобы  лучше  услышать  волхва.  Но  он
вдруг закашлял и потыкал пальцем в горло, давая понять, что  ему  трудно
говорить. Продолжая кашлять, Фарлаф поднялся, подошел к Олегу и склонил-
ся к самому его уху. Два Игоря и Таня, стоящие у княжеского кресла, слы-
шали, как волхв прошептал:
   - Не ходи на Киев, княже...
   Олег даже не пошевелился,  так  он  умел  владеть  своими  чувствами.
Только губы его едва заметно шевельнулись:
   - Лжа!
   В палате было тихо. Все ждали княжеского слова,  но  Олег  медлил.  И
тогда на помощь ему неожиданно пришел низенький толстенький боярин, тот,
который сидел на лавке ближе всех к Олегу. Может быть, боярин слышал,  а
может быть, и не слышал того, что шепнул волхв, но он вскочил с места и,
размахивая маленькой полной ручкой, закричал, выкатывая глаза:
   - Перун поразит громом и молнией врагов твоих, княже!  Поступай,  как
решил совет: иди на Киев! Собирай вече и скажи народу новгородскому свое
злато слово!
   Олег бросил на толстенького боярина благодарный взгляд. Он облегченно
вздохнул и поднялся, отстранив рукой растерявшегося Фарлафа.
   - Лепо молвил боярин Путята! - сказал он. -
   Слава великому Перуну - Богу богов!
   - Слава! - хором повторили воеводы, бояре и купцы. Они зашевелились и
тоже начали подниматься со своих мест. Повсюду затренькали золотые обру-
чи и цепи, застучали о пол посохи.
   - Пусть звенит вечевой колокол! - снова заговорил князь Олег. - А вы,
братие, идите к людям, научите их, о чем кричать на вече... А паче  най-
дется головник такой, что станет кричать  насупротив  княжеского  слова,
пусть челядь ваша заткнет ему поганую глотку! Велите выкатить из  погре-
бов бочки с медом и олом, чтобы все люди: и мужи именитые и  рядовичи  -
пировали во славу Перуна и князя новгородского!
   Гулко стучали о пол Большой палаты кованые сапоги. Толпились у  вход-
ной двери воеводы, бояре и купцы именитые, натруженно скрипели за дверью
ступени лестницы: все торопились выйти поскорее из терема, чтобы  выпол-
нить волю князя.
   А за княжеским теремом запел-загремел вечевой колокол. Летели,  будто
ласточки, медные удары над Великим Новгородом.  Летели  один  за  другим
тревожные мелодичные звуки и, не успев расправить крылья, угасали в воз-
духе. Но их догоняли новые и новые удары и, прежде чем смолкнуть, вонза-
лись в сердце каждому жителю земли новгородской.
   Летел звон вечевого колокола над градом и предградьем, над  лесами  и
полями, над серыми волнами Волхова, над туманным заречьем.
   И, услышав этот сладкий, терзающий душу звон, отрывались от работы  и
со страхом прислушивались ремесленники на всех концах града и  смерды  в
селениях, и охотники на ловах, и рыболовы на малых и  больших  речках  и
озерцах.
   Выходили из хижин помрачневшие мужи, а бледные жены прижимали к серд-
цу детей и шептали:
   - Беда, беда!.. О, Перун, спаси нас!
   Красиво звенит вечевой колокол. Еще десять лет назад много кун запла-
тил за него князь Олег римскому папе. Везли этот колокол  вокруг  Европы
на лойве варяжские викинги, а потом в Свионии перегрузили его на русскую
лодию и по Варяжскому морю, через озеро Нево, доставили по реке Волхов в
Великий Новгород. Очень красиво звенит колокол...
   - Беда, беда! Спаси нас, Перун!
 
 
   ЗОЛОТОЕ СЛОВО КНЯЗЯ ОЛЕГА
 
   Полным-полно народа на княжеском дворище. От сотен  голосов  стоит  в
кремле невнятный гул - будто море шумит. Куда ни глянь, сомкнулись  пле-
чи, а над плечами шевелятся седые и русые, рыжие и черные бороды. Собра-
лись на вече старые и молодые мужи  Великого  Новгорода,  с  нетерпением
ждут, что скажет им князь Олег.
   У высокого княжеского крыльца отдельной группой горделиво стоят, опи-
раясь на серебряные посохи, воеводы и бояре в  праздничных  платно.  Это
ишханы - знать новгородская, далее купцы толпятся  в  разноцветном  каф-
танье, с завистью поглядывают на важно надутых  воевод  и  бояр.  А  еще
дальнее - простой люд: здатели, кузнецы, кожемяки, скудельники,  умельцы
всякие со всех концов улиц. Это они, их отцы и деды строили Великий Нов-
город, и все, что есть в Новгороде, сделано их руками, да почему-то нес-
ладко живется умельцам русским. И про них, и про смердов, кои серым  по-
током залили дворище до самой крепостной стены, не больно печется Перун.
Должно быть, князья, воеводы да бояре с купцами больше нравятся Богу бо-
гов.
   А у ворот кремля и на его крепостной стене устроилась голытьба в  ру-
бищах: всякие пришлые убогие люди, рабочие, холопы. Грязные,  немытые  -
смрадом разит от них.
   В толпе там и тут рыскали видоки - шпионысвидетели, прислушивались, о
чем люди глаголят, не ведет ли кто крамольных речей. Держи лучше язык за
зубами, не то возьмут тебя в плети! Строители.
   Следом за Олегом на высокое крыльцо вывел юный князь своих  гостей  -
Таню и Игоря. Они видели, с каким удивлением  уставились  на  них  сотни
глаз, а сотни ртов зашептали: "Гляди-ко! Во диво!"
   Глашатаи зычно закричали, прикладывая к губам ладони коробочкой:
   - Ти-их-о! Замри! Слушай, народ новгородский, злато слово князя  Оле-
га!
