Версия для печати

   Екатерина Борисова.
   Спеши, пока горит свеча.

ПРОЛОГ

История, которую мы хотим рассказать вам, ребята, приключилась
давным-давно. Однако время сберегло для вас не только имена и прозвища
героев и участников этой истории, но даже название деревушки, где они жили.

Прежде чем начать наш рассказ, посетим эту деревушку и познакомимся с ее
обитателями.

Итак...

Мы стоим с вами на перекрестке поросших травой дорог. Указатель - ветхая
дощечка, прибитая к палке - подскажет, по какой из них нам идти.

Полустертая надпись на дощечке гласит:

"Деревня "Огоньки на болоте".

Именно здесь все и произошло.

Вот два дома на холме. Оба каменные. Один из них окружен запущенным садом и
огражден высоким забором. Вдоль забора - заросли чертополоха и крапивы. Это
дом местной Ворожеи.

На первый взгляд он необитаем. Кажется, остроконечная крыша прикрывает
немало всяческой чертовщины, до того зловещими выглядят и крыльцо,
сложенное из поросших лишайниками каменных плит, и глубокие проемы окон, и
тяжелые занавески на них.

Но вот одна из них шевельнулась в узком окне, высоко над землей. Чья-то
маленькая рука распахнула его настежь. Мы видим белокурую
девочку-подростка. Это Анна, дочка Ворожеи.

Склонясь над пяльцами, Анна делает вид, что вышивает. На самом деле глаза
ее обращены к нам. Вполголоса она напевает песенку:

Без солнца, в потемках,

Всегда взаперти

И птице не петь,

И цветку не цвести.

Дружить под запретом,

Любить по указке

Немыслимо в жизни,

Но трудно и в сказке!

За спиной у девушки появляется высокая сухопарая старуха в черном платье.
Глаза ее полуприкрыты тяжелыми веками, губы тонкие, в ниточку. Уж они-то не
проронят необдуманного словечка. Руки цепкие, с крючковатыми пальцами.
Попадись добыча - не выпустят.

- Жаловаться? Ах, дочка, дочка! Что подумают о тебе люди! - И, оттеснив
Анну от окна, старуха исподлобья разглядывает нас.

- Кто вы такие? Праздные гуляки? Прохожие? Соглядатаи? Случайно или с
тайным умыслом забрели сюда? Кто бы вы ни были - знайте:

Не всюду встретите такую,

Я ворожу и сны толкую,

На все вопросы дам ответ,

Загадок для гадалки нет.

Мне по заслугам принесло

Богатство это ремесло.

В свой трудный час

Ко мне идут Скупец и мот,

Судья и плут. Гадалка ждет,

Гадалке верь!

Входи,

Открыта настежь дверь!

Но мы не попадемся на эту приманку.

Идем дальше.

Соседний дом, крытый цветной черепицей, выглядит куда веселее жилища
Ворожеи. Судя по вывеске, правда, изрядно обветшалой, это - придорожная
гостиница. Ставни закрыты. Час еще ранний.

Подойдем поближе. Быть может, кто-нибудь бодрствует и в этом доме? Так и
есть! Дверь гостиницы распахивается, на пороге вырастает придурковатый на
первый взгляд парень с круглым, как таз, лицом. Это Яков, сын Хозяина
гостиницы. Он окликает нас.

Эй вы, ротозеи!

Взглянуть не хотите ль,

Как мучит меня ненавистный учитель?!

Несносна наука уму моему.

Где два, где четыре - вовек не пойму!

Куда мне от этой докуки уйти?

Я в сказке, как в клетке, сижу взаперти.

Сбежав с крыльца, парень делает попытку укрыться за нашими спинами. Но не
тут-то было! Вслед за ним появляются двое: один - сухопарый верзила,
вооруженный линейкой - Учитель, другой - маленький, щуплый, с недобрым
бегающим взглядом - Хозяин гостиницы, отец Якова.

- Папаша! - Яков вбирает голову в плечи.

- Сынок! - Отец выхватывает линейку из рук Учителя и с размаху стукает сына
по лбу.

Казалось бы, от такого удара голове разлететься, как глиняному горшку!
Однако ничуть не бывало. Цела! Но вы не удивляйтесь, чего только не бывает
в сказках! И хрустальные башмачки, и золотые сердца, и медные лбы. У Якова
лоб действительно медный, ибо мы слышим звон, словно ударили в гонг.

Заприметив нас, невольных свидетелей этой расправы, отец хмурится.

Как видите, участь моя нелегка -

Батрачить весь век на такого сынка!

Вот мы и познакомились с обитателями двух домов на холме. Теперь спустимся
вниз. к болоту, где лепятся маленькие, крытые соломой избушки. Навстречу
нам идут вразвалку несколько парней. На узкой тропинке нам с ними не
разминуться. Отойдем в сторону. Переждем, пока они пройдут мимо, горланя
песню.

На лбу синяк,

В крови кулак.

Мне это не впервой.

В который раз

Подбили глаз.

Спасибо, цел другой.

Ушли. Теперь мы пойдем дальше. Эта тропинка приведет нас на окраину
деревушки, к лачуге, стоящей поодаль от прочих, самой маленькой, ветхой, но
и самой красивой из них. Она - словно клочок неба, упавший на болото.
Покосившиеся стены выкрашены в лазоревый цвет. В лачужке живут сироты, брат
и сестра - девушка Маргарита и герой нашей истории Выдумщик. Прозвище это
заслужено неспроста. Он из тех, кто умеет разглядеть солнце за грозовыми
тучами и угадать звезды за пеленой ночного тумана. Никто не сочинит
занимательней истории, не придумает увлекательней игры, не споет веселее
песни, чем Выдумщик. Однако на хлеб этим не заработаешь. Чтобы прокормить
сестру и себя, юноша носит с гор питьевую воду для жителей деревушки.
Каждое утро, поднявшись спозаранку и прихватив два глиняных кувшина,
Выдумщик карабкается в горы, к водоему, который носит название "Источник
Мудрого Отшельника". Наполнив кувшины чистой холодной водой, Выдумщик
разносит ее по домам. Заработок его невелик. Но юноша не печалится.
Веселый, беззаботный, шагает он по пыльной дороге.

Деревушка просыпается. Распахиваются окна. Люди приветствуют Выдумщика.

- Ау!!! Доброе утро! Что придумал новенького?! Юноша улыбается, отвечая
людям песней:

Чудесны в день погожий

Поляны и леса,

Но всех чудес дороже

Людские голоса.

Он поет и шагает, шагает, шагает своей дорогой. Ветер треплет волосы юноши,
выгоревшие, как и его рубашка, а он идет навстречу ветру, не оглядываясь и
не помышляя о том, что он, деревенский водонос, и есть герой нашей истории.
Вот юноша скрылся из виду. Пока он будет карабкаться по горным уступам, мы
зайдем в его лачугу.

За лазоревыми стенками - крошечная комната. Повсюду приметы бедности, знаки
нищеты. Циновка на полу стерлась от времени и кажется не толще паутины. Две
скамейки вдоль стен покрыты одеялами, до того маленькими, что нетрудно
догадаться - они служат брату и сестре с их младенческих лет. Пара глиняных
кружек, кувшин для воды, две оловянные тарелки - вот и вся хозяйственная
утварь, расставленная на полке. У дверей бочонок с водой. Крошечная печурка
в углу, такая, чтобы расходовать поменьше топлива. В простенке между двумя
маленькими окошечками прилажен осколок зеркальца, не больше детской ладони.
За ним заткнута бумажная роза.

У окна, склонившись над шитьем, сидит Маргарита. Не приметив нас, она
разговаривает вполголоса сама с собой:

Мне снился нынче дивный сон,

И невдомек - к чему бы он?

Мне снилась печь, в печи - пирог,

В кастрюле - суп, в горшке - творог,

Мешок муки, вязанка дров

И пара крепких башмаков.

Оставим Маргариту наедине с ее раздумьями. Мы не должны вмешиваться в
сказку. События пойдут своим чередом.

Видите, кто-то бредет по тропинке? Это глубокий старик, седой как лунь.
Одеждой старику служат лохмотья, он опирается на клюку, боязливо
оглядываясь по сторонам, точно опасается повстречаться с кем-либо.
Смотрите, приметил нас и отошел в сторону. Не будем следить за тем, кто
хочет остаться незамеченным. Видно, есть у него на то свои причины. Позже
мы узнаем их, а пока...

...обратим внимание на небогатый, но опрятный, окруженный палисадником
домик, на полпути между холмом и болотом. В маленьком загончике за сеткой
гуляют степенные куры, белые, с алыми гребешками. На грядках - ни цветочка.
Зато овощей! Репа, лук, морковь, горох, кабачки, помидоры, салат,
изумрудные кудри петрушки, заросли укропа, огурцы, тыквы - словом, все, что
можно сварить, нафаршировать, засолить, замариновать, заготовить впрок,
растет в изобилии на участке, охраняемом сторожевым псом.

Жирный спесивый кот с лоснящейся шерстью, сидя на свежевымытом крылечке,
разглядывает с жестоким и ленивым любопытством полумертвого от страха
кузнечика и прихлопывает его бархатной лапкой, как только тот пытается
сделать спасительный прыжок. Большая вязанка хвороста лежит у порога. В
одном из окон подвешена клетка с канарейкой, в другом мы видим женщину
ничем не приметной внешности. Такая пройдет - не заметишь. Ее прозвище -
Молчаливая Соседка.

Не повышая голоса, ни к кому не обращаясь, она цедит сквозь зубы слова,
смысл которых вы поймете позже:

Все знаю. Обо всем молчу. Заговорю, когда хочу,

Она исчезает за занавеской, так и не подняв глаз. И вот тут-то...

СКАЗКА И НАЧИНАЕТСЯ.

Глава первая

Мы поведем наш рассказ с того летнего утра, когда на пороге придорожной
гостиницы поспорили двое: Хозяин гостиницы и Странствующий Художник.
Последний пришел невесть откуда с ведерком краски в руке и кистью под
мышкой. Был Художник уже далеко не молод. Об этом свидетельствовали и сетка
морщин под глазами, и одутловатые щеки, и обильная седина в густых еще
волосах. На плечи его было накинуто нечто живописное, бывшее, по-видимому,
некогда плащом, однако время и превратности судьбы превратили плащ в
лохмотья. Выцветший и потерявший первоначальную форму предмет, который
Художник по старой памяти считал шляпой, увенчивал его голову, причем он
умел так лихо заломить поля, как впору только первому деревенскому щеголю.
Тому, что они были сплошь в дырках, Художник не придавал никакого значения.
Бродя по свету, брался он за любую работу. Выпиливал сердечки в оконных
ставнях, обводил наличники затейливыми узорами, расписывал детские колыбели
васильками и незабудками, вырезал из жести петушков, которые, по обычаю
того времени, украшали любую крышу.

Поработав, Художник был не прочь посидеть в кабачке, потолковать с местными
жителями, обменяться с ними шуткой за кружкой пива, но никогда не
задерживался подолгу на одном месте. Прихватив ведерко и кисть, он
шествовал дальше по деревенским дорогам спокойной неторопливой поступью,
ночевал там, где заставали его сумерки, а едва занималась заря, шагал снова
куда глаза глядят. От работы никогда не отказывался, даже если она не
сулила никакой выгоды. Видно, по душе было Художнику его ремесло.

И вот случилось Художнику повстречаться однажды утром с Хозяином гостиницы.

Приметив дыры на плаще прохожего, Хозяин заподозрил было в нем нищего и
стал гнать его, опасаясь, как бы тот не попросил милостыни. Но, обнаружив,
что ошибся, поторопился заказать Художнику вывеску, чего давно уже
требовала честь почтенного и процветающего заведения, ибо старая вывеска
отслужила свою службу. В уплату за работу мастер должен был получить от
заказчика кружку пива.

Столковавшись с Хозяином, Художник принялся за работу. Вскоре вывеска была
готова. С одной стороны Художник изобразил улыбающееся солнце, с другой -
луну, а между светилами - кружку пива под шапкой кудрявой пены. Рак
поддерживал кружку огромной клешней. Надпись, сделанная большими буквами,
оповещала путников о том, что здесь помещается придорожная гостиница
"ПРИЯТНЫЙ ОТДЫХ".

Любой прохожий, будь он самый что ни на есть бесчувственный истукан, и тот
замедлил бы шаги, любуясь заманчивой вывеской, и, завались у него хоть одна
монетка в кармане, заглянул бы в это гостеприимное заведение. Словом, что и
говорить, работа удалась на славу. Хмурясь, Хозяин долго рассматривал
вывеску. Напрасно Художник, кому одно словечко похвалы было дороже любой
платы, ждал его от заказчика. Помолчав ровно столько, чтобы вымотать душу
из человека, ожидавшего ответа, Хозяин уставился на Художника злыми
подслеповатыми глазками и процедил сквозь зубы:

- Нечего сказать, намалевал! Смысл, смысл-то каков? А?

- Смысл? - переспросил Художник. - Неужто непонятно? Извольте, объясню:
"Пожалуйте сюда, почтенные путники! Вас ждет здесь днем и ночью приятный
отдых".

- "Приятный"! - злорадно передразнил Хозяин. - А для кого, спрашивается?!
Только для тех, кто норовит бражничать днем и ночью?! - Тут он огрел палкой
солнце, дал тычка луне и так ударил по кружке, что разлететься бы ей на
тысячу кусков, не будь она нарисованной.

Художник, человек бывалый, перевидал на своем веку немало умников, но с
таким столкнулся впервые и потому не сразу нашелся, что ответить. Между тем
солнце на вывеске сердито нахмурилось, луна брезгливо опустила уголки губ,
а рак вытаращил глаза на Хозяина гостиницы.

Пока потрясенный Художник с ужасом наблюдал за этими превращениями, Хозяин
продолжал разглагольствовать.

- Разные люди у меня останавливаются! Судейские чиновники, степенные купцы,
благочестивые монахи, а случается - завернет и такой молодчик, которому
снять чужую голову проще, чем тебе шляпу. Но и ему я не откажу в ночлеге,
если найдет, чем заплатить за него.

- Выходит, я должен угодить всем: и судье и разбойнику!

- Таково твое ремесло, мазила! Ну, будешь переделывать?

- Нет! - отрезал Художник и стал было снимать вывеску, но чей-то молодой и
звонкий голос отвлек его внимание.

- Воды! Кому воды?!! Свежей! студеной! волшебной!

- А ну-ка, прибавь шагу! Да не горлань так, постояльцев перебудишь! -
крикнул Хозяин, завидев Выдумщика, который тащил два тяжелых глиняных
кувшина.

Высокий, складный, светловолосый юноша поставил кувшины на порог и
залюбовался вывеской.

- Какое веселое солнце! Какая лукавая луна! А пена на пиве как кружево!

И, о чудо! Солнце на вывеске снова расплылось в улыбке, луна подмигнула
прищуренным глазом, и столько было в этом веселого лукавства, что нельзя
было не подмигнуть ей в ответ.

Художник оторопел. Вывеска, как показалось ему, стала во сто раз лучше, чем
была.

- В самом деле хорошо? - спросил он юношу, боясь поверить своим глазам.

- Только чурбану и тупице это могло бы не понравиться! - ответил Выдумщик,
любуясь вывеской.

Хозяин и бровью не повел в ответ на это замечание, однако взял его на
заметку, ибо был злопамятен и решил при случае расквитаться с обидчиком.

- Полно болтать! Забыл, видно, зачем пришел?

- Я принес вам воды с гор! Свежей, веселой!

- Вечно что-нибудь наплетет, Выдумщик, - буркнул Хозяин.

- Мечтатель! Так оно будет вернее! - И Художник обнял за плечи юношу. -
Таким, как он, людские запреты нипочем! Мечтателям принадлежит весь мир. Не
верится, Хозяин? Так ли? Да, так. Вот у тебя, к примеру, можно отнять
деньги, у гадалки - карты, у всадника - коня, у нищего - суму, а мечту -
ну-ка, попробуй!

- Захочу - стану светлячком в ночном лесу! - подхватил Выдумщик. - Или
гномом с фонариком в руке. Не заблудился ли запоздалый путник? Посвечу! А
не то обернусь великаном - плечи до небес! Только руку протяни, и вот она -
полная пригоршня звезд! Любуйся! Один раз я вообразил себя птицей!

- Без крыльев-то невысоко взлетишь! - съязвил Хозяин.

- У такого, пожалуй, и отрастут! - снова вступился Художник.

- А ты держи свои мысли при себе, бродяга бездомный! - с презрением оборвал
Художника Хозяин.

- А зачем мне дом? Я - Странствующий Художник. И, предложи мне сам король
поменяться со мной участью, я отказался бы наотрез.

- Так тебе и поверю, нищий!

- А мне золото ни к чему. Много я перевидал на своем веку плохого и
хорошего. Это и есть мое богатство. - Прихватив вывеску, Художник собрался
было уходить.

- Погодите! - спохватился Выдумщик. - Отхлебните на дорогу этой воды. Она
не простая, она из источника Мудрого Отшельника.

Художник охотно отхлебнул воды из кувшина.

- Отведав этой воды, не захочешь другой!

- Довольно! Мне не хватит! - всполошился Хозяин, отнимая кувшин.

- Случалось мне встречаться с разными людьми, - усмехнулся Художник. - Но
такого щедрого да приветливого вижу впервые! - и он весело подмигнул
Выдумщику, покосившись на Хозяина. Выдумщик не мог не улыбнуться в ответ.

- С меня ваши насмешки, как с гуся вода! - вскипел Хозяин. - Вам, таким,
только бы зубоскалить да бездельничать, а я тружусь не покладая рук. В окно
поглазеть и то недосуг. Два раза в жизни только и глянул. Один раз на
пожар, другой - на драку.

- Каждый живет, как умеет, и видит, что хочет, - примирительно сказал
Художник. - А тебе, малый, не век таскать воду. Таким, как ты, по плечу
иная участь. Спасибо тебе за эту встречу. - Пожав руку Выдумщику. Художник
свернул вывеску, прихватил ведерко и кисть и зашагал по дороге.

Выдумщик проводил его взглядом и помахал на прощанье рукой.

- Ну, хватит, поворачивайся! - И Хозяин подставил приготовленный для воды
сосуд.

Выдумщик наклонил кувшин и осторожно стал переливать воду.

- Наливай до краев, - приговаривал Хозяин. - Полней! Я плачу тебе деньги, а
вода, между прочим, не твоя, не собственная!

- Знаю. Каждая капля этой воды принадлежит Мудрому Отшельнику. Он...

- Чем болтать, взял бы лучше метлу да подмел улицу.

- Право же, каждому, кто пьет воду из этого источника, стоит послушать его
историю!

"Пусть мелет себе, пустозвон! - подумал Хозяин. - За выдумки ему не надо
платить".

- Ладно, валяй, рассказывай.

- Мудрый Отшельник поселился в горах очень давно, - начал Выдумщик,
подметая улицу. - С тех пор прошла уже не одна сотня лет. Он хотел изучить
породы камней, проследить полет птиц, сосчитать звезды.

- В старину, видать, тоже хватало бездельников!

- Он размышлял!

- Занятие!

- Когда он состарился и ему стало не под силу спускаться к воде, она сама
пришла к нему. Из расщелины в скале забил источник. Легенда говорит - он не
иссякнет, пока Отшельник жив.

- Жив? Это через сотни-то лет?

- Да. Сегодня я повстречался с ним в горах на рассвете. Я видел его, как
вижу вас.

- Ох, и горазд же ты попусту молоть языком, бездельник!

Едва Хозяин произнес это слово, как занавеска приоткрылась и из окна
выглянул Яков.

- Кликали, батюшка?

Вместо ответа Хозяин стукнул сына палкой по лбу. Медный звон огласил улицу.

Яков протянул одну руку ладонью вверх, другой же схватился за лоб.

- Пятачок, батюшка, к шишке приложить! - захныкал Яков, ощупывая шишку
величиной с голубиное яйцо.

Как ни странно, но и на медных лбах вскакивают шишки. Не вникая в суть
этого удивительного явления, Яков приноровился извлекать из него немалую
выгоду. Случалось, сыну перепадал от отца пятачок-другой. Будучи
бережливым, Яков припрятывал эти пятачки, накапливая таким образом
маленький капиталец. Сметливый и алчный, Яков стал одалживать пятачки своим
сверстникам, охотникам перекинуться в картишки где-нибудь в канаве или на
задворках. Надо заметить, что Яков всегда оставался в выигрыше, тогда как
его партнеры неизменно проигрывались в пух и прах. Ссужая промотавшемуся
игроку пятак, Яков требовал вернуть два. Нарушителю условия полагалась
взбучка. Любя денежки, Яков не упускал случая заполучить лишнюю монетку,
поэтому и не роптал на тяжелую руку отца.

Однако на этот раз отец был настолько не в духе, что на просьбу сына готов
был вместо пятака ответить тумаком, но Яков увернулся и исчез за занавеской.

Между тем Выдумщик, сгребая в кучу сор, продолжал свой рассказ.

- Мудрый Отшельник охраняет сокровища в горах.

- Камни!

- Да. Алмазы, рубины, изумруды. Хозяин насторожился.

- А ну, повтори, что ты сказал!

- Мудрый Отшельник охраняет сокровища в горах. Их так много, что ими можно
нагрузить целый караван.

"Караван сокровищ! Проживи я хоть тысячу жизней, мне не скопить и половины.
Что, если в болтовне этого мальчишки есть хоть крупица правды?" - При этой
мысли у Хозяина захватило дух, но он не подал вида и спросил как бы
посмеиваясь:

- А где он припрятал эти сокровища, старый хитрец?

- В пещере, возле источника.

- А как найти дорогу к нему?

- Надо знать приметы.

- Какие?! Назови.

- Первая - дуб, опаленный молнией. Он возвышается у подножья горы. Вторая -
свалка. А дальше... - Тут Выдумщик стал черенком метлы чертить на земле
план, упоминая все приметы и обозначая их то черточкой, то крестиком. -
Когда свалка останется позади, надо свернуть немного налево. Вот начинается
тропинка. Тут она расходится надвое. Одна из них ведет к каменной башне,
где, как говорят, заточен опасный преступник, другая - к источнику Мудрого
Отшельника. Тропинка, ведущая в горы, поросла колючим кустарником. Это
самая опасная часть пути. Крутизна, скалы. Один неверный шаг, и можно
сорваться в пропасть. Когда послышится журчанье воды, значит, путник у
цели. Тропинка кончается возле самого источника. Вот он, источник, а вот -
пещера. - Выдумщик обозначил их на чертеже кружками. - Вход в пещеру
завален каменной глыбой.

