Баум Л.Ф.
   Страна Оз 1-14

   1. "Удивительный Волшебник из Страны Оз" /1900/
   2. "Страна Оз "/1903/.
   3. "Озма из Страны Оз" /1907/.
   4. "Дороти и Волшебник в Стране Оз" /1908/.
   5. "Путешествие в Страну Оз" /1909/.
   6. "Изумрудный Город Страны Оз" /1910/.
   7. "Лоскутушка из Страны Оз" /1913/.
   8. "Тик-Ток из Страны Оз" /1914/.
   9. "Страшила из Страны Оз" /1915/.
   10. "Ринкитинк в Стране Оз" /1916/.
   11. "Пропавшая Принцесса Страны Оз" /1917/.
   12. "Железный Дровосек из Страны Оз" /1918/.
   13. "Волшебство Страны Оз" /1919/.
   14. "Глинда из Страны Оз" /1920/.

   издательство "РИПОЛ КЛАССИК", 1997-98
   OCR Палек, 1998-99 г.


   Предисловие

   Американский писатель Лаймен Фрэнк Баум /1856-1919 г./ вошел в  исто-
рию мировой литературы как создатель одного из самых  знаменитых,  самых
читаемых сказочных сериалов. Подобно книгам Л. Кэррола и А.  Милна,  Дж.
Р. Толкиена и Дж. Барри, истории Баума перешагнули национальнолитератур-
ные границы: на них воспитываются все новые и  новые  поколения  жителей
нашей планеты.
   Персонажи Баума - девочка Дороти, Страшила, Железный Дровосек,  Трус-
ливый Лев - по своей популярности могут соперничать с  такими  любимцами
детей и взрослых, как Алиса и Винни-Пух, хоббиты и Питер Пэн.
   Вот уже почти столетие сочинения Придворного Историка Страны Оз,  как
любил именовать себя Баум, издаются и переиздаются в Америке, переводят-
ся на десятки иностранных языков, по ним  ставятся  спектакли,  мюзиклы,
фильмы. Цивилизация не стоит на месте, новейшие технологии  меняют  нашу
жизнь до неузнаваемости, но затейливые компьютерные игры и  суперсериалы
не в состоянии заслонить сказки Баума, ибо в них речь идет о Самом Глав-
ном и Необходимом - о крепкой дружбе, о вере в себя, об  умении  одержи-
вать победы в самых сложных обстоятельствах. В книгах Баума полным-полно
удивительных персонажей и невероятных приключений, но главное  в  них  -
удивительная теплота, веселая доброта, оптимизм.
   Знаменитый американский фантаст Рей Бредбери, горячий поклонник сери-
ала Баума, отмечал, что в этих сказках "сплошные сладкие булочки, мед  и
летние каникулы". Кэрроловская Страна Чудес по сравнению со  страной  Оз
"остывшая каша арифметика в шесть утра, обливания ледяной водой и долгие
сидения за партой". По мысли Бредбери, Страну Чудес предпочитают  интел-
лектуалы, а мечтатели выбирают Страну Оз: "Страна Чудес - это то,  какие
мы есть, а Страна Оз - то, какими желали бы стать".
   Название этой волшебной страны, согласно семейной легенде Баумов, ро-
дилось случайно. Майским вечером 1898 года Баум рассказывал своим и  со-
седским детям очередную сказку, сочиняя ее на ходу. Кто-то спросил,  где
все это происходит. Баум обвел взглядом комнату, посмотрел  на  домашнюю
картотеку с ящиками A-N и O-Z и сказал: "В Стране Оз".
   "Удивительный Волшебник из Страны Оз" увидел свет в 1900 году  и  так
полюбился читателям, что Баум решил продолжить рассказ о чудесной  стра-
не. Читатели с нетерпением ждали новых историй, но, выпустив в 1910 году
шестую сказку, автор решил немного отдохнуть. Он опубликовал две  сказки
о девочке Грот и Капитане Билле, которые были в общем-то неплохо  встре-
чены читателями, но они не могли помыслить, что история Страны Оз завер-
шена. Посылались письма с протестами, с предложениями вернуться к  полю-
бившимся персонажам. Собственно, примерно так же отреагировали и поклон-
ники Шерлока Холмса, когда Конан Доил взбунтовался и решил расстаться со
своим героем. Коварные замыслы обоих  писателей  оказались  обречены  на
провал. Читатели взяли верх - и Конан Доил, и Баум вернулись к своим се-
риалам.
   Баум оставил четырнадцать сказок о Стране Оз. Возможно, он написал бы
еще больше, но смерть от сердечного приступа спутала все карты  Придвор-
ного Историка Страны Оз. Однако читательская любовь превратила  точку  в
многоточие. В том же 1919 году издательство "Рейли и Ли", специализирую-
щееся на выпуске истории о Стране Оз, поручило двадцатилетней журналист-
ке из Филадельфии Рут Пламли Томпсон продолжить сериал.
   Задачу свою Рут Томпсон выполнила неплохо, а что касается  количества
вышедших из-под ее пера названий, то здесь она превзошла  самого  Баума.
Традиция "продолжательства" не заглохла - эстафету принимали самые  раз-
ные литераторы. Попытал удачи в этой области и  иллюстратор  большинства
прижизненных изданий Баума Джон Нил, предложивший  читателям  три  своих
повести.
   Новый всплеск интереса к Бауму пришелся на конец  пятидесятых  годов.
По инициативе тринадцатилетнего школьника из Нью-Йорка в 1957  году  был
создан Международный Клуб Волшебника Станы Оз. Клуб существует и  поныне
и имеет свое периодическое издание, в котором, как нетрудно  догадаться,
идет речь о подробностях жизни в волшебной Стране Оз и о новейших публи-
кациях на эту животрепещущую тему.
   В том самом 1939 году, когда американцы выстраивались в очереди у ки-
нотеатров, чтобы посмотреть голливудскую версию "Волшебника Страны Оз" с
Джуди Гарланд в роли Дороги, Александр Волков пересказал по-русски  пер-
вую сказку сериала. В целом он весьма аккуратно придерживался оригинала,
хотя и опустил несколько сцен (эпизод с Воюющими Деревьями, историю  Ле-
тучих Обезьян, посещение Фарфоровой Страны). Впоследствии Волков предло-
жил уже свой собственный сериал, навеянный баумовскими мотивами.
   Подлинное открытие Баума в России, однако, приходится  на  девяностые
годы. Первой ласточкой тут стала книга, вышедшая в 1991 году в "Московс-
ком рабочем", в которую вошли вторая, третья и тринадцатая сказки сериа-
ла, а чуть позже был предложен перевод "Волшебника", где волковская Элли
уступала место баумовской Дороти и текст предстал в своем первоначальном
виде - без купюр и добавлений.
   Настоящее издание является наиболее полным из всех, когда-либо предп-
ринимавшихся в России. Во-первых, это весь баумовский сериал (см. загла-
вие).
   Во-вторых, читатели имеют возможность познакомиться с "Морскими  Фея-
ми", где действуют персонажи сериала, хотя сама Страна Оз и остается  за
кадром. Кроме того, публикуется и сказка иллюстратора Баума Джона Нила -
"Дженни Джик в Стране Оз".
   Баум не готовил к печати полное собрание сочинений, посвященное Стра-
не Оз, - в противном случае он, возможно, обратил бы внимание на некото-
рые расхождения в трактовке событий, в том числе и  происхождении  самой
волшебной страны. Мы, однако, не решились вторгаться в  тексты  Баума  и
оставили все в соответствии с оригиналом.


   Баум Л.Ф.
   УДИВИТЕЛЬНЫЙ ВОЛШЕБНИК ИЗ СТРАНЫ О3

   издательство "РИПОЛ КЛАССИК", 1998
   OCR Палек, 1998 г.


   1. УРАГАН

   Девочка Дороти жила в маленьком домике  посреди  огромной  канзасской
степи. Ее дядя Генри был фермером, а тетя Эм вела хозяйство.  Домик  был
маленький, потому что доски для его постройки пришлось везти на  повозке
издалека. В нем были четыре стены, крыша, пол и одна-единственная комна-
та, в которой стояли старая ржавая плита, буфет, стол, несколько стульев
и две кровати. В одном углу помещалась большая кровать дяди Генри и тети
Эм, а в другом - маленькая кроватка Дороти. В доме не было чердака, да и
подвала тоже, если не считать ямы под полом, где семья спасалась от ура-
ганов.
   В этих местах ураганы бывали такими свирепыми, что им ничего не стои-
ло смести со своего пути маленький домик. На полу  посреди  комнаты  был
люк, а под ним - лестница, которая вела в убежище.
   Выйдя из дому и глядя по сторонам, Дороти видела вокруг только степь.
Она тянулась до самого горизонта: унылая равнина - ни деревца, ни  доми-
ка. Солнце в этих краях было таким жарким, что вспаханная земля под  его
жгучими лучами моментально превращалась в серую запекшуюся массу.  Трава
тоже быстро делалась серой, как и все кругом. Когда-то дядя Генри покра-
сил домик, но от солнца краска стала трескаться, а дожди окончательно ее
смыли, и теперь он стоял такой же уныло-серый, как и все остальное. Ког-
да тетя Эм только приехала в эти места, она была хорошенькой и  жизнера-
достной. Но палящее солнце и свирепые ураганы сделали свое дело:  из  ее
глаз быстро исчезли задорные искорки, а со щек румянец. Лицо посерело  и
осунулось. Тетя Эм похудела и разучилась  улыбаться.  Когда  осиротевшая
Дороти впервые попала в этот дом, ее смех так пугал  тетю  Эм,  что  она
всякий раз вздрагивала и хваталась за сердце. Да и теперь, стоило Дороти
рассмеяться, тетя Эм удивленно смотрела на нее, словно не  понимая,  что
может быть смешного в этой серой жизни.
   Что касается дяди Генри, то он не смеялся никогда. С утра  до  вечера
он работал изо всех сил, и ему было не до веселья. Он тоже был весь  се-
рый - от бороды до грубых башмаков. Вид у него был  суровый,  сосредото-
ченный, и он редко говорил.
   Только песик Тотошка развлекал Дороти, не давая ей поддаться царившей
вокруг серости. Тотошка не был серым. У него была очаровательная  шелко-
вистая черная шерстка, забавный черный носик и маленькие задорные черные
глазки, искрившиеся весельем. Тотошка мог играть с утра до вечера, и До-
роти души не чаяла в своем верном друге.
   Но сегодня им было не до игр. Дядя Генри вышел  на  крыльцо,  сел  на
ступеньку и пристально посмотрел на небо. Оно было серее обычного. Доро-
ти, стоявшая рядом с Тотошкой на руках, тоже посмотрела на небо. Тетя Эм
в доме мыла тарелки. Далеко на севере тихо завывал ветер, и высокая тра-
ва у самого горизонта колыхалась волнами. Такое же тихое завывание  раз-
давалось и с противоположной, южной стороны. Дядя Генри и Дороти оберну-
лись на новый шум и увидели, что и там трава волнуется, словно море.
   Дядя Генри встал со ступеньки.
   - Надвигается ураган, Эм! - крикнул он жене. -  Пойду  посмотрю,  как
там скотина! - И он побежал к стойлам, где были коровы и лошади.
   Тетя Эм оставила посуду и подошла к двери.  Одного  быстрого  взгляда
было ей достаточно, чтобы понять: надвигается беда.
   - Дороти! - позвала она. - Живо в убежище!
   В этот момент Тотошка спрыгнул с рук Дороти и  забился  под  кровать.
Девочка кинулась ловить его. Перепуганная тетя Эм отворила люк и  быстро
стала спускаться по лесенке в убежище. Наконец Дороти поймала Тотошку  и
решила последовать за тетей Эм. Но не успела она  сделать  и  шага,  как
страшно завыл ветер и маленький домик так задрожал, что девочка потеряла
равновесие и села на пол.
   Тут-то и случилось невероятное.
   Дом несколько раз повернулся вокруг своей оси, а затем стал  медленно
подниматься в воздух, словно воздушный шар.
   Как раз в том месте, где стоял домик Дороти, столкнулись два ветра  -
северный и южный, и от этого столкновения и родился свирепый  ураган.  В
самом центре урагана обычно бывает довольно тихо, но оттого  что  потоки
воздуха все сильней и сильней давили на стены дома, он поднимался выше и
выше, пока не оказался на гребне огромной воздушной волны,  которая  по-
несла его, словно легкое перышко.
   За окнами было темным-темно, и ветер выл диким зверем. Вообще-то  ле-
теть было даже приятно. Если не считать того, что вначале  дом  немножко
покрутило, а один раз он очень  сильно  накренился,  Дороти  чувствовала
только легкое покачивание, как в колыбельке.
   Но Тотошке это явно не нравилось. Он с громким лаем носился по комна-
те вокруг хозяйки, а та тихо сидела себе на полу и пыталась понять,  что
же будет дальше.
   Однажды Тотошка зазевался и угодил в открытый люк. Сперва Дороти  ре-
шила, что он пропал навсегда. Но потом увидела, что из люка торчит крае-
шек черного уха. Давление воздуха не позволяло песику упасть  на  землю.
Дороти подползла к люку, схватила Тотошку за ухо и втащила обратно.  За-
тем она захлопнула люк, чтобы такое не могло повториться.
   Время шло, и наконец Дороти совсем успокоилась. Но ей было одиноко, а
кроме того, ветер завывал с такой силой, что Дороти  боялась  оглохнуть.
Сначала она думала, что домик упадет и они с  Тотошкой  разобьются  нас-
мерть, но ничего подобного не случилось. Тогда Дороти забыла про  волне-
ния и решила надеяться на лучшее. Она доползла по ходящему ходуном  полу
до своей кроватки, залезла на нее, а Тотошка примостился рядом. Несмотря
на то, что дом покачивало, а ветер ревел вовсю, Дороти закрыла  глаза  и
вскоре уснула.


   2. РАЗГОВОР С ЖЕВУНАМИ

   Дороти проснулась от толчка столь сильного и внезапного, что, не лежи
она на мягкой постели, сильно ушиблась бы. Девочка быстро взяла  себя  в
руки и стала думать, что же произошло. Тотошка уткнулся ей в лицо холод-
ным носиком и заскулил. Дороти села в кровати и обнаружила,  что  больше
никуда не летит. В окно ярко светило солнце. Дороги встала с постели и в
сопровождении верного Тотошки подошла к двери и распахнула ее.
   То, что она увидела, заставило ее широко раскрыть глаза  и  удивленно
вскрикнуть.
   Ураган опустил ее домик - надо сказать, для урагана довольно мягко  -
в очаровательной стране. Вокруг раскинулась зеленая лужайка с фруктовыми
деревьями, усыпанными спелыми и сочными плодами.  Повсюду  росли  удиви-
тельные цветы. На деревьях и кустах сидели птицы и распевали на все  го-
лоса. Невдалеке бежал прозрачный ручей, нашептывая что-то очень приятное
- так, по крайней мере, показалось девочке, всю жизнь прожившей в сухой,
засушливой степи.
   Дороти стояла и любовалась этими чудесами и не заметила,  как  к  ней
приблизилась группа очень странных людей. Они были примерно того же рос-
та, что и Дороти, но все равно было ясно, что это взрослые. Трое  мужчин
и женщина были одеты в причудливые костюмы. Все они носили высокие  ост-
роконечные шляпы с колокольчиками,  которые  мелодично  позвякивали  при
ходьбе. У мужчин шляпы были голубые, у женщины - белая. Еще на  ней  был
белый плащ, свободно спадавший с плеч и украшенный звездочками, сверкав-
шими на солнце, как маленькие бриллианты. Мужчины были одеты во все  го-
лубое и обуты в сверкающие сапоги с голубыми ботфортами. Дороти  решила,
что они примерно того же возраста, что и дядя Генри. У двоих из них были
бороды. А женщина была постарше. Лицо у нее было все в морщинках, и  пе-
редвигалась она не без труда.
   Подойдя к домику, на пороге которого стояла Дороти,  пришельцы  стали
перешептываться, словно боялись подойти ближе. Наконец маленькая старуш-
ка подошла к Дороти и низко поклонившись ей, и сказала приятным голосом:
   - Добро пожаловать в Страну Жевунов,  о  благородная  волшебница!  Мы
очень благодарим тебя за то, что ты убила Злую Волшебницу Востока и  ос-
вободила Жевунов из рабства!
   Услышав эти слова, Дороти сильно удивилась. Почему это старушка  наз-
вала ее благородной волшебницей и как могла она  убить  Злую  Волшебницу
Востока? Дороти твердо знала, что она маленькая девочка из Канзаса,  ко-
торую ураган забросил за тридевять земель, и она никого не убивала.
   Женщина ждала ответа, и потому Дороти сказала неуверенно:
   - Вы очень любезны, но тут произошла какая-то  ошибка.  Я  никого  не
убивала.
   - Ты, может, и не убивала, - улыбнулась старушка,  -  но  это  сделал
твой домик. А это в общем-то одно и то же. Гляди, - сказала она, показы-
вая рукой на угол дома, - вон торчат ее ноги.
   Дороти взглянула туда, куда показывала старушка, и испуганно  вскрик-
нула. И в самом деле - из-под домика торчали две ноги в серебряных  баш-
мачках с загнутыми носками.
   - Ой! - воскликнула Дороти, всплеснув руками. - Значит, домик  разда-
вил ее, когда приземлился. Что же теперь делать?
   - Делать нечего, - спокойно отозвалась старушка.
   - А кого раздавил домик? - спросила Дороти.
   - Я же говорила: Злую Волшебницу Востока. Много  лет  она  держала  в
рабстве Жевунов, заставляя их трудиться на нее день и  ночь.  Но  теперь
они получили свободу и очень благодарны тебе за это.
   - Кто такие Жевуны? - полюбопытствовала Дороти.
   - Народ, живущий на Востоке этой страны - там, где правила Злая  Вол-
шебница.
   - Вы тоже из Страны Жевунов? - осведомилась Дороти.
   - Нет, я живу на Севере, но дружу с ними. Когда они увидели,  что  их
повелительница погибла, то послали ко мне гонца, и я  тотчас  же  к  ним
прибыла. Я Волшебница Севера.
   - Волшебница? - воскликнула Дороти. - Настоящая?
   - Настоящая, - сказала женщина. - Но я добрая волшебница, и народ ме-
ня любит. К сожалению, я могла не так  много,  как  Волшебница  Востока,
иначе я давно бы освободила Жевунов.
   - Я думала, все волшебницы злые, - призналась Дороти.
   - И ошибалась! В Стране Оз всего четыре волшебницы, и две  из  них  -
Волшебница Севера и Волшебница Юга - добрые. Ты уж  мне  поверь,  потому
что я - Волшебница Севера и не могу ошибаться. Но  Волшебницы  Запада  и
Востока действительно злые-презлые. Одну ты  убила,  и  теперь  во  всей
Стране Оз осталась лишь одна злая волшебница, та, что живет на Западе.
   - Но тетя Эм говорила, что все волшебники и  волшебницы  умерли  дав-
ным-давно, - возразила Дороти.
   - Кто такая тетя Эм? - спросила женщина.
   - Моя тетя. Она живет в Канзасе, там же, где и я.
   Волшебница Севера задумчиво наклонила голову, глядя  в  землю.  Затем
она подняла взгляд на Дороти и сказала:
   - Я не знаю, где Канзас. Первый раз слышу о такой стране.  Но  скажи,
пожалуйста, это страна цивилизованная?
   - О да!
   - Тогда все ясно. В цивилизованных странах нет ни волшебников, ни ча-
родеев, ни колдунов, но до нас цивилизация не дошла, ведь мы отрезаны от
всего света. Поэтому у нас еще сохранились и колдуны, и волшебники.
   - Кто они?
   - Самый великий волшебник -  это  Оз,  -  зашептала  старушка.  -  Он
сильней, чем все остальные волшебники и колдуны, вместе взятые. А  живет
он в Изумрудном Городе.
   Дороти хотела спросить что-то еще, но в этот момент  Жевуны,  до  тех
пор молча стоявшие рядом, испустили громкий вопль и стали показывать  на
угол дома, где лежала Злая Волшебница.
   - Что случилось? - спросила своих  спутников  Волшебница  Севера,  но
когда взглянула сама, то рассмеялась. Под домом остались только серебря-
ные башмачки, ноги же исчезли неизвестно куда.
   - Волшебница Востока была такая старая, - пояснила Волшебница Севера,
- что быстро высохла на солнце. Ей и впрямь настал конец. Но  серебряные
башмачки теперь принадлежат тебе, можешь их носить.
   С этими словами она наклонилась, подняла башмачки и, отряхнув  с  них
пыль, подала Дороти.
   - Волшебница Востока очень гордилась этими башмачками, - сообщил один
из Жевунов, - поговаривают, что это не простые башмачки, а волшебные, но
в чем заключается их волшебство, мы не знаем.
   - Мне надо поскорее возвращаться домой, потому что дядя Генри и  тетя
Эм, наверное, уже волнуются, - сказала Дороти. - Не могли бы вы сказать,
в какой стороне Канзас?
   Жевуны и старушка-волшебница переглянулись, потом посмотрели на Доро-
ти и покачали головами.
   - На Востоке, недалеко отсюда, - поведал один из Жевунов, -  раскину-
лась огромная пустыня, и перейти ее не может никто.
   - То же самое и на Юге, - вступил в разговор второй Жевун.  -  Я  был
там и видел ее собственными глазами. На Юге расположена Страна  Кводлин-
гов.
   - А мне рассказывали, - подхватил третий Жевун, -  что  и  на  Западе
есть большая пустыня. Там живут Мигуны и правит ими Злая Волшебница, ко-
торая обращает в рабство всех, кого судьба заносит в ее страну.
   - Я живу на Севере, - сказала женщина, - и моя страна тоже граничит с
бескрайней пустыней. Она окружает кольцом всю Страну Оз. Боюсь, милочка,
тебе придется остаться у нас.
   Услышав это, Дороти горько заплакала, потому что ей все-таки было  не
по себе среди этих чужих и странных людей.  Ее  слезы  очень  расстроили
добрых Жевунов, они тотчас недоставали носовые платки и тоже  заплакали.
Что же касается женщины, то она сняла свою шляпу,  поставила  ее  острым
концом себе на нос, а потом проговорила: "Раз! Два! Три!" Тотчас же шля-
па превратилась в грифельную доску, на которой появилась надпись крупны-
ми буквами:
   ПУСТЬ ДОРОТИ ОТПРАВЛЯЕТСЯ В ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД.
   Старушка сняла с носа грифельную доску, прочитала, что там  написано,
и поинтересовалась:
   - Это тебя зовут Дороти, милая девочка?
   - Да, - отозвалась та, всхлипывая и вытирая слезы.
   - Значит, это тебе надо идти в Изумрудный Город. Оз  может  тебе  по-
мочь.
   - Где же этот Изумрудный Город?
   - В самом центре страны, и им правит тот самый великий Оз, о  котором
я тебе говорила.
   - Он хороший человек? - подозрительно спросила Дороти.
   - Он хороший волшебник. А какой он человек и человек ли он вообще,  я
не знаю, потому что никогда его не видела.
   - Как же мне попасть в Изумрудный Город? - задала вопрос Дороти.
   - Тебе придется идти туда пешком. Это долгое путешествие, иногда при-
ятное, иногда не очень. Но я призову на помощь все свое волшебство, что-
бы уберечь тебя от беды.
   - А вы не пойдете со мной? - со слабой надеждой в голосе осведомилась
Дороти, видя в старушке своего единственного друга.
   - Нет, этого я сделать не могу, но я поцелую тебя на прощание.  Никто
не смеет обидеть того, кого поцеловала Волшебница Севера.
   Она подошла к Дороти и нежно поцеловала ее в лоб. Как выяснилось  по-
том, на месте поцелуя остался легкий алый след.
   - Дорога в Изумрудный Город вымощена желтым кирпичом, - сказала  Вол-
шебница, - и ты найдешь ее без труда. Когда увидишь Оза, не  пугайся,  а
расскажи ему, что с тобой приключилось, и попроси его помочь.  А  теперь
до свидания, милая девочка.
   Три Жевуна низко поклонились Дороти, пожелали ей счастливого  пути  и
пошли восвояси. Волшебница очень ласково кивнула Дороти, затем три  раза
повернулась на левом каблуке и, к великому  удивлению  Тотошки,  исчезла
бесследно. Песик изо всех сил залаял, он лаял  с  удовольствием,  потому
что в присутствии Волшебницы опасался даже зарычать.
   Но Дороти не удивилась ни капельки. Она знала, что волшебницы и долж-
ны так исчезать.


   3. КАК ДОРОТИ СПАСЛА СТРАШИЛУ

   Оставшись одна, Дороти почувствовала, что проголодалась. Она  достала
из буфета хлеб, нарезала его и, намазав маслом, стала  есть  бутерброды,
не забыв угостить Тотошку. Потом она взяла ведро, сбегала к ручью и наб-
рала чистой воды. Тотошка носился среди деревьев и лаял на птиц.  Дороти
побежала его унимагь и увидела, что ветки одного из них так и ломятся от
груш. Она поняла, что этого ей и не хватало  для  хорошего  завтрака,  и
сорвала несколько самых спелых и крупных плодов.
   Затем она вернулась в дом и, напившись с Тотошкой холодной чистой во-
ды, сгала готовиться к путешествию в Изумрудный Город.
   У Дороти было только одно запасное платье, но оно  было  выстирано  и
выглажено и висело на крючке возле кровати. Платье было белым в  голубую
клетку, и хотя оно успело полинять от многочисленных стирок, по-прежнему
выглядело неплохо. Дороти тщательно умылась, надела чистое платье и сим-
патичную розовую шляпку. Взяв маленькую корзинку, положила в нее хлеб из
буфета, накрыла чистой белой тряпочкой. Потом она взглянула на свои баш-
маки и поняла, что они очень старые.
   - Боюсь, они не выдержат долгого путешествия, - сказала она  Тотошке.
Песик посмотрел на нее и завилял хвостом, давая понять, что он ее  прек-
расно понял.
   В этот момент Дороти увидела на столе серебряные башмачки  Злой  Вол-
шебницы Востока. Тогда она сняла свои старые башмаки и примерила  сереб-
ряные. Они оказались ей впору, словно были сделаны специально  для  нее.
Потом Дороти взяла корзинку.
   - Ну что ж, Тотошка, - вздохнула она. - Делать нечего! Пойдем в Изум-
рудный Город и попросим великого Оза отправить нас обратно в Канзас.
   Дороти закрыла дверь, заперла ее на ключ, ключ  положила  в  кармашек
платья и двинулась в путь. Тотошка вприпрыжку бросился следом за ней.
   Вскоре Дороти оказалась на перекрестке, но она бысгро сообразила, ка-
кая из дорог ведет в Изумрудный Город - она была вымощена желтым  кирпи-
чом. Серебряные каблучки звонко цокали по твердому покрытию. Солнце ярко
светило, птицы громко пели, и Дороти вовсе не чувствовала себя  несчаст-
ной, как могла бы себя чувствовать любая девочка ее  возраста,  внезапно
оказавшаяся в далекой и чужой стране.
   По обе стороны дороги открывались чудесные виды. За аккуратными забо-
рами, выкрашенными в приятный голубой цвет, расстилались поля, где росли
пшеница, кукуруза, капуста и многое другое. Жевуны, похоже,  были  прек-
расными фермерами: урожай на их полях обещал быть  отменным.  Иногда  из
дома выходил кто-то из Жевунов и, увидев девочку, идущую  по  дороге  из
желтого кирпича, отвешивал низкий почтительный поклон. По стране уже ус-
пела разлететься весть, что эта девочка уничтожила Злую Волшебницу  Вос-
тока и освободила из рабства народ Жевунов. Дома у Жевунов  были  непри-
вычной формы - вместо крыши у каждого был высокий купол, и все были вык-
рашены в голубой цвет, он явно был у Жевунов любимым.
   К вечеру, когда Дороти уже порядком устала и начала думать,  не  пора
ли ей отдохнуть, она подошла к дому,  который  был  гораздо  больше  ос-
тальных. На зеленой лужайке перед домом танцевали мужчины и женщины. Пя-
теро маленьких скрипачей весело играли на своих скрипках, а большой стол
прямо-таки ломился от угощения: там были невиданные фрукты, орехи, пиро-
ги, торты - словом, все, чего только душе угодно.
   Увидев Дороти, Жевуны радушно приветствовали ее и  пригласили  поужи-
нать и переночевать. Это был дом одного из самых богатых Жевунов в стра-
не, и он созвал всех своих друзей, чтобы отпраздновать чудесное освобож-
дение от Злой Волшебницы.
   Дороти усадили за стол и сытно накормили. За ней ухаживал сам хозяин,
которого звали Бок. Поев, Дороти села на скамеечку и стала смотреть, как
веселятся и пляшут гости.
   Увидев ее серебряные башмачки. Бок спросил:
   - Ты тоже волшебница?
   - Почему вы так думаете? - удивилась Дороти.
   - Потому что ты убила Злую Волшебницу и носишь  серебряные  башмачки.
Кроме того, на тебе белое платье, а белый цвет - это цвет волшебников.
   - Оно у меня белое в голубую клетку, - возразила Дороти,  разглаживая
складки на платье.
   - Это очень любезно с твоей стороны, что оно в голубую клетку, - ска-
зал Бок. - Голубой цвет - цвет Жевунов, а белый - волшебников. Это озна-
чает, что ты добрая волшебница и друг Жевунов.
   Дороти не знала, что на это ответить. Все в этой стране были уверены,
что она волшебница. Но Дороти прекрасно знала, что она самая  обыкновен-
ная девочка, которую забросило в чужие края ураганом.
   Когда Дороти надоело смотреть на пляски, Бок пригласил ее в дом,  где
ей отвели комнату с очень удобной мягкой постелькой с голубыми простыня-
ми. Дороти замечательно проспала там до утра, а Тотошка  свернулся  клу-
бочком на голубом коврике возле кровати.
   Наутро Дороти плотно позавтракала. Пока она  ела,  маленький  ребенок
Жевунок играл с Тотошкой, дергал его за хвост и смеялся так уморительно,
что Дороти, глядя на него, тоже не могла сдержать смех. Для Жевунов  То-
тошка был самой настоящей диковинкой, так как до этого  они  никогда  не
видели собак.
   - Далеко ли отсюда Изумрудный Город? - спросила Дороти гостеприимного
хозяина.
   - Точно не знаю, - отвечал Бок. - Я там никогда не бывал. Если у тебя
нет важного дела к Озу, лучше не попадаться ему на глаза. Мне только из-
вестно, что путь в Изумрудный Город долгий и идти  туда  надо  несколько
дней. Дорога идет по прекрасной красивой стране, но порой путникам  при-
ходится пробираться через места трудные и опасные.
   Это слегка обеспокоило Дороти, но, поскольку только  великий  Оз  мог
отправить ее назад в Канзас, она была готова к трудностям.
   Попрощавшись со своими новыми друзьями, Дороти вновь двинулась в путь
по дороге из желтого кирпича. Она долго шла, и ей захотелось немного от-
дохнуть. Тогда она присела на изгородь у дороги. За  изгородью  тянулось
большое кукурузное поле, и невдалеке Дороти увидела чучело на шесте, по-
саженное, чтобы отпугивать птиц - любителей поклевать спелую кукурузу.
   Дороти стала разглядывать пугало. Его голова представляла собой мешо-
чек, набитый соломой, на котором краской были выведены глаза, нос и рот,
так что получилось лицо. На голове у  него  была  голубая  остроконечная
шляпа. Одето чучело было в голубой и весьма поношенный  костюм,  набитый
соломой, а обуто в голубые сапоги с широкими  отворотами,  какие  носили
все Жевуны. Это был очень неплохо сделанный Страшила.
   Вдруг, к удивлению Дороти, Страшила подмигнул ей  одним  нарисованным
глазом. Дороти сначала решила, что ей это показалось, потому что в  Кан-
засе огородные пугала не подмигивают, но потом Страшила  очень  дружески
покивал ей головой. Тогда Дороти спрыгнула с изгороди и подошла к  нему.
Тотошка с громким лаем носился вокруг человека из соломы.
   - Добрый день, - хрипло проговорил Страшила.
   - Ты умеешь говорить? - изумилась Дороти.
   - Разумеется, - ответил Страшила. - Как ты поживаешь?
   - Неплохо. А ты?
   - Так себе, - сказал Страшила и улыбнулся: - Вообще-то не больно  ве-
селое занятие торчать день и ночь на шесте и отпугивать ворон.
   - Разве ты не можешь слезть?
   - Нет, мне в спину воткнули шест. Если ты меня с него снимешь, я буду
тебе чрезвычайно признателен.
   Дороти приподняла обеими руками соломенного человека и без труда сня-
ла его с шеста. Оказалось, что он почти ничего не весил.
   - Большое спасибо, - поблагодарил Страшила, оказавшись  на  земле.  -
Красота! Ну прямо заново родился!
   Дороти просто не верила своим  глазам.  Соломенный  человек  умел  не
только говорить, но и кланяться и ходить.
   - Кто ты? - спросил Страшила, потянувшись и зевнув. - И куда идешь?
   - Меня зовут Дороти, и иду я в Изумрудный Город к великому мудрецу  и
волшебнику Озу, чтобы он вернул меня в Канзас.
   - Где находится Изумрудный Город и кто такой Оз? - осведомился  Стра-
шила.
   - Неужели ты не знаешь? - удивилась девочка.
   - Нет, я вообще ничего не знаю. Я набит соломой, и в  голове  у  меня
нет мозгов.
   - Как мне тебя жаль! - воскликнула Дороти.
   - А если я пойду с тобой в Изумрудный Город, не даст ли великий  муд-
рец Оз мне немножечко мозгов? - вдруг спросил Страшила.
   - Не знаю, - отвечала Дороти, - но, если хочешь, пойдем вместе.  Даже
если Оз не даст тебе мозгов, тебе ведь не станет хуже, чем теперь?
   - Это верно, - согласился Страшила и заговорил доверительным тоном: -
В конце концов я не имею ничего против того,  что  набит  соломой.  Если
кто-то наступит мне на ногу или вонзит в руку булавку, мне все  нипочем:
боли я не чувствую. Но мне вовсе не хотелось бы, чтобы люди считали меня
глупцом. Ведь раз у меня вместо мозгов солома, как я смогу  понять,  что
собой представляет этот мир?
   - Я тебя очень понимаю, - отозвалась Дороти. - Если ты пойдешь вместе
со мной, я попрошу за тебя Оза.
   - Вот спасибо! - обрадовался Страшила.
   Дороти помогла Страшиле перелезть через изгородь, и они  двинулись  в
Изумрудный Город по дороге, вымощенной желтым кирпичом.
   Тотошке сначала не понравился новый спутник. Он так подозрительно его
обнюхивал, словно опасался, что в соломе свили  гнездо  мыши.  Время  от
времени он угрожающе рычал.
   - Не бойся Тотошки, - предупредила Страшилу Дороти. - Он не укусит.
   - Я и не боюсь, - отвечал тот. - Даже если он и укусит, соломе не бу-
дет больно. Разреши, я понесу твою корзинку. Мне это не трудно,  я  ведь
никогда не устаю. Хочешь, я расскажу тебе мой  секрет,  -  прошептал  он
чуть позже на ухо Дороти. - Знаешь, чего я боюсь больше всего?
   - Что же это? - спросила Дороти. - Мышь?
   - Нет, - сказал Страшила. - Горящая спичка.


   4. ДОРОГА ЧЕРЕЗ ЛЕС

   Вскоре дорога сделалась не такой ровной и гладкой, как  раньше.  Идти
стало трудно, и Страшила постоянно спотыкался на выбоинах. Время от вре-
мени на пути попадались ямы. Тотошка перепрыгивал через  них,  а  Дороти
аккуратно обходила. Поскольку у Страшилы вместо мозгов была  солома,  он
шел напрямик, частенько терял равновесие и падал плашмя.  Однако  он  не
ушибался. Дороти помогала ему подняться на ноги, и он первый смеялся над
своими неудачами.
   Фермы в этих местах были уже не такими ухоженными, как  раньше.  Дома
попадались реже и реже, да  и  фруктовых  деревьев  было  поменьше.  Чем
дальше шли путники, тем глуше и мрачней становилась местность.
   В полдень они сделали привал у ручья. Дороти вынула из корзинки хлеб,
предложила Страшиле, но тот отказался.
   - Я не знаю, что такое голод, - сказал он, - и  это  просто  здорово.
Мой рот нарисован красками, но если бы вместо эгого в голове у меня про-
делали дырку, солома стала бы высыпаться и голова потеряла бы форму.
   Дороти понимающе кивнула и принялась уписывать хлеб за обе щеки.
   Когда она закончила свой обед. Страшила попросил рассказать ее о себе
и своей стране. Дороти рассказала ему о серых степях Канзаса, о том, как
ураган забросил ее в эти далекие края. Страшила  внимательно  слушал,  а
потом проговорил:
   - Никак не могу взять в толк, почему тебе так  хочется  покинуть  эту
замечательную и прекрасную страну и вернуться в унылое, засушливое  мес-
то, которое ты называешь Канзасом.
   - Ты не можешь понять, потому что у тебя нет мозгов, -  ответила  де-
вочка. - Мы, люди из плоти и крови, любим жить у себя  на  родине,  даже
если есть страны и покрасивее. Нет места лучше, чем родной дом.
   Страшила только вздохнул:
   - Конечно, где уж мне вас понять. Если бы ваши головы, как моя,  были
набиты соломой, вы бы все отправились жить в прекрасные  страны,  а  ваш
Канзас совсем опустел бы. Канзасу сильно повезло, что в нем живут люди с
настоящими мозгами!
   - Может, ты тоже расскажешь о себе, пока мы еще не двинулись в  путь?
- спросила Дороти.
   Страшила взглянул на нее укоризненно.
   - Ты же знаешь, я так недавно живу, что мне  нечего  и  рассказывать.
Меня сделали только позавчера. Что было до моего рождения, я не знаю.  К
счастью, первое, что сделал мой хозяин-фермер, это нарисовал мне уши,  и
я стал слышать, что происходит вокруг. С ним был другой Жевун, и  фермер
спросил его:
   - Как тебе уши?
   - По-моему, получились криво, - отвечал тот.
   - Не беда, - отозвался фермер. - Главное, что это уши,  а  не  что-то
другое.
   Он был совершенно прав.
   - А теперь я нарисую глаза, - сказал мой хозяин. Сначала он нарисовал
правый глаз, и, как только закончил  работу,  я  стал  с  большим  любо-
пытством оглядывать его и озираться по сторонам.
   - Неплохо! - похвалил фермера приятель, внимательно следивший за  его
работой. - Голубой цвет очень подходит для глаз!
   - Второй глаз я, пожалуй, сделаю  побольше,  -  задумчиво  проговорил
фермер, и, когда он нарисовал и его, я обнаружил, что вижу гораздо  луч-
ше.
   Затем он нарисовал мне нос и рот, но я тогда не заговорил, потому что
не знал, для чего нужен рот. Я с интересом смотрел, как они  делали  мое
туловище, руки и ноги. Когда на туловище насадили голову, я очень загор-
дился собой. Я решил, что выгляжу не хуже фермера и его приятеля.
   - Этот парень быстро распугает всех ворон,  -  заявил  фермер.  -  Он
очень похож на человека.
   - Вылитый человек, - согласился его приятель, и  я  подумал,  что  он
прав. Хозяин взял меня под мышку, отнес на кукурузное поле и посадил  на
шест. Потом они с приятелем ушли, а я остался один.
   Мне не понравилось, что меня бросили на произвол судьбы, и я попытал-
ся пойти вслед за ними, но мои ноги никак не могли достать до земли, и я
был вынужден оставаться на этом шесте. Мне было скучно одному -  я  даже
не мог предаться воспоминаниям, потому что мне не о чем было вспоминать.
До этого над полем летали птицы, но, увидев меня,  они  испугались,  что
пришел человек, и куда-то скрылись. Это мне придало немножко  увереннос-
ти, я почувствовал себя важной персоной. Но прошло совсем немного време-
ни, и ко мне подлетела старая ворона. Внимательно меня осмотрев, она се-
ла мне на плечо и сказала:
   - Неужели фермер вздумал нас провести таким неуклюжим образом?  Любая
нормальная ворона сразу поймет, что это не человек, а обыкновенное соло-
менное пугало-страшила. - С этими словами  она  преспокойно  слетела  на
землю и принялась клевать кукурузу. Другие птицы, увидев, что я не  при-
чинил вороне никакого вреда, прилетели обратно и  тоже  стали  угощаться
кукурузой.
   Сначала я очень расстроился, так как решил, что я плохое  пугало,  но
та же ворона утешила меня:
   - Если бы в голове у тебя были мозги, а не солома, ты был  бы  ничуть
не хуже этих людей, а может, даже гораздо лучше. Мозги в этой жизни  мо-
гут сослужить хорошую службу не только человеку, но и вороне.
   Когда вороны улетели, я стал усиленно соображать, и наконец мне приш-
ло в голову, что надо непременно постараться  раздобыть  мозги.  На  мое
счастье, мимо проходила ты и сняла меня с шеста. Судя по  тому,  что  ты
говоришь, мне тоже надо обязательно попасть в  Изумрудный  Город,  вдруг
великий Оз даст мне мозги.
   - Надеюсь, что даст, - сказала Дороти. - Раз тебе они так необходимы,
он вряд ли откажет.
   - Еще бы! - воскликнул Страшила. - До чего же неприятно знать, что ты
безмозглый глупец!
   Тем временем огороженные поля остались позади, и земли, что  тянулись
по обе стороны дороги, никто не обрабатывал. К вечеру путники  пришли  в
такой дремучий лес, что ветки деревьев по обе стороны дороги из  желтого
кирпича тесно переплелись. Свет почти не проникал в эту чащобу, идти бы-
ло трудно, но Дороти и Страшила не останавливались.
   - Если дорога привела нас в лес, рано или поздно она выведет  нас  из
него! - глубокомысленно изрек Страшила. - А поскольку там, где кончается
дорога, находится Изумрудный Город, нам все равно надо идти  по  ней  до
самого конца.
   - Это само собой разумеется, - сказала Дороти. - Невелика мудрость!
   - Естественно, - согласился Страшила. - Я бы никогда не придумал  та-
кого, для чего следовало бы немножко пошевелить мозгами.
   Примерно через час и вовсе стемнело, но  путешественники  по-прежнему
ковыляли по дороге. Дороти почти ничего не видела, Тотошка был в  лучшем
положении - многие собаки хорошо видят в темноте, а Страшила сообщил До-
роти, что ночью видит так же, как и днем. После чего он взял  Дороти  за
руку и повел ее вперед.
   - Если увидишь дом, то скажи, - попросила его девочка. -  Нет  ничего
неприятней ходьбы в потемках, а в доме мы бы могли переночевать.
   Вскоре Страшила остановился.
   - Справа вижу дом! - провозгласил он. - Хижина из бревен, крытая вет-
ками. Может, зайдем?
   - Давай, - обрадовалась девочка. - А то я что-то устала.
   Страшила провел ее к хижине, еле заметной  за  деревьями.  Когда  они
вошли в нее, то в углу увидели кровать из сухих листьев. Дороти легла  и
тотчас же заснула крепким сном. Тотошка примостился рядышком.  Страшила,
который не знал, что такое усталость, встал в  другом  углу  и  принялся
терпеливо ждать, пока не наступит утро.