   И сразу такая тишина наступила, что стало ясно слышно, как  далеко  в
заречье каркал ворон. Вот уж, окаянный, не ко времени  закаркал,  словно
беду накликает!
   Олег, высокий, статный, в платно небесного цвета, расшитом  бурмицким
жемчугом, стоял на виду у всего веча. Ветер шевелил его волнистые  русые
волосы. Он провел рукой по волосам, потрогал пальцами  бородку.  Спокоен
был князь Олег, лишь на белом лице, под левым глазом, предательски  дро-
жала голубая жилка.
   Позади князя стал вечник с тонкими железцами и берестяными свитками в
руках. Искусно и быстро нацарапает вечник на  бересте  своими  железцами
все, что скажет князь народу, а потом запечатает в особый ларь.
   Низко-низко поклонился Олег собравшимся.
   - Братие! Вы, вольный народ новгородской, призвали  меня  княжить  на
сей стол, - громко и отчетливо заговорил Олег. - Вы поручили заботам мо-
им сироту - младого князя Игоря. Вырастил я младого князя на виду у  вас
в нашей вере, в законах и обычаях наших добрым русичем. Однако княжил я,
помышляя не токмо о благе Игоря, но и о вашем благе, о благе народа нов-
городского, народа русского.
   - Так еси! - хором сказали бояре.
   - Так еси, - одним могучим вздохом, словно эхо, повторило все вече.
   - От глада мрем! - вдруг кто-то крикнул из задних рядов,  но  крикуна
тут же подмяли, и он умолк.
   Олег кашлянул и продолжал:
   - Не раз водил я вас на рать супротив врагов новгородских и  бился  с
ними, как простой воин, плечо к плечу с вами. Из моих и ваших ран,  бра-
тие, лилась и смешивалась кровь, и стали мы одной крови, как родные!
   - Так еси, - прошелестело вече, захваченное красноречием князя.
   - Одной мы крови, - повторил он, - и я, ваш князь, спрашиваю вас: ве-
рите ли вы мне, братие?
   - Верим! - выдохнуло вече.
   - Велика земля новгородская, но еще больше все земли русские! И земля
ростовская, и рязанская, и смоленская, и полоцкая,  и  киевская  -  суть
земли русские! От самого Русского моря до моря Варяжского и далее до Ле-
дового окияна, где живут малые народы Чудь, Мери и Веси, кои бились пле-
чо к плечу с нами супротив варягов, называется земля одним святым словом
- Русь!
   - Рру-усь! - ликующе пророкотало вече.
   - Вельми обильна земля русская, братие! И жито родит,  и  гречиху,  и
леса наши полны дичью, и реки рыбой. За три моря ходят на  своих  лодиях
купцы наши с товарами русскими на зависть  и  варягам,  и  германцам,  и
франкам, и грекам! И возвращаются на Русь с товарами иноземными!
   - Так еси! - рявкнули довольные похвалой купцы.
   - Но скорбно мне, братие, что порядка еще мало на Руси! - понизил го-
лос Олег. - Ныне ктото из вас крикнул: "От глада мрем"... Бывает и  так,
и потому больно сердцу моему! Бывает так, что не гречихой засевают руси-
чи поле, а белыми костями; не водой поливают землю, а кровью своей! Схо-
дятся на рати русич с русичем, племя с племенем, а оттого  слабеет  Русь
на радость врагам иноземным. Не едины мы, братие, а врагам легче одолеть
каждое племя порознь.
   Вече молчало, словно завороженное словами князя.
   - И особо скорбно мне, - с горечью продолжал Олег,  -  что  наименьше
всего порядка на полуденной украине Руси, на земле киевской, коей правят
князья, два брата Аскольд и Дир!
   - Осрама! - тонким голоском крикнул маленький боярин Путята, потрясая
серебряным посохом.
   - Осрама! - разноголосо закричало, зашумело, задвигалось вече.
   Олег поднял руку, успокаивая людское море.
   - Ныне прибыли ко мне гонцы из земли древлянской, из града Искоросте-
ня. Замучили князья Аскольд и Дир войнами соседей своих  -  древлян.  Но
того мало: разоряют грады и веси древлянские хазары окаянные!  А  князья
Аскольд и Дир не токмо не защищают братьев наших  -  русичей-древлян,  а
более того - завели дружбу с иноверцами дикими,  с  хазарами  окаянными.
Просят древляне с поклоном защиты у Великого Новгорода!
   И снова зашумело, задвигалось, заплескалось  взволнованными  голосами
людское море:
   - Поможем братьям русичам!
   - Веди нас, княже, на Киев! Окраина.
   - Осрама Аскольду и Диру!
   - А они-то небось и не русичи совсем!
   - Нет у русичей такого имени-прозвища - Аскольд!
   - Аскольд и Дир - варяги!
   - Изгнать их с земли русской!
   - Смерть Аскольду и Диру, псам варяжским!
   От толпы купцов отделился рослый молодец в голубом кафтане.
   - Игорь, - сказала брату Таня, - смотри, ведь это  тот  самый  купец,
которого мы сегодня утром видели на пристани. Помнишь, на грузчиков пок-
рикивал?
   Рослый молодец снял шапку и поклонился Олегу, опуская до земли правую
руку.
   - Дозволь, княже, слово вымолвить, - бойко крикнул он.
   - Говори, купец, - улыбнулся Олег. Он был доволен, так  как  понимал,
что первое сражение за Киев выиграно сейчас  благодаря  его  ораторскому
искусству.
   В глубине души Олег побаивался веча, как побаивались его  все  новго-
родские князья. Попробуй возмутить неосторожным словом эту  голытьбу,  и
рухнет она тебе на голову, как обвал каменный! И Перун не поможет - кос-
тей не соберешь!
   Глаза Олега, такие же большие и серые, как у племянника Игоря,  вдох-
новенно поблескивали. Мыслями своими тридцатилетний князь уже был далеко
на полуденной украине Руси.
