Версия для печати

   В. Постников
   Сказки

   Шапка-невидимка
   ЖАДНЫЙ ПЫЛЕСОС
   КОЛЫБЕЛЬНАЯ СКАЗКА
   КУЗЯ-РОБИНЗОН
   ТИМА И КОТ
   МОЖНО ЛИ ЛЕТАТЬ ПОД ВОДОЙ?
   ПОЧЕМУ У ЗМЕИ ТАКАЯ ДЛИННАЯ ШЕЯ?
   МОГУТ ЛИ У ЛЬВА БЫТЬ УШИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ У ЗАЙЦА?
   ЗАЧЕМ БАРАНУ РОГА?
   ПОЧЕМУ СТРАУС НЕ ЛЕТАЕТ?
   Приключения Вахмурки и Мухмурки


   Изд. "РИПОЛ-КЛАССИК", 1997 г.
   OCR Палек, 1999 г.


   Шапка-невидимка


   ГЛАВА 1

   Случилась эта невероятная история в одном пионерском лагере под  наз-
ванием "Колокольчик". Это был большой лагерь, в котором отдыхали мальчи-
ки и девочки. В лагере было все, что необходимо для нормального  отдыха.
Было тут и огромное футбольное поле, по которому мальчишки все дни  нап-
ролет гоняли мячик. Была также и речка, в которой ребята могли  купаться
и ловить рыбу. Также в лагере можно было увидеть  небольшую  пасеку,  на
которой юннаты следили за пчелами. В этом году в лагерь  приехало  очень
много ребят. Каждый занимался своим любимым делом. Кто рисовал,  кто  на
велосипеде целый день катался, а кто и вовсе ничего не делал. Как,  нап-
ример, мальчик Тимка из пятого отряда. Он целыми днями  сидел  у  экрана
телевизора в кресле-качалке и смотрел все передачи подряд. Например, се-
годня показывали футбольный матч с его любимой командой. Футболисты про-
игрывали, и Тимка очень переживал по этому поводу
   - На край бей! На край! Ай, мазила, - надрывался Тимка у экрана теле-
визора.
   Рядом с Тимкиной комнатой находилась кухня пионерского лагеря. У пли-
ты хлопотала повариха тетя Варя, Услыхав, как закричал мальчик, она выг-
лянула в окно:
   - Никак мимо? Тима, да выключи ты эту балалайку! Целый день у телеви-
зора. Тьфу ты, горе какое!
   - Так его! Так! Бац! Ой ты, штанга! - продолжал выкрикивать Тимка. Он
бы, наверное, еще долго так выкрикивал и махал руками, но  вот  раздался
финальный свисток судьи, и футбольный матч закончился.
   Зазвучал футбольный марш, и голос футбольного  комментатора  объявил:
"Передача была организована отделом спорта центрального телевидения. Вел
репортаж Феофан Мазилкин".
   - Ну, слава тебе господи, кончилось, а то хоть окно закрывай, - обра-
довалась тетя Варя.
   В этот момент на кухню вбежал Петя с мячом под мышкой.
   - Тетя Варя, дайте мне, пожалуйста, погрызть перед обедом сухарик,  а
то я здорово проголодался.
   - Петя, Петенька. Возьми ты его, беднягу, с собой. Вымани как-нибудь.
Ведь целый день сидит у телевизора. Пускай хоть мяч погоняет, - протяги-
вая мальчику сухарик, попросила добродушная повариха.
   - В одну минуту сделаем, - согласился Петя. - Эй, Тимка, айда на тре-
нировку.
   Трам пам-пам, парам-пам-пам, - молча переключал Тимка программы.
   - Вратарем будешь, - продолжал уговаривать Петька.
   Трам-парам, пам-пам, - раздалось в ответ.
   - Пошли, хватит тут торчать у ящика, - не унимался Петя.
   Тим-парам, трим-парам, бум-бурум, бам-бам.
   - А ну его. Некогда мне с ним нянчиться, - убегая, махнул рукой Петя.
   - О, кажется, нашел интересную передачу, - обрадовался Тимка, увидев,
как в телевизоре какие-то люди ловят тигров.
   Из динамика телевизора послышалось грозное  рычание  тигра,  возгласы
охотников.
   - Ух ты, так вот как ловят тигров, - радостно  потирая  руки,  сказал
Тимка.
   - Каких еще тигров? Зачем тигров? - не поняла тетя Варя.
   - Ясно зачем, для цирка или для зоопарка, - не оборачиваясь,  пояснил
Тимка.
   Маленький пушистый котенок по кличке Васька, который  спал  на  полу,
неожиданно проснулся и удивленно посмотрел на экран  телевизора.  Увидев
на экране тигров, котенок  встал  на  лапы  и,  выгнув  спину,  зашипел:
Ш-Ш-Ш-ШШШШШШШ!
   - Ох, страсти какие, - запричитала тетя Варя, закрывая окно.
   В этот момент и эта передача тоже заканчивается. Голос диктора объяв-
ляет: "Вы смотрели документальный кинофильм о ловле бенгальских тигров".
   Трам-парам-пам-пам-парарам, - снова переключает  программы  Тимка.  -
Хоккей бы передали, вот было бы здорово!
   К кухне подошли ребята. Федя катит велосипед,  Вовка  с  удочками,  а
Аленка в сетке от пчел. Тетя Варя, увидев в окно ребят, раскрывает его и
шепчет им: - Ребята, идите сюда.
   - Что случилось, тетя Варя? - спрашивает Федя.
   - Спасите Тимку, пропадет ведь у телевизора. Ни  одной  программы  не
упускает, - пожаловалась повариха.
   - Может, он сказки любит? - спросила Аленка.
   - Какие там сказки. Цельными днями то футбол,  то  хоккей.  Только  и
знает - шайбу, шайбу, - передразнила Тимку тетя Варя. - Если вы,  ребят-
ки, коллективно его не спасете, пропадет мальчик. Сдвинется не в ту сто-
рону, куда надо... Да чтоб он лопнул, этот двенадцатиканальный. Глаза бы
мои его не видели. А вот велосипед у Феди хороший.
   - Очень хороший. С тремя скоростями, гоночный. Никто  не  догонит,  -
похвастался Федя.
   - А ты Тимку посади на раму и катайтесь на здоровье... или ты, Алена,
возьми Тимку на пасеку. Ты, я вижу, на пасеку собралась? - спросила тетя
Варя.
   - На пасеку, - махнула в знак согласия Аленка.
   - Такая культурная, такая научная девочка. Пчел  наблюдает,  животных
любит... Молодец девочка. Позови с собой Тимку, пускай тебе помогает,  -
с надеждой глядя на девочку, попросила повариха.
   - Эй, Тимка, выключи телек. Едем на велосипеде кататься,  -  стараясь
перекричать шум телевизора, закричал Федя. - Только я сейчас шины подка-
чаю.
   Пам-парам-пам-пам, - продолжал Тимка щелкать программы.
   - Пойдем рыбу на речку ловить, нам тетя Варя уху  сварит,  -  вставил
Вовка.
   Но Тимка их не слушал - он продолжал смотреть телевизор.
   - Ой, ребята, я думаю, надо его в стенгазету нарисовать. Как пристав-
ку к телевизору. Он же ничего не слышит, - махнула рукой в сторону Тимки
девочка. - Тима, - закричала Аленка, - ты не видел котенка?
   - Да отстаньте вы все от меня, что вам всем нужно, - не отрываясь  от
телевизора, пробурчал Тимка.
   - Тяжелый случай, - постучав по голове, сказал Федя. - Один поеду,  -
сказал мальчик и, вскочив в седло велосипеда, покатился  по  тропинке  в
сторону речки.
   - Я тоже, пожалуй, пойду, мне охота рыбку половить,  а  его  не  дож-
дешься, - сказал Вовка и тоже направился в сторону речки.


   ГЛАВА 2

   Ребята разбежались по своим делам, а Тимка попрежнему сидел  в  крес-
ле-качалке и не отрываясь смотрел в голубой экран телевизора.
   - Начинаем веселую передачу для ребят, - торжественно объявил диктор.
- Выступает знаменитый фокусник Футынуты!
   Зазвучала музыка, и на экране телевизора появился фокусник. Он покло-
нился в сторону телезрителей и начал показывать свои фокусы-покусы. Сна-
чала он взял покрывало и спрятался за ним, так что видны были только бе-
лые перчатки и шляпа. Затем покрывало упало, но там уже никого не  было.
Только лишь белые перчатки и шляпа остались висеть в  воздухе.  Перчатки
сами хлопнули одна об другую, сами подняли покрывало, и Тимка снова уви-
дел знаменитого фокусника. В шляпе и в перчатках. Фокусник поклонился.
   - Вот здорово, - радостно захлопал в ладоши Тимка.
   Вдруг фокусник протянул руку с экрана и сам выключил телевизор.
   - Ой! - воскликнул опешив Тимка. Мальчик подошел и снова включил  те-
левизор. Появившийся на экране фокусник снова протягивает руку  и  вновь
выключает экран телевизора.
   - Ай! - снова воскликнул Тимка и снова включил телевизор.
   Но фокусник в третий раз вытянул свою руку в белой перчатке и в  тре-
тий раз выключил телевизор.
   - Кажется, я сплю, - подумал Тимка. - Надо себя ущипнуть  хорошенько.
Так. И так. Ой, больно! Нет, кажется, я все же не сплю.
   Тимка подошел к телевизору и снова его включил. Экран  засветился,  и
на нем снова возник знаменитый фокусник.
   - Мальчик, может хватит? - спросил Футынуты.
   - Ай! Что это? - отпрянув, закричал Тимка.
   - Не что, а кто это. Я, знаменитый фокусник Футынуты, приказываю  те-
бе: выключи немедленно телевизор, а то он уже давно перегрелся.
   - Нет, я, наверное, все-таки сплю, - плотнее  придвигаясь  к  экрану,
пробормотал Тимка
   - Нет, не спишь, - заверил его Футынуты.
   - Но этого же не может быть! Вы где? - спросил мальчик.
   - Я тут, - показывая пальцем внутрь телевизора, ответил фокусник.
   - А где я? - вытянул шею Тимка.
   - А ты там, - указал пальцем фокусник на Тимку.
   - Так не бывает, - с сомнением сказал Тимка.
   - Почему не бывает? Я же фокусник. Знаменитый  фокусник  Футынуты!  И
мне надоело целыми днями видеть у телевизора  тебя,  мальчик.  Нехорошо,
вай-вай! - покачав головой, сказал фокусник. - Нехорошо. Вредно для здо-
ровья.
   - Просто ерунда какая-то! Мистика! А вы на самом деле  кто?  Механик?
Из ателье? - спросил Тимка у фокусника.
   - Я сказал тебе, мальчик. Я знаменитый фокусник, а в свободное  время
волшебник-любитель.
   - Волшебников не бывает, - с сомнением покачал головой Тимка.
   - То есть как это не бывает? Кто позволил тебе не верить мне,  знаме-
нитому фокуснику? Я тебя спрашиваю? Вай-вай...
   - Вот посмотри и скажи мне, что это такое? - спросил фокусник, достав
откуда-то снизу метлу.
   - Надо подумать, - всматриваясь в экран, сказал
   Тимка.
   - Думай, мальчик, думай, - подметая пол, вздохнул фокусник.
   - Метла! - догадался Тимка.
   - Правильно, метла. Возьми, пожалуйста, эту метлу, - попросил мальчи-
ка фокусник.
   Тимка хотел взять метлу, но не смог удержать и выронил ее на пол.
   - Я вижу, ты ничего не умеешь делать. Ни метлу в руки взять, ни рисо-
вать, ни в футбол играть, ни даже на  велосипеде  кататься,  -  нахмурил
брови Футынуты.
   - Умею! Неправда! - обиженно воскликнул Тимка.
   - А почему я должен тебе верить? Он, видишь ли, не верит, а я  должен
верить. Я ни разу не видел тебя ни за каким делом. А только у экрана те-
левизора. Ты мне просто надоел, я больше смотреть на тебя не могу,  (ле-
нивый мальчик! Поставь метлу где-нибудь в сторонке, - рассердился  Футы-
нуты.
   Тимка поднялся из кресла-качалки и поставил метлу вверх прутьями.
   - А это, по-твоему, что такое, - доставая шланг, спросил фокусник.
   - Это поливальная кишка, - выкрикнул Тимка.
   - Шланг это, мальчик. Вот посмотри, - сказал фокусник и тут же  начал
поливать метлу, приговаривая магическим голосом. -  Мурлытики-фурлытики!
Ойляля! Ой-люлю!
   В ту же секунду метла распустилась зелеными листьями и зацвела  алыми
цветами.
   - Ой, здорово! Ой, дядя фокусник, вы настоящий волшебник, - хлопая  в
ладоши, обрадовался Тимка.
   - Тебе понравилось? - улыбаясь спросил Футынуты.
   - Очень, дядя фокусник. Во как понравилось! - закивал Тимка.
   - Вот, - церемонно кланяясь, проговорил фокусник.  -  И  все  потому,
мальчик, что я не сидел все дни напролет у телевизора. Я ценил время.  Я
много трудился.
   - Я тоже хочу! Я тоже так хочу! Подарите мне, пожалуйста,  свою  вол-
шебную палочку, - попросил Тимка.
   - Тебе палочку? - опешил Футынуты. - Ни с того ни с сего палочку? Вот
эту? - доставая волшебную палочку, спросил фокусник. - Без хлопот и  за-
бот?
   - Пожалуйста. А, дядя фокусник? - жалобно попросил Тима.
   - Надо подумать, - ответил ему фокусник.
   - Чего думать? Ну, чего думать? Подарите и все, - продолжал  уговари-
вать Тимка.
   Подарить волшебную палочку? И ты уверен, что у тебя все  легко  полу-
чится? - с сомнением спросил Футынуты.
   - Получится! Палочкой ра-раз, палочкой - два... У вас ведь  получает-
ся, и у меня тоже должно получиться, - заверил волшебника мальчик.
   - О, самонадеянный мальчик, вай-вай, - покачал  головой  фокусник.  -
Расскажи мне хотя бы, какие чудеса ты будешь вытворять? -  спросил  вол-
шебник у Тимки.
   - Я фокусником стану. Самым знаменитым! Как вы. Я в  цирке  выступать
буду, - затараторил Тимка.
   - Ну-ка, ну-ка, очень интересно. Давай поглядим, - согласился Футыну-
ты. Вот палочка. Выключаю кинескоп, а  включаю  чудоскоп,  -  забормотал
волшебник. - Фурлытики-мурлытики! Ой-ля! Ой-лю! Ой-люшки!..
   Экран телевизора засветился розовым цветом, и вместо волшебника Футы-
нуты  на  экране  появился  диктор.  Откашлявшись,  диктор  торжественно
объявил: "Начинаем передачу для всех ребят. Выступает знаменитый, непод-
ражаемый, всемирно всем известный фокусник Тима из пятого отряда!  Вклю-
чаем арену цирка!.."
   Вместо диктора на экране телевизора возник Тимка  в  звездной  одежде
фокусника с волшебной палочкой в руке. Раздался гром аплодисментов, туш,
и свет неожиданно погас. Вместо Тимки на экране снова появляется  фокус-
ник Футынуты.
   - Ну что, так? - спросил фокусник у Тимки.
   - Так! Так! - восторженно хлопая в ладоши, обрадовался Тимка. -  Так,
дядя фокусник. Все ребята лопнут от зависти. Билетики будут выпрашивать.
Да-ай билетик, да-ай... Только доверьте мне свою палочку, я всем билети-
ки подарю! Одной Аленке не дам!
   - Обижаешь девочку? Вай-вай, - качая головой, проговорил Футынуты.  -
Как ты думаешь, Тима, без чего не получится чуда?
   - Без волшебной палочки, - ответил быстро мальчик.
   - Вай-вай... Без доброты, мальчик! Без доброты.
   - А что? - воскликнул Тимка. - Она меня хотела в стенгазету. Пристав-
ка, говорит. Сама приставка. Узнает у меня, кто приставка,  а  кто  нет.
Скорее дайте мне волшебную палочку.
   - Вай-вай, какой нетерпеливый. А ты хорошо подумал? При всем уважении
к тебе я все-таки сомневаюсь. Может быть, не фокусником?  А?  -  спросил
фокусник.
   - А что? - воскликнул Тимка. - Ив самом деле, может быть, и не фокус-
ником. Подумаешь, фокусник! Я и другое могу придумать. Поинтересней.
   - А что например? - с улыбкой спросил Футынуты.
   - Это я могу... это я могу... это я могу... Вот! Придумал!  Я  футбо-
листом буду. Самым знаменитым! Я скажу волшебной палочке:  "Ну-ка,  вол-
шебная палочка, сделай меня сию минуту великим футболистом!"
   - Очень интересно. Давай поглядим, как это будет выглядеть, -  взмах-
нув волшебной палочкой, сказал фокусник. - Внимание,  включаю  чудоскоп!
Мурлытики-фурлытики: Ой-ля! Ой-лю! Ой-люшки!
   В ту же секунду на экране телевизора появилось лучезарное изображение
Тимки - футболиста с ногой на мяче. Раздался гром оваций, гул  огромного
стадиона, восторженные крики болельщиков: "Тима,  давай!  ".  За  кадром
зазвучал голос футбольного комментатора Николая Озерова: "Ни  знаменитый
Пеле, ни Ромарио, ни даже сам Игорь Шалимов  не  обладали  такой  изуми-
тельной реакцией, таким великолепным ударом. Какой  потрясающий  мастер,
великий Тима из пятого отряда..." Видение пропадает, и на  экране  снова
появляется фокусник.
   - Ну что, так? - спрашивает фокусник.
   - Так! Так! Дядя фокусник. Так! - подпрыгивая и хлопая в ладоши,  ра-
довался Тимка.
   - Ну ладно, - вздохнув, пробормотал Футынуты.  -  Вай-вай.  Бери  мою
волшебную палочку. Но смотри, как бы промашки не было.  Ведь  она  может
выполнить всего три желания. Помни, только три, не больше.
   - Не будет! Не будет промашки! - хватая палочку, затараторил Тимка. -
Вот спасибо!.. Ну дела! Волшебная палочка!
   Вцепившись двумя руками в волшебную палочку, Тимка побежал на  улицу,
забыв даже выключить телевизор. Фокусник покачал головой и грустно  пог-
лядел ему вслед. Затем Футынуты протянул руку и сам выключил  телевизор.
Экран погас...