   5. ОСВОБОЖДЕНИЕ ЖЕЛЕЗНОГО ДРОВОСЕКА

   Когда Дороти проснулась, солнце светило вовсю, и Тотошка  весело  го-
нялся по лесу за птицами. Страшила по-прежнему стоял в углу.
   - Надо пойти поискать воду, - сказала Дороти.
   - Это еще зачем?
   - Во-первых, чтобы умыться, во-вторых, чтобы  напиться,  а  то  сухой
хлеб не лезет в горло.
   - Как трудно жить людям из плоти  и  крови,  -  задумчиво  проговорил
Страшила. - Надо спать, надо есть и пить! Но зато у людей есть  мозги  и
они могут думать.
   Они вышли из хижины и вскоре отыскали прозрачный ручеек. Дороти  умы-
лась, напилась и потом позавтракала. В корзинке оставалось совсем немно-
го хлеба, и Дороти была рада, что Страшила обходится без еды  -  запасов
было еле-еле на день.
   Когда завтрак закончился и можно было снова  продолжить  путешествие,
Дороти испуганно вздрогнула: откуда-то неподалеку раздался глухой стон.
   - Что это? - робко спросила она Страшилу.
   - Понятия не имею, - отозвался тот, - но, если хочешь, я могу и  пос-
мотреть.
   В эгот момент раздался новый стон. Они пошли гуда, откуда  доносились
стоны, но, не пройдя и нескольких шагов, Дороти увидела, как  среди  де-
ревьев что-то блеснуло. Она пустилась бегом  и  вдруг  остановилась  как
вкопанная, испуганно вскрикнув:
   - Ой, что это?
   Одно из высоких деревьев было надрублено, и возле него  с  занесенным
топором стоял человек, целиком сделанный из железа. У него были  руки  и
ноги, но стоял он совершенно неподвижно, словно не мог пошевелиться.
   Дороти и Страшила удивленно уставились на странного дровосека, а  То-
тошка громко залаял и попытался укусить его за железную  ногу,  чуть  не
сломав при этом зубы.
   - Это ты стонал? - обратилась Дороти к Железному Дровосеку.
   - Да, - отвечал тот. - Я стою здесь и зову на помощь уже  целый  год,
но никто не услышал меня и не пришел.
   - Чем же я могу тебе помочь? - участливо  спросила  девочка,  которой
стало очень жалко беднягу.
   - Возьми масленку и хорошенько смажь мои суставы. Они так  заржавели,
что я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Если меня как следует  сма-
зать, я снова буду в полном порядке. Масленка стоит на полке в хижине.
   Дороти бегом бросилась к хижине и вскоре вернулась с масленкой в  ру-
ке.
   - Что смазывать? - деловито осведомилась она.
   - Сначала шею, - сказал Дровосек.
   Дороти так и сделала. Шея заржавела настолько  сильно,  что  Страшиле
пришлось долго ворочать железную голову туда и сюда, прежде чем ее хозя-
ин сам смог проделать это.
   - Теперь руки, - распорядился Железный Дровосек.
   Дороти смазала суставы-шарниры на руках, а Страшила опять стал ей по-
могать, то поднимая руки вверх, то опуская, пока ржавчина не  отвалилась
и они не заработали как надо.
   Железный Дровосек вздохнул с облегчением и опустил топор.
   - Какое счастье! - воскликнул он. - Я стою с занесенным  топором  уже
целый год. Наконец-то я смог его опустить. Ну а теперь, если вы  смажете
мои суставы-шарниры на ногах, все вообще будет прекрасно.
   Дороти и Страшила выполнили и эту просьбу,  и  Дровосек  снова  обрел
способность ходить. Он еще раз поблагодарил их за чудесное освобождение,
а немного погодя сделал это в третий раз. Он был очень вежливым Железным
Дровосеком.
   - Если бы не вы, - говорил он, - я бы стоял здесь, пока не  проржавел
бы насквозь и не рассыпался в прах. Вы просто спасли мне жизнь.  Как  вы
оказались в этих краях?
   - Мы идем в Изумрудный Город к великому Озу, - сообщила Дороти. - А в
твоей хижине мы переночевали.
   - Зачем вам понадобилось видеть Оза? - поинтересовался Железный  Дро-
восек.
   - Я хочу, чтобы он помог мне вернуться в  Канзас,  а  Страшила  решил
попросить у него немножко мозгов, - сказала Дороти.
   На мгновение Железный Дровосек задумался, потом спросил:
   - Как вы считаете, не смог бы Оз дать мне сердце?
   - Почему бы нет, - ответила Дороти. - Вряд ли ему  это  труднее,  чем
дать Страшиле мозги.
   - Пожалуй, - согласился Железный Дровосек. - Тогда, если вы не возра-
жаете, я бы присоединился к вам. Мы пойдем в Изумрудный Город вместе,  и
я попрошу Оза помочь и мне.
   - Милости просим, - пригласил Страшила, а Дороти добавила, что  будет
очень рада новому товарищу. Железный Дровосек вскинул на плечо свой  то-
пор, и они вместе двинулись по лесу к дороге из желтого кирпича.
   Прежде чем друзья отправились в путь. Железный Дровосек попросил  До-
роти положить в корзинку его масленку.
   - Если я ненароком попаду под дождь, - пояснил он, -  то  могу  снова
заржаветь, и тогда масленка окажется очень кстати.
   Путешественникам очень повезло, что к их компании  присоединился  Же-
лезный Дровосек, потому что довольно скоро они оказались в  местах,  где
деревья росли так густо, что совсем  загораживали  дорогу.  Но  Железный
Дровосек заработал топором и быстро проделал проход.
   В какой-то момент Дороти так крепко задумалась, что не заметила,  как
Страшила в очередной раз споткнулся на выбоине и полетел кубарем в  при-
дорожную канаву. Ему даже пришлось подать голос, чтобы девочка  обратила
на него внимание.
   - Почему ты не обошел яму? - удивленно спросил Железный Дровосек.
   - Потому что я плохо соображаю, - весело объяснил Страшила. - У  меня
в голове не мозги, а солома. Потому-то я и иду в Изумрудный Город к  ве-
ликому Озу.
   - Я тебя понимаю, - отозвался Железный Дровосек. - Но все-таки  мозги
- это еще не самое главное в нашей жизни.
   - А у тебя есть мозги? - поинтересовался Страшила.
   - Нет, в голове у меня пустота, - признался Дровосек. - Но когда-то у
меня были и мозги, и сердце, и, если выбирать, лично я отдаю  предпочте-
ние сердцу.
   - Почему? - изумился Страшила.
   - Сейчас я расскажу вам о себе, и вы все поймете.
   Пока они шли через лес. Железный Дровосек рассказывал свою историю.
   - Мой отец был дровосеком. Он рубил лес, продавал дрова и зарабатывал
этим на жизнь. Когда я подрос, то тоже стал дровосеком. Потом отец умер,
и мне пришлось поддерживать мать. Потом  умерла  и  она.  Мне  сделалось
очень одиноко, и я решил жениться. Я влюбился в одну  красивую  девушку.
Она была готова выйти за меня замуж, но сказала, что я должен заработать
деньги и построить новый большой дом. Я стал работать еще больше. Но де-
вушка жила со старой теткой,  которой  очень  не  хотелось,  чтобы  наша
свадьба состоялась. Тетка была очень ленивой и понимала,  что,  если  ее
племянница уйдет ко мне, ей самой придется вести хозяйство. Поэтому тет-
ка отправилась к Злой Волшебнице Востока и обещала ей двух овец и  коро-
ву, если та сможет расстроить нашу женитьбу. Волшебница заколдовала  мой
топор, и однажды, когда я рубил дрова в лесу, топор вдруг вырвался у ме-
ня из рук и отрубил левую ногу.
   Сначала это сильно меня огорчило. Я знал, что одноногих дровосеков не
бывает. Но я пошел к знакомому кузнецу, и тот выковал мне новую,  желез-
ную ногу. Железная нога оказалась не хуже, чем настоящая, и я  быстро  к
ней привык. Злая Волшебница Востока узнала об этом и  страшно  рассерди-
лась: она ведь обещала старухе, что я не женюсь на ее  хорошенькой  пле-
мяннице. Когда я опять пошел в лес и начал рубить  дерево,  топор  снова
вырвался и отрубил мне правую ногу. Я опять пошел к кузнецу, и тот выко-
вал мне вторую железную ногу. После этого  заколдованный  топор  отрубил
мне сначала правую, потом левую руку. Но я не испугался, и вновь  кузнец
помог мне. Тогда топор отрубил мне голову, и я уже подумал, что мне  ко-
нец, но и тут на помощь пришел искусник-кузнец, сделавший  мне  железную
голову.
   Я решил, что победил Злую Волшебницу, и принялся работать с утроенной
энергией. Но я и не подозревал, с какими коварными  врагами  имею  дело.
Злая Волшебница не сдалась и заколдовала топор, чтобы он  разрубил  меня
пополам. Снова меня выручил друг-кузнец. Он сделал мне железное  тулови-
ще, прикрепив к нему на шарнирах голову, ноги и руки. Я снова мог ходить
и работать. Но увы! У меня не стало сердца, и моя любовь к  девушке  ис-
чезла. Мне уже было совершенно все равно,  женюсь  я  на  ней  или  нет.
По-моему, она все еще живет у своей тетки и ждет, когда я приду и женюсь
на ней.
   Мое железное туловище так сверкало на солнце,  что  было  любо-дорого
смотреть. Я стал очень гордиться своим блестящим видом и больше не боял-
ся заколдованного топора - ведь он уже не мог бы причинить мне вреда. Но
возникала новая опасность: суставы могли заржаветь. Я купил  масленку  и
время от времени тщательно смазывал руки, ноги, шею. Но однажды я  забыл
это сделать и угодил под сильный ливень. Я спохватился  слишком  поздно:
масленки при себе не оказалось, суставы заржавели, и я неподвижно  прос-
тоял в лесу, пока вы не пришли мне на выручку. Конечно,  судьба  нанесла
мне большой удар: стоя в лесу, я много размышлял и пришел к выводу,  что
самое страшное в этой жизни - остаться без сердца. Когда я любил, не бы-
ло в мире человека счастливей меня. Но тот, у кого нет сердца, не спосо-
бен любить. Поэтому я обязательно попрошу у Оза сердце, и  если  он  мне
его даст, то вернусь домой и женюсь на своей девушке.
   Дороти и Страшила внимательно выслушали рассказ Железного Дровосека и
очень пожалели беднягу.
   - Но все-таки, - сказал Страшила, - лично я выбрал бы мозги. Безмозг-
лое создание не будет знать, что ему делать с сердцем.
   - Нет, сердце гораздо лучше, - стоял на своем  Железный  Дровосек.  -
Мозги не делают человека счастливым, а в мире нет ничего лучше счастья.
   Дороти промолчала, потому что никак не могла решить, кто из ее  новых
друзей прав. Она только подумала, что главное - это  поскорее  вернуться
домой, к дяде Генри и тете Эм.
   Больше всего ее беспокоило то, что кончался хлеб. Еще одна трапеза  -
и в корзине будет пусто. Разумеется, и Страшила, и Железный Дровосек от-
лично обходились без еды, но Дороти была сделана не из соломы  и  не  из
железа и не могла жить без завтраков, обедов и ужинов.


   6. ТРУСЛИВЫЙ ЛЕВ

   Все это время путешественники шли по дороге через  огромный  дремучий
лес. Дорога попрежнему была вымощена желтым кирпичом, но  его  почти  не
было видно под густым слоем сухих веток и опавших листьев. С  пути  было
сбиться легче легкого.
   В этой части леса почти не встречалось птиц.  Птицы  любят  маленькие
лесные опушки, где ярко светит солнце. Иногда из лесной чащи  доносилось
свирепое рычание. От этих жутких звуков  у  Дороти  начинало  колотиться
сердце, потому что она не знала, что за страшные  хищники  скрываются  в
лесном сумраке. Тотошка, похоже, догадывался, в чем дело,  и  все  время
жался к ногам Дороти и не осмеливался залаять.
   - Скоро кончится этот лес? - спросила девочка Железного Дровосека.
   - Не знаю, - отвечал он. - Я никогда не ходил по этой дороге и никог-
да не бывал в Изумрудном Городе. Мой отец, правда, бывал там, но я тогда
был еще маленьким. Он рассказывал, что путь туда долог и труден, но бли-
же к Изумрудному Городу начинаются прекрасные места. Что касается  опас-
ностей, я их не боюсь, если под рукой масленка. Страшила, я  вижу,  тоже
не из пугливых, а у тебя на лбу след от поцелуя Доброй Волшебницы.
   - Но кто защитит Тотошку? - забеспокоилась Дороти.
   - Если он попадет в беду, все мы придем ему на помощь,  -  уверил  ее
Железный Дровосек.
   Не успел он договорить, как из лесу раздался страшный рев и на дорогу
выскочил огромный лев. Одним ударом лапы со страшными когтями он  отбро-
сил Страшилу далеко в кусты. Затем он ударил Железного Дровосека. К  его
удивлению, его противник хоть и упал, но остался невредим.
   Увидев врага, Тотошка с лаем бросился на него, и Лев уже разинул свою
огромную пасть, чтобы укусить храбреца. Но в этот момент  Дороти,  забыв
страх, ринулась на защиту своего верного друга. Оказавшись между  Тотош-
кой и Львом, она стукнула огромного хищника по носу кулаком и крикнула:
   - Не смей кусать Тотошку! Как тебе не совестно - такой большой, а на-
падаешь на маленькую собачку!
   - Я не кусал его, - виновато возразил Лев, потирая  лапой  ушибленный
нос.
   - Но ты пытался это сделать, - настаивала Дороти. - Ты просто трус  и
больше никто!
   - Это правда! - согласился Лев, удрученно повесив голову. - Я  всегда
знал об этом. Но я ничего не могу с собой поделать! Как мне быть?
   - Чего не знаю, того не знаю, - ответила Дороти. -  А  скажи  на  ми-
лость, зачем ты ударил несчастного, набитого соломой Страшилу?
   - Он набит соломой? - удивился Лев, глядя, как Дороти подняла Страши-
лу, поставила его на ноги и охлопала ладошкой со всех сторон, чтобы вер-
нуть ему правильную форму.
   - Конечно, - сердито проворчала Дороти.
   - Вот, значит, почему он так далеко улетел! -  воскликнул  Лев.  -  А
я-то никак не мог сообразить, что такое происходит. А второй тоже  набит
соломой?
   - Нет, он сделан из железа, - сказала Дороти,  помогая  подняться  на
ноги и Железному Дровосеку.
   - Потому-то я чуть не сломал об него когти! - понял Лев.  -  Они  так
заскрежетали о его туловище, что у меня мурашки по коже побежали. А  что
это за маленькое создание, которое ты так любишь?
   - Это мой песик Тотошка.
   - Он набит соломой или сделан из железа? - полюбопытствовал Лев.
   - Нет, он из плоти и крови.
   - Какой смешной зверек! И какой крошечный! Только такой трус, как  я,
мог поднять лапу на этого малыша, - печально проговорил  Лев  и  понурил
голову.
   - Почему ты такой трусливый? - недоуменно спросила Дороти Льва, кото-
рый ростом был с лошадь средних размеров.
   - Это большая загадка, - отвечал тот. - Таким уж я родился.  Все  ос-
тальные лесные обитатели считают, что я невероятно храбр и свиреп,  ведь
Лев - это царь зверей. Я заметил, что стоит мне рявкнуть как следует - и
все живое кидается от меня наутек. Когда мне встречаются люди, я страшно
пугаюсь, но грозно рычу - и они разбегаются без оглядки. Если  бы  слон,
тигр или медведь вступили со мной в поединок, я бы сам пустился прочь  -
такой уж я жалкий трус! - но, услышав мое  рычание,  они  стараются  уб-
раться поскорей с моего пути. И я им это позволяю.
   - Но это же неправильно. Царь зверей не может быть трусом! - восклик-
нул Страшила.
   - Согласен, - сказал Лев, вытирая кончиком хвоста набежавшую слезу. -
И это страшно расстраивает меня. Это не жизнь, а пытка! Как только  воз-
никает малейшая опасность, мое сердце так и готово выпрыгнуть из груди.
   - Может, у тебя сердечная болезнь? - предположил Железный Дровосек.
   - Может быть, - согласился Трусливый Лев.
   - Но если это так, - продолжал Дровосек, - ты должен радоваться,  ибо
это означает, что у тебя есть сердце. У меня  же  сердца  нет  и,  стало
быть, не может быть сердечной болезни.
   - Возможно, я не был бы трусом, если бы у меня не было сердца, -  за-
думчиво проговорил Трусливый Лев.
   - А мозги у тебя есть? - спросил Страшила.
   - Наверное, есть. Впрочем, я никогда их не видел, - ответил Трусливый
Лев.
   - Я иду в Изумрудный Город к великому Озу попросить у  него  немножко
мозгов. А то голова у меня набита соломой, - сообщил Страшила.
   - А я хотел бы попросить у него сердце, - подхватил  Железный  Дрово-
сек.
   - А я хочу, чтобы великий Оз отправил меня с Тотошкой домой в Канзас,
- сказала Дороти.
   - Как вы думаете, - оживился Лев, - не сможет ли Оз дать мне немножко
храбрости?
   - Полагаю, ему это сделать ничуть не труднее, чем дать мне  мозги,  -
ответил Страшила.
   - А мне сердце, - добавил Железный Дровосек.
   - Или послать меня в Канзас, - заключила Дороти.
   - Тогда, если вы не против, - решил Лев, - я пойду вместе с  вами.  А
то жизнь труса мне стала уже невмоготу.
   - Мы только будем рады, если ты присоединишься к нам, - сказала Доро-
ти. - Ты будешь отпугивать хищников. По-моему, они еще  трусливее  тебя,
если боятся, когда ты на них рычишь.
   - Наверное, - согласился Лев, - но, к несчастью, я-то  не  становлюсь
от этого храбрее. И пока я буду знать, что в душе я жуткий  трус,  жизнь
моя будет сплошным несчастьем.
   Снова маленький отряд двинулся в путь. Лев важно  вышагивал  рядом  с
Дороти. Тотошка сначала совершенно не обрадовался новому товарищу, пото-
му что помнил, как чуть не погиб от удара огромной львиной лапы, но пос-
тепенно он успокоился, и вскоре Лев  и  Тотошка  сделались  неразлучными
друзьями.
   Больше никаких приключений в этот день на  долю  путешественников  не
выпадало. Только однажды Железный Дровосек наступил на  жука  -  тот  на
свою беду переползал через дорогу из желтого кирпича - и конечно же  его
раздавил. Это так расстроило Железного Дровосека, который всегда избегал
наносить вред живым существам, что он заплакал. Слезы потекли по его ли-
цу, отчего тотчас же заржавели суставы на челюстях. Когда Дороти обрати-
лась к нему с каким-то вопросом. Железный Дровосек даже не смог  открыть
рот. Это страшно его перепугало, и он стал делать руками отчаянные  зна-
ки, но Дороти никак не могла понять, что случилось. Лев тоже был в  пол-
ном недоумении. Первым догадался Страшила. Он вынул из  корзинки  Дороти
масленку и смазал суставы-шарниры. Через некоторое время Железный Дрово-
сек снова обрел дар речи.
   - Это будет мне хорошим уроком! - изрек он. -  Надо  всегда  смотреть
под ноги. Если я буду проявлять неосторожность и раздавлю еще какого-ни-
будь жучка или паучка, то опять заплачу, и тогда снова заржавеют мои че-
люсти, и я не смогу говорить.
   После этого происшествия он шел и  таращился  вниз.  Увидев  муравья,
ползущего через дорогу, он аккуратно  переступал  через  него.  Железный
Дровосек знал, что у него нет сердца, и потому  старался  быть  особенно
внимательным к окружающим.
   - У людей есть сердца, - сказал он, - и они всегда могут прислушаться
к их зову и сделать то, что полагается. Но у меня нет сердца,  и  потому
приходится постоянно быть начеку. Когда великий мудрец Оз даст мне серд-
це, тогда уж можно будет немножко расслабиться.


   7. ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ

   Больше домов не попадалось, и путешественники остановились на  ночлег
под большим раскидистым деревом. Под его широкой кроной друзья  чувство-
вали себя как под крышей. Железный Дровосек нарубил топором много  дров,
Дороти разожгла большой костер, возле которого быстро согрелась и забыла
уже подступившую к сердцу тоску. Они с Тотошкой доели хлеб и теперь  по-
нятия не имели, чем будут завтракать.
   - Если хочешь, - предложил Лев, - я сбегаю в лес и убью для тебя оле-
ня. Раз у вас, людей, такие странные вкусы и вы не переносите сырого мя-
са, можешь поджарить его на костре. Это будет неплохим завтраком.
   - Не надо! Прошу тебя, не надо! - взмолился Железный Дровосек. - Если
ты убьешь оленя, я так разрыдаюсь, что  мои  челюсти  покроются  толстым
слоем ржавчины.
   Но Лев убежал в лес и там добыл себе что-то на ужин,  а  что  именно,
никто не знал, да и сам Лев об этом помалкивал. Страшила  нашел  дерево,
усыпанное орехами, и доверху наполнил ими корзинку Дороти. Девочка  была
очень тронута его заботой, но не могла сдержать смеха, глядя, как  неук-
люже он их собирал. Орехи были маленькими, а набитые  соломой  пальцы  в
перчатках такими  неловкими,  что  Страшила  рассыпал  по  земле  орехов
больше, чем положил в корзинку. Но Страшила не имел ничего против  этого
занятия. Сбор орехов позволял ему держаться подальше от костра. Страшила
очень боялся, что на него упадет случайная искра и тогда он сгорит  дот-
ла. Поэтому он все время находился на почтительном расстоянии от огня  и
подошел к нему, только чтобы укрыть уснувшую Дороти сухими листьями.
   Под одеялом из листьев она благополучно проспала  до  утра.  Проснув-
шись, Дороти умылась в ручье, а потом они продолжили путешествие в Изум-
рудный Город.
   Этот день оказался полон всяких приключений. Не прошло  и  часа,  как
подошли к глубокому рву, который пересекал дорогу и уходил далеко в лес.
Ров был не только очень широкий, но и глубокий. Когда они подошли к  его
краю и заглянули вниз, то увидели на дне множество камней с острыми кра-
ями. Стены рва были такими крутыми, что нечего было и думать  спуститься
на дно, а потом карабкаться на другую сторону. Кое-кто из путешественни-
ков подумал, что на этом их поход окончен.
   - Что же нам делать? - в отчаянии воскликнула Дороти.
   - Понятия не имею, - грустно отозвался Железный Дровосек, а Лев в за-
мешательстве потряс своей косматой гривой, тоже не  зная,  что  предпри-
нять. Но Страшила сказал:
   - Через ров нам не перелететь на крыльях, это ясно. Мы также не можем
спуститься, пройти по дну, а потом подняться. Значит, нам придется оста-
ваться здесь, если мы не сумеем перепрыгнуть через него.
   - Вообще-то я могу попробовать,  -  произнес  Трусливый  Лев,  смерив
взглядом расстояние.
   - Тогда все в порядке, - обрадовался Страшила, - потому что  ты  смо-
жешь по очереди перенести каждого из нас.
   - Я попробую, - сказал Лев. - Кто первый?
   - Я! - объявил Страшила. - Если окажется, что ты не сможешь перепрыг-
нуть через ров, Дороти разобьется насмерть о камни на  дне,  а  Железный
Дровосек будет сильно помят. А со мной ничего не произойдет. Мне это  не
опасно.
   - Я, признаться, и сам боюсь упасть, - промолвил Трусливый Лев, -  но
делать нечего, надо попробовать. Залезай ко мне на спину, будем прыгать.
   Страшила забрался на спину к Трусливому Льву, огромный зверь  подошел
к самому краю рва и присел.
   - А почему бы тебе хорошенько не разбежаться? - спросил Страшила.
   - Потому что у нас, Львов, так не принято, - ответил  Трусливый  Лев.
И, распрямившись как гигантская пружина, он  пролетел  по  воздуху  надо
рвом и благополучно приземлился на другой стороне. Все бурно приветство-
вали его успех. Страшила слез на землю, и Лев прыгнул обратно.
   Дороти решила, что следующей будет она.
   Взяв на руки Тотошку, она вскарабкалась на спину ко Льву и одной  ру-
кой крепко ухватилась за его косматую гриву. Не  успела  она  почувство-
вать, что летит по воздуху, как птица, они оказались уже на  земле.  Лев
снова вернулся, забрал Железного Дровосека и прыгнул в третий раз.
   Прежде чем опять трогаться в путь, пришлось немного подождать. Прыжки
отняли у Льва слишком много сил, и он переводил дух, высунув язык, тяже-
ло дыша и, словно большая собака, гонявшаяся по двору за курами.
   И на этой стороне леса оказались дремучими и угрюмыми. После того как
Лев отдохнул, путешественники зашагали дальше по дороге из желтого  кир-
пича, молча и задумчиво, надеясь, что скоро эта чащоба  кончится  и  они
снова увидят яркое солнце. Из лесных дебрей  стали  доноситься  какие-то
странные звуки, и Лев прошептал, что в этих местах водятся Калидасы.
   - Кто такие Калидасы? - спросила Дороти.
   - Это страшные звери. У них туловища медведей и  тигриные  головы,  -
объяснил Лев. - А клыки у них такие длинные и острые, что любому из  них
ничего не стоит разорвать меня на клочки. Я страшно боюсь Калидасов.
   - Я тебя понимаю, - сказала Дороти. - Это и впрямь жуткие чудовища!
   Лев хотел что-то ответить, но в этот момент  они  подошли  к  другому
рву. Он был настолько широким, что Лев сразу понял: на сей  раз  ему  не
перепрыгнуть.
   Путешественники стали держать совет. После долгих раздумий  и  споров
Страшила предложил:
   - У самого края рва растет высокое дерево. Если Дровосек  срубит  его
так, чтобы оно упало через ров, получится мост, и мы сможем  перейти  по
нему на другую сторону.
   - Отличная мысль! - воскликнул Лев. - Мне начинает  казаться,  что  в
голове у тебя не солома, а настоящие мозги.
   Дровосек споро взялся за работу. Топор у него  был  очень  острый,  и
вскоре дерево оказалось надрублено. Лев уперся в  него  своими  могучими
передними лапами и со всей силы толкнул. Дерево  медленно  стало  накло-
няться и наконец с треском упало точно через ров.
   Путешественники собирались начать переход по этому необычному  мосту,
как вдруг услышали громкое рычание. Оглянувшись, они увидели, как  в  их
сторону несутся стремглав два странных создания, похожие и на медведей и
на тигров сразу.
   - Это Калидасы! - крикнул Трусливый Лев и задрожал мелкой дрожью.
   - Быстро на другую сторону! - скомандовал Страшила.
   Сначала по мосту двинулась Дороти с Тотошкой на руках, за ней  Желез-
ный Дровосек и Страшила. Трусливый Лев, хоть и  был  страшно  перепуган,
обернулся к Калидасам и издал такой ужасный рык, что Дороти  вскрикнула,
Страшила шлепнулся на спину, а Калидасы остановились и удивленно посмот-
рели на Льва.
   Но поняв, что, во-первых, они крупнее,  чем  Лев,  и,  во-вторых,  их
двое, а он один, Калидасы снова ринулись вперед. Лев перебрался по дере-
ву-мосту и обернулся посмотреть, что будут делать Калидасы. Недолго  ду-
мая, те тоже стали переходить ров по дереву. Трусливый Лев печально ска-
зал Дороти:
   - Мы погибли! Они растерзают нас в клочья. Но ты спрячься за меня.  Я
буду сражаться с ними, пока хватит сил.
   - Подождите! - крикнул Страшила.
   Он стал напряженно думать, как выйти из положения, и  наконец  приду-
мал. Он велел Железному Дровосеку обрубить верхушку дерева,  упиравшуюся
в этот конец рва. Железный Дровосек вовсю заработал топором, и когда Ка-
лидасы оказались на самой середине моста, тот с грохотом рухнул и  поле-
тел в пропасть. Хищники вдребезги разбились об острые камни на дне.
   - Уф! - произнес с облегчением Лев и глубоко вздохнул. -  Похоже,  мы
еще немножко поживем. И я очень доволен,  потому  что  невелика  радость
быть мертвым! Эти твари так меня напугали, что у меня все еще  колотится
сердце!
   - Как мне хотелось бы, чтобы у меня тоже колотилось сердце! - грустно
воскликнул Железный Дровосек.
   После этого случая путешественникам еще  больше  захотелось  поскорее
выбраться из леса. Они шли так быстро, что Дороти вскоре устала и залез-
ла на спину ко Льву. К их большой радости, постепенно лес стал редеть, и
наконец они вышли к широкой реке, быстро катившей свои воды.  На  другом
берегу уже начинались очаровательные места - зеленые луга, усыпанные яр-
кими цветами, а вдоль дороги из желтого кирпича росли деревья, ломившие-
ся от фруктов. Путешественникам не терпелось поскорее оказаться  на  том
берегу.
   - Но как нам перебраться через реку? - спросила Дороти.
   - Нет ничего проще, - отозвался Страшила. - Железный Дровосек постро-
ит плот, и все мы сядем на него и переплывем на ту сторону.
   Железный Дровосек взялся за топор и стал  рубить  небольшие  деревца,
чтобы сделать плот. Тем временем Страшила обнаружил на  берегу  сливовое
дерево, все увешанное плодами. Дороти очень  обрадовалась  его  находке:
она весь день питалась одними орехами и  теперь  с  удовольствием  поела
фруктов.
   Но чтобы сделать плот, нужно время, даже если за  дело  взялся  такой
неутомимый труженик, как Железный Дровосек. Наступил вечер, а  плот  еще
не был готов. Путники нашли уютное местечко под деревьями, где и провели
время до утра. Дороти приснился Изумрудный Город и великий  Оз,  который
согласился выполнить ее просьбу и пообещал отправить домой в Канзас.


   8. СТРАШНОЕ МАКОВОЕ ПОЛЕ

   Наступило утро, вселив в путников свежие силы и новые надежды. Дороти
замечательно позавтракала персиками и сливами, которыми были усыпаны де-
ревья у реки. Дремучий лес остался позади, впереди открывалась  прекрас-
ная, солнечная страна, манившая их вперед, в Изумрудный Город.
   Правда, чтобы попасть в эти очаровательные места, надо  было  сначала
переплыть через реку, но плот был уже  почти  готов.  Железный  Дровосек
скрепил бревна между собой, и можно было пускаться в  плавание.  Посреди
плота устроилась Дороти с Тотошкой на  коленях.  Когда  на  плот  ступил
Трусливый Лев, самодельное судно накренилось, потому что Лев был крупным
зверем, но Страшила и Железный Дровосек быстро встали  на  другой  конец
плота и уравновесили его. У каждого из них двоих было в руках по  шесту,
чтобы отталкиваться от дна реки и направлять плот.
   Сначала все шло без сучка без задоринки, но когда  плот  оказался  на
середине реки, сильное течение стало уносить его все дальше и дальше  от
дороги из желтого кирпича. К тому же река становилась все глубже и глуб-
же, и шесты уже не всегда доставали до дна.
   - Плохо дело! - изрек Железный Дровосек. -  Если  так  будет  продол-
жаться и дальше, река принесет нас во владения Злой  Волшебницы  Запада.
Она заколдует нас и обратит в рабство.
   - И тогда я не получу мозгов, - огорчился Страшила.
   - А я храбрости, - сказал Трусливый Лев.
   - А я сердца, - вздохнул Железный Дровосек.
   - А я никогда-никогда не вернусь в Канзас, - прибавила Дороти.
   - Нам обязательно надо попасть в Изумрудный Город! - воскликнул Стра-
шила и с такой силой вонзил свой шест в илистое дно, что тот застрял,  и
прежде чем Страшила успел его выдернуть, плот уплыл, а  Страшила  так  и
остался висеть на шесте посреди реки.
   - Прощайте, друзья! - крикнул он вслед плоту,  к  великому  огорчению
тех, кто остался на нем. Железный Дровосек уже был готов  заплакать,  но
вовремя вспомнил, что может заржаветь, и потому быстро вытер  слезы  пе-
редником Дороти.
   Положение Страшилы было из рук вон плохо. "Сейчас мне, пожалуй,  куда
хуже, чем до встречи с Дороти, - грустно размышлял он, повиснув на  шес-
те. - Тогда я торчал посреди кукурузного поля и мог по крайней мере сде-
лать вид, что работаю - пугаю ворон. Но какой толк от меня посреди реки?
Боюсь, мне теперь никогда не получить мозгов".
   Тем временем плот все плыл и плыл по течению, и наконец Трусливый Лев
сказал:
   - Надо что-то делать. Давайте я прыгну в воду и поплыву к  берегу,  а
вы возьмитесь за мой хвост и держитесь покрепче.
   С этими словами Лев бросился в воду. Железный Дровосек  ухватился  за
его хвост. Лев поплыл к берегу, взяв плот на буксир. Он  был  большой  и
сильный, но плыть ему было нелегко.  Постепенно,  однако,  плот  миновал
стремнину. Дороти взяла шест Дровосека и стала подталкивать плот к бере-
гу. Наконец они причалили и выбрались на сушу. Друзья порядком устали. К
тому же течение далеко отнесло их от дороги из желтого кирпича.
   - Что же нам теперь делать? - растерянно спросил  Железный  Дровосек,
пока Лев прилег на травку немного обсушиться на солнышке.
   - Нам обязательно надо вернуться на дорогу, - решила Дороти.
   - Лучше всего идти по берегу реки, тогда мы не  заблудимся,  -  подал
голос Лев.
   Когда друзья как следует отдохнули, Дороти взяла свою корзинку, и они
пошли по лужайке вдоль реки к тому самому месту, где должна быть дорога.
Вокруг цвели цветы и росли фруктовые деревья. Ярко светило солнце.  Если
бы не печальное происшествие со Страшилой, все были бы очень довольны.
   Они шли быстрым шагом. Дороти  наклонилась,  чтобы  сорвать  особенно
понравившийся ей цветок. В этот момент Железный Дровосек крикнул:
   - Смотрите!
   Они взглянули туда, куда он указал, и увидели, что  посреди  реки  на
шесте по-прежнему висит Страшила. Вид у него был очень несчастный и оди-
нокий.
   - Как же нам его спасти? - задумалась Дороти.
   На это Лев и Дровосек только растерянно покачали головами. Друзья се-
ли у самой воды и стали грустно смотреть на своего друга. Мимо  пролетал
аист. Увидев путников, он подлетел к ним и приземлился.
   - Кто вы такие и куда держите путь? - спросил Аист.
   - Я Дороти, - ответила девочка, - а это мои друзья - Железный  Дрово-
сек и Трусливый Лев. Мы идем в Изумрудный Город.
   - Изумрудный Город совсем в другой стороне, - сообщил Аист, удивленно
глядя на странную группу.
   - Это я знаю, - сказала Дороти, - но мы потеряли нашего друга Страши-
лу и теперь думаем, как его спасти.
   - Где же он? - поинтересовался Аист.
   - На шесте посреди реки.
   - Если бы он был полегче, я мог бы слетать и принести его вам, -  за-
метил Аист.
   - Но Страшила очень легкий! - вскричала Дороти. - Он же  набит  соло-
мой. Если вы принесете его нам, мы будем вам очень благодарны.
   - Ну что ж, попробую, - согласился Аист. - Но учтите: если он все-та-
ки окажется тяжелым, мне придется бросить его в реку.
   Большая птица взмыла в воздух и подлетела к Страшиле, молча висевшему
на шесте. Затем, ухватив его клювом за шиворот. Аист поднялся  с  ним  в
воздух и вскоре опустился на берегу, где их с  нетерпением  ждали  путе-
шественники.
   Увидев, что он снова среди друзей. Страшила так обрадовался, что рас-
целовал всех, в том числе Льва и Тотошку. Когда они  снова  пустились  в
путь. Страшила приплясывал и напевал: "Тра-ля-ля! Тру-ля-ля!"
   - А я-то уже решил, что проторчу на этом шесте до конца своих дней, -
признался он друзьям. - Но добрый Аист вызволил меня из беды, и, когда я
получу мозги, я непременно его разыщу и постараюсь как-то  отплатить  за
его доброту.
   - Ладно, ладно, - сказал Аист. - Все это пустяки. Но теперь мне  надо
лететь к моим аистятам. Надеюсь, вы попадете в Изумрудный Город и  вели-
кий Оз поможет вам.
   - Спасибо, - только и успела произнести Дороти, потому что Аист взмыл
в воздух и улетел.
   Путники шли по лугу, слушали пение птиц с ярким оперением  и  любова-
лись цветами. Их становилось все больше и больше, пока луг не превратил-
ся в сплошной ковер из цветов. Цветы были большие - белые, желтые, голу-
бые, фиолетовые, но все чаще и чаще попадались алые маки.
   - Какие красивые! - восхитилась Дороти, вдыхая пряный маковый аромат.
   - Наверное, - отозвался Страшила. - Вот будут у меня мозги, и я,  на-
верно, смогу лучше понимать красоту.
   - Если бы у меня было сердце, я бы полюбил их всей душой, - подхватил
Железный Дровосек.
   - Мне всегда нравились цветы, - заметил Лев, - но таких крупных и яр-
ких я никогда не встречал.
   Постепенно другие цветы исчезли, и путешественники оказались на мако-
вом поле. Известно, что, когда маков очень много, их аромат усыпляет че-
ловека или животное, и, если заснувшего вовремя не отнести в другое мес-
то, он может так и не проснуться. Но Дороти этого не знала и  любовалась
красивыми маками до тех пор, пока веки ее не отяжелели и ей  не  захоте-
лось прилечь и поспать.
   Но Железный Дровосек был начеку.
   - Надо поскорее выбраться на дорогу из желтого кирпича, - сказал  он,
и Страшила полностью был с ним согласен. Они шли и шли, пока у Дороти не
подкосились ноги. Ее глаза закрылись, она опустилась на траву и  заснула
крепким сном среди алых маков.
   - Что делать? - спросил Дровосек.
   - Если мы оставим ее здесь, она умрет, - сообразил Лев. - Запах  этих
цветов прикончит всех нас. Я, например, сам с трудом разлепляю  веки,  а
Тотошка уже заснул.
   И правда, Тотошка свернулся клубочком у ног своей  хозяйки  и  сладко
спал. На Страшилу и Железного Дровосека запах маков не действовал.
   - Беги что есть силы, - велел Льву Страшила, - пока не кончится мако-
вое поле. Мы понесем Дороти, но ты слишком тяжел, и, если  упадешь,  нам
тебя не вытащить.
   Лев вскочил на ноги и огромными прыжками понесся  по  полю  и  вскоре
пропал из виду.
   - Давай скрестим руки, как стул, и понесем Дороти, - предложил  Стра-
шила.
   Они с Железным Дровосеком подобрали Тотошку, положили его  на  колени
Дороти, затем посадили ее на "стул" и понесли. Они шли и  шли,  и  каза-
лось, маковому ковру не будет конца. Река делала крутой поворот, и когда
они обогнули мыс, то увидели Льва. Он лежал среди маков и  крепко  спал.
Силы оставили его неподалеку от края макового поля, где начинались зеле-
ные луга.
   - Какая жалость! - проговорил Страшила. - Несмотря на  трусость,  Лев
был прекрасным товарищем. Но делать нечего, надо двигаться дальше.
   Они отнесли Дороти подальше от маков и положили у самой  воды,  чтобы
свежий ветерок поскорее привел ее в чувство, а сами уселись на берегу  и
стали ждать, когда она проснется.