   - Говори, говори же, купец!
   - Братие! - крикнул купец, оборачиваясь лицом к вечу и  вновь  кланя-
ясь. - Мы, купеческое племя, верой и правдой служим Великому  Новгороду.
Ныне собрал я караван лодий с товарами новгородскими. А плыть нам  дале-
че, до самых греков. Как подумаю, что придется плыть нам  мимо  славного
русского града Киева, сердце сжимается. Стоит славный русский град  Киев
на горе, над самым Днепром славутичем. А засели на той горе  не  русские
князья, а злыдни, змеи подколодные! Туда плывешь - плати  куны,  обратно
плывешь - опять плати! А то и вовсе отымут товары дружинники Аскольда  и
Дира, а людей наших перебьют! Хуже хазар, кои тоже с  нас  выкуп  берут,
когда мы лодии наши через пороги днепровские перетаскиваем в степях  по-
луденных! Доколе же будет такое, братие? Иди, княже,  на  Киев,  перебей
змей подколодных! Освободи землю нашу от хазаринов!
   - На Киев! - загремело вече.
   - Смерть татям!
   Олег поднял руку:
   - Спасибо, братие, за  доверие.  Повелел  мне  Перун  идти  на  Киев,
объединить полуночные и полуденные украины воедино! Построим мы на  гра-
ницах наших города и острожки, и не будет нам страшен никакой враг!  Бу-
дет у нас одна великая Русь от Русского моря до Ледовитого окияна!
   - Слава князю русскому Олегу! - закричал восторженно  боярин  Путята,
наливаясь краской и закатывая глаза. - Слава Руси Великой!
   - Сла-ава-а!.. - дружно откликнулось вече.
   Сотни шапок полетели в воздух.
   Вечник торопливо черкал железцем по берестяному свитку.
 
 
   ШАГИ ЗА ДВЕРЬЮ
 
   Наконец-то Игорь и Таня остались одни! В отведенной для них  светелке
стояли две лавки с перинами, от которых исходил пряный запах мяты. Воры.
С бревенчатого потолка на пуховые перины спускались легкие пологи из ро-
зового заморского шелка. Отбрось полог, ляг на такую  постель  и  небось
утонешь в ласкающей тело мягкой неге.
   Стемнело. На потолке дрожали красноватые отблески - то в  граде  и  в
предградье жгли новгородцы боевые костры, пили мед и ол во славу  Олега,
за его победы в полуденной Руси. Сквозь открытые окна доносились неясные
крики и пьяные песни.
   Неслышно в комнату скользнула старая холопка со свечой в руке, зажгла
светильник на круглом столе, шепнула у порога:
   - Да не потревожат чуры ваш сон! - и так же неслышно исчезла.
   - Как я устала! - сказала Таня, садясь на лавку у окна.
   Игорь не ответил. Приподняв полог, он  разглядывал  пуховую  постель,
ткнул в перину пальцем и недовольно поморщился.
   - Как странно, - вдруг сказал он, - мы с тобой знаем, что ждет впере-
ди и князя Олега, и князя Игоря...
   - Удивительно, что и я именно об этом сейчас  подумала,  -  оживилась
она, - мы могли бы предсказать им судьбу! Олег станет  киевским  князем,
будет много воева ми Руси и поб еждать, а умрет от того, что его  ужалит
змея... Помнишь?
   "...Так вот, где таилась погибель моя!
   Мне смертию кость угрожала!"
   Из мертвой главы гробовая змея
   Шипя между тем выползала;
   Как черная лента, вкруг ног обвилась,
   И вскрикнул внезапно ужаленный князь.
   - А помнишь, какая смерть ждет моего тезку?
   - Князя Игоря? Кажется, после Олега он тоже станет киевским князем...
   - И с ним расправятся те самые древляне, которые  прислали  сейчас  в
Новгород гонцов просить защиты от Аскольда и Дира. Но Игорь  забудет  об
этих гонцах. Ты помнишь, что с ним случится?
   - Да, да, Игорь придет со своей дружиной в древлянскую землю собирать
дань. А когда уйдет, ему покажется, что собрал мало, и вернется к  древ-
лянам за новой данью...
   - И тогда древляне перебьют дружину Игоря, а его  самого  привяжут  к
двум согнутым деревьям. Потом отпустят согнутые стволы, и  они  разорвут
князя Игоря на части!
   - Бррр! - вырвалось у Тани. - Ужасно!
   Игорь хотел что-то сказать, но вдруг застыл с открытым  ртом,  потому
что они оба отчетливо услышали за дверью какое-то движение.
   - Танька, - шепнул он, - нас подслушивают!
   Прежде чем она успела ответить, Игорь скакнул к  порогу  и  распахнул
дверь. В темном проходе, как тень, метнулось темное платно волхва Фарла-
фа и скрылось за поворотом.
   - Так я и думал, - закрывая дверь, сказал  Игорь,  -  этот  противный
волхв не хочет оставить нас в покое! Мне еще днем показалось, что он нас
выслеживает... Давай-ка поставим к двери этот  стол...  на  всякий  слу-
чай...
   Они забаррикадировали дверь, но лечь так и не решились.
   Светильник слабо потрескивал на столе. Вокруг бледного  огонька  роем
вились мотыльки и мошки и падали с опаленными  крыльями  на  драгоценную
скатерть, вытканную золотыми нитями. Огонек колыхался, и поэтому в углах
комнаты, за прозрачными пологами постелей, словно живые, двигались косые
тени.
   - Я хочу домой! - жалобно прошептала Таня.
   - А как это сделать? - пожал он плечами.
   - Я не знаю...
   - Я тоже не знаю.
   - Давай позовем фею Мечту...
   - Тес! - приложил он палец к губам. - Я опять слышу шаги!
   Шаги на этот раз были отчетливыми и громкими. Возле двери шаги смолк-
ли, и они услышали бодрый голос юного князя:
   - Вы спите, братие?