- Велика ли она? - деловито осведомился Хозяин.

- Сдвинуть ее с места не под силу и богатырю. Но Мудрый Отшельник отдал
людям клочок бумаги, на котором начертаны волшебные слова, исполняющие
желания. Зная эти слова, можно открыть и пещеру. Только вот где она, эта
бумага, никто не знает. Когда-нибудь да найдется, - закончил свой рассказ
Выдумщик.

- Люди любят тешить себя пустыми надеждами, - с досадой сказал Хозяин. -
Ступай, торгуй ими. Дурачь простаков. Что до меня, то я не так глуп, чтоб
поверить, будто словами можно сдвигать камни или заколачивать гвозди. Кирка
и лопата в таких делах понадежней. Однако довольно болтовни, ступай, не
топчись тут!

Но Выдумщик медлил уходить. Он отважился напомнить Хозяину о том, что пора
бы расплатиться за воду.

Однако Хозяин был не из тех, кто легко расстается с денежками. Он отлынивал
от уплаты уже целый месяц и, хотя пообещал расплатиться сегодня, норовил
оттянуть еще.

- Деньги? - переспросил он. - Нет, голубчик! Мне они достаются не так
легко, как тебе. Нет у меня денег. Подождешь еще месяц, поднакоплю -
расплачусь!

- Хорошо бы поскорее.

- Что за спешка?

И тут Выдумщик, на свою беду, чистосердечно поведал Хозяину о своем
намерении купить букварь, чтобы выучиться грамоте.

- А зачем тебе грамота?

- Я давно уже приметил, Хозяин, что много на свете вещей, связанных между
собой, но не часто встретишь их вместе. Куда ни глянь - там печка без дров,
тут горшок без каши, кошелек без денег. И еще не пойму, отчего одни люди
живут на холме, а другие на болоте. В книгах, пожалуй, об этом сказано.

- Эге! Вот ты каков! - вскипел Хозяин. - А ну, ступай к себе на болото и
больше сюда - ни ногой! Найдется другой на твое место, поголодней да
посговорчивей и не такой любопытный! - Тут он прибавил еще пару словечек,
которые были у него всегда про запас для тех, кто слабее его и не сможет за
себя постоять. Вдобавок, чтобы еще пуще досадить Выдумщику, Хозяин вырвал у
него из рук кувшины и так хватил их о каменный порог, что они разлетелись
вдребезги. Утрата кувшинов была для водоноса большим бедствием, чем для
Хозяина - пожар. На звон разбитой посуды появился Яков. Не зная в чем дело,
он на всякий случай показал Выдумщику кулак и пригрозил избить при первой
же встрече.

- Никто на холме не будет покупать у тебя больше воду, я об этом
позабочусь! - посулил Выдумщику напоследок Хозяин.

- Кто не ленив, тот не останется без дела, - ответил, уходя, Выдумщик.

Досадуя, что последнее слово осталось не за ним, Хозяин сорвал зло на Якове.

- Слышал? - закричал он, схватив сына за ухо.

- Я-то? А то! - захныкал Яков.

- Вот она на что нужна, грамота! - С этими словами Хозяин так тряхнул
Якова, что у того из глаз посыпались искры. - Неученого-то каждый обманет
да обсчитает. Запомни, олух! Тверди науку! Тверди! Тверди! - Каждое слово
Хозяин сопровождал подзатыльником.

Из окна выглянул Учитель. Размахивая линейкой, как дирижер - палочкой, он с
явным удовольствием отсчитывал получаемые Яковом подзатыльники:

- Раз! Два! Три!

- Батюшка, полегче! - взмолился Яков. - Этак вы у меня из головы все буквы
вытрясете!

Хозяин спохватился. Ведь каждая буква, которую затвердил сын, вскочила отцу
в немалую копеечку. С этим приходилось считаться.

- Ладно, так и быть, ступай!

Спровадив сына, отец опасливо огляделся. Не проснулся ли кто-либо из
постояльцев? Нет. Ставни еще закрыты. Теперь остается сплавить Учителя.
Получив от Хозяина разрешение закончить урок раньше положенного срока,
обрадованный Учитель поспешил откланяться и исчезнуть.

Хозяин зорко следил за тем, как бы Учитель, уходя, не наступил ненароком на
чертеж. Но все обошлось. Теперь - за дело! Свидетелей нет, никто не
подглядит. И Хозяин, склонившись над чертежом, с превеликим вниманием стал
изучать его.

Глава вторая

Пока Хозяин изучал план, Выдумщик медленно брел по улице. Как вернуться
домой с пустыми руками? Ни кувшинов, ни денег. Что скажет на это сестра
Маргарита? Ведь она ведет их маленькое хозяйство и уж кому-кому, но ей-то
известно, что бакалейщик не отпустит без денег ни крупы, ни муки, ни соли и
не поверит на слово бедняку.

Что и говорить, сила на стороне Хозяина. Однако Выдумщик не считал себя
побежденным.

- Разве жизнь состоит из одних только невзгод, - размышлял он, - и на смену
им не приходят радости и чудеса? День только начался, но уже полон событий.
Встреча с Мудрым Отшельником на рассвете в горах - не чудесный ли это
подарок судьбы? Расскажи я об этом людям - не поверят, как не поверил
Хозяин. Никто, кроме Анны. Ей можно рассказать все.

Стоило Выдумщику подумать о ней, как сердце его забилось сильнее. Юноша
прибавил шагу и вскоре очутился возле дома Ворожеи.

Насвистывая мотив нехитрой песенки, Выдумщик с радостью заметил, как из
окна, полуприкрыв лицо занавеской, выглянула Анна. Он не успел разглядеть,
что нос у нее распух и глаза заплаканы. Наскоро смахнув слезы платочком,
Анна улыбнулась Выдумщику и подала знак: "Жди!"

Дружба их началась с самого детства. Маленькая Анна готова была отказаться
от любой игрушки, от редкого лакомства, лишь бы послушать рассказы
Выдумщика. Ворожея, которая души не чаяла в единственной дочке и потакала
всем ее прихотям, разрешала ей, скрепя сердце, встречаться с "мальчишкой с
болота".

Усевшись под яблоней, неподалеку от дома Ворожеи, дети проводили вдвоем
счастливые часы. И если не было рассказчика лучше, чем Выдумщик, то не
нашлось бы и слушателя внимательней Анны. Никогда она не донимала Выдумщика
ни вопросами, ни догадками, ни недоверием. Это ценил мальчик, застенчивый и
самолюбивый.

Анна жила в крошечном, созданном Ворожеей мирке, где кипели в котле опасные
снадобья, обо всем говорилось вполголоса и обиняками и всегда царили
потемки. Окна, даже днем, были задернуты тяжелыми занавесками, в тусклое
зеркало никто не смотрелся, с мебели не снимались чехлы, стенные часы в
деревянном футляре били невпопад, в камине никогда не пылали дрова. Только
в жаровне тлели угли, бросая вокруг зловещие красные блики. С наступлением
сумерек, едва только звезды зажигались в небе, окна закрывались тяжелыми
ставнями. Анне никогда не удавалось ни полюбоваться звездным небом, ни
послушать соловьиное пение.

Люди, окружавшие ее с детства, были черствыми и подозрительными. Случись
нищему замедлить шаги у забора и попросить кружку воды в жаркий полдень,
бедняге не только отказывали, но тут же гнали прочь. "Бедняку только дай
повадку! - утверждала Ворожея. - Сегодня попросит воды, завтра подожжет
дом, а там, того и гляди, прирежет хозяйку". Чванство, высокомерие,
вероломство царили в этом мирке, где Анне было душно, потому что сердце ее
было доступно всему прекрасному. Поэтому-то и любила девочка рассказы
Выдумщика. Чудесные образы, пригрезившиеся Выдумщику, проходили вереницей
перед маленькой Анной, и она следовала за ними, покоренная и очарованная.
Великаны, звездочеты, гномы, странники, дровосеки, пастухи, степенные,
простодушные, смешливые, проказливые, отважные, робкие, самые разные,
совершали подвиги, творили чудеса, помогали обездоленным, заступались за
беззащитных, не требуя ничего взамен. Природа в награду доверяла им свои
тайны.

Историю о Мудром Отшельнике Анна слышала не раз, верила, что он жив и
когда-нибудь ей доведется повстречаться с ним.

Время шло. Анна подросла и прослыла завидной невестой, а Выдумщик,
осиротев, стал водоносом. Ворожея стала еще больше коситься на подростка в
заплатанной рубашке. Он досаждал Ворожее еще и тем, что один из всей округи
не заискивал перед заносчивой старухой. К тому же Ворожея приметила, что
Выдумщик все чаще и чаще стал прохаживаться мимо ее дома. И было ли это
простым совпадением или следствием тайного сговора, но Анна всякий раз
оказывалась у окошка. Не обращая внимания на недовольство матери, Анна
сбегала вниз по лесенке, чтобы посидеть часок под их любимой яблоней и
послушать рассказы Выдумщика.

Поразмыслив, Ворожея решила, что пришло время положить этой дружбе конец.

- Не к лицу знатной девице водиться с босоногим мальчишкой. Ослушаешься -
пеняй на себя. Будешь сидеть под замком, а водоносу насолю так, чтобы долго
помнил Ворожею!

Разговор этот состоялся поутру того самого дня, когда происходили
описываемые нами события.

Засадив плачущую дочку за пяльцы, Ворожея задала ей урок, а сама
отправилась по своим колдовским делам, прихватив карты и кофейную гущу -
предметы, необходимые для гадания. Этой ночью обокрали сельского старосту,
и Ворожее надлежало обнаружить вора.

Случилось так, что Ворожея и Выдумщик разминулись в пути. Завидев друга,
Анна тут же, позабыв все запреты и наставления матери, поспешила к нему
навстречу. Через несколько минут друзья сидели под цветущей яблоней,
поверяя друг другу свои радости и печали.

На улице не было ни души. За соседним забором переругивались отец с сыном,
постояльцы понукали служанку, требуя кто воды, кто завтрак. Никому не было
дела до двух подростков, до их тайн и секретов.

- Сегодня на рассвете в горах мы повстречали Мудрого Отшельника! - сказал
Анне Выдумщик.

- Мы?

- Да. Ты и я.

- Но на рассвете я спала. Двери были на замках и ворота на засове, -
возразила Анна.

- И все-таки мы были вдвоем. Ведь я никогда не расстаюсь с тобой! Слушай, я
расскажу тебе все. Но ты молчи и ни о чем не спрашивай! Обещаешь?

- Обещаю.

И...

День померк. Наступило раннее утро, то самое, сегодняшнее, когда Выдумщик
шагал в горы за водой. Все вокруг изменилось, как по волшебству.

Анна очутилась одна на улице возле своего дома. Окна были закрыты. До зари
было еще далеко. Никогда еще Анне не случалось вставать до рассвета.

- Это утро было туманным, как никогда, - раздался голос Выдумщика совсем
рядом, но, оглянувшись, Анна не увидела его поблизости. Он шагал далеко по
дороге. В руках у него было два глиняных кувшина. Он кивал и улыбался Анне.
Она побежала к нему навстречу. Никогда еще Анна не испытывала такой
чудесной легкости. Казалось, ноги ее не касаются земли. Через несколько
мгновений она оказалась рядом с Выдумщиком. Горы были окутаны туманом. Анне
хотелось спросить, найдут ли они дорогу, но, вспомнив, что Выдумщик просил
ее хранить молчание, не посмела его нарушить.

- Дорога знакома мне, как моя ладонь. Туман не помеха, - сказал Выдумщик. -
Дай мне руку. Идем. Зажмурься, если боишься.

Закрыв глаза, Анна доверилась своему спутнику, крепко держась за его руку.

- Вот мы и пришли. Открой глаза.

Анна увидела скалистую вершину горы. Из расщелины между двух каменных глыб
выбивался источник. Журча и пенясь, вода стекала в небольшой водоем. В нем
отражалась предутренняя синева неба, смягченная пеленой тумана. Анна
залюбовалась нежными, как перламутр, оттенками воды. Сквозь нее
просвечивало дно. Алые рыбки догоняли друг друга, играя легкими, как
папиросный дымок, плавниками.

- Вот он, источник Мудрого Отшельника, - вполголоса сказал Выдумщик.

Склонясь, он набрал воды в кувшины. Потом друзья уселись на обломок скалы
возле водоема. Выдумщик достал из кармана кусок хлеба и только собрался
разломить его пополам, как вдруг легкий шорох заставил Анну и Выдумщика
оглянуться, и они увидели...

...СТАРИКА. Он возник из тумана и сам был как туман, белый, тихий. С плеч у
Старика свисали лохмотья. Седая борода ниспадала до самой земли. Опираясь о
клюку, Старик молча смотрел на незнакомцев. Затем пошевелил губами, Слов
поначалу нельзя было разобрать, точно шелестела листва. Друзья смотрели на
Старика как завороженные. Казалось, они стали участниками какой-то опасной
тайны.

Старик подал Выдумщику знак. Тот осмелился и подошел. Тяжело опираясь о его
плечо, Старик сделал несколько шагов и опустился на камень возле входа в
пещеру, не сводя глаз с куска хлеба, что держал в руке Выдумщик.

Тот отдал хлеб Старику, потом поднес к его губам кувшин с водой. Утолив
голод и жажду, Старик сказал:

- Как бы я хотел отблагодарить тебя, юноша. Выдумщик молчал.

- Добрые поступки вознаграждаются, - снова прошелестел старческий голос.

Но и на это Выдумщик не ответил.

И тут Анна не выдержала. Забыв о запрете, она нарушила молчание и шепнула
Выдумщику.

- Что же ты молчишь?! Попроси у него... Попроси... - Но ей не пришлось
договорить.

Очарование исчезло. Все вернулось на свои места.

- Попроси...

И в тот же миг не стало ни Старика, ни источника, ни пещеры. Сиял полдень.
Хозяин отчитывал Якова. Тот оправдывался. Всхлипывала обиженная служанка.
Лаял пес.

Выдумщик с печальным упреком глядел на Анну и молчал.

- И ты ничего не попросил у него? - спросила Анна.

- Ничего.

- А волшебные слова?

- Какие?

- Те, что исполняют любое желание! Зная их, ты мог бы проникнуть в пещеру.

- Зачем?

- Неужели ты никогда не мечтал о сокровищах?

- Нет. Мои мечты о другом.

- О чем же?

- Я хочу понять, отчего сверкает молния, откуда берется туман, куда улетают
осенью птицы и как находят дорогу обратно. Почему на свете столько
обманщиков и так много обманутых. Ты никогда не думала об этом, Анна?

Анна потупилась. Ей никогда не приходило это в голову. Видя ее смущение,
Выдумщик заговорил о другом.

- А на обратном пути я видел волшебную птицу! Она расправила крылья, белые
как снег и блестящие, как листья после дождя, вспорхнула на облачко и
запела песню. По-своему, конечно, по-птичьи, но я понял. Это песня про нас
с тобой. Вот послушай!

Ты подарила мне свой взгляд И свой веселый смех. И драгоценный этот клад Я
утаю от всех.

Что с нами в жизни ни случись, С тобой моя рука. На голос друга отзовись,
Ответь издалека!

И надо же было Ворожее так скоро вернуться домой! Замешкайся она еще хоть
на полчаса - не узнать бы ей о том, что Анна нарушила запрет и встретилась
с Выдумщиком.

Но старуха, побаиваясь надолго оставлять дочку без присмотра, наспех
завершила колдовские свои дела и пустилась в обратный путь. Приближаясь к
дому, Ворожея услыхала голос Выдумщика и увидела распахнутую настежь
калитку. Догадаться было нетрудно: ослушница дочка и дерзкий водонос
беседуют под своей любимой яблоней.

Кипя от негодования, Ворожея ускорила шаги и, обойдя дом стороной, чтобы
остаться незамеченной, притаилась неподалеку от яблони.

- Мы никогда не расстанемся, - услышала Ворожея голос дочери. - Кто бы ко
мне ни сватался, я выйду замуж только за тебя! И пусть себе матушка
гневается, сколько ей вздумается.

- А я достану с неба радугу, и ты вплетешь ее себе в косу в день нашей
свадьбы! - пообещал Выдумщик.

Полагая, что услышала больше чем достаточно, Ворожея выскочила из засады и
предстала перед ослушниками, черная, зловещая, разъяренная.

- Так вот вы что замышляете! - прошипела она и, подняв тяжелые веки,
метнула на Выдумщика пронзительный взгляд своих светло-зеленых, круглых,
как у ястреба, глаз. Казалось, сила и ярость этого взгляда могла остановить
на лету орла, заворожить змею, зажечь огонь.

- Будет свадьба, да только не твоя, водонос! Когда бы ты ни завернул сюда,
ты найдешь здесь ПУСТЫРЬ! ПУСТЫРЬ! ПУСТЫРЬ!

С этими словами Ворожея сдернула с головы черный платок, взмахнула им, и...

Надо отдать ей должное: ремесло свое она знала в совершенстве. Что, что, а
одурачить, отвести глаза - на это она была великая мастерица. Правда,
никогда она не пускала в ход своих колдовских уловок бесплатно, но тут
случай был особый. Не сводя глаз с Выдумщика, она повторяла на все лады
слово "пустырь". Черная бахрома мелькала в воздухе. Выдумщик видел, как
зашатался дом Ворожеи, исчезла изгородь, за ней - крыльцо, одно за другим
растаяли окна, стены девались неведомо куда и, наконец, сгинула
остроконечная крыша.

Ворожея прикрыла глаза тяжелыми веками, набросила на голову платок,
схватила за руку дочь, и обе они исчезли.

Выдумщик стоял на пустыре. Вокруг - ни души. Ветер катил через пустырь ком
сухой травы. Ни кустика, ни цветочка. Ничего, кроме сухого мертвого дерева
и покинутого вороньего гнезда на нем. Это было все, что осталось от дома
Ворожеи.

- Не верю! - тихо сказал Выдумщик, как бы пробуждаясь от тяжелого сна. И...
точно это слово имело магическую силу, в воздухе зареяли тяжелые бархатные
выцветшие занавески, окутанные облаком пыли, и задернули проемы
несуществующих окон. Несметное количество потревоженной моли, лишившись
своего надежного убежища, трепеща серыми крылышками, искало, куда бы
укрыться.

Выдумщик чихнул.

- НЕ ВЕРЮ! - повторил он, и... взявшиеся невесть откуда истертые ступеньки,
как бы играя в чехарду, выстроились в должном порядке. Каменные плиты
вернулись на свои места, образуя крыльцо, а на нем возникла дверь, которая
никуда не вела. Напоследок остроконечная крыша увенчала дом со всеми его
темными делишками, закоулками и тайниками.

- До свиданья, Анна! - тихо сказал Выдумщик, уверенный, что Анна его
слышит. - Мы скоро увидимся, очень скоро. Теперь я могу уйти. - И он
зашагал в сторону болота.

Пока Выдумщик шагает по пыльной дороге, размышляя, как сообщить сестре
невеселые новости, мы оставим его одного, а сами заглянем в дом Ворожеи.

Припугнув дочку и отвадив от дома Выдумщика, Ворожея, однако, не
чувствовала себя спокойной. Как ни полагалась она на свои колдовские
уловки, но сердце у нее было не на месте. Строптивый характер дочки сулил
матери немало тревог и неожиданностей. Самое лучшее, как полагала Ворожея,
это было бы выдать Анну замуж как можно скорее, тем более что подходящий
жених был на примете. Опасаясь, как бы дочка раньше времени не проведала об
этих планах и не нарушила их каким-нибудь сумасбродным поступком, Ворожея
решила прибегнуть к содействию и помощи Молчаливой Соседки. Метла на
подоконнике кухонного окна служила условным знаком: Ворожея ждет помощницу
для секретной беседы.

Прежде чем она состоится, мы расскажем о том, кто она, эта Молчаливая
Соседка, и каких услуг ждала от нее Ворожея.

Дело в том, что ремесло, каким промышляла старуха, требовало от нее не
только сноровки, но и посторонней помощи. Ворожее надлежало знать обо всем,
что творилось в округе: под какой крышей лад, под какой - ссоры; где
затевают свадьбу, а где готовятся к поминкам; сколько в какой семье
стариков и детей, в сараях - дров, на куртках - заплат; где варят жирные
щи, а где рады и пустой похлебке. Без этих сведений Ворожея оказалась бы
как дворник без метлы или охотник без ружья. Поэтому она и держала при себе
помощницу. Само по себе прозвище МОЛЧАЛИВАЯ СОСЕДКА говорило о том, что она
не охотница болтать. И действительно, на слова она была скуповата,
предпочитая не говорить, а слушать. Пронырливая и осторожная, как мышь,
Молчаливая Соседка умела выуживать секреты, выведывать тайны, не брезгуя
никакими способами, не упуская подходящего случая, никогда при этом не
попадаясь и не навлекая на себя подозрений. Многоопытная в такого рода
делах, она собирала сплетни, подмечала косые взгляды, улыбки, заплаканные
глаза, синяки, ссадины, обновки и сопоставляла все это, проявляя
незаурядную наблюдательность и смекалку. Все до единой замочные скважины
были у нее на примете. Не оставалось ни одной изгороди, заваленки, кочки,
пенька, где не присаживалась бы эта плутовка, таская на спине для отвода
глаз вязанку хвороста и прикидываясь смиренной труженицей.

Не один уже год работая на Ворожею, Молчаливая Соседка так понаторела в
этом деле, что от ее зоркого глаза ничего не могло укрыться. Зная
подноготную каждой семьи, помощница оказывала хозяйке неоценимые услуги,
сообщая ей все до мельчайших подробностей.

Таким образом, старуха загребала жар чужими руками, и денежки
перекочевывали в ее сундуки из карманов одураченных жертв, тогда как
Молчаливой Соседке перепадала самая малость. Прижимистая Ворожея
расплачивалась за услуги далеко не щедро, а иной раз скупала дорогой товар
и вовсе по дешевке.

Молчаливая Соседка, владея всеми тайнами этого прибыльного ремесла, сгорала
от зависти и, ненавидя Ворожею, так ловко скрывала это, что даже
проницательная старуха не могла распознать подлинных чувств своей
помощницы. А та между тем вынашивала в своем сердце планы, как бы получше
сквитаться с Ворожеей и побольнее ее ужалить. Поджидая подходящего случая,
Молчаливая Соседка безропотно выполняла все поручения, являясь по первому
зову смиренная и подобострастная. Так было и на этот раз.