   9. КОРОЛЕВА ПОЛЕВЫХ МЫШЕЙ

   - Дорога из желтого кирпича где-то рядом, - сказал Страшила. - Я  уз-
наю эти места. Вон оттуда мы отплыли на плоту.
   Железный Дровосек собирался что-то ответить, но в этот  самый  момент
услышал странное урчание. Повернув голову, прекрасно двигающуюся на сма-
занных суставах-шарнирах, он увидел загадочное существо,  приближавшееся
к ним большими прыжками. Оказалось, что это дикий кот, который за кем-то
гнался. Кот прижал уши к голове и широко разинул пасть  с  острыми,  как
иголки, зубами. Его глаза были налиты кровью. Когда кот приблизился, Же-
лезный Дровосек понял, что тот гонится за маленькой мышью.  У  Железного
Дровосека не было сердца, но он все равно не мог допустить, чтобы хищный
кот безнаказанно убил такое безобидное и крошечное существо.
   Железный Дровосек поднял топор и, когда  кот  пробегал  мимо,  ловким
ударом отрубил злодею голову, которая покатилась в кусты.
   Увидев, что ее врага нет в живых, полевая мышь остановилась.
   Подойдя к Железному Дровосеку, она пропищала тонким-претонким  голос-
ком:
   - Большое спасибо за то, что спасли меня!
   - Умоляю вас, не надо об этом! - попросил Дровосек. - Поскольку у ме-
ня нет сердца, то я особенно слежу, чтобы вокруг меня не было обиженных,
даже если это простая мышь.
   - Простая мышь! - негодующе воскликнула его собеседница. -  Да  будет
вам известно, что я Королева Полевых Мышей!
   - Прошу прощения, - сказал Железный Дровосек и отвесил ей низкий пок-
лон.
   - Спасая мою жизнь, вы  совершили  не  только  храбрый,  но  и  госу-
дарственно важный поступок, - сообщила Королева.
   В этот момент откуда ни возьмись появились мыши в большом  количестве
и окружили их.
   Увидев, что Королева цела и невредима, они наперебой запищали:
   - Как мы за вас перепугались, ваше величество! Так  славно,  что  вам
удалось спастись от этого ужасного, отвратительного кота! -  И  они  так
низко поклонились своей повелительнице, что чуть было не встали на голо-
вы.
   - Кота убил вот этот странный человек, - отвечала Королева,  указывая
на Железного Дровосека. - Вы должны слушаться его и исполнять  все,  что
он пожелает.
   - Слушаем и повинуемся, - отозвался писклявый мышиный хор, после чего
мыши ринулись врассыпную наутек, потому что проснувшийся Тотошка, увидев
такое скопище мышей, издал торжествующий лай и прыгнул в самую  гущу  их
стайки. Тотошка обожал гоняться за мышами дома в Канзасе и  не  понимал,
почему бы не заняться этим и сейчас. Но Железный Дровосек успел  подхва-
тить его на руки и крикнул мышам:
   - Возвращайтесь, не бойтесь! Тотошка вас не обидит!
   Услышав это, Королева Мышей осторожно высунула голову из-за  кочки  и
робко спросила:
   - Вы уверены, что он нас не перекусает?
   - Я за этим прослежу, - уверил ее Дровосек. - Пожалуйста, не  волнуй-
тесь.
   Одна за другой мыши стали возвращаться. Тотошка больше не лаял,  хотя
и пытался освободиться из объятий Дровосека. Он бы с удовольствием  уку-
сил его, но знал, что Дровосек сделан из железа  и  ничего  хорошего  из
этой затеи не выйдет. Наконец одна крупная мышь подала голос:
   - Скажите, чем бы мы могли отплатить за все, что вы сделали для нашей
Королевы?
   - Да вроде бы ничем, - растерянно пробормотал Дровосек. Но в этот мо-
мент Страшила, все это время усиленно думавший и ворчавший, что когда  у
тебя в голове не мозги, а солома, ничего хорошего придумать не  удается,
быстро сказал:
   - Вы можете спасти нашего друга Трусливого Льва, он уснул на  маковом
поле.
   - Льва! - воскликнула Королева Мышей. - Да он же нас всех съест!
   - Не беспокойтесь, - успокоил ее Страшила. - Это Трусливый Лев.
   - Правда? - все еще недоверчиво протянула Королева.
   - По крайней мере, он себя считает трусом, - сказал Страшила. - Кроме
того, он ни за что не обидит наших друзей. Если вы поможете спасти  его,
то, уверяю вас, он отнесется к вам как нельзя лучше.
   - Ну что ж, - сдалась Королева Мышей. - Придется поверить вам на сло-
во. Но чем же мы можем тут помочь?
   - Много ли у вас, ваше величество, подданных, готовых выполнить любое
ваше приказание?
   - Тысячи и тысячи! - последовал ответ.
   - Тогда пусть все они соберутся здесь, и пусть каждая мышь захватит с
собой веревочку.
   Королева обернулась к своим подданным, с интересом  слушавшим  разго-
вор, и велела им поскорее собрать всех мышей. Они  врассыпную  бросились
выполнять приказ.
   - А теперь, - обратился Страшила к Железному Дровосеку, -  тебе  надо
нарубить деревья и сделать тачку.
   Железный Дровосек тотчас же принялся за работу и вскоре  нарубил  ма-
леньких деревьев, очистил стволы от веток и листьев и потом  скрепил  их
деревянными колышками. Он сделал также четыре колеса из обрубков  ствола
побольше. Дровосек работал так споро, что, когда начали собираться мыши,
тачка была уже почти готова.
   Мыши прибывали со всех сторон - крупные, средние и совсем  маленькие.
У каждой во рту была веревочка. Как раз в это время пробудилась от  дол-
гого сна и открыла глаза Дороти. Она с удивлением обнаружила, что  лежит
на траве, а вокруг нее несметные количества мышей, взирающих на нее с не
меньшим удивлением. Но Страшила быстро объяснил ей,  что  происходит,  а
затем обернулся к Королеве Мышей и сказал:
   - Позвольте познакомить вас с Дороти.
   Дороти вежливо поздоровалась с Королевой. Мышь ответила учтивым  пок-
лоном. Они сразу понравились друг другу.
   Между тем Страшила и Железный Дровосек стали запрягать мышей в  тачку
с помощью принесенных ими веревок. Обвязав один конец веревки вокруг мы-
шиной шейки, они прикрепляли другой конец к тачке. Тачка была  в  тысячи
раз больше любой из мышей, но когда все мыши были запряжены,  они  могли
свободно тащить ее. Страшила и Железный Дровосек сели в  тачку,  и  мыши
отвезли их туда, где спал мертвым сном Трусливый Лев.
   Лев был очень тяжел, но, поднатужившись, мыши все же взвалили его  на
тачку. Затем Королева Мышей велела своим подданным поскорее пускаться  в
обратный путь. Она боялась, что аромат маков может оказаться губительным
и для них.
   Мышей было великое множество, но сначала им  не  удалось  сдвинуть  с
места тачку с поклажей. Страшила и Железный Дровосек стали им  помогать,
подталкивая тачку сзади. Общими усилиями удалось перевезти Льва на зеле-
ную лужайку, где он мог дышать свежим прохладным воздухом, а не  маковой
отравой.
   Дороти вышла их встречать и сердечно поблагодарила мышей за  то,  что
они спасли Льва от верной гибели. Она  успела  очень  полюбить  большого
зверя и была рада, что теперь его жизнь вне опасности.
   Мышей распрягли, и они побежали обратно в свои норки. Последней  ушла
Королева Мышей. На прощание она подарила Дороти маленький свиток и  ска-
зала:
   - Если когда-нибудь мы вам понадобимся, выйдите  в  поле  и  кликните
нас. Мы сразу же явимся. А теперь всего наилучшего.
   - До свидания, - ответили путешественники, и пока Королева  Мышей  не
скрылась из виду, Дороти крепко держала Тотошку, чтобы тот не напугал их
новую знакомую.
   После этого все уселись в кружок вокруг Льва и стали ждать, когда  он
проснется. Страшила нарвал еще персиков и слив, и Дороти прекрасно  поо-
бедала.


   10. СТРАЖ ГОРОДСКИХ ВОРОТ

   Ждать им пришлось довольно долго. Лев слишком много времени провел на
маковом поле и надышался ядовитым ароматом коварных алых  цветов.  Нако-
нец, к великой радости друзей, он открыл глаза и спрыгнул с тачки.
   - Я бежал изо всех сил, - сообщил он, широко зевая, - но поле  оказа-
лось огромным. Как вам удалось меня спасти?
   Ему рассказали о том, как помогли им полевые мыши. Услышав  это.  Лев
рассмеялся:
   - Я всегда считал себя большим и сильным зверем, но маленькие цветоч-
ки чуть было не убили меня, а крошечные  мышки  спасли  от  гибели.  Как
странно устроен этот мир! Но что же мы будем делать теперь, друзья?
   - Нам надо поскорее разыскать дорогу из желтого  кирпича,  -  сказала
Дороти, - и тогда мы сможем продолжить наше путешествие.
   Вскоре Лев окончательно восстановил свои силы, и компания снова заша-
гала по мягкой зеленой траве. Они вышли на дорогу из желтого  кирпича  и
двинулись по ней к Изумрудному Городу.
   Теперь дорога была ровной и гладко вымощенной, а  вокруг  открывались
чудесные места.
   Позади остались дремучие чащобы, а с ними и страшные опасности. Снова
стали появляться изгороди, только теперь все они были выкрашены в  зеле-
ный цвет. Первый попавшийся фермерский домик  тоже  был  зеленый.  Стали
встречаться люди. Они пристально смотрели  на  путников  и  явно  хотели
расспросить, кто они такие и куда идут, но огромный Лев их пугал, и  они
не осмеливались подойти ближе и заговорить. Все они были одеты в зеленое
и носили такие же остроконечные шляпы, что и Жевуны.
   - Наверное, мы уже в Стране Оз, - предположила Дороти, - и скоро при-
дем в Изумрудный Город.
   - Наверное, - согласился Страшила. - В Стране Жевунов все было  голу-
бым, а здесь все зеленое. Но здешние жители не столь приветливы, как Же-
вуны. Боюсь, мы не найдем места для ночлега.
   - Орехи и фрукты мне слегка  надоели.  Я  бы  с  удовольствием  съела
что-нибудь другое, - призналась Дороти. - А Тотошка  и  вовсе  оголодал.
Давайте остановимся у следующего же дома и поговорим с хозяевами.
   Вскоре они увидели большой фермерский дом. Дороти  храбро  подошла  к
двери и постучала. Дверь открыла женщина и спросила:
   - Что тебе надо, дитя мое, и почему с тобой рядом этот Лев?
   - Мы хотели бы у вас переночевать, - сказала Дороти. - А  Лев  -  мой
верный друг и никого не обидит.
   - Он ручной? - осведомилась женщина, приоткрыв дверь чуточку пошире.
   - Да, - ответила Дороти. - К тому же это Трусливый Лев, и  он  боится
вас гораздо сильнее, чем вы его.
   - Ну ладно, - смилостивилась женщина, немного подумав и еще раз поко-
сившись на Льва. - Если это действительно так, то  входите.  Я  накормлю
вас ужином и оставлю переночевать.
   Вся компания вошла в дом, где кроме хозяйки, было еще трое детей и ее
муж. У него болела нога, и он лежал на кровати в углу. Пока хозяйка нак-
рывала на стол, он спросил:
   - Куда держите путь?
   - В Изумрудный Город, - сказала Дороти. - Мы идем к великому Озу.
   - Серьезно? - воскликнул фермер. - А вы уверены, что Оз вас примет?
   - Почему бы ему нас не принять? - удивилась Дороти.
   - Потому что, если верить людям, он никого и никогда не принимает.  Я
не раз бывал в Изумрудном Городе, и мне там очень нравится, но я никогда
не видел великого Оза и не знаю ни одного человека, который бы встречал-
ся с ним хоть однажды.
   - Он никогда не выходит к людям? - спросила Дороти.
   - Никогда. День-деньской он сидит в своем дворце в  тронном  зале,  и
даже слуги не видят его.
   - На кого он похож? - полюбопытствовала Дороти.
   - Трудный вопрос, - задумался фермер. - Оз - великий волшебник и,  по
слухам, принимает такие обличья, какие только  пожелает.  Одни  говорят,
что он похож на птицу, другие - на слона, третьи -  на  кота.  Он  может
превратиться в фею, а может и в домового. Короче, он легко  меняет  свой
облик. Но никто не знает, что собой представляет настоящий Оз, никто  не
видел его истинного лица.
   - Все это очень странно, - проговорила Дороти, - но нам все равно на-
до обязательно с ним увидеться, иначе наше путешествие было напрасным.
   - Почему вы так хотите увидеть грозного Оза? - задал вопрос фермер.
   - Я хочу попросить у него немножко мозгов, - сказал Страшила, и в го-
лосе его послышалась надежда.
   - Озу это раз плюнуть, - заверил фермер. - Говорят, он не знает, куда
ему девать мозги.
   - А я хочу попросить у него сердце, - вступил в разговор Дровосек.
   - И это для него пара пустяков, - сказал фермер. - У Оза большая кол-
лекция сердец на все вкусы.
   - А я хочу попросить у него храбрости, - сообщил Трусливый Лев.
   - Рассказывают, у него в тронном  зале  стоит  на  огне  большой-пре-
большой горшок с храбростью, накрытый золотой крышкой, чтобы не выкипел.
Оз будет только рад отпустить тебе порцию.
   - А я хочу попросить его отправить меня домой в Канзас, - сказала До-
роти.
   - А где находится Канзас? - удивленно спросил фермер.
   - Не знаю, - ответила девочка, - но там мой дом, и я уверена, что  он
где-то должен находиться.
   - Наверное, великий Оз может все и, конечно,  отыщет  для  тебя  твой
Канзас. Только надо попасть к нему на прием, а это нелегко. Великий Вол-
шебник не любит незваных гостей, а его слово - закон. А ты чего  хочешь?
- обратился он к Тотошке, но песик ничего не сказал,  а  только  завилял
хвостиком.
   Хозяйка позвала всех ужинать. Гости сели за стол, и Дороти съела  та-
релку овсяной каши, а также яичницу с белым хлебом  и  получила  большое
удовольствие. Лев тоже попробовал кашу, но она ему не  понравилась,  так
как была сделана из овса, а овес, по его словам, годится для лошадей,  а
не для львов. Страшила и Железный Дровосек по своему  обыкновению  обош-
лись без еды, а Тотошка попробовал всего понемногу и тоже остался  дово-
лен.
   Затем женщина показала Дороти ее постель. Тотошка улегся у нее в  но-
гах, а Лев расположился у дверей, чтобы сон девочки никто не потревожил.
Страшила и Дровосек разошлись по углам, где молча простояли до утра.
   Как только взошло солнце, путники снова двинулись по дороге из желто-
го кирпича. Вскоре они увидели на горизонте зеленоватое сияние. Они шли,
а сияние делалось все сильнее. Судя по всему, их путешествие близилось к
концу. Тем не менее только в полдень они  подошли  к  большой  городской
стене. Она была высокая, толстая и зеленая.
   Дорога из желтого кирпича заканчивалась у городских ворот,  усыпанных
изумрудами. Они так сверкали на солнце,  что  даже  нарисованным  глазам
Страшилы было больно на них смотреть.
   У ворот висел колокольчик. Дороти позвонила. Раздался мелодичный  се-
ребристый звон. Затем огромные ворота медленно распахнулись,  и  путники
вошли. Они оказались в небольшом зале со сводчатым потолком  и  стенами,
украшенными большими изумрудами.
   Перед ними стоял человек ростом с Жевуна. С головы до пят он был одет
в зеленое, отчего даже его щеки казались зеленоватыми. На  боку  у  него
висела большая коробка.
   Увидев Дороти и ее друзей, он спросил:
   - Зачем пожаловали в Изумрудный Город?
   - Мы пришли, чтобы увидеть великого Оза, - сказала Дороти.
   Ее слова так озадачили зеленого человечка, что он сел и стал усиленно
обдумывать услышанное.
   - Последний раз я слышал подобное желание давным-давно, -  проговорил
он, недоверчиво покачивая головой. - Оз - великий и грозный волшебник, и
если вы хотите потревожить  размышления  мудреца  глупой  или  ничтожной
просьбой, берегитесь: в гневе он ужасен и может уничтожить вас в мгнове-
ние ока.
   - Наши просьбы не глупые и не ничтожные, - возразил Страшила.  -  Это
очень важно для нас. К тому же нам говорили, что Оз - добрый волшебник.
   - Это так, - согласился Страж. - Он правит Изумрудным Городом мудро и
справедливо. Но с теми, кто решил поглядеть на него из  праздного  любо-
пытства, или с людьми нечестными он бывает беспощаден. Мало у кого  хва-
тало смелости просить встречи с ним. Я Страж  Городских  Ворот  и,  пос-
кольку вы изъявили желание встретиться с Озом, я обязан  отвести  вас  к
нему во дворец. Но сначала вам надо надеть очки.
   - Почему? - удивленно спросила Дороти.
   - Потому что если вы этого не сделаете, то великолепие и блеск  Изум-
рудного Города могут вас ослепить. Даже местные жители не  расстаются  с
очками ни днем ни ночью. Очки запираются на ключ, который хранится у ме-
ня. Так повелел Оз, когда был построен Изумрудный Город.
   Страж открыл свой ящик. Дороти увидела, что в нем полным-полно  очков
всяких размеров и форм. Но у всех были зеленые стекла.  Страж  Городских
Ворот подобрал подходящую пару для Дороти и надел  на  нее.  Дужки  были
скреплены сзади двумя золотыми полосками, запиравшимися на замочек  клю-
чом. Страж носил его у себя на шее на цепочке. Когда очки  были  надеты,
Дороти уже не могла их снять сама, но она и не хотела этого делать,  ибо
боялась ослепнуть.
   Затем Страж подобрал очки для Страшилы, Железного Дровосека,  Трусли-
вого Льва и даже Тотошки, заперев замочки ключом.
   После этого Страж и сам надел зеленые очки и сказал, что готов  вести
путешественников во дворец. Сняв с крюка на стене большой золотой  ключ,
он открыл им другие ворота, и, проследовав за ним,  друзья  оказались  в
Изумрудном Городе.


   11. ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД СТРАНЫ 03

   Даже надев зеленые очки, Дороти и ее друзья были ошеломлены сверкани-
ем этого удивительного города. По улицам стояли прекрасные дома из зеле-
ного мрамора, украшенные блестящими изумрудами. Путники шли по  тротуару
из того же зеленого мрамора, а щели между плитами были заполнены изумру-
дами, сиявшими под лучами солнца. Окна домов были  из  зеленого  стекла.
Даже небо над Изумрудным Городом было зеленое, и зеленое солнце посылало
жаркие зеленые лучи.
   Вокруг сновали мужчины, женщины, дети, и все они носили зеленую одеж-
ду, и кожа у них была зеленоватого оттенка. Они с удивлением смотрели на
Дороти и ее странных спутников.
   Завидев большого Льва, дети прятались за спины родителей, и никто  не
осмеливался задавать вопросы чужестранцам. В магазинах продавались това-
ры зеленого цвета - зеленые конфеты и зеленая жареная кукуруза,  зеленые
башмаки и шляпы, зеленые платья и сюртуки всех фасонов  и  размеров.  На
одном из лотков продавец торговал зеленым лимонадом, и  обступившие  его
дети расплачивались зелеными монетками.
   На улицах Изумрудного Города не было ни лошадей, ни других  животных.
Мужчины возили поклажу в маленьких тачках на колесиках. У жителей  Изум-
рудного Города был веселый и довольный вид.
   Страж Городских Ворот провел путников через несколько улиц, пока  они
не оказались у большого здания в самом центре города. Это был дворец ве-
ликого мудреца и волшебника Страны Оз. У ворот стоял  Солдат  в  зеленом
мундире и с длинными зелеными бакенбардами.
   - Вот чужестранцы, - сказал Страж Солдату, - которые непременно хотят
увидеть Великого Оза.
   - Пусть входят, - разрешил Солдат. - Я доложу Озу, что его желают ви-
деть.
   Они вошли во дворец и вскоре оказались в  большом  зале,  уставленном
зеленой мебелью. На полу был большой зеленый ковер. Прежде чем они вошли
в зал, им пришлось, по требованию Солдата, как следует вытереть  ноги  о
зеленый половичок у  входа.  Когда  гости  сели  на  кресла,  украшенные
большими изумрудами, Солдат вежливо предложил:
   - Устраивайтесь, пожалуйста, поудобнее. А я пойду к  дверям  тронного
зала и сообщу Озу, что вы пришли повидать его.
   Солдата долго не было. Наконец он снова появился в зале. Дороти обес-
покоенно спросила его:
   - Ну что, вы видели Оза?
   - Я никогда не вижу его, - последовал ответ. - Но я сообщил ему  все,
что вы хотели передать. Он находился за ширмой и прекрасно меня  слышал.
Он сказал, что готов принять вас, но при условии, что вы  будете  прихо-
дить поодиночке и каждый в свой день. Это значит, что вам придется  нем-
ного погостить во дворце. Сейчас вас проводят в комнаты, где вы  сможете
отдохнуть после трудного и долгого путешествия.
   - Спасибо, - поблагодарила Дороти. - Оз очень любезен.
   Солдат свистнул в зеленый свисток, и тотчас же  появилась  девушка  в
зеленом шелковом платье. У нее  были  очаровательные  зеленые  глазки  и
длинные зеленые волосы. Поклонившись Дороти, она позвала:
   - Пойдем за мной, я покажу тебе твою комнату.
   Попрощавшись с друзьями, Дороти взяла на руки Тотошку и пошла за  Зе-
леной Служанкой. Они прошли через семь коридоров, поднялись и спустились
по трем лестницам и наконец оказались в комнате в лучшей  части  дворца.
Это была очаровательнейшая в мире комната, где стояла  удобная  кровать,
покрытая зелеными шелковыми простынями и одеялом  из  зеленого  бархата.
Посреди комнаты бил фонтан.  Маленькая  приятно  пахнущая  струйка  воды
взлетала ввысь и падала в бассейн зеленого мрамора. На окнах стояли  зе-
леные цветы в горшках, на полочке - зеленые книжки. Открыв  наугад  одну
из них, Дороти обнаружила в ней полным-полно смешных картинок.
   В гардеробе висело великое множество зеленых платьев - из шелка,  ат-
ласа и бархата, и все они были сшиты словно специально для Дороти.
   - Будь как дома, - сказала Служанка. - Если тебе что-то  понадобится,
звони в зеленый звонок. Оз примет тебя завтра утром.
   С этими словами она оставила Дороти одну и вернулась  к  ее  друзьям.
Она развела всех по комнатам, и каждый из них остался доволен новым  жи-
лищем. Разумеется, на Страшилу вся эта  роскошь  не  произвела  никакого
впечатления. Оставшись один, он встал в углу своей комнаты, где и  прос-
тоял до утра, таращась в одну точку над дверью. Ему было все равно,  что
лежать, что стоять, закрыть глаза он не мог и потому всю ночь глядел  на
паучка, который так спокойно плел свою паутину в углу, словно это был не
дворец, а какая-нибудь бедная хижина. Железный Дровосек по  старой  при-
вычке улегся на кровать, но спать он не мог и потому всю ночь  сгибал  и
разгибал руки и ноги и ворочал головой, чтобы  проверить,  как  работают
суставы. Лев куда с  большим  удовольствием  зарылся  бы  в  кучу  сухих
листьев в лесу, но делать было нечего, и он прыгнул на постель, свернул-
ся клубочком и вскоре захрапел.
   На следующее утро в комнату Дороти вошла Зеленая Служанка. Она  наря-
дила девочку в одно из лучших в шкафу платьев из парчи и атласа.  Дороти
надела атласный зеленый передничек, завязала на шее  у  Тотошки  зеленую
ленточку и в сопровождении Служанки двинулась к тронному залу.
   Они вошли в зал, где было множество разряженных придворных дам.  Этим
дамам было положено по утрам появляться в зале рядом с тронным и  прово-
дить время в беседах друг с другом, поскольку Великий Оз все равно нико-
го не принимал. Когда появилась Дороти, со всех сторон на  нее  устреми-
лись любопытные взгляды, и одна из дам шепотом спросила:
   - Ты действительно собираешься увидеться с Великим Озом?
   - Да, если он меня примет, - ответила Дороти.
   - Обязательно примет, - уверил ее Солдат, который вчера докладывал  о
ее появлении Озу. - Хотя Оз терпеть не может, когда к нему приходят про-
сители. Сперва он страшно рассердился и велел передать  тебе,  чтобы  ты
убиралась восвояси. Но потом спросил, как ты выглядишь. Я стал описывать
тебя. Услышав про серебряные башмачки, он очень заинтересовался. Потом я
рассказал про след от поцелуя у тебя на лбу, и он сменил гнев на милость
и пообещал обязательно тебя принять.
   В этот момент зазвонил звонок, и Зеленая Служанка окликнула Дороти:
   - Пора. Ты войдешь в тронный зал одна.
   Она открыла маленькую дверь, и Дороти смело вошла. Девочка  оказалась
в удивительном месте. Это был большой зал, круглый, со сводчатым  потол-
ком. Пол, стены и потолок были украшены огромными изумрудами. С  потолка
спускался светильник, сиявший, как солнце, онто и заставлял изумруды ос-
лепительно сверкать. Но особенно поразил Дороти трон зеленого мрамора  в
самом центре зала. Это было мраморное кресло, тоже украшенное  изумруда-
ми. На этом кресле возлежала огромных размеров Голова. Рук, ног, тулови-
ща у нее не было, как не было и волос на черепе. Зато были  нос,  рот  и
глаза.
   Дороти уставилась на Голову с ужасом. Глаза быстро завращались и  на-
конец уставились на Дороти. Затем открылся рот, и Дороти услышала голос:
   - Я Оз, великий и могучий. Кто ты такая и зачем ко мне пришла?
   Для такой Головы голос был даже совсем не страшный, и Дороти  ответи-
ла:
   - Я Дороти, маленькая и слабая. Я пришла просить у тебя помощи.
   С минуту Голова пристально разглядывала ее, а затем произнесла:
   - Откуда у тебя серебряные башмачки?
   - От Злой Волшебницы Востока. Мой домик опустился прямо на нее и раз-
давил, - сказала Дороти.
   - Откуда у тебя этот алый след на лбу? - продолжала допрос Голова.
   - Это Добрая Волшебница Севера поцеловала меня на прощание, отправляя
к тебе в Изумрудный Город, - отвечала девочка.
   Снова глаза уставились на девочку и пристально смотрели, пока  Голова
не решила, что ей сказали правду. Затем Оз спросил:
   - Что ты от меня хочешь?
   - Отошли меня домой в Канзас к дяде Генри и тете Эм, - попросила  До-
роти. - Мне не нравится ваша страна, хотя она очень  красивая.  И  кроме
того, тетя Эм, наверное, очень волнуется, что меня так долго нет.
   Глаза трижды моргнули, потом уставились в потолок, потом посмотрели в
пол - и завращались с удивительной быстротой. Наконец взор их снова упал
на Дороти.
   - Почему я должен сделать это для тебя? - спросил Оз.
   - Потому что ты сильный, а я слабая, ты великий волшебник, а я беспо-
мощная маленькая девочка.
   - Но у тебя хватило сил убить Злую Волшебницу Востока, - возразил Оз.
   - Я тут ни при чем, - честно созналась Дороти. - Это случилось как-то
само собой.
   - Значит, так, - сказал Оз. - Вот тебе мой  ответ.  Если  ты  хочешь,
чтобы я отослал тебя домой в Канзас, ты должна кое-что сделать для меня.
В этой стране так принято. Я пущу в ход все свое  магическое  искусство,
но сначала и ты немножко поработай. Помоги мне, а я помогу тебе.
   - Что же я должна сделать?
   - Убей Злую Волшебницу Запада.
   - Но я не могу! - воскликнула Дороти.
   - Ты же убила Злую Волшебницу Востока, а кроме того, на тебе  волшеб-
ные серебряные башмачки. Во всей стране осталась одна-единственная  злая
волшебница. Когда ты сообщишь мне, что ее больше нет, я тотчас  же  отп-
равлю тебя в Канзас. Но пока злая волшебница не погибнет,  не  обращайся
ко мне ни с какими просьбами.
   Дороти так расстроилась от этих слов,  что  заплакала.  Голова  опять
завращала своими глазищами и уставилась на девочку. Казалось, Оз не сом-
невался, что девочка может выполнить его просьбу, стоит ей только  захо-
теть.
   - Я никогда и никого не убивала по своей воле, - говорила она  сквозь
слезы. - И даже если бы я захотела убить Злую Волшебницу  Запада,  я  не
знаю, как это сделать. Если ты, великий и грозный Оз, не можешь ничего с
ней поделать, где уж мне, маленькой слабой девочке! Как мне убить ее?!
   - Не знаю, - ответила Голова, - но таково  мое  решение.  Пока  живет
Злая Волшебница Запада, тебе не видать дяди Генри и тети  Эм  как  своих
ушей. Помни, что это очень злая волшебница и ее обязательно надо  убить.
Теперь ступай и, пока не выполнишь моего задания, больше не докучай мне.
   Опечаленная Дороти вышла из тронного зала. У  дверей  ее  ждали  Лев,
Страшила и Железный Дровосек.
   - Плохи мои дела! - сказала она. - Пока я не убью Злую Волшебницу За-
пада, Оз ни за что не отправит меня домой в Канзас, а как мне  выполнить
его желание?
   Друзья Дороти очень огорчились, но ничем не могли ей  помочь.  Дороти
вернулась в свою комнату, легла в постель и лежала там, тихо плача, пока
не уснула.
   На следующий день Солдат с Зелеными Бакенбардами пришел к Страшиле.
   - Пошли. Оз ждет.
   Страшила проследовал за Солдатом и оказался в тронном зале, где  уви-
дел на троне очаровательную женщину. Красавица была в  зеленом  шелковом
платье, а на голове сверкала корона из драгоценных камней. За  спиной  у
нее виднелись крылья, прозрачные и легкие, трепетавшие от малейшего  ду-
новения воздуха.
   Страшила поклонился с учтивостью, на которую только было способно на-
битое соломой создание. Красавица посмотрела на него с улыбкой:
   - Я Оз, великий и грозный. Зачем ты пришел ко мне?
   Страшила, ожидавший увидеть Голову, о  которой  рассказывала  Дороти,
сильно удивился, но виду не подал и сказал как ни в чем не бывало:
   - Я набитый соломой Страшила. У меня нет мозгов, и я очень прошу тебя
дать мне немножко, чтобы я был не глупее, чем остальные люди.
   - Почему я должен исполнить твою просьбу? - спросила Красавица.
   - Потому что ты могуч и мудр, и никто, кроме тебя,  не  может  мне  в
этом помочь.
   - Я никогда не помогаю просто так, - сообщил Оз. -  Вот  что  я  тебе
скажу. Если ты убьешь Злую Волшебницу Запада, я дам  тебе  мозги  такого
высокого качества, что ты станешь самым умным жителем Страны Оз.
   - Но ты уже просил Дороти убить Злую Волшебницу, - возразил Страшила.
   - Да, это так. Мне все равно, кто именно ее убьет. Но пока она  жива,
я не исполню твоей просьбы. А теперь ступай и не беспокой меня, пока де-
лом не докажешь, что заслуживаешь мозги.
   Опечаленный Страшила вернулся к друзьям и передал им слова Оза. Доро-
ти очень удивилась, узнав, что Страшиле Оз явился в виде Красавицы, а не
Головы.
   На следующее утро Солдат пришел к Железному Дровосеку и сказал:
   - Пошли. Оз ждет.
   Железный Дровосек пошел за Солдатом и оказался в тронном зале. Он  не
знал, кем предстанет перед ним Оз - Головой или Красавицей, но очень на-
деялся, что все-таки это будет Красавица.
   "У Головы, хоть она и говорящая, нет сердца, - размышлял он, и поэто-
му ей не будет меня жалко. Но если это будет  Красавица,  я  обязательно
упрошу ее дать мне сердце - ведь женщины такие добросердечные."
   Но когда Железный Дровосек вошел в тронный зал, то не увидел  там  ни
Говорящей Головы, ни Красавицы. На сей раз великий и грозный  Оз  принял
облик страшного Зверя.
   Казалось, мраморный трон вот-вот рухнет под тяжестью чудовища величи-
ной со слона, с головой носорога и пятью глазами. У этого жуткого  Зверя
было пять длинных лап и пять тонких ног.  Его  туловище  поросло  густой
шерстью.
   Более мерзкого создания нельзя было  и  представить  себе.  Железному
Дровосеку очень повезло, что у него не было сердца, иначе оно бешено за-
колотилось бы в груди от ужаса. Но будучи железным,  Дровосек  нисколько
не испугался, хотя и огорчился.
   - Я Оз, великий и могучий, - прорычал Зверь. - Кто ты такой  и  зачем
ко мне пожаловал?
   - Я Железный Дровосек. У меня нет сердца, и  я  не  способен  любить.
Прошу тебя, дай мне сердце, чтобы я стал похож на остальных людей.
   - Почему я должен исполнить твою просьбу? - заревел Зверь.
   - Потому что, кроме тебя, никто не может помочь мне, - ответил Дрово-
сек.
   Зверь издал оглушительное рычание и затем произнес:
   - Если тебе так нужно сердце, попробуй заработать его.
   - Как?
   - Помоги Дороти убить Злую Волшебницу Запада, - последовал  ответ.  -
Когда она погибнет, приходи ко мне, и я дам тебе  самое  большое,  самое
любящее сердце во всей Стране Оз.
   Железный Дровосек вернулся к друзьям не солоно хлебавши. Он рассказал
про ужасное чудовище на троне, и все опять  поразились  способности  Оза
принимать столь несхожие обличья. Трусливый Лев сказал:
   - Если завтра он предстанет предо мной в облике Зверя, я  зарычу  что
есть силы и напугаю его. Если он станет Красавицей, я  сделаю  вид,  что
собираюсь прыгнуть на нее, и заставлю выполнить мою просьбу. А если  это
будет Говорящая Голова - тем лучше. Я буду гонять ее по всему залу,  как
мячик, пока она не согласится дать каждому из нас то, чего мы хотим.  Не
беспокойтесь, друзья мои, все будет хорошо.
   На следующее утро Зеленый Солдат привел Льва к тронному залу. Лев во-
шел в дверь и, к своему великому удивлению, увидел, что на  троне  лежит
Огненный Шар. Он хотел подойти ближе, но от Шара исходил такой жар,  что
Льву пришлось оставаться на месте.
   Наконец Огненный Шар заговорил:
   - Я Оз, великий и грозный. Кто ты такой и зачем ко мне пожаловал?
   Лев ответил:
   - Я Трусливый Лев, который всего боится. Я пришел  попросить  у  тебя
немножко храбрости, чтобы я действительно мог стать царем зверей.
   - Почему я должен дать тебе храбрость? - надменно осведомился Шар.
   - Потому что ты самый могущественный из всех волшебников и, кроме те-
бя, мне никто не может помочь.
   Огненный Шар вспыхнул еще ярче, а затем послышался голос:
   - Принеси мне доказательство того, что Злая Волшебница Запада  погиб-
ла, и я дам тебе храбрости с избытком. Но пока она живет и  здравствует,
тебе суждено будет оставаться жалким трусом.
   Лев страшно рассердился, но ничего не смог возразить. Он стоял и мол-
ча смотрел на Огненный Шар, который запылал так ярко, что в конце концов
Лев поджал хвост и выбежал из тронного зала. Он был  рад  снова  увидеть
своих друзей, которым и рассказал о приеме, оказанном ему Озом.
   - Что же нам теперь делать? - грустно спросила Дороти.
   - Похоже, нам остается только одно, - ответил Лев.  -  Отправиться  в
Страну Мигунов, разыскать там Злую Волшебницу Запада и уничтожить ее.
   - А если нам это не удастся? - спросила Дороти.
   - Тогда я не получу храбрости, - сказал Лев.
   - А я мозгов, - подал голос Страшила.
   - А я сердца, - добавил Дровосек.
   - А я никогда не увижу дядю Генри и тетю Эм, - заплакала Дороти.
   - Осторожно! - испуганно крикнула Служанка. - Слезы испортят твое но-
вое шелковое платье.
   Дороти вытерла глаза.
   - Ну что ж, придется выполнить задание Оза, хотя мне очень не хочется
никого убивать, даже ради того, чтобы увидеть дядю Генри и тетю Эм.
   - Я пойду с тобой, - объявил Лев, - хотя такой трус, как я, не спосо-
бен убить Злую Волшебницу.
   - Я тоже пойду, - решил Страшила. - Хотя от меня будет немного проку.
Я ведь такой глупец.
   - У меня нет сердца, а это значит, что я не могу как следует  рассер-
диться, - сказал Железный Дровосек. - Но я, конечно же, иду с вами.
   Договорились не мешкать и отправиться в путь на следующий  день.  Же-
лезный Дровосек хорошенько наточил свой топор на зеленом оселке  и  тща-
тельно смазал свои шарниры-суставы. Страшила набил себя свежей  соломой,
а Дороти заново нарисовала ему глаза, чтобы он мог лучше видеть. Служан-
ка доверху наполнила корзинку Дороти разными вкусностями и  привязала  к
ошейнику Тотошки зеленый колокольчик.
   Друзья рано разошлись по своим комнатам, и те, кто мог  спать,  сразу
же заснули. Поутру они проснулись от кукареканья зеленого петуха, живше-
го на задворках, и кудахтанья зеленой курицы, которая снесла зеленое яй-
цо.