   - Нет, не спим! - обрадовалась Таня, отодвигая стол. - Заходи, княже!
   Он переступил порог и, взглянув на перины, с усмешкой сказал Игорю:
   - Не ведомо мне было, тезка, что тебя почивать  устроили  на  женском
ложе!
   - Я и сам не люблю таких постелей, - покраснел Игорь.
   - Князь Олег учит спать меня, как воина: на голой лавке или на траве,
подложив руку под голову, - продолжал князь. - А то  еще  учит  на  коне
спать, в седле, как спят воины в походе.
   - В седле он спать не пробовал, княже, а дома спит на твердом  матра-
це, - вступилась за брата Таня.
   - Вельми хороший вечер ныне, - сказал князь Игорь.  -  Пошли  гулять,
братие! Поглядим, как пируют воины.
   - Пошли! - быстро согласилась Таня. Ей так не хотелось  оставаться  в
светелке, что она сразу позабыла о своей усталости.
   Князь Игорь внимательно посмотрел на тезку и вдруг рассмеялся:
   - Друже, мы с тобой равного росту... Давай для потехи наши платно по-
меняем!
   - Как? - не понял гость.
   - Я твои ноговицы надену... А ты мое княжеское платно на свои  череса
наденешь!
   Они быстро переоделись, и Таня всплеснула руками.
   - Слушай, Игорь, - сказала она брату, - князь как две капли воды стал
похож на Петьку Воробьева!
   Ее брат оглядел себя. Он был доволен княжеским нарядом, особенно  ему
нравились мягкие, чуть поскрипывающие сапоги из красного сафьяна.
   И в эту минуту все трое услышали за дверью чьи-то  тихие,  крадущиеся
шаги.
 
 
   НОВГОРОДСКАЯ НОЧЬ
 
   - Чуры! - дрожащими губами прошептал князь. - Спаси мя, Перун!
   - Нет, это не чуры, княже, - сказал Игорь и рванул дверь. И  так  же,
как в прошлый раз, в темноту терема скользнула тень волхва.
   - Кто там еси? - передохнув, спросил сжавшийся у двери князь.
   - Фарлаф, - чуть усмехнувшись, ответила Таня, которую начал забавлять
испуг князя.
   - Быть того не может, - озабоченно  покачал  он  головой.  -  Главный
волхв в сей вечер должен просить победу на  Перуновой  горе  для  войска
новгородского.
   - Но мы его ясно видели, княже!
   - Быть того не может, - упрямо твердил он, - то чур пришел  в  образе
Фарлафа!
   Увидев улыбки на лицах гостей, князь, по-видимому,  застыдился  своей
трусости, выпрямился, выпятил грудь.
   - Вельми большого вреда чуры не делают, ибо они суть  духи  домашнего
очага, - уже спокойно пояснил он и прибавил,  виновато  улыбаясь:  -  Да
ведь все едино - духи! Холод череса и сердце пробирает!
   - А ведь никаких духов нет на свете, княже, - сказала Таня.
   - Не молви такого! - вскрикнул князь. - Язык отсохнет!
   - Выдумки все это, княже!
   - Танька! - сердито буркнул по-княжески одетый брат. - Неужели ты  не
понимаешь, что спорить бесполезно?! Не забывай, что сейчас девятый век!
   Князь ничего не понял из сказанного тезкой, да его это, должно  быть,
сейчас и не интересовало.
   - Бери светильник, - сказал он Тане, - и ступай наперед нас, благо ты
чуров не боишься. Я за тобой ступать буду, а ты, друже, за мной, - обер-
нулся князь к Игорю. - Так мы и выйдем на дворище...
   С ранних лет он привык повелевать и даже сейчас  говорил  с  гостями,
едва ли не как со слугами.
   Со стороны их шествие выглядело вельми комично. По темным переходам и
скрипучим лестницам княжеского терема медленно, словно слепые, двигались
трое. Впереди Таня вытягивала руку с дрожащим огоньком  светильника.  За
ней, затаив дыхание и настороженно  прислушиваясь,  ступал  на  цыпочках
князь Игорь. Одной рукой он держался за Танин воротник,  а  другую  руку
отбросил назад, судорожно вцепившись в княжеское платно на чересах свое-
го тезки.
   Как стон, скрипели старые ступеньки под их ногами,  черными  крыльями
метались тени по бревенчатым стенам терема. Князь тихо шептал:
   - Не страшусь смерти на рати от вражеской стрелы и меча вражеского...
Духов страшусь!
   Его страх невольно передавался Тане и ее брату.  Но,  разумеется,  не
духов боялись они. Чудились им в темноте другие осторожные шаги и чье-то
дыханье позади. И они не ошиблись: от перехода к переходу, с лестницы на
лестницу неотступно следовал за ними невидимый во мраке старец со  злыми
глазами. Видно, что-то недоброе задумал главный волхв Великого  Новгоро-
да!
   Шествие по ночному терему показалось троим отрокам  бесконечно  длин-
ным, и все они облегченно завздыхали, как только вышли на крыльцо.
   Огляделись. Огни в тереме погашены, только одно окно  светилось  -  в
спальне князя Олега. Не спалось в эту ночь князю, ходил из угла в  угол:
обдумывал путь на Киев.
   На княжеском дворище было прохладно и пустынно, пахло соснами и елка-
ми. Мигали звезды в безоблачной вышине. Кривой, как сабля,  месяц  высу-
нулся из-за зубцов крепостной стены кремля, будто из  ножен.  За  стеной
стучал колотушкой ночной сторож и покрикивал:
   - Чу-ую!..
   А где-то далече, должно быть, у какого-нибудь костра, где этой  ночью
новгородцы пили за победу мед и ол, хор мужских голосов тянул однотонную
песню:
   Ох вы гой еси, люди добрые,
   Люди добрые, вои храбрые!
   Трудный час пришел нам детей забыть,
   Во полях чужих свою кровь пролить...