   ГЛАВА 3

   Через несколько минут в комнату, где происходили эти невероятные  со-
бытия, вошла Аленка. Она уже полчаса искала  по  всем  комнатам  котенка
Ваську, но его нигде не было.
   - Кыс-кыс-кыс, - звала котенка девочка. - Куда же он мог  спрятаться,
негодный.
   - Ты кого ищешь? - вбегая следом за ней, спросил Тимка.
   - Тимочка, ты не видел котенка Ваську? Я зову, зову, а его нигде нет.
   - Ха, - насмешливо ответил Тимка. - Нужен мне твой котенок. Да я  те-
перь... Да я знаешь кто?
   - Задавака, вот ты кто, - отворачиваясь ответила Аленка.
   - Задавака? - прошептал Тимка. - Ну, погоди, покажу тебе  сейчас  фо-
кус-покус и мокус. Сейчас ты увидишь, какой я задавака!
   Тимка оглянулся по сторонам и  увидел  спящего  под  диваном  котенка
Ваську. Достав из кармана волшебную палочку, Тимка подкрадывается к  ко-
тенку и, дотронувшись до него  палочкой,  шепчет:  "Мурлытики-фурлытики,
ой-ля! Ой-лю! Ой-люшки! - Прошептав заклинание, мальчик на всякий случай
отбежал в сторону. Маленький котенок Васька на глазах у Тимки  и  Аленки
превращается в огромного полосатого тигра Ваську  с  розовым  бантом  на
шее.
   - Мяу. Мяа-ау, - басом замяукал Васька и побежал к Аленке.
   - Ой, мамочки, - испуганно закричала девочка и в  ужасе  выбежала  на
улицу.
   - Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Ой, не могу! - смеялся Тимка.
   Тигр Васька выбежал на улицу следом за девочкой и, почувствовав запах
жареной колбасы, подбежал к кухне. В этот момент повариха тетя Варя рас-
пахнула окно. Увидев тетю Варю, тигр Васька бросился к ней ласкаться.
   - Мурр-Мурр.
   - Караул! Брысь! - закричала и замахала руками перепуганная повариха.
   Окно захлопнулось.
   - Ха-ха-ха! Ой, не могу, как смешно. Я сейчас лопну от смеха, - весе-
лился в сторонке Тимка.
   Увидев, что окно кухни захлопнулось и с ним больше никто  не  играет,
тигр Васька бросился в сторону хохочущего Тимки.
   - Ой, ма-мы-мамочка, - задрожал Тимка и полез на дерево, спасаясь  от
тигра.
   А тигр Васька, подумав, что мальчик играет с  ним,  полез  на  дерево
следом за Тимкой.
   Увидев, что тигр полез следом за ним,  Тимка  задрожал  и,  заикаясь,
стал бормотать: Ка-кы-караул!!! - Ой, волшебная па-пы-пы-палочка,  пы-пы
помоги, пыпы-пожалуйста... Мурлытики-фурлытики! Ой-ля! Ойлю! Ой-люшки!..
   Через мгновение Тимка превратился в  лилипута,  Увидев  среди  ветвей
скворечник, Тимка залез в него и спрятался.
   - Мяау-уууу, - обиженно протянул  тигр  Васька,  не  найдя  на  ветке
мальчика.
   - Алло! Алло! Это зоопарк? - кричала в трубку  телефона  перепуганная
до смерти тетя Варя. - Мне директора к телефону. Алло, это директор? Это
вам из пионерского лагеря звонят. Почему у вас тигры бегают?  По  какому
такому праву?.. Какие?.. Полосатые.  С  бантиком...  Какая?  Нормальная,
нормальная, здоровая... Нет, голова не болит... У нас бегают. Всех куса-
ют... Грызут... Сколько?.. Да кто его знает? Может, и целая тысяча.
   В этот момент возле кухни появились Федя и Вовка.
   - Ну вот наконец-то я накачал себе шины на велосипеде,  теперь  можно
кататься на нем целый день, - радовался Федя.
   - А я за это время червей накопал, а то на хлеб рыба плохо клюет, те-
перь снова пойду на речку, - сказал Вова.
   Увидев ребят, тигр Васька кинулся в их сторону, виляя хвостом и  мур-
лыча басом.
   - Караул, спасайся, - крикнул Вова, бросив удочки.
   - Бежим, - подхватил Федя, и побежал следом за другом, забыв,  что  у
него есть велосипед.
   Тигр, увидев, что ребята убежали, остановился  и  обиженно  замяукал:
"Мяу! Мяаууу!"
   Вдруг из-за поворота показалась черная "волга".
   Огромный столб пыли летел впереди машины и накрывал всех,  кто  стоял
на дороге. Следом за "волгой" ехал большой крытый грузовик.  Обе  машины
затормозили прямо напротив кухни. Из черной "волги" вылез толстый,  важ-
ный дяденька в белой шляпе и, смахнув со лба капельки пота, обратился  к
тете Варе:
   - Ну, где тут у вас тигры бегают?
   - Вот они, вот, окаянные! Вот усатые-волосатые!..
   Ишь, глазастые какие, - показала на Ваську повариха.
   - Я вижу тут одного-единственного тигра и причем весьма симпатичного,
- пробормотал директор зоопарка.
   Тигр Васька бросился к директору и начал ласкаться.
   Мрруу - Мрруу, - терся Васька о директора.
   - Надо же, какой ласковый, порода, наверное, такая ласковая, -  гладя
тигра, сказал директор зоопарка.
   Мяау-Мяауу, муррр!
   - Ну, идем, идем в машину. Кис-кис, Барсик, Барсик... Не  понимает...
Где бы нам бумажку найти, веревочка есть, а бумажки нету, - вымолвил ди-
ректор, достав из кармана веревочку. - Вот она, хорошая веревочка, а вот
и бумажка нашлась, - нагибаясь к земле, сказал  директор.  -  Фантик  от
конфеты "Мишкакосолапый". Так, сейчас я привяжу его к  веревочке.  Ну-ка
попробуем, что у нас получилось?
   Бросив бумажку на землю, директор стал бегать и дразнить тигра Ваську
фантиком. Увидев скачущий по дороге фантик, Васька, играя и подпрыгивая,
погнался за маленькой бумажкой, как настоящий котенок. Директор  запрыг-
нул в кузов, а тигр прыгнул следом за ним.
   - Ну, кажется, получилось, - облегченно вздохнул директор. -  Поехали
ребята, - крикнул он своим шоферам, и обе машины  тронулись  в  обратный
путь.
   Как только шум удаляющихся машин смолк, из окна показалась тетя Варя.
Высунув голову из окна и оглядевшись по сторонам, повариха успокоилась.
   - Ну что, уехали наконец-то? Ну, слава богу. Вот он меня  напугал.  А
говорят, что тигры в Индии водятся. Неправда значит, - сказала тетя  Ва-
ря.
   Из-за дома появились Аленка, Володя и Федя. Оглядываясь по  сторонам,
они подошли к дереву со скворечником.
   - Я даже ничуточки не испугался, - проговорил Федя, поднимая с  земли
велосипед. - А чего тут бояться. Подумаешь, обыкновенный тигр.
   Из скворечника высунулся Тимка-лилипутик и  стал  звать  ребят  тоню-
сеньким голосочком: - Ребята-а-а-а!
   - Кто это нас зовет? - насторожился Федя.
   - Тебе показалось, никто нас не зовет, - сказал Вовка.
   - Послышалось, - вставила Аленка.
   - Ребята-а-а, - снова пропищал из скворечника Тимка-лилипут.
   - Вот, слыхали? - поднял палец Федя.
   - Наверное, птичка пищит, - предположила Аленка.
   - Или комарик, - сказал Федя.
   - Нет, скорее лягушка, - не согласился Вовка.
   - Сам ты лягушка! Я Тима... Я тут, ребята-а-а! Я тут, - пропищал Тим-
ка из скворечника.
   - Нет, послышалось. Никого там нет, - всматриваясь в листву, прогово-
рила Аленка.
   - В самом деле никого нет, - соглашается Федя. - Пойду на  велосипеде
покатаюсь.
   - А я пойду на речку рыбу ловить, - сказал Вовка.
   - Стойте ребята, я тоже хочу, я с вами, эй! - кричал тонюсеньким  го-
лосом вслед уходящим ребятам Тимка.
   - Я на пасеку побегу, мне нужно за пчелами ухаживать, - сказала уходя
Аленка.
   - Какая способная, какая толковая, умная девочка, - покачала  головой
тетя Варя. - Ладно, раз все ушли, буду пирожки с вареньем жарить...  Ру-
мяные, душистые, вкусные. Для всех ребят. Нагуляются,  набегаются,  при-
дут, а я им: "Кушайте на здоровье, дорогие дети.  Вот  румяный  пирожок,
пирожок, ну-ка съешь его, дружок. Пирожок, пирожок, расчудесный пирожок.


   ГЛАВА 4

   Из окошка, где хлопотала тетя Варя, разливался чудесный запах жареных
пирожков. Повариха жарила румяные пирожки и складывала их в  тарелку.  А
высоко на дереве, в маленьком деревянном  скворечнике  попрежнему  сидел
Тимка-лилипут. Поняв, что его никто не слышит, Тимка выбрался  из  скво-
речника на ветку и уселся на ней словно воробушек.
   - Как вкусно пахнет!.. Скоро полдник, ребята пойдут пирожки лопать, а
я тут... Как птенчик сижу. Натворил чудес на  свою  голову,  -  пропищал
Тимка. - Эх, волшебная палочка, помоги мне, пожалуйста... Мурлытики-фур-
лытики! Ой-ля! Ой-лю! Ой-люшки!.. Хочу быть снова,  как  все  ребята,  -
проговорил Тимка и взмахнул волшебной палочкой.
   - Ой! - воскликнул Тимка.
   Тимка стал расти, расти, и через несколько секунд он уже стал прежним
Тимкой. Ветка под ним угрожающе затрещала и...
   - Ай!.. - закричал Тимка и с грохотом полетел вниз.
   - Ой! - встает с земли Тимка. - Ну и приземление, - говорит он, поти-
рая ушибленное место. - Ой-ей-ей...
   - Что там за грохот такой? - выглянула из окна тетя Варя. -  Что  об-
вал, что ли, случился? А, Тима! Да ты никак с Луны свалился? Ну,  прихо-
ди, когда пирожки поспеют. А теперь некогда мне.
   - Ой, больно, - оглянувшись по сторонам, простонал Тимка.  -  Где  же
моя волшебная палочка? Пропала? Конечно, пропала. Эх, ничего не успел...
Обидно как... Что же мне теперь делать?.. А, вот и телевизор, -  подходя
к нему, обрадовался Тимка. - Хоть бы Футынуты снова появился.
   Тимка включил кнопку, и экран снова загорелся.
   Мальчик начал вертеть программы телевидения.
   - Сегодня погода в Москве и Подмосковье жаркая,  вечером  облачно,  -
говорил с экрана женский голос.
   "Трам-парам," - переключил Тимка.
   - Вчера во дворце спорта прошел матч за звание чемпиона по легкой ат-
летике, - объявил мужской голос.
   "Трам-пам-пам," - снова переключил он.
   - Ну куда же подевался этот фокусник? - нервничал Тимка.
   "Ах, у любви, как у пташки крылья..." - послышалось пение из  динами-
ка.
   - Эй, фокусник! Эй!.. - звал Тимка. - Футынуты, появись,  пожалуйста,
- закричал Тимка и застучал кулаками по крышке телевизора.
   - Кто стучит? Кто здесь шумит? Вай-вай, - держась  за  голову,  снова
возник на голубом экране фокусник Футынуты.
   - Дядя фокусник! Это я, Тимка!
   - Зачем ты так стучишь? Вай-вай. Оглушил  меня,  -  прокряхтел  недо-
вольно фокусник.
   - Помогите мне, пожалуйста, - взмолился Тимка.
   - Что-нибудь натворил? - вскинул брови Футынуты.
   - Палочка пропала, - жалобно шмыгая носом, сказал Тимка. -  Моя  вол-
шебная палочка!
   - То есть как пропала? - подозрительно спросил фокусник.
   - Потерялась, - пояснил Тимка.
   - Так и потерялась? - засомневался волшебник.
   - Ага. Так и потерялась. Она такая маленькая, закатилась в траву -  и
нет ее, - развел руками мальчик.
   - Что же теперь делать? - спросил Футынуты.
   - Помогите, пожалуйста. Я теперь все иначе сделаю. Дайте  мне  другую
волшебную палочку. Я ее не потеряю. Честное слово, - попросил Тимка.
   - Ох, Тимка, пожалею тебя в последний раз...
   Другой волшебной палочки у меня, правда, нет. А дам я тебе  шапку-не-
видимку, - хитро подмигнул волшебник, доставая из кармана шапку-невидим-
ку. - Вот она. Посмотри.
   Волшебник надевает на себя шапку и тут же исчезает, затем снова появ-
ляется с шапкой в руке.
   - Видишь, какая необыкновенная шапка? - важно протянул Футынуты.
   - Ух, здорово! Шапка-невидимка! Настоящая? - на всякий случай спросил
Тимка.
   - Самая настоящая. Право, я даже не знаю, можно ли тебе доверить шап-
ку-невидимку? - усомнился Футынуты.
   - Можно, дядя фокусник! Честное слово, можно, - закивал головой  Тим-
ка.
   - Допустим. А что ты с ней станешь делать? - спросил фокусник.
   - Я придумаю, - ответил мальчик.
   - Так ты сначала придумай.  Шапка-невидимка  очень  серьезная  штука.
Легкомыслие тут просто недопустимо. Ни в коем случае! - предупредил вол-
шебник.
   - Хорошо, я подумаю, - уныло согласился
   Тимка.
   - Думай, мальчик, думай, - покачал головой Футынуты.
   - Так, - задумался Тимка. - В футбольную команду невидимку,  пожалуй,
не возьмут.
   - Не возьмут, - кивнул волшебник. - Скажут - обман.
   - Может, в кино бесплатно ходить? А? На сеансы, на которые  детей  до
шестнадцати лет не пускают? Может,  попробовать?  А?  Дядя  фокусник?  -
спросил с надеждой Тимка.
   - Вай, как нехорошо. Кто-нибудь возьмет и сядет на тебя в кино. Ты же
будешь невидимый... Ради этого иметь шапку-невидимку? Не  ожидал.  Никак
не ожидал! Настоящей цели не вижу, мечты, полета, - взмахнул рукой  вол-
шебник.
   - Полета? - подскакивая переспросил Тимка. - Я придумал! Дядя  фокус-
ник, я придумал!
   - Интересно, что ты придумал? Очень  интересно...  -  с  любопытством
спросил Футынуты.
   - Я космонавтом буду! - радостно потирая руки,  запрыгал  по  комнате
Тимка. - Я на космодром убегу!!! В настоящую ракету сяду.
   - На космодром? Ты сказал, на космодром? -  переспросил  с  уважением
фокусник.
   - Ну да, на космодром! И никто не  прогонит  меня.  Я  же  невидимый.
Мальчишек на ракеты не пускают, а я проберусь! - гордо заявил Тимка.
   - А не страшно? - спросил волшебник.
   - Это кому, мне,  что  ли?  Да  я  самый  смелый,  самый  отважный  и
бесстрашный, - начал хвастаться Тимка.
   - А что потом? - полюбопытствовал Футынуты.
   - Ракета на Луну полетит. Я тоже на Луне буду! А потом все газеты на-
печатают, по телевизору скажут: "Слава герою космонавту! ", - размечтал-
ся Тимка.
   - А ну, давай поглядим, - хлопнув в ладоши, сказал волшебник. -  Вык-
лючаю кинескоп, а включаю чудоскоп! Мурлытики-фурлытики!  Ой-ля!  Ой-лю!
Ойлюшки!..
   В ту же секунду экран телевизора на мгновение потемнел,  а  затем  на
нем появился диктор и торжественно сказал:
   - Слава герою! Слава Тиме из пятого отряда пионерского лагеря "Бубен-
чик", ой простите, - листая текст, поправляется диктор. - Просто я очень
волнуюсь. Пионерского лагеря "Колокольчик"! Слава герою!  Слава!  Слава!
Слава!
   Экран телевизора снова темнеет, и на этот раз  на  экране  появляется
лучезарное изображение Тимы-космонавта на Луне. Гром оваций, гул  радио-
сообщений со всего света, на всех языках. Через несколько секунд экран в
третий раз темнеет и на экране снова появляется фокусник Футынуты.
   - Так? - спросил волшебник у мальчика.
   - Конечно, так! - радостно закричал Тимка. - Пожалуйста, скорее дайте
мне шапку-невидимку! Я побегу на космодром!
   - Так и побежишь? - удивленно спросил фокусник.
   - А чего зря время терять? - торопливо протараторил Тима.
   - Ладно, Тима, бери шапку-невидимку. Но будь умницей.  Как  бы  снова
промашки не получилось. Учти, последний раз тебе помогаю.  Последний,  -
предупредил волшебник.
   - Спасибо, дядя фокусник! Вот спасибо! - схватив шапку и  выбежав  на
улицу, успел выкрикнуть Тимка.
   Футынуты смотрит вслед Тиме и качает головой. Затем протягивает  руку
и сам выключает телевизор. Экран медленно гаснет, а вместе с ним исчеза-
ет и сам фокусник.