   12. В ПОИСКАХ ЗЛОЙ ВОЛШЕБНИЦЫ

   Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их по улицам Изумрудного Города
к городским воротам, где их встретил Страж. Он отомкнул своим ключом оч-
ки, сложил их в зеленый ящик и учтиво распахнул перед  путешественниками
городские ворота.
   - По какой дороге надо идти, чтобы попасть во владения Злой Волшебни-
цы Запада? - спросила Стража Дороти.
   - Туда нет дороги, - отвечал Страж. - В те  края  никому  не  хочется
отправляться по доброй воле.
   - Как же мы ее отыщем? - забеспокоилась Дороти.
   - Не волнуйтесь. Когда вы окажетесь в Стране Мигунов, она сама  разы-
щет вас и обратит в рабство.
   - Как бы не так! - воскликнул Страшила. - Мы решили ее уничтожить.
   - Это меняет дело, - отозвался Страж. - Поскольку ни  у  кого,  кроме
вас, таких намерений не возникало, я был уверен, что с вами она обойдет-
ся как с остальными. Но берегитесь, эта старая ведьма на редкость  хитра
и зла, она обязательно постарается разрушить ваши планы. Ступайте на за-
кат солнца, и вы рано или поздно встретитесь с ней.
   Друзья поблагодарили Стража, попрощались с ним и двинулись на  запад.
Они шли по зеленым лугам, где росли маргаритки и лютики. На Дороти  было
то самое шелковое платье, которое на нее надела Служанка во  дворце,  но
теперь девочка с удивлением заметила, что из зеленого оно  стало  белым.
Белыми стали и ленточка, и колокольчик на шее у Тотошки.
   Вскоре стены Изумрудного Города исчезли позади. Идти становилось  все
труднее, а в этих краях не было ни домов, ни ферм, ни возделываемых  по-
лей.
   Днем путникам негде было укрыться  от  жаркого  солнца,  вокруг  были
только горы и камни. Когда наступил вечер, Дороти, Лев и  Тотошка  легли
обессилевшие на выжженную траву, а Страшила и Железный Дровосек остались
нести дозор.
   У Злой Волшебницы Запада был одинединственный глаз, но он был мощный,
как телескоп, и она видела им все. В этот вечер она сидела  на  крылечке
своего желтого замка и оглядывала владения. Вдруг она увидела  Дороти  и
ее друзей, расположившихся на ночлег на одной из окраин ее  страны.  Это
зрелище рассердило Волшебницу Запада, и она свистнула в серебряный свис-
ток, который носила на шее.
   Тотчас же к замку примчалась свора серых волков. У них  были  быстрые
ноги, острые клыки и свирепые морды.
   - Бегите на восток, там найдете незваных пришельцев. Разорвите  их  в
клочья, - скомандовала старуха.
   - Разве ты не собираешься обратить их в рабство? - спросил Вожак сво-
ры.
   - Нет, - ответила Волшебница. - Один набит соломой, другой сделан  из
железа, третья - девчонка, четвертый - Лев. От них мне никакого толка не
будет, так что растерзайте их, и дело с концом.
   - Будет сделано, - рявкнул Вожак и кинулся выполнять приказ, а за ним
его свора.
   К счастью. Страшила и Железный Дровосек не спали и  вовремя  заметили
приближение врагов.
   - Сейчас я с ними разберусь, - сказал Железный Дровосек  Страшиле.  -
Прячься за меня, а я их встречу!
   Он схватил свой остро наточенный топор, и, когда на него бросился Во-
жак, Железный Дровосек взмахнул им и отрубил волку голову. Не  успел  он
поднять топор, как на него бросился следующий волк и  тоже  остался  без
головы. В своре было сорок волков, и ровно сорок раз  взмахнул  Дровосек
топором, после чего сражение окончилось - все волки лежали мертвыми.
   Дровосек положил топор на землю и присел рядом со Страшилой,  который
заметил:
   - Неплохо, неплохо, друг мой! Нарубил ты дров на славу!
   Они стали ждать, когда настанет утро и проснется Дороти. Девочка отк-
рыла глаза и к испугу своему увидела, что вокруг валяются косматые волки
без голов. Железный Дровосек рассказал ей, что произошло, и она от  души
поблагодарила его. Затем она позавтракала, и компания продолжила путь.
   Тем же утром Злая Волшебница вышла из замка и глянула своим  всевидя-
щим оком. Оказалось, что ее верные волки все до единого перебиты, а при-
шельцы как ни в чем не бывало продолжают путь. Она еще  больше  разозли-
лась и дунула дважды в серебряный свисток. Сразу же к ней слетелась  ог-
ромная стая диких ворон, отчего небо потемнело. Злая Волшебница  обрати-
лась к Предводителю стаи:
   - Летите на восток, выклюйте глаза чужестранцам, разорвите их на час-
ти.
   Огромная стая птиц полетела туда, куда им было ведено. Увидев их, До-
роти испугалась, но Страшила сказал:
   - Теперь настал мой черед. Ложитесь на землю и не бойтесь ничего.
   Они так и сделали, а Страшила остался стоять, раскинув руки в  сторо-
ны. Сначала вороны испугались его, как птицы пугаются  огородных  чучел,
но главная ворона каркнула:
   - Это набитое соломой пугало. Сейчас я выклюю ему глаза.
   С этими словами Предводитель ринулся на Страшилу, но тот схватил  его
за голову и свернул ему шею. Предводитель испустил дух, но другая ворона
попыталась ударить Страшилу клювом. Не тут-то было. Страшила свернул шею
и ей. Сорок ворон вылетело на восток по приказу Злой Волшебницы,  и  те-
перь все они валялись мертвыми у ног Страшилы. Он разрешил своим друзьям
подняться, и они пошли дальше.
   Обнаружив, что все ее верные вороны погибли, Злая Волшебница пришла в
неописуемую ярость. Она схватила свой свисток и свистнула трижды.
   Тотчас в воздухе раздалось гудение, и к дворцу прилетел огромный  рой
черных пчел.
   - Летите к чужестранцам, - крикнула  Злая  Волшебница,  -  и  жальте,
жальте их до смерти!
   Рой загудел и снялся с места, взяв путь на восток выполнять приказ.
   Первым заметил их приближение Дровосек, а  Страшила  быстро  смекнул,
что надо сделать.
   - Вынимай из меня солому, - сказал он Железному Дровосеку, - и накрой
ею Дороти, Льва и Тотошку. Солома защитит их от пчел.
   Дровосек не стал мешкать и быстро сделал то, что от него требовалось.
После этого он выпрямился и стал ждать черных пчел. Когда они подлетели,
то обнаружили, что жалить им некого, кроме Дровосека. Они набросились на
него с остервенением и обломали свои жала о его железное  тело.  А  пос-
кольку без жал пчелы жить не могут, вскоре у ног Дровосека, словно кучка
золы, лежали останки пчелиного роя.
   Лев, Дороти и Тотошка выбрались из своего  укрытия,  девочка  помогла
Дровосеку снова набить соломой Страшилу, и отряд двинулся в путь.
   Увидев своим глазом-телескопом горстку мертвых пчел. Злая  Волшебница
чуть не сошла с ума от бессильной злости. Она топала ногами и скрежетала
зубами, не зная, что и придумать. В конце концов  она  кликнула  полтора
десятка Мигунов и, вооружив их копьями, велела идти на восток и  уничто-
жить пришельцев.
   Мигуны не отличались храбростью, но им поневоле пришлось подчиниться.
Они шли с копьями наперевес, пока не увидели путешественников. Тогда Лев
издал грозный рев и сделал прыжок в их сторону. Мигуны так перепугались,
что побросали свои копья и ринулись наутек.
   Когда они, понурив  головы,  вернулись  во  дворец,  Злая  Волшебница
больно высекла каждого розгами и  отправила  обратно  работать,  а  сама
крепко призадумалась, как быть. Она никак не могла понять, почему все ее
замыслы потерпели неудачу, но она была хитрой волшебницей и наконец  по-
няла, что надо сделать.
   В ее буфете хранилась Золотая Шапка, украшенная рубинами и  изумруда-
ми. Это была волшебная шапка. Тот, кому она принадлежала, мог  три  раза
вызвать Летучих Обезьян, готовых выполнить любое желание. Злая Волшебни-
ца Запада  уже  дважды  пользовалась  их  помощью.  Первый  раз  Летучие
Обезьяны помогли ей покорить Мигунов и обратить их в рабство. Второй раз
она вызывала их, чтобы заставить отступить армию великого Оза. Теперь  у
нее оставалось последнее желание. Злой Волшебнице  страшно  не  хотелось
расставаться с Золотой Шапкой, и  она  решила  прибегнуть  к  ее  магии,
только когда выяснилось, что никакие другие средства не помогают.  Когда
ее волки, вороны и пчелы погибли, а слуги бежали без оглядки от  рычания
Трусливого Льва, ей стало ясно, что без Летучих Обезьян не обойтись.
   Злая Волшебница вынула Шапку из буфета и надела себе на голову. Потом
встала на левую ногу и сказала:
   - Эппи-пеппи-как!
   Затем встала на правую ногу и произнесла:
   - Хилло-холло-хелло!
   После этого встала на обе ноги и завизжала:
   - Зиззи-зуззи-зук!
   Колдовство сработало. Небо мигом потемнело, и послышались  гул,  шум,
свист, болтовня и смех. А когда эта туча опустилась  на  землю  и  снова
выглянуло солнце, оказалось, что Злая Волшебница окружена несметным мно-
жеством Летучих Обезьян. Предводитель приблизился к Злой Волшебнице.
   - Ты вызвала нас в третий, и последний раз. Чего же ты от нас хочешь?
   - В моих владениях появились незваные гости. Летите и  уничтожьте  их
всех до одного, кроме Льва, - распорядилась Волшебница. - Льва доставьте
мне в замок, я буду запрягать его, как лошадь, - пусть работает.
   - Слушаем и повинуемся, - сказал Предводитель,  и  Летучие  Обезьяны,
хохоча и болтая, взмыли в небо и полетели на восток.
   Летучие Обезьяны отлично знали свое дело. Одни набросились на  Желез-
ного Дровосека, схватили его и взлетели с ним в воздух.  Оказавшись  над
скалистой местностью, они бросили его вниз с большой высоты. При падении
он так разбился о камни, что не мог ни пошевелиться, ни даже простонать.
   Другие Обезьяны напали на Страшилу. Они ловко выпотрошили из него со-
лому, а шляпу, башмаки и одежду свернули в узелок и забросили на верхуш-
ку высокого-превысокого дерева.
   Остальные Обезьяны, вооружившись  крепкими  веревками,  обмотали  ими
Льва так, что он не мог не то что сопротивляться, а  даже  пошевелиться.
Затем несколько Обезьян поднялись с ним в воздух и полетели  обратно  на
запад. Они доставили его в замок Волшебницы, где его поместили в  желез-
ную клетку с крепкими прутьями.
   Дороти стояла с Тотошкой в руках, с ужасом наблюдая, как расправляют-
ся Летучие Обезьяны с ее дорогими друзьями, понимая, что вотвот настанет
и ее черед. Предводитель стаи подлетел к ней и уже протянул свои длинные
волосатые руки, его лицо искривила злобная ухмылка, но в этот момент  он
увидел на ее лбу знак от поцелуя Доброй Волшебницы Севера. Он резко  ос-
тановился, сделав своим приятелям знак не трогать девочку.
   - Мы не смеем обидеть ее, - пояснил он другим Обезьянам. - Ее защища-
ют Силы Добра, а Добро сильнее Зла. Мы только можем доставить ее в замок
Волшебницы Запада и оставить там.
   Осторожно, бережно, заботливо они помчали Дороти по воздуху, и не ус-
пела девочка оглянуться, как Обезьяны аккуратно опустили ее на  землю  у
замка. После этого Предводитель Летучих Обезьян обратился  к  Волшебнице
Запада с такими словами:
   - Мы сделали все, что могли.  Мы  уничтожили  Железного  Дровосека  и
Страшилу. Лев крепко связан и находится в клетке. Но мы не в силах  при-
чинить вред ни девочке, ни собачке, которую она  держит  в  руках.  Твоя
власть над нами кончилась, больше ты нас никогда не увидишь.
   Разглядев алый след от поцелуя на лбу Дороти, Злая Волшебница  встре-
вожилась не на шутку. Это означало, что не только Летучие Обезьяны, но и
она сама не может ничего поделать с девочкой.  А  когда  она  обнаружила
вдобавок, что на ногах у девочки серебряные башмачки,  то  задрожала  от
страха. Она знала, какими чудесными  свойствами  они  обладают.  Сначала
старухе захотелось бросить все и бежать куда глаза  глядят.  Но  мельком
взглянув на девочку, она обратила внимание на ее простодушный взор, и ей
показалось, что та не догадывается о том, каким мощным оружием обладает.
Поэтому колдунья злобно усмехнулась и подумала: "Я все равно  сделаю  ее
своей рабыней, потому что ей и невдомек, что башмачки-то волшебные!" Она
сказала Дороти строгим голосом:
   - А ну-ка пойдем со мной. И заруби себе на носу: если  ты  не  будешь
меня слушаться, то я сделаю с тобой то, что Обезьяны сделали со  Страши-
лой и Железным Дровосеком.
   Дороти проследовала за ней через множество великолепных залов и  ком-
нат замка, пока они не пришли на кухню, где Волшебница приказала ей чис-
тить кастрюли и  сковородки,  подметать  пол  и  постоянно  поддерживать
огонь.
   Дороти не посмела возражать. Она решила делать все, что  ни  прикажет
Злая Волшебница. Она была рада, что та оставила ей жизнь.
   Нагрузив работой Дороти, Волшебница решила, что  теперь  самое  время
пойти на задворки и постараться запрячь Льва. Ей пришла в голову блестя-
щая мысль заставить его возить свою карету. Но когда она  открыла  дверь
клетки. Лев испустил грозное рычание и бросился на нее с такой  яростью,
что старая ведьма еле-еле успела выскочить из клетки и захлопнуть за со-
бой дверь.
   - Если ты не станешь возить мою карету, - пригрозила  она  ему  через
прутья, - я уморю тебя голодом. Не будешь меня слушаться -  не  получишь
пищи.
   По ее распоряжению Льва не кормили. Каждый день она подходила к клет-
ке и спрашивала:
   - Будешь возить мою карету?
   На что Лев неизменно отвечал:
   - Нет. Только сунься ко мне в клетку, я тебя укушу!
   Лев держался так стойко, потому что по вечерам,  когда  злая  старуха
засыпала, Дороти приносила ему еду из буфета. Поужинав, Лев опускался на
соломенную подстилку, а Дороти ложилась рядом и клала голову на его мяг-
кую косматую гриву. Они долго беседовали, утешая друг друга в своих  го-
рестях и пытаясь придумать план побега. Но из замка было  не  выбраться.
День и ночь его охраняли Мигуны: они были верными рабами Злой Волшебницы
и страшно боялись ослушаться ее.
   День-деньской Дороти трудилась на кухне, и  нередко  Злая  Волшебница
угрожала побить ее старым зонтиком, который она всегда носила  с  собой.
На самом деле она боялась ударить девочку, памятуя о следе поцелуя  Вол-
шебницы Севера, но Дороти не знала об этом и очень боялась и за себя,  и
за Тотошку. Однажды старуха ударила песика зонтиком,  и  он  в  отместку
укусил ее за ногу. Из прокушенного места не пошла  кровь:  старуха  была
такой злобной и вредной, что вся кровь, что была в  ней,  высохла  много
лет назад.
   Для Дороти наступили черные дни. Она понимала, что теперь ей и подав-
но не вернуться домой в Канзас. Иногда она сидела часы напролет и горько
плакала, а Тотошка у ее ног то и дело заглядывал ей в глаза и уныло ску-
лил, давая понять, как он сочувствует своей хозяйке.  Тотошке  было  все
равно, где жить - в Канзасе или Стране Оз, лишь бы рядом с ним была  До-
роти. Но он видел, что девочка страдает, и оттого страдал и сам.
   Злой Волшебнице страшно хотелось  завладеть  серебряными  башмачками,
которые носила Дороти. Пчелы, волки и вороны валялись бездыханными.  Зо-
лотая Шапка потеряла свои чудесные свойства, но если бы Злой  Волшебнице
достались серебряные башмачки, это возместило бы с лихвой  потерю  всего
остального. Она постоянно следила, не снимет ли Дороти  башмачки,  чтобы
можно было их украсть. Но Дороти так гордилась ими, что снимала их толь-
ко когда принимала ванну или ложилась спать. Но  старуха  очень  боялась
темноты и потому не могла даже подумать, что можно войти в комнату Доро-
ти, когда та спит, и взять башмачки. Воды же она боялась еще больше, чем
темноты, и пока Дороти купалась,  держалась  от  нее  подальше.  Она  не
только никогда не умывалась сама, но вообще делала все, чтобы на нее  не
попадала даже капля воды.
   Волшебница Запада была на редкость хитрой и коварной  особой,  и  она
задумала план, который помог бы ей завладеть желанными башмачками.  Пос-
реди кухни она натянула железную проволоку, а потом с помощью колдовства
сделала ее невидимой. И вот однажды Дороти, не ведая беды, шла по кухне.
Вдруг она споткнулась о невидимую преграду и растянулась во  весь  рост.
Девочка не ушиблась, но один из ее серебряных башмачков соскочил с ноги,
и, прежде чем Дороти успела опомниться, старуха подхватила его и  надела
на свою костлявую ногу.
   Злая Волшебница была в восторге.  Даже  если  бы  Дороти  знала,  как
действуют волшебные башмачки, одного  все  равно  было  бы  мало,  чтобы
отомстить старухе.
   Девочка, увидев, что произошло, рассердилась и крикнула Волшебнице:
   - Отдайте мой башмачок!
   - Ни за что! - воскликнула та. - Теперь это мой башмачок.
   - Вы противная старуха! - сказала Дороти. - Вы не имеете права!
   - Подумаешь! - рассмеялась Волшебница. - Все равно башмачок останется
у меня, а в один прекрасный день я отберу у тебя и второй!  Попомни  мои
слова - непременно отберу!
   Услышав эту угрозу, Дороти так рассердилась, что схватила ведро с во-
дой и окатила старуху с головы до ног.
   Та испустила вопль ужаса и, к великому  изумлению  Дороти,  стала  на
глазах уменьшаться.
   - Посмотри, что ты натворила! - крикнула старуха. - Теперь я растаю!
   - Извините, я не хотела, - смущенно  пробормотала  Дороти,  испуганно
глядя, как Злая Волшебница тает, словно кусок коричневого сахара.
   - Разве ты не знала, что в воде моя погибель? - простонала  Волшебни-
ца.
   - Конечно, нет, - сказала Дороти. - Откуда мне было это знать?
   - Ну так знай, что еще немного, и от меня ничего не останется, и  за-
мок станет твоим. Я всегда была хитрой и коварной, но не могла  и  поду-
мать, что меня уничтожит маленькая девчонка. Ты посмотри, полюбуйся, что
ты наделала...
   С этими словами Злая Волшебница осела на пол бесформенной бурой  мас-
сой и стала растекаться лужей по чистым доскам кухонного  пола.  Увидев,
что она почти вся растаяла, Дороти окатила пол из другого ведра и  стала
убирать грязь. Потом она вымела остатки за  порог.  Подобрав  серебряный
башмачок, Дороти вымыла его и насухо вытерла тряпкой, а затем снова  на-
дела на ногу. Обретя столь неожиданным образом свободу, она  побежала  к
клетке и сообщила Льву, что царство  Злой  Волшебницы  кончилось  и  они
больше не пленники.


   13. ОСВОБОЖДЕНИЕ

   Трусливый Лев несказанно обрадовался, узнав, что Злая Волшебница рас-
таяла, когда Дороти окатила ее из ведра. Девочка отперла клетку и выпус-
тила его на волю. Друзья пошли в желтый замок, и Дороти созвала  Мигунов
и объявила им, что они больше не рабы.
   Это привело Мигунов в восторг, потому что много лет они  гнули  спины
на Волшебницу Запада, обращавшуюся с ними очень жестоко. Этот день  стал
отныне всенародным праздником, который отмечался по всей Стране  Мигунов
с танцами и пением.
   - Я был бы совсем счастлив, - вздохнул Лев, - если бы с  нами  вместе
были наши верные друзья - Страшила и Железный Дровосек.
   - Может быть, нам попробовать спасти их? - сказала Дороти.
   - Попытка не пытка, - согласился Лев.
   Они созвали Мигунов и попросили их помочь в поисках пропавших друзей.
Мигуны ответили, что готовы на все ради Дороти, даровавшей  им  свободу.
Тогда девочка выбрала из них самых сообразительных, и они отправились на
поиски. Они странствовали почти два дня, пока не  оказались  в  гористой
местности, где обнаружили разбитого и изуродованного Дровосека. Его  то-
пор лежал рядом - рукоятка была отломана, а лезвие заржавело.
   Мигуны осторожно подняли Дровосека и отнесли  в  замок.  Увидев,  что
произошло с ее верным другом, Дороти горько заплакала, да  и  Лев  очень
расстроился. Тогда Дороти обратилась к Мигунам:
   - А есть ли среди вас кузнецы?
   - Да, конечно, и весьма искусные, - последовал ответ.
   - Тогда пришлите их в замок, - сказала девочка. А когда кузнецы  яви-
лись со всеми своими инструментами, она спросила: - Можете ли вы  испра-
вить все вмятины на туловище Железного Дровосека и залатать дыры?
   Мастера внимательно осмотрели Железного Дровосека и наконец сообщили,
что они готовы взяться за починку и что Железный Дровосек будет как  но-
вый. Они заперлись в одном из залов желтого замка и работали три  дня  и
четыре ночи, они стучали молоточками, паяли, полировали, выпрямляли пог-
нутые руки и ноги. Наконец Железный Дровосек обрел свой  прежний  вид  и
все части тела заработали как следует. Что и говорить, на  его  железном
туловище появилось несколько заплаток, но Дровосек был не тщеславен и не
возражал.
   Когда наконец он пришел своим ходом к Дороти и поблагодарил ее за чу-
десное спасение, он так расчувствовался, что не смог  сдержать  слез,  и
Дороти пришлось вытирать их своим передником, чтобы челюсти не  заржаве-
ли. Лев то и дело вытирал глаза кончиком хвоста, отчего пушистая кисточ-
ка вконец промокла, и был вынужден выйти во двор и сушить ее на солнце.
   - Если бы с нами был наш  Страшила,  -  вздохнул  Дровосек,  выслушав
рассказ Дороти, - я был бы по-настоящему счастлив.
   - Надо обязательно его найти, - решила девочка.
   Она позвала Мигунов, и все вместе пустились на поиски. Они провели  в
поисках полтора дня, пока не натолкнулись на высокое дерево, на  которое
Обезьяны закинули одежду Страшилы.
   Дерево было такое высокое, а ствол такой гладкий, что залезть туда не
представлялось возможным. Но Дровосек сказал:
   - Я срублю его, и тогда мы достанем одежду Страшилы.
   Пока Мигуны-кузнецы чинили Железного Дровосека, другой Мигун,  бывший
золотых дел мастером, изготовил топорище из чистого золота и прикрепил к
топору взамен старой поломанной рукоятки. Его друзья отчистили топор  от
ржавчины и отполировали так, что он сверкал, словно был из  чистого  се-
ребра.
   Итак, Железный Дровосек взялся за топор, и вскоре дерево упало к  но-
гам друзей. Узелок с одеждой Страшилы выскочил из ветвей и  покатился  в
траву. Дороти подобрала его, а Мигуны с почестями  доставили  обратно  в
замок. Там они набили одежду свежей чистой соломой,  и  вскоре  Страшила
уже благодарил всех тех, кто принял участие в его спасении.
   Теперь, когда друзья снова собрались вместе, можно было немножко  от-
дохнуть. Они провели несколько прекрасных дней в желтом замке, где к  их
услугам было все, чтобы отдых удался на славу. Но  как-то  утром  Дороти
вспомнила о тете Эм.
   - Надо возвращаться в Изумрудный Город и потребовать от Оза, чтобы он
выполнил свои обещания, - сказала девочка.
   - Да, - согласился Дровосек, - и я наконецто получу сердце.
   - А я мозги! - радостно воскликнул Страшила.
   - А я храбрость, - задумчиво произнес Лев.
   - А я вернусь домой в Канзас! - вскричала Дороти и захлопала в  ладо-
ши. - Давайте завтра же возвращаться в Изумрудный Город.
   Так и было решено. На следующий день они созвали Мигунов и стали про-
щаться. Мигуны очень расстроились, что их освободители покидают  страну.
Они успели так полюбить Железного Дровосека, что начали  упрашивать  его
остаться и стать правителем Страны Мигунов. Когда же стало ясно, что пу-
тешественники твердо вознамерились вернуться в Изумрудный Город,  Мигуны
преподнесли им подарки. Тотошке и Льву - золотые ошейники. Дороти  полу-
чила красивый браслет, украшенный бриллиантами, а Страшила  -  трость  с
золотым набалдашником, чтобы ему было удобнее ходить. Железному Дровосе-
ку вручили серебряную масленку, украшенную золотом и драгоценными камня-
ми.
   Каждый из путешественников в свою очередь сердечно поблагодарил Мигу-
нов, и они долго трясли друг другу руки, пока не устали.
   Дороти открыла буфет Злой Волшебницы, чтобы наполнить  свою  корзинку
припасами. Там она увидела Золотую Шапку. Дороти надела ее, и оказалось,
что та ей совершенно впору. Девочка ничего не знала о чудесных свойствах
Золотой Шапки, но она ей понравилась, и Дороти решила надеть  ее  вместо
своего капора, который положила в корзинку.
   Все приготовления к путешествию были закончены, и  отряд  двинулся  в
Изумрудный Город, а Мигуны хором пожелали им счастливого пути.


   14. ЛЕТУЧИЕ ОБЕЗЬЯНЫ

   Как вы, наверное, помните, между желтым замком Злой Волшебницы Запада
и Изумрудным Городом не было не то что дороги, а  даже  маленькой  узкой
тропинки. Когда старуха увидела четверых чужестранцев, она выслала  про-
тив них Летучих Обезьян, и те притащили по воздуху Льва и Дороти  с  То-
тошкой. Обратный путь оказался куда труднее, хотя и шли путники  по  по-
лям, где росли лютики и маргаритки. Они, конечно, знали, что им надо ид-
ти прямо на восток, туда, где восходит солнце, и так они и сделали. Но в
полдень, когда солнце стояло прямо над головой, они не могли сообразить,
где восток, а где запад, и быстро сбились с пути. Они все шли и  шли  по
полям, а когда стемнело, на небе взошла луна. Тогда путешественники  ре-
шили сделать привал среди чудесно пахнущих  фиолетовых  цветов,  и  все,
кроме Страшилы и Железного Дровосека, сладко проспали до самого утра.
   Следующее утро выдалось пасмурным. Друзья, однако, смело двинулись  в
путь, словно ни минуты не сомневались, что двигаются в  правильном  нап-
равлении.
   - Если идти быстро, - говорила Дороти, - то рано или  поздно  мы  ку-
да-нибудь да придем.
   Но один день сменялся другим, а они все шли по полям, поросшим фиоле-
товыми цветами. Страшила начал потихоньку ворчать.
   - Мы явно сбились с пути, - бормотал он. - И если  мы  не  попадем  в
Изумрудный Город, мне не видать обещанных Озом мозгов!
   - А мне - сердца, - подхватил Железный Дровосек. -  Мне  не  терпится
поскорее вернуться в Изумрудный Город. Что-то наше путешествие затягива-
ется.
   - Дело в том, что мне не хватает храбрости идти  неизвестно  куда,  -
признался Трусливый Лев. - Это меня очень пугает.
   Дороти совсем пала духом. Она села на траву и печально посмотрела  на
товарищей. Те тоже сели и стали грустно переглядываться.  Тотошка  вдруг
обнаружил, что он слишком устал, чтобы броситься вдогонку  за  бабочкой,
пролетевшей возле самого его носа. Он сидел, высунув язык и тяжело дыша,
грустно поглядывал на Дороти, словно спрашивая, что же теперь делать.
   - А что, если нам позвать полевых мышей? - сказала  девочка.  -  Они,
наверное, знают, как отсюда попасть в Изумрудный Город.
   - Еще бы! - воскликнул Страшила. - Как это мы не додумались до  этого
раньше?
   Дороти свистнула в маленький свисточек, который подарила ей  Королева
Мышей и который девочка теперь носила на шее.  Вскоре  послышался  шорох
множества крошечных лапок, и через несколько минут Дороти  окружили  ма-
ленькие серые мышки. Среди них была и сама Королева. Она спросила  своим
тонким, писклявым голоском:
   - Чем могу вам помочь, друзья мои?
   - Мы заблудились, - сказала Дороти. - Не могли бы вы нам сказать, где
Изумрудный Город?
   - Конечно, скажу, - пропищала Мышь. - Но он довольно далеко отсюда, а
вы все это время как раз удалялись от него. - И тут она увидела на Доро-
ти Золотую Шапку. - А почему бы вам не воспользоваться волшебной Золотой
Шапкой и не позвать Летучих Обезьян? Они доставят вас в Изумрудный Город
за какой-нибудь час с небольшим.
   - Я не знала, что Шапка волшебная, - призналась Дороти. -  А  как  ею
пользоваться?
   - Заклинание написано на подкладке, - объяснила Королева, -  но  если
вы собираетесь позвать Обезьян, нам лучше убежать. Это очень  вредные  и
озорные создания они обожают издеваться над нами как только могут.
   - А нас они не обидят? - встревожилась Дороти.
   - Нет, нет. Они беспрекословно повинуются  тому,  кто  носит  Золотую
Шапку. До свидания! - И с этими словами Королева Мышей убежала, а за ней
и все ее подданные.
   Дороти заглянула внутрь Золотой Шапки и увидела, что на подкладке вы-
шиты какие-то слова. Она поняла, что это и есть волшебные заклинания, и,
внимательно прочитав инструкции, надела Шапку на голову.
   - Эппи-пеппи-как! - произнесла она, встав на левую ногу.
   - Что ты сказала? - переспросил Страшила, который не  знал,  чем  она
занимается.
   - Хилло-холло-хелло! - продолжала девочка, встав на правую ногу.
   - Хелло! - как заправский американец из Канзаса,  отозвался  Железный
Дровосек.
   - Зиззи-зуззи-зук! - крикнула Дороти, встав на обе ноги.
   Заклинание было произнесено полностью, и вскоре все услышали хлопанье
крыльев, смех и болтовню. К ним подлетела огромная стая Обезьян. Предво-
дитель низко поклонился Дороти и спросил:
   - Что прикажешь?
   - Мы хотим попасть в Изумрудный Город, - сказала девочка, -  но  сби-
лись с пути...
   - Мы вас доставим в Изумрудный Город, - сообщил  Предводитель.  И  не
успел он договорить, как две Летучие Обезьяны подхватили Дороти под руки
и поднялись в воздух. Остальные подхватили Железного Дровосека, Страшилу
и Трусливого Льва. Маленькая Обезьянка несла Тотошку, и, хотя песик  изо
всех сил старался укусить ее, у него ничего не получалось.
   Страшила и Железный Дровосек сперва испугались,  помня,  как  жестоко
обошлись с ними тогда Летучие Обезьяны. Но, поняв, что на сей раз ничего
плохого не случится, повеселели и с интересом смотрели на  проносившиеся
далеко внизу леса и поля.
   Дороти несли две самые крупные Обезьяны, в том числе и  Предводитель.
Они переплели свои руки так, что получилось подобие кресла, и  старались
изо всех сил, чтобы ей было удобно лететь.
   - Почему вы подчиняетесь хозяину Золотой Шапки? - спросила девочка.
   - Это долгая история, - усмехнулся Предводитель.  -  Но  поскольку  и
путь наш долог, я могу рассказать, если тебе интересно.
   - Конечно, интересно, - сказала девочка.
   - Когда-то, - начал Предводитель, - мы были свободным народом. Мы жи-
ли в большом лесу, прыгали с дерева на дерево, угощались фруктами и оре-
хами, и не было у нас никаких хозяев. Может  быть,  иногда  мы  начинали
слишком уж шалить. Обезьяны любили дергать за хвосты животных, не  имев-
ших крыльев, гоняться за птицами или бросать орехами в  людей.  Мы  были
веселыми, беззаботными озорниками и жили себе в удовольствие.  Это  было
давно, еще до того, как Оз спустился с небес и стал править  этой  стра-
ной.
   Далеко на севере жила красавица-принцесса, которая к тому же  была  и
волшебницей. Все свои колдовские чары она обращала в помощь людям и  ни-
когда не обижала честных и справедливых. Ее звали Радунга, и жила она  в
прекрасном дворце, построенном из больших рубинов.
   Ее любили все, но, к своему великому огорчению, она  не  могла  найти
человека, которого полюбила бы всем сердцем. Все мужчины уступали  ей  в
уме и красоте. Наконец она встретила юношу, он был хорош собой, силен  и
не по гоцам умен Радунга решила, что, когда он станет старше, она выйдет
за него замуж. Она поселила его у себя во дворце и употребила  все  свое
магическое искусство, чтобы он стал еще умнее, красивее и  мужественнее.
Вскоре Келала - так звали юношу - прослыл самым красивым и самым  мудрым
человеком во всей стране. Радунга была влюблена в него и решила, что по-
ра устроить свадьбу.
   В то время мой дедушка был Королем Летучих Обезьян, живших в лесу не-
далеко от дворца Радунги. Надо сказать, что  старик  всегда  предпочитал
хорошую шутку хорошему обеду. Однажды перед самой свадьбой мой дед летел
со своей стаей вдоль реки и увидел, что по берегу прогуливается  Келала.
На нем был роскошный костюм из розового шелка и фиолетового  бархата,  и
тут мой дед захотел немножко позабавиться. По его приказу Обезьяны схва-
тили Келалу, поднялись с ним в воздух и, когда оказались над рекой, бро-
сили его в воду.
   - Плыви, приятель, - крикнул мой дедушка, - посмотрим, не  испортится
ли твой наряд от воды.
   Келала вынырнул и расхохотался, услышав слова  деда.  После  чего  он
преспокойно поплыл к берегу. Но в этот момент Радунга, как на беду, выш-
ла к реке и очень рассердилась, увидев, что сделали с ее любимым.
   Принцесса была вне себя от гнева. Она сразу поняла, кто  устроил  эту
проделку. Она велела Летучим Обезьянам явиться во  дворец.  Сначала  она
хотела приказать своим людям связать им крылья и бросить их в реку,  как
бросили они ее любимого Келалу. Но мой дедушка очень  просил  не  делать
этого, так как со связанными крыльями они сразу же пошли бы  ко  дну.  К
тому же и Келала замолвил за Обезьян словечко, поэтому  Радунга  сменила
гнев на милость. Однако она поставила условие: Летучие  Обезьяны  должны
выполнить три желания того, кто владеет Золотой  Шапкой.  Золотая  Шапка
была ее свадебным подарком Келале, и говорили, что принцессе  она  обош-
лась в полцарства. Разумеется, мой дедушка и его стая сразу же  согласи-
лись на такое условие. С тех пор мы послушно выполняем три желания того,
кому достается Золотая Шапка, кем бы он ни был.
   - А что стало дальше? - спросила Дороти, которую очень заинтересовала
эта история.
   - Сначала владельцем Золотой Шапки был Келала, - сказал Предводитель.
- Он был первый наш повелитель. Поскольку его невеста не могла  выносить
даже нашего вида, однажды, после свадьбы, он велел нам собраться в  лесу
и приказал не попадаться на глаза его жене. Мы были  рады  повиноваться,
потому что сильно боялись ее.
   Больше никаких приказаний нам выполнять не пришлось, но потом Золотая
Шапка попала в руки Злой Волшебнице Запада. Она  сначала  приказала  нам
помочь ей обратить в рабство Мигунов, а потом  прогнать  войско  Оза  из
Страны Запада. Теперь ты наша хозяйка, и мы исполним три твоих желания.
   Предводитель кончил говорить. Дороти посмотрела вниз и увидела  зеле-
ные сверкающие стены Изумрудного Города. Она была восхищена быстротой, с
которой их доставили туда Обезьяны, но ей было приятно, что  путешествие
окончено. Летучие Обезьяны осторожно приземлились со своими  пассажирами
у  самых  городских  ворот.  Предводитель  низко  поклонился  Дороти,  и
Обезьяны снова взмыли в воздух.
   - Неплохо прокатились, - сказала Дороти.
   - Да, а главное быстро, - согласился Лев. - Хорошо, что ты догадалась
захватить Золотую Шапку.