Ворожея приказала наблюдать за хибаркой Выдумщика, за ним самим, за его
сестрой. Будь у них кошка или курица, и те оказались бы под присмотром. Обо
всем, что удастся подслушать, подглядеть или просто заподозрить,

Молчаливая Соседка должна была тут же докладывать хозяйке.

Не теряя времени даром, Молчаливая Соседка взвалила на спину вязанку
хвороста и, делая вид, что сгибается под непосильной тяжестью, отправилась
выполнять поручение.

В болотистой низине лепились маленькие, крытые соломой лачужки. Самая
ветхая из них, чьи покосившиеся стены были выкрашены в лазоревый цвет,
казалась издали клочком неба, упавшим на болото.

Молчаливая Соседка подкралась к лазоревой лачужке и заглянула в окно.

У стола сидела Маргарита, поджидая брата, и чинила его куртку. Прилаживая
заплатки, девушка мурлыкала песенку:

С иголкой и ниткой

Я с детства в ладу:

Заплатки на ветхое

Платье кладу.

В кармане - прореха,

На локте - дыра,

Сегодня зашью,

Что порвалось вчера.

Осталась забота

Еще об одном:

Потертую куртку

Обшить галуном.

Всего и нужна-то

Монетка одна,

Чтоб в лавке купить

На нее галуна.

Истрачу монетку,

Но что за беда,

Ведь будет у братца

Наряд хоть куда!

Молчаливая Соседка первой увидела Выдумщика и быстро юркнула за угол дома,
чтобы тут же вынырнуть и снова занять наблюдательный пост, как только юноша
войдет в дом.

Маргарита бросилась брату навстречу, не заметив сгоряча, что он пришел с
пустыми руками.

- Гляди, братец, - тараторила она, показывая куртку. - Тут штопка, тут
заплатка, а выглядит совсем как новая! На гулянье любого щеголя за пояс
заткнешь! А сейчас садись-ка за стол. У нас сегодня пир! Я сварила
похлебку, которой мы не пробовали уже целый месяц, и испекла две лепешки
вместо одной! А на те денежки, что заплатил тебе сегодня Хозяин, мы
купим... - тут она деловито стала загибать пальцы. - Букварь, муки, соли,
дров и... если останется монетка - стеклянные сережки для меня. Ну, что же
ты молчишь? - Сердце у нее упало, предчувствуя недоброе.

Выдумщик медлил с ответом.

- Он не отдал денег? - догадалась Маргарита.

- Бывает, что человека в пути грабят разбойники. Стоит ли жалеть о потере
денег, если сам остался жив и невредим, - уклончиво ответил Выдумщик.

- Значит - ни букваря, ни муки, ни соли, ни дров?

- Сегодня - нет, но кто может знать, что будет завтра.

- А где кувшины?

- Они отслужили свой век, глиняная посуда бьется рано или поздно.

Маргарита заплакала.

- Не горюй! - утешал ее Выдумщик. - Ночью, когда падают звезды, я поймаю
налету две самых блестящих тебе на сережки.

Тем временем Молчаливая Соседка, незаметно подобравшись поближе к лачужке,
примостилась на скамеечке неподалеку от окна, выходившего на улицу и,
навострив уши, не пропустила ни единого словечка. Мало того, обладая
большой сноровкой по этой части, так ловко скосила глаза, не поворачивая
при этом головы, что не упустила из вида ни заплаканных глаз Маргариты, ни
того, как она вытерла слезы уголком передника, сняла его и, накинув на
плечи платок, собралась уходить.

- Куда ты? - удивился Выдумщик.

- За помощью.

- Но кто может помочь нам, кроме нас самих?

- Ворожея.

- Ты шутишь, сестра!

- Мне не до шуток. Ты на Хозяина работал?

- Работал.

- Он твои денежки прикарманил?

- Что правда, то правда.

- Выходит, кто он? Вор! А у Ворожеи против воров есть заклинание!

- И ты веришь?

- А как же не верить? Когда у судьи пропала свинья, кто вора нашел и
пропажу вернул? Ворожея!

- Так то судье!

- Ему вернула, и нам вернет. Я ведь не задаром! Я ей за это монетку отдам!
Последнюю! - И, развязав уголок платка, Маргарита показала брату
припрятанную монетку.

- Не ходи к Ворожее, сестрица! - взмолился Выдумщик. - Обманет она тебя,
одурачит! Погоди, дай срок, я ни тебя, ни себя в обиду не дам!

- Долго ждать, братец! - махнула рукой Маргарита.

Тут Молчаливая Соседка, перескакивая с кочки на кочку, намного опередив
Маргариту, пустилась со всех ног к дому Ворожеи, которая в это время
занималась столь важным и ответственным делом, о котором невозможно
умолчать.

Кроме хлопот и тревог, у Ворожеи были свои радости и удачи. Изучив тайные
свойства цветов и трав, она приготовляла из них снадобья и торговала ими.
Если ей случалось найти то или иное редкое растение, Ворожея радовалась
этому, как источнику новых доходов.

На этот раз старухе удалось заполучить цветок, чьи свойства были столь
удивительны, что она едва решалась верить в свою удачу.

Отрядив Молчаливую Соседку наблюдать за Выдумщиком, Ворожея раздула пожарче
огонь в жаровне и поставила на нее медный сосуд с водой. Дождавшись, когда
она закипит ключом, Ворожея опустила в воду лепестки чудесного цветка и,
помешивая в сосуде, стала ждать, когда снадобье будет готово. Вскоре
жидкость подернулась пленкой, отливающей всеми цветами радуги, затем
потемнела, точно в сосуд плеснули чернил, через мгновение стала багряной, и
так, то и дело меняя окраску, снадобье стало уменьшаться в объеме,
постепенно выкипая, пока его не осталось так мало, что не наполнило бы и
чашки.

Угли в жаровне между тем подернулись пеплом, а снадобью надлежало кипеть
еще несколько минут. Не переставая помешивать его и боясь отойти, Ворожея
позвала дочку.

Хмурая Анна появилась в кухне.

- Подбрось угольков в жаровню и раздуй огонь! Не видишь - гаснет.

Анна выполнила просьбу матери и невзначай толкнула сосуд.

- Осторожней! - отчаянно крикнула Ворожея, подхватывая сосуд на лету.
Однако часть драгоценной жидкости все-таки брызнула на пол. - Расплескала!!

- Подумаешь, всего несколько капель! - передернула плечами Анна.

- А знаешь ли ты, - в сердцах проговорилась старуха, - что и трех капель
достаточно, чтобы произошло чудо! Мне посчастливилось заполучить цветок,
что раз в сто лет расцветает ночью на болоте. Напиток, приготовленный из
этого цветка, обладает удивительным свойством превращать старика в юношу, а
юношу в старика!

- Опасное зелье! - содрогнулась Анна. - Расплескать бы его все, до
последней капли! - И она протянула было руку к сосуду, но Ворожея опередила
дочку. Отстранив ее от жаровни, мать выпроводила Анну из кухни, заперла
дверь на ключ, задернула поплотнее занавеску, чтобы никто ненароком не
подглядел, и только тогда извлекла из потайного шкафа склянку затейливой
формы. С величайшими предосторожностями Ворожея перелила в склянку
волшебное снадобье. Падая, каждая капля издавала легкий мелодичный звон,
точно была хрустальной. Закупорив сосуд, Ворожея запрятала его в самую
глубь тайника. Едва она успела покончить с этим, как послышался условный
стук в дверь. Это значило, что пожаловала Молчаливая Соседка.

Прошмыгнув в кухню, помощница оповестила хозяйку обо всем, что удалось
подглядеть и подслушать.

- Две лепешки вместо одной... муки... дров... пару стеклянных сережек...
букварь... - шепотом перечисляла доносчица. - Последняя монетка в уголке
платка... заклинание против вора...

Ворожея мотала на ус эти сведения, делая, однако, вид, что отнюдь не
заинтересована ими и впускает их в одно ухо и выпускает в другое. Сбивать
таким образом цену на любой товар было у Ворожеи в обычае.

Молчаливая Соседка протянула руку. Ворожея кинула на ладонь мелкую монету,
буркнув: "По товару и цена!", после чего торопливо выпроводила свою
помощницу и покинула кухню, чтобы подготовиться к встрече с Маргаритой.

Комната, где Ворожея принимала своих посетителей, была обставлена с таким
расчетом, чтобы нагнать страху на самых храбрых. Огромный ворон распростер
крылья над дверной притолокой, филин таращил на вошедшего свои невидящие
глаза, черный кот то и дело выгибал спину, и шерсть его, поднимаясь по
хребту дыбом, источала снопы искр. Углы комнаты были погружены в полумрак,
где кривлялись причудливые тени. Посреди комнаты стол на гнутых толстых
ножках, казалось, присел на корточки и вот-вот подпрыгнет. На столе лежала
книга в кожаном потертом переплете на медных, позеленевших от времени
застежках. По бокам ее горели две свечи: одна черная, другая красная. Рядом
скалил зубы человеческий череп.

Набросив на плечи черный с бахромой платок, Ворожея уселась в кресло у
стола и, открыв книгу, сделала вид, что погрузилась в чтение.

Робкий стук в дверь оповестил Ворожею о приходе Маргариты.

- Войди, - сказала старуха, не поворачивая головы, а следовательно, и не
видя вошедшей. - Ну, что же ты медлишь на пороге, Маргарита?

- Откуда бы вам знать, что это я, госпожа? - спросила оробевшая девушка.

- В моей волшебной книге все сказано, - ответствовала Ворожея. - Ты не
успела еще выйти из дома, а я уже слышала твои шаги. Всю ночь я размышляла
о судьбе девушки, той, что нынче после полудня переступит мой порог.

С этими словами Ворожея стала перелистывать страницы, бормоча себе под нос:

- Сегодня ты варила похлебку, которой вы не пробовали уже целый месяц... Ты
испекла две лепешки вместо одной... Ты собиралась купить... - Тут Ворожея
сделала вид, что с трудом разбирает написанное... - бук-варь... муки...
соли, дров и... нет, нет, не подсказывай! Пару стеклянных сережек.

- Точь-в-точь, госпожа! - подтвердила Маргарита.

- Собиралась, но не пришлось... - с притворным сочувствием вздохнула
Ворожея.

- Хозяин обманул нас, - всхлипнула Маргарита. - Не отдал денег.

- И ты пришла ко мне за помощью. В уголке твоего платка спрятана монетка.

- Вот она! - торопливо развязывая узелок, подтвердила Маргарита.

Ворожея, не удостоив девушку взглядом, протянула руку, бормоча:

Подойди ко мне поближе,

Дашь монетку - не обижу.

И недорого продам

Счастье с горем пополам.

В пустых глазницах черепа вспыхнули багровые огни. Ворон каркнул и взмахнул
крыльями. Ухнул филин. Кот выгнул спину дугой и мяукнул дурным голосом.

Откуда было знать Маргарите, что все это не более чем нехитрые фокусы!
Устрашенная, она вручила Ворожее свою единственную монетку.

- Теперь слушай! - сказала Ворожея. - Слушай обоими ушами. В твоей жизни
есть две беды. Первая - бедность.

- Ваша правда, госпожа, - согласилась Маргарита. -

Но судьба, говорят, изменчива, если самому не плошать, конечно. Ни я, ни
брат ни от какой работы не откажемся, лишь бы...

- На перемену судьбы не надейся, - перебила девушку Ворожея. - В моей
волшебной книге сказано: "Рожденный в бедности умирает бедняком".

- Не ошиблись ли вы, госпожа?! Если оно так, как вы говорите, то выходит -
бедняку и родиться не стоит?

- Придержи язык, болтунья! - повысила голос Ворожея. - Слушай дальше.

- Говорите, госпожа!

- Вторая беда - молодость!

- Молодость беда? - ахнула Маргарита.

- Да. Для бедняков. Им следовало бы рождаться стариками. Старости присуще
смирение, молодости - дерзость. Девушки, подобные тебе, мечтают о сережках,
а юноши норовят дотянуться до звезд или сорвать с неба радугу. Но этому не
бывать! - Тут она повернулась к Маргарите, сверля ее взглядом. - Все в
жизни идет своим чередом! Волк пожирает овцу, ястреб уносит цыпленка, кошка
душит мышь! Побеждает тот, у кого острые зубы, крепкий клюв, цепкие когти.
Ступай на болото и ни на что не надейся! Смирение - вот удел бедняков.

Снова в пустых глазницах черепа вспыхнули зловещие огни, каркнул ворон,
зашипел кот. Не помня себя от страха, Маргарита бросилась вон из этого
страшного места.

Глава третья

Пока происходили все эти события, Хозяин гостиницы не терял времени даром.
Не разгибая спины, он изучал начертанный Выдумщиком на земле план, стараясь
запомнить каждую линию, поворот, не упустить ни единой подробности.
Алчность подсказывала Хозяину, что нельзя пренебрегать такого рода
сведениями и рассказ о сокровищах, спрятанных в пещере, не пустая выдумка.

Изучив план вдоль и поперек, Хозяин кряхтя разогнул спину и, вооружившись
помелом, наподобие бабы-яги, заметающей свои следы, смахнул метлой чертеж,
подняв пыль столбом. Когда пыль осела, Хозяин кликнул служанку.

Пока она спешит на его зов, вытирая о фартук грязные руки, мы скажем о ней
несколько слов.

Это девушка неопределенного возраста, терпеливая, кроткая, трудолюбивая и
выносливая. С тех пор как маленькие тогда еще руки смогли поднять охапку
дров, принести из колодца ведро воды, подмести улицу, Роза, так звали
девушку, оказалась замкнутой в безрадостном мирке. Он был битком набит
нетопленными печами, нечищеными кастрюлями, грязной обувью, тычками,
окриками, приказаниями, упреками. Розе надлежало мыть, чистить, топить,
подметать, подчиняться и терпеть, терпеть, терпеть. Смиренная и
простодушная, она работала за троих, а то и за четверых, считая еще при
этом, что Хозяин благодетельствует ей, ибо смотрит сквозь пальцы на
единственную ее слабость: Роза выпивала.

Что правда, то правда. Но случалось это редко, причем только по глазам
девушки можно было догадаться, что она под хмельком.

Покончив с домашними делами и осушив стаканчик, Роза усаживалась на краешек
табуретки перед кухонным столом. Положив на него огромные, загрубевшие от
черной работы руки, девушка смотрела перед собой пристально, не отрываясь,
точно надеялась просмотреть насквозь стену своей тюрьмы. Так Роза
просиживала часами и под конец, отчаявшись увидеть что-либо, кроме полки с
кухонной утварью, тяжело вздыхала, решив, как видно, терпеть свою жизнь до
конца. Пошатываясь, служанка добиралась до тощего тюфячка под лестницей и,
уткнувшись в него лицом, засыпала тяжелым сном, чтобы поутру снова
вернуться в привычный мир, за пределами которого ей так и не удалось ничего
ни увидеть, ни угадать.

Сейчас Роза, не мешкая, предстала перед Хозяином, опасаясь, не совершила ли
она ненароком какой-либо оплошности, за которую придется держать ответ.
Глаза у нее были настороженные, готовые ко всякой беде. Но этого не
случилось. Хозяин вызвал служанку, чтобы дать распоряжения. Он запретил ей
отлучаться из дому и строго-настрого приказал выполнять все поручения и
прихоти жильцов, угождать им, причем зорко следить за тем, кто что съел,
выпил, разбил или сломал.

Затем Хозяин кликнул Якова и, не говоря ни слова, ухватил сына за шиворот,
втолкнул в комнату и, дважды повернув в замке ключ, спрятал его в карман.
Это означало, что Яков должен твердить уроки вплоть до возвращения отца.

Когда с домашними распоряжениями было покончено, Хозяин отправился в сарай,
где выбрал лопату понадежней, прихватил лом, кирку и, взвалив на спину эту
тяжелую ношу, отправился в горы.

Выждав достаточно времени, чтобы дать отцу уйти подальше, Яков зашвырнул
книжки под кровать и достал из-под подушки второй ключ. Дважды повернув его
в замке, пленник обрел утраченную свободу. Сунув в рот два грязных пальца,
Яков свистнул. Свист, по-видимому, был условным, так как вскоре перед
Яковом предстали парни, те самые, с которыми нам уже довелось мельком
повстречаться.

Все они были на одно лицо, косматые, нескладные, хмурые, взгляды
исподлобья, кулаки наготове. Словом, те двуногие существа, при виде которых
невольно возникает опасение, не бродит ли поблизости мамонт. Запас слов,
каким они располагали, был не более чем у пещерных людей. Не пользуясь, как
и они, ни мылом, ни расческой, потомки отличались от пращуров, пожалуй,
только тем, что те добывали себе пропитание в единоборстве с суровой
природой, а эти жили припеваючи на всем готовом у своих родителей. Вот с
такими ребятами водил компанию Яков. Неистощимые по части злых каверз,
всевозможных плутней и зловредных проделок, дружки Якова тем не менее во
многом уступали ему, за что он и был единогласно признан их главарем и
вдохновителем. Однако, побаиваясь отца, Яков никогда не зазывал их к себе
домой. Сегодня же, судя по распоряжениям Хозяина, он отлучился надолго, и
Яков отважился устроить сборище возле гостиницы.

- Здорово! - приветствовал собравшихся Яков. - Дела?

- Дела - во! Кому в зубы тычок, кому на лбу щелчок! Позабавились - и ходу!
- Парни загоготали.

В окнах стали появляться лица встревоженных постояльцев. Приняв ораву
всклокоченных верзил за шайку разбойников, постояльцы были недалеки от
истины. Только что парни учинили переполох в бакалейной лавке, нахватали,
что попало под руку, перепугали покупателей, подрались с продавцами, чем и
похвалялись сейчас перед Яковом.

Встревоженная Роза пыталась урезонить парней и успокоить постояльцев, но на
дружков Якова не так легко было найти управу. Роза отважилась пригрозить
Якову, что все расскажет Хозяина. В ответ на эту угрозу Яков отвесил
девушке такую затрещину, что Роза кубарем скатилась с крыльца на потеху
развеселой компании.

Пока постояльцы на всякий случай прятали кто куда свои кошельки, дело
приняло неожиданный оборот.

Послышались крики "Держи! Хватай!" и бряцанье оружия. Приняв эту тревогу на
свой счет, парни мигом юркнули в сарай и притаились. Яков хотел было
последовать их примеру, но не успел. Двое подоспевших стражников с
алебардами наперевес, ухватили Якова за шиворот.

- Отвечай! Видел? - гаркнул пожилой тучный Стражник, тряхнув Якова так, что
у него лязгнули зубы.

- Говори, да не ври! - прибавил другой, сухопарый детина на тонких, как
макароны, ногах. - Не то... понюхай! Тут Яков увидел у себя под носом
острие алебарды. Опасаясь прогневить Стражников, Яков не посмел ослушаться
и покорно понюхал алебарду, одновременно стараясь выиграть время и выйти
сухим из воды. Как быть? Выдашь дружков - расквитаются дружки. Обманешь
стражников - расквитаются стражники. И так и этак - дело дрянь. На что
решаться? Пока Яков пытался пошевелить своими неповоротливыми мозгами, его
выручили постояльцы.

- Видели! Видели! Там ищите, там! - и двадцать пальцев, пухлых, костлявых,
ревматических, толстых, тонких и один - холеный с розовым ноготком, указали
в сторону сарая.

Стражники отступились от Якова.

Между тем двадцать голосов, грубых, хриплых, скрипучих и один нежнейший,
подстрекали стражников:

- Хватайте! Бейте! Рубите! Крошите! Стражники, однако, не торопились с
этим. Они, как видно, были не из самых храбрых.

- Ты первый подкрадывайся! - шепнул младший старшему. - У меня сапоги со
скрипом! Спугнем, пожалуй!

- А у меня в поясницу стреляет! - возразил старший, подталкивая младшего к
сараю. - Услышит!

Пререкаясь таким образом и поочередно оказываясь впереди, стражники наконец
подобрались к сараю. Одновременно навалившись на дверь, они распахнули ее
настежь и предусмотрительно отскочили на почтительное расстояние.

- А ну, выходи! - грозно рявкнули они в один голос.

Парни нехотя вышли из сарая.

Но вместо того, чтобы тут же учинить над ними расправу, как того опасались
парни, стражники обратили весь свой пыл на постояльцев.

- Закон обманывать? Насмешки строить! Да вы, да мы... Всех вас под арест! -
И, потрясая алебардами, ринулись к окнам.

Девятнадцать окон захлопнулись как по команде и только двадцатое - чуть
позже остальных. Стражники успели заметить, и каждый принять на свой счет,
очаровательную улыбку и умоляющий взгляд синих, как васильки, глаз. Это
послужило причиной тому, что стражники перенесли свой гнев на Розу.

- "Видели! Видели!" А кого видели! Вот этих верзил? На что они нам? На что,
спрашивается?

- Начальству лучше знать! - пролепетала перепуганная Роза.

Польщенные стражники смягчились.

- Оно, конечно, так. Мы начальство, нам виднее, - кивнул Стражник постарше.

- Ошибка получилась, - пояснил младший. - Мы Старика ищем, того, что сбежал
нынче на рассвете из каменной башни.

Парни перемигнулись.

- Старика? Так бы и сказали.

- Неужто видели?

- А то нет? Мы - сюда, а он нам навстречу.

- Не врете?

- Провалиться нам на этом месте.

- В лохмотьях?

- А то в чем же?

- С бородой?

Парни подтвердили и эту примету.

На вопрос, была ли у Старика клюка, парни схватили каждый по палке и
проковыляли перед стражниками, подражая старческой походке, кряхтя и кашляя
для пущей убедительности.

- Тот самый, - решил Стражник постарше.

- Никто как он, - подтвердил другой. - А куда злодей подался?

- В горы.

- На болото.

- На небо.

- Под землю.

- В колодец.

- На чердак, - посыпались ответы.

Стражники кидались сгоряча из стороны в сторону, пока, наконец, не поняли,
что их дурачат. Осыпав бранью насмешников, представители закона пустились
на дальнейшие поиски, а парни, заходясь от смеха, долго еще улюлюкали
стражникам вслед, пока те не исчезли из виду.