   ГЛАВА 5

   Нацепив на голову шапку-невидимку, Тимка отправился  на  прогулку  по
пионерскому лагерю.
   - Ой, как непривычно ходить. Собственных ног  не  видно!  -  раздался
Тимкин голос. - Я человекневидимка! Я бегу на космодром! Скорее на  кос-
модром. Мне бы только в ракету попасть.  Узнаете,  приставка  я  или  не
приставка!..
   В открытом кухонном окне было видно, как повариха тетя Варя переноси-
ла с плиты на тарелку готовые жареные пирожки.
   - Вот, наконец-то, и пирожки поспели, - припеваючи сказала тетя Варя.
- Скоро ребята придут на полдник - вот обрадуются!
   - Ой, что это? Как вкусно пахнет! Значит, ребята без меня все пирожки
съедят? Э, так не пойдет... Космодром никуда от меня не убежит, - сказал
Тимкин голос.
   - Кажется, кто-то разговаривает, - распахивая пошире окно,  выглянула
наружу тетя Варя. - Никого нет, странно, наверное почудилось. Ладно. Пи-
рожок, пирожок, золотой пирожок, ну-ка съешь меня, дружок... расчудесный
пирожок, - напевала повариха, пританцовывая по кухне.
   Дверь на кухне сама собой неожиданно раскрывается,  скрипит  и  снова
закрывается. Тетя Варя несет на вилке очередной пирожок из сковородки  в
тарелку. Вдруг неожиданно пирожок исчезает с вилки. Раздается  чавканье.
Тетя Варя удивленно оглянулась по сторонам.
   - Ой! Батюшки!.. - заглядывая через подоконник, запричитала тетя  Ва-
ря. - А где же пирожок, куда он делся?
   - Вот румяный пирожок, пирожок, пирожок, - уже не так уверенно  напе-
вает повариха и, насадив на вилку следующий пирожок, снова несет  его  к
тарелке.
   Пирожок снова исчезает, и вновь раздается чавканье.
   - Ой, ма-ма - мамочка! - дрожа пробормотала повариха. -  Зы-зы-зы-зы-
латистый пи-пи-пирожок...
   Тетя Варя очень неуверенно, медленно переносит на вилке очередной пи-
рожок, скосив на него оба глаза. Вцепившись двумя руками в вилку, она не
сводит с пирожка взгляда. Но пирожок все-таки исчезает,  и  рядом  снова
кто-то чавкает.
   - Караул, - бросив вилку, завизжала тетя Варя.
   - Ха-ха-ха, - заливается Тимка-невидимка.
   - Мне, кажется, дурно. Мне совсем плохо, - выбегая из  кухни,  кричит
тетя Варя.
   - Был румяный пирожок, пирожок! Очень вкусный пирожок, пирожок, пиро-
жок, - заливался веселым смехом Тимка-невидимка.
   Неожиданно дверь кухни сама собой раскрывается, и оттуда с грохотом и
звоном вылетают две кастрюли и сковородка. Прямо под окном сидит повари-
ха тетя Варя. Ее голова перевязана белым вафельным полотенцем.  Кастрюли
и сковорода, вылетев из кухни, подлетели прямо к тете Варе и начали гре-
меть прямо у нее над головой.
   - Караул! - снова завизжала тетя Варя и бросилась бежать.
   - Ой, ха-ха-ха, я больше не могу, я сейчас умру от смеха, - заливался
Тимка-невидимка. - Скорее на космодром, а то не добегу, лопну от  смеха.
На космодром, на космодром, туда, где шум, туда, где гром! На космодром!
На космодро-ом! И если только захочу, то на Луну я полечу. На космодром!
На космодром!..


   ГЛАВА 6

   На зеленой полянке, возле маленькой пушистой елочки сидел Сеня-Худож-
ник и рисовал на мольберте елочку.
   - Так... хорошо... сюда голубую краску... сюда потемней, - разговари-
вал сам с собой Сеня.
   - На космо.... - поперхнулся Тимка-невидимка. - Ага, это же Сеня? Се-
ня-Колбасеня? Сенечка-Колбасенечка? Ну, погоди... На космодром я  всегда
успею. Успею...
   На Сениной картине, там, где  над  елкой  было  нарисовано  солнышко,
вдруг вместо солнышка появилась страшная рожица.
   - Ой... Ой!!! Что делается, - упав от неожиданности на землю,  закри-
чал Сеня.
   - Ха-ха-ха, - раздался смех Тимки-невидимки.
   Вдруг на поляну выехал на своем велосипеде Федя. Он остановился возле
него и удивленно спросил: - Что это с тобой, Сеня?
   - Послушай, это не ты нарисовал на моей картине рожицу? А? - подозри-
тельно глядя на товарища, спросил Сеня.
   - Какую рожицу? - не понял Федя.
   - А вот эту, - указал Сеня на свой мольберт.
   - Какая смешная рожица, - всматриваясь, говорит Федя.
   - Ты, значит, ее намалевал? - щурится Сеня.
   - Да ты что, не видел, что я только сейчас приехал? - отмахнулся Федя
от приятеля.
   - А почему ты смеялся? - снова спросил Сеня.
   - Я смеялся? - приглядываясь к Сене, переспросил Федя.
   - Ну да, - кивнул Сеня.
   - Я? - удивился Федя.
   - А то кто же? - не унимался Сеня.
   - Я не смеялся. Я хотел картину твою посмотреть. А ты вот  как...  До
свидания, - обиделся Федя, вскочил на велосипед и поехал дальше.
   Тимка-невидимка начинает щекотать Федю. Федя ерзает и дергается.
   - Ой, что это? - взвизгнул Федя. - Ай, кто это меня щекочет? - Не ос-
танавливая велосипед, Федя оглядывается назад, но никого не видит. - Ай!
Ха-хаха! - подпрыгивая и хохоча, кричит Федя. - Ой, не надо! Упаду!  Ой,
не могу больше, ха - ха-ха!
   Федин велосипед виляет и скачет, как козел. У него все  плывет  перед
глазами. Велосипедист не замечает, как выскакивает прямо к речке. На бе-
регу сидит Вовкарыболов и удит рыбу. Рядом с ним стоит ведерко, в  кото-
ром плещется рыбка, рядом с ведром сидит лягушка и смотрит на рыболова.
   - С утра сидит на озере любитель-рыболов, сидит, мурлычет песенку про
чудненький улов, - распевал песенку Вовка.
   Вдруг велосипед со страшным грохотом налетел на пенек.  "Бух-бубух!!!
Трах!!! Бац!!! Бам-бабам!!!" - Федя летит кувырком.
   - Федя-вредя, съел медведя. Кататься не умеет, а едет. Хорошего чело-
века, знаменитого космонавта чуть не убил, - говорит Тимка-невидимка.
   - Ты чего дразнишься, а? - поднимаясь с земли, спрашивает Федя у Вов-
ки.
   - Я? - удивленно переспрашивает Вовка.
   - А то кто же? - кивает головой Федя.
   - Я не дразнился, - мотает головой Вова.
   - Признавайся, это ты меня щекотал? - спросил Федя.
   - Ты, Федя, сегодня какой-то странный. Ну, почему это я  должен  тебя
щекотать? Я гляжу на поплавок, и щекотать мне просто некогда, -  ответил
ему Вовка.
   - А зачем дразнился? - не унимался Федя.
   - Как дразнился? - не понял Вова.
   - Федя съел медведя, - съехидничал Федя.
   - Кто? Я? - вытаращил глаза Вовка.
   Вдруг ведро с рыбой начинает скакать само по себе прямо к самому  бе-
регу.
   - Ой, ты глянь, что делается? - закричал Вовка, показывая пальцем  на
скачущее ведро.
   - Где? - переспросил Федя, вертя головой в разные стороны.
   - Да ты посмотри на ведерко! С ума сойти можно... Ой, стой,  куда?  -
выкрикивал Вовка.
   - Вот так чудеса, - закричал Федя. - Стой, тебе говорят.
   - Заходи слева, - командовал Вовка.
   - Убежит, честное слово, убежит, - нервничал Федя.
   Ведерко вдруг остановилось. Ребята кинулись к нему, но ведерко  вновь
отпрыгнуло в сторону.
   - Тес, - шепчет Вова, - подходи к нему осторожно, - советует Вовка  и
вытягивает руки вперед. - Цыпа-цыпа-цыпа!
   - Это что тебе, курица, что ли? Это ведро. К нему особый  подход  ну-
жен, - говорит Федя и тоже вытягивает руки.
   Ведро резко отскакивает в сторону.
   - Кис-кис-кис... Хватай его, - закричал Федя и бросился на ведро  как
пантера.
   Но он промахнулся. Ведро вновь отпрыгнуло в сторону и выплеснуло рыбу
в речку. Затем ведро зачерпнуло большую зеленую лягушку и упало снова на
берег.
   - Ты чего-нибудь понимаешь? - пожал плечами Вовка.
   - Ничуточки, - ответил ему Федя.
   - Ой, не могу. Ха-ха-ха! Вот потеха!.. Ой, смешно... Сидите тут, а  я
на космодром побегу... Ха-ха-ха, Вовка-морковка, Вовка-морковка, - драз-
нился Тимканевидимка.
   - Лягушка дразнится, - прошипел Вовка.
   В этот момент к Вове и Феде подбежали Сеня и Петя с мячом в руке.
   - Это не лягушка, это Петька! - не согласился Федя.
   - Пам-парам-па-пам-парарам, - горланил Петя.
   - Куда это ты бежишь, на какой космодром? - спросил Федя.
   - Я никуда. Мы вас искали. Давайте в футбол играть, - ответил ему Пе-
тя.
   - Давайте сыграем. Картина сегодня чего-то не рисуется, -  согласился
Сеня.
   - И рыба сегодня какая-то непонятная, - заглядывая  в  пустое  ведро,
согласился с ним Вовка.
   - Велосипеды почему-то сами ломаются! - снова сказал Федя.
   - Ведерки прыгают как лягушки, - продолжил
   Вова.
   - А лягушки разговаривают, - сказал Федя.
   - И дразнятся, - добавил Вова.
   - Ладно, я начинаю, - закричал Петя. - Первый удар... будем  трениро-
ваться.
   - Пасуй мне, - выкрикнул Федя.
   Петя ударил ногой по мячу, и тот полетел прямо к Феде. Федя разбежал-
ся, чтобы ударить по мячу, но не успел добежать до мячика, как  тот  сам
отскочил в сторону.
   - Ой, - воскликнул Федя.
   Снова хорошенько разбежавшись, Федя побежал к мячу. Но мяч  подпрыги-
вает, повисает в воздухе и начинает плавно танцевать, не касаясь земли.
   - Головой играй, головой, - крикнул ему Сеня.
   Неожиданно мяч с разлету лупит Сеню по голове и отлетает в противопо-
ложную сторону.
   - Ой, ты! Он дерется! - падая, закричал Сеня.
   - Хватай его, держи, - закричал Вовка и первым бросился наперерез мя-
чу. Но мячик, будто живой, начинает удирать от ребят.
   - Лови его, вот он, - метались ребята из стороны в сторону.
   Но мячик ловко прыгал между ребятами, хохоча почему-то Тиминым  голо-
сом. Неожиданно мяч подпрыгнул и, ударив Федю прямо в  лоб,  ускакал  от
ребят в сторону лагеря.


   ГЛАВА 7

   - А я бегу на космодром. Туда, где шум, туда, где гром. И если только
захочу, то на Луну я полечу. На космодром! На  космодром!  На  космо-од-
ро-ом!.. - пел Тимка-невидимка.
   Неожиданно Тимка увидел, что прибежал на пасеку. Возле пчелиного улья
хлопотала Аленка. На ее лице была защитная сетка от пчел.
   - Надо же, опять Аленка! Ну, погоди, покажу тебе напоследок фокус-по-
кус... Такой фокус-покус и мокус! Ой-ля-ля. Век меня помнить  будешь.  Я
невидимый, а тебя пчелки-иголки так искусают... Я уже на Луне буду, а ты
еще чесаться не перестанешь, - потирал невидимые руки Тимка-невидимка.
   Но Аленка его не видела и не слышала. Она продолжала хлопотать  возле
ульев, напевая песенку:
   Веселая пчелка
   Совсем не иголка.
   Ни в чем понапрасну
   Ее не вини.
   Мохнатый звоночек,
   Веселый звоночек,
   Медовый звоночек
   Звени, звени, звени!
   - Ага, значит не иголка, говоришь? - веселился поблизости Тимка-неви-
димка. - Ну, поглядим сейчас, увидим... Ой, что будет! Вот потеха будет:
Ха-ха-ха!..
   От соседнего куста сама собой оторвалась ветка и поплыла  по  воздуху
прямо к ульям.
   - Кто это разговаривает? Эй, кто здесь прячется? Странно, никого нет,
- оглядывается по сторонам Аленка.
   Ветка просовывается в улей и начинает там елозить.  Из  него,  жужжа,
начинают вылетать пчелы.
   - Ага, вылетают! Вылетают, разбойнички мохнатые, вылетают.  Вот  она,
кусайте ее. Кусайте, вам говорят! Хорошенько кусайте. Ам! Ам! - радовал-
ся Тимка-невидимка.
   - Совсем ничего не понимаю! - растерялась Аленка.
   - Эй, не меня кусайте! Аленку! Не надо меня кусать... Ой! Ай!  Мамоч-
ка! Девчонку! Девчонку! Ее кусайте! - кричал и отбивался  от  пчел  Тим-
ка-невидимка.
   - Кого кусать? Кто это кричит? - удивленно вертелась  Аленка,  ничего
не понимая. - Странно, никого нет, - пожала плечами девочка.
   Пчелы со всех сторон облепили Тимку-невидимку. Они его кусали и жали-
ли. Тимка метался из стороны в сторону, махал руками и кричал:  -  Пожа-
луйста, препожалуйста, спасите меня!
   В этот момент на пасеку прибежали ребята.
   - Кто кричит? - спросил Федя.
   - Не знаю, - развела руками Аленка.
   - Никого нет, - подтвердил Вова.
   - Это, наверное, по радио передача о разбойниках, - предположил Сеня.
- Наверное, в лесу ктонибудь радио включил.
   - Сам ты радио... ой! Ай! Караул! Не надо-о-о-о! А-а-а-а-а!!!  -  но-
сился возле ребят Тимка-невидимка.
   Увидев, что от ребят спасенья нет, Тимка припустил  бежать  к  речке.
Добежав до берега, Тимка-невидимка со всего размаха бултыхнулся в воду.
   - Я больше не буду! Честное слово, не буду,  -  бултыхаясь  в  речке,
прокричал Тимка.
   - Кто-то тонет? - прислушался Петя.
   - Бежим к воде, - крикнул Сеня. И ребята побежали к реке.
   - Тимочка? Ты ли это? - весело смеясь, спросила Аленка, глядя на мок-
рого, всего покусанного и опухшего Тимку.
   - Так вот кто нас пугал, - засмеялся Федя.
   - Это он над нами потешался, - согласился Сеня.
   - Где моя шапка? - выходя из воды, спросил Тимка.
   - Зачем тебе шапка в такую жаркую погоду? - удивленно спросил Федя.
   - Уплыла твоя шапка, - сказала Аленка.
   - Эх, такая шапка уплыла, - тяжело вздохнул Тимка.
   - Да не горюй, Тима, идем с нами. Уже домой пора, в лагерь.  Идем,  -
позвала Аленка.
   И ребята отправились домой в лагерь. У всех, кроме Тимки, было  прек-
расное настроение, поэтому ребята запели веселую песенку, и только  лишь
один Тима плелся молча позади ребят и не подпевал им.
   Если хочешь быть веселым,
   Никого не обижай.
   Малышей не обижай,
   Никому не угрожай.
   Хочешь быть отважно-смелым -
   Сам пугливых не пугай.
   Если хочешь быть умелым,
   Всем трудиться помогай...
   А найти захочешь друга -
   Сам хорошим другом будь.
   Береги, как можешь, друга!
   Потеряешь -
   Не вернуть...
   Если хочешь быть веселым,
   Никого не обижай.
   Кто слабей -
   Не обижай.
   Малышам не угрожай...
   Когда ребята, наконец, пришли обратно в лагерь, то они  первым  делом
пошли в домик к тете Варе, чтобы поужинать. А Тимка, позабыв  про  ужин,
снова направился к телевизору.
   - Вот возьму и попрошу у фокусника  новую  шапку-невидимку,  -  решил
Тимка. Он включил телевизор и начал искать по всем программам  волшебни-
ка.
   - Эй, дядя фокусник! Футынуты, появись, - стуча и барабаня по телеви-
зору, кричал Тимка. - Появись, ну пожалуйста!!
   На экране телевизора появляется фокусник Футынуты.
   - Вай-вай. Кто стучит! Кто грохочет? Неужели Тима? - сердито  спраши-
вает сам себя волшебник.
   - Я, дядя фокусник! Я, - радостно закричал Тимка.  -  Выручай,  пожа-
луйста! Миленький, дядя фокусник!
   - Посмотри, какую ты мне шишку на макушке набил, - трогая голову, го-
ворит Футынуты. - Ой, больно... Вай-вай... Лед надо приложить. Или моро-
женое. Эскимо... Ну, что у тебя стряслось?
   - Шапку потерял, - жалобно шмыгая носом, ответил Тимка. Дай мне,  по-
жалуйста-препожалуйста, новую...
   - Потерял, значит? И шапку-невидимку? И волшебную палочку?.. - серди-
то спрашивает Футынуты. - А вот я спрошу у ребят, как ты их  потерял,  и
подумаю, что тебе дать взамен, сапоги-скороходы? Чтобы тебя никто никог-
да перегнать не мог? Пли скатерть-самобранку?
   Тимка жалобно шмыгает носом.
   - Нет! Я лучше тебе самый  главный  свой  фокус  покажу.  Самый-самый
главный, раз и навсегда, - принял решение Футынуты и начал делать руками
магические движения и говорить торжественные заклинания.
   - Мурлытики-фурлытики. Ой-ля! Ой-лю! Ой-люшки!..  Чтоб  он  провалил-
ся!!!
   Как только волшебник произнес свое  заклинание,  телевизор  вместе  с
волшебником Футынуты провалился сквозь землю.
   - Вот это фокус-покус!.. - удивленно говорит Тимка. - Ой,  а  где  же
телевизор? Эх!.. Может, его и не было? Может быть, мне все  это  присни-
лось? Или почудилось?..
   Так и не пришлось Тимке стать ни великим волшебником ни космонавтом.
   САМ ВИНОВАТ!