   15. ВЕЛИКИЙ И ГРОЗНЫЙ

   Четверо путешественников подошли к городским воротам  и  позвонили  в
колокольчик. После того как они позвонили еще и  еще,  ворота  распахну-
лись, и они увидели все того же Стража.
   - Как? Вы вернулись? - удивленно воскликнул он.
   - Разве вы нас не видите? - спросил Страшила.
   - Но мне казалось, что вы отправились к Злой Волшебнице Запада.
   - Мы у нее были, - подтвердил Страшила.
   - И она вас отпустила обратно, - недоумевал Страж.
   - Ей ничего не оставалось сделать, потому что она растаяла, - пояснил
Страшила.
   - Растаяла? Это хорошие новости, - обрадовался Страж. - Кто же расто-
пил ее?
   - Дороти! - торжественно возвестил Лев.
   - Вот это да! - восхитился Страж и низко поклонился девочке.
   Он провел их в небольшой сводчатый зал и снова заставил надеть  очки,
которые вынул из ящика. Затем он запер дужки на  замочки  ключом.  После
этого друзья двинулись по городским улицам к дворцу Когда горожане услы-
шали от Стража, что путешественники уничтожили Злую  Волшебницу  Запада,
они окружили их плотной толпой и проводили до самого дворца.
   Солдат с Зелеными Бакенбардами по-прежнему нес караул у дворцовых во-
рот, но теперь он сразу же впустил победителей, и затем их встретила Зе-
леная Служанка, проводившая каждого из них в  отведенные  покои,  с  тем
чтобы они могли спокойно отдыхать, пока не примет их Оз.
   Солдат тотчас же доложил Озу, что Дороти и ее друзья вернулись, унич-
тожив Злую Волшебницу, но Оз на это никак не отозвался. Все думали,  что
великий Оз тотчас же пожелает с ними увидеться, но не  тут-то  было.  Он
хранил молчание и на следующий день. Прошел третий, четвертый день после
их возвращения в Изумрудный Город, но Оз никак не напоминал  о  себе,  и
друзья очень рассердились, что Оз так обращается с ними. Ведь они выпол-
нили его желание, несмотря на все трудности и опасности. Наконец Страши-
ла не выдержал и велел Зеленой Служанке передать Озу, что,  если  он  не
примет их сию же минуту, они позовут Летучих Обезьян и с их помощью пос-
тараются выяснить, почему Волшебник не держит свои обещания. Когда вели-
кий мудрец узнал об этом, то, похоже, сильно  перепугался.  Он  попросил
передать друзьям, что примет их в тронном зале на следующий день ровно в
четыре минуты десятого утра. Он еще не  забыл  встречи  с  Обезьянами  в
Стране Мигунов и не испытывал ни малейшего желания снова увидеться с ни-
ми.
   Четверо друзей провели бессонную ночь - каждый думал о том,  исполнит
ли Оз его просьбу или нет. Дороти ненадолго задремала, и ей  приснилось,
что она снова в Канзасе и тетя Эм радуется ее возвращению.
   Ровно в девять утра Солдат с Зелеными Бакенбардами пришел за ними,  и
в четыре минуты десятого они все вместе вошли в тронный зал.
   Каждый из них ожидал увидеть Оза в том обличье, в каком тот  уже  од-
нажды предстал перед ними. К их великому удивлению, в зале  было  пусто.
Они стояли у двери, прижавшись друг к другу, потому что  мертвая  тишина
пустой комнаты пугала сильней, чем любое из обличий Великого и Грозного.
   Внезапно они услышали голос, доносившийся  откуда-то  из-под  купола.
Голос сказал:
   - Я Оз, великий и грозный. Зачем вы пришли ко мне?
   Друзья снова обшарили зал взглядом, и, так никого и не увидев, Дороти
спросила:
   - Где вы?
   - Я повсюду, - отвечал голос, - но для простых смертных я невидим.  В
настоящий момент я сижу на своем троне и готов говорить с вами.
   Действительно, голос теперь раздавался откуда-то из-под трона. Друзья
приблизились, выстроились в ряд, и Дороти начала:
   - Мы пришли напомнить о твоих обещаниях, великий Оз.
   - О каких обещаниях?
   - Ты обещал отправить меня домой в Канзас, если не станет  Злой  Вол-
шебницы Запада.
   - А мне ты обещал мозги, - сказал Страшила.
   - А мне сердце, - прибавил Железный Дровосек.
   - А мне храбрости, - промолвил Трусливый Лев.
   - А что, Злая Волшебница Запада действительно погибла? -  осведомился
Оз, и его голос, как показалось Дороти, слегка задрожал.
   - Да, - ответила девочка. - Я окатила ее водой из ведра, и она раста-
яла.
   - Надо же! - удивился голос. - Приятная неожиданность! Ладно,  прихо-
дите ко мне завтра, мне надо подумать.
   - У тебя было достаточно времени для раздумий, - сердито возразил Же-
лезный Дровосек.
   - Больше ждать мы не намерены, - буркнул Страшила.
   - Надо держать свои обещания! - воскликнула Дороти.
   Лев решил напугать мудреца и издал страшный рык, который так  подхва-
тило эхо, что Тотошка в испуге бросился в сторону и  врезался  в  ширму,
стоявшую в углу. Ширма рухнула на пол с жутким грохотом. Тут друзей ждал
новый сюрприз. Там, где она стояла, обнаружился  маленький  и  немолодой
человечек с лысой головой и морщинистым лицом. Железный  Дровосек  занес
топор и бросился к человечку с криком:
   - Кто ты такой?
   - Я Оз, великий и грозный, - сказал человечек дрожащим голосом. -  Не
бейте меня, пожалуйста. Я сделаю все, что ни попросите!
   Друзья растерянно переглянулись.
   - Я думала, Оз - Говорящая Голова, - разочарованно протянула Дороти.
   - А я думал, что Красавица, - проворчал Страшила.
   - А я - что ужасный Зверь, - молвил Дровосек.
   - А я - что Огненный Шар! - рявкнул Лев.
   - Вы ошиблись, - кротко сказал человечек. - Я просто прикидывался.
   - Прикидывались? - изумленно воскликнула Дороти. - Так вы не  великий
мудрец и волшебник?
   - Тише, дитя мое, а то нас подслушают, и тогда я погиб. Я прикидывал-
ся великим мудрецом и волшебником.
   - А на самом деле это не так?
   - Не так, моя милая. Я самый обыкновенный человек.
   - Вы не обыкновенный человек, - обиженно заявил Страшила, - а необык-
новенный обманщик.
   - Вот именно, - подтвердил человечек, потирая руки так, словно  услы-
шанное доставило ему огромное удовольствие. - Я необыкновенный обманщик.
   - Но это же ужасно! - сказал Железный Дровосек. - Значит, мне не  по-
лучить никогда сердце?
   - А мне храбрость? - огорчился Лев.
   - А мне мозги? - проговорил Страшила сквозь слезы, вытирая глаза  ру-
кавом.
   - Дорогие друзья, - обратился к ним Оз. - Прошу вас,  не  думайте  об
этих пустяках. Подумайте лучше обо мне: какая ужасная участь ожидает ме-
ня в случае разоблачения.
   - Неужели никто не знает, какой вы обманщик? - спросила Дороти.
   - Никто, кроме вас четверых. И еще меня, - прибавил Оз. -  Я  морочил
всех так долго, что решил: меня никто и никогда не разоблачит. Зря я во-
обще пустил вас в тронный зал. Я никогда не впускаю сюда моих подданных,
и они убеждены, что страшней и ужасней меня нет ничего.
   - Но я не могу понять, -  недоуменно  произнесла  Дороти,  -  как  вы
предстали предо мной в виде Говорящей Головы?
   - Это один из моих фокусов, - сказал Оз. - Прошу за мной, вы все сей-
час увидите.
   Он прошел к маленькой дверце в конце тронного зала, и все вошли  туда
за ним. Оз указал в угол, где лежала большая голова, сделанная  из  нес-
кольких слоев бумаги, с нарисованным лицом.
   - Я подвешиваю ее к потолку на шнуре, - признался Оз, - а сам стою за
ширмой и дергаю за ниточки, чтобы вращались глаза, а рот открывался.
   - Но как насчет голоса? - осведомилась Дороти.
   - Я чревовещатель, - объяснил человечек, - и могу сделать так,  чтобы
мой голос слышался в том месте, где мне нужно. Вот вам и  казалось,  что
он исходит от Головы. А вон другие  предметы,  которыми  я  пользовался,
чтобы обманывать вас. - Оз показал Страшиле платье и маску, которые  на-
девал, играя роль Красавицы, а Железный Дровосек увидел, что Зверь - это
не что иное, как множество шкур, сшитых вместе.
   Что касается Огненного Шара, фальшивый волшебник тоже подвесил его  к
потолку. На самом деле Шар был сделан из ваты, а  когда  вату  пропитали
маслом, пламя получилось яркимпреярким.
   - Вам должно быть стыдно, что вы  такой  обманщик,  -  сказал  сурово
Страшила.
   - Мне очень, очень стыдно, - грустно уверил его человечек. - Но ниче-
го другого мне не оставалось делать. Присядьте, тут много  кресел,  и  я
расскажу вам мою историю.
   Все уселись, и мудрец-обманщик начал свой рассказ.
   - Родился я в Омахе...
   - Да это же совсем недалеко от Канзаса! - воскликнула Дороти.
   - Это верно, только отсюда далековато, - ответил Оз, печально покачи-
вая головой. - Когда я вырос, то стал чревовещателем.  И  надо  сказать,
учил меня большой мастер. Я могу подражать любому зверю или птице. - Тут
он замяукал так похоже, что Тотошка навострил уши и стал озираться в по-
исках кошки. А Оз тем временем продолжал: - Через какое-то время это мне
надоело, и я стал цирковым воздухоплавателем.
   - А что это такое? - спросила Дороти.
   - Цирковой воздухоплаватель - это человек, который поднимается на ша-
ре по ярмарочным дням, чтобы привлечь толпу зевак и заставить их  купить
билеты в цирк.
   - А! - поняла Дороти. - Знаю!
   - Как-то раз я поднялся на воздушном шаре, но веревки порвались, и  я
не смог спуститься. Шар поднялся выше облаков,  а  потом  его  подхватил
мощный воздушный поток и увлек далеко-далеко. Путешествие длилось день и
ночь, а когда я проснулся утром второго дня, то увидел,  что  шар  летит
над прекрасной незнакомой страной. Вскоре шар стал медленно снижаться  и
наконец приземлился. Я ничуточки не ушибся.  Но  вокруг  меня  собралась
толпа странных людей, которые решили, что раз я спустился  с  небес,  то
должен быть великим чародеем и мудрецом. Разумеется, я не стал их  разу-
верять, потому что они очень боялись меня и были  готовы  беспрекословно
слушаться.
   Для того чтобы развлечь себя и занять этих симпатичных людей делом, я
велел им выстроить город. Они работали охотно и споро. Поскольку  страна
была красивая и зеленая, я решил назвать город Изумрудным. А чтобы  наз-
вание лучше усвоилось, я велел его жителям носить зеленые очки: так  они
все видели в зеленом свете.
   - А разве тут не все зеленое? - удивилась Дороти.
   - Нет, здесь все как в любом другом городе, - ответил Оз, -  но  если
носить зеленые очки, тогда, конечно, все покажется  зеленым.  Изумрудный
Город построили много лет назад - я прилетел сюда совсем молодым челове-
ком, а теперь я уже старик. Но мои подданные носят зеленые очки так дав-
но, что большинство из них и впрямь считает, что город - изумрудный. Го-
род, между прочим, красив - в нем хватает и драгоценных камней, и благо-
родных металлов, и других украшений. Не город, а загляденье!
   Я всегда хорошо обращался с моими подданными, и они любят меня, но  с
тех пор как был построен этот дворец, я заперся в нем и  никогда  никого
не принимаю.
   Больше всего я боялся Волшебниц, которые, в отличие  от  меня,  умели
творить чудеса. Их было четыре, и у каждой имелись свои  владения.  Одна
правила Страной Востока, другая - Запада, третья - Юга и четвертая - Се-
вера. К счастью, на Юге и на Севере поселились Добрые  Волшебницы,  и  я
знал, что от них не придется ждать неприятностей, но Волшебницы Запада и
Востока были на редкость злыми и коварными, и, если бы  они  не  считали
меня более могущественным чародеем, чем они сами, мне  бы  давно  пришел
конец. В течение многих лет я жил в великом страхе, и потому  вы  можете
себе представить мою радость, когда я узнал, что домик  Дороти  раздавил
Злую Волшебницу Востока. Когда Дороти пришла ко мне, я был готов  наобе-
щать с три короба, лишь бы она расправилась и с другой колдуньей. Но те-
перь, когда это случилось, я должен со стыдом признаться,  что  не  могу
выполнить своих обещаний.
   - По-моему, вы очень плохой человек, - сказала Дороти.
   - Нет, моя милая. Я очень хороший человек, но очень плохой волшебник,
уж это точно.
   - Значит, вы не дадите мне мозгов? - спросил Страшила.
   - Зачем они вам? Вы каждый день узнаете что-то новое. Мозги есть и  у
младенца, но разве он умен? Главное - это жизненный  опыт,  он  приносит
настоящую мудрость, и чем дольше мы живем, тем умнее становимся.
   - Все это, наверное, так, - вздохнул Страшила, - но, если я не доста-
ну мозгов, я буду очень-очень несчастен.
   Лжеволшебник пристально посмотрел на него.
   - Ну что ж, - вздохнул он, - из меня, конечно, неважный маг  и  чаро-
дей, но, если вы придете ко мне завтра утром, я набью вашу голову мозга-
ми. Правда, я не смогу научить вас ими пользоваться, тут уж вам придется
действовать самому.
   - Спасибо, спасибо! - радостно закричал Страшила. - Были бы мозги,  а
уж пользоваться ими я научусь, не беспокойтесь!
   - А как насчет моей храбрости? - обеспокоенно спросил Лев.
   - У вас ее хоть отбавляй, я в этом не сомневаюсь ни минуты, -  сказал
Оз. - Нужна лишь уверенность в себе. Все живые существа испытывают страх
в минуту опасности. Храбрость - это умение побеждать свой страх, а такое
умение у вас есть.
   - Так-то оно так, - проговорил Лев, - но я буду очень несчастен, если
не получу от вас такую храбрость, которая убьет страх.
   - Ладно, завтра будет вам такая храбрость, - ответил Оз.
   - А как насчет моего сердца? - робко осведомился Железный Дровосек.
   - Не знаю, не знаю, - произнес Оз. - Помоему, вы напрасно так  хотите
сердце. Если бы вы знали, как страдает от этого большинство  людей!  По-
верьте мне, вам очень повезло, что у вас нет сердца.
   - Это еще бабушка надвое сказала, -  возразил  Железный  Дровосек.  -
Лично я готов сносить любые несчастья, лишь бы у меня было сердце.
   - Хорошо, - кротко согласился Оз. - Будет  у  вас  сердце.  Приходите
завтра с утра. Я так долго играю роль волшебника, что готов поиграть еще
немножко.
   - А я? - подала голос Дороти. - Как мне попасть домой в Канзас?
   - Тут нужно как следует пораскинуть мозгами, -  ответил  старичок.  -
Дай мне, милая, дватри дня на размышление, и я попробую  придумать,  как
переправить тебя через пустыню. А пока вы мои гости, и мой дворец к  ва-
шим услугам. Все ваши желания будут тотчас же исполнены. Взамен  у  меня
одна маленькая просьба - держите в тайне, что я не волшебник,  а  обман-
щик.
   Друзья обещали не разглашать этот ужасный секрет, после  чего  разош-
лись по своим комнатам в хорошем настроении. Даже Дороти надеялась,  что
великий и ужасный Обманщик, как она теперь называла Оза, придумает  спо-
соб вернуть ее домой, а если это случится, она была готова простить  ему
все на свете.


   16. МАГИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВЕЛИКОГО ОБМАНЩИКА

   Наутро Страшила сказал друзьям:
   - Поздравьте меня. Я иду к Озу получать мозги. Наконец-то я стану как
все люди!
   - Ты мне нравился и таким, - призналась Дороти.
   - Ты добрая девочка. Но что ты скажешь, когда  услышишь  великолепные
идеи, рожденные моими новыми мозгами?
   Страшила весело попрощался с товарищами и, приплясывая от нетерпения,
отправился в тронный зал. Он постучал в дверь, и Оз крикнул:
   - Входите.
   Когда Страшила вошел, то увидел, что старичок сидит у окна, погрузив-
шись в раздумья.
   - Я пришел за мозгами, - неуверенно напомнил Страшила.
   - А, присаживайтесь, пожалуйста, - пригласил Оз. - Прошу  меня  изви-
нить, но мне придется снять с вас голову, чтобы как  следует  набить  ее
мозгами.
   - Давайте, давайте, - сказал Страшила. - Я не имею ничего против, ра-
ди мозгов я готов немножко пожить и вовсе без головы.
   Оз снял со Страшилы голову и высыпал из нее солому. Затем он прошел в
заднюю комнату, откуда вернулся с меркой отрубей и с огромным  количест-
вом булавок и иголок. Как следует перемешав  все  это,  он  набил  новой
смесью голову Страшилы и еще добавил соломы, чтобы мозги были  там,  где
им положено. Потом он поставил голову на место.
   - Вы будете не только умным, но и остроумным человеком, - пообещал он
Страшиле, - потому что голова у вас набита острыми предметами.
   Страшила от души поблагодарил Оза за исполнение его главной мечты и в
отличном настроении, гордый собой и своими новыми  мозгами,  вернулся  к
друзьям.
   Дороти с любопытством уставилась на него. Голова  у  Страшилы  сильно
раздулась от избытка мозгов.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила девочка.
   - У меня сейчас приступ мудрости, - ответил он. -  Когда  я  немножко
привыкну к новым мозгам, мудрее меня не будет никого во всей Стране Оз.
   - А что это за булавки и иголки торчат у тебя из головы? -  поинтере-
совался Железный Дровосек.
   - Это доказательство его остроумия, - объяснил Лев.
   - Теперь я пойду к Озу за сердцем, - с надеждой сказал Дровосек.
   Он подошел к дверям тронного зала и постучал.
   - Входите, - крикнул Оз, и Железный Дровосек вошел со словами:
   - Я пришел за моим сердцем.
   - Отлично, - произнес человечек. - Но мне придется проделать в  вашей
груди отверстие, чтобы вставить сердце. Надеюсь,  эта  операция  вам  не
повредит.
   - Нет, нет, - уверил его Дровосек. - Я ничего не почувствую.
   Тогда Оз взял инструменты и проделал в левой  части  груди  Дровосека
небольшое квадратное отверстие. Затем он извлек из ящика красивое сердце
из алого шелка, набитое опилками.
   - Правда, прелесть? - спросил он.
   - О, да! - искренне ответил Дровосек. - Но доброе ли это сердце?
   - Добрее не бывает, - сказал Оз, вставил сердце в грудь  Дровосеку  и
заделал дыру. - Теперь у вас сердце, - заметил он, - которым мог бы гор-
диться любой человек. Извините, что украсил вашу грудь такой  заплаткой,
но другого способа вставить сердце у меня нет.
   - Заплатка - это не страшно! - воскликнул обрадованный Дровосек. - Вы
очень добрый человек, и я никогда не забуду того, что вы для меня сдела-
ли.
   - Не стоит благодарности, - скромно отвечал Оз.
   Дровосек вернулся к друзьям, и они сердечно поздравили его.
   Наступила очередь Трусливого Льва. Он подошел к дверям тронного  зала
и постучал.
   - Входите, - отозвался Оз.
   - Я за храбростью, - напомнил Лев входя.
   - Отлично, - сказал человечек. - Сейчас вы ее получите.
   Оз подошел к буфету и, встав на цыпочки, достал с верхней полки зеле-
ную квадратную бутылку, содержимое которой вылил в красивое резное золо-
тисто-зеленое блюдо. Он поставил блюдо перед  Трусливым  Львом,  который
подозрительно обнюхал его.
   - Пейте! - распорядился Оз.
   - Что это? - недоверчиво спросил Лев.
   - Храбрость. Вернее, это станет храбростью, когда вы примете снадобье
внутрь. Храбрость ведь наше внутреннее свойство. Советую вам  выпить  не
мешкая.
   Лев не заставил себя просить вторично. Он тут же  вылакал  содержимое
блюда.
   - Ну, как вы себя чувствуете? - осведомился Оз.
   - Я полон храбрости, - ответил Лев и весело помчался к друзьям  поде-
литься своей радостью.
   Оставшись один, Оз хитро улыбнулся, радуясь, как удачно он  вышел  из
трудного положения, дав Страшиле, Железному Дровосеку и Трусливому  Льву
именно то, что они так хотели получить.
   "Ну как после этого не быть обманщиком, - размышлял он, -  ведь  меня
буквально силком заставляют делать то, что, как известно, сделать невоз-
можно! Что и говорить, мне было легко исполнить желания Страшилы, Дрово-
сека и Льва, потому что они вообразили, что я всемогущ. Но чтобы  отпра-
вить Дороти в Канзас, одного воображения маловато. А как это сделать,  я
не знаю!"


   17. ВОЗДУШНЫЙ ШАР

   Три дня Дороти не получала от Оза никаких известий.  Это  были  очень
грустные дни для девочки, хотя ее друзья радовалсь вовсю. Страшила гово-
рил, что в его голове шевелятся удивительные мысли, но поделиться ими он
не может, так как уверен, что никто, кроме него, не в состоянии  их  по-
нять. Железный Дровосек рассказывал, что, когда он бродит по дворцу, его
сердце гулко бьется в груди и он уже успел почувствовать, что  оно  куда
более доброе и любящее, чем то, что было у него раньше, когда он был че-
ловеком из плоти и крови. Лев заявил, что он не боится никого на земле и
с удовольствием вступил бы в бой с армией людей  или  десятком  свирепых
Калидасов.
   Таким образом, радовались все, кроме  Дороти,  которой  сильней,  чем
прежде, хотелось домой в Канзас.
   На четвертый день, к ее великой радости, Оз согласился ее принять, и,
когда она переступила порог тронного зала, Оз сказал:
   - Присядь, пожалуйста, дитя мое. Кажется, я придумал, как  тебе  выб-
раться отсюда.
   - И вернуться домой в Канзас? - с надеждой спросила она.
   - Ну, насчет Канзаса я не могу ничего обещать, -  пробормотал  Оз,  -
потому что не знаю, в какой он стороне. Но главное - пересечь  Гибельную
Пустыню, а там уж нетрудно будет попасть и в Канзас.
   - Как же мне пересечь пустыню?
   - Сейчас я все расскажу, - отозвался человечек. - Дело в том,  что  в
эту страну меня занесло на воздушном шаре.  Твой  домик  забросило  сюда
ураганом Поэтому, похоже, и выбраться отсюда можно  только  по  воздуху.
Мне не под силу взять и сделать ураган, но я  хорошенько  поразмыслил  и
думаю, что воздушный шар я сделать могу.
   - Как? - спросила Дороти.
   - Воздушный шар, - пояснил Оз, - делается из шелка и наполняется лег-
ким водородом. У меня во дворце шелка видимо-невидимо, поэтому сшить шар
не составит труда. Но здесь нигде не найти водорода, а без него  шар  не
взлетит.
   - Но если шар не взлетит, - заметила Дороти, - то какой  же  от  него
толк?
   - Верно, - согласился Оз. - Но есть и другой способ заставить его ле-
тать - наполнить горячим воздухом. Конечно,  водород  гораздо  надежнее.
Ведь если горячий воздух остынет, шар упадет в пустыне, и тогда нам  ко-
нец.
   - Нам? - воскликнула девочка. - Вы полетите вместе со мной?
   - Ну конечно, - сказал Оз. - Мне надоело быть обманщиком. Если я вый-
ду из дворца, горожане живо обнаружат, что я никакой не волшебник  и  не
мудрец. А тогда они страшно рассердятся на меня за то, что я  так  долго
водил их за нос. Поэтому мне приходится жить взаперти, а это очень  уто-
мительно. Лучше я вернусь с тобой в Канзас и снова поступлю  работать  в
цирк.
   - Я с удовольствием полечу вместе с вами, - обрадовалась Дороти.
   - Благодарю тебя, - отозвался Оз. - Ну а если ты  готова  помочь  мне
сделать шар, мы можем приниматься за работу хоть сейчас.
   Дороти взяла нитку и иголку и стала сшивать куски шелка, которые  на-
резал Оз. Сначала Оз приготовил кусок светло-зеленого шелка, потом кусок
темно-зеленого шелка и наконец кусок изумрудного  шелка.  Ему  хотелось,
чтобы шар состоял из всех оттенков зеленого. На  шитье  ушло  целых  три
дня, но наконец работа была закончена, и получился огромный мешок - мет-
ров шесть длиной.
   Оз смазал изнанку тонким слоем клея, чтобы шелк не пропускал  воздух,
после чего объявил, что шар готов.
   - Только надо сделать еще корзину, где мы будем находиться, - добавил
он и послал Солдата с Зелеными  Бакенбардами  за  большой  корзиной  для
белья, которую привязал веревками к нижней части шара.
   Когда все было готово, Оз объявил жителям Изумрудного Города, что со-
бирается в гости к старшему брату, живущему за облаками. Новость  быстро
распространилась по городу,  и  собралась  огромная  толпа,  чтобы  при-
сутствовать при этом удивительном событии.
   По приказу Волшебника воздушный шар поставили на площади перед  двор-
цом. Железный Дровосек нарубил много дров и теперь устроил из них огром-
ный костер. Нагретый воздух поступал прямо в шар, отчего тот стал разбу-
хать и наконец раздулся до предела. Шар так и рвался в небеса, и все уже
было готово к отбытию.
   Оз забрался в корзину и громко объявил собравшимся:
   - Я отправляюсь в гости. В мое отсутствие вами будет править  Страши-
ла. Слушайтесь его, как вы слушались меня.
   К этому времени воздушный шар до отказа натянул  канат,  которым  был
привязан к земле. Горячий воздух гораздо легче холодного, и он тащил шар
вверх.
   - Быстро, Дороти! - окликнул ее Оз. - Торопись, а то шар сейчас взле-
тит.
   - Я не могу нигде найти Тотошку! - в отчаянии крикнула девочка, кото-
рая не хотела улетать без своего маленького песика. Как  назло,  Тотошка
погнался за кошкой и затерялся в толпе. Наконец  Дороти  разыскала  его,
подхватила на руки и побежала к шару.
   До шара оставалось лишь несколько шагов, и Оз уже протянул руки, что-
бы помочь ей взобраться в корзину, но в этот момент канат с треском лоп-
нул и шар стал медленно подниматься - ввысь без нее.
   - Вернитесь! - звала девочка. - Я тоже хочу лететь!
   - Не могу! - кричал с шара Оз. - Прощай, Дороти! Прощайте все!
   - Прощайте! - кричали собравшиеся, пристально глядя, как шар поднима-
ется все выше и выше.
   Больше они не видали Оза, Волшебника Изумрудного Города, который, на-
верное, благополучно долетел до Омахи. Горожане вспоминали его с любовью
и говорили:
   - Оз всегда был нашим другом. Он построил для нас прекрасный Изумруд-
ный Город, а когда решил нас покинуть, оставил правителем Мудрого  Стра-
шилу.


   18. ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЮГ

   Дороти горько оплакивала крушение надежды вернуться домой, в  Канзас,
но потом, когда еще раз все обдумала, то решила, что, может быть, и  хо-
рошо, что она не отправилась в опасное путешествие на воздушном шаре. Но
ей было жаль расставаться с Озом и ее друзьям тоже.
   Железный Дровосек зашел к ней и сказал:
   - Я проявил бы неблагодарность, если бы равнодушно отнесся к  разлуке
с человеком, который даровал мне такое прекрасное  сердце.  Мне  хочется
немного поплакать, но кто-то должен вытирать мне слезы, чтобы я не  зар-
жавел. Ты мне не поможешь?
   - С удовольствием, - ответила Дороти и взяла полотенце.
   Железный Дровосек зарыдал в три ручья, а  Дороти  заботливо  вытирала
слезы. Отплакавшись, он поблагодарил ее и тщательно смазал себя  из  се-
ребряной масленки - на всякий случай.
   Теперь Изумрудным Городом правил Страшила, и, хотя он не был ни  вол-
шебником, ни мудрецом, горожане очень им гордились.
   "Нет другого города на земле, - говорили они, - где правителем был бы
набитый соломой и огрубями человек".
   И они, разумеется, были абсолютно правы.
   На следующее утро после отлета Оза друзья встретились в тронном зале,
чтобы обсудить дела. Страшила восседал на мраморном троне,  а  остальные
почтительно стояли рядом.
   - Не так уж нам и не повезло, - изрек новый  правитель.  -  Дворец  и
Изумрудный Город принадлежат нам, и мы можем делать все, что нам  забла-
горассудится. Когда я вспоминаю, что еще совсем недавно торчал в поле на
шесте и отпугивал ворон от кукурузы, а теперь правлю прекрасным городом,
то радуюсь своей судьбе.
   - Я тоже доволен судьбой, - сказал Железный Дровосек. - Я получил то,
что хотел, - новое сердце.
   - Мне тоже грех жаловаться. Ведь в храбрости я не уступлю  ни  одному
из зверей, - скромно заметил Лев.
   - Если бы Дороти согласилась остаться в Изумрудном Городе, -  заметил
Страшила, - мы зажили бы очень счастливо.
   - Но я не хочу здесь оставаться, - возразила Дороти. - Я хочу домой в
Канзас, к дяде Генри и тете Эм.
   - Что же делать? - спросил Железный Дровосек.
   Страшила задумался, и думал он так усердно, что из головы полезли бу-
лавки и иголки. Наконец он сказал:
   - Почему бы не позвать Летучих Обезьян и не  попросить  их  перенести
Дороти через пустыню?
   - Мне это не приходило в голову! - воскликнула девочка. - Сейчас сбе-
гаю за Золотой Шапкой.
   Она вскоре вернулась в тронный зал  с  Шапкой,  произнесла  волшебные
слова, и тотчас же в  открытые  окна  одна  за  другой  влетели  Летучие
Обезьяны и окружили ее.
   Предводитель поклонился девочке.
   - Ты вызываешь нас во второй раз. Чего ты хочешь?
   - Я хочу, чтобы вы перенесли меня в Канзас, - попросила Дороти.
   Но Предводитель Летучих Обезьян покачал головой:
   - Это невозможно. Мы живем в этой стране и не можем покидать ее  пре-
делы. В Канзасе не было еще ни одной Летучей Обезьяны и, я думаю, никог-
да не будет, потому что там им не место. Мы рады сделать все, что ты по-
желаешь, но не имеем права перелетать через пустыню. До свидания!
   Предводитель еще раз поклонился, расправил крылья и вылетел в окно, а
за ним вся его стая.
   Дороти была готова расплакаться от досады.
   - Я зря истратила второе желание, - пожаловалась она. -  Обезьяны  не
смогли мне помочь!
   - Это очень обидно, - согласился добросердечный Железный Дровосек.
   Страшила снова задумался, и его голова так раздулась, что Дороти  ис-
пугалась, как бы она не лопнула.
   - Надо позвать Солдата с Зелеными Бакенбардами, - наконец решил он, -
и спросить у него совета.
   Послали за Солдатом. Вскоре он робко вошел в тронный зал и остановил-
ся, неловко переминаясь с ноги на ногу. До этого он никогда здесь не бы-
вал.
   - Эта маленькая девочка, - сказал Солдату Страшила, - хочет  пересечь
Гибельную Пустыню. Как это сделать?
   - Не знаю, - ответил Солдат. - Никто из жителей этой  страны  никогда
не пересекал пустыню, кроме великого Оза.
   - Неужели никто не может мне помочь? - встревожилась Дороти.
   - Разве что Глинда, - последовал ответ.
   - Кто такая Глинда? - спросил Страшила.
   - Волшебница Юга. Это самая могущественная из всех волшебниц, и  пра-
вит она Страной Кводлингов. Кроме того, ее замок расположен недалеко  от
края пустыни. Возможно, она знает способ пересечь ее.
   - Значит, Глинда, добрая волшебница? - переспросила девочка.
   - Кводлинги утверждают, что добрая, - сказал Солдат. - И еще  я  слы-
шал, что это очень красивая женщина, она знает секрет вечной молодости.
   - Как попасть в ее замок? - полюбопытствовала Дороти.
   - Дорога к нему идет прямо на юг, - отвечал Солдат,  -  но,  говорят,
путников там подстерегает немало опасностей. В лесах водятся хищные зве-
ри, и еще дорога проходит через места, где живут очень сгранные  сущест-
ва, которые не любят пропускать через свои земли чужестранцев. Именно по
этой причине Кводлинги никогда не появляются в Изумрудном Городе.
   После того как Солдат ушел, Страшила сказал:
   - Судя по всему, Дороти придется совершить путешествие на юг к Глинде
и попросить помочь ей, хотя дорога туда, как сказал Солдат, полна  опас-
ностей. Ведь если Дороти останется в Изумрудном Городе, она  никогда  не
вернется в Канзас.
   - Ты, судя по всему, долго думал, чтобы придумать такую умную вещь, -
предположил Дровосек.
   - Конечно, - подтвердил Страшила.
   - Я отправлюсь с Дороти, - заявил Лев. -  Мне  уже  немножко  надоело
жить в городе и хочется обратно в лес, на природу. Я ведь лесной  зверь.
Кроме того, надо, чтобы кто-то охранял ее в пути.
   - Правильно, - согласился Железный Дровосек. - Мой топор может  очень
пригодиться. Я тоже отправлюсь на юг.
   - Когда выступаем? - спросил Страшила.
   - А ты тоже идешь с нами? - удивились все.
   - А как же иначе? Если б не Дороти, у меня не  было  бы  мозгов.  Она
сняла меня с шеста на кукурузном поле и взяла с собой в  Изумрудный  Го-
род. Я ей очень обязан и потому буду всегда сопровождать ее повсюду, по-
ка она не отправится к себе домой в Канзас.
   - Спасибо! - растроганно воскликнула Дороти. - Вы такие хорошие! Но я
бы хотела отправиться в дорогу как можно скорее.
   - Мы отправимся завтра, - решил Страшила.  -  Давайте  поторопимся  с
приготовлениями. Путешествие будет долгим.


   19. ВОЮЮЩИЕ ДЕРЕВЬЯ

   На следующее утро Дороти расцеловалась с Зеленой Служанкой и  обменя-
лась рукопожатиями с Солдатом с Зелеными Бакенбардами, который  проводил
их до городских ворот. Когда Страж Городских Ворот увидел друзей  и  уз-
нал, что они снова затеяли путешествие, он сильно удивился, так  как  не
мог взять в толк, зачем  самим  напрашиваться  на  неприятности.  Но  он
отомкнул ключом замочки на очках, сложил их в зеленый ящик, а взамен вы-
дал путешественникам немало напутствий и добрых пожеланий.
   - Теперь вы наш повелитель, - заметил он Страшиле, - так что  возвра-
щайтесь поскорей.
   - Вернусь, как только смогу, - пообещал Страшила. - Но сначала я дол-
жен помочь Дороти вернуться к себе домой в Канзас.
   На прощание Дороти сказала добродушному Стражу:
   - Меня замечательно принимали в вашем прекрасном городе, и  все  были
очень ко мне добры. Я просто не могу выразить, до чего я вам всем благо-
дарна.
   - И не пытайся, моя милая, - сказал Страж. - Мы были бы рады, если бы
ты осталась с нами насовсем, но раз тебе хочется в  Канзас,  желаю  тебе
поскорее попасть туда. - С этими словами он распахнул внешние ворота,  и
друзья оказались за городскими стенами.
   Путники зашагали на юг, и солнце светило им в лицо. Они были в отлич-
ном настроении и много смеялись. Дороти мечтала, как вернется  домой,  а
Страшила и Дровосек были готовы на все, чтобы ее мечта сбылась. Что  ка-
сается Льва, то он с наслаждением вдыхал чистый воздух  и  весело  махал
хвостом. Тотошка с радостным лаем носился вокруг, гоняясь за бабочками и
мотыльками.
   - Городская жизнь не по мне, - рассуждал Лев на ходу. - С тех пор как
я ушел из леса, я сильно похудел, да к тому же мне не терпится  показать
другим зверям, какой я стал храбрый.
   Друзья обернулись, чтобы бросить прощальный взгляд на Изумрудный  Го-
род. Отсюда они видели только верхушки домов за зелеными стенами, а так-
же купол и шпиль дворца Оза.
   - В конце концов, Оз не такой уж плохой волшебник, - заметил Железный
Дровосек, не без удовольствия ощущая, как бьется у него  в  груди  новое
сердце.
   - Он смог дать мне мозги - и притом очень даже хорошие мозги, - подт-
вердил Страшила.
   - Если бы Оз принял порцию храбрости, что дал мне, он стал бы храбре-
цом, - прибавил Лев.
   Дороти промолчала. Оз не сдержал данное ей обещание, но  он  старался
изо всех сил, и потому она на него не сердилась. Он и в самом деле,  на-
верное, был неплохой человек, даже если и оказался никудышным  волшебни-
ком.
   В первый день путешественники шли по зеленым лугам, пестревшим яркими
цветами. Поля эти окружали Изумрудный Город со всех сторон. Друзья зано-
чевали на траве под открытым небом, усыпанном крупными звездами, и очень
хорошо отдохнули.
   Утром они снова пустились в путь и пришли в густой  лес.  Обойти  его
было нельзя - он тянулся и вправо и влево, насколько хватало взгляда, но
и потому друзья не хотели отклоняться от взятого направления,  чтобы  не
потеряться, стали искать, где бы удобнее было войти в лес.
   Страшила, который шел впереди, увидел большое дерево с такими  раски-
дистыми ветвями, что под ними можно было удобно пройти. Но когда он  по-
дошел к дереву, ветви опустились, оплели его, и не успел он  опомниться,
как неведомая сила оторвала его от земли и швырнула назад, к друзьям.
   Страшила не ушибся, но сильно удивился.
   - Вон там еще просвет между деревьями! - сказал Лев.
   - Давайте я опять рискну, - предложил Страшила. - Мне ведь не  больно
падать. - С этими словами он подошел туда, куда показывал Лев, но  снова
ветви сплелись вокруг него и отбросили назад.
   - Ничего себе лес! - воскликнула Дороти. - Что же нам делать?
   - Деревья, похоже, решили объявить нам войну, - догадался Лев, -  они
хотят заставить нас отступить.
   - Придется мне немножко поработать, - сказал Железный Дровосек,  и  с
топором на плече решительно зашагал к дереву, что так грубо обошлось  со
Страшилой.
   Когда к нему потянулась большая ветка, Дровосек ударил по ней топором
с такой силой, что разрубил ее пополам. Дерево закачало ветвями,  словно
от боли, но не помешало Дровосеку войти в лес.
   - За мной! - крикнул он друзьям. - И побыстрей! Путешественники бегом
кинулись к дереву и прошли под его ветвями без помех. Только Тотошку ух-
ватила маленькая ветка и стала трясти его так, что он завыл. Но  тут  на
помощь песику подоспел Дровосек и, отрубив ветку, освободил Тотошку.
   Прочие деревья в лесу вели себя  смирно  и  никому  не  мешали  идти.
Друзья решили, что только деревья по  краям  ведут  себя  так  необычно,
словно полицейские, не пускающие людей куда не положено.
   Путешественники без приключений прошли через весь лее. Но тут,  к  их
великому удивлению, они натолкнулись на высокую-превысокую  стену,  сде-
ланную, по всей видимости, из белого китайского фарфора. Стена была выше
самого высокого из путников, и поверхность ее была гладкая, как у фарфо-
рового блюда.
   - Что же теперь делать? - спросила Дороти.
   - Я сколочу лестницу, - сказал Железный Дровоисек. - Нам  надо  пере-
лезть через стену.


   20. В ФАРФОРОВОЙ СТРАНЕ

   Пока Дровосек мастерил лестницу, Дороти прилегла  и  заснула,  потому
что успела устать от долгого пути. Лев тоже свернулся клубочком и задре-
мал, а Тотошка устроился рядом с ним.
   Страшила глядя, как работает Железный Дровосек задумчиво произнес:
   - Никак не могу сообразить, почему здесь стоит эта стена,  во-первых,
и из чего она сделана, во-вторых.
   - Дай отдохнуть своим мозгам и не волнуйся, - Оказал в  ответ  Дрово-
сек. - Я сделаю лестницу, мы перелезем на ту сторону, и все тебе  станет
ясно.
   Векторе лестница была готова. Вид у нее был довольно  неказистый,  но
Дровосек не сомневался, что она выдержит любого из них. Страшила  разбу-
дил Дороти, Льва и Тотошку и объявил, что лестница  в  их  распоряжении.
Первым полез Страшила, но он был таким неуклюжим,  что  Дороти  пришлось
лезть вслед за ним и поддерживать, чтобы он не свалился. Когда  Страшила
взобрался достаточно высоко, чтобы видеть, что там, на той  стороне,  он
только воскликнул:
   - Вот это да!
   - Лезь дальше! - крикнула сзади Дороти.
   Страшила стал карабкаться дальше и, взобравшись на стену, сел на ней.
В это время над стеной показалась голова Дороти, и она тоже, как и Стра-
шила, воскликнула:
   - Вот это да!
   Показался Тотошка, посмотрел и стал лаять, но  Дороти  приказала  ему
замолчать.
   Затем полезли Лев и Железный Дровосек, и  каждый  из  них,  достигнув
края стены, произносил те же слова: "Вот это да!"
   Наконец все уселись рядышком на стене и уставились на открывшуюся  им
удивительную картину. Перед ними расстилалась плоская и  белая  равнина,
ни дать ни взять дно гигантской фарфоровой тарелки. То здесь то там сто-
яли дома из чистого фарфора, раскрашенного в яркие  цвета.  Домики  были
маленькие - самый большой из них был по пояс Дороти. Возле домов  распо-
лагались фарфоровые амбарчики, а вокруг них - фарфоровые заборчики. Ста-
да фарфоровых овец и коров мирно паслись на фарфоровых лужайках. Лошади,
куры и свиньи тоже были фарфоровыми.
   Но самыми странными  существами  в  этой  странной  стране  оказались
все-таки люди. Друзья разглядывали пастушек и доярок; принцесс в роскош-
ных нарядах; пастухов в полосатых штанах до колен - полосы были  розовы-
ми, желтыми и голубыми - и в башмаках с золотыми пряжками; королей в ат-
ласных камзолах и горностаевых мантиях, с золотыми коронами,  усыпанными
драгоценными камнями; смешных клоунов с румянцем во всю щеку и в высоких
остроконечных колпаках. И люди, и их одежда были, разумеется, из  фарфо-
ра. Жители Фарфоровой Страны были очень маленькими - по колено Дороги.
   Сначала никто не обращал на путников  никакою  внимания.  Только  ма-
ленькая фиолетовая собачка с большой головой подбежала к стене,  полаяла
тоненьким голоском и убежала.
   - Как же нам слезть со стены? - растерянно спросила Дороти.
   Лестница, сколоченная Железным Дровосеком, оказалась  гакой  тяжелой,
что втащить ее за собой не удалось. Тогда Страшила прыгнул первым, а ос-
тальные попадали на него, чтобы не ушибиться  о  твердую  белую  поверх-
ность. Конечно, они старались не угодить ему на голову, памятуя об игол-
ках и булавках. Когда все благополучно приземлились, они подняли Страши-
лу, чье туловище сильно расплющилось, взбили его, как подушку,  и  снова
привели в нормальное положение.
   - Надо пройти через эту загадочную страну, - сказала Дороти, - не бу-
дем отклоняться от нашего направления.
   Они двинулись по Фарфоровой Стране, и первое, что попалось им на гла-
за, - это фарфоровая доярка, доившая фарфоровую корову. Когда они  приб-
лизились, корова вдруг лягнула ногой и опрокинула табуреточку,  ведро  и
доярку, и они с грохотом повалились на фарфоровый пол.
   Дороти с ужасом заметила, что у коровы отломилась нога, ведро превра-
тилось в черепки, а у бедной доярки на левом локте появилась трещина.
   - Смогрите, что вы наделали! - сердито крикнула им девушка. - Моя ко-
рова сломала себе ногу, и теперь мне надо вести бедняжку  в  мастерскую,
чтобы там ее починили. Зачем вы расхаживаете тут и пугаете коров?
   - Извините, - смутилась Дороти. - Не сердитесь на нас, пожалуйста.
   Но фарфоровая девушка была так недовольна, что даже и не подумала от-
ветить. Она, надувшись, подобрала ногу и увела корову, неловко  ковыляв-
шую на оставшихся трех ногах. Девушка шла и  то  и  дело  оборачивалась,
бросая через плечо негодующие взгляды, прижимая к боку поврежденный  ло-
коть.
   Этот случай очень расстроил Дороти. Дровосек тоже огорчился.
   - Нам надо быть здесь очень внимательными, - сказал он, - а то мы пе-
реколотим весь этот симпатичный фарфоровый народец.
   Чуть дальше им встретилась изящно наряженная принцесса, которая, уви-
дев путников, остановилась как вкопанная. Затем она попыталась  спастись
бегством. Дороти хотела рассмотреть ее получше и потому побежала  вслед,
но фарфоровое создание закричало что есть мочи:
   - Не надо! Не надо!
   В голосе ее был такой испуг, что Дороти остановилась и спросила:
   - Почему вы так меня испугались?
   Принцесса, пробежав еще немножко, остановилась на безопасном расстоя-
нии и перевела дух.
   - Потому что на бегу я могу поскользнуться, упасть и разбиться.
   - Но разве вас нельзя починить?
   - Можно, конечно, но после починки я уже не буду такой хорошенькой, -
пояснила принцесса.
   - Пожалуй, вы правы, - согласилась Дороти.
   - Вон идет мистер Джокер, один из наших клоунов, - сказала принцесса.
- О, его хлебом не корми, а дай постоять на голове. Он падал и разбивал-
ся так часто, что, наверное, состоит из тысячи склеенных между собой ку-
сочков. Хорошеньким его никак не назовешь. Можете посмотреть и убедиться
сами.
   Действительно, к ним приближался  веселый  маленький  клоун  в  ярком
красно-желто-зеленом наряде. Дороти заметила, что он весь покрыт  трещи-
нами. Это означало, что его много раз чинили и склеивали.
   Клоун надул щеки, сунул руки в карманы и, покивав головой  в  сторону
Дороти, произнес озорным голосом:
   Дорогая девица!
   Почему ваши лица
   На меня смотрят так,
   Словно вас ест червяк?
   - Замолчите сейчас же! - строго приказала принцесса. -  Разве  вы  не
видите, что это чужестранцы и к ним надо относиться с уважением.
   - В знак уважения начнем представление! - вскричал клоун и тотчас  же
встал на голову.
   - Не обижайтесь на мистера Джокера, - обратилась к путникам  принцес-
са, - из-за всех этих починок у него неважно с головой. Порой  он  ведет
себя очень глупо.
   - Я не обижаюсь на него, - ответила Дороти. - Но вы такая красивая  и
так мне нравитесь, что я бы с удовольствием взяла вас с собой в Канзас и
поставила на полку над очагом в доме дяди Генри и тети Эм. Вы не соглас-
ны? Я бы положила вас в корзинку.
   - Это меня весьма огорчило бы, -  призналась  принцесса.  -  В  нашей
стране мы живем в свое удовольствие, гуляем и разговариваем сколько душе
угодно. Но если кто-то забирает нас отсюда, мы сразу  каменеем  и  можем
только стоять неподвижно, как украшение. Разумеется, ничего  другого  от
нас и не требуют, когда расставляют на полочках и этажерках, и  столиках
в гостиных, но все же жить здесь куда приятнее, чем в ваших странах.
   - Мне не хотелось бы сделать вас несчастной, - сказала Дороти, -  так
что всего хорошего!
   Друзья осторожно прошествовали через всю Фарфоровую Страну. Маленькие
люди и живогные старались не попадаться им под ноги во избежание  столк-
новений, и примерно через час путники благополучно прошли всю  страну  и
подошли еще к одной фарфоровой стене. Она оказалась не такой высокой, и,
взобравшись на спину Льва, друзья смогли залезть на нее. Затем Лев  при-
сел и прыгнул. На стену он попал, но при этом хвостом  смахнул  церковь,
которая упала и разбилась вдребезги.
   - Нехорошо получилось, - заметила Дороти. - Впрочем, хорошо еще,  что
мы не причинили этим людям большего ущерба, чем отбитая  нога  коровы  и
церковь. Какое здесь все хрупкое!
   - Это точно, - согласился Страшила. - Какое счастье, что я сделан  из
соломы и меня нельзя разбить. Так что быть соломенным Страшилой - не са-
мая худшая участь.