Хозяин гостиницы плелся тем временем, изнемогая под тяжестью непривычной
ноши. Миновав первую из примет - дуб, опаленный молнией, и добравшись до
второй, Хозяин решил отдохнуть. Перед ним была свалка. Здесь валялось
множество предметов, переживших своих владельцев. Ветер шевелил оборками
полуистлевшего платья, точно пытаясь вдохнуть в него жизнь, очки в
оловянной оправе, скрепленные веревочкой, приютились под дырявыми полями
соломенной шляпы. Некогда, быть может, они, эти поля, осеняли голову
какого-то старика, полную невеселых мыслей, а под стеклами очков слезились
потускневшие глаза, прощаясь с небом, облаками, солнечным светом, со всеми
чудесами жизни. Два башмака, потрескавшиеся, с отставшими подошвами, как бы
плелись, спотыкаясь, к неизвестной цели. Костыль, опора чьей-то немощи,
терпеливо ждал, не доведется ли ему помочь еще какому-нибудь горемыке.
Обломки колыбели, отслужившей свою почетную службу, валялись вперемешку с
разбитым корытом, глиняными черепками, подковой. Быть может, она, согласно
поверью, принесла в какой-то дом счастье, а теперь за ненадобностью ржавела
в куче хлама.

Взгляд Хозяина не задерживался ни на одном из этих предметов. Ни единая
мысль, кроме как о сокровищах, запрятанных в пещере, не приходила ему в
голову. Эти мысли гнали Хозяина вперед. Взвалив на спину свою ношу, он
отправился дальше. Преодолев половину пути, Хозяин очутился там, где
тропинка расходилась надвое. Одна круто поднималась вверх, другая, более
пологая, вела к каменной башне, месту заточения опасного преступника. Как
его имя, кто он и какое совершил преступление, никто уже не помнил. Слишком
давно сомкнулись за спиной осужденного тяжелые створки дверей, слишком
много утекло с тех пор воды. Стражники, которые стерегли его, постарели и
умерли, их сменили другие. Не опасаясь, что узник, теперь уже дряхлый
старик, задумает убежать, они не очень-то зорко следили за входом в башню.
Глазея по сторонам, опершись на алебарды, стражники судачили,
переругивались, потом устраивались поудобней на земле и оглашали
окрестности богатырским храпом. А рядом за каменными, изъеденными временем
плитами пребывал в заточении безымянный узник, лишенный солнца, воздуха,
друзей. Годы шли, а он все еще жил. Быть может, распростившись со всеми
радостями жизни, он не утратил той, единственной, что зовется надеждой. Не
она ли посещала его во мраке, обещая голубые просторы, звездное небо,
летний дождь, шепот листвы, нечаянную радость. Кто знает? Это не
интересовало Хозяина. Замедлив шаги, он взглянул на верхушку башни,
упирающуюся в облака, подумал о преступнике и возблагодарил судьбу за то,
что ему, Хозяину гостиницы, человеку отменной честности, не грозит
опасность быть упрятанным за решетку.

- Каждому свое! - размышлял Хозяин. - Преступник - сиди себе за решеткой
под стражей, а честный человек - спи спокойно по ночам, а днем шагай себе
без опаски куда вздумается.

Не будь Хозяин подслеповат, от него не укрылось бы, что дверь, ведущая в
башню, распахнута настежь, огромный, насквозь проржавевший замок лежит на
пороге, стража отсутствует, узник исчез.

Знай все это Хозяин, он поостерегся бы, пожалуй, продолжать свой путь, но,
пребывая в счастливом неведении, шел дальше.

Добравшись до позолоченной солнцем тропинки, ведущей в горы, и увидев по
обе ее стороны крутые обрывы и осыпи, Хозяин призвал на подмогу всю свою
алчность и кряхтя стал карабкаться вверх, стараясь не глядеть по сторонам.
Он подбадривал себя мыслью о том, что результаты этого опасного похода
оправдают понесенные убытки - и изорванную куртку, и потерянное время, и
ссадины на коленях.

Тропинка становилась все уже, подъем все круче. Вокруг царило безмолвие.
Случись беда - помощи ждать не от кого. Приходилось надеяться на самого
себя. Соблюдая величайшую осторожность, цепляясь за пучки травы, ломая
ногти о камни, Хозяин полз медленно, как червяк, приговаривая: "Доберусь,
доползу, своего не упущу!"

Наконец вдалеке послышалось журчанье воды, путник приободрился.

- Он! Источник! А там, если мальчишка не соврал, до пещеры - рукой подать!
- Ив самом деле через несколько минут Хозяин очутился у цели.

Источник Мудрого Отшельника появился перед Хозяином во всей своей красе.
Солнце к тому времени стояло в зените и туман рассеялся. Вода в водоеме
была голубой, как бирюза. Дикие растения склоняли над ним свои ажурные
опахала, точно оберегая от зноя. Разноцветные стрекозы кружились над
водоемом.

Но Хозяин был не из тех, кого может привлечь красота. Минуя источник,
взгляд Хозяина обратился к пещере, расположенной неподалеку. Вход в нее,
как и предупреждал Выдумщик, был завален каменной глыбой. Деловито ощупывая
камень и мысленно прикидывая объем его и вес, Хозяин обнаружил, что в одном
месте глыба неплотно прилегает ко входу, образуя небольшой просвет,
позволяющий солнцу заглядывать в пещеру. Но Хозяин был невелик ростом,
тогда как просвет расположен довольно высоко. Разбежавшись, Хозяин
подпрыгнул и повис на руках, уцепившись за край каменной глыбы.

Изловчившись, он заглянул в пещеру и крикнул так, словно его ужалила змея.
На самом деле это был крик не боли, а радости. Выдумщик не солгал! Иначе
что могло бы сверкать и переливаться разноцветными огнями, если не
драгоценные камни! Только они одни могли источать снопы синих, багряных,
изумрудных и ослепительно-белых, как молнии, искр?! Потоки лучей самых
разнообразных оттенков заставили Хозяина зажмуриться.

"А что, если все это мне мерещится?!" - подумал он, боясь открыть глаза. Но
нет, зрение его не обманывало. Несметное количество драгоценных камней,
собранных в груды, наполняло пещеру. Мысленно Хозяин уже запустил обе руки
в эту сокровищницу. Но только мысленно, ибо ухватить хотя бы камешек было
нелегкой задачей. Просвет между входом в пещеру и каменной глыбой был узок.
Хозяин умел смотреть правде в глаза и был осмотрителен.

- Протиснешь, чего доброго, руку, а обратно не вытащишь! - сокрушался, он
дрыгая коротенькими и кривыми ножками в поисках опоры и не находя ее.
Наконец, жадность взяла верх над осторожностью. Не в силах устоять перед
соблазном заполучить хоть несколько камешков, Хозяин повис на одной руке, а
другую с трудом протиснул в щель. Растопырив пальцы и шевеля ими, как спрут
щупальцами, Хозяин норовил дотянуться до ближайшего вороха и ухватить
побольше камней. Но они, как назло, осыпались вниз, едва только удавалось
потревожить хотя бы один. Чертыхаясь, Хозяин подбирался к ним и так, и
этак, пока, наконец, ему удалось дотянуться до вороха жемчужин. Круглые,
матово-белые, они сияли переменчивым блеском, как маленькие луны. Хозяину
посчастливилось зажать в горсти не меньше десятка. Дрожа от жадности, он
попытался было протиснуть руку обратно, но для этого надо было разжать
кулак и выронить сокровища.

Висеть на одной руке стало невмоготу. С жемчужинами надо было расставаться.
Хозяин ронял их одну за другой, проклиная каждую, которой лишался. Одна...
другая... третья... Еще несколько. Вот осталась последняя, единственная.
Неужели распрощаться и с ней?! Нет! Ни за что на свете! И Хозяин ловким
маневром зажал ее между пальцами и, выпрямив их, вытащил руку. Спрыгнув
вниз, Хозяин плюхнулся на каменистую землю, ибо ноги не держали его,
подгибаясь от волнения и усталости. Трясясь как в лихорадке, он
рассматривал свою добычу.

Бесценная жемчужина из сокровищницы Мудрого Отшельника лежала на грязной,
потной ладони грабителя.

Он, однако, не считал себя таковым. Напротив, совершенно искренне полагал,
что никто, кроме него, не имеет на сокровища никаких прав. Отныне они
безраздельно принадлежат ему и вопрос только в том, как до них добраться.
Хозяин, при его деловой смекалке, не стал тешить себя пустыми надеждами.
Глыба, преграждающая доступ в пещеру, была столь велика, что лом, кирку и
лопату надлежало отложить в сторону, как непригодные средства, и
пораскинуть мозгами в поисках иного способа сокрушить каменную преграду.
Без сообщника тут было не обойтись. Надо было приискать делового,
предприимчивого, надежного человека, не чрезмерно алчного и притом умеющего
держать язык за зубами. Сочетание этих качеств делало задачу чрезвычайно
трудной. Хозяин перебирал в уме всех соседей, отвергая одного за другим.

- Староста, быть может, и подошел бы, да жена его славится на всю округу
своим длинным языком, а, как известно, болтливая женщина - это лестница, по
которой в дом входит несчастье. Нет, староста не подойдет. А вот сборщик
податей, пожалуй, годится. Не женат, по характеру бирюк бирюком, слова из
него не вытянешь. Нет! Чужая душа - потемки. А ну как подведет? С таким
лучше не связываться. А может быть, бакалейщик? Человек обходительный,
степенный, и жена ему под стать, но уж больно оба любят копейку. С таких
станется потребовать половину добычи! Нашли дурака! Не дам! Разве что
судья? Но и это опасно. Обведет вокруг пальца, да тебя же еще и, засудит.
Нет на свете хорошего человека! - сокрушался Хозяин.

И тут его осенила счастливая мысль! Ворожея! Вот подходящий сообщник.
Старуха из тех, кто, как говорится, "может пришить небо к земле!". Правда,
Ворожея не так проста, чтобы удовольствоваться меньшей частью добычи, но
изворотливый ум Хозяина подсказывал ход, который принудит Ворожею
волей-неволей идти на уступки. Хозяин давно уже прикидывал возможность
женить сына на дочке Ворожеи. Породнившись, можно без опаски доверить тайну
старухе и заручиться ее содействием и помощью, не потерпев убытку. Ворожея
души не чает в своей дочке, и, коснись дело ее благополучия, мать, не
моргнув, откажется от своей доли в пользу дочери. Между родней счеты иные,
чем между чужими.

Утвердившись в своем решении привлечь к делу Ворожею, Хозяин надежно
припрятал жемчужину в потайной карман куртки и пустился в обратный путь. Он
показался Хозяину много короче, потому что его подгоняла опаска, не
разболтал ли Выдумщик еще кому-нибудь тайну пещеры.

- С этого пустозвона все станется! - негодовал Хозяин. - Не хватало еще,
чтобы какой-нибудь пройдоха опередил меня! Надо ковать железо, пока оно
горячо! - И тут же порешил, не мешкая, приступить к сватовству.

Воротясь домой, он застал взволнованных постояльцев, которые, столпившись
на крыльце, горячо обсуждали сегодняшнее происшествие. Завидев хозяина, они
поспешили к нему навстречу и, окружив его, засыпали жалобами на страх и
смятение, поселившиеся под мирным доселе кровом придорожной гостиницы.

Когда девятнадцать постояльцев кричат и размахивают руками, а двадцатый,
рыдая, волочит по ступенькам крыльца дорожный сундук, шляпную коробку и
зонтик, нелегко уловить суть дела, но ясно одно: все двадцать человек так
раздражены и взволнованы, что готовы покинуть гостиницу, да еще чего
доброго не расплатившись.

Поэтому хозяин, не вникая в подробности, тут же заверил постояльцев, что
подобный случай не повторится, виновные понесут наказание, а пострадавшие
будут вознаграждены. В подтверждение своих слов он тут же извлек из погреба
несколько бутылок отличного вина и предложил постояльцам распить его,
разумеется, бесплатно, к чему они незамедлительно и приступили.

Задобрив постояльцев, Хозяин кликнул Розу и приказал ей водворить на место
дорожный сундук, шляпную картонку, зонтик, а потом отчитаться перед
Хозяином во всем, что произошло в его отсутствие. Но, запуганная Яковом,
служанка не посмела открыть рта. Как ни гневался на нее Хозяин, он не
добился от Розы ни слова.

Потеряв терпение, Хозяин заявил Розе, что, как видно, она-то и есть
виновница переполоха и будет наказана по заслугам. Убытки, понесенные
Хозяином по вине нерадивой служанки, должна возместить она. Стоимость
дорогого вина, которое, веселясь, распивали постояльцы, будет вычитаться из
жалованья Розы. Таким образом, начиная с сегодняшнего дня, ей предстоит
работать больше года, не получая денег.

Розе это было не в новинку. Привычка быть за все в ответе сделала девушку
нечувствительной к такого рода потерям. Любая прохудившаяся кастрюля,
рассохшийся бочонок, истертая метла - все влекло за собой вычеты из
жалованья. Считая это в порядке вещей, Роза не стала спорить и безропотно
приступила к своим обязанностям.

День между тем клонился к вечеру. Восстановив порядок и справедливость,
Хозяин решил, не мешкая, отправиться к Ворожее. Наскоро перекусив, он
приоделся сообразно случаю, после чего отомкнул комнату, где как ни в чем
не бывало сидел Яков, выпустил его и приказал притаиться у забора,
примыкающего к владениям Ворожеи, и ждать. По первому же зову Яков должен
был предстать перед отцом.

Отдав это распоряжение, Хозяин вышел на улицу и не спеша направился к дому
Ворожеи, не подозревая о том, что ее замыслы полностью совпадают с его
планами.

Ворожея, как женщина проницательная, считала Якова, несмотря на все
прегрешения, что числились за ним, многообещающим юношей. Старуха была
уверена, что со временем сын превзойдет отца по части расчетливости,
деловой сметки и прочих необходимых в жизни качеств.

- За ним Анна будет как за каменной стеной, - думалось Ворожее, и мысль об
этом браке все чаще и чаще посещала старуху, а после стычки с Выдумщиком
Ворожея и вовсе укрепилась в своем намерении выдать дочку замуж за Якова и
по возможности скорее. Анна совсем отбилась от рук, во всем перечила
матери, забросила рукоделье, ничего не хотела делать по хозяйству, часами
просиживая у окна сложа руки.

Поэтому, завидев Хозяина гостиницы, который степенно шествовал по улице
мимо дома Ворожеи, она почла это добрым знаком.

- Добрый вечер! - приветливо окликнула она соседа.

- Мое почтение! - отозвался Хозяин гостиницы, слегка замедлив шаги и
выжидая, не пригласит ли его Ворожея войти, прежде чем он сам выразит это
желание. Такой оборот дела представлялся Хозяину наиболее выгодным.

- На прогулку? - спросила Ворожея, делая вид, что спрашивает из простой
учтивости, не собираясь зазывать соседа к себе в дом.

- Шутить изволите! - отозвался Хозяин. - Дела, соседушка, дела! - И сделал
было вид, что собирается пройти мимо.

- Дела подождут. Завернули бы отдохнуть, - не выдержала Ворожея.

- И то разве. Духота! - отозвался Хозяин и, открыв калитку, неторопливо
поднялся по ступенькам крыльца.

- В самом деле, день нынче выдался - сущее пекло и вечер не лучше! -
поддакнула Ворожея. - Аннушка, пива с погреба сбегай принеси, - и,
обратившись к гостю, добавила вполголоса: - Пиво-то она варила. Мастерица
на все руки и в доме, и огороде, всюду поспевает. И все с песней да с
улыбкой.

Но Анна и не думала улыбаться. Надутая и неприветливая, она принесла кувшин
пива, кружку и, еле кивнув гостю, убежала в дом.

Отхлебнув пива и похвалив его качество, Хозяин не спешил начинать беседу.
Помалкивала и Ворожея. Наконец Хозяин решился.

- Завидная невеста у вас растет. К ней бы да приданое.

- За приданым не постою. Да только молода еще, - отозвалась Ворожея, мигом
смекнув, что Хозяин неспроста завел этот разговор.

- Вода течет, время бежит, - глубокомысленно изрек гость.

- Дочки растут... - подхватила хозяйка.

- И сыновья подрастают...

Хитрецы перебрасывались словами, как игроки мячом, не давая ему упасть,
чтобы не остаться в проигрыше.

- У мельника сын, у старосты, у судьи, - перечисляла Ворожея.

- И поближе есть.

- Примечаю.

- Стало быть, не мешает прикинуть, соседушка, у вас - дочка, у меня - сын.

- У меня вокруг дома сад. Яблонь одних сорок корней.

- И я не на пустыре живу. Гостиница. Двадцать комнат, двадцать постояльцев.

- Пожалуй, оно и неплохо бы, хозяйство к хозяйству...

- Деньги к деньгам.

Собеседники оживились. Дальнейшие околичности были излишни.

- Обоим выгода! - заключил Хозяин.

- Поразмыслить бы, - заикнулась Ворожея.

- Чего там размышлять? Дело ясное. Ворожея кивнула, смахнув слезу.

- Ваша правда, сосед, рано или поздно, а расставаться надо. Хорошо хоть по
соседству!

- Яков!!! - гаркнул Хозяин гостиницы. Круглое лицо появилось из-за забора.

- Тут я!

Хозяин поманил сына пальцем. Перемахнув через забор, Яков предстал перед
отцом.

- Аннушка! - окликнула дочку Ворожея. Анна нехотя вышла на зов матери.

- Дай ручку, дочка!

- И ты, сынок!

Хозяин соединил руки Анны и Якова.

- Вот вы теперь жених и невеста. Поняли?

- Я-то? А то! - ухмыльнулся Яков. Анна молча оттолкнула Якова и убежала.
Хозяин вопросительно взглянул на Ворожею.

- Мое слово - кремень, - успокоила она Хозяина.

- Мое - алмаз!

- Нам - решать, детям - слушаться, - завершила Ворожея, и на этом дело было
покончено. Хозяин настаивал сыграть свадьбу поскорее, тем более, как ему
доподлинно было известно, приданое давным-давно припасено Ворожеей. Что до
венчального платья, то за ним дело не станет, сшить его недолго. Обсудив
напоследок и этот вопрос, будущие родственники расстались, довольные друг
другом.

Вернувшись домой, Хозяин тут же завалился спать, сраженный усталостью и
множеством важных событий. Всю ночь ему снилось, как он с помощью Ворожеи
заполучил одним махом несметное сокровище, ухитрившись при этом не уделить
старухе ни единого камешка.

Глава четвертая

Следующий день был воскресным. Именно в это воскресенье должно было
состояться гулянье на деревенской площади, расположенной на холме. По
обычаю этой местности, молодые помолвленные пары вместе со своими
родителями должны были пройтись несколько раз по кругу. Это оповещало
жителей деревни о помолвке и тем самым скрепляло договор между семьями
жениха и невесты.

Ворожея поднялась в этот день ни свет ни заря. Хлопоча о том, чтобы Анна
затмила всех деревенских щеголих, Ворожея достала из сундука новое, шитое
золотом платье, припасенное для этого дня, и ненадеванные бархатные
башмачки на серебряных каблучках. Полюбовавшись платьем и башмачками,
Ворожея отомкнула шкатулку - подобие кованого сундучка с пузатой крышкой,
где хранились драгоценности - дары околпаченных Ворожеей простаков.
Порывшись в шкатулке, Ворожея остановила свой выбор на бирюзовых с жемчугом
серьгах и таком же браслете. После этого Ворожея отправилась будить Анну,
но застала ее уже бодрствующей и опухшей от слез.

- Матушка! - взмолилась Анна, бросаясь навстречу матери. - Сжальтесь!
Отмените помолвку!

Но миновало то время, когда Анне достаточно было уронить слезу, чтобы
сердце матери растаяло, как воск на огне. Сейчас слезы дочки не произвели
желанного действия. Скорее, они ожесточили Ворожею.

- Слушай, Анна, - нахмурившись, сказала старуха. - Я знаю все, что у тебя
на уме. Для этого не надо быть Ворожеей, достаточно быть матерью. Ты молода
и неопытна. Что плохо, что хорошо - мне виднее. Повинуйся и не рассуждай.
Пора идти. Нас ждут.

Анна вытерла слезы и промолчала. Решила ли она покориться своей участи или
надеялась улучить момент и разжалобить мать, об этом мы узнаем позже.

На площади шумела праздничная толпа. Принаряженные парни, расфранченные
девушки, почтенные матери семейств в парадных чепцах, старики, старухи,
дети, все толпились кто возле палатки заезжего фокусника, кто у помоста, на
котором выступали бродячие артисты, пиликая на скрипках, приплясывая и
зазывая гуляющих покататься на карусели.

Невелика цена - пятак!

Прохожий, не скупись!

А если нет, сойдет и так.

Вертись! Вертись! Вертись!

Карусель завертелась. Все слилось в один пестрый круг. Дети визжали от
восторга, оседлав кто петуха, кто ярко раскрашенного коня, а кому
посчастливилось больше всех - полосатого тигра с оскаленной пастью.

Но вот карусель стала вертеться все медленней и наконец остановилась. Новая
толпа желающих покататься подхватила Ворожею и ее спутников, повлекла за
собой и оттеснила их друг от друга.

Яков, работая локтями, пробрался к карусели и, спихнув какого-то малыша,
успевшего взобраться на тигра, взгромоздился сам на полосатую спину и стал
потешать народ, строя страшные рожи, рыча и лязгая зубами. Толпа
покатывалась со смеху. Артисты на помосте плясали и пели, то и дело
подставляя шляпы, куда гуляющие кидали монеты.

За все про все

Плати пятак!

Цена невелика.

А если нет - сойдет и так!

Вертись без пятака!

И карусель снова завертелась.

Случилось так, что, затерявшись в толпе, Анна оказалась рядом с Выдумщиком.
Не сговариваясь, они взялись за руки и выбрались за пределы площади. И,
словно бы по волшебству, перед друзьями возник куст. Они притаились за ним.
Не теряя ни секунды, Анна поведала Выдумщику о задуманном сватовстве.

- Я еще попытаюсь разжалобить матушку, уговорить ее пощадить меня! А если
нет... - Тут Анна наклонилась к Выдумщику и шепнула ему на ухо несколько
слов, расслышать которые, как ей казалось, мог только он один.

Так как мешкать было нельзя, друзья распрощались и порознь вернулись на
площадь, прежде чем Ворожея успела заметить отсутствие дочери.

Старуха так бы и не узнала о встрече Анны с Выдумщиком, если бы...

... куст, притаившись за которым они шептались, не шевельнулся и не зашагал
к дому Ворожеи! Не удивляйтесь! Куст был не куст, а вязанка хвороста,
которую таскала, как нам уже известно, на спине Молчаливая Соседка. Помня
наказ Ворожеи не спускать с Выдумщика глаз, Молчаливая Соседка выследила
его, как охотник дичь, и, с присущим злодейке проворством, оказалась именно
там, где ей надлежало быть, чтобы подглядеть и подслушать.