   ЖАДНЫЙ ПЫЛЕСОС

   В одной квартире жил обыкновенный пылесос. Он каждый день глотал, как
ему положено, соринкипылинки, поэтому в комнатах была чистота и все вок-
руг сияло.
   Но вот однажды Пылесос нечаянно проглотил копеечку. Она  зазвенела  у
него в животе, как веселый колокольчик: динь-динь!
   - Ого! - подумал Пылесос, - я теперь очень богатый, могу даже не  ра-
ботать, не буду глотать пыль, а возьму и проглочу еще что-нибудь в  свое
удовольствие.
   Как все жадные, а вы, конечно, понимаете, что Пылесос  этот  оказался
жадиной, он покатился прежде всего туда, где лежали игрушки. Много игру-
шек. Он мигом проглотил резиновую лягушку и нарядную  куклу,  игрушечный
кораблик и два разноцветных мяча, трехколесный велосипед, ружье, волчок,
альбом для рисования, краски вместе с кисточками  и  плюшевого  медведя.
Потом он заметил коврик, на котором лежали  игрушки,  и  проглотил  этот
коврик. Мохнатый пушистый коврик вместе с железным конструктором.
   А когда игрушек не стало, жадный Пылесос начал глотать мебель в  ком-
нате. Сначала стулья, потом стол, потом шкаф. Потом он выскочил в прихо-
жую и проглотил пальто на вешалке, а с ним и большую деревянную вешалку.
   Этот Пылесос так раздулся, что еле-еле пролез в дверь, когда  захотел
выбежать на улицу.
   А когда он все-таки выбрался на улицу, то сразу увидел новенький  зе-
леный "запорожец", который сиял всеми своими стеклышками, всеми  блестя-
щими винтиками и шпунтиками.
   - Эй! - крикнул ему Пылесос, - я хочу тебя проглотить! Подойди-ка сю-
да, братец!
   Но "запорожец" побежал от него, сверкая всеми четырьмя  колесами.  Но
тут на беду перед ним зажегся красный свет светофора. Маленький  автомо-
бильчик остановился.
   - Хр-р, - сказал обжора, и новенькой машины больше никто не видел.
   Тут Пылесос начал бегать по улицам и глотать одну машину  за  другой.
От него не смогли убежать ни "москвичи", ни "волги", ни автобусы, ни са-
мосвалы.
   - Как тебе не стыдно! - говорили ему прохожие.
   - Ха-ха! - ответил им жадный Пылесос. Он  в  эту  минуту  гонялся  по
трамвайной линии за трамваем. А в трамвае сидели разные  люди.  Кондитер
спешил в кондитерскую, чтобы испечь пирожные для ребят,  старушка  ехала
на рынок за молоком, чтобы сварить кашу для внука, веселый художник  то-
ропился в редакцию, чтобы нарисовать картинки к этой  самой  сказке  про
жадный Пылесос, а доктор спешил... Но мы так и не  узнали,  куда  спешил
доктор, потому что Пылесос догнал трамвай и проглотил его как  спичечную
коробку!
   В конце концов он так разбушевался, что захотел проглотить и огромные
дома на улице. Но дома оказались для него,  пожалуй,  слишком  большими.
Тогда он покатился вон из города, прямо в поле.
   - Неужели тебе мало? - удивлялись горожане.
   - Мало! - сказал Пылесос и выкатился в поле. Там он моментально прог-
лотил стог сена, скирду соломы, телегу вместе с лошадью, корову с телен-
ком, силосную башню, голубой пруд вместе с рыбками  и  рыбаком,  который
сидел на берегу с удочкой и ловил этой удочкой рыбу.
   - Перестань, что ты делаешь! - сказали ему крестьяне. - Остановись.
   - Не остановлюсь, пока не проглочу все на свете!
   И он проглотил...
   А впрочем, нет. Не успел он это сказать, как вдруг сам уронил на зем-
лю свой хобот и замер. И стало тихо.
   Вы знаете что случилось?
   Ничего особенного.
   Маленький Янек, Янек из той самой квартиры,  откуда  сбежал  Пылесос,
ходил покупать мороженое. А когда он вернулся домой, то  увидел,  что  в
розетку включен шнур от Пылесоса. И Янек выключил его.
   Но сказка на этом не кончилась. Много пришлось потрудиться, чтобы вы-
нуть из Пылесоса то, что он проглотил. И голубой пруд вместе с рыбаком и
рыбками, и силосную башню, и корову с теленком, и телегу  вместе  с  ло-
шадью, и скирду соломы, и стог сена. И трамвай, в котором кондитер  ехал
в кондитерскую, чтобы испечь ребятам пирожные, старушка ехала  на  рынок
за молоком, чтобы сварить кашу для внука, веселый художник спешил в  ре-
дакцию, чтобы нарисовать картинки к этой самой сказке про  жадный  Пыле-
сос.
   А потом из Пылесоса покатились "москвичи" и "волги", автобусы  и  са-
мосвалы, а за ними новенький "запорожец".
   А потом из Пылесоса вынули пальто вместе с деревянной вешалкой, шкаф,
стол и стулья.
   А затем из Пылесоса достали игрушки: мохнатого медвежонка на мохнатом
коврике, краски вместе с кисточкой, альбом для рисования, волчок, ружье,
трехколесный велосипед, два разноцветных мяча, игрушечный кораблик,  на-
рядную куклу и резиновую лягушку.
   И наконец маленькую копейку!
   Все пригодилось. Только сам Пылесос больше никому не  нужен.  Он  так
раздулся, что для него теперь нигде не нашлось бы так много пыли.
   Отвезли Пылесос на свалку.


   КОЛЫБЕЛЬНАЯ СКАЗКА

   Один маленький зайчонок выбежал ночью на лесную поляну, посмотрел  на
ясный месяц и запел громко, громко:
   - Чики-брики, чики-брики!
   Чики-брики-чик!
   Ежик услышал и сказал ему:
   - Ты поешь очень храбрую песенку, только не лучше ли тебе  пойти  до-
мой? Вдруг кто-нибудь испугается, когда услышит ее.
   - Чики-брики, чики-брики!
   Чики-брики-чик! - ответил зайчонок на всю поляну и  запрыгал  по  ней
как мячик.
   И тут он увидел собственную тень. А у тени ушки были длинные-длинные,
как большие рога.
   - Вот я какой, - крикнул зайка. - Давай бодаться!
   "Как же я буду бодаться, если у меня рожек нет?"  -  подумал  ежик  и
спрятался в травку.
   - Ага, испугался меня, - сказал зайчонок. - И пободаться  не  с  кем.
Ух, какой у меня стрррашный вид.
   На тень свою поглядел, ушками пошевелил, да как запоет снова:
   - Чики-брики, чики-брики,
   Чики-брики-чик!
   Ушки в стороны, а нос кверху. А в небе рогатый месяц плывет себе,  за
летучие тучки задевает.
   - Эй, месяц, а ну давай бодаться! - крикнул ему зайка.
   Видит, а месяц - в тучку. Зайка смеется, поет, прыгает:
   - Не хотят со мной бодаться, потому что все боятся!
   Чики-брики-чик!
   Но тень почему-то взяла и пропала. Зайка макушку потрогал, а  на  ней
совсем не рога, на макушке - ушки.
   - Ой, - сказал зайка, - побегу лучше домой. Спать уже пора.
   И ты спи. Тебе, наверное, тоже уснуть надо. Только ты не  думай,  что
зайка совсем глупый. Просто маленьким и добрым иногда  хочется  показать
свои ушки.


   КУЗЯ-РОБИНЗОН

   Кузька - это наш кот. Он большой, мягкий, полосатый, вроде настоящего
тигра. Но голова у него маленькая, совсем не породистая, смешная, как  у
последнего кота-дворняжки. Поэтому каждый, кто ни посмотрит на Кузю, го-
ворит:
   - Ну и кот! Очень смешной у вас кот. Я таких не видел...
   И я не видел. А еще я никогда не видел таких знаменитых котов.  Спро-
сите любого, кто живет у обводного канала в Москве, каждый вам ответит:
   - Кот Кузя? Конечно, помним. Удивительный кот. Настоящий робинзон!
   А между прочим, Робинзоном звали одного путешественника матроса,  ко-
торый много лет жил на острове. Один среди океана. Сплошные приключения.
Вот и наш кот однажды попал в похожее приключение.
   Мама приходит с работы, наливает в блюдечко молоко,  смотрит  вокруг,
зовет, а кота нет. Никто не мяукает.
   Мама спросила:
   - Где кот?
   А я не знаю. Кот с вечера домой не пришел. И на другой день  тоже  не
вернулся, и на третий. Нет Кузи неделю, другую. Мы даже волноваться  пе-
рестали. Но тут прибегает Володька и кричит:
   - Бегите скорей на канал. Там ваш кот на острове сидит и  мяукает.  Я
подумал, ничей, потом погляделпоглядел, вижу - полосатый...
   Мама из подъезда вышла и бегом, следом за Володькой. Папа не понял, в
чем дело, и тоже за ней. Прибегаем, видим: люди стоят у  парапета,  вниз
глядят, головами качают, разговаривают. Под ними стенка набережной, кру-
тая, каменная, очень высокая. Внизу вода шумит, переливается,  булькает.
А на маленькой отмели под самой стенкой сидит он, Кузя, и смотрит своими
зелеными, очень грустными глазами на людей. Хвост у него  течение  колы-
шет, а он сидит как раз там, где водосточная труба наружу выходит, и  не
знает, как ему быть.
   - Кузя, миленький, - прошептала мама, - как тебя туда занесло?
   - Ничего непонятного тут нет, - сказал один человек с удочкой,  -  на
канале рыбаков много развелось. Подошел, наверное, рыбку понюхать, его и
скинули.
   - Злодейство! - ахнула мама. - Какое злодейство!
   - Раньше по-другому совсем было, - заметил никому не знакомый дядя. -
Преступники свою жертву бросали в колодцы. По трубам ее в речку  выноси-
ло.
   Мама ужасно побледнела.
   - Глупости, - хмыкнул едкий старичок, - посмотрите, как много  рыбьих
останков около и вокруг. Рыбки захотел, ворюга. Сиганул в реку,  а  выб-
раться, хе-хе...
   - Позвольте, - перебил человек с удочкой, наклоняясь над парапетом. -
Насколько мне известно, рыба треска в Москве-реке до сих  пор  не  води-
лась. И таких крупных представителей речных видов не наблюдалось.
   - Какие там представители, - засмеялась румяная полная женщина. -  Мы
с мужем каждый день бедолаге рыбку подбрасываем. Из магазина.  Или  кот-
летку. На работу однажды идем, видим - сидит. Голодный, жалобный. Вызво-
лить хотели, корзинку с рыбкой спустили, а как поднимать  стали,  он  из
корзинки обратно...
   - Верно, - кивнул усатый милиционер, - уже три недели вижу  такое  на
своем участке. Надо было крышку на корзине приладить. С веревочкой. Дер-
нуть ее и захлопнуть.
   - Пожарников позовите или водолазов, - хмыкнул едкий старичок.
   - Зачем пожарников? - отозвался кто-то. - У меня  в  котельной  канат
завалялся. Вот опустим, кот по нему, как по столбику.
   А народу между тем собралось очень много: на этой стороне,  сбоку  на
мосту, на другом берегу. Машины стали подкатывать. И вдруг на самом деле
появился канат. Рыжий, мохнатый, пахнущий смолой. Канат спустили к воде,
но кот понюхал его и печально отвернулся, макнув и без того мокрый хвост
в быстротечные волны.
   - Кис, кис! - говорили все вокруг. - Давай по канату! Кис, кис...
   - Ну что вы, - сказала румяная женщина. - Разве так можно,  в  разно-
бой. Надо пла-авно, вместе... Ну, раз-два: ки-ис, ки-ис, - она взмахнула
руками, как дирижер.
   И все сказали хором сразу:
   - КИС! КИС! КИС!
   На всех этажах во всех окнах появились коты. Появились, не знаю поче-
му, даже собаки! А наш кот сиганул почему-то в трубу и не выглядывал  из
нее.
   - Так не надо, - робко произнесла мама. - Разрешите, я сама.
   - Дайте гражданочке самой, - распорядился милиционер.
   Мама позвала нежным голосом:
   - Кис-кис! Кузя, миленький.
   Кузя вышел на свой необитаемый островок из темной трубы и жалобно мя-
укнул, поглядев на маму снизу очень зелеными глазами.
   - Я больше так не могу, - решительно сказал папа, - мне пора на служ-
бу. Держите канат.
   Папа снял ботинки, перелез через парапет и начал спускаться к воде.
   - Я всегда знала: он самый хороший, - тихонько произнесла мама.
   Наш отважный папочка, стоя на мокром песке, мгновенно запихнул кота в
авоську, приладил ее на канате и крикнул:
   - Эй, наверху, поднимайте!
   Кота подняли. Все улыбались, норовили потрогать его, погладить, поще-
котать за ухом. Но мама взяла смешного спеленутого печального  Кузьку  и
понесла домой. Все начали расходиться. Как вдруг кто-то громко сказал:
   - Человека забыли!
   - Где забыли? - строго спросил милиционер.
   - Да на Кузькином островке, - ответил человек с удочкой.
   Когда папу вытянули из канала и мы шли домой вчетвером:  папа,  мама,
Кузя и я, - папа сердито сказал маме:
   - Представляю, как через три недели прибегает Володька и  кричит:  "В
канале какой-то дядька сидит. Босой. Небритый. Очень похож на вашего па-
пу. А румяная тетя кидает ему банки с рыбкой в  томате  и  свежие  газе-
ты..."
   - Путешественникам полезней кефир, - засмеялась мама и погладила  Ку-
зю.


   ТИМА И КОТ

   Пришел Тима домой очень усталый.
   Он с горки на санках летал.
   Он снежки с ребятами кидал.
   Он снежную бабу лепил.
   Он сосульки с крыши сбивал.
   Очень Тимка устал, и поэтому не успел своих рыбок в аквариуме  покор-
мить.
   Съел Тимка рисовую кашу, стакан молока с ватрушкой,  тянучую  конфету
"Коровка" и конфету "Мишка на севере". Лег Тимка в постель, а сам  дума-
ет: "Рыбки у меня голодные. Завтра им насыплю..."
   Поглядел Тимка на свой аквариум и глазам не поверил.
   Сидит у аквариума Тимкин кот и сыпет корм золотым рыбкам. В одной ла-
пе держит баночку, другой сыпет, как сыпят зерно маленьким цыплятам.
   - Цып-цып-цып...
   - Ты что делаешь? - удивился Тимка.
   - Я кормлю рыбок, - ответил кот, как ни в чем не бывало, и в глазах у
него сверкнули не то искорки, не то золотые рыбки.
   - З-зачем?
   - А чтобы они подросли. Уж очень они, бедняжки, ма-аленькие. Мяу-у!
   - Я сам по-по-кормлю, - сказал неуверенно Тимка.
   - Я тебе помогаю. Тебе некогда. Все дела, заботы...  Если  хочешь,  я
могу и птичкам насыпать корму. Ты кормушку на улице прибил,  а  зернышки
туда не кладешь. Бедные, бедные ма-ааленькие птички, - вздохнул  кот,  -
некому, мяу-у, их покорми-иить. А им не мешало бы подрасти,  потолстеть.
Мяу-у.
   И в глазах у него сверкнули не то золотые рыбки, не то золотые  птич-
ки.
   Усатый кот потер лапу о лапу и облизнулся. Наверное потому, что сидел
у воды и ему захотелось пить. А из аквариума пить  нельзя.  Вода  рыбкам
нужна.
   - Брысь! - крикнул Тимка. - Я сам буду каждый день  рыбкам  и  птицам
корм давать. Сам!
   Кот очень-очень обиделся и с тех пор с Тимкой не разговаривает.


   МОЖНО ЛИ ЛЕТАТЬ ПОД ВОДОЙ?

   Ты спрашиваешь: можно ли летать под водой?
   Об этом хорошо бы спросить у специалистов.
   Рыбы, большие специалисты по подводному  передвижению,  скорее  всего
ответят, что нельзя. Например, летучие рыбы, прежде чем полететь, снача-
ла выпрыгнут из воды, а потом уже летят - по воздуху.
   И птицы, большие специалисты по летному делу, тоже, конечно, ответят,
что нельзя.
   Кроме одной птицы - Пингвина.
   Правда, мнение Пингвина нельзя считать особенно авторитетным,  потому
что Пингвин в летном деле не слишком большой  специалист.  Он  вообще  в
летном деле не специалист и не умеет летать даже в нормальных, а  не  то
что в подводных условиях.
   Кто же ему поверит?
   Никто.
   Разве что Морская Черепаха.
   Вот еще один нашелся авторитет - ни рыба ни  птица.  Не  хватало  еще
спрашивать у пресмыкающихся, где и как можно летать.
   Кто-нибудь может сказать и так, но это будет несправедливо по отноше-
нию к Морской Черепахе.
   Конечно, Черепаха - не птица. В то далекое время, когда пресмыкающие-
ся становились птицами, предки Черепахи предпочли не расставаться с зем-
лей, и она навсегда осталась пресмыкающейся.
   Если бы не предки, Черепаха могла бы стать птицей.
   Как Пингвин.
   Правда, Пингвин разучился летать, он теперь не такой, как другие пти-
цы, но он все же остался птицей и его никто не назовет пресмыкающимся.
   Потому что он успел выйти в птицы. Сначала вышел в птицы, а потом уже
перестал летать.
   То есть, по воздуху перестал летать.
   А в воде он - летает.
   Другое птицы этому не поверят. И рыбы этому не поверят. Все они  счи-
тают, что летать можно только по воздуху.
   А Морская Черепаха этому верит.
   Потому что она сама летает под водой.
   Можете смеяться.
   Предки Черепахи не стали птицами, они предпочли и дальше пресмыкаться
на земле, и это было очень обидно и огорчительно для Черепахи. Она пони-
мала, что время упущено, что теперь уже ни одно  пресмыкающееся  никогда
не станет птицей...
   А ей хотелось летать.
   Ей так хотелось летать!
   И тогда она вернулась в море, чтобы стать Морской Черепахой.
   Она вспомнила, что предки ее предков плавали в море, а  не  пресмыка-
лись на земле, и она вернулась в море.
   Только она там не плавает, она летает.
   Обрати внимание, как она машет своими ластами.
   Как крыльями Пингвин.
   Они оба летают в воде, как птицы летают в небе.
   Но Пингвин все же птица, ему положено летать - хотя бы в воде.
   А Черепаха... Ведь она - пресмыкающееся, ей положено пресмыкаться  на
земле, это ей завещали предки.
   А она не захотела.
   Она захотела летать.
   Пусть хоть под водой, но летать.
   Вместо того чтоб прятаться за спиной предков.
   Понимаешь, в чем тут дело? В жизни  главное  зависит  от  нас.  Самое
главное зависит от нас, а совсем не от предков.
   Стоит только захотеть - и ты будешь летать. Может быть,  даже  лучше,
чем Черепаха.