   21. ЛЕВ СТАНОВИТСЯ ЦАРЕМ ЗВЕРЕЙ

   Спустившись с фарфоровой стены, путешественники оказались в  неприят-
ной заболоченной местности, где все поросло высокой травой.  Трава  была
такая густая, что трудно было находить дорогу среди ям и трясин. Но пут-
ники шли очень осторожно и наконец добрались до сухой и  твердой  почвы.
Но радости им это не прибавило, потому что места были глухими  и,  прод-
равшись сквозь густой колючий кустарник, друзья оказались  в  еще  более
дремучем лесу, чем те, что попадались им раньше.
   - Какая красота, - сказал Лев, весело оглядываясь по  сторонам.  -  В
жизни не видел мест прекраснее!
   - На мой вкус, здесь как-то мрачновато, - пробормотал Страшила.
   - Ничего подобного! - возразил Лев. - Я готов провести здесь всю  ос-
тавшуюся жизнь. Смотри, какая мягкая здесь опавшая листва, какой зеленый
мох на деревьях! Настоящие хищные звери только мечтают о таком лесе.
   - Возможно, в нем и впрямь хватает хищных зверей, - сказала Дороти.
   - Скорее всего, - не стал спорить Лев, - только что-то пока я  их  не
вижу.
   Они шли по лесу, пока не сгустились сумерки и дальше  идти  уже  было
нельзя. Лев, Дороти и Тотошка легли спать, а Страшила и Железный  Дрово-
сек, как обычно, стали охранять их сон.
   Наутро друзья снова двинулись в путь. Но не успели они  далеко  уйти,
как услышали странный гул, напоминавший рычание десятков  зверей  сразу.
Тотошка тихо заскулил, но никто, кроме него, не испугался.  Они  шли  по
протоптанной тропинке, пока не оказались на большой поляне, где  увидели
множество самых разных зверей. Там были тигры и слоны,  медведи,  волки,
лисы и все прочие лесные жители. Сперва Дороти стало не по себе. Но  Лев
объяснил, что животные устроили сходку и, судя по их голосам,  стряслась
какая-то беда.
   Не успел он договорить, как звери увидели его, и на поляне вдруг нас-
тупила благоговейная тишина. Один из самых  больших  тигров  подошел  ко
Льву, поклонился и сказал:
   - Добро пожаловать, царь зверей. Ты пришел  вовремя,  чтобы  победить
врага и снова установить мир в нашем лесу.
   - А что случилось? - осведомился Лев.
   - Всем нам угрожает страшный враг, который недавно здесь поселился, -
начал рассказывать Тигр. - Это жуткое чудовище, гигантский паук размером
со слона, и лапы у него толстые и крепкие, как стволы деревьев. А  всего
их у него восемь. Он ползет по лесу, намечает себе жертву, хватает ее  и
пожирает, словно муху. Пока это чудовище живет в нашем  лесу,  всем  нам
угрожает гибель, вот мы и собрались, чтобы обсудить наше положение и по-
думать, как избавиться от беды.
   Лев на мгновение задумался.
   - В этом лесу есть еще львы? - осведомился он.
   - Нет. Раньше были, но паук съел их всех до одного. Правда, они  были
не такие крупные и храбрые, как ты.
   - Если я уничтожу вашего врага, признаете ли вы меня царем зверей?  -
снова задал вопрос Лев.
   - Обязательно признаем, - ответил  Тигр,  и  все  звериное  собрание,
словно мощное эхо, повторило:
   - Обязательно!
   - Где этот ваш паук-великан? - спросил Лев.
   - Вон там, в той дубраве, - сказал Тигр, указывая передней лапой.
   - Охраняйте моих друзей, - распорядился Лев. - А я пойду разберусь  с
этим чудовищем.
   Он попрощался со своими товарищами и гордо зашагал навстречу врагу.
   Когда Лев наконец отыскал паука, тот спал. У него был настолько  отв-
ратительный вид, что Лев сморщил нос. Тигр сказал правду: лапы  у  паука
были длинные и толстые, а туловище поросло грубым черным волосом.  Пасть
чудовища была полна острых длинных зубов, но огромная голова и массивное
туловище соединялись тонкой, как осиная талия, шеей. Лев сразу  догадал-
ся, что это самое уязвимое место. И еще он сообразил, что  лучше  атако-
вать врага спящим и не ждать, когда тот проснется.  Поэтому  он  недолго
думая прыгнул на спину чудовища. Одним ударом мощной лапы с острыми ког-
тями он снес пауку голову. Лапы чудовища  судорожно  задергались,  затем
паук застыл, и Лев понял, что победил.
   Он вернулся на поляну, где лесные звери, затаив дыхание, ждали его, и
гордо возвестил:
   - Вам больше некого бояться в этом лесу!
   После этого звери объявили Льва царем зверей, и он обещал вернуться к
ним, как только поможет Дороти отправиться к себе в Канзас.


   22. СТРАНА КВОДЛИНГОВ

   Четверо путешественников благополучно завершили переход по лесу,  но,
когда он кончился, обнаружили, что перед ними большая гора с каменистыми
крутыми склонами.
   - Ничего не поделаешь, - заметил Страшила. - Придется карабкаться  на
гору, хотя это и нелегко.
   С этими словами он двинулся вперед, а остальные последовали  за  ним.
Они дошли до первого большого валуна, как вдруг услышали грубый окрик:
   - Назад!
   - Кто это кричит? - спросил Страшила.
   Тогда над камнем показалась голова и раздался тот же голос:
   - Это наша гора, и мы не разрешаем никому залезать на нее.
   - Но нам обязательно надо перейти через нее, - сказал Страшила. -  Мы
идем в Страну Кводлингов.
   - Как бы не так, - возразил голос, и  из-за  камня  появился  человек
очень странного вида.
   Это был приземистый крепыш с большой головой и совершенно плоской ма-
кушкой. У него была толстая морщинистая шея, а рук не было вовсе.  Огля-
дев незнакомца, Страшила решил, что уж этот-то безрукий человечишко вряд
ли сможет помешать им пройти. Поэтому он произнес:
   - Как это ни печально, но мы вынуждены вас ослушаться и перейти через
вашу гору, нравится вам это или нет, - и храбро двинулся вперед.
   Внезапно шея человека удлинилась, и он ударил своей плоской  макушкой
Страшилу в живот, отчего тот кубарем полетел с  горы.  После  этого  шея
снова втянулась, и человек хрипло захохотал:
   - Не так-то это просто, как вам кажется!
   Его слова утонули в раскатах смеха, и на  горе  появились  сотни  его
приятелей, до этого скрывавшихся за камнями и валунами.
   Этот смех, вызванный неудачей Страшилы, страшно разозлил Льва. С гро-
мовым рычанием, разнесенным эхом по всей округе,  он  ринулся  вверх  по
склону.
   Еще раз выстрелила голова на длинной шее,  и  могучий  зверь,  словно
сраженный пушечным ядром, покатился вниз к подножию горы.
   Дороти подбежала к Страшиле и помогла ему подняться на ноги. Затем  к
ней, хромая, подошел смущенный и сердитый Лев и сказал:
   - С этими Стреляющими Головами не поборешься. На них у нас нет  упра-
вы.
   - Что же тогда делать?
   - Надо вызвать Летучих Обезьян, - предложил Железный  Дровосек.  -  У
тебя осталось еще одно желание.
   - Пусть будет так, - согласилась девочка.
   Она надела Золотую Шапку и произнесла заклинания. Обезьяны, как всег-
да, не заставили долго ждать, и через несколько секунд вся стая уже соб-
ралась у подножия горы.
   - Что тебе угодно? - спросил Предводитель, низко поклонившись Дороти.
   - Перенесите нас через гору в Страну Кводлингов, - произнесла  девоч-
ка.
   - Будет сделано, - отозвался Предводитель, и Летучие Обезьяны подхва-
тили четверых друзей и Тотошку и поднялись в воздух. Когда они пролетали
над горой, Стреляющие Головы страшно злились и вытягивали шеи  изо  всех
сил, но не могли достать путешественников, которых Летучие Обезьяны бла-
гополучно перенесли через гору и доставили в красивую Страну Кводлингов.
   - Ты нас вызывала последний раз, - напомнил Предводитель. - Прощай же
и да сопутствует тебе удача.
   - Прощайте и большое вам спасибо, - сказала Дороти.
   В Стране Кводлингов люди жили счастливо и богато.  Хорошо  вымощенные
дороги бежали мимо полей, где зрели пшеница и кукуруза,  через  журчащие
речки были переброшены крепкие мосты. Заборы, дома и мосты были розового
цвета, точно так же, как в Стране Мигунов преобладал желтый  цвет,  а  в
Стране Жевунов - голубой. Сами Кводлинги - крепкие, упитанные коротышки,
на вид очень добродушные - были одеты в розовое, что красиво  смотрелось
на фоне зеленой травы и желтой спелой пшеницы.
   Летучие Обезьяны опустились со своими пассажирами возле дома фермера.
Когда Дороти подошла к двери и постучала, им открыла симпатичная фермер-
ша. Дороти попросила чегонибудь поесть, и добрая женщина угостила их от-
менным обедом с тремя видами пирогов и четырьмя видами печенья, а Тотош-
ка получил чашку молока.
   - Далеко ли до замка Глинды? - задала вопрос Дороти.
   - Не очень, - отвечала фермерша, - идите все на юг  и  скоро  вы  его
увидите.
   Поблагодарив гостеприимную хозяйку, путники с новыми силами продолжи-
ли поход. Они шли мимо ухоженных полей, переходили через речки по  хоро-
шеньким мостикам и наконец увидели очень красивый замок. У ворот дежури-
ли три красивые девушки в розовой форме,  украшенной  золотой  строчкой.
Когда Дороти подошла к ним, одна из них спросила:
   - Зачем пожаловали в Южную Страну?
   - Чтобы увидеть вашу правительницу, Добрую Волшебницу Глинду, - отве-
чала Дороти. - Вы не проведете меня к ней?
   - Скажи, как тебя зовут, и я узнаю у Глинды,  согласна  ли  она  тебя
принять, - сказала девушка.
   Путешественники назвались, и девушка-солдат удалилась в замок.  Через
некоторое время она вернулась и сообщила, что Дороти и ее  друзья  будут
приняты сейчас же.


   23. ГЛИНДА ИСПОЛНЯЕТ ЖЕЛАНИЕ ДОРОТИ

   Прежде чем путешественники попали к Глинде, их отвели в одну из  ком-
нат дворца, где Дороти умылась и причесалась с дороги. Лев  вытряс  пыль
из гривы. Страшила охлопал себя ладонями, придавая аккуратный и опрятный
вид, а Железный Дровосек как следует отполировал свое туловище и  смазал
суставы.
   Приведя себя в порядок, путники  проследовали  за  девушкой-воином  в
большой зал, где на троне из рубинов восседала Волшебница Глинда. Им она
показалась и юной, и прекрасной. У нее были  красивые  кудрявые  волосы,
белое платье и голубые глаза, приветливо смотревшие на маленькую гостью.
   - Что я могу сделать для тебя, дитя мое? - осведомилась Волшебница.
   Дороти рассказала Глинде все с самого начала: как ураган занес ее до-
мик в Страну Оз, как она нашла друзей и какие  удивительные  приключения
выпали на их долю.
   - У меня теперь одно желание, - сказала Дороти, - поскорее  вернуться
домой в Канзас, потому что тетя Эм наверняка считает, что со мной  прик-
лючилось что-то ужасное. Ей придется нарядиться в траур, а если урожай в
этом году окажется такой же, как в прошлом, боюсь, дяде Генри это  будет
не по карману.
   Глинда чуть наклонилась и поцеловала в лоб прелестную  маленькую  де-
вочку.
   - Да сопутствует тебе счастье и покой, - сказала она. - Ну конечно, я
могу рассказать тебе, как попасть в Канзас. Но за это, - добавила она, -
ты должна подарить мне Золотую Шапку.
   - С удовольствием! - воскликнула Дороти. - К тому же  мне  сейчас  от
нее нет никакой пользы, а вы сможете трижды воспользоваться помощью  Ле-
тучих Обезьян.
   - Думаю, что именно три раза их помощь мне и пригодится, - с  улыбкой
отвечала Глинда.
   Дороти вручила Золотую Шапку Глинде, и та обратилась к Страшиле:
   - Что вы будете делать, когда Дороти покинет нас?
   - Вернусь в Изумрудный Город. Ведь Оз назначил меня его правителем, и
жители города очень меня полюбили. Я только не знаю, как  перейти  гору,
где живут Стреляющие Головы.
   - С помощью Золотой Шапки я вызову Обезьян, и они доставят вас к  во-
ротам Изумрудного Города, - сказала Глинда. - Не  стоит  лишать  горожан
такого прекрасного правителя.
   - Я разве прекрасный? - удивился Страшила.
   - Таких правителей еще никогда и ни у  кого  не  было,  -  улыбнулась
Глинда.
   Обернувшись к Железному Дровосеку, Глинда спросила:
   - А что вы собираетесь делать, когда Дороти покинет эту страну?
   Железный Дровосек облокотился на топор и на мгновение задумался.
   - Мигуны очень полюбили меня и хотели, чтобы я ими правил -  ведь  их
повелительница, Злая Волшебница Запада, погибла. Мне  очень  понравились
Мигуны, и, если бы я снова мог оказаться в Западной  Стране,  я  с  удо-
вольствием бы выполнил их просьбу.
   - Это и будет моим вторым приказанием Летучим  Обезьянам,  -  сказала
Глинда. - Пусть они доставят вас в Страну Мигунов. У Страшилы,  конечно,
замечательные мозги, но и вы можете быть блестящим правителем,  особенно
когда как следует над собой поработаете. Я не сомневаюсь, что вы  будете
править мудро и справедливо.
   Затем Волшебница посмотрела на большого косматого Льва и спросила:
   - А что станет с вами, когда Дороти нас покинет?
   - За горой, где живут Стреляющие Головы, - ответил Лев, -  раскинулся
огромный лес, и все тамошние звери избрали меня своим царем. Если  бы  я
только мог снова попасть туда, я был бы счастлив...
   - Это будет мое третье приказание Летучим Обезьянам, - сказала  Глин-
да, - доставить вас в тот лес Затем, когда моя власть над Золотой Шапкой
кончится, я подарю ее Предводителю Летучих Обезьян -  пора  им  получить
свободу и перестать выполнять чужие приказания.
   Страшила, Железный Дровосек и Лев сердечно поблагодарили Добрую  Вол-
шебницу, а Дороти воскликнула:
   - Вы так же добры, как и красивы! Но вы не сказали мне,  как  попасть
домой в Канзас.
   - Через пустыню тебя  перенесут  серебряные  башмачки,  -  произнесла
Глинда. - Если бы ты знала, какими волшебными свойствами  они  обладают,
то могла бы вернуться к тете Эм в первый же день.
   - Но тогда я бы не получил свои удивительные мозги! - закричал  Стра-
шила. - Я бы и по сей день торчал на шесте в кукурузном поле!
   - А у меня не было бы нежного и любящего сердца,  -  сказал  Железный
Дровосек, - я бы по-прежнему стоял в глухом лесу и ржавел, ржавел...
   - А я бы оставался жутким трусом, - проговорил Лев, - и лесные  звери
презирали бы меня.
   - Все это верно, - согласилась Дороти. - И я рада, что как-то помогла
моим друзьям. Но теперь их желания исполнились, и каждый  будет  править
своей страной Так что я спокойно могу вернуться в Канзас Только как  это
сделать?
   - Серебряные башмачки, - объяснила Глинда, -  обладают  удивительными
свойствами. И самое удивительное, что они могут перенести человека в лю-
бую точку на земле в три приема, причем за это время человек едва  успе-
вает трижды моргнуть глазом. Надо только постучать каблуком о каблук три
раза и сказать башмачкам, куда вам хочется попасть.
   - Если так, - обрадовалась Дороти, - я сейчас же  велю  им  перенести
меня в Канзас.
   Она обняла Льва за шею и расцеловала его, нежно  поглаживая  косматую
большую голову. Затем она поцеловала  Железного  Дровосека,  который  не
смог удержаться от слез, невзирая на опасность заржаветь. Потом она  об-
няла мягкого Страшилу и почувствовала, как при мысли о скорой разлуке  с
дорогими друзьями из глаз у нее тоже текут слезы.
   Глинда сошла со своего рубинового трона, чтобы поцеловать на прощание
Дороти, а та поблагодарила ее за доброту и заботу о ее друзьях.
   И вот Дороти взяла на руки Тотошку, еще раз,  последний,  попрощалась
со всеми и затем трижды стукнула каблуком  о  каблук,  велев  серебряным
башмачкам:
   - Несите меня домой, к тете Эм.
   В ту же секунду она оказалась в воздухе и понеслась с  такой  быстро-
той, что только ветер свистел в ушах.
   Серебряные башмачки перенесли ее за три приема, но полет  прекратился
так внезапно, что Дороти покатилась кубарем по траве,  еще  не  понимая,
что произошло.
   Наконец девочка села и стала оглядываться по сторонам.
   - Господи! - только и вырвалось у нее.
   Оказалось, что она сидит посреди широкой канзасской степи, возле  но-
вого дома, который дядя Генри построил  после  того,  как  старый  домик
подхватило и унесло ураганом. Дядя Генри доил коров в коровнике. Тотошка
выпрыгнул из рук Дороти и помчался туда с громким лаем.
   Поднявшись, Дороти обнаружила, что стоит  в  одних  чулках.  Башмачки
соскочили с ног во время полета и потерялись навсегда.


   24. СНОВА ДОМА

   Тетя Эм вышла из дома и собиралась идти поливать капусту,  как  вдруг
увидела, что навстречу ей бежит со всех ног Дороти.
   - Дорогая моя! - крикнула она, крепко прижав к себе девочку и  осыпая
ее поцелуями. - Откуда ты?
   - Из Страны Оз, - важно отвечала Дороти. - А вот и Тотошка. Ой,  тетя
Эм, как я рада, что снова дома.



   ЧУДЕСНАЯ СТРАНА ОЗ


   1. ТИП МАСТЕРИТ ТЫКВОГОЛОВОГО

   В Стране Гилликинов, той, что лежит на севере Страны Оз, жил  мальчик
по имени Тип. Его настоящее имя, как уверяла старая Момби, было  гораздо
длиннее - Типпетариус. Однако не всякий и выговорит:  "Тип-пе-та-ри-ус",
поэтому все звали паренька просто Тип.
   Своих родителей он не помнил, ибо еще во  младенчестве  был  взят  на
воспитание старухой Момби, чья репутация, надо признаться,  была  не  из
лучших. Местные жители ее сторонились, подозревая - и не без основания -
в колдовстве.
   Момби, впрочем,  проявила  осторожность:  добрая  волшебница,  прави-
тельница тех краев, строго  запретила  в  своих  владениях  всякое  кол-
довство. Так что опекунша Типа больше действовала  как  обычная  гадалка
или как ворожея.
   Обязанностью мальчика было носить из лесу дрова для очага  на  кухне.
Кроме того, он работал в поле, мотыжил и молотил кукурузу, кормил свиней
и доил любимицу Момби, четырехрогую корову.
   Не подумайте только, что он работал без отдыха день и ночь,  надрывая
здоровье. О нет! Отправившись за дровами в лес. Тип весело проводил вре-
мя: лазил по деревьям в поисках птичьих яиц, гонялся за быстроногими бе-
лыми кроликами, ловил в ручьях рыбу на гнутую булавку и, только уже при-
томившись, собирал наспех охапку хвороста и тащил ее домой. В  поле  же,
пользуясь тем, что высокие стебли кукурузы скрывали его от  глаз  Момби,
он раскапывал норы сусликов или просто  дремал,  растянувшись  на  земле
между грядками. Итак, работая строго в меру и не тратя сил  попусту,  он
рос здоровым мальчиком.
   Соседи боялись колдовства Момби и держались с ней робко, даже заиски-
вающе. Но Тип ненавидел старуху от  души  и  не  пытался  скрывать  свои
чувства. Иногда он даже вел себя с ней весьма  невежливо,  забывая,  что
она как-никак его опекунша.
   На кукурузных полях Момби между рядами зеленых стеблей желтели тыквы.
Их сажали каждый год и запасали для четырехрогой коровы. В один прекрас-
ный день - когда кукуруза была уже вся срезана и  наступила  пора  сбора
тыкв - у Типа в голове возник план: развлечься самому, а заодно попугать
Момби.
   Он выбрал большую спелую тыкву ярко-оранжевого цвета, взял перочинный
ножик и аккуратно вырезал два больших круглых глаза, треугольный  нос  и
рот полумесяцем. Лицо вышло не то чтобы очень красивое, зато улыбка  по-
лучилась такая широкая и сердечная, а выражение лица  такое  открытое  и
веселое, что Тип громко засмеялся в полном восхищении от своей работы.
   У мальчугана совсем не было товарищей - откуда ему  было  знать,  что
обыкновенно, мастеря такие игрушки, ребята выковыривают у тыквы  мякоть,
а в образовавшееся пространство засовывают горящую  свечку,  чтобы  лицо
казалось пострашнее. Тип задумал все по-своему и,  надо  сказать,  очень
неплохо. Он решил смастерить целого человека, надеть на него тыкву-голо-
ву и поставить так, чтобы старая Момби, возвращаясь домой, столкнулась с
ним нос к носу.
   - Она завизжит, пожалуй, еще громче, - говорил Тип сам себе посмеива-
ясь, - чем наша бурая свинья, когда ее  дергают  за  хвост,  и  задрожит
сильнее, чем я сам в прошлом году, когда болел лихорадкой!
   Времени у него было предостаточно: Момби ушла из дому, по ее  словам,
в деревню за продуктами, но Тип знал по  опыту,  что  такое  путешествие
редко занимает у нее меньше двух дней.
   Захватив топор, он отправился в лес, присмотрел там четыре крепких  и
прямых молоденьких деревца, срубил их и очистил от веток и  листьев.  Из
них предстояло сделать руки и ноги деревянной куклы. Потом он выбрал де-
рево потолще - для туловища, срубил его и обтесал, постаравшись  придать
ему нужные размер и форму, на что ушло немало трудов. И наконец,  весело
насвистывая, он  принялся  скреплять  части  будущего  тела  деревянными
стержнями, которые предварительно аккуратно выстругал перочинным ножом.
   К тому времени начало темнеть, и Тип, вдруг спохватившись,  вспомнил,
что корова у него не доена, а свиньи не кормлены. Он взвалил деревянного
человека на спину и потащил домой.
   Вечером у очага он, как истинный мастер, тщательно подогнал все  соч-
ленения и суставы, подстругал сучки и неровности. Затем, прислонив фигу-
ру к стене, он отошел в сторонку, чтобы полюбоваться своей работой.  Пу-
гало получилось, пожалуй, слишком долговязым,  но  в  глазах  маленького
мальчика высокий рост был большим достоинством, и  Тип  нарадоваться  не
мог на свое творение.
   Утром обнаружилось, что он забыл сделать шею, на которую крепилась бы
голова-тыква. Пришлось вновь отправиться в ближний лес  и  вытесать  там
две дощечки. Вернувшись, он прикрепил их крест-накрест к  верхней  части
туловища, а в перекрестье выдолбил дырку и в нее вставил круглый брусок,
он должен был служить пугалу шеей. Заострив этот брусок сверху. Тип  на-
садил на него тыкву-голову. Получилось просто здорово!  Голова  свободно
вертелась вправо и влево, а благодаря шарнирам, на которых крепились ру-
ки и ноги, деревянная кукла могла принять какую угодно позу.
   - По-моему, - заключил Тип с гордостью, -  пугало  вышло  хоть  куда!
То-то перепугается Момби, то-то завопит  от  страха!  А  чтобы  оно  еще
больше походило на живого человека, его надо одеть.
   Но где добыть одежду? Тип решил порыться в огромном сундуке, где Мом-
би хранила сувениры и сокровища. На самом дне  он  обнаружил  неизвестно
кому принадлежащие бордовые штаны, красную рубашку и розовый в белый го-
рошек жилет. Деревянный человек был одет, и даже не без шика,  хотя  все
на нем болталось, как на вешалке. В дело пошли и шерстяные чулки  Момби,
и стоптанные башмаки Типа. Теперь пугало было не только одето, но и обу-
то. Тут уж Тип пришел в совершенный восторг, он смеялся и готов был пля-
сать от радости.
   - Но его нужно как-то назвать! - воскликнул он вдруг.  -  Ему  теперь
никак нельзя без имени.
   Подумав минутку, мальчик решил: "Назову  его,  пожалуй,  Тыквоголовый
Джек".


   2. ЧУДЕСНЫЙ ПОРОШОК

   Хорошенько поразмыслив. Тип решил, что лучше  всего  будет  поставить
Джека на повороте дороги, недалеко от дома. Он поволок деревянного чело-
века туда, но путь оказался неблизким, а Джек был громоздкий и  тяжелый.
Помучившись с ним какое-то время. Тип решил действовать иначе. Он поста-
вил Джека на ноги и стал двигать  их  попеременно  вперед,  одновременно
подталкивая пугало сзади. Таким образом они добрались в конце концов  до
нужного места. По дороге Джек то и дело падал.  Типу  пришлось  нелегко,
но, во-первых, он любил озорничать, а  во-вторых,  ему  ужасно  хотелось
посмотреть, что же выйдет из его затеи, - и это придавало ему силы.
   - Джек у меня молодец, держится отлично! - сказал он сам себе, утирая
пот. И тут же заметил, что пугало  осталось  без  левой  руки:  пришлось
возвращаться и искать ее на дороге, а потом еще заново выстругивать  де-
ревянный стержень для плечевого сустава. После  починки  рука  держалась
лучше прежнего. Тип заметил еще, что голова Джека повернулась задом  на-
перед, но и эту беду он поправил вмиг Наконец пугало  встало  на  дороге
лицом в ту сторону, откуда должна была появиться старая  Момби.  С  виду
оно было настолько похоже на человека - какого-нибудь местного  фермера,
- но в то же время выглядело так странно, что застигнутый врасплох  про-
хожий не мог не испугаться.
   До возвращения старухи оставалось еще немало времени, и Тип отправил-
ся в низину за домом собирать орехи.
   Но на этот раз старая Момби вернулась раньше обычного. У Кривого Кол-
дуна, который жил на высокой горе, ей удалось выторговать несколько важ-
ных колдовских секретов. Заполучив таким образом три новеньких  заклина-
ния, четыре волшебных  порошка  и  кое-какие  травки,  обладающие  чудо-
действенной силой, она торопилась домой, чтобы испытать свои  приобрете-
ния в деле.
   Момби так задумалась, что, заметив на повороте дороги какого-то чело-
века, кивнула ему, почти не глядя, и буркнула:
   - Добрый вечер.
   Человек, однако, молчал и не  шевелился.  Внимательно  приглядевшись,
она заметила, что вместо головы у него тыква, над  которой  основательно
потрудился перочинный ножик Типа.
   - Э-ге! - только и смогла произнести Момби, задохнувшись от  возмуще-
ния. - Опять эти фокусы негодного мальчишки! Ну ладно же. Ла-адно. Я те-
бе задам трепку, я тебе покажу, как меня пугать!
   В гневе она замахнулась клюкой на весело улыбающуюся тыкву,  но  вне-
запно в голову ей пришла мысль, и поднятая клюка застыла в воздухе.
   - Да это же отличный случай испытать новый порошок! - воскликнула она
- Сразу узнаем, добротный ли товар продал Кривой Колдун или  надул  меня
так же ловко, как я его.
   С этими словами она поставила на землю свою корзинку и  стала  в  ней
рыться в поисках только что приобретенного драгоценного порошка.
   Тем временем Тип, набив карманы орехами, вернулся к дороге и  обнару-
жил, что старуха стоит рядом с пугалом, но вид у нее ни капельки не  ис-
пуганный.
   В первый момент он был сильно разочарован, однако ему захотелось  уз-
нать, что же Момби будет делать дальше. Он спрятался за  изгородью,  где
она не могла его заметить, и приготовился наблюдать.
   Порывшись еще немного, старуха вынула из корзины перечницу,  судя  по
виду, далеко не новую - поверх полустертой надписи "Перец" рукою колдуна
было жирно выведено: "Оживительный порошок".
   - Наконец! - радостно вскричала Момби. -  Теперь  посмотрим,  как  он
действует. Колдун, скупердяй, отсыпал совсем немного, но на две-три пор-
ции, думаю, должно хватить.
   Тип, конечно, ничего не понял из этих ее слов.
   Зато он углядел, как Момби подняла руку  и  потрясла  перечницей  над
тыквой, в точности как перчат печеную картошку. При этом порошок  рассы-
пался по голове Джека, попал и на его рубашку, и на розовый жилет, и  на
бордовые штаны, и даже на сношенные залатанные башмаки.
   Сунув перечницу обратно в корзину, Момби подняла  левую  руку  вверх,
оттопырила мизинец и сказала:
   - Вaу!
   Потом подняла вверх правую руку, оттопырила большой палец и сказала:
   - Тау!
   Потом подняла обе руки, растопырив все пальцы как можно шире, и гром-
ко крикнула:
   - Пау!
   Тыквоголовый Джек при этом сделал шаг назад и сказал укоризненно:
   - Чего это вы так вопите? Я же не глухой!
   Старая Момби даже подпрыгнула от радости.
   - Он ожил! - завизжала она. - Ожил! Ожил!
   Она подбросила клюку в воздух, потом поймала ее, потом обхватила сама
себя за плечи и попыталась сплясать джигу, и все это время весело припе-
вала:
   - Он ожил, ожил, ожил!
   Можете себе представить, что думал и чувствовал Тип, наблюдая такое.
   Вначале он очень испугался и хотел даже бежать без оглядки прочь,  но
не смог - ноги его не слушались, дрожали и подгибались.  Потом  он  тоже
обрадовался, что Джек ожил: глядя на эту забавную физиономию, невозможно
было удержаться от смеха. Оправившись от испуга. Тип рассмеялся и смеял-
ся так громко, что Момби его услышала, - она быстро подковыляла к  изго-
роди, схватила Типа за шиворот и вытащила на дорогу.
   - Ты вредный, лживый и дурной мальчишка! - вопила она в ярости.  -  Я
тебе покажу, как за мной подглядывать и надо мной смеяться!
   - Я не смеялся над тобой, - оправдывался Тип, пытаясь вырваться, -  я
смеялся над Тыквогодовым. Ты только полюбуйся на него! Разве не хорош?!
   - Я надеюсь, вы не хотите сказать ничего дурного по поводу моей внеш-
ности, - сказал Джек чрезвычайно серьезно,  продолжая  при  этом  весело
улыбаться, что само по себе было так смешно, что Тип опять расхохотался.
   Даже Момби стала с любопытством присматриваться к оживленному ею  су-
ществу, а присмотревшись, спросила:
   - Что ты знаешь?
   - Трудно пока сказать, - ответил Джек. -  Мне  кажется,  что  я  знаю
ужасно много, можно ли знать больше - это для меня пока вопрос. Мне  как
раз предстоит выяснить, то ли я очень мудр, то ли очень глуп.
   - Да, с этим надо разобраться, - задумчиво сказала Момби.
   - А что ты с ним собираешься делать - с живым? - поинтересовался Тип.
   - Посмотрим, - ответила Момби. - Надо, однако, идти домой -  темнеет.
Помоги-ка Тыквоголовому.
   - Ах, не беспокойтесь обо мне, - сказал Джек. - Ходить я могу не хуже
вас. У меня же есть ноги, к тому же на шарнирах.
   - На шарнирах? - переспросила она, повернувшись к Типу.
   - Конечно, я сам их сделал, - с гордостью отвечал мальчик.
   Втроем они направились к дому. Но, зайдя во двор фермы, старая  Момби
велела Тыквоголовому отправляться в коровник, там завела  его  в  пустое
стойло, а дверь снаружи заперла на засов.
   - Сперва займемся тобой, - сказала она Типу, и голос ее не  предвещал
ничего хорошего.
   Мальчик встревожился. Он знал, что Момби злопамятна и  от  нее  можно
ожидать любых пакостей.
   Они вошли в дом - круглый с куполообразной крышей, как все фермерские
постройки в Стране Оз.
   Момби велела Типу зажечь свечу, затем спрятала свою корзинку в  шкаф,
плащ повесила на вешалку. Тип послушно выполнил все, что она  приказыва-
ла: по правде говоря, он был сильно испуган.
   Пока Тип разводил огонь в очаге, Момби уселась ужинать. Наконец огонь
весело затрещал, тогда мальчик подошел к старухе и попросил немного хле-
ба и сыру. Момби ничего ему не дала.
   - Я же голоден! - обиженно захныкал Тип.
   - Недолго тебе голодать, - зловеще пробурчала Момби.
   Такие речи мальчику уж совсем не понравились, в них  звучала  угроза.
Но тут он вспомнил, что в карманах у него есть орехи, и, чтобы заглушить
голод, расколол и съел несколько штук. Старуха тем временем встала,  от-
ряхнула крошки с передника и повесила над огнем маленький  черный  коте-
лок.
   Отмерив равные части молока и уксуса, она налила в него и то, и  дру-
гое, затем достала множество кульков с сушеными травами  и  порошками  и
стала бросать в котелок понемногу из каждого. Время от времени она  под-
ходила к свече и, низко склонившись над пожелтевшим листком бумаги,  вы-
читывала рецепт изготовляемого зелья.
   Тип смотрел на все это, и тревога его росла.
   - Для кого ты это готовишь? - спросил он.
   - Для тебя, - буркнула Момби.
   Тип повернулся на табурете и внимательно посмотрел на котелок,  кото-
рый начинал закипать, потом перевел взгляд на  морщинистое  безжалостное
лицо старой ведьмы В этот момент он предпочел бы очутиться  где  угодно,
только не в этой темной и дымной кухне, где даже тени на  стене  внушали
ужас. Так прошел целый час, тишина нарушалась лишь бульканьем в  котелке
да шипением пламени.
   Наконец Тип отважился заговорить вновь.
   - Я что же, должен выпить это твое зелье? - спросил он, кивая на  ко-
телок.
   - Да, - отрезала Момби.
   - И что со мной будет? - робко поинтересовался Тип.
   - Если все приготовлено как надо, - отвечала Момби, - ты превратишься
в мраморную статую!
   Тип застонал от ужаса и вытер рукавом мгновенно  выступившую  на  лбу
испарину.
   - Но я не хочу быть мраморной статуей! - вскричал он.
   - Зато я этого хочу, - сурово сказала старуха. - Твои желания  значе-
ния не имеют.
   - Но зачем тебе превращать меня в мраморную статую? Ведь на тебя  не-
кому будет работать, - спросил Тип, еще не оставляя  надежды  отговорить
старуху от злого дела.
   - Работать будет Тыквоголовый, - заявила Момби.
   Тип снова застонал.
   - Почему бы тебе не превратить меня хотя бы в барашка или в цыпленка?
- спросил он в отчаянии - Зачем тебе мраморная статуя?
   - А затем! - отвечала Момби. - Весной я разобью цветник, а тебя  пос-
тавлю посреди клумбы для украшения. Удивительно, что это не пришло мне в
голову раньше. Сколько лет я терпела твои фокусы!
   При этих словах Тип почувствовал, как капельки пота стекают у него по
спине, но продолжал сидеть, не шевелясь и не сводя глаз с котелка.
   - Может быть, зелье не подействует, - пробормотал он еле слышно,  сам
не очень веря в свои слова.
   - Думаю, подействует, - бодро отвечала Момби. - Тут я редко ошибаюсь.
   Снова наступила полная тишина, и тянулась она долго, потом Момби  на-
конец встала, чтобы снять котелок с огня. Время было около полуночи.
   - Пить надо, когда остынет, - сказала ведьма (несмотря на все  запре-
ты, она была все-таки настоящей ведьмой). - Нам обоим сейчас пора спать;
а с утра на свежую голову я превращу тебя в мраморную статую.
   И она заковыляла к себе в комнату, унося  дымящийся  котелок.  Вскоре
Тип услышал, как дверь хлопнула и загремел засов.
   Вопреки приказу мальчик не пошел спать, а продолжал сидеть  у  очага,
глядя на догорающие угли.