Пока на площади шумела праздничная толпа, помощница шагала к дому хозяйки,
чтобы, дождавшись ее возвращения, доложить обо всем подробно, надеясь, что
уж этот товар старуха оплатит более щедро, чем обычный.

А на площади между тем царило оживление. Пришло время молодым помолвленным
парам взяться за руки и пройтись по кругу.

Хозяин окликнул Якова, который кружился верхом на тигре, потешал толпу
гримасами и кривляньем. Не смея ослушаться, Яков на ходу соскочил с
карусели и вытянулся в струнку перед отцом, потный, взъерошенный, красный,
как помидор.

- Вот он я, батюшка!

- Пригладь патлы! - процедил сквозь зубы отец и прибавил вслух: -
Возьмитесь за руки, детки, ступайте, прогуляйтесь, людей посмотрите, себя
покажите! - И снова вполголоса: "Понял, чурбан?"

- Я-то? А то! - ответствовал Яков и, ухватив за руку Анну, поволок ее за
собой, приговаривая: - Ну, ты, не упирайся! На меня гляди, как невесты на
женихов, умильно! Чего по сторонам глазеешь?

Проследив за взглядом Анны, Яков увидел Выдумщика. Он стоял поодаль,
красивый, светловолосый, и смотрел на Анну.

Отшвырнув ее руку и растолкав толпу, Яков приблизился к Выдумщику и
свистнул. Гуляющие насторожились. Все знали Якова и его повадки. На зов
главаря выросли как из-под земли его подручные. Мрачные, сутулые, косматые,
они замкнули Выдумщика в круг.

- Враз? - обратились они к Якову, потирая руки.

- Обождать! - скомандовал тот. Подойдя вразвалочку к Выдумщику, Яков
сплюнул, хохотнул и сладеньким голосом спросил: - Ты что, заблудился?

Толпа притихла. Все ждали, что ответит Выдумщик. Яков был скор на расправу
с неугодными ему ребятами.

- Я и в горах - дома, - ответил Выдумщик. - А на холме и подавно.

- Не виляй, отвечай,

- Спрашивай.

- Ты где живешь? - подступая все ближе и ближе к Выдумщику, спросил Яков.

- На болоте.

- А я?

- А ты на холме.

- В каком доме? - куражился Яков.

- В каменном.

- А ты?

- В деревянном.

- А кто я такой? - допытывался Яков.

- Хозяйский сын.

- А ты?

- А я... - тут Выдумщик чуть-чуть улыбнулся. - Я сам по себе человек.

В толпе послышался смех. Стало ясно, кто одержал верх в этом поединке.

- Ты что, насмешки строить? - крикнул Яков, наливаясь яростью. - А ну,
проваливай отсюда, не то...

- Не уйду, - спокойно ответил Выдумщик. Яков мигнул парням. По этому
сигналу они ринулись на Выдумщика и сбили его с ног. Крики "Дай ему! Всыпь!
Мало! Еще!" взбудоражили всю толпу. Взвизгнули женщины, закричали дети.
Никто, однако, не решился вступиться за Выдумщика, зная, что парни при
случае пускают в ход ножи и, чего доброго, ткнут в бок заступника.

Деловито, со сноровкой, парни избивали лежачего. Хозяин гостиницы и
Ворожея, крепко держа за руку Анну, протиснулись поближе к месту побоища
полюбоваться на расправу.

- Головой его! Головой! - командовал Яков.

- Убьют! Заступитесь! - закричала Анна, пытаясь вырваться из цепких рук
матери.

- Шуточки, - посмеиваясь, сказал Хозяин гостиницы.

- Балуются ребята, - поддакнула Ворожея.

И тут Анна что есть силы рванулась вперед и очутилась в самой гуще свалки.

Скинув с ноги бархатный башмачок, Анна наотмашь так хватила серебряным
каблуком по медному лбу Якова, что над толпой поплыл звон, подобный набату.
Опешив, парни отступились от своей жертвы.

Выдумщик лежал на земле неподвижно. Куртка на нем была изорвана в клочья и
окровавлена. Он, казалось, не дышит.

Анна опустилась перед ним на колени, заслоняя его от любопытных взглядов.

- Волки! - сказала она, с ненавистью и отвращением глядя на Якова и его
банду. - Волки! Волки! Волки!!!

Толпа ахнула. Ворожея, ошеломленная выходкой дочки, подскочила к ней и,
схватив за руку, повлекла за собой.

Выдумщика окружили сердобольные женщины. Одна прыскала ему в лицо водой,
другая пыталась приподнять его с земли. Третья причитала над ним, как над
покойником. Но юноша был жив. Очнувшись, он с трудом поднялся и побрел в
сторону болота.

Навстречу ему уже бежала Маргарита. Дурные вести доходят быстро. Завидев
брата, она кинулась к нему, обняла и повела домой, с трудом удерживаясь от
слез.

А Яков тем временем со своими дружками как ни в чем не бывало продолжал
развлекаться.

Заполнив карусель, вся орава долго кружилась с гиканьем и свистом, пока,
наконец, прискучившись этим занятием, не ринулась к палатке фокусника, где
в один миг произвела полный разгром и опустошение.

Яков сорвал с головы фокусника его чудесную шляпу, из которой тот только
что извлекал и нескончаемый моток ленты, и пушистого кролика с розовыми
глазами, и голубей. Зашвырнув шляпу на дерево, Яков прикончил кролика,
парни свернули голубям шеи, после чего вскарабкались на помост, где плясали
и пели бродячие артисты. У того из них, кто хотел было дать отпор, Яков
отнял скрипку и, ударив ею о край помоста, возвратил изувеченной бедняге
музыканту. Остальные артисты получили в назидание каждый по зуботычине.

Гуляющие стали разбегаться. Площадь опустела. Испортив, как умели,
праздник, парни обнялись и отправились разгуливать по деревне, горланя
песню.

Гуляли они вплоть до сумерек и, когда над деревней стал спускаться туман,
столкнулись на одном из перекрестков с незнакомым дряхлым Стариком.

- Гляньте-ка, ребята! Старик! - крикнул Яков. - Не тот ли самый?

- С бородой!

- В лохмотьях!

- С клюкой!!! Он!! - подхватили парни, тормоша прохожего.

- Ты что тут бродишь? Охотишься за чужим добром?! - наступая на Старика,
допрашивал Яков.

- Я не вор, - ответил Старик с достоинством. - Мне не надо чужого добра. Я
иду мимо, мимо, мимо.

- "Мимо! Мимо!" - передразнил Яков. - Вот намнем тебе бока, пропадет охота
бродить. - И он занес было кулак, чтобы стукнуть Старика.

- Помедли и выслушай, - сказал Старик. В тумане трудно отличить вора от
честного человека и правого от виноватого. Хорошо, если бы люди верили друг
другу на слово.

Парни захихикали.

- На слово?

- А ты, видать, забавник, Старик!

- Ну, плети, плети!

- Я стар и утомлен. Я не замышляю зла. Но я заплутался в тумане. Укажите
мне безопасную тропинку к болоту.

Парни перемигнулись. Не упускать же случая позабавиться.

- Безопасную тропинку? Изволь, - сказал Яков. - Вот она. Иди по ней все
прямо, прямо, прямо, пока не дойдешь до покосившейся хибарки на краю
деревни. Свернешь от нее вправо и тогда считай, что под ногами у тебя
дорога, гладкая, как блин, и безопасная, как детская люлька... Ну, шагай,
Старик, если... если веришь на слово.

- Спасибо, юноша, - ответил Старик и медленно поплелся в указанном
направлении.

Парни зашлись от смеха, когда Старик скрылся в тумане. Все они отлично
знали, что Старику не миновать угодить в самую топь, откуда ему не
выбраться,

- Увязнет Старик!

- По уши!

- По макушку!

- Буль-буль-буль!

- Крышка! Был Старик, и нет! Довольные своей зловредной проделкой, парни
снова обнялись и враскачку зашагали по деревенской улице.

На лбу синяк,

В крови кулак!

Куда ж девать досуг?

Над кем хочу,

Над тем шучу,

И все мне сходит с рук!!!

Вернувшись домой с гулянья Ворожея обрушила на дочку град угроз и упреков,
требуя, чтобы та вела себя отныне, как подобает покорной дочери и примерной
невесте. Но никогда еще не приходилось Ворожее столько слов тратить
попусту. На все нападки матери Анна отвечала молчанием, не оправдываясь, не
раскаиваясь и не давая никаких обещаний, как того требовала Ворожея.

Увидев, что Анну словами не проймешь, Ворожея от слов перешла к делу.
Опасаясь в глубине души, как бы не расстроилась свадьба, Ворожея решила
поспешить с венчальным нарядом и, обрядив Анну в незаконченное еще платье,
стала выравнивать подол, приметывать кружева, прилаживать оборки.

Анна молчала, еще больше досаждая этим матери.

Условный стук в дверь отвлек Ворожею от ее занятия. Она торопливо
направилась в кухню, чтобы впустить вестницу.

Не без тайного злорадства та поведала Ворожее о свидании Анны с Выдумщиком
и о сговоре между ними.

Сраженная этим известием, Ворожея ничем, однако, не выдала своих чувств к
превеликому разочарованию доносчицы.

Мгновенно приняв решение, старуха запустила руку в тайник, извлекла из него
уже знакомую нам склянку с опасным снадобьем и, вручив ее Молчаливой
Соседке, шепнула той на ухо несколько слов, подкрепив свои распоряжения
золотой монетой.

- Ступай и выполни, - напутствовала старуха свою приспешницу. - О сделанном
молчи. Вернешься - получишь вдвое. Не мешкай. Время дорого.

Кивнув головой, Молчаливая Соседка подхватила свою вязанку и исчезла за
дверью.

Ворожея вздохнула с облегчением. "Теперь, - думалось ей, - можно и не
спешить". Решив не досаждать больше дочке, Ворожея окликнула Анну, пожелав
ей спокойной ночи.

Ответа не последовало. За дверью было тихо.

- Сердится! - покачала головой Ворожея. - Ну и нрав! Крапива! Ничего,
выспится, одумается. - И, не зайдя в комнату дочки, отправилась на покой.

Если бы Ворожея догадалась приоткрыть дверь, то увидела бы, что венчальное
платье валяется на полу и комната пуста.

Пока Ворожея беседовала с Молчаливой Соседкой, Анна сбежала из-под
родительского крова.

Глава пятая

Клочья тумана окутывали деревню все плотнее и плотнее. Чуть видный огонек
мерцал в окне лазоревой лачужки. Напитанный маслом фитилек давал мало
света, однако его было достаточно для того, чтобы разглядеть дыры на куртке
Выдумщика, которую накануне так искусно заштопала Маргарита. Прилаживая
новые заплатки, Маргарита напевала сквозь слезы:

С судьбою своей

Я живу не в ладу.

Заплатки на ветхое

Платье кладу.

Заштопаешь ворот -

На локте дыра!

Изорвано все,

Что зашито вчера.

Поверишь в удачу,

А встретишь беду!

С судьбою своей

Я живу не в ладу!

- Говорила я тебе: "Не спорь с тем, кто сильнее. Уступи!" - с упреком
обратилась она к брату, который, задумавшись, смотрел на колеблющийся
огонек. - Сколько раз тебя били!

- Ну, били! - согласился Выдумщик. - Ни разу в жизни я еще не победил, а
ДРАТЬСЯ НАДО! Нельзя уступать, если знаешь, что прав!

- Тебе виднее, - вздохнула Маргарита. - Ты мужчина. - И снова принялась за
работу. - Тут дырка, тут две, петли порваны, пуговицы - ни одной!

- Не грусти! Хочешь - все станет иным?! Стоит только захотеть и поверить.

- Иным? Плесень на стенах, земляной пол, дырявая крыша, окошко, из которого
только и видно, что камыши да туман? Или, может быть, эта куртка? Нет, не
верю!

Выдумщик улыбнулся и легонько дунул на промасленный фитилек в глиняном
черепке. Огонек качнулся и...

- Верь, Маргарита! Верь!

Игра теней и света преобразила лачугу. Ни пятен сырости по углам, ни
земляного пола. Стены раздвинулись, окно стало огромным.

- Верь, Маргарита!

За окном - бескрайний простор, громады гор, поля, черный бархат ночного
неба, на нем - серебряные брызги звезд.

Одна из них сорвалась с неба и. прочертив на нем сияющую дугу, постучалась
в окно. Оно распахнулось. Голубое сияние затопило комнату.

Звезда прильнула к стене, там, где висел осколок зеркальца, за которым была
прилажена бумажная роза.

- Веришь?

Слезы высохли на глазах у девушки. Она повеселела.

- Верю, братец! Теперь дело за мной. Сегодня у нас праздник! Гляди! - Она
тряхнула старенькой холщовой заштопанной скатеркой, и та легла на стол
белоснежной, накрахмаленной, с кружевными углами, парадной скатертью. -
Верю!

И не глиняные кружки и оловянные тарелки ставит на стол Маргарита, а
расписную посуду. То ли ешь с нее, то ли -любуйся! Черствая лепешка уже не
лепешка, а пышный румяный каравай только что из печи.

- Теперь тебе надо приодеться! - И Маргарита набросила на плечи брата
куртку, новехонькую, с иголочки, обшитую галуном и пуговицы на ней в два
ряда!

И сама Маргарита принарядилась. В косах - ленты, в ушах - сережки! ТЕ САМЫЕ!

- А где же гости? Без гостей и праздник не в праздник! В этот миг кто-то
постучался в дверь.

- Входите! - радостно крикнула Маргарита, ничему уже не удивляясь.

На пороге стояла Анна. Платок наспех накинут на плечи, волосы растрепаны,
бледная как полотно.

- Анна! - крикнул Выдумщик, бросаясь к ней навстречу. - Пришла!

- Как обещала. - Анна сбросила платок и огляделась. - Как у вас красиво,
празднично!

- А мы все это только что придумали, - простодушно призналась Маргарита. -
И скатерть, и посуду, и куртку, и каравай!

- И голубую звезду?

- И ее тоже. Раньше это был просто-напросто осколок зеркальца. Я смотрелась
в него по воскресеньям.

- Научиться бы и мне! Но это, наверное, очень трудно - так красиво
придумать!

- Это очень просто, Анна, - сказал Выдумщик. - Ты только поверь.

- Во что?

- Поверь, что безобразное может стать красивым, далекое - близким. Поверь,
что радость одержит верх над печалью, добрые люди осилят злых, а хороших
слов гораздо больше, чем обидных и грубых. И тогда ты сможешь осколок
зеркала превратить в голубую звезду, будничный день - в праздник, ты
сумеешь сложить песню, если захочешь.

- Я попытаюсь, - робея сказала Анна, - сложить песню про эту звезду. Но на
первый раз получится, наверное, не так уж складно.

Знает маг и звездочет

Звезды все наперечет,

Знает имя, знает цвет

И которой сколько лет!

Опустилась к нам сюда

С неба лучшая звезда,

Захотела пошутить,

Нам лачугу осветить!

Спохватился звездочет!

Видит - в звездах недочет.

Нету самой молодой,

Не хватает голубой!

Видно, в небе растерялась,

ПОТЕРЯЛАСЬ!!!

- ПОМОГИТЕ! - донеслось издалека.

Звезда мгновенно померкла. Лачуга приняла свой прежний убогий вид. Голос
чьей-то беды нарушил праздник.

- Помогите!!!

- Кто-то гибнет на болоте! - догадался Выдумщик и бросился на помощь.
Девушки - следом за ним.

А дверь второпях оставили открытой настежь.

ОТКРЫТОЙ НАСТЕЖЬ!

Пустяковая, казалось бы, оплошность. Кто бы мог предположить, что она
окажется роковой!

Вот что произошло в отсутствие хозяев.

К лазоревой лачужке подкралась Молчаливая Соседка. Убедившись, что случай
благоприятствует ее злодейским планам, она юркнула в лачугу и, приметив на
столе кувшин с водой, плеснула в него опасное снадобье. Выполнив без помехи
поручение хозяйки, помощница пустилась бежать со всех ног за обещанной
наградой.

А в это время...

Выдумщик и Маргарита с Анной, выручив из беды Старика, который чуть было не
погиб, увязнув в трясине, привели его в лачугу.

Маргарита поспешила развести в печурке огонь, чтобы высушить мокрые
лохмотья Старика, обогреть его и испечь лепешку, а Выдумщик снял со
старческих усталых ног ветхую обувь.

- Второй раз ты спасаешь мне жизнь! - сказал Старик, вглядываясь в лицо
Выдумщика. - Помнишь нашу встречу в горах и кусок хлеба, который ты мне
отдал?

- Мудрый Отшельник?! - прошептал Выдумщик. Старик покачал головой.

- Нет. Я не тот, за кого ты меня принимаешь. Я обыкновенный человек, такой,
как все.

- Как вы попали к нам на болото?!

- Я доверюсь вам. Знайте: время и ржавчина источили замок моей темницы.
Дверь открылась. Стражники спали. Под покровом ночной темноты я покинул
каменную башню.

- Значит, вы... - Маргарита запнулась.

- Опасный преступник? - договорила Анна.

- Не тревожьтесь. На совести у меня пет ни крови, ни золота. Слушайте: в
дни моей юности я был садовником у могущественного владыки. Природа
наделила меня чудесным даром - от каждой моей улыбки рождался цветок. Нрава
я был веселого, и сад цвел круглый год. Ни осенние ливни, ни морозы, ни
вьюги не властны над цветами, рожденными улыбкой.

Однажды владыка незаслуженно оскорбил меня. Я перестал улыбаться, и сад
зачах. От меня требовали улыбок, мне грозили наказанием, сулили награды, ко
мне подсылали шутов, чтобы рассмешить меня. Они кривлялись, давали друг
другу пощечины и нашептывали мне.

- Улыбнись, что тебе стоит! Нам тоже невесело, однако мы хохочем до упаду.

Но я не мог улыбнуться.

- Заточить его в каменную башню! - приказал разгневанный владыка. - Пусть
одумается.

Я вошел в башню юношей, а вышел глубоким стариком. Говорят - черепаха живет
двести лет, грач - триста, цапля - семьсот. Так ли это, не знаю. Но
человеческий век короток, и тот у меня отняли. Я не успел узнать, сколько
звезд в небе, сколько букв в азбуке и как складывать из них слова. Я не
встретил ни девушки, которая полюбила бы меня ни друга, кому бы мог
поверить на слово. Мне нужна еще одна жизнь!

- Разве можно вернуть молодость? - недоверчиво спросила Маргарита.

- Я слышал - есть на болоте растение, - ответил Старик. - Оно обладает
удивительным и опасным свойством - превращать юношей в стариков, а старикам
возвращать юность. Я должен найти это растение. Медлить нельзя. Цветет оно
раз в сто лет. Но, прежде чем уйти - я хочу доверить вам ВОТ ЭТО. - И
достал из-за пазухи нищенскую суму. - В ней - сокровище. То, что сума
хранится у вас, - должно остаться тайной. Я вернусь за сумой. Когда - не
знаю. Обещайте, что не заглянете в нее и не воспользуетесь тем, что
спрятано в ней, ЧТО БЫ НИ СЛУЧИЛОСЬ.

- Обещаем!

Но как понадежней спрятать суму?

Посовещавшись, решили устроить тайник у порога. Приподняли половицу и,
чтобы сырость не попортила сумы, подложили под нее камень. Потом укрепили
половицу и поставили поверх нее бочонок с водой.

Пока происходили все эти события, стражники плелись по улице, ругая на чем
свет стоит сбежавшего узника, по чьей вине им пришлось рыскать по всей
округе. Старик как сквозь землю провалился! Не плутать же в поисках за ним
по болоту, рискуя своей шкурой! Белый как молоко туман сгущался все
плотней, и стражники еле-еле различали друг друга. Благоразумней было бы
доложить начальству, что беглец увяз в трясине и вытащить его оттуда не
было никакой возможности.

Приняв это решение, стражники повернули было обратно, но, приметив в
лазоревой лачужке свет и услышав голоса, остановились и прислушались. Один
голос был старческим.

Стражники заглянули в окошко и увидели того, кого искали.

Он сидел спиной к окну, но седые волосы и сгорбленная спина выдавали
Старика. Маргарита потчевала его лепешкой, от которой шел пар, а дочка
Ворожеи, наклонив кувшин, наполняла кружку водой или вином, этого
стражники, разумеется, не могли разобрать. Вот девушка подала Старику
кружку. Он поднес ее к губам...

Но...

- Стража! - крикнула в ужасе Маргарита, увидев в окне лица стражников.

Рука Старика дрогнула. Не успев отхлебнуть из кружки ни глотка, Старик
поставил ее на стол и, с трудом поднявшись, сделал было шаг к двери, чтобы
сдаться, не навлекая беды на своих спасителей.

Но они решили иначе.

Зная, что в крошечные окошки стражникам не протиснуться, Выдумщик бросился
к двери и навалился на нее, отражая первый натиск.

- Мужайтесь! - крикнул он гостю.

- Мы не дадим вас в обиду! - Анна и Маргарита стали подтаскивать к дверям
все, что попадало под руку - скамьи, табуретки, бочонок с водой,
поддерживая это сооружение, которое сотрясалось под ударами стражников.

- Откройте! - вопили они. - Вы укрываете Старика-преступника и ответите за
это перед законом.

- В моем доме гость! - возражал Выдумщик. - Он молод! На лбу у него нет
морщин, а в волосах ни одной серебряной нити!

- Не дурачь нас, Выдумщик! - надрывались стражники, дубася в дверь что есть
силы. - Старик прячется здесь!!

- Юноша пирует за моим столом, как подобает гостю, и хозяйка подносит ему
кубок, как того требует обычай! - не сдавался Выдумщик.

- В самом деле, вам надо подкрепиться! - шепнула Старику Маргарита. - Кусок
лепешки и глоток воды возвратят вам силы.

- Ты права. Иссякнут силы, покинет и надежда. А надеяться надо до
последнего вздоха. - Старик поднес к губам кружку и едва успел сделать
несколько глотков, как дверь под натиском стражников сорвалась с петель.
Скамейки, табуретки, бочонок - все рухнуло с грохотом вместе с дверью.
Стражники ворвались в лачугу.

- Попался, Старик! - рявкнули они. - Теперь не уйдешь! Ты...

И тут оба отпрянули от своей добычи.

Тот, кого они принимали за старика, оказался Юношей. Молодое, без единой
морщинки лицо под шапкой льняных кудрей, ясные голубые глаза, широкие
плечи... Какой там Старик!