   Оставь рало, ратай, да мечом блистай!
   Натяни свой лук и стрелу пускай!
   А другая стрела уж в тебя летит,
   Уж в тебя летит, твою грудь пронзит...
   От простой, но щемящей сердце мелодии Тане стало грустно. Она  взгля-
нула на князя, но тот, освободившись от своих страхов, был уже весел. Он
вытягивал шею, прислушиваясь к чему-то, и в efo широко  открытых  глазах
отражались два месяца.
   - Чуете? - спросил он.
   - Хорошо поют, - сказал Игорь, - только уж очень печально.
   - Я не про то! - досадливо передернул плечами князь. - Чуете, кузнецы
молотами стучат?
   Брат и сестра прислушались: действительно, из разных концов  Великого
Новгорода доносились в кремль десятки звонких ударов по железу.
   - Дядя наказал, - пояснил князь Игорь, улыбнувшись,  -  чтоб  кузнецы
днем и ночью новые доспехи, мечи да копья ковали! И чтоб старые правили,
паче есть такие, что на прошлых ратях повреждены были! Каков звон?  Душе
радостно! Пошли, братие, по граду!
   Размашистой походкой князь двинулся к  запертым  воротам  кремля,  но
вдруг отлетел назад и упал навзничь.
   - Холоп задушный! - яростно закричал он стражнику, вскакивая на ноги.
- Как посмел ты князя толкать? Велю, поганый, плетьми запороть! - И он с
силой ткнул стражника кулаком в лицо.
   Таня вскрикнула, но брат зажал ей ладонью рот:
   - Молчи, Танька, это же девятый век!..
   - Прости, княже, - бормотал между тем  испуганный  стражник,  вытирая
рукавом кафтана брызнувшую из носа кровь, - не признал тебя в сем дивном
платно... А князь Олег повелел не впускать и не выпускать никого: вельми
много ныне пьяных во граде...
   В сумраке крепостной стены заливчато заржал оседланный жеребец.  Нес-
колько коней на привязи рванулись от него в сторону, толкаясь  и  гулко,
на весь кремль, стуча копытами.
   - Чьи сии кони? - спросил князь Игорь мирным тоном: возможно, ему уже
было стыдно своей горячности.
   - Волхвы приехали.
   - Зачем?
   - Не ведаю о том, княже. Волхов нам наказано в любое время в  детинец
пропускать.
   - Отомкни ворота!
   - Не случилось бы беды, княже... Не велел князь Олег...
   - Отомкни, холоп! - снова вспыхнул юный князь.
   Стражник загремел запором, и трое отроков вышли из кремля.
   Здесь, за крепостной стеной, отчетливей стали  слышны  звонкие  удары
молотов: динь-дон, диньдон... А город уже спал, смолкли песни. Лишь кое-
где на улицах чуть поблескивали догорающие костры. На траве  там  и  тут
похрапывали захмелевшие воины. За стеной низенькой хижины  всхлипывал  и
глухо причитал страдальческий женский голос:
   - Ох вы, детоньки мои милые, покинет вас  родной  батюшка...  Ох,  на
смерть пойдет ваш свет-батюшка...
   Застучал на волховской пристани колотушкой ночной сторож:
   - Чу-ую...
   В конце города, словно перекликаясь, застучал другой сторож.
   Шли отроки по темным улицам и чем дальше уходили от кремля, тем звон-
чей летели в ночь удары кузнечных молотов: динь-дон,  динь-дон...  Ковал
Великий Новгород победу над Аскольдом и Диром. Недаром светилось в тере-
ме окно Олега...
   Князь Игорь вдруг остановился, прислушиваясь. Позади стучали  копыта,
все ближе, ближе. Вот зафыркала невидимая лошадь.
   - Кто бы это? - забеспокоился он. - Не ровен час, лихие люди,  голов-
ники... Время позднее...
   В темноте прорезались силуэты всадников.
   - Волхвы, - облегченно вздохнул князь и пожал плечами:  -  Не  ведаю,
зачем они по ночам ездят.
   Всадники поравнялись с тремя отроками и неожиданно спешились:
   - Хватайте их! - сипло крикнул кто-то. Прежде чем отроки  опомнились,
сильные руки скрутили Таню и князя Игоря, заткнули рты тряпками и подня-
ли на крупы лошадей.
   - Что вы делаете?! - отчаянно закричал Игорь.
   Но всадники уже ускакали, топот копыт скоро затих в ночи.
   По темной улице к кремлю стремглав бежал мальчик в княжеском  платно.
Задыхаясь, что было сил заколотил он кулаком в ворота:
   - Откройте! Пустите меня к князю Олегу! Скорей, скорей, откройте!..
 
 
   ПЕРУНОВА ГОРА
 
   Таню и князя Игоря волхвы везли на своих борзых конях бесцеремонно  и
жестоко. Словно мешки с гречихой, свешивались связанные отроки с  крупов
лошадей.
   От бешеной скачки и тряски, от режущей боли в стянутых ремнями суста-
вах Таня то и дело теряла сознание. Ее голова с распустившимися светлыми
косичками билась о волосатый бок лошади, но когда она приходила в  себя,
не чувствовала едкого запаха сбруи и конского пота.  Было  только  мучи-
тельно больно; в горячей, затекшей кровью голове мелькали синие огни,  и
она снова теряла сознание.
   Потом Таня почувствовала, что ее снимают с лошади и кладут на  землю.
Она открыла глаза и увидела над собой звезды. Месяц давно скрылся за ле-
сом, и снующие вокруг силуэты волхвов в длинных платно, похожих  на  по-
повские рясы, казались призраками. Она застонала, но звука своего голоса
не услышала, потому что ее рот был забит противным тряпичным  кляпом.  В
горле пересохло, очень хотелось пить.
   Таня повернула голову и увидела рядом неподвижного, связанного по ру-
кам и ногам князя Игоря с таким же кляпом во рту. "Они  принимают  князя
за моего брата", - мелькнула у нее мысль.