   3. ПОБЕГ

   "Быть мраморной статуей - это ужасно, - думал Тип, - это  просто  не-
мыслимо. Она говорит, что много лет меня терпела, а теперь решила  изба-
виться. Но зачем же для этого превращать меня в статую? Кому охота  тор-
чать неподвижно всю жизнь посреди цветника! Нет, надо бежать, и немедля,
пока она не заставила меня выпить свое гадкое зелье".
   Он подождал, пока не понял по храпу, доносившемуся из соседней комна-
ты, что старая ведьма крепко уснула, потом тихонько встал и пошел к шка-
фу, где хранилась еда.
   - Кто же пускается в путь на голодный желудок? - рассуждал  он,  шаря
по полкам.
   Но найти удалось лишь несколько корок хлеба. В поисках сыра Тип решил
заглянуть в корзину Момби, с которой она вернулась из  деревни.  Там  он
наткнулся на перечницу с оживительным порошком.
   "Возьму-ка я его с собой, - подумал он, - иначе Момби наверняка упот-
ребит его на какое-нибудь злодейство". И он  сунул  перечницу  в  карман
вместе с хлебом и сыром.
   Тип осторожно вышел из дома и запер за собой дверь. В небе ярко  све-
тила луна, сияли звезды, ночь казалась особенно мирной  и  свежей  после
душной и зловонной кухни.
   - Хорошо, что я ухожу, - тихо сказал Тип, - я никогда не любил стару-
ху. Удивляюсь, как я вообще к ней попал.
   Он медленно зашагал по дороге, но тут внезапная мысль  заставила  его
остановиться.
   - Я не хочу оставлять Тыквоголового Джека на милость старой Момби,  -
решил он. - Джек - мой, пусть она его оживила, но сделал-то его я.
   Он направился к коровнику, где был заперт Тыквоголовый, открыл  дверь
и заглянул внутрь.
   Джек смирно стоял в стойле, при свете луны Тип  разглядел  его  лицо,
улыбающееся весело, как всегда.
   - Пойдем! - сказал мальчик и поманил его рукой.
   - Куда? - отозвался Джек.
   - Я сам пока не знаю, - признался Тип, улыбаясь в ответ на его  улыб-
ку. - Пожалуй, куда глаза глядят.
   - Отлично, - отвечал Джек и, неуклюже переставляя ноги, вышел из  ко-
ровника во двор, залитый лунным светом.
   Они двинулись по дороге. Джек шел, прихрамывая, в суставах его  то  и
дело что-то вывихивалось, и нога, вместо того  чтобы  сгибаться  вперед,
вдруг выгибалась назад, из-за чего бедняга каждый раз падал. Он, однако,
скоро научился справляться с этой напастью.
   Шли они хоть и не очень быстро, зато без остановок, и  к  тому  часу,
когда луна поблекла и из-за гор показались первые лучи солнца, уже  были
достаточно далеко и могли не опасаться погони. Более того,  из  хитрости
Тип несколько раз менял направление, так что, если бы кто-нибудь захотел
их выследить, нелегко было бы догадаться, куда они держат путь и в какой
стороне их искать.
   Счастливый тем, что избежал, по  крайней  мере  на  время,  печальной
участи быть превращенным в мраморную статую, мальчик решил наконец  дать
отдых себе и своему товарищу. Они присели на траву у дороги.
   - Давай позавтракаем, - предложил Тип.
   Тыквоголовый Джек с недоумением посмотрел на него, а от еды  отказал-
ся.
   - Сдается мне, что ты устроен как-то иначе, чем я, сказал он.
   - Еще бы не иначе, - ответил Тип, - кто же, как не я, тебя смастерил.
   - Как! Ты меня смастерил? - поразился Джек.
   - Конечно. Я собрал тебя. Я вырезал твои глаза, нос и  рот,  -  гордо
сказал Тип. - И одел тебя тоже я.
   Джек критически осмотрел себя со всех сторон.
   - По-моему, ты справился отлично, - одобрил он.
   - Да, как будто неплохо, - скромно согласился Тип, ведь он-то уже яс-
но видел изъяны и недоделки в своей работе. - Но если бы я знал, что нам
предстоит путешествовать вместе, я бы отнесся к делу посерьезнее.
   - Выходит, - вдруг с удивлением воскликнул Тыквоголовый, сам поразив-
шись своему открытию, - выходит, что ты - мой создатель,  мой  родитель,
мой отец!
   - Лучше сказать - твой изобретатель, - со смехом отвечал  мальчик.  -
Да, сын мой, это я тебя изобрел и сделал!
   - Значит, я должен тебя слушаться, - рассудил деревянный человек, - а
ты должен меня беречь и опекать.
   - На том и порешим, - заключил Тип, вскакивая на ноги. - А  теперь  -
пора в путь.
   - Куда мы направляемся? - спросил Джек, когда они вновь  зашагали  по
дороге.
   - Пока не знаю точно, - признался мальчик, - но надеюсь, что на юг. А
если мы идем на юг, то рано или поздно придем в Изумрудный Город.
   - А что это за город? - поинтересовался Тыквоголовый.
   - О, это столица и самый большой город Страны Оз. Сам  я  никогда  не
бывал в нем, но слышал много. Например, что когда-то  там  правил  могу-
щественный Волшебник, и еще - что все там зеленого цвета,  подобно  тому
как в нашем Королевстве Гилликинов все фиолетового цвета.
   - А разве здесь все фиолетовое?
   - Конечно. Разве ты сам не видишь? - отвечал мальчик.
   - Я, кажется, не различаю цвета, - растерянно признался Тыквоголовый,
оглядевшись вокруг.
   - Трава фиолетовая, и деревья фиолетовые, и дома, и  изгороди  -  все
фиолетовое, - объяснял ему Тип. - А в Изумрудном Городе все  зеленое,  в
стране, что лежит к востоку, - все голубое, в Южной Стране Кводлингов  -
все розовое, а в Западной, Мигунов, где правит Железный Дровосек, -  все
желтое.
   - А-а, - протянул Джек. Помолчав немного, он переспросил: - Ты  гово-
ришь, что Мигунами правит Железный Дровосек?
   - Да, это он помог Дороти победить Злую Ведьму Запада, и в  благодар-
ность за это Мигуны избрали его своим правителем, а Страшилу народ Изум-
рудного Города сделал своим королем.
   - О Боже! - вздохнул Джек. - Я совсем запутался. Кто такой Страшила?
   - Это еще один друг Дороти, - отвечал Тип.
   - А кто такая Дороти?
   - Это девочка, которая прилетела из Канзаса, расположенного где-то  в
Потустороннем Мире. Она прилетела сюда на урагане, а  в  путешествии  по
Стране Оз ее сопровождали Страшила и Железный Дровосек.
   - Где же она теперь? - не унимался Тыквоголовый.
   - Глинда, правительница Кводлингов, помогла ей вернуться домой, - от-
вечал мальчик.
   - А что сталось со Страшилой?
   - Я уже сказал тебе. Он правит Изумрудным Городом, -  терпеливо  рас-
толковывал ему Тип.
   - А я думал, что им правит Волшебник - ты сам, кажется, так сказал, -
бедняга Джек совсем растерялся.
   - Сказал, но не так. Слушай еще раз и будь внимателен, - Тип старался
говорить медленно, глядя прямо в глаза улыбающемуся Тыквоголовому. - До-
роти отправилась в Изумрудный Город просить Волшебника, чтобы тот отпра-
вил ее обратно в Канзас. Страшила и Железный  Дровосек  пошли  вместе  с
ней. Однако Волшебник не смог  отправить  ее  домой  -  он  оказался  не
очень-то и могущественным. Когда же  ему  пригрозили  разоблачением,  он
сделал большой воздушный шар и улетел на нем неизвестно куда,  и  с  тех
пор никто его не видел.
   - Поразительно интересная история, - удовлетворенно заключил Джек,  -
и я понял в ней решительно все, кроме твоих объяснений.
   - Вот и хорошо, - одобрил Тип. - После того как Волшебник улетел, на-
род Изумрудного Города избрал Страшилу своим  королем,  и,  говорят,  он
пользуется всеобщей любовью.
   - Мы с ним познакомимся? - поинтересовался Джек.
   - Можем познакомиться, - ответил мальчик, - если ты, конечно, не про-
тив.
   - Ни в коем случае, дорогой папаша, - сказал Тыквоголовый. - Я с  то-
бой всегда заодно.



   4. ТИП ПРОБУЕТ КОЛДОВАТЬ

   Невысокому и хрупкому на вид мальчику было очень неловко,  когда  его
называл папашей неуклюжий тыквоголовый верзила.  Чтобы  избежать  утоми-
тельных объяснений, он решил переменить тему разговора и спросил:
   - Ты не устал?
   - Нисколько, - отвечал его спутник. - Однако, - продолжал он,  помол-
чав, - если я буду так шагать и дальше,  мои  деревянные  суставы  очень
скоро сносятся.
   "А он, пожалуй, прав", - подумал Тип. И тут же пожалел о том, что  не
подогнал деревянные части тела друг к другу более  аккуратно.  Но  разве
мог он предположить, что пугало, которое он смастерил,  чтобы  разыграть
старую Момби, будет оживлено при помощи волшебного порошка?
   Что ж, укорять себя не было смысла, надо было думать о том,  как  по-
мочь Джеку.
   Тем временем они подошли к опушке леса, и мальчик присел отдохнуть на
старые козлы для пилки дров, оставленные там каким-то дровосеком.
   - Ты не хочешь сесть? - предложил он Тыквоголовому.
   - Это не повредит моим суставам? - осторожно справился тот.
   - Напротив, они отдохнут, - уверил его паренек.
   Джек попытался было сесть, но ноги под ним подломились в  коленях,  и
он шлепнулся на землю с таким треском и грохотом, что Тип испугался,  не
разлетелось ли его творение на куски.
   Он кинулся к бедняге, поднял его, распрямил руки и ноги, ощупал голо-
ву, проверяя, не треснула ли она случайно. Джек оказался цел и невредим,
тем не менее Тип решил его на будущее остеречь:
   - Наверное, тебе лучше будет на всякий случай стоять.
   - Очень хорошо, дорогой папаша, как ты скажешь, так я и буду  делать,
- отвечал улыбающийся Джек, нимало не обескураженный своим падением.
   Тип снова сел, а Тыквоголовый тотчас задал новый вопрос:
   - Что это за штука, на которой ты сидишь?
   - О, это козлы, - ответил мальчик и тут же раскаялся, ибо Джек потре-
бовал дальнейших объяснений.
   - Что такое козлы? - спросил он.
   - Козлы? Во-первых, их нельзя путать с козлами, - начал Тип, стараясь
говорить как можно понятнее. - Козлы - это животные, у них есть у каждо-
го голова и хвост, так же, как, например, у коня.
   - Я понял, - бодро сказал Джек. - На таком коне ты как раз и сидишь.
   - Ты опять напутал, это вовсе не конь, - перебил его Тип.
   - Ничего не напутал: вот - четыре ноги, вот - голова, а вот - хвост.
   Тип посмотрел на козлы внимательнее и нашел, что Тыквоголовый, как ни
странно, прав. Ствол дерева, служивший поперечиной, и впрямь  мог  сойти
за туловище, а ветка, оставленная на одном его конце, была очень  похожа
на хвост. На другом конце торчали два сучка, напоминающие глаза,  а  под
ними кусок дерева был так чудно вырублен, что его можно было принять  за
рот. Что касается ног, то их роль выполняли четыре деревянных бруса, по-
перек которых клали бревно для распиливания.
   - Эта штука действительно напоминает коня, - согласился Тип. - Только
настоящие кони, как и настоящие козлы, бегают и едят траву, а эти  козлы
сделаны из дерева специально для пилки Дров.
   - Если бы они были живые, они бы бегали и ели траву? - спросил Тыкво-
головый.
   - Бегать, может быть, и бегали бы, а траву есть - навряд ли, -  отве-
тил мальчик и рассмеялся при мысли о столь невероятном и нелепом превра-
щении. - И как же они могут ожить, если они деревянные?!
   - Но я-то ожил, - возразил Тыквоголовый. Тип  удивленно  взглянул  на
него.
   - Не сам же собой! - воскликнул он. - А только  благодаря  волшебному
порошку, который лежит сейчас у меня в кармане!
   Он достал перечницу и с любопытством осмотрел ее.
   - Интересно, - проговорил он задумчиво, - сможет ли  порошок  оживить
козлы?
   - Если их оживить, - невозмутимо рассуждал Джек, которого,  казалось,
ничто не могло удивить, - я смогу ехать верхом и поберечь свои суставы.
   - Что ж, я попробую! -  воскликнул  мальчик,  вскакивая  на  ноги.  -
Только боюсь, я забыл, что именно произносила старая  Момби  и  как  она
разводила руками.
   Он думал с минуту, и поскольку, сидя за изгородью,  сумел  разглядеть
каждое движение старой ведьмы и расслышать каждое ее  слово,  то  решил,
что сможет повторить в точности все, что она говорила и делала.
   Итак, для начала он вытряхнул немного оживительного порошка из переч-
ницы на козлы. Затем он поднял вверх левую руку,  оттопырив  мизинец,  и
сказал:
   - Вау!
   - Что это ты такое говоришь, дорогой папаша? - полюбопытствовал Джек.
   - Сам не знаю, - отвечал Тип. Затем он поднял правую руку,  оттопырил
большой палец и сказал: - Тау!
   - А это что означает,  дорогой  папаша?  -  продолжал  интересоваться
Джек.
   - Это значит, что лучше тебе помолчать! - отвечал мальчик, не  желая,
чтобы ему мешали в такой важный момент.
   - Понимаю, понимаю! - закивал Тыквоголовый со своей неизменной  улыб-
кой. Тип поднял теперь обе руки над головой, широко растопырил пальцы  и
громко вскричал:
   - Вау!
   В тот же миг козлы зашевелились, потянулись, зевнули, широко  разинув
при этом рот-зарубку и отряхивая остатки порошка со спины.
   - Молодец! - закричал Джек, мальчик же стоял, не веря своим глазам. -
Ты у меня хоть куда, дорогой папаша!


   5. ЖИВЫЕ КОЗЛЫ

   Конь, минуту назад бывший всего лишь козлами, испытывал изумление  не
меньшее, чем Тип. Он таращил глаза во все стороны,  разглядывая  мир,  в
котором ему предстояло отныне жить. Затем он попытался  оглядеть  самого
себя, но, не имея шеи, не мог, увы, повернуть голову и принужден был по-
этому крутиться волчком. Он так неуклюже двигался, что  в  конце  концов
налетел на Тыквоголового Джека и пихнул его - тот рухнул, где стоял,  на
обочине дороги.
   Встревоженный не на шутку. Тип закричал:
   - Тпру! Тпру же!
   Козлы не обратили на команду никакого внимания, скачка по кругу  про-
должалась, и уже в следующее мгновение нога деревянного скакуна  опусти-
лась на ступню Типа с такой силой, что мальчик подпрыгнул  от  боли.  Он
отскочил в сторону на безопасное расстояние и оттуда вновь закричал:
   - Тпру! Тпру, я тебе говорю!
   Джек ухитрился принять сидячее положение и смотрел теперь на  Коня  с
большим интересом.
   - Мне кажется, это животное тебя не слышит, - заметил он.
   - Разве я кричу недостаточно громко? - сердито спросил Тип.
   - Но у него нет ушей, - рассудительно объяснил Тыквоголовый.
   - Точно! - воскликнул Тип, впервые обратив внимание  на  это  обстоя-
тельство. - Как же мне теперь его остановить?
   Но в этот момент Конь взял да и остановился сам, отказавшись  наконец
от попыток увидеть собственное туловище. Зато он увидел Типа  и  тут  же
подошел к мальчику поближе.
   Походка этого создания была поистине смехотворна - шагая, оно  перес-
тавляло сначала обе правые ноги, потом обе левые, на манер иноходца. При
этом туловище раскачивалось из стороны в сторону, как люлька.
   Тип погладил его по голове и сказал льстивым голосом:
   - Хороший мальчик! Хороший!
   Конь испуганно отскочил прочь и стал теперь таращиться на  Тыквоголо-
вого Джека.
   - Нужно найти для него уздечку, - решил Тип.
   Порывшись в кармане, он нашел моток крепкой веревки, с нею приблизил-
ся к Коню и один конец обмотал вокруг шеи, а другой привязал к  большому
дереву. Но тут непонятливый Конь сделал шаг в сторону, и веревка  лопну-
ла. Бежать он, впрочем, никуда не собирался.
   - Ну и сила! - восхитился мальчик. - Только уж очень строптив!
   - А что, если сделать ему уши? - предложил Тыквоголовый. -  Тогда  бы
он тебя слушался.
   - Отличная мысль, - обрадовался Тип. - Как это ты додумался?
   - А я не думал нисколько, - скромно признался Тыквоголовый. -  Тут  и
думать нечего.
   Тип достал нож и выстругал из коры молодого дерева несколько ушей  на
пробу.
   - Не стоит их делать очень большими, - рассуждал он сам с собой, - не
то он у нас превратится в осла.
   - Как это? - осведомился Джек с обочины.
   - У коня, видишь ли, уши больше, чем у козла, а у осла - больше,  чем
у коня, - объяснил Тип.
   - А будь у меня уши подлиннее, кем бы я был? - спросил Джек.
   - Друг мой, - серьезно ответил ему Тип, - ты всегда будешь Тыквоголо-
вым, и уши тут совершенно ни при чем.
   - Понял, - с готовностью отозвался Джек, а потом осторожно добавил: -
Это я так думаю, что понял.
   - Думай на здоровье, - сказал мальчик, - еще никто и никогда не думал
головой, в которой ничего нет, кроме семечек. Ну, кажется, уши готовы.
   Подержи Коня, пока я их укреплю.
   - С удовольствием, только помоги мне встать, - попросил Джек.
   Тип поднял его и поставил на ноги. Тыквоголовый подошел к Коню и обх-
ватил руками его голову, а Тип тем временем ножом проделал в ней отверс-
тия и вставил туда два уха.
   - Как они ему идут! - восхитился Джек.
   Но эти слова, произнесенные прямо над ухом Коня, который до этого был
совершенно глух, страшно перепугали животное. Он рванулся, да  так,  что
Тип отлетел в одну сторону, а Джек в другую, и бросился  вскачь,  наводя
на себя ужас топотом собственных копыт.
   - Тпру! - закричал Тип, поднимаясь с земли. - Тпру!  Эй  ты,  глупый,
тпру!
   Навряд ли Конь обратил внимание на крики Типа, но в  этот  самый  миг
нога его попала в сусличью нору, он споткнулся, полетел кувырком,  опро-
кинулся на спину и остался так лежать, неистово  молотя  всеми  четырьмя
ногами в воздухе.
   Тип подбежал к нему.
   - Ну что ты за странный конь! - воскликнул он. - Почему ты не остано-
вился, когда я тебе закричал "Тпру!"?
   - Я не знал, что значит "Тпру", - сказал Конь  неуверенно,  закатывая
глаза, чтобы рассмотреть стоящего над ним мальчика.
   - Это значит "стой", - объяснил Тип.
   - А дырка в земле тоже значит "стой"? - осведомился Конь.
   - Если в нее провалишься - точно, - подтвердил Тип.
   - Где это я? - продолжало расспрашивать чудное создание. - И что  это
я тут делаю?
   - Ты теперь живой, - стал ему растолковывать мальчик, - но это совсем
неплохо, вот увидишь, особенно если будешь мне во  всем  помогать  и  во
всем меня слушаться.
   - Ну, конечно, я буду тебя слушаться, - покорно согласился Конь. - Но
что же все-таки со мной произошло? Я как будто не совсем в порядке.
   - Ты просто лежишь вверх ногами, - ответил Тип. - Не  брыкайся,  будь
добр, и я попытаюсь тебя вернуть в нормальное положение.
   - Сколько же у меня положений? - удивился новорожденный скакун.
   - Много, - коротко ответил Тип. - Не брыкайся, пожалуйста.
   Конь лежал теперь смирно, и Тип, поднатужившись, сумел  его  перевер-
нуть и поставить на ноги.
   - Вот теперь, кажется, все в порядке, -  сказало  четвероногое  чудо,
облегченно вздохнув.
   - Только одно ухо отломилось, - заключил Тип после тщательного осмот-
ра. - Нужно сделать новое.
   Он повел Коня назад, к Джеку, который все никак не мог разобраться  с
собственными ногами, и помог Тыквоголовому встать. Потом вырезал из коры
новое ухо и укрепил его на лошадиной голове.
   - Теперь, - сказал Тип неразумному  скакуну,  -  слушай  меня  внима-
тельно. "Тпру!" означает "стой", "Но!" - "иди вперед", "Пшел!" - "скачи,
что есть мочи". Теперь понял?
   - Понял, - сказал Конь, - и готов выполнять.
   Тип помог Джеку взгромоздиться на лошадь.
   - Держись крепче, - предостерег он, - а не  то  упадешь  и  расколешь
свою тыкву.
   - Об этом страшно даже подумать, - содрогнулся Джек. - Но за  что  же
мне держаться?
   - Да хотя бы за уши, - поколебавшись немного, разрешил Тип.
   - Нет, только не за уши! - запротестовал Конь. - Я же ничего не  буду
слышать.
   Довод был резонным, и Тип задумался.
   - Кажется, придумал, - сказал он наконец, после чего пошел  в  лес  и
срезал короткую ветку с крепкого молодого деревца. Один конец ее он  за-
острил и вставил в отверстие, специально сделанное им в спине Коня поза-
ди головы. Затем поднял с дороги камень и накрепко вогнал колышек в спи-
ну животного.
   - Стой! Стой! - закричал Конь. - Что это ты там делаешь?
   - Тебе что, больно? - спросил мальчик.
   - Не то чтобы больно, - отвечало животное, - но ужасно щекотно!
   - Уже все, - ободряюще сказал Тип. - Теперь, Джек, знай себе  держись
за этот кол, и тебе не грозит никакая опасность.
   Джек уселся поудобнее, и Тип скомандовал лошади: "Но!"
   Послушные козлы тотчас зашагали вперед,  раскачиваясь  из  стороны  в
сторону и высоко задирая ноги.
   Тип шел рядом, очень довольный тем, что их компании прибыло. Он начал
даже насвистывать.
   - Что это за звук? Что он означает? - тревожно спросил Конь.
   - Не обращай внимания, - сказал Тип, - это свист, и  он  не  означает
ничего, кроме того, что мне весело.
   - Я бы тоже свистел, если бы мог сложить губы в трубочку,  -  заметил
Джек. - Боюсь, дорогой папаша, что в некоторых отношениях  я  еще  очень
несовершенен.
   Узкая тропка, по которой они шагали, вскоре  превратилась  в  широкую
дорогу, мощенную желтым кирпичом. На обочине дороги Тип  заметил  указа-
тель с надписью:
   "ДО ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА ПЯТНАДЦАТЬ КИЛОМЕТРОВ".
   Между тем стало темнеть, и он решил  остановиться  на  ночлег,  чтобы
завтра с рассветом продолжить путешествие. Неподалеку от дороги  рассти-
лался зеленый лужок, окруженный высокими пышными кустами. Тип  вывел  на
него Коня и очень осторожно помог Тыквоголовому спешиться.
   - Я думаю, тебе ночью лучше полежать, - посоветовал мальчик, -  целей
будешь.
   - А я? - спросил Конь.
   - Тебе и постоять не вредно, - ответил Тип. - А раз ты все  равно  не
спишь, можешь ходить дозором и следить, чтобы нас никто не потревожил.
   С этими словами мальчик растянулся на траве подле Тыквоголового и тут
же уснул, ведь за день он сильно устал.


   6. ТЫКВОГОЛОВЫЙ ДЖЕК ВЪЕЗЖАЕТ В ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД

   На рассвете Тыквоголовый разбудил Типа. Тип протер  глаза,  умылся  в
ручейке и съел кусок хлеба с сыром. Изготовившись таким образом к  похо-
ду, мальчик сказал:
   - Теперь - в путь! До Изумрудного Города  пятнадцать  километров,  и,
если ничего не случится, мы будем там в полдень.
   Тыквоголовый опять сел верхом на Коня, и путешествие возобновилось.
   Тип обратил внимание, что фиолетовый цвет травы  и  деревьев  заметно
поблек, стал бледно-лиловым, и чем ближе они подходили к Изумрудному Го-
роду, тем явственнее проступали в нем зеленые оттенки.
   Маленькая компания дружно шагала вперед, но не успели  они  пройти  и
двух миль, как дорога из желтого кирпича оборвалась  -  путь  преградила
широкая и быстрая река. Тип стал прикидывать,  как  бы  ее  пересечь,  и
вдруг заметил паром, направлявшийся прямехонько к их берегу,  а  на  нем
какого-то человека.
   Когда паром пристал. Тип обратился к его хозяину с вежливой просьбой:
   - Не будете ли вы так добры перевезти нас на ту сторону?
   - За деньги - перевезу, - отвечал паромщик, на вид сердитый и  непри-
ветливый.
   - Но у меня нет денег, - растерялся Тип.
   - Совсем? - уточнил его собеседник.
   - Совсем, - развел руками мальчик.
   - Тогда зачем мне надрываться - везти тебя на тот  берег?  -  спросил
паромщик.
   Тут в беседу неожиданно вступил Тыквоголовый.
   - Счастлив с вами познакомиться, - затараторил он с  радостной  улыб-
кой. - Вы просто на редкость милый человек!
   Паромщик смерил его недоуменным, презрительным взглядом, однако ниче-
го не сказал. Тип совсем пригорюнился: похоже было, что  их  путешествие
закончилось, едва начавшись.
   - Но мне очень нужно в Изумрудный Город, - сказал он паромщику,  -  а
без вашей помощи через реку не перебраться.
   Человек засмеялся, и смех его был недобрым.
   - Эти твои козлы, вообразившие себя конем, поплывут,  как  бревно,  -
сказал он, - а верхом на бревне переплыть реку ничего не  стоит  Что  до
тыквоголового недотепы, который тебе прислуживает, то он если и  потонет
- беда невелика.
   - Обо мне не волнуйтесь, - попросил Джек,  мило  улыбаясь  ворчливому
паромщику, - я лично уверен, что выплыву.
   Тип прикинул и решил попробовать. Конь не возражал: он просто не знал
по неопытности, что такое опасность. Мальчик завел его в воду и сел вер-
хом. Джек тоже зашел в воду и ухватился за конский хвост. Теперь над во-
дой была видна лишь его голова-тыква.
   - А ну-ка, - обратился Тип к Коню, стараясь говорить внятно и  доход-
чиво, - начинай изо всех сил болтать ногами. Глядишь, с твоей помощью мы
переберемся на другой берег.
   Конь принялся перебирать ногами, загребая воду, как веслами,  и  мед-
ленно повлек путешественников через  реку  на  противоположную  сторону.
Скоро они уже выбрались на траву, мокрые, но очень довольные.
   Конь плыл так аккуратно, что у Типа вымокли лишь башмаки и  штаны  до
колен. Тыквоголовый же, само собой разумеется, промок до нитки.
   - На солнышке мы быстро обсохнем, - успокоил его Тип. - Главное,  что
мы благополучно перебрались через реку, даже и без помощи  паромщика,  а
значит, можем теперь продолжить наше путешествие.
   - Мне понравилось плавать, - заметил Конь.
   - И мне, - добавил Джек.
   Вскоре они вновь вышли на дорогу из желтого кирпича, и Тип опять уса-
дил Тыквоголового верхом.
   - Если скакать быстро, - посоветовал он, - одежда высохнет  на  ветру
вмиг. Я могу бежать позади, держась за хвост Коня. Так мы все трое и об-
сохнем.
   - Тогда пусть Конь прибавит шагу, - предложил Джек.
   - Рад стараться, - бодро отозвался Конь.
   Тип ухватился за конец ветки, служившей тому хвостом, и  громко  ско-
мандовал: "Но!"
   Конь резко зашагал вперед. Тип - за ним, сзади. Вскоре он решил,  что
они могли бы двигаться еще быстрее, и крикнул: "Пшел!"
   Конь уже знал, что это слово означает приказ бежать как  можно  быст-
рее, и бросился вскачь, да так, что Тип, поспешая за  ним,  еле  успевал
перебирать ногами. Он мчался, как не бегал никогда в жизни, и скоро  так
запыхался, что не мог даже крикнуть "Тпру!". А тут еще кончик хвоста, за
который он держался - ведь это была всего  лишь  сухая  ветка,  -  вдруг
оторвался, и мальчик покатился кубарем в дорожную пыль. Конь с  тыквого-
ловым наездником продолжали нестись вперед и скоро совсем исчезли из ви-
ду.
   Когда Тип через некоторое время поднялся наконец и откашлялся, он уже
без труда мог крикнуть "Тпру!", но кричать было некому.
   Самое разумное в таком положении - присесть и  отдохнуть,  что  он  и
сделал. Потом поднялся и тронулся дальше.
   - Рано или поздно я их обязательно догоню, - решил про  себя  Тип,  -
дорога ведет к воротам Изумрудного Города, и мимо им никак не проехать.
   Конь между тем лихо скакал вперед, Джек - на нем, вцепившись  в  упор
обеими руками. Ни тот, ни другой даже не подозревали,  что  Тип  отстал,
ведь Тыквоголовый боялся оглянуться, а Конь оглянуться и вовсе не мог.
   На скаку Тыквоголовый успел заметить, что трава и деревья сильно  по-
зеленели, и по этому догадался, что они приближаются к Изумрудному Горо-
ду, еще прежде, чем увидел его высокие купола и шпили.
   Вдруг прямо перед ними возникла высокая стена, сложенная из  зеленого
камня и густо усеянная изумрудами. Конь и не  подумал  остановиться  (он
этого просто пока не умел), и не миновать бы им  беды,  да,  к  счастью,
Джек в последний миг завопил что есть мочи: "Тпру!"
   Конь остановился так неожиданно, что, не держись  Джек  за  распорку,
он, конечно, кувыркнулся бы через голову, а возможно, остался бы  совсем
без головы.
   - Вот это была скачка, дорогой папаша! - воскликнул он; не слыша  от-
вета, оглянулся и тут только обнаружил, что Тип исчез.
   Это обстоятельство сильно озадачило и обеспокоило Тыквоголового. Пока
он сокрушался о мальчишке и соображал, что ему делать дальше,  ворота  в
зеленой стене открылись, и из них вышел человек.
   Это был толстенький коротышка с круглым и добродушным лицом. Одет  он
был во все зеленое, на голове - высокая остроконечная шляпа, на глазах -
зеленые очки. Он поклонился Тыквоголовому и сказал:
   - Я - Страж Ворот Изумрудного Города. Позвольте осведомиться, кто  вы
такой и чем занимаетесь?
   - Меня зовут Тыквоголовый Джек, - ответил тот улыбаясь, - а чем я за-
нимаюсь - мне пока и самому неведомо.
   Страж Городских Ворот очень удивился и покачал головой, явно  неудов-
летворенный ответом.
   - Так кто же вы все-таки: человек или тыква? - переспросил он  вежли-
во.
   - Или то или другое - уж как вам  будет  угодно,  -  любезно  отвечал
Джек.
   - А этот деревянный конь неужели живой? - снова спросил Страж.
   Конь покосился на него круглым глазом, а другим хитро подмигнул  Дже-
ку. Потом весьма грациозно взбрыкнул и, как бы случайно, наступил  копы-
том Стражу на ногу.
   - Ой! - воскликнул тот. - Прошу прощения за вопрос. Ответ очень  убе-
дителен. У вас, наверное, есть какое-нибудь дело в Изумрудном Городе?
   - Кажется, есть, - отвечал Тыквоголовый очень серьезно, - только  ка-
кое, я не знаю. Все знает папаша, но его-то здесь как раз и нет.
   - Странно, очень странно! - почесал в затылке Страж.  -  Впрочем,  на
вид вы вполне безобидны. Разве мог бы злодей так чудесно улыбаться?
   - А я по-другому не умею, - сказал Джек. - Ведь  улыбка  вырезана  на
моем лице перочинным ножом.
   - Ну ладно, пойдемте ко мне, - заключил Страж,  -  а  там  что-нибудь
придумаем.
   И Джек въехал верхом на Коне сначала в ворота, а потом в залу, устро-
енную в городской стене. Страж дернул за шнурок звонка, и тотчас  же  из
другой двери появился очень высокий солдат, одетый во  все  зеленое.  На
плече он нес зеленое ружье, лицо его украшали роскошные  зеленые  бакен-
барды необыкновенной длины.
   Страж обратился к нему:
   - Вот странник, который не знает, зачем он прибыл в Изумрудный  Город
и что ему здесь нужно. Как нам с ним быть? Посоветуй.
   Солдат с Зелеными Бакенбардами оглядел с  любопытством  Джека,  потом
энергично тряхнул головой, так что бакенбарды разлетелись в разные  сто-
роны пушистой волной, и сказал:
   - Надо бы странника отвести к его величеству Страшиле.
   - А зачем он, собственно, его величеству Страшиле? Да и  ему  что  за
дело до его величества? - спросил Страж Ворот.
   - Это уж пусть думает его величество, - отвечал Солдат, - или  вдвоем
пусть что-нибудь сообразят. А у меня своих дел по  горло.  Так  что  на-
день-ка на этого парня очки, и я отведу его прямиком в королевский  дво-
рец.
   Страж открыл большую коробку, в которой  лежало  множество  очков,  и
стал подбирать для Джека подходящую пару.
   - Боюсь, у меня ничего для тебя не найдется, - вздохнул он наконец. -
Голова уж очень большая, придется очки сзади связать веревочкой.
   - А зачем мне вообще очки? - спросил Джек.
   - Это у нас в Изумрудном Городе такой обычай, -  объяснил  Солдат.  -
Без них ты можешь ослепнуть от блеска и сверкания драгоценных камней.
   - Вот как! - воскликнул Джек. - Тогда наденьте на меня скорее очки, я
не хочу ослепнуть!
   - И я не хочу, - вмешался Конь, и еще одна пара  зеленых  очков  была
извлечена из коробки и водружена на выпяченные сучки, служившие ему гла-
зами.
   Затем Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их сквозь внутренние  во-
рота, и они оказались на блистающей великолепием главной улице  Изумруд-
ного Города.
   Драгоценные камни, переливающиеся всеми оттенками зеленого цвета, ук-
рашали фасады домов, крыши и башни. Даже тротуар был из зеленого  мрамо-
ра, что должно было производить неотразимое впечатление, особенно на то-
го, кто видел это впервые.
   Однако Тыквоголовый и Конь мало смыслили в красоте и еще меньше в бо-
гатстве, а потому довольно равнодушно  отнеслись  к  чудесному  зрелищу,
открывшемуся им сквозь зеленые очки. Они чинно следовали за зеленым вои-
ном сквозь толпы любопытных зевак. Какой-то зеленый пес выскочил было на
них с лаем. Но Конь, недолго думая, лягнул его деревянной ногой, и пес с
воем убрался назад в свою подворотню. Никаких более серьезных происшест-
вий по дороге к дворцу не случилось.
   Тыквоголовый хотел было въехать верхом по зеленым мраморным  ступеням
дворца прямо в покои Страшилы, но Солдат воспротивился.  Джеку  пришлось
спешиться и отдать Коня на попечение слуги, после чего  в  сопровождении
Солдата с Зелеными Бакенбардами он  вступил  во  дворец  через  парадный
вход.
   Оставив чужестранца в богатой приемной. Солдат пошел о нем  доложить.
Его величество был в этот час свободен и скучал без дела, поэтому  посе-
тителя велено было немедля провести в тронный зал.
   Непонятливый Джек не испытывал ни страха, ни робости при мысли о том,
что ему предстоит встреча с правителем столь  великолепного  города.  Но
когда он вошел в зал и увидел его величество Страшилу на сверкающем  ал-
мазами троне, он замер в совершеннейшем изумлении.


   7. ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО СТРАШИЛА

   Читателю этой книги, наверное, уже известно, кто такой  Страшила,  но
Тыквоголовый Джек почти ничего не знал о неподражаемом  правителе  Изум-
рудного Города, а потому изумлению его не было предела.
   Страшила был одет в костюм блекло-голубого цвета, его  голова  предс-
тавляла собой небольшой мешок, набитый соломой, с грубо намалеванными на
нем глазами, ушами, носом и ртом. Одежда была также набита  соломой,  но
крайне небрежно - где густо, где пусто. Руками  его  величеству  служили
перчатки, плотно набитые ватой. То тут  то  там  из  монаршего  сюртука,
из-за шиворота, из штанов торчали пучки соломы. Голову Страшилы украшала
золотая корона, густо усыпанная сверкающими драгоценными камнями, -  под
ее тяжестью на лбу собрались морщины, что придавало  нарисованному  лицу
глубокомысленное выражение. Пожалуй, если бы не корона,  Страшила-Король
был бы просто Страшилой, то есть обычным огородным пугалом -  нескладным
и неуклюжим.
   Если Джека поразил внешний вид его величества, то и Страшилу вид Тык-
воголового поразил ничуть не меньше. Бордовые  штаны,  розовый  жилет  и
красная рубашка болтались на странном посетителе, как на вешалке,  а  на
физиономии-тыкве застыла глуповато-счастливая улыбка.
   Сперва Страшила подумал, что гость смеется над ним, и хотел уже  было
обидеться. Но не случайно правитель  Страны  Оз  прославился  мудростью.
Внимательнее приглядевшись, он заметил, что черты  лица  Джека  вырезаны
раз и навсегда, так что серьезный вид тот не мог бы принять,  даже  если
бы очень захотел.
   В течение нескольких минут два пугала молча разглядывали друг  друга.
Король заговорил первым. Он спросил:
   - Откуда ты пришел и каким образом ты ожил?
   - Прошу прощения, ваше величество, - отвечал Тыквоголовый, - но я вас
не понимаю.
   - Как не понимаешь? - удивился Страшила.
   - Я же не знаю вашего языка, - пояснил Джек. - Я, видите ли, иностра-
нец, пришел из Страны Гилликинов.
   - Ах, вот в чем дело! - воскликнул Страшила. -  Сам-то  я  говорю  на
языке Жевунов, как и все в Изумрудном Городе. Ты же, как я полагаю,  го-
воришь на языке Тыквоголовых?
   - Точно так, ваше величество, - отвечал его собеседник, энергично ки-
вая, - так что понять друг друга нам, увы, невозможно.
   - Экая досада! - пожалел Страшила. - Придется искать переводчика.
   - Кто такой переводчик? - спросил Джек.
   - Человек, который понимает сразу два языка - твой и мой. Когда я те-
бе что-нибудь скажу, переводчик растолкует тебе смысл моих слов, а когда
ты мне что-нибудь ответишь, он растолкует мне смысл твоих слов. Ибо  пе-
реводчик не только понимает оба языка, но и говорит на них с  одинаковой
легкостью.
   - Это вы здорово придумали, - похвалил Джек,  весьма  довольный  тем,
что из сложного положения нашелся такой простой выход.
   Страшила тут же приказал Солдату  с  Зелеными  Бакенбардами  поискать
среди жителей Изумрудного Города кого-нибудь, кто понимал бы язык Гилли-
кинов, и тотчас доставить этого ученого человека ко двору.
   Когда Солдат вышел. Страшила предложил:
   - Не хочешь ли пока присесть?
   - Ваше величество забыли, что я его не понимаю, - отвечал  Тыквоголо-
вый. - Если вы предлагаете мне присесть, сделайте какой-нибудь знак.
   Страшила сошел с трона и пододвинул кресло к Тыквоголовому сзади. За-
тем он неожиданно пихнул Джека в грудь, так, что тот  рухнул  на  мягкие
подушки, сложившись при этом с громким стуком, как перочинный нож.
   - Ты понял мой знак? - вежливо спросил Страшила.
   - Вполне, - ответил Джек, руками поворачивая свою голову  лицом  впе-
ред. Время от времени в этом возникала нужда,  поскольку  тыква  слишком
свободно вращалась на стержне, служившем шеей.
   - Делали тебя, похоже, наспех, - заметил Страшила, наблюдая за безус-
пешными попытками Джека распрямить длинные ноги.
   - Вас, похоже, тоже, ваше величество, - последовал ответ.
   - Есть, однако, и разница: я гнусь, но не ломаюсь, а ты ломаешься, но
не гнешься.
   В этот момент вернулся Солдат,  ведя  за  руку  молоденькую  девушку,
очень приятную и скромную на вид. Лицо у нее было премиленькое, а  глаза
и волосы восхитительно зеленого цвета.  Изящная  зеленая  шелковая  юбка
достигала коленей, открывая зеленые шелковые чулки  с  вышивкой  в  виде
стручков гороха и зеленые атласные туфельки,  украшенные  вместо  бантов
или пряжек пучками салата латука. По пояску были вышиты листочки  клеве-
ра, изящный маленький жакет украшали изумруды.
   - Ба, да это Джелия Джемм! - воскликнул Страшила, когда девушка  веж-
ливо поклонилась. - Ты понимаешь язык Гилликинов, милочка?
   - О да, ваше величество, - ответила та, - ведь я родилась там.
   - Тогда будь нашим переводчиком, - попросил  Страшила,  -  и  передай
этому Тыквоголовому все, что я ему скажу, а мне передай все, что он  мне
скажет. Такой порядок тебя устроит? - спросил он, поворачиваясь к гостю.
   - Лучше не придумаешь, - одобрил тот.
   - Тогда спроси его для начала, - обратился Страшила к Джелии,  -  что
привело его в Изумрудный Город?
   Но девушка, пристально посмотрев на Джека, вдруг сказала ему:
   - Ну и странное же ты создание! Кто тебя сделал?
   - Мальчик по имени Тип, - ответил Джек.
   - Что он говорит? - осведомился Страшила. - Мои уши, должно быть, ме-
ня обманывают. Что он такое сказал?
   - Он сказал, что мозги вашего величества, кажется, совсем перевороши-
лись, - отвечала девушка застенчиво.
   Страшила заерзал на троне и ощупал свою голову руками.
   - Какое это, наверное, счастье - понимать два разных языка, -  сказал
он растерянно. - Спросика его еще, милочка, не будет  ли  он  возражать,
если я велю посадить его в тюрьму за оскорбление  правителя  Изумрудного
Города.
   - Но я не оскорбил вас! - негодующе воскликнул Джек.
   - Ш-ш-ш! - остановил его Страшила. - Подожди, пока  Джелия  переведет
мою речь. Зачем же нам переводчик, если ты влезаешь без очереди?
   - Ладно, подожду, - угрюмо отвечал Тыквоголовый, меж тем как его лицо
улыбалось так же весело и добродушно, как всегда.
   - Переведи-ка его речь, уважаемая.
   - Его величество интересуется, не голоден ли ты, - сказала Джелия.
   - О, нисколько! - отвечал Джек, сразу приободрившись. - Тем более что
я вообще никогда не ем.
   - И я тоже, - кивнул Страшила. - Что он говорит, милочка?
   - Он спрашивает, известно ли вам, что у вас один глаз больше другого?
- лукаво сказала девушка.
   - Не верьте ей, ваше величество! - вскричал Джек.
   - А я и не верю, - спокойно ответил Страшила. Бросив на девушку прон-
зительный взгляд, он спросил: - Ты правда понимаешь и язык Гилликинов, и
язык Жевунов?
   - Совершенно верно, ваше величество, -  отвечала  Джелия  Джемм,  изо
всех сил стараясь не рассмеяться в лицо королевской особе.
   - Но почему же я понимаю их оба? - осведомился Страшила.
   - Да потому, что это один и тот же язык! - открыто рассмеялась девуш-
ка. - Неужто ваше величество не знает, что в Стране Оз  все  говорят  на
одном языке?
   - Правда?! - вскричал Страшила с явным облегчением.  -  Значит,  меня
нечего переводить!
   - Это все я виноват, ваше величество, - покаялся Джек, выглядя,  надо
сказать, довольно глупо. - Я-то думал, что раз мы из разных  королевств,
то должны непременно говорить на разных языках.
   - Впредь не думай, - строго предупредил его Страшила. - Если с  дума-
нием туго, будь лучше просто пугалом - тоже достойное занятие.
   - Буду просто пугалом, - согласился Джек.
   - Сдается мне, - продолжал Страшила уже более мягко, -  что  пирог  с
отменной начинкой лучше, чем негодная голова.
   - Увы, ваше величество, я не мог  себе  выбрать  другую,  -  вздохнул
Джек.
   - Жаль! Впрочем, ведь и я тоже, - добродушно улыбнулся Страшила. -  А
раз мы с тобой товарищи по несчастью - давай дружить!
   - С сердечным удовольствием! - обрадовался Джек.
   - Как! У тебя есть сердце? - удивленно спросил Страшила.
   - Нет, - смутился его собеседник, - это  только  говорится  так,  для
красоты.
   - Ты и сам красавец хоть куда, - уверил его Страшила.  -  О  красотах
речи я бы на твоем месте не заботился - как-никак для этого нужны мозги,
а их-то у тебя и нету.
   - Согласен! - на всякий случай не стал спорить Джек,  хотя  он  реши-
тельно ничего не понял.
   Милостиво отпустив Джелию Джемм и Солдата  с  Зелеными  Бакенбардами,
его величество взял своего нового друга за руку и повел его  во  двор  -
метать кольца в цель.