Выпучив глаза, стражники уставились на Юношу, а он, в свою очередь, с
недоумением глядел на них, не понимая причины, по которой все приняло такой
неожиданный оборот.

Выдумщик и Маргарита не знали, что и думать.

Одна только Анна, казалось, поняла причину этого чудесного превращения, но
и ей было поначалу невдомек, каким образом волшебное зелье, которое
изготовила Ворожея, оказалось в этом кувшине.

- Первым все-таки опомнился Выдумщик.

- Я же говорил вам... - упрекнул он стражников. - Это не тот человек, кого
вы ищете. Тот - дряхлый старик, а этому едва минуло семнадцать.

- Семнадцать лет! - с грустью прошептал Юноша. - Как давно это было! -
Взгляд его обратился к осколку зеркальца, ожидая увидеть в нем морщины,
седины, потухшие глаза, но...

....в зеркале отразилось молодое лицо. Оно показалось Юноше знакомым!

- Семнадцать! - повторил он, вглядываясь в удивительное отражение и узнавая
его. - Да! Сегодня день моего рождения!

Он УЛЫБНУЛСЯ и...

...бумажная роза за зеркальцем, шурша выцветшими лепестками, стряхнула с
них пыль и развернула их свежими и благоуханными...

Жизнь для юноши началась сначала.

- Щедрым хозяевам не придется раскаиваться в своем гостеприимстве, - сказал
он, обращаясь к своим спасителям, - Отныне я ваш друг в беде и в радости. Я
ухожу. Когда вернусь - не знаю, но по возвращении разделю с вами все, чем
владею. Берегите то, что вам доверено. Благодарю за чудесный напиток. - И
гость покинул лачугу.

- Напиток?!! - подхватил Младший Стражник. - Так вот почему ты так долго
куражился и не впускал нас в лачугу, Выдумщик! Боялся, что и нам придется
поднести по кружечке!

Подсев к столу, Младший Стражник бесцеремонно разглядывал Маргариту.

- Эй ты, девчонка! А у тебя, оказывается, такие же голубенькие глазки, как
у моей невесты, дочки старосты. Правда, она не такая смазливая, как ты, но
зато какое у нее приданое! Одних перин пять штук, не считая прочего! Эх,
выпью за приданое! - И он подставил кружку. - Наливай, да смотри до краев!
И ты не зевай! - обратился он к Старшему Стражнику. - Пей!

- Без хорошей закуски не пью, - отказался тот, окидывая взглядом стол.

- Дело твое. Ну, чего же ты медлишь, девчонка? Угощай начальство!

Тут неожиданно вмешалась Анна.

- Боюсь, вам не осталось даже пригубить. - И она отодвинула кувшин, зная,
как опасно его содержимое.

- Ах ты скряга! - возмутился Стражник, отнимая у Анны кувшин и заглядывая в
него. - Эге! Да тут осталось больше половины! Сейчас отведаем этого
чудесного напитка.

- Он слишком крепок для вас, поверьте! - убеждала Анна.

- Крепок или нет, узнаю сам. Я не так прост, чтобы верить людям на слово!

- Случится беда - пеняйте на себя.

- Беда? - хохотнул Стражник. - Что может приключиться с парнем от пары
добрых глотков!

Запрокинув голову, молодой верзила одним духом осушил кувшин.

И...

Закашлялся старческим надсадным кашлем, задыхаясь и сплевывая.

- А ведь правда, крепковат напиток, так горло и дерет. Кряхтя и охая,
Стражник выполз из-за стола, и все увидели... дряхлого старичишку, который
шатался, хватаясь за стенку.

Все ахнули.

- Ничего, не впервой! - прошамкал старикашка. - Высплюсь - буду как
стеклышко. Молодому парню выпить не грех! - Тут он пошатнулся и плюхнулся
на скамейку. - Ой, ноги не слушаются. И в поясницу стрельнуло! - Он
поежился. - Зябко мне что-то. Кровь, что ли, не греет! Рановато в мои-то
годы! - пошутил он, улыбаясь беззубым ртом. - Да что вы все на меня
уставились? На мне узоров нет!

- Узоров! - горестно воскликнул Старший Стражник. - Хорошо бы узоры! А
то... - Он подвел его к осколку зеркала. - Видишь?

- Ну, вижу! - прошамкал пострадавший. - Портрет.

- Это зеркало, - возразил Выдумщик.

- Хе-хе-хе! Так тебе и поверь! Небось дедушка твой на портрете? Плохенький
старичок!

- Вот бестолковый! - рассердился на товарища Стражник. - Это ты!!

- Как так?! - забеспокоился старикашка, ощупывая свое лицо и сравнивая его
с отражением. - Морщины?! Откуда бы им взяться? А усы? - Он дернул себя за
седой реденький ус и взвизгнул. - Ой! Больно! Выходит - мои. А борода?
Неужто и она тоже? И лысина?!!

- Все твое, - подтвердил Стражник.

- Батюшки! Значит, взаправду он - это я!!! Караул!!! Помогите! ЛЮ-ДИ-И!!!
Люди-и-и-и!!!

Вопли его переполошили всю деревню. Несмотря на поздний час, люди спешили
отовсюду. Лазоревая лачужка была битком набита и окружена любопытными,
когда подоспели Хозяин гостиницы с Яковом и Ворожея.

Увидев Анну рядом с Выдумщиком, старуха едва поверила своим глазам. Она
была убеждена, что оставила дочь мирно спящей под родительским кровом.
Каким образом она оказалась здесь? Как посмела убежать из дома! Как
случилось, что не Выдумщик, а кто-то другой угодил в расставленную западню?

- Опоили меня! Погубили! Из молодого в старого переделали! - голосил
пострадавший.

Ворожея поняла, что оплошала со своим колдовством. Обманута! Одурачена! Все
ее планы рухнули. Задыхаясь от гнева, она ухватила дочку за руку.

- Как ты посмела, негодница?! - прошипела Ворожея. - Как очутилась здесь?!

Анна не удостоила мать ответом.

Между тем Хозяин гостиницы, растолкав зрителей, подошел к пострадавшему.
Приврать в случае необходимости и даже без нее, за Младшим Стражником это
водилось.

- Не дурачит ли он нас? - подумал Хозяин. - Нет, усы и борода - настоящие,
зубов во рту ни одного. Хочешь не хочешь - верь!

- Люди добрые! - сокрушался Стражник. - Ну куда мне теперь податься? В
женихи - не гожусь, в деды - внуков нет. Ни два я теперь, ни полтора!

- Сейчас разберемся, - успокоил его Хозяин гостиницы. - Так опоили тебя,
говоришь?

- Опоили! - поддакнул Стражник. - Одурманили! Молодости моей не пожалели. -
И он снова заголосил.

- А кто ж такое над тобой учинил? - допытывался Хозяин.

- Не он ли? - подсказала Ворожея, указывая на Выдумщика. - С такого все
станется! - И, неприметно для прочих, подмигнула пострадавшему Стражнику.

Тот мигом понял, чего от него хотят.

- Он! Выдумщик! - взвизгнул Стражник, замахиваясь на юношу алебардой.

- Грех-то, грех! - заговорили в толпе. - Вот они, выдумки, до чего доводят!

- НЕПРАВДА! - крикнула Анна. - Не он виноват! Я знаю кто! Я скажу!!

Но мать успела зажать ей рот.

- Молчи! Прокляну! Толпа опять заволновалась.

- Тише! - прикрикнул Хозяин. - Дайте человеку слово сказать.

- Пусть расскажет! - крикнула Ворожея. - Его беда, за ним и слово!

Поймав поощряющие взгляды Ворожеи, старикашка Стражник понял: ложь для него
- прямая выгода. Оговорить невиновного человека чего проще!

И, приосанившись, стал плести небылицу о том, как Выдумщик заманивал обоих
стражников к себе в лачугу, прельщая выпивкой.

Старший Стражник, не желая оставаться в тени, то и дело перебивал товарища,
чтобы ввернуть словечко.

- Говорил я тебе, "пойдем по домам"! Нет, вломился!

- Помолчи! - отмахивался старикашка. - Не перебивай!!

- Пусть рассказывает!

- Заманил он это нас с товарищем в лачугу! - плел старикашка. - "Пейте!"

- А я ему: "Без закуски нехорошо!" - опять попытался вмешаться Старший
Стражник.

- Не мешай человеку говорить! - прикрикнул на него Хозяин гостиницы. -
Продолжай, дедушка!

- Налил он это, значит, из кувшина в кружку вина...

- Не вино это было!!! - крикнула Маргарита. - Вода! На нее зашикали.

- Налил он мне кружку до самых краев, - продолжал старикашка. - "Пей, -
говорит, - не то пожалеешь". А у самого глаза горят, как у волка, а за
голенищем - нож!

- Дедушка! - раздался детский голосок. - А у него голенища нет, он босый!

- Цыц! - прикрикнул Хозяин. - Начальству виднее. Выкладывай, старик, все,
как оно дальше было!

- Ну, оробел я по молодости. Приложился. Отхлебнул самую малость и...
пожалуйста! - Он развел руками, как бы предлагая присутствующим убедиться в
результатах своей оплошности.

- Не так все было! - крикнула Маргарита вне себя. - Я расскажу!!!

Хозяин гостиницы ласково отстранил ее.

- Не горячись, девушка! Не волки мы здесь собрались, люди. Вот по-людски,
по-доброму все и рассудим. А ну, малый, - обратился он к Выдумщику, -
отвечай, чья эта лачуга?

- Моя, - ответил Выдумщик.

- А кувшин чей?

- Мой.

- А что в кувшине было?

- Вода.

- Хороша вода! - захныкал старикашка.

- А кто наливал ее в кувшин? - допытывался Хозяин гостиницы.

- Я, - ответил Выдумщик.

- Ага! Проговорился!

- Злодей! Погубитель! Колдун! - запричитала Ворожея.

- Бранить не годится, - елейным голоском перебил Ворожею Хозяин гостиницы.
- Мы по-хорошему беседуем, по-справедливому. Кто прав, тот прав, а кто
виноват - винись! Слово за тобой, Выдумщик! Говори: "Виноват!"

Выдумщик медлил с ответом. В лачуге воцарилась тишина. Все ждали.

Наконец юноша поднял голову и спокойно, с достоинством, сказал:

- Да. ВИНОВАТ.

- Нет! - крикнула Анна.

- Виноват, - еще раз повторил Выдумщик. - Но не перед вами, а ПЕРЕД СОБОЙ.

- Куда он клонит? - забеспокоился Хозяин гостиницы.

- В том виноват, - продолжал Выдумщик, обратившись прямо к Ворожее и
Хозяину гостиницы, - что кланялся вам при встречах с почтением, что молча
сносил обиды и насмешки, что карабкался по горам и носил вам воду, работал
на вас, а случалось, и робел перед вами! В этом ПЕРЕД СОБОЙ винюсь!

Хозяин гостиницы тревожно оглядел присутствующих. Они слушали внимательно
и, казалось, соглашались с Выдумщиком.

- И наконец я понял, - смело продолжал Выдумщик, - таким вот, как ты,
Хозяин, и ты, Ворожея, без нас, бедняков, НЕ ПРОЖИТЬ. А мы без вас
обойдемся. Вы знали это давно и скрывали, а я догадался недавно.

- Верно он говорит, правильно! Ай да голова у Выдумщика! - послышались
голоса. - Давно бы так! Хозяин гостиницы и Ворожея струхнули.

- Заварит кашу, смутьян, а мы - расхлебывай! - шепнул Ворожее Хозяин. -
Нельзя терять времени. - И подтолкнул Якова. - А ну, не зевай! Кликай свою
свору! Упрятать его в башню!

Яков свистнул. Лохматые парни выросли как из-под земли.

- Бунтовщик! Колдун! - стараясь перекричать друг друга, горланили они,
подстрекаемые своим главарем. - В башню! Под замок! Вяжите его!

Набросившись на Выдумщика, парни мигом скрутили ему руки и разогнали толпу.

Теперь Выдумщик стоял лицом к лицу со своими врагами, оклеветанный и
беззащитный.

- Что, страшно? - торжествующе спросила Выдумщика Ворожея.

- Да. Вам! - ответил Выдумщик. - Потому что не я вас боюсь, а ВЫ - МЕНЯ.

Глава шестая

Вот как случилось, что каменная башня пустовала недолго. Новый узник
очутился за ее стенами. Хозяин гостиницы и Ворожея заказали вскладчину
замок величиной с колесо, а ключ доверили пострадавшему Стражнику, считая
его самым надежным хранителем.

Маргарите было строго-настрого запрещено приближаться к башне. Ослушается -
навлечет на брата еще горшие беды! Запуганная девушка не смела нарушить
запрет, а Выдумщик дни и ночи проводил у крошечного, забранного решеткой
окошечка, вглядываясь вдаль, не покажется ли хоть вдалеке Маргарита. Не
видя ее, он изнывал от тревоги. Анна, как он и предполагал, сидела под
надзором матери взаперти, но кто мог помешать Маргарите хоть издали
взглянуть на брата?!

Дни шли за днями.

Первое время односельчане осаждали башню, заставляя старикашку снова и
снова рассказывать свою историю. Тот, чувствуя себя в кругу зевак, как рыба
в воде, охотно повторял рассказанное, ибо слушатели подносили за это кто
рюмочку, а кто кусок пирога или мяса. Второй Стражник, как свидетель,
поддакивал товарищу во всем, и таким образом оба извлекали немалую выгоду
из происшедшего.

Однако, уснащая рассказ все новыми и новыми подробностями, старикашка так
под конец заврался, что стал нести полную околесицу, которой перестали
верить даже самые глупые бабы.

Тогда, заскучав, он принялся донимать узника. Присев возле двери с таким
расчетом, чтобы Выдумщик слышал каждое слово, зловредный старикашка начал
рассказывать о том, какие беды якобы стряслись в лазоревой лачужке. Он
подробно описал пожар в ней, ужас Маргариты и под конец добавил, что она,
бедняжка, лишилась рассудка. Но, по счастью для Выдумщика, старик назавтра
забывал о том, что наврал накануне. Таким образом Выдумщик догадался, что и
лачужка цела, а Маргарита жива и здорова. Измышляя все новые и новые беды,
обрушивающиеся на ее голову, старикашка не забывал ввернуть словечко и про
Анну, подозревая, что судьба ее небезразлична Выдумщику. Для начала он
рассказал о том, как пышно сыграли свадьбу Анны и Якова, сколько было
гостей и какая уйма снеди наготовлена. На другой день, забыв о якобы
состоявшейся свадьбе, наплел с три короба о том, какое Ворожея готовит
дочери приданое, сколько заказано швее платьев, шуб и как часто мать ездит
с дочкой в город за покупками.

Но эти развлечения скоро прискучили старику, тем более что лето было на
исходе, дни становились все короче и холоднее, а ночью и вовсе было
невтерпеж стоять на посту, когда сырость пробирает до костей и негде
укрыться от дождя и ветра.

Все чаще и чаще стражники стали поговаривать о том, что пора бы напомнить
Ворожее об оказанной ей услуге. Ведь в угоду старухе один из них оговорил
Выдумщика, другой - поддакнул, а такие дела не делаются задаром.

Поеживаясь от холода, лжесвидетели мечтали покинуть опостылевший пост и
уйти на покой. Но для этого нужны были деньги. Пострадавший Стражник решил
стребовать долг с забывчивой Ворожеи и с этой целью отправился в деревню.

По дороге старик твердил заготовленную заранее речь, целью которой было и
подольститься к старухе и, в случае необходимости, припугнуть ее. Старику
казалось, что любой краснобай позавидовал бы тому, как убедительно
составлена эта речь. Но увы...

...она осталась непроизнесенной.

Завидев старикашку, приближающегося к ее владениям и признав в нем
злополучного Стражника, Ворожея без лишних слов спустила с цепи злющего пса.

С яростным лаем тот кинулся к забору, вдоль которого ковылял непрошеный
гость.

Опасаясь, как бы пес сгоряча не перемахнул через забор, Стражник дал тягу.
Он улепетывал настолько быстро, насколько позволял ему преклонный возраст,
напомнивший о себе в самую неподходящую минуту.

Набравшись страху, старик миновал, наконец, владения Ворожеи и свернул за
угол, где почувствовал себя в безопасности.

Расхрабрившись, Стражник погрозил алебардой своим гонителям - Ворожее и
собаке, после чего уселся на придорожный камень, чтобы перевести дух и
собраться с мыслями.

Судя по встрече, какую оказала своему должнику Ворожея, было ясно, что с
нее не получишь ни монетки.

Подобный оборот дела никак не входил в расчеты стражников.

- Эта старуха - сущий дьявол! Тягаться с ней - все равно что варить камень,
- рассудил старик. Лишиться заслуженной награды было обидно, но не менее
обидным казалось и то, что он, будучи сам не промах по этой части, дался в
обман и оказался в дураках.

Пожелав Ворожее столько бед, сколько пчел в улье и муравьев в муравейнике,
старик, кряхтя, пустился было в обратный путь. Однако мысль о том, что он
возвращается с пустыми руками, была ему нестерпима. Пораскинув мозгами,
которых у него в голове было ровно столько, чтобы хватило на зловредную
выдумку, старик, вместо того чтобы отправиться к башне, заковылял в
обратную сторону, к лазоревой лачужке.

Будь Стражник помоложе и пободрее, Маргарита не пустила бы его на порог. Но
старость и немощь невольно внушают сострадание.

- Впусти, девушка! - причитал старик, стучась в дверь. - Озяб я, еле
плетусь! Вот-вот помру!

- Войди, - сказала Маргарита.

Старик вошел в лачужку и кряхтя опустился на скамью.

- Есть у меня к тебе секретное дельце, - пояснил он. - Да только смотри,
держи язык за зубами. Разболтаешь - тебе же хуже! От всего отопрусь, скажу
- оговариваешь. А за оговор по головке не гладят!

- Я слушаю тебя, - с трудом преодолевая отвращение, сказала Маргарита.

Старик достал из-за пазухи огромный ключ.

- Видишь! Маргарита кивнула.

- Вот он, ключик от каменной башни! Повернешь в замке, и... идите сестрица
с братцем куда глаза глядят, куда птица летит. Мы, стражники, когда надо,
спим крепко. - Он поиграл ключом. - Право слово, недорого возьму.
Всего-навсего кошель золота. Безделица!

Маргарита с тоской оглядела свою нетопленную убогую лачугу.

- Нет у меня золота!

- У тебя нет, у других найдется! Богачей в нашей округе хватит. Сама ж ты
ходишь к ним полы мыть. Улучи минутку и...

- Украсть! - ахнула Маргарита. Старикашка и ухом не повел в ответ на это.

- Холодно в башне, сырость, - шамкал он, - плесень. А крыс!!! Уснет человек
покрепче, а они тут как тут, заедят и косточек не оставят. А братцу твоему
жить бы да жить! Жалость! Вот и пришел я к тебе по-хорошему. Я зла на тебя
не держу.

- Нет! Нет! Нет! - в ужасе крикнула Маргарита, зажимая уши. - Слушать тебя
не хочу.

- На нет и суда нет! А надумаешь, приходи. - И, спрятав за пазуху ключ,
Стражник заковылял прочь.

Всю ночь Маргарита не сомкнула глаз. Ей мерещилась каменная башня, брат,
погибающий от голода и холода, полчища крыс, подбирающихся к узнику в
ожидании, когда он заснет.

"Кошелек золота! Безделица", - нашептывал ей проклятый старик. Но где взять
это золото? Где?

И тут Маргарите пришла в голову мысль, которую она поторопилась отогнать,
но тщетно. Девушка знала: под половицей у порога в лачуге хранится
нищенская сума. В ней - сокровище. Человек доверил друзьям эту суму, взяв с
них слово, что они не заглянут в нее и не воспользуются тем, что спрятано в
ней - ЧТО БЫ НИ СЛУЧИЛОСЬ. Но он обещал по возвращении поделиться с ними
всем, что имеет. А если в суме золото?! Кто знает, когда вернется хозяин
сумы? Быть может, слишком поздно! Знай он, какое несчастье приключилось с
Выдумщиком, разве Юноша не отдал бы золото, чтобы спасти жизнь другу? Разве
не упрекнул бы он Маргариту, случись по ее вине непоправимое. Как быть? На
что решиться? У кого просить совета? У Анны? Но она сидит взаперти под
неусыпным надзором матери. Подружкам? Те мигом разнесут чужую тайну по всей
округе. Может быть, довериться Молчаливой Соседке? Кто, кто, но уж она-то
не разболтает.

Ах, если бы могли рассказать Маргарите одну коротенькую назидательную
историю, быть может, девушка поостереглась бы доверить Молчаливой Соседке
чужую тайну!

Но не в нашей власти менять ход событий. На всякий случай мы все же
расскажем эту историю вам, дорогие читатели.

НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ!!!

Итак...

Жил на свете король, у которого были ослиные уши. Знал эту тайну только его
парикмахер, но она так тяготила его, что однажды, выйдя в поле, он вырыл
ямку и шепнул в нее: "У короля ослиные уши!"

И что же! Из ямки вырос безобиднейший в мире цветок - колокольчик и
раззвонил тайну.

Парикмахер поплатился за это головой.

Однако вернемся к Маргарите.

Весь день ее терзали сомнения. Наконец она решилась отправиться за советом
к Молчаливой Соседке.

- Кто там? - послышалось за дверью, когда Маргарита робко постучалась,

- Маргарита, - отозвалась девушка.

- Много вас, Маргарит, это которая же?

- С болота.

Молчаливая Соседка помедлила.

- Нет ли у нее на уме какой-нибудь каверзы? - размышляла хозяйка, прежде
чем впустить гостью. Но любопытство взяло верх над осторожностью, и
Молчаливая Соседка открыла дверь, после чего тут же взялась за прерванную
работу - вязанье.

- Вы уж не посетуйте, что зашла, потревожила, - робко начала девушка. -
Душу хочу отвести, поговорить, посоветоваться. Знаю, вы молчаливая, не
разболтаете.

Молчаливая Соседка, не поднимая глаз от вязанья, кивнула головой.

- Про нашу беду знаете? - спросила Маргарита. Ответом был снова кивок.
Спицы, поблескивая, подхватывали петли.

- Что было, то было, - продолжала девушка. - Убавить нечего, а прибавить
можно.

Спицы быстрее заходили в руках Молчаливой Соседки.

- Нас никто не подслушает? - вполголоса спросила Маргарита.