   Запахло гарью: это один из волхвов разжигал костер. Запрыгали по дро-
вам язычки пламени, и в их слабом свете над костром  вырисовывалась  ог-
ромная чудовищная фигура закопченного дымом идола. Таня  не  поняла,  из
чего он был высечен - из камня или из дерева. Она запомнила  только  его
пугающие золоченые глаза. Отблески огня отражались в них, мигали...
   А по бокам Бога богов стояли идолы поменьше - такие же нелепые и  за-
копченные. Но в отличие от Перуна их глаза не золотились, а серебрились.
   Волхвы подняли Таню и князя Игоря на ноги.
   Они стояли на вершине горы, с которой в сумраке весенней  ночи  внизу
виднелись леса, задернутая туманом гладь озера, серая  река,  вытекающая
из озера, а вдали, на берегу реки, темные строения  Великого  Новгорода.
"Это озеро Ильмень, - сообразила она, - а там Волхов  вытекает  из  озе-
ра"...
   Сколько раз Таня с братом и родителями бывали в этих местах по выход-
ным дням!
   Один из волхвов подошел к идолу Перуна и взметнул к небу  руки.  Таня
узнала Фарлафа. Князь Игорь рванулся, но  волхвы  удержали  мальчика  на
месте.
   - О Перун! - рыдающим голосом заговорил Фарлаф. - Твои волхвы  всегда
возносили к тебе молитвы на Перуновой горе и приносили тебе жертвы, про-
ливая их кровь на священный костер. Так будет всегда!
   Он потряс руками, продолжая рыдать:
   - На нашу землю, о Перун, пришли в образе отроков духи Чернобога.  Ты
послал меня услышать, о чем они говорят. Я стоял ныне за дверью Их  ком-
наты и слышал, как они колдовали. Они рекли смерть князю Олегу  и  князю
Игорю. Они рекли так: князя Олега ужалит змея, а князя Игоря убьют древ-
ляне. И я спросил тебя, о Перун, как поступить с отроками? И ты  молвил:
"Принеси, Фарлаф, их мне в жертву, пролей их поганую кровь на  священный
костер, как проливал кровь жертвенных телят!"
   Речь главного волхва стала бессвязной, он  начал  дергаться  и  изви-
ваться.
   - О-гы-га-гу! - завопил безумный старец, брызжа слюной и корчась так,
будто по его телу пропустили электрический ток. - О-гы-га-гу!..
   Потом он закружился перед костром,  и  полы  его  платно  развевались
крыльями черной птицы. В руке главного волхва блеснул большой нож. В  ту
же секунду несколько других волхвов оглушительно забили в бубны.
   "Этот сумасшедший старик сейчас зарежет нас!" - подумала Таня  и  по-
чувствовала, как от ее ног к голове медленно поднимается  волна  жгучего
холода. Вот волна достигла колен, вот она уже сковала  ледяными  тисками
грудь, шею... Она начала задыхаться. "Бум-бум-бум-бум-бум-бум", - греме-
ли бубны. Фарлаф, тяжело дыша, остановился перед идолом и поднял над го-
ловой нож. Красные отсветы костра задрожали на широком  отточенном  лез-
вии, казалось, что по ножу стекает кровь. Фарлаф медленно  повернулся  к
пленникам и указал острием ножа на князя Игоря.  Два  волхва  подхватили
мальчика под мышки и поволокли к костру.
 
 
   МЕТЕОРИТЫ ПАДАЛИ ВО ВСЕ ВЕКА
 
   Бубны разом умолкли. В тишине стало слышно хриплое дыхание Фарлафа.
   Волхвы положили бессознательного мальчика на жертвенный камень  лицом
к звездам. Один из них схватил в горсть волосы князя и  заломил  голову.
Шея пленника открылась для ножа.
   Главный волхв медленно, очень медленно  опустился  перед  поверженным
мальчиком на колени и так же медленно занес над ним нож. В это мгновение
одичалый, помутневший взгляд Фарлафа скользнул по бледному  лицу  князя.
Нож задрожал в руке волхва, он отшатнулся и вскочил на ноги.
   - Княже?! - забормотал он, но вдруг яростно зарычал.  -  Нет,  ты  не
княже! Ты дух Чернобога! Ты принял облик  князя  Игоря,  проклятый  дух,
чтобы отвести жертвенный нож от своей шеи!
   "Это князь!" - хотела крикнуть Таня, позабыв о тряпке во рту. Она за-
ворочала онемевшим языком и вдруг почувствовала, что кляп между ее зуба-
ми ослабевает. Она сделала еще одно движение языком, тряпка выскользнула
изо рта и упала на землю.
   - Фарлаф! - срывающимся голосом вскрикнула Таня. - Не  смейте  прика-
саться к князю Игорю!
   Голос девочки был очень тихим и слабым, но главный волхв все-таки ус-
лышал ее.
   - Ааа! - крикнул Фарлаф. - Тебе такоже помог Чернобог, отроковица  из
царства теней! Однако же я убью вас обоих, чтобы  вы  вернулись  в  свое
царство!
   "Да нет же, он не убьет нас! - вдруг осенила девочку мысль. - Я  знаю
по истории, что князь Игорь умрет уже взрослым человеком... Не может  же
он умирать два раза? А я? Разве я могу умереть в девятом веке, если  ро-
дилась в двадцатом?"
   Но главный волхв снова приближался к лежащему на спине князю,  подняв
жертвенный нож.
   - Оборотень! - криво улыбаясь, шипел он  с  каким-то  нечеловеческим,
звериным восторгом. - Я убью тебя, оборотень.
   И тут, едва он проговорил последнее слово, светлеющий сумрак короткой
весенней ночи озарился нестерпимо ярким фиолетовым светом. Что-то огнен-
ное наискось прочертило небо, с треском разорвалось над их  головами,  и
пылающий шар, величиной с тыкву, с шипением вонзился в Перунову  гору  в
нескольких шагах от Фарлафа. На всех пахнуло горячим ветром, сильно  за-
пахло едким газом.