   ПОЧЕМУ У ЗМЕИ ТАКАЯ ДЛИННАЯ ШЕЯ?

   Замечательная у змеи шея. Самая длинная из всех шей на земле. И самая
гибкая из всех шей на земле. Она может сворачиваться клубком, может  за-
вязываться узлом, а может вытягиваться так, как не  вытянется  даже  шея
жирафа.
   А какая вместительная у змеи шея! В ней помещается и желудок, и пище-
вод, и сердце, и легкие, и все остальные внутренние органы змеи.
   Ты видел когда-нибудь такую шею?
   Шею, в которой бьется сердце, дышат легкие и желудок переваривает пи-
щу...
   Конечно, не видел. И не увидишь никогда.
   Потому что такой шеи не бывает на свете.
   Ни у кого не бывает.
   И даже у самой змеи.
   Ты спросишь: как же так?
   А вот так.
   То, что у змеи тебе кажется шеей, на самом деле совсем не шея. На са-
мом деле это - сама змея.
   Просто сама змея похожа на длинную, гибкую шею.
   А шеи у змеи нет. Совершенно нет. Как тебе это нравится?
   Посмотришь на нее - она как будто вся состоит  из  шеи.  Из  длинной,
гибкой, замечательной шеи. А узнаешь ее поближе - оказывается, шеи-то  у
нее и нет.
   Впечатление бывает обманчивым.
   Нередко того, что выставляется напоказ, как раз и нет на самом деле.
   Поэтому ничего не выставляй напоказ. Ни силу свою, ни знания - ничего
не выставляй напоказ.
   Иначе будешь походить на змею, которая выставляет напоказ свою шею.


   МОГУТ ЛИ У ЛЬВА БЫТЬ УШИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ У ЗАЙЦА?

   Это очень интересный вопрос.
   У Льва все больше, чем у Зайца: и голова больше, чем у Зайца, и туло-
вище больше, чем у Зайца, и даже хвост больше, чем у Зайца.
   А уши - меньше.
   Уши - это единственное, в чем Лев уступает Зайцу. Уши у Зайца больше,
чем у Льва.
   Ты догадываешься, почему?
   Потому что Зайцу очень важно слышать, когда за ним  гонятся,  а  Льву
это не важно. Потому что, кто же за Львом погонится? Уж не Заяц ли?
   Это я спрашиваю в шутку.
   И все же: бывают ли такие львы, у которых уши больше, чем у Зайца?
   И бывают ли такие зайцы, у которых уши меньше, чем у Льва?
   Легче всего ответить: не бывают.
   Но мы не пойдем по этому легкому пути: когда идешь по  легкому  пути,
чаще всего приходишь не туда, куда нужно.
   Мы ответим иначе: смотря какой Заяц и смотря какой Лев.
   Бывают зайцы, у которых уши такие маленькие, что их почти и вовсе  не
видно.
   Ты не встречал таких зайцев?
   Не встречал, потому что ищешь их в отряде Зайцеобразных.
   А ты попробуй поискать их в другом отряде. Например, в отряде  Ласто-
ногих, в семействе Настоящих Тюленей.
   Ну, как?
   Вот и нашелся Заяц, Морской Заяц, у которого ушей почти совсем не ви-
дать.
   Ты скажешь: разве можно сравнивать Льва из отряда  Хищных  с  Морским
Зайцем из отряда Ластоногих?
   А почему его можно сравнивать с Зайцем из отряда Зайцеобразных?  Ведь
это же тоже другой отряд.
   Тем более что Ластоногие и Хищные  -  родственники.  Ластоногие  сами
произошли от Хищных, и если судить по родственным отношениям, то Морской
Заяц ближе Льву, чем самому Зайцу.
   Так же, как Морская Корова ближе Слону, чем обычной Корове.
   Морская Корова из отряда Сирен ничего общего не имеет  с  Коровой  из
отряда Парнокопытных, но много общего имеет со Слоном из  отряда  Хобот-
ных.
   Потому что у них общий предок - Эотерий. Ты не слыхал об Эотерий? Это
потому, что он жил очень давно.
   Вот и получается, что Морской Заяц родственник и Льву, и  Медведю,  и
даже Волку, хотя с Волком у Зайца давно испорчены отношения.  Но  это  у
обычного Зайца, а не у Морского.
   Впрочем, если ты не хочешь сравнивать Морского
   Зайца со Львом из отряда Хищных, давай сравним его со Львом  из  того
же отряда Ластоногих. Ты думаешь, в отряде Ластоногих нет своего Льва?
   Есть здесь и свой Лев. Морской Лев, из семейства Ушастых Тюленей.
   Как тебе это нравится?
   Морской Заяц - не из семейства Ушастых Тюленей, а Морской  Лев  -  из
семейства Ушастых Тюленей.
   Так у кого же здесь больше уши: у Зайца или у Льва?
   Вот и нашли мы Льва, у которого уши больше, чем у Зайца. И  Зайца,  у
которого уши меньше, чем у Льва. Совсем маленькие уши. Такие, как у Сло-
на.
   Знаю, знаю, ты сейчас возразишь, что у Слона уши очень большие. Прав-
да, они не торчат, как у Зайца, потому что им совсем не нужно быть наче-
ку, но все равно они очень большие.
   Но это смотря у какого Слона.
   Если у Слона из отряда Хоботных, так у него и вправду большие уши.  А
если у Слона из отряда Ластоногих, у Морского Слона?
   Ведь он же, как и Морской Заяц, принадлежит к семейству Настоящих Тю-
леней, не Ушастых, а Настоящих Тюленей.
   Поэтому уши у него, как у всех Настоящих Тюленей, маленькие.
   Ты видел когда-нибудь, чтобы Заяц и Слон принадлежали  к  одному  се-
мейству?
   Это можно увидеть только в отряде Ластоногих.
   Здесь Заяц и Слон живут в одном семействе и общаются между собой, как
близкие родственники. И Заяц приходит  к  Слону  совершенно  запросто  и
спрашивает его, как равного:
   - Ну, что, братец Слон, живешь?
   И Слон отвечает ему:
   - Как видишь, живу, братец Заяц.
   Потом они усаживаются рядышком и начинают решать свои семейные дела.
   И Заяц не щеголяет своими ушами, потому что уши у него, как и у  Сло-
на, маленькие, а Слон не щеголяет своим хоботом, потому что хобота у не-
го, как и у Зайца нет. У них есть только то, что положено иметь  Настоя-
щим Тюленям.
   Как хорошо, что мы не пошли с тобой по легкому пути! Иначе мы до  сих
пор считали бы, что уши у Льва никогда не могут быть больше, чем у  Зай-
ца.
   А так мы знаем: могут.
   Только не в отряде Хищных и не в отряде  Зайцеобразных,  а  в  отряде
Ластоногих, в котором есть и зайцы, и львы, и слоны, и даже котики.
   Правда, морские - и котики, и зайцы, и львы, и слоны.
   Вот что значит - не идти по легкому пути. Когда не идешь  по  легкому
пути, тогда очень многое можно узнать.
   А когда идешь по легкому пути, то, конечно, ничего не узнаешь.


   ЗАЧЕМ БАРАНУ РОГА?

   Ходит Баран по горам, закинув на спину рога, как альпинист  с  рюкза-
ком. Чем выше горы, тем больше рога у Барана.
   У баранов, которые на равнине живут, рога легонькие, а у него, у  вы-
сокогорного, огромные, двухпудовые. И такую тяжесть таскать на голове!
   Так всю жизнь и таскается Баран со своей ношей.
   У альпиниста в рюкзаке предметы первой необходимости, провизия на до-
рогу. А что в этих рогах? Какой толк в этих рогах?
   Молчит Баран. Не хочет отвечать на вопросы.
   Оно и понятно: попробуй отвечать на вопросы, когда на голове  у  тебя
такой груз. Тут не то что собраться с мыслями, а хоть бы голову на  пле-
чах удержать.
   Молчит Баран.
   Другим приходится отвечать за Барана.
   Другие говорят разное,
   - Это у него рога для равновесия, - говорят одни. - Когда прыгаешь по
горам, очень трудно сохранить равновесие. Вот он и балансирует. Рогами.
   Другие говорят:
   - Это чтоб не так больно падать. Упадешь на рога,  они  спружинят,  а
тебе ничего. Чем длиннее и массивней рога, тем удобнее на них падать.
   Третьи говорят:
   - Рога - это для самозащиты. Встретишь какого барана с рогами, как же
тут быть без рогов? А так - встретились, стукнулись, разошлись - и нико-
му не обидно.
   Очень дельные, разумные объяснения, каждое  посвоему  справедливо.  И
для самозащиты, и для равновесия, и чтоб не так  больно  падать,  -  для
всего этого нужны рога, тут без рогов не обойтись.
   Особенно, конечно, Барану.
   Но давайте послушаем, что скажет Баран. Теперьто он  не  станет  мол-
чать, услышав такие противоречивые мнения.
   - Все это частности, - говорит Баран. - И верные, и справедливые,  но
всего лишь частности. Главное не это. Я хожу с рогами  потому,  что  мне
так легче дышать. Чем больше рога, тем мне легче дышать.
   - Ну, Баран, ты скажешь! При чем тут рога? Разве ты дышишь рогами?
   Баран вздохнул от такого непонимания. И вздохнул, конечно же, не  ро-
гами.
   - Я дышу не рогами, я дышу легкими. А по организму  кислород  у  меня
разносится кровью. А кровь у меня вырабатывается в костном мозгу.  Сооб-
ражаете? - Баран потряс рогами, поощряя всех получше соображать.  -  Чем
выше поднимаешься в гору, тем разреженней воздух, то есть тем  меньше  в
нем кислорода и тем больше требуется крови, чтоб разносить кислород. По-
тому что его приходится разносить маленькими порциями.
   - Но при чем тут рога?
   Баран покачал рогами, удерживая равновесие. Трудно удержать  равнове-
сие, когда тебя не понимают.
   - Еще раз объясняю: мне нужно много крови, чтоб разносить кислород. А
кровь у меня вырабатывается в костном мозгу,  значит,  мне  нужно  много
мозгов для выработки крови. Вот эти самые мозги у меня  в  рогах.  Когда
поднимаешься в гору, где воздух так разрежен, хорошо иметь с собой запа-
сы мозгов. Чем выше поднимаешься, тем больше нужно иметь мозгов.
   Вот они какие, бараньи рога! Куда до них альпинистским рюкзакам с  их
предметами первой необходимости и провизией на дорогу. Оказывается, рога
у Барана - хранилище бараньих мозгов.
   А ведь мозги, об этом не следует забывать,  это,  в  сущности,  самая
первая необходимость.


   ПОЧЕМУ СТРАУС НЕ ЛЕТАЕТ?

   Если тебе придется когда-нибудь встретиться с Зеброй, ты, пожалуйста,
задай ей вопрос: почему Страус не летает?
   Зебра ответит не сразу. Она сделает  вид,  будто  не  знает  никакого
Страуса. Но ты ей тогда скажи:
   - Страус - это самая крупная птица на земле. У него такие длинные но-
ги, что он может шагнуть ими на пять метров. И перьев у него не  меньше,
чем у других птиц. Почему же он не летает?
   Зебра сделает вид, будто она понятия не имеет, почему Страус не лета-
ет. Дескать, это не ее дело, кто из птиц летает, а кто не летает, потому
что она, Зебра, не птица, а животное из класса млекопитающих.
   Но ты ей напомни, что Страус живет в ее  стаде  и,  высоко  вытягивая
шею, первым предупреждает зебр об опасности. Может быть, он потому и  не
летает, чтобы не улетать со своего поста? Потому что если он улетит, кто
же будет предупреждать зебр об опасности?
   Конечно, если бы зебры летали, Страус бы тоже  летал,  -  потому  что
ведь и в небе кто-то должен предупреждать об опасности. Но зебры не  ле-
тают - как же их сторож может летать?
   Зебре станет стыдно. Мало того, что она сама не летает, так еще  вдо-
бавок из-за нее не летает птица, которой положено летать. Правда, у пти-
цы этой слабо развиты крылья и нет некоторых других летательных  приспо-
соблений, но - кто знает? - может быть, если бы Зебра летала, Страус  бы
тоже летал?
   И опустит Зебра свою полосатую голову и будет долго  молчать,  прежде
чем тебе ответить. Придется подождать, пока  Зебра  ответит.  Подождать,
пока Зебра научится говорить.



   Постников В.
   Приключения Вахмурки и Мухмурки

   OCR Палек, 1998 г.

   ГЛАВА 1 ВОЛШЕБНЫЕ ЧАСЫ

   В лесу на поляне стоял маленький домик, а в нем  жили  два  маленьких
мужичка. Вот этого, который спит под красно-белой периной, зовут Мухмур-
ка, а того, который спит под сине-белой периной, зовут Вахмурка.
   Но можно сказать о них и по-другому. Из двух  мужичков  Мухмурка  был
самый тоненький, а Вахмурка - самый толстый.
   Или совсем иначе можно сказать. Пусть каждый из вас представит их се-
бе какими угодно, только не одинаковыми.
   У мужичков в избушке висели на стенке  и  тикали  часы.  Но  с  одной
стрелкой. А на циферблате были написаны такие  слова:  "Лето",  "Осень",
"Зима" и "Весна".
   Однажды, когда единственная стрелка подошла к "Весне",  Мухмурка  сел
на своей кровати и сказал:
   - Вахмурка, вставай!
   - Не хочется, - зевнул Вахмурка, натягивая синебелую перинку себе  на
голову. Мухмурка открыл ставни и посмотрел на лесную поляну.
   - Уже весна! - радостно сказал он.
   - А кто в этом виноват? - проворчал Вахмурка. - Вот эти часы  винова-
ты.
   - А в лесу так хорошо! - радовался Мухмурка.
   - Не уговаривай. Ни за что не встану, пока не потянусь хорошенечко, -
ответил Вахмурка.
   Он потягивался  и  потягивался,  и  так  долго,  что  нечаянно  задел
единственную стрелку. Она закачалась, завертелась, и вокруг, сами по се-
бе, стали чередоваться весна, лето, осень и зима. То  солнышко  светило,
то снег падал, то гроза гремела и дул ветер.
   - Ну, какой ты неловкий! - возмутился Мухмурка.
   А в комнате в эту минуту стало так холодно, что единственная  стрелка
замерзла и перестала двигаться. Мухмурка мгновенно спрятался под  перин-
ку, а Вахмурка не успел, и у него  начался  ужасный,  прямо-таки  жуткий
насморк. Он чихнул, как из ружья, снова чихнул, едва успев сказать: "Они
во всем виноваты! Они..." После этих слов Вахмурка сорвал со стенки часы
и швырнул их в окно, в снежный сугроб. Мухмурка очень испугался.
   - Теперь они окончательно сломаются и на всем свете будет всегда одна
зима! - сказал Мухмурка.
   Вахмурка хотел на это что-нибудь ответить, но у  него  начался  такой
невероятный чих, что даже домик задрожал и снег начал падать с крыши.
   Отважный Мухмурка выскочил из домика. Он искал в сугробе часы, но  их
нигде не было. Наверное, часы обиделись и укатились  по  снегу  прямо  в
лес. Мухмурка позвал тихонько и ласково: "Тиктак, тик-так, тик-так..."
   И что вы думаете? Часы вдруг отозвались откуда-то  сверху:  "Тик-так,
тик-так"... Мухмурка посмотрел на высокое дерево, а там на  ветке  сидит
Филин Серое Ушко, держит в лапах часы и смотрит на них.
   - Верни, пожалуйста, нам часы, - попросил Мухмурка.
   - Ты внизу, а я наверху, не могу я тебе их вернуть, - ухнул Филин.
   - Это наши часы, - уговаривает Мухмурка.
   - Кто их держит, тому они и принадлежат, - ответил Филин.
   - Ты не умеешь с ними обращаться!
   - Умею, - ухнул Филин и начал крутить стрелку назад.
   И тогда началось необыкновенное: зима сменилась осенью, осень  летом,
лето весной. Потом снова зима, осень, лето, весна. И снова зима,  осень,
лето, весна. Словом, все наоборот.
   Снег летел обратно в облака, прошлогодние листья поднимались на дере-
во, одно мгновение зеленели, потом превращались в  почки.  Птицы  летели
хвостиками вперед, потом становились птенчиками, садились на гнезда, за-
тем исчезали в яичных скорлупках. Солнце бежало по небу тоже в  обратную
сторону. Дождь вылетал из травы к солнцу.
   - Тебя невозможно уговорить, - рассердился Мухмурка. - Ты  никого  не
слушаешь!
   - И не послушаю!
   Тогда Мухмурка вернулся в домик за Вахмуркой, вытащил его из  постели
и направил носом точно в сторону Филина. Вахмурка минуточку  втягивал  в
себя воздух, потом три раза чихнул, громко-громко, совсем как из ружья.
   Филин от испуга уронил часы, Мухмурка подхватил их и принес домой. Он
повесил часы на стенку и пустил так, чтобы они больше  не  показывали  с
пятого на десятое.