Вместо ответа Молчаливая Соседка накрыла платком клетку с канарейкой и
выдворила из комнаты кота. Этим она дала понять, что опасаться посторонних
ушей больше не приходится.

- Говори. - Спицы снова заходили в ее ловких пальцах, только чуть-чуть
быстрее, чем раньше.

- В тот самый вечер, когда стрястись беде... - начала свой рассказ
Маргарита, - вытащили мы из болота Старика... Привели домой...

Чем дальше вела свой рассказ Маргарита, тем быстрее шевелились спицы, а
когда дело дошло до сумы, в которой спрятано сокровище, то спицы стали
летать с неслыханной быстротой, путая узор, затягивая узелки.

- А что если в суме... золото? - прошептала Маргарита.

Рука Молчаливой Соседки дрогнула, и со спиц соскользнули несколько петель
зараз.

- Знаю. Нехорошо, - сама себе отвечала Маргарита. - Я мысли эти гоню, а
они, неотвязные, так и лезут в голову, так и одолевают. "Золото! Золото!
Золото! Кошелек золота, и брат будет свободен".

Молчаливая Соседка укоризненно покачала головой и наконец открыла рот.

- Совесть! Где ж у тебя совесть, девушка?

- Вот она-то и твердит мне: "Не думай, не трогай!" - подхватила Маргарита.
- Уснуть не дает.

- Ее и слушай! - одобрительно кивнула Молчаливая Соседка. - Не пожалеешь!

- Ваша правда. Спасибо за совет. С души отлегло, - сказала Маргарита. - А
теперь пойду, пожалуй.

- Смотри, не оступись! Крыльцо высокое, впотьмах не разглядишь ступенек.

И засветив фонарь, хозяйка вышла проводить гостью.

- Сума-то надежно спрятана? - спускаясь по ступенькам вместе с Маргаритой,
как бы невзначай спросила Молчаливая Соседка.

- Никто не догадается.

- Мыши бы не попортили?

- Туда не доберутся.

- А сырость?

- Мы камень под суму положили, а сверху половицей накрыли.

- Не приметно?

- Поначалу как будто бы и приметно было, а мы бочонок поверх половицы
поставили.

- Догадливые! - похвалила Молчаливая Соседка. - Ну, беги домой, милая. - И
потрепала на прощанье Маргариту по щеке. - Спать пора. С чистой совестью
спится хорошо.

- Сегодня крепко усну! - И Маргарита заспешила домой.

Нетрудно догадаться, что замышляла Молчаливая Соседка, выспрашивая у
доверчивой девушки, где хранится сума. Услаждая себя мыслями о сокровищах,
запрятанных в ней, и зная, что счастье улыбается не так-то часто,
Молчаливая Соседка с нетерпением поджидала полночи, которая, как известно,
благоприятствует злодейским замыслам и тайным преступлениям.

Наконец желанный час наступил. Деревня, погруженная в ночную темь, спала.
Надо было действовать. Молчаливая Соседка поспешила знакомой дорогой к
лазоревой лачужке.

У бедняков двери не бывают на запоре.

Для такой опытной мошенницы, как Молчаливая Соседка, ничего не стоило
нашарить впотьмах бочонок, сдвинуть его с места, приподнять половицу,
извлечь из-под нее суму и, не произведя ни малейшего шума, водворить на
место все, кроме своей добычи.

Сунув ее за пазуху, воровка пустилась наутек и только на полдороге к дому
спохватилась, что сума слишком легка, чтобы быть вместилищем золотого
клада. Успокаивая себя догадкой, что в суме, вероятно, спрятаны драгоценные
камни, небольшая горсточка которых ценнее, чем пуд золота, Молчаливая
Соседка прибавила шагу, чтобы поскорее убедиться в своей правоте.

но...

Но...

В суме не оказалось ни единого камушка, ни одной золотой монеты.

Клочок пожелтевшей бумаги, на которой были нацарапаны несколько слов, это
было все, что хранилось в нищенской суме.

Какой прок неграмотной старухе с этакой находки?

Разразившись потоком брани по адресу Маргариты (дома Молчаливая Соседка
позволяла себе высказываться вслух), она чуть было не швырнула бумажонку в
огонь, но вовремя спохватилась и, поразмыслив, решила сбыть негодный товар
Ворожее. Правда, помощнице было доподлинно известно, что хозяйка тоже не
сильна по части грамоты и волшебная книга, в которой якобы записаны все
судьбы ее односельчан, просто-напросто ловушка, расставленная для
простаков, но Молчаливая Соседка не рисковала ничем, предлагая свой товар.
Она решила отнести суму Ворожее и лишний раз доказать свое рвение и
преданность общему делу.

Глава седьмая

В доме Ворожеи было невесело. По возвращении домой Анна казнила мать
молчанием, а Ворожея, любя и одновременно ненавидя дочь (что сплошь и рядом
случается в семьях, где дочки выходят из повиновения), не знала, как
сломить упорство Анны. На всякий случай мать держала дочку взаперти.

Между тем Хозяину гостиницы по причинам, нам известным, не терпелось
породниться с Ворожеей, открыть ей тайну и приступить к выполнению своих
замыслов. Поэтому он торопил со свадьбой.

Ворожее приходилось придумывать все новые и новые отговорки. То швея,
негодница, испортила платье и надо покупать заново белый атлас, а его-то,
как назло, и нет в лавке. Придется ехать в город. Но как ехать, когда
развезло все дороги? Жди заморозков. Дождались заморозков - сломалось
колесо у коляски. Починить недолго, да кузнец запил. Проспался кузнец,
колесо починили, в город съездили - атлас куплен. И надо же швее наколоть
палец! Но вот зажил и палец! Платье готово. Хоть сейчас к венцу, так нет
же! Не угодил Анне башмачник. Заупрямилась невеста, пусть тачает новые. Вот
наконец и башмачки готовы. Чего же еще ждать? Хозяин гостиницы торопит.

Запас отговорок истощился. Терпение Ворожеи лопнуло. Она снова подступилась
к Анне, угрожая, уговаривая, умоляя. Все понапрасну. Анна молчит как воды в
рот набрала. Нечесаная, неумытая, хмурая! Не тащить же такую насильно к
венцу. Сраму не оберешься.

Тут Ворожея впервые в жизни пала духом. И в эту злую для нее минуту
раздался условный стук в кухонную дверь.

Явилась Молчаливая Соседка и вручила хозяйке товар - суму, похищенную из
тайника в лазоревой лачужке.

- Ну и ну! - сердито сказала Ворожея. - Ты бы еще подобрала на свалке
стоптанный башмак или худую кастрюлю!

В ответ на это Молчаливая Соседка запустила руку в суму и извлекла из нее
исписанный клочок бумаги, пояснив вкратце, как попала ей в руки эта находка.

Смекнув, что буквы написаны неспроста и дело пахнет какой-то тайной,
старуха, однако, не подала вида, что заинтересована предложенным ей товаром.

- Я не старьевщица, - буркнула она, делая вид, что хочет вернуть товар, не
выпуская его, однако, из рук. - Забирай обратно... а впрочем, так и быть! -
Она швырнула помощнице мелкую монету. - Оставь, раз уж приволокла.

И хозяйка поспешила выпроводить помощницу за дверь.

Ворожея, как вы уже знаете, была неграмотна. Разобрать написанное должен
был кто-то другой. Но этот "кто-то" мог обвести Ворожею вокруг пальца, если
буквы скрывали тайный смысл и из него можно было извлечь выгоду. Меряя всех
на свой аршин, старуха не решилась бы довериться постороннему грамотею.
Надо было искать его среди "своих". Этот "свой" был Яков.

- Буквы! Буквы! Буквы! И кто их только выдумал?! - ворчала Ворожея,
разглядывая пожелтевший кусок бумаги, стертый на сгибах и до того ветхий,
что, кажется, дунь на него, и он разлетится в прах.

С превеликой осторожностью Ворожея водворила его обратно в суму, спрятав ее
на самое дно сундука, где хранилось дочкино приданое.

Захлопнув крышку сундука, старуха вышла на крыльцо.

- Яко-ов! - окликнула она будущего зятя, который, притаившись за изгородью,
стрелял из рогатки в прохожих.

- Тут я!

- Отец дома?

- На счетах считает. Серди-итый!

- Сейчас подобреет! Беги, скажи: нынче у соседей пиво задалось на славу, а
индейка в печи зарумянилась, как невеста на смотринах!

- Гы-гы! - отозвался Яков. - Хорошо бы закусить!

- Успеется, не улетит. Еще скажи: "Хозяйкам не пойдет кусок в горло, если
соседи не подсядут к столу!" Запомнил?

- Я-то? А то! - И Яков помчался передавать отцу приглашение.

Не без робости Ворожея вошла в комнату дочки.

- Приоденься, Аннушка! Ленту в косу вплети, серьги в уши вдень, платье
перемени. Ходишь в затрапезе, как служанка какая. И хватит дуться. Люди
подумают - не молоко пьешь по утрам, а уксус! - улещала старуха дочку,
вместо того, чтобы оттрепать ее за косу, чего давно уже хотелось
рассерженной Ворожее. - И на кухню загляни. Индейка в духовке. Дров больше
не подбрасывай, сгорит. А я покамест на стол накрою.

Не успела Ворожея расставить в должном порядке парадную посуду, как в дверь
постучали. Явился Хозяин гостиницы с сыном.

- Всего дороже гость, который приходит вовремя! - приветствовала Ворожея
будущих родственников.

- Золотые слова, - подтвердил Хозяин. - Опоздаешь - потеряешь! Уронишь - не
найдешь! Я и прикинул - кому выгода, если мы замешкаемся? Никому! Вот мы и
пришли вовремя!

Яков пошарил глазами по столу. Не увидев обещанной индейки, он приуныл.

- А где же она? - обратился он обиженным тоном к Ворожее.

- На кухне захлопоталась! - елейным голоском ответствовала старуха, не без
тревоги поглядывая на дверь.

- А сказали - в печке зарумянилась. Хозяин гостиницы ткнул сына в бок.

- Свет не видывал такого дурака! - прошипел он и вслух прибавил: - Шутник
он, соседушка!

- Так и понимаю! - улыбнулась Ворожея. - Анна! Аннушка! Ступай сюда,
красавица моя ненаглядная!

Дверь распахнулась. На пороге появилась Анна. Растрепанная, в грязном
платье и подоткнутом переднике, лицо нарочно вымазано сажей, а в руках
блюдо, на котором дымился остов в уголь сожженной индейки.

- Сгорела! - ахнул Яков.

- Выйди, строптивица, - сказала Ворожея, с трудом скрывая гнев против дочки.

Не говоря ни слова, Анна уселась за стол.

- Анна! - еще миг, и Ворожея расправилась бы с дочкой по свойски.

- Полно! Не гневайтесь! - примирительно сказал Хозяин гостиницы. - У них, у
девиц, свои хитрости и уловки! - И, посмеиваясь, погладил Анну по голове. -
А индейку ты зря спалила, убыток! Только сдается мне, за этой глупой птицей
прячется кто-то поумнее, - обратился он к Ворожее. - А ну, без обиняков,
соседушка! Зачем позвали?

- Отчего бы не провести часок по-соседски, за беседой! Верьте, нет у меня
ни хитрости, ни корысти! - заверила Ворожея.

- Пойду! Скука у вас! - сердито сказал Яков.

- Обидишь, сынок! - забеспокоилась Ворожея. - Погоди, не дам соскучиться.
Загадать загадку?

И, откинув крышку сундука, Ворожея достала из него свою недавнюю покупку.

Анна ахнула. Она узнала суму, которую странник доверил Выдумщику и
Маргарите. Каким образом сума оказалась здесь?

- Хороша загадка! - хмыкнул Яков. - Нищенская сума,

- От прабабушки досталась, - бессовестно врала Ворожея. - "Правнучке,
говорит, подарочек в приданое сбереги. До помолвки не заглядывай". Ну вот и
пришло время. Поглядим, какая тут загадка! - И, сунув руку в суму, хитрая
старуха достала клочок пожелтевшей бумаги.

- Бу-ма-жон-ка! - разочарованно протянул Яков.

- До-ку-мент! - поправила его Ворожея, разглядывая бумагу, точно увидев ее
впервые. - Буквы, буквы... мелочь, чистый бисер! Глаза у меня слабые. А ну,
сынок, прочитай. Ты у нас грамотей.

- Я-то? А то! Я буквы знаю! - похвалился Яков. - АБВГДЖЗ, - затараторил он.
- ИКЛМНОПРСТ... Хоть крупные, хоть мелочь сейчас разберу.

- Молодец, сынок! Старый человек просит, отказываться не годится! -
похвалил сына Хозяин гостиницы, незаметно подтолкнув его ногой под столом и
подав глазами знак: "Откажись!"

- Прочесть прочту, - согласился Яков. - Да только натощак не возьмусь! Все
буквы перепутаю!

- Вот беда! - с трудом скрывая досаду, улыбнулась Ворожея. - Некстати птица
сгорела. Ну ничего, сейчас в погребе пошарю. Анна, посвети! - И она вышла
вместе с дочерью.

- Учись жить, сынок, - торопливо шепнул Якову Хозяин. - Ни в чем своей
выгоды не упускай. Покуражиться никогда не мешает, если ты человеку нужен!
А пока читай, что тут написано, да поживей!

Но Яков не успел разобрать ни полслова, ибо Ворожея, не очень-то доверяя
будущим родственникам, поспешила вернуться, опасаясь оставлять их наедине с
бумагой.

Приветливо улыбаясь, она расставила перед Яковом блюда с обильным
угощением. Яков атаковал его с таким рвением и проворством, что Ворожея
забеспокоилась: подавится, чего доброго, обжора и нарушит все ее планы.

Этого, однако, не случилось. Покончив с едой, Яков вытер жирные губы о
парадную скатерть и, развалясь в кресле, притворился дремлющим.

Досадуя, что ей приходится умасливать такого нахала, Ворожея напомнила
Якову о том, чего от него ждут.

- Пора, потрудись, сынок! - поддержал Ворожею Хозяин гостиницы. - Ну!

Но Яков вошел в роль, которая пришлась ему по душе и решил еще покуражиться.

- "Ну, ну!" Что я вам, конь?! - обиделся он. - Вот уйду, и делу конец. - И
Яков сделал было вид, что собрался уходить.

- Не хватай через край, олух! - возмутился Хозяин гостиницы, сгорая от
нетерпения и любопытства. Тут Яков и вовсе обнаглел.

- Полегче, батюшка! Это я-то олух? Да у меня столько ума, что на нас двоих
хватит и столько же про запас останется!

Отец, ошеломленный такой неслыханной дерзостью сына, не нашелся что
ответить. Зато Ворожея решила тут же проучить будущего зятя и на всякий
случай посбить с него спеси.

- Не хочешь читать - не надо. Заставлять не стану. Гость ведь не слуга. Не
ты, другой грамотей найдется! - И сделала вид, что хочет спрятать бумагу
обратно в суму.

Но тут забеспокоился Хозяин гостиницы.

- Шутит он, соседушка! Читай, сынок, а то как бы не подумали, что грамоте
не знаешь, бахвалишься.

- Это я-то? - возмутился Яков. - А ну, давайте! - И он выхватил из рук
Ворожеи бумагу.

Разложив ее на столе, Яков склонился над ней, а отец и Ворожея навострили
уши.

Анна, сидя в стороне, слушала затаив дыхание.

- Хитрый узел на веревке

Не распутать без сноровки.

А захочешь разрубить -

Значит, так тому и быть! -

прочитал не без труда Яков, запинаясь на каждом слоге.

От натуги он вспотел и с недоумением оглядел присутствующих.

- Ну и ну! - покачал головой Хозяин. - Сочинение! Для ребят или для
дурачков?

- Стоило стараться! - сердито сказал Яков, вытирая потный лоб.

- Всё? - спросила разочарованная Ворожея.

- Еще что-то нацарапано, - ответил Яков и снова стал разбирать по складам.

- "Произнеси это заклинание, зажги свечу и ПОЖЕЛАЙ, ЧТО ВЗДУМАЕШЬ. Твое
желание исполнится..."

- Желание исполнится! - в один голос закричали Ворожея и Хозяин.

- Желание исполнится! - прошептала Анна.

- Желание исполнится... - повторил Яков. - Но... - И, с трудом разбирая
полустертые буквы, дочитал до конца: "СПЕШИ, ПОКА ГОРИТ СВЕЧА!"

- Свеча? А какая, не сказано? - деловито осведомился Хозяин.

- Ни словечка.

Ворожея на всякий случай вывернула суму наизнанку. Свечи не было.

- Значит, любая годится! - рассудил Хозяин.

- У бакалейщика купим, в лавке! - предложил Яков.

- Не подойдет, мала, - возразил отец. - Мы мастеру закажем, что свечи льет,
большую, чтоб подольше светила. И к делу!

- Это к какому же делу?! - возмутилась Ворожея. - Меня спросить не мешало
бы. Чья бумага? Моя! - И она схватила бумагу.

- Нет, моя! - возразил Яков, не выпуская бумаги из рук. - Я прочитал!

- Наша! Наша! - примирительно сказал Хозяин. - Дело-то у нас общее.

- Что за дело?

- Сейчас расскажу.

Обстоятельно, во всех подробностях он поведал Ворожее хранимую им до сих
пор от всех тайну пещеры.

- Я не из легковерных, - сказала Ворожея, выслушав все до конца. - Уж не
померещилось ли это вам?

- Не будь у меня доказательства, я не стал бы докучать вам вымыслами, -
возразил Хозяин. - Извольте, вот оно, доказательство! - И он извлек из
потайного кармана жемчужину.

У Ворожеи захватило дух. Зная толк в драгоценностях, она мысленно прикинула
стоимость жемчужины, которая с лихвой окупила бы гостиницу вместе с
Хозяином, постояльцами и всей утварью. Тут же сообщники обсудили план
похода за сокровищами. Отправляться, разумеется, надо ночью, чтобы
ненароком не повстречаться с кем-либо по дороге. Но поначалу следовало
заказать свечу и позаботиться о том, куда складывать сокровища. Покупка
мешков в большом количестве может вызвать подозрения и догадки. Поэтому
лучше воспользоваться тем, что есть дома. Все имеющиеся в хозяйстве мешки
освободить, а муку, крупу, соль и прочие запасы пересыпать в ящики. Но кого
взять на подмогу таскать тяжести? Хозяин остановил свой выбор на служанке
Розе. И без того запуганную девушку ничего не стоит застращать еще больше.
Она будет молчать и повиноваться. Что же касается дележа сокровищ - то
теперь Ворожея и Хозяин гостиницы сообщники, а не сегодня-завтра -
родственники! Как-нибудь поделятся, не поссорятся.

Таким образом, Хозяин с Ворожеей обсудили и предусмотрели, казалось бы,
каждую мелочь, кроме...

Кроме того, что тайный их сговор стал известен Молчаливой Соседке!

Не замеченная никем, она притаилась за окном, как только Хозяин гостиницы с
Яковом вошли в дом, и не пропустила мимо ушей ни единого словечка из
сказанного.

- Итак - сегодня ночью! - заключил Хозяин, потирая руки.

- Сегодня ночью! - повторила Ворожея.

- Сегодня ночью! - подумала Анна.

- Сегодня ночью... - прошипела за окном Молчаливая Соседка.

Глава восьмая

Проснувшись утром, Маргарита не заметила поначалу, что кто-то побывал в
лачужке. Все стояло на должных местах, табуретка, бочонок, даже половичок у
порога и тот не был ни смят, ни сдвинут.

Но... на половичке лежала свеча.

Приметив ее, удивленная девушка подняла свечу, маленькую, тоненькую,
желтого воска, какие продаются в лавках бакалейщика и стоят грош.

Надо сказать, что Маргарита давно уже проводила вечера в потемках. Черепок
с маслом, в котором плавал зажженный фитилек, освещая лачугу, высох, купить
масла было не на что, а о такой роскоши, как свеча, нечего было и мечтать.
И вдруг...

- Откуда бы ей взяться, свече? - недоумевала Маргарита. Поразмыслив, она
решила, что кто-нибудь из сердобольных соседей подкинул свечу и, зная
гордость Маргариты, пожелал остаться неизвестным.

- До чего добры люди! - подумала растроганная Маргарита и, решив приберечь
свечу к возвращению брата, спрятала ее.

Вы, пожалуй, уже догадались, дорогие читатели, что свечу выронила из ветхой
сумы Молчаливая Соседка и, орудуя в потемках, не заметила своей оплошности.
Именно этой волшебной свечи и недоставало грабителям.

Хозяин гостиницы поторопился заказать мастеру свечу толщиной с бревно,
обещая заплатить вдвое, если она будет готова нынче же к вечеру.

Служанку Розу подрядили освобождать мешки, приказав держать язык за зубами.

День быстро прошел за этими приготовлениями, и к вечеру все было готово.
Луна еще не взошла и надо было поторапливаться, чтобы выбраться
незамеченными из деревни.

Маргарита между тем воротилась домой усталая, грустная, полуголодная. В
этот день она мыла окна в доме у старосты, за что с ней расплатились
всего-навсего скудным ужином. Но не это печалило Маргариту.

Каждый день, проведенный в разлуке с братом, был для сестры тяжелым
испытанием. И, если бы не надежда на возвращение чудесного гостя, девушка
вовсе пала бы духом. Маргарита была уверена, что Юноша вернется, как
обещал, и выручит Выдумщика из беды. Но когда?

- Только бы поскорее! Только бы поскорее! - твердила Маргарита, вглядываясь
в темноту. - А что, если в потемках чудесный гость не узнает нашей лачуги и
пройдет мимо? Что, если заблудится и увязнет в трясине? - думалось
Маргарите. Охваченная беспокойством, она решила зажечь свечу, пока не
взошла луна.

Девушка приладила свечу на подоконнике, дивясь тому, как много света дает
она, маленькая и тонкая, освещая не только лачужку, но и дорогу к ней
издалека. Свет приободрил Маргариту. Повеселев, она села у окошка, напевая.

Пророчит ворон сотни бед,

Крылом в окно стуча,

Что мне до них, пока есть свет,

Пока горит свеча!

Пока горит свеча!

Послышались чьи-то шаги. Скрипнули ступеньки крыльца под торопливыми шагами.

В лачугу вошел тот, кого ждала Маргарита.

- Не сон ли это? - подумала девушка.

- Здравствуй, - гость протянул ей руку. - Молва далеко разносит дурные
вести. Я узнал, что ваш дом посетила беда, и поспешил вернуться.

- Кошелек золота, и мой брат будет свободен, - пролепетала Маргарита.