   Это не было чудом, потому что метеориты падали на нашу землю  во  все
века. Во всяком случае Таня, которая родилась в XX веке,  сразу  догада-
лась, что на землю упал метеорит. Но диковатые волхвы, разумеется, ниче-
го этого не знали. Они попадали на колени и завыли от  страха.  Главного
волхва отбросило горячим ветром к изваянию Не-,  руна.  Фарлаф  прижался
спиной к идолу и бормотал перекошенными губами:
   - То упала звезда! О Перун, спаси мя! То упала звезда!
   Раскаленный шар, наполовину вонзившийся в  землю,  оказался  пористым
куском металла неправильной формы. Он быстро остывал, шипел  и  дымился,
но его верхняя часть все еще была багровой.
   - Фарлаф, - сказала Таня, строго глядя в глаза главного волхва, - это
я попросила Перуна, чтобы он бросил с неба звезду на эту гору!
   Волхвы, услышав девочку, сжались и перестали выть.
   - Лжа! - приходя в себя, глухо воскликнул Фарлаф. -  То  Перун  подал
мне знак, чтобы я скорей пролил жертвенную кровь на священный  огонь!  Я
убью вас!
   - Ты не убьешь нас, Фарлаф! Как только ты поднимешь нож, на  Перунову
гору упадет столько звезд, сколько здесь волхвов! И звезды  снесут  всем
вам головы!
   Волхвы снова тихонько завыли. Но главный волхв все еще не сдавался.
   - Лжа... Я убью вас...
   Он сделал шаг к мальчику.
   - Брось нож, Фарлаф! - крикнула Таня.
   - Нет, - упрямо твердил кровожадный старец и сделал другой шаг.
   - Брось нож!
   - Нет, - повторил он, но на этот раз не сдвинулся с места.
   - Я считаю до трех, Фарлаф! Если ты не бросишь нож, то по слову "три"
ваши головы разлетятся, как щепа!... Раз!
   Волхвы завыли погромче. Кто-то из них жалобно простонал:
   - О премудрый жрец! О любимец богов, брось нож!
   Фарлаф безмолвствовал. Он раскачивался из стороны в  сторону,  словно
его не держали ноги.
   - Два! - твердо сказала Таня.
   Фарлаф рывком отбросил нож, свалился на колени и закричал изменившим-
ся, тонким, совсем мальчишеским голоском:
   - О пощади мя, отроковица!
   - Вот так-то лучше! - глубоко вздыхая, проговорила девочка.
   Упавшая на гору "звезда" перестала шипеть  и  дымиться.  В  розоватом
свете рождающегося утра были отчетливо видны ее потемневшие поры  и  бу-
горки. Волхвы не сводили с нее испуганных глаз.
   - А теперь развяжите нас! - сказала Таня.
   Но волхвы не успели этого сделать. В утреннем тумане, со всех  сторон
наползающем на гору, дробно застучали копыта, в серой  дымке  замелькали
всадники, и у самого костра встал на дыбы резко осаженный  Олегом  конь.
Лихой княжеский конь, белый как снег, разгоряченный и  похрапывающий  от
скачки...
   Отряд дружинников окружил жертвенную площадку. Последним на гору вле-
тел на резвой буланой лошадке взволнованный Игорь. Таня ахнула про себя:
кто бы подумал, что ее брат может скакать на коне! Милый Игорек!
   - Развяжите их! - спокойно приказал Олег и, указывая на Фарлафа, при-
бавил: - А этого в кандалы и в темницу! Будет ныне судить его вече!
   Олег был очень бледен, но больше ничего не выдавало его волнения.  На
минуту его взгляд задержался на метеорите.
   - Отвезите сей небесный камень в детинец, - сказал он, -  сей  камень
вельми хорошая примета для похода нашего на Киев.
   Князь назвал метеорит небесным камнем, а не звездой,  так  как  знал,
что звезды с неба не падают. Он был весьма хорошо образован  для  своего
времени.
 
 
   ВЕЛЬМИ ВЕЛИКАЯ
 
   Князь Олег торопился выступить в поход:  кончался  месяц  травень,  а
путь до Киева немалый. Надо бы завершить все ратные дела за  лето,  пока
жарко светит ярило, а короткие дожди и грозы не страшны воинам -  только
охлаждают разгоряченные тела.
   До глубокой ночи заседал в Большой палате совет военачальников. Уста-
лые воеводы докладывали князю о готовности своих отрядов к походу, прих-
лебывали из серебряных чаш прохладные напитки, кои то и дело разносили с
поклоном княжеские холопы.
   Тезки, два Игоря, и Таня стояли позади Олегова кресла и  видели,  как
воеводы утирают рукавами потные лица. Напитки прохладные, а все  одно  -
жарко. Горят в Большой палате тридцать светильников, от них веет теплом,
будто от очага.
   В самом углу примостился старый Блюд - новый главный  волхв  Великого
Новгорода. Неотрывно смотрит он на князя Олега, а  когда  встречается  с
ним глазами, угодливо улыбается. Никогда не забыть Блюду, как  расправи-
лось вече с его предшественником Фарлафом - мороз по коже пробирает!  За
то, что занес Фарлаф руку на юного князя, за то, что хотел принести  Пе-
руну человеческие жертвы, кои  строго-настрого  запрещены  на  Руси,  до
смерти забили его палачи плетьми. Но старый Блюд знает и другую  причину
жестокой казни, как знают и все сидящие здесь воеводы. Знают, да  только
вслух не говорят: слишком часто Фарлаф поступал наперекор княжеской  во-
ле, хотел сильнее князя быть! Вот в чем наиглавная причина...  Потому  и
улыбается угодливо князю Олегу волхв Блюд - старая лиса!