   ГЛАВА 2 ГРУСТНАЯ ФЕЯ

   Однажды ранней весной, когда морозы начали прятаться в  лесной  чаще,
Мухмурка увидел маленькую фею. Она стояла у родника, покрытого льдом,  и
горько плакала. Это была родниковая Фея. Такие феи живут в лесных родни-
ках. И если в этой сказке нашелся маленький родник, почему  бы  рядом  с
ним не появиться маленькой лесной Фее?
   Грустная Фея вытерла кулачком слезы, топнула ножкой об лед и сказала:
   - Я не могу вернуться домой! Вышла на минутку поискать подснежники, а
мороз в это время накрыл родничок ледяным стеклышком.
   - Я помогу тебе, - сказал Мухмурка и стал бить каблуком об  лед,  как
молотком. Лед зазвенел, но даже не потрескался. Маленькая Фея  заплакала
пуще прежнего.
   - Перестань плакать. Платье от слез у тебя вымокнет и начнется  прос-
туда! Я приведу Вахмурку, и мы вдвоем откроем ледовую дверку. Если бы ты
знала, какие у него крепкие подковки на башмаках!
   Он сбегал за Вахмуркой. Вахмурка надел свои замечательные  башмаки  с
крепкими железными подковками и пошел к лесному роднику следом  за  Мух-
муркой.
   Фея плакала. Слезы падали на лед и звенели, как маленькие  стеклянные
бусы. Динь-бом, динь-бом!
   - Мне тебя очень жаль, - сказал Вахмурка, - но я не  умею  ходить  по
льду, он такой скользкий. Ой, упаду! Ай!
   - Не упадешь, я тебя крепко держу. Стукни один раз подковкой об  лед,
он расколется на мелкие части, вот увидишь.
   И Вахмурка ударил подковкой об лед одним башмаком, другим, но крепкий
лед нисколько не потрескался, только звенел, как звенят иногда окошки  в
доме.
   - Не так надо колотить, а так, - заметил Мухмурка.
   Он отпустил Вахмурку и топнул ногой, но лед на роднике  только  звяк-
нул, но не треснул.
   - Кажется, я падаю! - закричал Вахмурка.
   И правда, он в ту же секунду шмякнулся на лед.
   - Мне показалось, - перестала плакать Фея, - что лед хрустнул.
   - Мне тоже показалось, - сказал Мухмурка. - Мы станем бить его вместе
с Вахмуркой... Не надо лежать на льду, можно очень сильно простудиться.
   Мухмурка помог Вахмурке подняться, взял его крепко за руку и  скоман-
довал:
   - Раз-два-три!
   Они крепко топнули башмаками об лед, но ледовое стеклышко сияло,  как
будто никто по нему не колотил. Фея снова заплакала, и снова  покатились
по льду круглые бусы. Это замерзали, падая, слезы.
   - Я никогда, никогда не попаду к себе домой!
   - Да что же это! - возмутился Мухмурка. - Неужели не расколется?!
   Он сердито хлопнул себя по коленкам, а Вахмурка, лишенный всякой под-
держки, воскликнул: "Ой, падаю, ай!" Бам!!! Он шлепнулся на лед, и  всем
показалось, будто родниковый лед хрустнул.
   - Если еще немного постучать каблуком, то он треснет, -  сказал  Мух-
мурка.
   - Я не знаю, когда он расколется, - сказал Вахмурка, -  но  голова  у
меня, кажется, уже треснула. Две шишки для нее многовато, поэтому я убе-
гаю домой.
   Вахмурка вскочил, но опять поскользнулся и грохнулся на голубой лед.
   Плюх! Трах!!! Это лед под ним раскололся на мелкие кусочки.  Мухмурка
едва успел поймать Вахмурку за воротник и вытянуть его на берег.
   - Ах, я вам так благодарна, - улыбнулась Фея. - До свидания,  большое
вам спасибо!
   Она скользнула в родник. Туда, где ожидал ее уютный домик  из  мягкой
речной травы...


   ГЛАВА 3 ВОЛШЕБНЫЕ ЯГОДЫ

   Была весна, а Вахмурка снова чихал и никак  не  мог  от  этого  изба-
виться. Он промок в роднике, помогая маленькой Фее вернуться домой.
   - Тебя можно вылечить отваром из ягод шиповника. Мы найдем кусты  ши-
повника, сорвем ягоды и сварим тебе из них душистый чай. Около дома нет,
наверное, ни одной ягоды шиповника, потому что кусты все  голые.  Пойдем
искать в другом месте, - позвал Вахмурку Мухмурка.
   - Но разве когда-нибудь весной бывают ягоды шиповника?
   Они пошли по тропинке в лес, а Вахмурка  чихал  или  скрипел  зубами,
чтобы не чихнуть. Вдруг они заметили, как над лугом  поднимается  легкий
дымок.
   - Наверное, там тоже кто-нибудь варит шиповниковый чай, - сказал Мух-
мурка. - Бежим туда и попросим одолжить нам одну ягодку.
   Вахмурка все время искал ровную дорогу, чтобы не споткнуться и  неча-
янно не чихнуть. Мухмурка торопил его скорее увидеть хозяина дома, отку-
да вился дымок.
   Но хозяином дома, стоящего среди луговых ромашек, был очень  рассуди-
тельный, очень важный суслик Бурлик. Он окуривал дымом пчелиные соты  на
своей пасеке.
   - Проходите! - закричал он. - И чтобы я вас больше не видел. Кыш  от-
сюда! Не хватает мне, чтобы ты, Вахмурка, своим чиханьем всех моих  пчел
распугал.
   - Какой он сердитый, - удивился Вахмурка. - Ааапчхи! - Суслик  Бурлик
от неожиданности уронил дымовую плошку, и  одна  сердитая  пчела  больно
укусила своего хозяина в нос.
   - Я так и знал! - закричал Бурлик. - Я говорил!
   - Лучше пойдем вон туда, где зеленый лесной пруд, - сказал Мухмурка и
поспешил к пруду.
   Около него рос мохнатый зеленый камыш, в котором запуталась еле види-
мая дымка тумана. Вода в пруду булькала пузырьками, они лопались на  по-
верхности, как лопаются пузырьки в чайнике или в кастрюльке, если  варят
в них ароматный шиповниковый чай. В этом пруду жил Водяной по имени  Ки-
булька. Он и в самом деле готовил в кастрюльке  особое  варево.  Не  ка-
кой-нибудь шиповниковый чай, а свежий утренний холодный туман.
   - Эй! Вахмурка! - закричал Кибулька из тумана. - Если  ты,  негодный,
чихнешь мне в кастрюльку, я тебя утоплю! Буль-буль!
   Так он всегда говорил, когда очень сердился. А  когда  не  очень,  то
шуршал камышом. Шур-шуршур!
   Но если Вахмурку просили не чихать, ему, как нарочно,  хотелось  чих-
нуть еще больше. Вахмурка чихнул. Водяной подпрыгнул, нечаянно  перевер-
нул свою кастрюльку и туман из нее вытек.
   - Эй, Вахмурка! Где ты? - крикнул Кибулька. - Иди сюда, я тебя  утоп-
лю! Буль-буль! Где ты? Буль-буль-буль И!
   Вахмурка и Мухмурка сами не знали, где они, поскольку  заблудились  в
этом тумане. Они шли направо и налево, блуждали во все стороны и кричали
один другому: "Ау-у!" Вернее, кричал один Мухмурка, а Вахмурка  чихал  в
тумане и поэтому никак не мог потеряться.
   - Аа-апчхи!
   - Ау!
   - Аа-а-а-а-апчхи!!!
   - А-у-у-у!
   И так до тех пор, пока Мухмурка на что-то не наткнулся. Он ощупал ру-
ками, попытался разглядеть этот предмет и догадался, что это  было  кры-
лечко их собственного дома!
   - Оказывается, мы так долго блуждали, что наконец добрались до  своей
светелки, - удивился Мухмурка.
   - Не может этого быть! А-а-апчхи! - ответил Вахмурка.  -  Наш  дом...
невероятно... а-а-пчхи! Разве было вокруг него столько розовых цветов на
кустах?! А-а-апчхи!
   - Это шиповник расцвел! - воскликнул Мухмурка. - У самого дома -  ши-
повник! Если бы на нем была хоть одна ягодка!  Одна-единственная,  крас-
ная-прекрасная.
   Только он это сказал, как из тумана появилось оранжевое солнце, яркие
лучи его осветили поляну, дом, шиповниковый куст, и все увидели  чудо  -
парочку спелых оранжевых ягод на ветке шиповника.
   Вахмурка громко чихнул от удивления. Одна ягода,  как  подстреленная,
упала с ветки прямо в подставленную Мухмуркой шляпу.
   Потом они варили чай от насморка. И пока чай  закипал,  Вахмурка  изо
всех сил старался не чихать, боялся нечаянно задуть огонь в очаге.


   ГЛАВА 4 ФОНАРИК СВЕТЛЯЧКА

   Однажды Мухмурка и Вахмурка встретили знакомого светлячка.
   - Я бы к вам пошел в услужение, - говорит Светлячок.  -  У  вас  дома
темно, а я бы вам светил.
   - Сколько за это надо платить? - спросил практичный Вахмурка.
   - Немного. Надо каждое утро говорить мне "спасибо", вот и вся  плата.
Подвесьте к потолку ветку папоротника, я сяду на нее и буду светить, как
лампочка.
   Они так и сделали. Подвесили ветку папоротника, Светлячок сел на  нее
и начал светить. Он светил весь вечер. Утром два  мужичка  поблагодарили
его, а днем он крепко уснул на своей душистой ветке.
   И так было несколько дней, пока однажды, после обеда, Вахмурка не за-
думал посмотреть, чем же это Светлячок светит? Как у него свет устроен?
   Он встал на табурет и чиркнул спичкой. Светлячок от  испуга  заморгал
глазами и уронил маленький фонарик на пол. Фонарик покатился под кровать
и попал в тесный темный угол, что никто не мог его достать ни рукой,  ни
ногой, ни даже длинным прутиком.
   - Что же ты, Вахмурка, сделал? - жалобно сказал Светлячок. - Я никог-
да не смогу теперь светить. Без меня мой чудесный фонарик угаснет, я без
него пропаду... Когда наступают летние светлые ночи,  я  лечу  на  синие
лесные поляны собирать лунные блестки для фонарика и летаю вместе с ним,
и никогда не разобьюсь на лету о крепкое дерево, о лесную корягу, не за-
путаюсь в густой высокой траве. Больше никто не поможет мне  светить.  Я
без него погибну! - И Светлячок улетел от мужичков в лес. А  Вахмурка  и
Мухмурка, огорченные, остались дома. В светелке было неуютно и  грустно.
И какая, в самом деле, может быть светелка, если в ней больше  никто  не
светит? Коли вам кто-нибудь когда-нибудь немножко светил,  очень  трудно
бывает снова привыкать к потемкам. Поэтому никто не  знает,  сколько  бы
они грустили, но тут в дверь постучали и в дом влетел  сосед,  мохнатый,
как ольховая сережка, шмель Жумбурка со своим контрабасом. На нем он иг-
рает, когда в солнечный день летает над клеверным лугом:
   Жжу-жу-жу, жжу-жу-жу,
   Я летаю, не хожу.
   Жжу-жу-жу, жжу-жу-жу.
   Сок медовый нахожу...
   - Позвольте мне, дорогие соседи, переночевать у  вас.  Моя  квартира,
как нарочно, протекла, и я боюсь, как бы от воды не испортился мой  уди-
вительный контрабас, - попросил он хозяев дома.
   - Переночевать, конечно, можно, сказал Вахмурка, - но я  бы  в  такой
темный дом ночевать не пошел.
   - Кто это вам сказал, будто у вас темный дом? - удивился Жумбурка.
   - У нас было так светло по вечерам, но  мы  нечаянно  испортили  све-
тильничек у доброго Светлячка. Он обиделся и улетел, а  фонарик  в  щель
провалился, достать его нет никакой возможности. В доме, где такие ужас-
ные щели в полу, я бы ночевать не остался.
   - Кто это вам сказал, что фонарик невозможно достать? Я в таких  цве-
тах медовый сок добываю, куда никто забраться не может -  ни  пчелы,  ни
осы. Где ваш фонарик? Под кроватью?
   Жумбурка деловито приставил контрабас к стене, шмыгнул под кровать  и
тут же выбрался изпод нее вместе с потухшим фонариком.
   - Какая беда! - вздохнул Мухмурка. - Никто, кроме Светлячка, не суме-
ет найти для фонарика лунные блестки, а фонарика у него нет,  и  сам  он
пропал неизвестно куда.
   - Рано утром я полечу со своим контрабасом на луг и буду  играть  пе-
сенку о том, что фонарик нашелся. Кто-нибудь услышит и  расскажет  Свет-
лячку, и он вернется к вам с лунными блестками. А теперь нужно как  сле-
дует выспаться. Я, пожалуй, улягусь на твою постель, Вахмурка. Раз  тебе
в темноте не спится, раз тебе в доме, где щели в полу, не спится, можешь
ночью посидеть у окна.
   Когда Жумбурка и Мухмурка уснули, Вахмурке очень захотелось потрогать
струны удивительного контрабаса. Он и потрогал. И струны,  конечно,  тут
же лопнули.
   Мухмурка выглянул из-под своей красно-белой перины, увидел, что  нат-
ворил Вахмурка, и рассердился.
   - Почему ты, Вахмурка, все время делаешь глупости? Я просто не  пони-
маю, как у тебя все время так получается?
   - Я нечаянно, - шепотом признался Вахмурка. - Не сердись. Пока  шмель
не проснулся, я натяну вместо струн веревочку, он даже не заметит и ни о
чем не догадается.
   Он и в самом деле приладил к контрабасу веревочку.
   Утром Жумбурка встал раньше всех, выскочил из дома, умылся прохладной
утренней росой, взял свой удивительный контрабас и полетел на  луга.  Но
как только он провел смычком по струнам, контрабас издал такой противный
скрипучий звук, так заревел, что бедный Жумбурка шлепнулся на  землю,  а
цветы вокруг поникли, как в очень пасмурный хмурый день, - так  напугала
их непривычная музыка.
   "Это Вахмурка! Это он! Больше некому! - догадался  Жумбурка.  -  Чтоб
его дикие осы покусали! Чтоб его ночью комары заели! Я не могу без конт-
рабаса петь мои луговые песенки!"
   - Но если бы ты не упал сюда, - услышал он вдруг печальный  голос,  -
кто рассказал бы тебе, какую недобрую шутку сыграл со мной глупыйпреглу-
пый Вахмурка? Он испортил мой светильник, и я теперь похож на всех обык-
новенных жуков, поэтому ты меня сразу и не заметил.
   - Прости, я тебя не узнал. Неужели ты Светлячок? Тот  самый,  который
голубой звездочкой носится над лугом, когда я укладываюсь вечером спать?
- удивился Жумбурка.
   - Видишь, каким я стал невзрачным и сереньким? - вздохнул  Светлячок.
- Никогда не летать мне по ночам над мягким лугом, больше нет у меня фо-
нарика.
   - Я нашел твой фонарик под кроватью у Вахмурки. Но зачем он тебе, та-
кой бесполезный? Фонарик давно погас.
   - Ты нашел! - обрадовался Светлячок. - Спасибо тебе, дорогой  Жумбур-
ка. Я соберу ночью лунные блестки, насыплю их в  светильник,  и  у  меня
снова будет фонарик. Скорей бы настала ночь! Я не могу лететь к Вахмурке
при таком ярком свете.
   - А я не могу жить без моего контрабаса, - ворчал обиженный Жумбурка.
   Тут на краю луга появились Вахмурка и Мухмурка. Вахмурка нес фонарь и
кричал на всю округу:
   - Ау! Светлячок! Мы достали фонарик! Ау! Где же ты?
   - Я здесь! Я здесь!
   - Бери свой фонарик, - сказал Мухмурка, - и, пожалуйста,  не  сердись
на Вахмурку: он просто любопытный.
   А потом и ночь подошла. Над лугом поднялась  яркая  луна.  Сверкающие
блестки разлетелись по всему лугу, листьям и траве.  Ликующий  Светлячок
набрал их полную пригоршню, положил сколько надо в светильник, и фонарик
засиял, как звездочка.
   - Охо-хо, только мне одному никто не поможет, - ворчал Жумбурка.
   - Что ты! - воскликнул Светлячок. - Я выручу тебя!
   Он подобрал новую пригоршню блесток и начал их растягивать  в  тонкие
лучики.
   - Такие струны тебе подойдут? Послушай, как они звучат! Натяни их  на
свой контрабас. У тебя никогда не было таких струн!
   Жумбурка натянул новые струны, провел по ним смычком, и все  услышали
такую необыкновенную музыку, словно сама ночь надумала позвенеть тонкими
лунными струнами.