- Но у меня нет золота, - ответил Юноша. В лачужке стало тихо-тихо. Как
найти слова, чтобы выразить отчаянье, когда рухнула единственная надежда.
Да и зачем искать их?

Маргарита плакала молча, не стыдясь своих слез.

- Не плачь, - сказал Юноша. - Я спасу твоего брата. То, что хранится в
суме, доверенной вам, в тысячу крат дороже золота. Знай, Маргарита, по
преданию эта сума принадлежала Мудрому Отшельнику. Однажды ему повстречался
нищий. Он сетовал на свою судьбу и просил подаяния. Отшельник отдал ему
суму и сказал: "В этой суме хранятся два волшебных предмета - грошовая
свечка и клочок бумаги, на котором начертаны слова. Постарайся разгадать их
тайный смысл. Счастье в твоих руках, и не только твое, но и всех, кто его
заслуживает..."

- И что же, - спросила Маргарита. - Бедняк стал счастливцем?

- Нет. Он окончил свою жизнь горемыкой. Тайна осталась тайной. Сума
переходила из рук в руки, пока, наконец, не досталась мне. Но никто из
владевших этим сокровищем не смог им воспользоваться.

- И ты?

- И я. Ведь никто из нас не умел читать.

- А теперь ты смог бы разобрать написанное?

- Да. Получив в дар новую жизнь, я многое узнал и многому успел научиться.
Тайна надписи больше не тайна. Она в наших руках. Долгожданный час наступил.

Дрожа от нетерпения, Маргарита бросилась к порогу. Юноша отодвинул бочонок,
приподнял половицу и вместе с Маргаритой заглянул в тайник.

ОН БЫЛ ПУСТ.

Он был пуст.

А свеча, забытая Маргаритой на подоконнике, горела ясно и жарко, убывая с
каждой минутой.

Тем временем Хозяин гостиницы, Яков и служанка Роза, закончив сборы, были
готовы отправиться в путь. Замешкалась только Ворожея.

Крадучись, она подошла к постели Анны. Спит ли дочка? Да, спит. Теперь,
прежде чем покинуть дом, надо обойти его и проверить все замки и засовы.
Убедившись в их исправности, Ворожея присоединилась к своим сообщникам.

Большая часть поклажи - ворох мешков, была навьючена на служанку, а свечу
величиной с бревно доверили Якову. Кряхтя и отдуваясь, он взвалил
драгоценную ношу на плечо. Хозяин возглавлял шествие, освещая дорогу
потайным фонарем. За Хозяином следовала Ворожея, держа под мышкой свою
волшебную книгу, с которой из предосторожности никогда не расставалась. За
Ворожеей шел Яков, за ним - Роза.

Пока путники, храня молчание, крадутся по темной деревенской улице, мы
вернемся к дому Ворожеи.

В нем далеко не все обстоит благополучно. Стоило калитке захлопнуться за
спиной старухи, как Анна, которая не спала, а притворялась спящей, сбросила
одеяло и, наскоро одевшись, покинула дом.

Каким образом ей удалось это? Разве Ворожея, уходя, не проверила
исправность всех замков и засовов? Разве думалось старухе, что дочка
отважится выпрыгнуть из окна, расположенного так высоко, что не каждый
самый бесшабашный мальчишка решился бы на это?

Считая себя знатоком человеческого сердца и тайных его закоулков, Ворожея
не знала самого главного: на что способны любовь и дружба.

Выпрыгнув из окна, Анна пустилась бежать без оглядки туда, где над болотом
опускался ночной туман.

Зачем? Мы узнаем это чуть позже, а пока опередим девушку и заглянем в
лазоревую лачужку.

Итак... Тайник пуст. Сума похищена. Кем? Кто еще мог знать о тайнике?

Маргарита вспомнила: Молчаливая Соседка! Это она похитила суму! Она
выронила волшебную свечу на пороге!

В отчаянии девушка дунула на огонек, и он погас.

Крошечный, меньше детского мизинца, теплый еще огарок лежал на ладони
Маргариты.

- Я, я, я во всем виновата! - рыдала девушка. - Я проболталась Молчаливой
Соседке, по моей вине сгорела свеча! Я подняла ее на пороге, подумала:
"Откуда бы ей взяться, свече?" Где мне было догадаться, что она -
волшебная?!

- Не упрекай себя, Маргарита! - утешал ее юноша. - Видишь, свечу еще можно
зажечь на несколько мгновений! Она наша! Мы владеем половиной тайны.

- Но не знаем второй! - продолжала казниться Маргарита. - Если бы узнать,
что было написано на клочке бумаги!!!

- Я знаю! - раздался голос Анны. Она, запыхавшаяся, растрепанная, сияющая,
стояла на пороге лачужки. - Слушайте:

Хитрый узел на веревке

Не распутать без сноровки.

А захочешь разрубить -

Значит, так тому и быть!

Произнеси это заклинание, зажги свечу, пожелай все, что вздумаешь. И твое
желание исполнится! Но... "СПЕШИ, ПОКА ГОРИТ СВЕЧА!"

- Желание исполнится? - пролепетала Маргарита. - Разве это бывает?

- Тайна в наших руках, - сказал Юноша. - Медлить нельзя. Но свечи едва
хватит на одно-единственное желание. Оно принадлежит Выдумщику. Поспешим к
каменной башне!

Тем временем охотники за сокровищами миновали деревню. Никто из односельчан
не повстречался им по дороге. Путникам пока что везло. Что-то будет дальше,
когда они достигнут опасной тропинки? Хозяин помалкивал, хотя его и
пробирал страх. Ползти днем было рискованно, а ночью и подавно.

Наконец вот она, тропинка, ведущая в горы. Груды камней, ползучий
кустарник, крутизна. Ветер тащит по небу тяжелые тучи, которые цепляются за
верхушки скал. В просветах между тучами изредка мелькнет луна и тут же
спрячется. И снова - темень.

Путники остановились. Надо было собраться с духом, чтобы продолжать опасное
путешествие. И тут Хозяин гостиницы спохватился. Где Яков?

- Яко-ов! - крикнул Хозяин.

- О-ов! - ответило эхо.

- Куда он подевался?

- Бумага при нем! - встревожилась Ворожея.

- Крутизна, а он с ношей! Яко-о-ов!!!

- О-о-ов!!!

- Тсс! Уж не хотите ли вы, чтобы на ваш зов сбежалась вся округа? -
прошипела Ворожея.

- Ну нет! - отозвался Хозяин. - Я ни с кем не собираюсь делить мою добычу!

- Мою! - возразила старуха.

- Нашу! - примирительно поправил Хозяин. Громкое "апчхи" раздалось над
самым ухом Ворожеи. Она шарахнулась.

- Гы-гы! - загоготал Яков, довольный своей шуткой. - Испугались?

- Где шлялся? - напустился на сына Хозяин.

- "Шлялся, шлялся!" Тучей накрыло, сырость! - И Яков снова чихнул.

- Не пряничный, не размокнешь! Свечу бы не повредить.

- "Свечу!" - захныкал Яков. - Тут человек от тяжести надрывается, простыл,
озяб, а им не его, а свечи жалко.

- За своим счастьем карабкаешься! - назидательно сказал Хозяин.

- Оговорились, сосед! - ехидно отозвалась из темноты Ворожея. - За НАШИМ!

- Ну, пошли! - скомандовал Хозяин.

- Затащили! Высота! Того и гляди макушкой об луну стукнешься! - ворчал Яков.

- Ничего, выдержит, крепкая, - усмехнулась Ворожея.

- Луна-то?

- Нет, макушка!

- Разве что так! - согласился Яков и тут же налетел впотьмах на каменный
выступ, о который стукнулся лбом. Звон, подобный набату, поплыл в воздухе.

Искры посыпались из глаз Якова, осветив на мгновение устрашающую черную
бездну по обе стороны тропинки.

Не ухвати Якова за руку служанка Роза, лежать бы ему на дне пропасти.

- Свет не видывал такой нерасторопной служанки! Не толкни ты меня, я бы не
оступился! - взвизгнул Яков, едва оправившись от испуга. И тут же, ощупав
шишку на лбу, не преминул воспользоваться подходящим моментом. - Пятачок,
батюшка! К шишке приложить!

- За каждую шишку по пятачку - разоришься, пожалуй. Ползи, разиня, с
оглядкой. Ну, двинули, время дорого.

На тропинку лег свет потайного фонаря.

Но Ворожея медлила.

Надо сказать, что как слух, так и нюх были у старухи не хуже, чем у любой
гончей. Никто, кроме Ворожеи, не уловил легкого стука падающего камешка и
шороха ползучего кустарника внизу, за поворотом, который путники только что
миновали. Никто, кроме нее, не заподозрил, что кто-то крадется за ними по
пятам.

А это было именно так. Однако...

...воцарившаяся тут же мертвая тишина обманула старуху. Выждав, она решила,
что ошиблась, и путники отправились дальше.

Стоило им скрыться в темноте, как из-за края обрыва появилась рука, следом
за ней - другая. Перехватывая колючие ветки ползучего кустарника, кто-то
пытался выбраться на тропинку. Вот появилась голова, плечи и наконец
выползла женщина, в которой не сразу можно было признать Молчаливую
Соседку. Взлохмаченная, с исцарапанным лицом, злющая, она ничем не
напоминала смиренную, опрятную труженицу, какой ее знали односельчане.

Всю дорогу кралась она за путниками, ничем себя не выдав. Только
единственный раз шорох ветки и стук камешка подвел мошенницу. Шарахнувшись
от испуга, она чуть было не рухнула в пропасть, но успела ухватиться за
колючий куст и стойко продержалась, пока миновала опасность быть
застигнутой раньше, чем того требовала выгода.

Отряхиваясь, Молчаливая Соседка погрозила кулаком Хв пространство. Жест
этот был красноречивее всяких слов. Он означал, что приспешница Ворожеи
полна гнева и решимости.

Подоткнув подол, чтобы ловчее было карабкаться, Молчаливая Соседка
отправилась по следам своих недругов.

Они тем временем достигли цели тайного похода.

- Вот она, пещера! - провозгласил Хозяин гостиницы, осветив фонарем
каменную глыбу, загораживающую вход. - Сложи мешки на землю, зажмурься и
жди, - приказал Хозяин служанке Розе. - Попробуй только ослушаться.

Та немедленно повиновалась.

Яков свалил на землю свечу и уселся отдохнуть.

Ворожея деловито ощупала каменную глыбу.

- Знал, как припрятать сокровища! - не без одобрения сказала она. - Хитер
был старик!

- Перехитрим! - подмигнул Хозяин. - А ну, Яков, пошевеливайся. Время
дорого. Читай заклинание.

- Чего? - подставил ухо Яков. - Громче! Недослышал!

- А ну, не придуривайся! - прикрикнул на сына Хозяин. - ЗА-КЛИ-НА-НИЕ!

Но, чувствуя себя хозяином положения, Яков решил, как видно, покуражиться
всласть.

- ЗАКЛИНАНИЕ? Это что такое?

- Это словечки, которые выдумал тот, кто поумней тебя. Написаны на клочке
бумаги. А она у тебя в кармане.

- Что-то не припомню, батюшка! - И, пошарив в одном, потом в другом, Яков
вывернул оба кармана наизнанку.

- Потерял! - ахнула Ворожея.

- У-у-у! Злодей, недруг, чурбан, пустая голова! - напустился на сына Хозяин
гостиницы.

- Надоели мне ваши нападки, батюшка! - огрызнулся Яков.

- Да как ты умудрился? - кричала Ворожея.

- Торопили, подгоняли, навьючили, как осла, пятачка пожалели! Расстроился,
вот и потерял!

- Искать! Искать! Искать! - Хозяин гостиницы и Ворожея ползали по земле,
хватая каждый листок, заглядывая под каждый камешек.

- А ну как ты ее в пропасть упустил? - высказала догадку Ворожея.

- Может, и упустил!

- А не врешь?! - И отец поднес к носу Якова кулак.

- Может, и вру! Только вы, батюшка, меня не стращайте! Я не из робких!

Тут Ворожея, выйдя из себя, решила припугнуть Якова.

- В моей волшебной книге сказано: "Кто меня обманет, того заколдую!" И она
сунула ему под нос свою волшебную книгу. - Превращу в осла, наешься сена,
натаскаешься тяжестей!

Яков струхнул.

- Но-но-но! - примирительно сказал он. - Сразу уж и колдовать! Шучу! Будет
вам заклинание. Только не даром!

- Ну, чего ты хочешь? - спросил Хозяин гостиницы, думая отделаться пятаком.

- Немного, батюшка! - с напускной скромностью ответил Яков. - Половину.

- Чего-о?

- Того, что там припрятано, - Яков кивнул в сторону пещеры.

- Где твоя совесть, разбойник? - взвизгнула Ворожея.

- А ваша?

- Плут! - крикнул на сына Хозяин гостиницы.

- Ваш сын, батюшка! Учусь жить. Ну, соглашайтесь!

Ворожея и Хозяин гостиницы переглянулись.

- Согласна, - злобно буркнула Ворожея.

- Будь по-твоему, - согласился Хозяин гостиницы.

- Я не согласна! - раздался визгливый голос, и из темноты вынырнула
Молчаливая Соседка. Появление это было столь неожиданным, что на мгновение
все оцепенели.

Первой пришла в себя Ворожея.

- Ты-то тут при чем? - закипая яростью, набросилась она на свою приспешницу.

Но та не полезла за словом в карман.

- При тебе, мошенница! Мы связаны с тобой, как волк со своей шкурой, кора с
деревом! Подавай мне мое, не то худо будет.

- Заговорила! - ахнул Хозяин гостиницы.

- Да еще как! А ну еще! Мало! Поддай жару! - подстрекал Молчаливую Соседку
Яков, давясь со смеху.

- Молчи, подлая! - прошипела Ворожея. - Свое получила, хватит с тебя.

- Это одной-то монетки?! Ах ты, змея! Норовишь свить гнездо в чужом
кармане! Как бы не так! Не дам себя обобрать! Люди! - с удивительным
проворством Молчаливая Соседка вскарабкалась на скалу. - Эй! Люди!
Грабя-ат!!!

Хозяин гостиницы стащил ее со скалы.

- Хватит! Намолчалась! - визжала она, снова карабкаясь на скалу. - Всех
созову, всем раскрою ее плутни! Люди-и!!!

Общими усилиями бывшую молчальницу снова сволокли вниз.

- Ну уж и плутни! - старался урезонить рассвирепевшую женщину Хозяин
гостиницы. - А кто свидетель?

- Я! - колотя себя кулаками в грудь и наступая на Ворожею, надрывалась
крикунья. - Кто помогал тебе в твоем выгодном ремесле? Я! Кто Выдумщику в
кувшин с водой зелья плеснул? Я!

- Молчи!

- И не подумаю! Все выскажу! Кто у Маргариты тайну выведал, суму утащил? Я!
Кто ее тебе по дешевке продал? Опять я!

- Уймись. Вот приплата! - И Ворожея швырнула в лицо своей помощнице
несколько монет.

- Приплата? Как бы не так! Подавай мне мою долю сполна! Половину того, что
там спрятано, не то... - И она уже готова была вцепиться Ворожее в волосы,
но та загородилась волшебной книгой.

- Только тронь! В моей волшебной книге сказано: "Кто меня обидит..."

Но Ворожея не успела договорить. Молчаливая Соседка рванула книгу так, что
из нее посыпались страницы.

- Вот она, твоя волшебная книга! Ничего в ней не сказано, ни словечка, а и
было бы, так тебе, обманщице, все равно не прочесть, потому что грамоте не
знаешь! - И Молчаливая Соседка пускала по ветру страницу за страницей, а те
оседали на скалах, цеплялись за ветки кустарника, падали в водоем.

Пока разыгрывались все эти события, Яков не терял времени даром. Скинув с
ноги башмак, хитрец вытряс припрятанный клочок бумаги, подтащил свечу ко
входу в пещеру, предоставив своим спутникам продолжать перепалку, зажег
свечу и одним духом выпалил известное нам заклинание.

- Эй! - спохватился Хозяин гостиницы. - Погоди! Ворожея и Молчаливая
Соседка кинулись к пещере, боясь упустить свое.

Между тем Яков, похлопав рукой по каменной глыбе, приказал:

- А ну, камешек! ОТВАЛИСЬ!

И, о чудо! Каменная глыба шевельнулась и медленно поползла, открывая доступ
в пещеру. Пламя огромной свечи выхватило из темноты вороха сокровищ.
Толкаясь и переругиваясь, ринулись в пещеру восхищенные грабители. Швырнув
у входа груду мешков, Хозяин гостиницы бросился на ворох бриллиантов,
зарылся в них по локоть, по плечи, по уши. Казалось, еще немного, и вор,
потеряв рассудок, начнет глотать камни.

Яков метался, не выпуская из рук свечи, боясь расстаться, с ней, чтобы
кто-нибудь ненароком не погасил ее, прежде чем он успеет набить мешки
сокровищами.

Ворожея схватилась врукопашную с Молчаливой Соседкой, стараясь не
подпустить ее к добыче.

Обезумевшие грабители не заметили как...

...огромная глыба постепенно стала возвращаться на свое место. Волшебство
свершилось, но только наполовину. Вход в пещеру закрылся.

Страшный грохот потряс окрестность. Звезды затрепетали в небе. Мячиком
подпрыгнула потревоженная луна. Птенчики попадали из гнезд. И только
служанка Роза не шевельнулась. Казалось, обрушься на нее само небо, девушка
не ослушается Хозяина. Выполняя его приказ, она сидела зажмурившись и
ждала, когда вернется Хозяин и разрешит ей открыть глаза. Но он не шел.
Воцарилась мертвая тишина. Роза ждала.

Чья-то рука легла на плечо девушки.

- Открой глаза. Не жди Хозяина. Он не придет, - сказал незнакомый голос.

Ужас объял служанку. "Хозяин не придет!" Это значило, что ей не от кого
будет ждать приказаний, получать тычки и затрещины, не на кого стирать. А
вороха грязной посуды? А тяжести, которые она привыкла таскать? А тонкий
тюфячок под лестницей? А граненый мутный стаканчик по праздникам? Значит,
всего этого Роза лишалась? Как же ей жить дальше? Что делать? Ее мир
рушился, а другого она не знала.

Трепеща, она открыла глаза, и в лунном свете увидела человека в дырявом
плаще и широкополой шляпе.

Накануне Странствующий Художник забрел на вершину горы, и там его застигли
сумерки. Он заночевал поблизости от пещеры и, проснувшись ночью, стал
невольным свидетелем происшедшего.

Роза смотрела на него вопрошающе.

- Не спрашивай меня ни о чем, девушка, - сказал Художник. - Знай одно: ты
свободна. Мир много больше придорожной гостиницы, и в нем для тебя найдется
место. Ты увидишь, как он прекрасен. Пойдем. - И, взяв Розу за руку, он
повел ее вниз по тропинке, не оглянувшись на пещеру, в которой...

...навсегда остались ТУПОСТЬ, ЖАДНОСТЬ, ОБМАН, ПРЕДАТЕЛЬСТВО.

Глава девятая, последняя и самая короткая

Ночь была на исходе. Но стражники еще храпели у входа в каменную башню. У
крошечного, забранного решеткой окошечка бодрствовал Выдумщик.

Глядя на тропинку, ведущую к башне, он думал о том, что по этой тропинке
придет избавление. Сколько ночей провел узник, не теряя надежды и не сводя
глаз с тропинки. Тысячу раз представлял он себе...

как...

...он завидит вдалеке приближающихся спасителей,

...ветер донесет голоса друзей,

...они приблизятся к башне,

...узник разглядит их лица, какой бы вокруг не царил мрак.

...двери башни распахнутся настежь.

И...

В САМОМ ДЕЛЕ...

Выдумщик увидел вдали три крошечные точки. Они двигались, они приближались!
Приобретали очертания. Теперь нельзя уже было сомневаться в том, что это
люди. Они бегут бегом. Он узнает их. Это они, его спасители. Ветер доносит
их голоса. Все точь-в-точь как в мечте.

Но...

Почему их стало пятеро? Откуда взялись те, двое? Кто они? Почему так спешат
вслед за остальными? Неужели это враги? Если это так, они разбудят
стражников, те ударят в набат, поднимут тревогу...

Радость сменилась в сердце Выдумщика отчаянием, отчаяние - радостью, когда
он узнал Странствующего Художника, который приветственно размахивал своей
широкополой шляпой. За ним вслед спешила Роза, служанка гостиницы. Еще
немного, и все пятеро будут здесь!

Звезды гасли одна за другой. Близился рассвет. Стражники между тем спали.
Вероятно, им снилось золото. А спасители были уже под стенами башни.

- Сейчас ты будешь свободен! - услышал Выдумщик голос Анны и увидел ее под
окном своей тюрьмы. - Повтори за мной слова заклинания и пожелай, что
вздумаешь! Спеши...

- ПОКА ГОРИТ СВЕЧА! - договорила Маргарита и бережно, с величайшей
осторожностью, затеплила огарок, заслонив его ладонью от ветра.

Хитрый узел на верёвке

Не распутать без сноровки.

А захочешь разрубить -

Значит, так тому и быть! -

донеслись до Выдумщика слова заклинания, и он повторил их.

- Братец! Поспеши! - торопила Маргарита. Но Выдумщик медлил.

- Это должна быть самая лучшая из моих выдумок!

- Стоит ли думать, братец? Одно короткое слово "свобода!". Только одно! И
мы будем счастливы. Но Выдумщик покачал головой.

- Пусть не будет больше ни холма, ни болота! - вдохновенно крикнул
Выдумщик. - Вместо них - цветущая земля, над которой никогда не бывает
туманов. А на ней - "ГОРОД СБЫВШИХСЯ НАДЕЖД"! Город счастливых людей,
которые просыпаются от радости и засыпают улыбаясь, потому что у каждого из
них ЧИСТАЯ СОВЕСТЬ!

И, словно по волшебству, рассеялся туман в низине. Не стало болота. Вместо
него зацвела долина, и на ней вырос, озаренный восходящим солнцем, город.

Прильнув к решетке, Выдумщик глядел вдаль и улыбался.

- Братец! - в отчаянии крикнула Маргарита. - Свеча догорает.

- Не забудь себя. Спеши!!! - умоляла Анна.

- Пусть я буду таким, как все люди в этом счастливом городе! Пусть мы все
будем вместе! - успел сказать Выдумщик. И...

Свеча погасла.

Сказка кончилась.

А МОЖЕТ БЫТЬ, ТОЛЬКО НАЧАЛАСЬ?