   Князь Олег поднялся с кресла:
   - Братие! Всех вас я выслушал, воеводы смелые! Все ныне  проверено  и
обдумано, готовы щиты и кольчуги, наточены мечи и копья, натянуты  луки,
припасены стрелы. Стоят на Волхове и Ильменьозере  сотни  боевых  лодий,
кои потащат волоком до Днепра наши вои. Ржат повсюду в Великом Новгороде
резвые кони, ждут всадников. Время в поход выступать! - Князь  умолк  на
несколько секунд и покосился на Блюда: - А  что  о  сем  думает  главный
волхв?
   Воеводы задвигались, обернули бородатые лица на волхва. В их хитрова-
тых глазах засветились чуть приметные выжидательные усмешки.
   Блюд вздрогнул и поднялся, тряся длинной бородой.
   - Перун, о княже, указует тебе перстом своим путь на Киев...
   Воеводы посмеивались в усы, опустив глаза.
   - Да будет так! - сказал князь Олег. - Будем поторапливаться, братие,
покуда вражеские видоки не дали знать о планах наших Аскольду и  Диру  и
покуда не знают о сем германцы на западе  и  хазары  на  востоке.  Могут
князья Аскольд и Дир заручиться их помощью. Мыслю я, что возьмем мы  ки-
евских князей малой кровью, ратной хитростью. Рано  утром,  как  взойдет
ярило, выходим в поход за Русь великую! За вельми великую Русь  от  моря
Русского до окияна Ледового!
   ...Раным-рано на зорьке запел-загремел на высокой новгородской  звон-
нице вечевой колокол. Таня с братом не слышали его: крепко спали,  утом-
ленные всем пережитым и увиденным. Их разбудил возбужденный, раскраснев-
шийся князь Игорь. Звеня ладно сделанными по росту доспехами, в шлеме  с
голубым еловцем на его острие, с малым мечом на поясе, он  бы  великоле-
пен! Игорь свесил с постели ноги, протер глаза и только  рот  открыл  от
восхищения.
   - Скорей, братие! - торопил князь. - Дядя берет меня в поход на полу-
день! Приспел час прощаться...
   Пока гости одевались, он рассказывал:
   - Доспехи снимем, как за город выйдем: тяжело в них воям в походе.  А
перед ратью опять наденем. - Он вздохнул и прибавил: - Да меня  на  рать
не пустят: мал! Заставят, небось, в обозе отсиживаться... Однако во град
Киев я с дядей первым войду! - закончил он с гордостью. Будущий киевский
князь был честолюбив еще в детстве.
   Он вывел гостей на крепостную стену. Отсюда им был виден  весь  город
как на ладони. Улицы кишмя кишели воинами, колыхались,  как  лес,  копья
над их головами. Звенели доспехи, ржали кони, покачивались  на  весеннем
ветру расшитые золотом знамена и резво  трепыхались  на  шлемах  голубые
еловицы. В общем шуме нельзя только было  разобФлажок  на  шлеме  воина.
рать, как плачут дети и горько причитают матери и жены.
   - Прощайте, братие! - сказал князь.
   - Прощай, княже!
   - Может, еще свидимся?
   - Вряд ли, - вздохнул с грустной улыбкой Игорь.
   Князь ушел. Через несколько минут они увидели его на княжеском двори-
ще. Вместе с Олегом, облаченном  в  серебристые  доспехи,  он  вышел  на
крыльцо терема. По яркому бурмицкому ковру, застилавшему ступеньки,  не-
торопливо спускались два князя, большой и маленький, дядя  и  племянник.
Конюшенные отроки в белых платно подвели им коней, и оба князя  одновре-
менно поднялись на седла. Таня с братом помахали юному князю, но он  уже
забыл о них.
   Белый конь Олега грыз серебряную узду, бил копытом. Может  быть,  это
был тот самый конь, о котором спустя много веков великий поэт написал:
   ...Твой конь не боится опасных трудов;
   Он, чуя господскую волю,
   То смирный стоит под стрелами врагов,
   То мчится по бранному полю.
   Оба князя неторопливо выехали за ворота кремля.
   Улицы одна за другой пришли в движение, и из конца в конец перекатами
полетел многоголосый вопль:
   - Сла-ава-а!..
   Начинался первый в истории поход за объединение Руси. Таня  с  Игорем
знали, что воины Олега хитростью возьмут в полон князей Аскольда и Дира.
Олег, которого народ назвал вещим, то есть мудрым, малой кровью овладеет
Киевом и будет княжить в нем до самой смерти. Он разобьет много врагов и
построит города и острожки на границах. Но еще долго будут терзать  Русь
междоусобные войны, и будет она, многострадальная,  истекать  кровью  от
нашествия диких орд. И лишь несколько  столетий  спустя  соберется  Русь
грозной и непобедимой силой под знаменами нового  города,  ставшего  из-
вестным всему миру под славным именем Москва.
   Уходили новгородские воины на юг. Поднялось над теремами  и  хижинами
солнце, и в его лучах засверкали копья и шлемы. Тане  с  Игорем  показа-
лось, что они узнали в одном из воинов смерда Гордея. Во  всяком  случае
он помахал им рукой. Но брат и сестра не успели как  следует  разглядеть
его, потому что кругом вдруг сразу потемнело, и они услышали похожий  на
звон маленького колокольчика голос феи Мечты:
   О родители и дети!
   Словно лунное сиянье,
   Светит нам из тьмы столетий
   Это древнее преданье...
   Длинь-длинь-длень,
   Возвращайся, новый день!
   Снова стало светло. Игорь и Таня сидели на балконе четвертого  этажа.
Шурша шинами, под их балконом проезжал автобус.
   Далеко за Новгородом зеленели в синей дымке леса и поля. Начиналась у
балкона страна без конца и без края.  Прекрасная,  удивительная  страна,
где люди впервые в истории поистине стали братьями! Вельми великая стра-
на, как говорили наши предки!