   ГЛАВА 5 ТАИНСТВЕННОЕ ЗЕРНЫШКО

   Мухмурка и Вахмурка сидели в палисаднике около дома и грелись на сол-
нышке. Оно посмотрело на них искоса и под пролетающей белой тучки и ска-
зало:
   - У вас такой вид, словно вы оба задумались и неизвестно  что  хотите
придумать.
   - В самом деле, - кивнул Мухмурка, - мы хотим, чтобы около дома вырос
цветок, но у нас нет семян.
   - А это что, разве не семечко?
   Солнышко протянуло тонкий луч в укромную тень за  домом.  Там  лежало
одно семечко, сонное, как малыш, которого будят, а он  совсем  не  хочет
просыпаться.
   - Верно! Семечко! - сказал Мухмурка.
   - Но мы не знаем, что это, - заметил практичный Вахмурка. - Не  поса-
дить бы чертополох или кусачую крапиву.
   - Семечко, не будете ли вы так добры ответить нам, кто вы? -  спросил
вежливо Мухмурка. - Нет ли в характере у вас  чего-нибудь  колючего  или
кусачего?
   Семечко лениво потянулось и гордо сказало:
   - Я вербаскум.
   Мухмурка и Вахмурка не поняли, что это значит. Некоторые очень  любят
важничать, и семечко назвало себя по-латыни - "вербаскум".
   - С этим Вербаской надо как можно обходительней, - догадался  Вахмур-
ка.
   Он каблуком продавил ямку в земле, а Мухмурка бережно посадил  в  нее
семечко. Потом они ходили вокруг, поливали землю  из  кастрюльки  водой,
напевая такую песенку:
   Нам воды не жалко,
   Вырасти, Фиалка,
   Не расти, колючка!
   Не расти, кусалка!
   Вырастай, пожалуйста,
   Прекрасная Фиалка!
   Когда они в третий раз так повторили свою песенку, перед  ними  вдруг
начала подниматься горка земли.
   - Растет! - обрадовался Вахмурка.
   - Неужели? - удивился Мухмурка.
   Горка пошевелилась, пошевелилась и вдруг из нее вылетело  семечко,  а
потом выглянул очень сердитый червячок и закричал:
   - Да чтоб вас птички склевали, негодные! Вы все время топаете  ногами
над моей головой, да еще всю мою квартиру залили водой, окаянные! Тьфу!
   - Разве можно бросать Вербаску?! - возмутился Вахмурка. - Это же  сам
Вербаска!
   - Я тебе покажу вербаску! - пуще прежнего закричал сердитый червячок.
Он запустил семечко Вахмурке в голову и мгновенно скрылся в подземелье.
   - Ой, ой, ой! - закричал Вахмурка.
   - Мы теперь все по-другому сделаем, - произнес озадаченный  Мухмурка.
- Я проверну каблуком ямку, а ты посадишь семечко.
   Они так и сделали. Мухмурка продавил ямку в земле, а Вахмурка посадил
в нее семечко. Потом они снова полили его водой из  кастрюльки,  напевая
при этом:
   Нам воды не жалко,
   Вырасти, Фиалка.
   Не расти, колючка,
   Не расти, кусалка.
   Вырастай, пожалуйста,
   Прекрасная Фиалка.
   Семечко, наверное, даже и не думало вырастать.
   - Какое ленивое, - покачал головой Мухмурка и почему-то зевнул.
   - Этот Вербаска - обыкновенный соня, - зевнул Вахмурка и тут же  зас-
нул.
   - Не спи, кто же будет сторожить семечко? - потянул его за руку  Мух-
мурка и... тоже уснул.
   - Ну и садовники, - засмеялось на небе солнышко. - Надо их удивить. Я
согрею непослушное семечко, протяну к нему теплые лучи, оно к ним  потя-
нется, потянется, глядишь, и вырастет.
   Из темной земли выглянул маленький любопытный росток. Ухватился креп-
ко за тонкий лучик и потянулся, и потянулся,  и  засмеялся  так  весело,
будто он колокольчиком зазвенел, засиял от смеха,  расцвел  от  весенней
радости.
   - Это не фиалка! - удивилось на небе солнышко и прыснуло в  тучку  от
смеха. - Ты обыкновенный коровий цветок, луговая травка! Ой, не могу!
   - Тесе! Не выдавай меня, - прозвенел коровий цветок.
   - Где-то звенит?! - открыл глаза Мухмурка.
   - У меня в ухе звенит. Угадай, в каком? - спросонок потянулся Вахмур-
ка.
   - Наверное, наше семечко стало цветком! Послушай, как он чудесно зве-
нит. Но это не фиалка. Похоже на петушиный хвостик или на кисточку.
   - Да, не фиалка, - вздохнул Вахмурка. - Наверное,  какой-нибудь  вер-
баска.
   - Если он так славно звенит, я буду называть  его  бубенчиком,  а  не
вербаской, - сказал Мухмурка. - Он хочет водички!
   Они стали ходить вокруг цветка и поливать его свежей прохладной водой
из кастрюльки, напевая песенку:
   Это не ромашка!
   Это не фиалка!
   Все равно, для нее
   Нам воды не жалко!
   В стороне от них выглянул из-под земли  сердитый  червяк,  посмотрел,
послушал.
   - Тьфу! - сказал он и скрылся.


   ГЛАВА 6 ГЛУПАЯ КУКУШКА

   Однажды Вахмурка в большой задумчивости ходил вокруг  дома,  ходил  и
ходил, ходил и ходил. Всем было понятно: Вахмурка думает!
   - Интересно, - как бы сам себе сказал Мухмурка, - о чем это можно ду-
мать в такую славную погоду?
   - Я выдумываю часы. Не такие, как у нас, а чтобы из  них  выскакивала
кукушка и говорила нам "ку-ку", - важно пояснил Вахмурка.
   И вот, когда он придумал эти часы, Мухмурка и Вахмурка отпилили часть
ствола с дуплом, привесили к нему две шишки вместо гирек  и  маятник  из
ягоды шиповника, выложили циферблат лепестками ромашки,  а  стрелками  у
них стали две елочных иголки. На дупло Мухмурка приладил дверцу для  ку-
кушки.
   - Самое главное - кукушка, - с ученым видом сказал Вахмурка.
   Он мастерил кукушку из подходящего сучка и перьев, найденных под  ел-
кой, но у него сразу ничего  не  выходило,  вернее,  кукушка  получалась
очень взъерошенная.
   - Черт возьми, - сердился он. - Я не могу склеить пустяковую кукушку!
   Кукушка даже выскочила у него из рук, но Мухмурка поднял ее,  посадил
в дупло, закрыл дверцу, пустил  маятник  и  стал  ждать,  когда  большая
стрелка покажет тридцать минут.
   Еловая стрелка показала полчаса, дверца на дупле отворилась,  кукушка
выскочила и вдруг закричала совсем не то, чего хотели Мухмурка и Вахмур-
ка.
   - Черт возьми! Черт возьми! - прокричала глупая птица.
   - Какая невоспитанность! - возмутился Мухмурка.  -  Это  не  кукушка,
это, наверное, попугай.
   Надо скорее что-нибудь придумать незаметно для кукушки.
   Они тайком вышли из дома, чтобы на дворе подумать. А часы все тикали.
В положенное время дверца хлопнула, кукушка выглянула и невежливо  прок-
ричала:
   - Черт возьми! Черт возьми! Черт возьми!
   Но ей никто на это не ответил, никто  не  подпрыгнул  от  возмущения.
Вредная кукушка удивилась, поглядела вокруг, вылетела из дупла  и  стала
искать Мухмурку и Вахмурку, чтобы крикнуть им в ухо то же самое. Но Мух-
мурка и Вахмурка на дворе ковали медную петлю на дверцу кукушкиного  до-
мика, поэтому не могли услышать озорницу.
   - Черт возьми! - крикнула кукушка, хотя время куковать уже  миновало.
- Черт возьми!
   Она в раздумье почесала за ухом и погрозила в окошко пером.  Вы,  ко-
нечно, догадались, зачем Мухмурка и Вахмурка прилаживали к петле замки.
   Вредная кукушка больше не стала их ожидать,  Она  пустилась  по  всей
комнате, заглядывая то в кастрюли, то в сковородки, то в буфет.
   - Ну теперь вам двоим от меня достанется! Я вам устрою, черт возьми!
   Кукушка вернулась в покинутые часы, крепко хлопнув дверцей.
   А через несколько минут пришли со двора Мухмурка и Вахмурка, с  таким
видом, будто ничего не придумали. Они подкрались к  часам  и  прибили  к
дверце петлю, на нее повесили замок, потом сели у стола в ожидании,  что
же будет.
   В полдень в часах скрипнуло, но ничего не произошло.  Поскольку  часы
показывали ровно двенадцать, Мухмурка и Вахмурка собрались пообедать.
   - Я бы съел немного супа, - облизнулся Мухмурка.
   Вахмурка поставил на стол кастрюлю, открыл ее, а из кастрюли -  пожа-
луйста! - вместо супа выскочил вдруг взъерошенный кукушонок из перьев  и
сучка и печально пискнул:
   - Черт возьми!
   Этого кукушонка подбросила в кастрюлю кукушка. И в каждой сковородке,
и в каждой чашке сидели нахальные, невоспитанные кукушата  из  перьев  и
сучков и все орали:
   - Черт возьми! Черт возьми! Черт возьми!
   - Я больше так не могу! - закричал Мухмурка. - Вахмурка, признавайся,
не твоя ли это работа? Очень похоже на твою работу.
   - Честное слово, не моя, - прошептал бледный Вахмурка.
   И тут они бросились вон из дома, на всякий случай притворив за  собой
дверь. Они бегут, бегут, а навстречу им лесная кошка Мяушка.
   - Не понимя-а-у, - мурлыкнула кошка. - Такие степенные особы,  а  но-
сятся, как шальные.
   - Беда, - сказал Мухмурка, - у нас дома целая стая невоспитанных  ку-
кушек! Ты не могла бы нам помочь? Они тебя испугаются!
   Кошка выгнула спину и фыркнула:
   - Я натуральная кошка, и синтетические пташки меня совсем не волнуют.
   - Ну, спасибо, вздохнул печально Вахмурка.
   - Большое тебе спасибо за мудрый намек, - повеселел Мухмурка и  пота-
щил Вахмурку обратно к дому, как будто в самом деле кое-что придумал.
   В избушке он достал уголек из очага и нарисовал на стене черную  кош-
ку. Едва кукушки увидели эту черную кису, они улетели из кастрюль и ско-
вородок в лес. Только та, что была заперта на замок, осталась на месте.
   Когда часы показывали один час после полудня,  Мухмурка  снял  замок.
Невоспитанная кукушка выбежала  очень  злая,  вся  взъерошенная,  хотела
брякнуть от всей души "черт возьми", но увидела кошку на  стене,  быстро
вернулась в часы, тихонько вышла снова и  сказала  воспитанным  вежливым
голосом:
   - Ку-ку!


   ГЛАВА 7 ЗЛАЯ ПЧЕЛА

   Вахмурка затопил очаг в избушке, но через окно в светелку влетела оса
по имени Отилка. У нее было красивое полосатое платье,  но  жалом  своим
она махала, как вертелом или шпагой. Вахмурка и  Мухмурка  в  недоумении
пожали плечами:
   - Как это невежливо не здороваться.
   - Я ни с кем не здороваюсь, потому что осы в это время роятся.  И  не
вздумайте мне грубить! Будьте осторожны со  мной!  -  ответила  сердитая
гостья и улетела.
   - Это все-таки знакомая оса, к тому же мы теперь  знаем,  что  у  них
происходит.
   Вахмурка стоял к печке спиной, и за разговором не заметил, как  пламя
зацепило его за штаны.
   - Меня как будто все-таки укусила! - подпрыгнул Вахмурка.
   - Не может этого быть!
   - Посмотри на мои брюки.
   - Ай-ай-ай, придется нам шить новые, - посочувствовал ему Мухмурка.
   Он достал из домашнего сундучка сукно, иглу с большим ушком,  катушку
с нитками, раскроил материал и начал думать, как шить.
   - Прежде всего надо с катушки сразу отмотать нитку такой длины, чтобы
хватило на все брюки, - посоветовал  хозяйственный  Вахмурка  и  оторвал
столько, что на катушке почти ничего не осталось. -  А  теперь  остается
вдеть нитку в иголку.
   Вахмурка нацелился ниткой на иголку. Но иголка боялась, наверное, ще-
котки. Она все время уворачивалась и хихикала.
   - Ах, простите! Ах, простите!
   Наконец Вахмурке удалось вдеть нитку.
   - А теперь ты будешь держать выкройку, а я стану шить.
   Он сделал первый стежок, но, поскольку нитка была длиннющая, Вахмурка
выскочил с иглой на поляну и пошел к опушке леса, потом обратно к дому.
   - Так дело не пойдет, - заявил Мухмурка, - такому шитью не будет кон-
ца. Давай поменяемся. Ты сиди у выкройки, а я возьму и покажу тебе,  как
надо с иглой обращаться.
   И Мухмурка начал свой стежок. Мгновенно воткнул иголку в сукно, выта-
щил ее с ниткой. Для того чтобы крепко затянуть стежок, он  выскочил  из
дома на поляну и помчался от ежевики прямо  к  землянике,  от  земляники
дальше к бруснике, от брусники прямо к чернике.  Смотрите,  как  у  него
быстро и ловко все получается!
   Но с краю поляны был трухлявый пень. Мухмурка нечаянно задел его.  Из
пня, размахивая жалами, как острыми шпагами, вылетел рассерженный рой во
главе с Отилкой. Бедный Мухмурка даже не потер ушибленное место, не мог,
так он бежал. А возмущенная Отилка за ним. Мухмурка иглу  даже  потерял,
так торопился удрать.
   - Вот они! - закричала Отилка. - Попались, грубияны! Ух, как они меня
разозлили!
   - Пы-пы-пы-понимаю, почему ты с ниткой так быстро управился, -  успел
пискнуть Вахмурка и кинулся под стол.
   - Неправда! Не поэтому! - возразил на бегу Мухмурка, ныряя в домашний
сундучок.
   Удивленная Отилка огляделась вокруг и, никого не увидев,  набросилась
на брюки Вахмурки, разложенные для шитья. Ой, как она их  колола!  Сукно
так и трещало, искры так и посыпались.
   - Кажется, я догадался! - воскликнул находчивый Мухмурка, никогда  не
теряющий самообладания. Он изловчился и мгновенно продел нитку в  осиное
жало.
   - Ну, я вам покажу, грубияны! - закричала Отилка, а сама  колет,  как
иглой шьет. Туда-сюда, туда-сюда! Стежок за  стежком.  Передним  швом  и
задним швом, верхним и нижним. А потом нитку перекусила и сказала: - Ух,
как я нажалилась, ух, как я накусалась! Век будете  меня  помнить!  -  И
улетела.
   Вот как у Вахмурки появились новые брюки.


   ГЛАВА 8 СУСЛИК БУРЛИК

   Мухмурка и Вахмурка сидели на лавочке перед избушкой. Вахмурка  гово-
рит:
   - Каждому, кто пройдет мимо, будем говорить "здравствуй".
   - Пожалуй, мы с тобой тут наздравкаемся, - покачал головой Мухмурка.
   Только он это сказал, как мимо идет мышка Филипка. Вахмурка и Мухмур-
ка сняли шапки, вежливо поклонились мышке.
   - Здравствуй, Филипка.
   Мышка сделала очень вежливый реверанс и  отправилась  дальше.  А  тут
идет суслик Бурлик, хмурый-хмурый. Как будто все, что видел  он  вокруг,
его злило.
   Вахмурка и Мухмурка сняли шапки, а Бурлик даже не посмотрел на них.
   - Давай подождем, пока он пройдет обратно, - предложил Мухмурка.
   Так они подождали-подождали, наконец  видят,  суслик  Бурлик  обратно
идет и хмурится пуще прежнего.
   - Смотри, как он злится. Даже не смотрит на дорогу!
   И так, не глядя под ноги, суслик Бурлик налетел на избушку.
   - Ох ты! - кричит он, потирая нос. - Кто это прямо на моей дороге из-
бушку поставил?
   Мухмурка и Вахмурка помогли ему подняться и говорят:
   - Эту избушку никто на дороге не ставил. Она всегда  здесь  стояла  и
совсем не на дороге.
   Суслик им даже не ответил. Обошел домик со всех сторон  и  нахмурился
еще больше.
   - Он что-нибудь придумает! - прошептал Вахмурка.
   Бурлик затопал ногами:
   - Конечно, придумаю что-нибудь. Я сейчас придумаю, как ее лучше  раз-
нести на мелкие щепки.
   - Пожалуйста, не придумай, ведь это наша избушка.
   - Значит я придумаю, как разнести вашу избушку, - не унимался Бурлик.
- Я уже придумал - я разнесу ее ровно в семь часов!
   Мухмурка и Вахмурка побежали в светелку, а на стене висели вахмуркины
часы.
   - Уже без пяти минут семь! - испугался Вахмурка.
   - Что же делать?
   - Давай отведем стрелку обратно, - предложил Вахмурка.
   Он так и сделал. Встал на табурет и начал двигать стрелку  назад.  Но
часы вдруг ударили Вахмурку стрелкой по руке сказали тиктаковым голосом:
   - Мы - правильные часы! Неверное время показывать не будем!
   Теперь уже до семи оставалось две минуты. Тогда Мухмурка влез на  та-
бурет и схватил маятник, чтобы он не качался. Маятник вырвался и хлопнул
Мухмурку по шапке.
   - Все равно семь часов будет! - рассердились не на шутку часы.
   Тут заглянула в дверь мышка Филипка:
   - Что это вы делаете?
   - Убегай лучше отсюда, - сказали Мухмурка и Вахмурка, - в семь  часов
суслик Бурлик разнесет избушку, и она тебя завалит.
   - А почему он должен ее разнести? - удивилась мышка.
   - Потому что ровно семь часов! - говорит Вахмурка.
   В светелке затряслись чашки на полке, зазвонили, как будто  предвещая
беду.
   - Я догадалась! Он копает яму под избушкой! - возмутилась Филипка.
   И вновь задрожали чашки на полке, а из печки вылетел пепел. Мышка Фи-
липка шмыгнула в норку, неподалеку от избушки. Суслик Бурлик уже  поддел
под избушку лапы, чтобы повалить ее и разнести в мелкие щепки. Но в  это
мгновение у его лапы образовался бугорок земли,  потом  появилась  мышка
Филипка и стала щекотать Бурлику пятки.
   Если бы вы только слышали, как засмеялся хмурый-прехмурый суслик!  Он
хохотал и хохотал,  избушка  дрожала,  чашки  звенели.  Бурлик  вырвался
из-под избушки, выбежал на полянку, и все хохотал и хохотал и плясал  от
щекотки. Потом задумался и говорит:
   - А что я хотел сделать, не помню.
   Он забыл все, что хотел и чего не хотел, поэтому убежал в чащу леса.
   Мышка Филипка заглянула в дверь и сказала:
   - Ну вот, уже семь часов и одна минута. Поставьте чашки  на  полки  и
уберите пепел у печки.


   ГЛАВА 9 СЕРДИТЫЙ ГРИБ

   Мухмурка и Вахмурка пошли за грибами в лес, но грибов не нашли.  Вах-
мурка остановился, потянулся и зевнул. Лег под сосной, положил себе  под
голову пучок травы и уснул. Мухмурка тоже лег, но без  подушки,  и  тоже
уснул.
   В лесу было тихо, но вдруг на них посыпалось облачко сосновых  семян,
а потом упала и сама шишка. Ну, куда упала, туда упала.
   - Почему так? Почему не куда-нибудь, а в нос? - удивился Вахмурка.
   Наверху на сосне кто-то засмеялся. Там сидела белка.
   - Я хоть немножко и посмеялась, но вообще-то  я  совсем  грустная,  -
сказала она.
   - А прочему ты грустная? - спросил ее добрый Мухмурка.
   - Я не приготовила на зиму еду. В лесу не видно  грибов,  а  шишек  в
этом году мало.
   И грустная белка поскакала с ветки на ветку, отыскивая шишки.
   - У всех свои заботы, - посочувствовал ей Мухмурка.
   - Да, - вздохнул Вахмурка, - мы вот поспать хотим.
   Вахмурка зевнул, поправил свою дурманящую подушку и уснул. Да Мухмур-
ка тоже уснул.
   И тут Вахмурке приснился необыкновенный сон. Будто лежит он на  высо-
кой горе, мимо проплывает облако и удивляется:
   - Ты почему, Вахмурка, не летаешь? Это совсем легко. Видишь, я лечу.
   Вахмурка подскочил и полетел. Сначала полетел как птица, или даже как
облако, полетел и вдруг - шлепнулся. Вахмурка сначала во сне открыл гла-
за, чтобы накричать на глупое облако, потом открыл глаза наяву. Открыл и
видит: он лежит на траве, а над ним стоит высокий гриб. На шляпке гриба,
как на высокой горе, сидит удивленный Мухмурка и ищет Вахмурку.
   - Вахмурка, где ты?
   Но Вахмурка очень рассердился на гриб.
   - Не видишь, где растешь? - закричал он.
   Гриб только чуть наклонился и надменно фыркнул:
   - Такая мелкота, а еще кричит.
   Вахмурке это не понравилось.
   - Ах ты, ногатый! - закричал он. - Мухмурка, уйдем  от  этого  дылды.
Какой грубиян!
   Мухмурка спрыгнул на землю, взял Вахмурку за руку и они пошли домой.
   Но гриб тоже очень рассердился. Он стал швырять во  все  стороны  ме-
ленький порошок, и никто не знал, что из этого получится. Но вдруг  Вах-
мурка споткнулся о какой-то бугорок, а затем и Мухмурка споткнулся.  Вся
лесная поляна покрылась непонятными бугорками. Потом  из  них,  один  за
другим, стали появляться грибы, которые потихоньку посмеивались и шепта-
ли друг другу:
   - Ты расти здесь, а я там. Скорей расти, скорей! Ни тропинки, ни  до-
рожки не оставляй!
   Вот из грибов получился настоящий лес, и Мухмурка с Вахмуркой в  нем,
конечно, заблудились. Они блуждали бы в этом лесу до сих пор, если бы не
услышали песню:
   Один грибок, другой грибок,
   Возьму скорее на зубок.
   Один под бок, другой под бок,
   В дупло, в корзину, в погребок.
   Еще грибок, еще грибок, еще грибок!
   Это была счастливая песенка, которую пела белка.
   - Эй, мужички! - крикнула она. - Присядьте,  пожалуйста.  Не  мешайте
мне работать, пока я не проложу дорогу прямо к вашей избушке....


   ГЛАВА 10 КОЛЮЧИЙ СОСЕД

   Между тем волшебные часы, которые висели в доме Вахмурки и  Мухмурки,
тихонько подвинули свою стрелку прямо к отметке "Осени".
   Однажды вечером дверца у печки хлопнула, из  нее  высыпалась  горстка
холодного пепла.
   - Печка хочет, чтобы в нее положили хорошее сухое  полено,  -  сказал
Мухмурка. - Завтра нужно пойти в лес за дровами.
   - Кто раньше окажется в постели, - тут же сказал Вахмурка  -  тот  не
пойдет за дровами!
   Он, конечно, мгновенно прыгнул под перинку, но быстро выскочил обрат-
но - под перинкой спал ежик. Никто его не  приглашал,  не  говорил  ему:
зайдите, пожалуйста, поспите под моей теплой перинкой,  будьте  любезны,
просим вас, не откажите. Спал как ни в чем не бывало.
   Вахмурка выскочил из-под перинки, как ошпаренный. А ежик выкатился на
пол и заворчал спросонок:
   - Что случилось? Поспать не дают!
   - А что случилось?! - возмутился Вахмурка. - Ты влез в чужую постель!
   - Другую найдем, - обиженно сказал ежик и лег на кровать Мухмурки.
   - А где же я буду спать?! - удивился Мухмурка.
   - Рядом со мной, - зевнул ежик и потянулся. Мухмурка лег рядом с этим
упрямым ежиком. Было довольно колко, но вежливый Мухмурка ничего не ска-
зал. Через некоторое время ежик начал вертеться и ворочаться:
   - Как здесь неудобно двоим!
   Он встал и потопал к двери. В дверях оглянулся и сказал:
   - Это я вам припомню!
   Правда, Вахмурка и Мухмурка уже спали и ничего не слышали.
   Утром Мухмурка взял палку, Вахмурка - веревку, и пошли в  лес,  чтобы
найти сухой пенек для дров. Они нашли такой пенек на другом краю поляны.
Мухмурка и Вахмурка подсунули один конец палки под  самый  пенек,  а  на
другом повисли сами и стали подпрыгивать и качаться на палке.  Но  палка
сломалась, и они упали на землю.
   - Знаешь, Мухмурка, я придумал кое-что поумнее.
   И Вахмурка стал обматывать пенек веревкой, да так, что  чуть  сам  не
замотался. А когда из веревки выпутался, потянул за нее  изо  всех  сил.
Мухмурка тоже начал тянуть. Веревка не выдержала, хрустнула и порвалась.
   Мухмурка и Вахмурка, перевернувшись в воздухе, покатились по траве. И
так они покатились, что вдруг налетели на чей-то лиственный домик у  са-
мой опушки леса. Дом из листьев разлетелся в клочки и перед ними появил-
ся самый упрямый колючка-ежик. Он затопал ногами на них и закричал:
   - Хватит с меня! Ой, хватит с меня! Мое терпение лопнуло! Из  постели
меня выжили! Мой домик разрушили!
   Он стал наскакивать на Вахмурку и Мухмурку, прицеливаясь  своими  ко-
лючками. Вахмурке и Мухмурке ничего не  оставалось  делать,  как  бегать
вокруг пенька, - сначала вокруг, потом наискосок, потом вдоль, потом по-
перек. А когда ежик почти догнал их, Вахмурка вильнул в сторону.
   - Уколю! Не обманешь меня! Ой, уколю!
   Но Вахмурка вильнул в одну сторону, а Мухмурка - в  другую.  Ежик  не
успел разобраться, куда и за кем бежать, потерял направление и, конечно,
врезался в пенек. Пенек вылетел всеми корнями кверху -  его  ведь  никто
никогда не колол иголками!
   Ежик совсем потерял направление и укатился в ежевику.  А  Вахмурка  и
Мухмурка обвязали пенек веревкой, чтобы увезти к себе в избушку.
   Ночи стали прохладные. Для печки нужны хорошие сухие дрова...


   ГЛАВА 11 ЧЕРНИЧНОЕ ВАРЕНЬЕ

   Однажды поздно вечером Мухмурка и Вахмурка лежали в кроватях.
   - Спокойной ночи, - сказал Мухмурка.
   - Да, - вздохнул Вахмурка, - мне, как только закрою глаза, сразу  хо-
чется варенья из черники.
   - Ну и что же, мы завтра сварим такое варенье, - успокоил его Мухмур-
ка и повернулся на другой бок.
   Но тут раздался тонкий звон. Даже не звон, а как бы  грустный  звоно-
чек. Мухмурка и Вахмурка откинули перинки - за окном топталась маленькая
небесная Звездочка. Она была  такая  красивая,  серебряная,  как  лунный
свет, и лишь на правой щеке у нее было черное пятнышко.
   Вахмурка открыл окно и спросил:
   - Что с тобой случилось?
   - Не смотрите на меня, пожалуйста. Я нечаянно  испачкалась  в  густой
темноте и вот как я теперь выгляжу, - печально прозвенела Звездочка.
   Вахмурка послюнявил палец и попробовал стеречь черное пятно.
   - Смыть его нельзя, - вздохнула Звездочка. - Это ночная тьма.
   Мухмурка встал с постели, зажег лампу и подошел к окну, чтобы  взгля-
нуть на Звездочку. Он осветил ей щеку, и свет смыл пятно, как вода  смы-
вает всякие неаккуратные пятна.
   - Ой, спасибо! - воскликнула Звездочка. - Я никогда не  забуду  вашей
доброты. Я снова красивая, могу вернуться к себе на небо.
   Она собралась улетать, но в эту минуту ей показалось, будто в избушке
пахнет вареньем.
   - Извините, пожалуйста, - прозвенела Звездочка. - У  вас  варенье  из
черники?
   - Ну что ты, - сказал Мухмурка, - вареньем пахнет от того, что  мы  с
Вахмуркой про него говорили. А варенье мы будем варить завтра.
   - Какой интересный был у вас разговор! Ах, я тоже поела бы варенье из
черники. Оно такое приятное, такое темное, как летняя ночь.
   - Прилетай к нам утром, когда мы сварим черничное варенье, -  пригла-
сили ее Вахмурка и Мухмурка. - У нас для тебя найдется большая  ложка  и
большое блюдце.
   - Ах, - воскликнула Звездочка. - Я не  могу  прилетать  утром,  когда
светло. Если бы вдруг наступило темное утро, может  быть,  я  смогла  бы
вернуться к вам в гости. Прощайте, меня ждут.
   Она засветилась и улетела.
   Рано утром Вахмурка и Мухмурка начали варить варенье.
   Они положили ягоды в котелок, заправили их медом,  разожгли  огонь  в
очаге, потом ходили вокруг за около, помешивали варенье ложками.
   Вахмурка все время смотрел в окошко, туда, где синело небо, на  кото-
ром ночью загорались маленькие серебряные звезды. Ложка у него  почемуто
все время вязла в чернике, а само варенье даже не думало закипать.
   - Надо положить в огонь еще несколько поленьев, - сказал Мухмурка.
   Рассеянный Вахмурка подложил, кажется, слишком много  поленьев.  Чер-
ничное варенье булькнуло, пошевелилось, а потом решило  посмотреть,  кто
это снизу поджаривает ему пятки, а сверху все время тыкает ложкой!
   Варенье выглянуло из котелка и сердито потянулось к Вахмурке  и  Мух-
мурке. Те вскочили на стул, а варенье к ним. Они прыгнули на  стол,  ва-
ренье туда же. Мухмурка открыл дверцу на потолке и выбрался  на  чердак.
Вахмурка последовал за ним, а варенье - за Вахмуркой.
   - Давай спрячемся на крыше, за трубу, там оно нас не найдет, - пропи-
щал Вахмурка.
   Но варенье уже лезло в трубу, и не успел Вахмурка сесть  там  поудоб-
нее, как варенье очутилось на крыше рядом с ним.
   - Давай хоть лизнем один разок, - жалобно сказал Вахмурка.
   - Ты знаешь, мне чего-то не хочется.
   - Да, пожалуй, для нас многовато, - закричал Вахмурка.
   Он ухватился руками за ветку дерева, потому что горячее варенье  под-
биралось к его пятке, и повис, а Мухмурка, в свою очередь,  уцепился  за
него.
   Варенье накрыло избушку, потом закрыло поляну,  и  в  этой  черничной
тьме уже ничего не было видно, кругом только черное варенье.
   И вдруг, откуда ни возьмись, появилась она, серебряная Звездочка.
   - Никогда не видела утром такой чудесной густой темноты! - воскликну-
ла она.
   - Звездочка! - закричал Вахмурка. - Она вернулась!
   Он чуть не захлопал в ладоши от радости, но если бы он и в самом деле
захлопал, то Мухмурка упал бы в черничное варенье, а Вахмурка упал бы на
Мухмурку, и потом трудно было бы сказать, кто на кого шлепнулся,  потому
что никого нельзя было бы узнать в черничном варенье.
   - Какая замечательная сладкая темнота! Как ее много! -  смеялась  ут-
ренняя Звездочка.
   Она погрузилась в нее с макушкой, черничное  варенье  все  осветилось
изнутри, стало вдруг не черным, а ярко-малиновым, или ярко-вишневым,  но
все равно замечательным густым вареньем.
   Тут из варенья выплыло какое-то непонятное малиновое чудище с хвости-
ком и закричало тоненьким голосом доброй мышки Филипки.
   - Эй, скорее сюда! Кто в лесу не спит, не дремлет, скорее  сюда!  Нам
двоим с этим сладким вареньем не сладить. Мне и Звездочке на  целый  год
работы!
   На поляну первым прибежал зайка с ложкой.  Разве  кто-нибудь  за  ним
угонится?! Потом прискакала белка с березовым туеском, за ней ежик прис-
пел с кастрюлькой, следом налетели осы во главе с Отилкой - у каждой се-
ребряный ковшик. Потом появился шмель Жумбурка со  своим  контрабасом  и
ведерком. Наконец, прибежал суслик Бурлик с тачкой да лопатой.
   Вот почему скоро показалась крыша домика, потом стены, а потом и  вся
избушка Вахмурки и Мухмурки. На трубе сидела счастливая Звездочка и сия-
ла от радости.
   - Звездочка! - закричал Вахмурка. - Вот она!
   Вахмурка захлопал в ладоши и полетел вместе с Мухмуркой  с  ветки  на
свою крышу. Вам! - отозвалась крыша. Бум-бум!
   - Почему так светло? - нахмурилась ночная Звездочка. - Ах, я не  могу
сиять при таком свете. Прощайте, прощайте!
   И она улетела.
   - Мне повезло: тут была сама Звездочка! - сказал Вахмурка.
   - Тут было варенье, - сказал Мухмурка.
   - Мы даже ни капельки его не лизнули, - вздохнул Вахмурка.


   ГЛАВА 12 КАПРИЗНАЯ ФЕЯ ЗИМЫ

   А между тем стрелка волшебных часов подходила к отметке "Зима".  Вах-
мурка и Мухмурка сидели за столом и ели кашу. И тут Вахмурка, между дву-
мя ложками каши, поковырял пальцем в ухе.
   - Ты знаешь, я все время слышу, как у меня в ухе звенит, - сказал он.
   - Это ложка звенит о тарелку, - ответил Мухмурка.
   Они положили свои ложки, но, как это ни удивительно, сам Мухмурка те-
перь тоже услышал тоненький звон.
   Вахмурка подошел к окну и увидел, как через поляну едут белые сани, а
везет их белый горностай. В санях сидит маленькая белая Фея зимы.  Когда
сани подъехали к избушке. Фея остановила горностая, подвернула  шубку  и
вышла из саней.
   - Кто это может быть? - удивился Мухмурка.
   - А это все равно, - говорит Вахмурка, - но она очень красивая!
   И он побежал, чтобы открыть незнакомке дверь.
   Фея посмотрела на Вахмурку так ласково, что у него земля ушла  из-под
ног.
   - Мой горностай потерял из подковы один гвоздик  и  захромал.  Вы  не
могли бы его подковать?
   - Мухмурка, иди посмотри! - сказал Вахмурка. - В сарае ты найдешь мо-
лоток и гвозди. Надо подковать горностая.
   Мухмурка пошел в сарай.
   Белая фея стояла посреди светелки и беспокойно осматривалась, а  Вах-
мурка глядел на нее, как на картину.
   - Тебе что-нибудь у нас не нравится? - спросил ее он.
   - Все не нравится! - гордо сказала Фея. - У вас очень жарко.
   Голосок у нее был такой, будто ломался тонкий хрустальный лед.
   Вахмурка поспешил к печке и залил водой огонь в топке.
   - Все равно у вас невозможно дышать от жары.
   И она так улыбнулась Вахмурке, что он побежал к окну и дверям и  рас-
пахнул их настежь.
   - Я не знаю, что еще мне для тебя сделать, - покорно сказал Вахмурка.
   - Я погибну от жары, - капризно скривила губы Фея.
   Вахмурка перевернул все в доме, но так и не нашел ничего,  что  могло
бы охладить Фею.
   - Просто не знаю, как быть, - печально сказал он.
   - Тогда я сама знаю, что делать! - засмеялась Фея.
   Она взмахнула рукавицей, но Вахмурка ничего не заметил. Он,  как  за-
колдованный, смотрел в синие глаза Феи.
   Фея взмахнула еще раз рукавицей, и из перин Мухмурки и Вахмурки выле-
тел пух, который тут же превратился в облако снежинок. Снежинки  опусти-
лись на пол. В светелке появился большой снежный сугроб, в котором  Вах-
мурка увяз по самую макушку.
   - Тебе хорошо? - участливо спросил он Фею.
   - Мне совсем не стало лучше, - топнула ножкой Фея. -  Тут  все  равно
жарко!
   Она посмотрела на занавески и взмахнула рукавицей. Тут же на них  на-
росли колючие ледяные сосульки.
   - Тебе, наверное, полегчало, - обрадовался Вахмурка.
   - Нет! - капризная Фея топнула ножкой. - Теперь я знаю, почему я таю:
это ты виноват, Вахмурка! У тебя слишком горячее сердце!
   Она взмахнула рукавицей, посмотрела на Вахмурку. Он так весь и оледе-
нел. Белая Фея повернулась и вышла из застуженной светелки, не оглядыва-
ясь на Вахмурку. А если сказать вернее, то на сугроб.
   Хозяйственный Мухмурка в это время подковал горностая. Белая  Фея  не
сказала ему ни "спасибо", ни "до свидания", опустилась в сани и  уехала.
Следом за ней закружилась только белая летучая метель.
   Мухмурка вернулся в избушку и все увидел: сугробы снега, ледяные  со-
сульки на окнах и Вахмурку, тоже ледяного.
   - Это все от этого, - мудро заметил Мухмурка  и  покачал  головой.  -
Придется на минутку передвинуть стрелку часов на "Весну".
   Он так и сделал, и в окно заглянуло весеннее солнышко. Сугробы начали
таять, сосульки потекли, бедный Вахмурка тоже растаял. И как только  су-
мел пошевелиться, начал осматривать светелку.
   - Ты знаешь, кто это у нас был? Кто это мне так приятно улыбался?
   И сердце у Вахмурки забилось, как весной, ведь в эту минуту и  правда
была весна.
   - Кто это был? - переспросил очень рассудительный  Мухмурка.  -  Была
каша.
   И он подвинул к Вахмурке тарелку с недоеденной кашей.
   Они сидели за столом. Вахмурка счастливо улыбался и смотрел на  белую
кашу, как недавно смотрел на Фею. Наверное потому, что  за  окном  снова
закружилась мягкая зимняя метель.