   8. АРМИЯ ПОВСТАНЦЕВ ГЕНЕРАЛА ДЖИНДЖЕР

   Тип так торопился догнать Джека и Коня, что почти  половину  пути  до
Изумрудного Города прошел без остановки. К этому времени он сильно  про-
голодался, но, увы, все припасы - и сухари, и сыр - уже были съедены.
   Так он шел себе и шел и думал, где бы чего поесть, как вдруг  заметил
у обочины дороги юную девицу. Она сидела на траве, одета  же  была,  как
показалось мальчику, с царским  великолепием:  шелковый  жилет  изумруд-
но-зеленого цвета, юбка из разноцветных клиньев - спереди голубой, с ле-
вого боку желтый, сзади красный, а с правого боку - фиолетовый. Пуговицы
на жилете тоже были четырех цветов: верхняя - голубая, потом желтая, по-
том розовая и нижняя - фиолетовая.
   С трудом оторвав взгляд от красивого и  яркого  платья.  Тип  перевел
взгляд на лицо его обладательницы и заметил, что оно очень  хорошенькое,
только уж слишком вызывающее и дерзкое. Пока паренек стоял так,  раскрыв
рот, девица в свою очередь обратила на него внимание. У  ее  ног  стояла
корзинка с едой, в одной руке она держала аппетитный бутерброд, в другой
руке - сваренное вкрутую яйцо, при виде которых Типу захотелось есть еще
сильнее.
   Он уже собирался было попросить кусочек, но тут девица встала  и  от-
ряхнула крошки с платья.
   - Ну, - сказала она, - мне пора. Можешь понести эту корзинку, а  если
ты голоден - разрешаю тебе полакомиться ее содержимым.
   Тип подхватил корзинку и потрусил следом за странной девицей, не  на-
доедая ей вопросами, тем более что рот его был занят  едой.  Она  быстро
шагала впереди, и вид у нее был необыкновенно решительный и важный.
   Утолив голод, он догнал хозяйку корзинки и пошел с нею рядом,  стара-
ясь не отставать, что было нелегко, ибо девица была длинноногая, намного
выше Типа и, похоже, здорово спешила.
   - Спасибо за бутерброды, - вежливо сказал Тип. - Как тебя зовут? Ска-
жи, пожалуйста.
   - Генерал Джинджер, - последовал краткий ответ.
   - О-о! - изумился мальчик. - Ты генерал?
   - Я командую Армией повстанцев, - отчеканила девица с излишней, пожа-
луй, резкостью.
   - О-о! - еще больше удивился Тип. - А я и не знал, что идет война.
   - Ты не мог этого знать, - объяснила Джинджер, - потому что это  вой-
на. Просто чудо, что ее никто не разболтал, - ведь Армия состоит  сплошь
из девиц, - добавила она с гордостью. - Война идет, хотя об этом никто и
не подозревает.
   - Вот, оказывается, в чем дело, - Тип даже присвистнул. -  А  где  же
твоя Армия?
   - Примерно в километре отсюда, - сказала Генерал Джинджер. - По  моей
команде повстанцы собрались со всей Страны Оз. Сегодня  мы  предполагаем
победить и свергнуть с престола его величество Страшилу. Армия  повстан-
цев ждет лишь моего прибытия, чтобы двинуться на Изумрудный Город.
   - Ну и дела, - вздохнул Тип. - Кто бы мог подумать?! Но позволь  тебя
все-таки спросить, зачем вы хотите свергнуть его величество Страшилу?
   - Довольно уже Изумрудным Городом правил мужчина, - заявила девица  с
вызовом. - Кроме того, город украшен драгоценными камнями,  которые  го-
раздо больше подходят для колец, браслетов и ожерелий, а на деньги,  ле-
жащие без толку в королевской казне, можно для каждого повстанца  купить
не меньше дюжины новых платьев. Вот почему мы намерены завоевать  Город,
свергнуть правительство и править отныне самостоятельно.
   Эти слова Джинджер произнесла с энергией и решимостью, свидетельство-
вавшими о серьезности ее намерений.
   - Но война ужасна! - напомнил Тип.
   - Эта война будет очень приятной, - бодро отвечала девица.
   - Многие из вас, возможно, будут убиты! - продолжал мальчик  страшным
голосом.
   - Ну да! - дерзко усмехнулась Джинджер. - Ни один мужчина  не  сможет
противостоять хорошенькой девушке, а уж тем более обидеть. А в моей  Ар-
мии все - прехорошенькие.
   Тип рассмеялся.
   - Возможно, твой расчет верен, - признался он, - однако  Страж  Ворот
считается верным Стражем, да и Королевское Войско  не  сдаст  Город  без
боя.
   - Войско разленилось и  одряхлело,  -  бросила  презрительно  Генерал
Джинджер. - У него только и забот, что отращивать бакенбарды,  да  и  то
половину повыдергала жена. Когда царствовал Волшебник, Солдат с Зелеными
Бакенбардами был еще хоть куда, поэтому Волшебника  многие  боялись.  Но
кто, скажите на милость, боится Страшилу? Нет,  Королевское  Войско  для
войны давно уже негодно.
   Некоторое время они шли молча и вскоре вышли на большую лесную  поля-
ну, где собралось несколько сот девиц. Они смеялись и болтали между  со-
бой, как сороки, так весело, словно собрались не на войну, а на пикник.
   Тип заметил, что повстанцы, поделенные на четыре отряда, одеты  точно
так же, как Генерал Джинджер. Только у представительниц Королевства  Же-
вунов спереди на юбках был голубой клин, у Квондилогов - розовый,  Мигу-
нов - желтый, а у Гилликинских девиц - фиолетовый. На всех были  зеленые
жилеты в честь Изумрудного Города, который они намеревались захватить, а
цвет верхней пуговицы указывал  на  местность,  откуда  явилась  облада-
тельница жилета. В целом Армия выглядела очень изысканно и эффектно.
   Тип подумал поначалу, что странные мятежницы безоружны, но он ошибал-
ся. У каждой из пучка волос на затылке торчали две длинные  и  блестящие
вязальные спицы.
   Генерал Джинджер взобралась на большой пень и обратилась  к  Армии  с
речью.
   - Подруги, согражданки и любезные девицы! - провозгласила она.  -  Мы
начинаем великое восстание против мужчин Страны Оз! Мы завоюем  Изумруд-
ный Город - сбросим с трона Короля Страшилу - захватим тысячи  драгоцен-
ных камней - разграбим королевскую казну - и будем властвовать над  быв-
шими нашими угнетателями!
   - Ура-а! - закричали те, кто ее услышал. Большая часть Армии, как по-
казалось Типу, была слишком увлечена болтовней и даже не обратила внима-
ния на речь своего Генерала.
   Тут прозвучала команда выступать, девицы разбились на четыре отряда и
быстрым шагом тронулись в направлении Изумрудного Города.
   Мальчик тащился позади всех, согнувшись под грузом корзинок, пледов и
тюков, которые поручили его заботам бравые воительницы. Очень скоро  они
пришли к зеленым стенам Города и остановились у ворот.
   Страж Городских Ворот вышел и принялся  с  любопытством  разглядывать
войско, как будто перед ним был цирк. Связка ключей болталась у него  на
шее, а руки были беспечно засунуты в карманы. Страж явно не подозревал о
том, что у стен Города стоит враг, и обратился к девицам очень галантно:
   - Доброе утро, лапочки! Чем могу быть вам полезен?
   - Сдавайся немедленно! - приказала Генерал Джинджер, встав прямо  пе-
ред ним и сурово насупившись, насколько это позволяло ее хорошенькое ли-
чико.
   - Как - сдавайся? - поразился толстяк. - Почему? Зачем? Это  беззако-
ние. Это неслыханно.
   - Тем не менее - сдавайся! - свирепо повторила Джинджер. -  Мы  повс-
танцы!
   - Вот никогда бы не сказал! - покачал головою Страж, переводя  восхи-
щенный взгляд с одной на другую.
   - Нет, повстанцы! - вскричала Джинджер, нетерпеливо топая ногой. - Мы
пришли, чтобы завоевать Изумрудный Город!
   - Боже мой! - удивился Страж Городских Ворот. - Кто это вас надоумил?
Идите скорее домой, девочки, идите к своим добрым мамашам - доите  коров
и пеките хлеб. Шуточное ли дело - завоевывать Город!
   - Мы ничего не боимся! - отозвалась предводительница войска, и ее ре-
шительный вид обеспокоил Стража уже не на шутку.
   Он позвонил в колокольчик, чтобы вызвать Солдата с Зелеными Бакенбар-
дами, но в ту же минуту пожалел об этом, ибо немедленно был окружен тол-
пой девиц, которые повыдергивали из волос вязальные спицы и  начали  ими
размахивать в опасной близости от толстых щек и растерянно мигающих гла-
зок злополучного Стража.
   Бедняга громко запросил пощады и не стал оказывать ни малейшего  соп-
ротивления, даже когда Джинджер сорвала с его шеи связку с ключами.
   Вся Армия во главе с Генералом бросилась к воротам и тут  столкнулась
с Королевским Войском Страны Оз - иначе говоря, с  Солдатом  с  Зелеными
Бакенбардами.
   - Стой! - громко выкрикнул он, направляя свое длинное ружье на  пред-
водительницу.
   Некоторые из девиц с визгом бросились наутек, но Генерал Джинджер  не
двинулась с места, а только проговорила укоризненно:
   - Неужели ты сможешь застрелить бедную беззащитную девушку?
   - Ни в коем случае, - ответил Солдат. - Тем более что ружье не  заря-
жено.
   - Неужели не заряжено?
   - Нет, во избежание несчастных случаев. Я уж и забыл,  куда  запрятал
порох и пули. Но если вы согласитесь немного обождать, я сбегаю и  разы-
щу.
   - Не утруждай себя, - ответила Джинджер, после чего повернулась к Ар-
мии и громко объявила: - Девицы! Ружье не заряжено!
   От этой новости мятежницы пришли в восторг. Они пронзительно закрича-
ли "ура!" и пошли в наступление на Солдата такой дружной толпой, что ос-
тавалось лишь удивляться, как это они спицами не поранили друг друга.
   Однако Королевское Войско Страны Оз  не  решилось  принять  бой.  Оно
быстро развернулось и помчалось со всех ног через ворота к  Королевскому
Дворцу. Шумная ватага, возглавляемая Генералом Джинджер,  повалила  сле-
дом.
   Таким вот образом Изумрудный Город был сдан врагу без всякого кровоп-
ролития, а Армия повстанцев стала Армией завоевателей!


   9. СТРАШИЛА ЗАМЫШЛЯЕТ ПОБЕГ

   Тип без труда ускользнул от девиц и последовал за Солдатом с Зелеными
Бакенбардами. При вступлении в Город Армия изрядно  замешкалась:  многие
повстанцы принялись выковыривать вязальными спицами изумруды из  городс-
ких стен и из мостовой. Поэтому Солдат и мальчик достигли дворца гораздо
раньше, чем новость о том, что Изумрудный Город взят неприятелем.
   Страшила и Тыквоголовый Джек продолжали по  очереди  бросать  кольца,
когда во двор ворвалось Королевское Войско, растерзанное,  простоволосое
и безоружное, с развевающейся по ветру всклокоченной бородой.
   - Один - ноль в мою пользу, - невозмутимо проговорил Страшила и доба-
вил, обращаясь уже к Солдату: - Что-то случилось, старина?
   - Ах, ваше величество, ваше величество! Город во власти мятежников! -
еле выдохнуло запыхавшееся Войско.
   - Признаться, не ожидал, - удивился Страшила.  -  Пойди,  пожалуйста,
запри окна и двери, а я пока покажу Тыквоголовому  еще  один  мастерский
бросок.
   Солдат поспешил выполнять приказ. Все это время Тип, вошедший за  ним
следом и остававшийся до сих пор незамеченным, в великом изумлении расс-
матривал Страшилу.
   Его величество как ни в чем не бывало  продолжал  игру,  Тыквоголовый
же, поймав взгляд мальчика, поспешил к нему  со  всех  своих  деревянных
ног, восторженно крича:
   - Привет тебе, благородный родитель! Наконец-то мы снова вместе! Этот
ужасный Конь чуть не унес меня неведомо куда.
   - Так я и думал, - сказал Тип. - Ты не ранен? Не разбился?
   - О нет, я цел и невредим, - отвечал Джек, - и к тому же обласкан его
величеством.
   В этот момент как раз вернулся  Солдат  с  Зелеными  Бакенбардами,  и
Страшила поинтересовался у него:
   - Не скажешь ли, кстати, кто устроил мятеж?
   - Армия девиц, собравшихся со всех концов Страны Оз., - отвечал  Сол-
дат, все еще бледный от страха.
   - А где же было мое Отважное  Воинство?  -  спросил  его  величество,
строго глянув на Солдата.
   - Ваше Отважное Воинство бежало, - честно признался Солдат. - Но уве-
ряю вас, перед грозным оружием, которым располагают захватчики,  устоять
просто невозможно.
   - Что же, - сказал Страшила после минутного размышления,  -  трон,  я
считаю, - потеря небольшая. Мне, по правде говоря, уже и надоело править
Изумрудным Городом, корона так тяжела, что от нее голова болит. Надеюсь,
что мятежники ничего не имеют против меня лично и бунтуют только потому,
что мне случилось быть королем.
   - Напротив, - покачал головой Тип, - я как раз слышал, что они  наме-
рены из вашей тряпичной наружности сшить лоскутный ковер, а вашими внут-
ренностями набить диванные подушки.
   - Выходит, мне и впрямь грозит опасность, - решил Страшила. -  А  раз
так, с моей стороны будет благоразумно подумать о побеге.
   - Куда же ты предполагаешь бежать? - спросил Тыквоголовый Джек.
   - Скорее всего, к моему другу Железному Дровосеку, правителю или, как
он сам считает, императору Мигунов, - последовал ответ. - Я уверен,  что
найду у него защиту.
   Тип выглянул в окно.
   - Дворец окружен, - сказал он. - Бежать уже поздно. Они вот-вот  вор-
вутся и разорвут вас на лоскуты.
   Страшила вздохнул.
   - В критическом положении, - сообщил он присутствующим, - важно  отк-
лючиться и сосредоточиться. Вы уж меня извините, но я на минуточку  отк-
лючусь и сосредоточусь.
   - Но мы ведь тоже в опасности, - испуганно заголосил Тыквоголовый.  -
Если хотя бы одна из девиц умеет стряпать, мне конец!
   - Ерунда! - воскликнул Страшила. - Даже если они умеют  стряпать,  им
сейчас не до этого.
   - Но и прозябание в плену для меня не менее опасно, - уныло  возразил
Джек, - я могу протухнуть.
   - Да, на голову ты слаб, - посочувствовал Страшила. - Дело  и  впрямь
приобретает серьезный оборот.
   - Вы-то можете прожить еще много лет, - причитал  Тыквоголовый,  -  а
мне срок отмерен короткий. Мне каждый денечек дорог!
   - Ну-ну, не унывай раньше времени, - принялся утешать его Страшила. -
Дайте мне только подумать хорошенько, и я обязательно придумаю, как  нам
отсюда выбраться.
   Все затихли и приготовились терпеливо  ждать,  а  Страшила  отошел  в
дальний угол, встал лицом к стене и так стоял добрых пять  минут.  Когда
он повернулся, его нарисованное лицо светилось радостью.
   - Где Конь, на котором ты сюда приехал? - спросил он Тыквоголового.
   - Я сказал, что он очень ценная штука, и твой слуга решил отвести его
в королевскую сокровищницу, - ответил Джек.
   - Я решил, что ему там самое место, ваше величество, - начал оправды-
ваться Солдат, испугавшись, что совершил какую-то промашку.
   - Ты правильно решил, - сказал Страшила. - Животное накормлено?
   - Еще как! Я засыпал полную кормушку опилок.
   - Великолепно! - вскричал Страшила. - Немедля веди его сюда.
   Солдат поспешил выполнить поручение. Вскоре послышался цокот деревян-
ных копыт, и Конь предстал перед ними.
   Его величество критически оглядел скакуна.
   - Не сказать, чтобы красив, - отметил он задумчиво, -  но  бегает,  я
полагаю, неплохо.
   - Просто здорово бегает! - подтвердил Тип, глядя на Коня с восхищени-
ем.
   - Значит, мы сможем верхом на нем прорваться сквозь вражеские ряды  и
добраться до моего доброго друга Железного Дровосека, - заявил Страшила.
   - Навряд ли он выдержит четверых, - засомневался Тип.
   - Но троих-то выдержит наверняка, - решил его величество. -  Придется
не брать с собой Королевское Войско. Тем более что, судя по опыту недав-
ней войны, надежды на него никакой.
   - Но бегает оно тоже неплохо, - рассмеялся Тип.
   - Что ж, я ждал этого, - хмуро проворчал Солдат, - и  стойко  выдержу
удар. Придется, конечно, изменить облик - сбрить мои любимые бакенбарды.
А вообще говоря, еще неизвестно, что опаснее: остаться здесь на  милость
безрассудных девиц или скакать неизвестно куда на необъезженной деревян-
ной лошади.
   - В этом ты прав, - согласился его величество. - Но  я  не  солдат  и
расчетам предпочитаю риск. Садись-ка на Коня, мой мальчик, и,  пожалуйс-
та, ближе к шее.
   Тип ловко вскочил на Коня, потом Солдат и Страшила с  великим  трудом
взгромоздили позади него Тыквоголового. Для  Короля  осталось  так  мало
места, что он неминуемо должен был свалиться, чуть только Конь тронется.
   - Принеси бельевую веревку, - приказал Король своему Войску, - и свя-
жи нас друг с другом. Если уж падать, то всем заодно. - Пока Солдат  хо-
дил за бельевой веревкой. Страшила продолжал рассуждать: - Мне надо быть
чрезвычайно осторожным, как-никак - моя жизнь в опасности.
   - А разве мне надо быть осторожным не чрезвычайно? - обиделся Джек.
   - Не так чрезвычайно, как мне, - назидательно сказал Страшила. - Слу-
чись что со мной, мне сразу и конец. А случись что с тобой, твоя  голова
пойдет на семена.
   Тут вернулся Солдат с длинной веревкой и крепко-накрепко связал  всех
троих, да еще привязал их к туловищу Коня: теперь падения можно было  не
опасаться.
   - Теперь беги открывай ворота, - скомандовал Страшила.  -  Мы  мчимся
навстречу свободе или смерти.
   Во внутренний дворик замка, в котором они находились, можно было про-
никнуть через небольшие ворота, которые Солдат недавно запер по  приказу
его величества. Он подвел к ним Коня,  отодвинул  засов,  и  створки  со
скрипом качнулись в разные стороны.
   - Теперь дело за тобой, - шепнул Тип Коню, - на тебя вся надежда!  Ты
должен нас спасти. Скачи что есть мочи к городским воротам, не  останав-
ливайся ни за что и ни на миг!
   - Ладно, - грубовато ответил Конь и рванулся вперед, да так неожидан-
но, что у Типа перехватило дыхание и он обеими руками  вцепился  в  кол,
который предусмотрительно вбил в шею деревянного скакуна.
   Несколько девиц, оставленных на страже у наружной стены дворца,  были
сметены лихой кавалерийской атакой. Другие с визгом бросились  прочь,  и
лишь одна или две, что похрабрее, успели наугад ткнуть спицами в  бегле-
цов. Типа укололи в левую ногу, и она у него болела потом целый час. Что
же касается Страшилы и Тыквоголового, то им спицы были  нипочем,  уколов
они даже и не почувствовали.
   Конь протоптал по улицам города, перевернул тележку с фруктами,  сбил
с ног нескольких почтенных горожан и с ходу перепрыгнул через  суетливую
маленькую толстушку, назначенную  по  приказу  Генерала  Джинджер  новым
Стражем Городских Ворот.
   Но и здесь горячий Конь не остановился. Вырвавшись из стен Изумрудно-
го Города, он помчал по дороге на запад так стремительно  и  рьяно,  что
Тип почти перестал дышать, а Страшила от изумления онемел.
   Джеку эта бешеная езда уже была знакома, ужасную тряску он  переносил
с безмятежным спокойствием, заботясь лишь о том, как бы тыква-голова  не
соскочила со своего деревянного стержня.
   - Придержите его! Придержите! - простонал Страшила, едва к нему вновь
вернулся дар речи. - Не то из меня вытрясется вся солома!
   Увы, Тип не мог даже вздохнуть, не то что слово молвить, поэтому Конь
продолжал скакать, не сбавляя скорости и,  похоже,  совершенно  забыв  о
своих ездоках.
   Оказавшись на берегу широкой реки, скакун и не подумал  остановиться:
он оттолкнулся, что было силы, от земли и взвился высоко в воздух. Мгно-
вением позже они уже кружились и качались,  уносимые  быстрым  течением.
Конь, еще не сообразив, по-видимому, где находится,  продолжал  молотить
ногами, а наездники, окунувшись поначалу  с  головой  в  поток,  тут  же
всплыли и теперь торчали над водой на манер поплавков.


   10. К ЖЕЛЕЗНОМУ ДРОВОСЕКУ

   Тип, разумеется, промок до нитки, вода стекала с него ручьями, однако
же он догадался наклониться вперед и крикнуть Коню в самое ухо:  "Уймись
ты, дурак! Уймись!"
   Конь тотчас перестал барахтаться и спокойно поплыл  по  течению,  как
небольшой, но надежный плот.
   - Что значит "дурак"? - осведомился он.
   - Это очень укоризненное выражение, -  ответил  Тип,  которому  сразу
стало стыдно за свою грубость. - Я употребляю  его,  только  если  очень
рассержусь.
   - Тогда и я со своей стороны мог бы назвать тебя дураком, -  возразил
Конь. - Разве я придумал, чтобы в этом месте протекала река? И разве хо-
рошо злиться на меня за то, в чем я нисколько не виноват?
   - Ты прав, - согласился Тип, - а виноват я и готов  попросить  проще-
ния. - Затем он обратился к Тыквоголовому: -  С  тобой  все  в  порядке,
Джек?
   Ответа не было. Тогда мальчик окликнул Короля:
   - Ваше величество, с вами-то все в порядке?
   Страшила застонал.
   - Какой уж тут порядок! - просипел он слабым голосом. -  Вода  невоз-
можно мокрая!
   Тип был так крепко связан, что не мог оглянуться на своих  товарищей.
Он мог только попросить Коня:
   - Подгребай, пожалуйста, к берегу.
   Конь старался изо всех сил, и в конце концов, хоть и  не  без  труда,
они достигли-таки противоположного берега реки и выбрались на сушу.
   Изловчившись, мальчик сумел достать из кармана перочинный ножик и пе-
ререзал веревки, которыми ездоки были привязаны друг к другу и  к  дере-
вянному скакуну. Он услыхал, как тяжело плюхнулся наземь Страшила, затем
быстро спрыгнул сам и тут только смог увидеть своего тыквоголового  дру-
га.
   Его  деревянное  туловище  в  великолепных,  хотя  и  мокрых  одеждах
по-прежнему восседало на лошадиной спине, но уже без головы-тыквы  -  на
ее месте сиротливо торчал колышек, служивший Джеку  шеей.  Что  касается
Страшилы, то от тряски вся солома в нем переместилась  в  нижнюю  часть,
так что бедняга лицом стал похож на японского мопса.
   Наверное, это выглядело очень смешно, но Типу было не до смеха: он не
на шутку испугался за Джека. Страшила, хоть и пострадал, но был все-таки
цел. Джекова голова, жизненно ему необходимая, исчезла неизвестно  куда.
Мальчик схватил длинный шест, оказавшийся, к счастью, под рукой, и  отп-
равился на поиски вниз по течению реки.
   Золотистую тыкву, покачивающуюся на волнах, он заметил издалека.  До-
тянуться до нее было невозможно, но спустя какое-то время она сама подп-
лыла ближе к берегу, потом еще ближе, и наконец мальчик смог зацепить ее
шестом и подтащить к себе. Он бережно отер воду с тыквенного лица  носо-
вым платком, побежал назад к Джеку и водрузил обратно на положенное мес-
то.
   - Боже! Какое ужасное приключение! - таковы были первые Джековы  сло-
ва. - Интересно, портятся ли тыквы от воды?
   Тип не стал отвечать на этот вопрос, ведь в его помощи нуждался Стра-
шила. Он аккуратно извлек солому из королевского туловища и ног и разло-
жил ее на солнышке сушиться. Мокрую одежду он развесил на Коне.
   - Если тыквы от воды портятся, - глубокомысленно рассуждал тем време-
нем Джек, - мои дни сочтены.
   - Я никогда не замечал, чтобы тыквы от воды портились,  -  сказал  на
это Тип, - если, конечно, вода не кипяток. Пока голова у тебя не тресну-
ла, друг мой, ты можешь не беспокоиться о своем здоровье.
   - О, моя голова совершенно цела, - тут же откликнулся Джек, явно при-
ободрившись.
   - Тогда все в порядке, - сказал мальчик, - и  нечего  переживать:  от
заботы кошки дохнут.
   - Я рад, - серьезно сказал Джек, - что я не кошка.
   Солнце быстро высушило их одежду. Тип не забывал ворошить солому  его
величества, и очень скоро она стала сухой и хрустящей, как всегда.
   Тогда он аккуратно набил Страшилу и разгладил его лицо так,  что  оно
приняло свое обычное веселое и симпатичное выражение.
   - Большое спасибо, - бодро сказал монарх после того, как погулял нем-
ного по берегу и убедился, что вновь способен ходить и держать  равнове-
сие. - Быть соломенным пугалом в некоторых отношениях очень удобно. Если
рядом друзья, всегда готовые прийти на помощь,  можно  идти  без  страха
навстречу любой опасности.
   - Интересно, не трескаются ли тыквы от жары,  -  снова  забеспокоился
Джек.
   - Можешь не волноваться, - отозвался жизнерадостный Страшила. -  Тебе
нечего бояться, мой мальчик, разве только старости. Когда  твоей  златой
юности придет конец - тут нам придет пора расстаться. А волноваться  за-
ранее, право, не стоит: что будет, то будет. Однако нам  пора  ехать.  В
дорогу! Мне так хочется поскорее увидеть моего друга - Железного  Дрово-
сека!
   Все трое вновь уселись на Коня, Тип ухватился за упор, Тыквоголовый -
за Типа, а Страшила обхватил обеими руками деревянное туловище Джека.
   - Поезжай, но не быстро, за нами теперь никто не гонится, - наставлял
Джек своего скакуна.
   - Ладно, - грубовато бросил тот.
   - Мне кажется, ты немного охрип, не простудился ли? - участливо осве-
домился Тыквоголовый. Конь сердито взбрыкнул и скосил глаз на Типа.
   - Гляди-ка, - фыркнул он, - и этот тоже вздумал меня укорять.
   - Ну что ты, - стал успокаивать его Тип, - Джек вовек не  хотел  тебя
обидеть. И вообще нам незачем ссориться, мы же все добрые друзья!
   - Я не желаю иметь дела с Тыквоголовым,  -  заупрямился  Конь,  -  он
слишком легко теряет голову и вообще он мне не компания.
   Никто не нашелся, что на это ответить, и некоторое время они ехали  в
молчании.
   Вдруг Страшила заговорил:
   - Как мне все здесь напоминает старые добрые времена! Вот на этом зе-
леном холме я спас когдато Дороти от Пчел Злой Волшебницы Запада.
   - Не портятся ли тыквы от пчелиных укусов? - опасливо озираясь, спро-
сил Джек.
   - Вопрос излишний, ведь Пчелы давно мертвы, - ответил Страшила.  -  А
вот на этом месте Ник-Дровосек порубил Серых Волков Злой Волшебницы.
   - А кто такой Ник-Дровосек? - спросил Тип.
   - Так зовут моего друга Железного Дровосека, - отвечал его  величест-
во. - А вот здесь Летучие Обезьяны захватили нас в плен и  унесли  прочь
маленькую Дороти, - сказал он некоторое время спустя.
   - А как Летучие Обезьяны относятся к тыквам? - спросил Джек,  заранее
дрожа от страха.
   - Не знаю, но волноваться опять-таки нет причин, - сказал Страшила, -
ведь Летучие Обезьяны давно и верно служат  Глинде,  нынешней  владелице
Золотой Шапки.
   И набитый соломой монарх надолго умолк, погрузившись в  воспоминания.
А Конь все скакал и скакал вперевалку мимо усыпанных цветами полей и нес
своих седоков вперед.
   Между тем наступили сумерки, постепенно сгустившись в ночь. Тип оста-
новил Коня, и все спешились.
   - Я так устал, - признался мальчик, зевая, - а трава такая  мягкая  и
прохладная! Давайте приляжем здесь и поспим до утра.
   - Но я не умею спать, - возразил Джек.
   - И я тоже никогда не сплю, - сказал Страшила.
   - А я даже не знаю, что такое спать, - добавил Конь.
   - Мы, однако, должны быть внимательны к  бедному  мальчику,  ведь  он
сделан всего лишь из плоти и костей, - рассудил Страшила. - Точно так же
вела себя, помнится, маленькая Дороти. Ночью она всегда спала, а мы  си-
дели рядом и ее охраняли.
   - Вы уж простите меня, - кротко сказал Тип, - но мне без сна никак не
обойтись. К тому же я ужасно голоден!
   - Вот новая опасность! - охнул Джек. - Ты, может быть, еще  и  любишь
тыквы?
   - Только не вареные и не в виде начинки для пирога, - смеясь, ответил
мальчик. - Так что не бойся меня, приятель Джек.
   - Тыквоголовый, да ты просто трус! - презрительно фыркнул Конь.
   - Будешь трусом, если знаешь, что в любой момент  можешь  испортиться
или быть съеденным, - сердито огрызнулся Джек.
   - Полно! - вмешался Страшила. - Не надо ссориться. У каждого  из  нас
свои слабости, дорогие друзья, будем же друг к другу внимательнее.  Бед-
ный мальчик голоден, а есть ему все равно нечего, так давайте хоть  соб-
людать тишину: кто спит, тот обедает.
   - Вот спасибо! - благодарно воскликнул Тип. - Ваше  величество  столь
же добр, сколь и мудр, - этим все сказано!
   Он растянулся на траве и вскоре уже спал глубоко  и  крепко,  положив
голову на набитый соломой живот Страшилы, как на подушку.


   11. НИКЕЛИРОВАННЫЙ ИМПЕРАТОР

   Когда Тип проснулся на рассвете. Страшила уже поднялся. Своими мягки-
ми неловкими пальцами он успел нарвать с растущих поблизости кустов  две
пригоршни сочных спелых ягод. Мальчик с аппетитом съел их и остался  до-
волен завтраком. Вскоре маленькая экспедиция снова тронулась в путь.
   Уже через час езды они достигли вершины горы, откуда  открывался  вид
на город Мигунов: купола и башни императорского дворца  возвышались  над
прочими, более скромными строениями. При виде их Страшила воспрял  духом
и громко воскликнул:
   - Наконец-то я вновь увижу моего старого друга  Железного  Дровосека!
Будем надеяться, что его правление оказалось счастливее, чем мое.
   - Верно ли, что Железный Дровосек  -  император  Мигунов?  -  полюбо-
пытствовал Конь.
   - Совершенно верно. Они пригласили его на эту должность  после  того,
как освободились от Злой Волшебницы, - и император из Ника-Дровосека вы-
шел на славу, можете не сомневаться, - ведь благороднее сердца  не  сыс-
кать в целом мире!
   - А я-то думал, что "император" - это правитель  империи,  -  заметил
Тип. - А у Мигунов, как я знаю, всего только королевство.
   - Только не говори об этом Железному  Дровосеку!  -  предостерег  его
Страшила. - Ты можешь его страшно обидеть. Он в высшей степени достойный
человек, а стало быть, достоин именоваться  Императором,  если  ему  это
нравится.
   - По мне, так разницы никакой, - пожал плечами мальчик.
   Конь продолжал скакать так быстро, что наездникам стоило немалых тру-
дов удержаться у него на спине и им было не до  разговоров.  Вскоре  они
уже подъезжали к ступеням дворца.
   Пожилой Мигун в расшитой серебром ливрее помог им спешиться.  Страши-
ла, напустив на себя важный вид, сказал:
   - Проводи нас немедленно к своему господину - Императору.
   Служитель в явном замешательстве стоял, переводя взгляд с одного гос-
тя на другого. Наконец он ответил:
   - Боюсь, вам придется немного подождать. Как раз сегодня утром  Импе-
ратор не принимает.
   - Почему же? - встревожился Страшила. - Надеюсь, он не болен?
   - Он вполне здоров, - отвечал Мигун. - Просто время  от  времени  его
величество проводит сеанс полировки, и сейчас его августейшее  тело  все
от головы до пят покрыто полировочной мазью.
   - Ну ясно! - воскликнул Страшила с облегчением. - Мой друг всегда был
склонен к щегольству, а теперь, я полагаю, всерьез занялся своей  наруж-
ностью.
   - Точно так, - подтвердил слуга и вежливо поклонился. - Совсем недав-
но наш могущественный Император повелел себя отникелировать.
   - Боже милостивый! - завопил Страшила, услышав эту новость. -  Предс-
тавляю, как заиграли его мозги, если и они тоже  подверглись  полировке!
Однако не заставляй нас ждать, я уверен, что Император примет  нас  зап-
росто, пусть даже не в самом блестящем своем состоянии.
   - Состояние Императора всегда одинаково блистательно, - возразил пре-
данный слуга. - Пожалуй, я все же рискну доложить ему о вашем  прибытии,
а там уж - как он распорядится.
   Предводительствуемые Мигуном в ливрее, путешественники прошли в  рос-
кошную гостиную. Конь тяжело затопал следом: он еще не знал, что лошадям
положено дожидаться хозяев во дворе.
   На всех, даже на Страшилу, внутреннее убранство дворца произвело  ог-
ромное впечатление. Богатые шторы сверкали серебряным шитьем. На изящном
столике посредине гостиной стояла большая серебряная масленка, на  кото-
рой были весьма искусно выгравированы  сцены  из  приключений  Железного
Дровосека, Дороти, Трусливого Льва и Страшилы. На стенах висело множест-
во картин: среди них выделялся портрет Страшилы, выполненный с необыкно-
венным мастерством, а также огромное, не меньше чем на полстены,  полот-
но, на котором был изображен Волшебник Изумрудного Города, вручающий Же-
лезному Дровосеку сердце.
   Посетители глазели по сторонам в безмолвном восторге, но тут  из  со-
седней комнаты послышался радостный вопль:
   - Не может быть! Вот так сюрприз!!!
   В тот же миг двери распахнулись и  в  гостиную  вбежал  Ник-Дровосек.
Первым делом он бросился к Страшиле и так крепко стиснул его в дружеских
объятиях, что тот превратился в подобие гармошки - в сочетание  складок,
складочек и морщин.
   - Мой добрый старый друг! Мой благородный товарищ! - ликовал Железный
Дровосек. - Как я рад увидеть тебя снова!
   Тут он ослабил на миг свои объятия и поднял Страшилу на вытянутых ру-
ках, чтобы полюбоваться на милые его сердцу нарисованные черты.
   Увы! По лицу и по туловищу Страшилы расплылись огромные пятна от  по-
лировочной мази. На радостях Железный Дровосек совершенно позабыл о сос-
тоянии своего костюма, и толстый слой смазки с его железного тела  пере-
шел на одежду и физиономию его друга.
   - Боже! - скорбно воскликнул Страшила. - Что это со мной?!
   - Не печалься, дружище, - отвечал Железный Дровосек. - Тебе достаточ-
но посетить мою Императорскую Прачечную, и ты станешь как новенький.
   - А меня там не испортят? - с сомнением спросил Страшила.
   - Это исключено, - последовал решительный ответ. - Но скажи мне  ско-
рей, какой счастливый случай привел сюда  твое  величество  и  кто  твои
спутники?
   По всем правилам вежливости Страшила представил хозяину Типа и Тыкво-
голового Джека; причем к последнему Железный  Дровосек  проникся  особым
интересом.
   - Ты, кажется, не особенно крепок, - заявил Император, осмотрев свое-
го нового знакомого со всех сторон, - зато совершенно ни на кого не  по-
хож, а потому достоин войти в наш избранный круг.
   - Благодарю вас, ваше величество, - скромно сказал Джек.
   - Надеюсь, на здоровье не жалуешься? - спросил Дровосек.
   - В настоящее время - нет, - со вздохом ответил  Тыквоголовый,  -  но
больше всего на свете я боюсь попасть на кухню.
   - Чепуха! - сказал Император строго, но голосом добрым и приветливым.
- Зачем бояться раньше времени? Ведь твою голову могут  не  сварить,  а,
например, законсервировать, и тогда она будет очень долго храниться.
   В течение этого разговора изумленный Тип разглядывал Дровосека. Прос-
лавленный Император весь состоял из кусков железа, аккуратно друг к дру-
гу подогнанных, спаянных и склепанных, так что получилось довольно  точ-
ное подобие человеческой фигуры. При ходьбе он слегка позвякивал и  пог-
ромыхивал, но сработан был ловко и ладно, его  внешность  портил  только
толстый слой смазки, покрывавший его с головы до ног.
   Поймав на себе внимательный взгляд мальчика, Железный Дровосек вспом-
нил,  наконец,  что  выглядит  не  лучшим  образом.  Извинившись   перед
друзьями, он попросил у них разрешения  удалиться  в  свои  апартаменты,
чтобы дать слугам возможность закончить полировку. Это не  заняло  много
времени.
   Когда Император вернулся, его никелированное тело  было  начищено  до
блеска, и Страшила не преминул выразить восхищение столь сиятельной  на-
ружностью.
   - Воистину мысль о никелировке пришла ко мне в добрый час,  -  сказал
Ник. - Ведь я изрядно поцарапался во время наших странствий и  приключе-
ний. Взгляните, на моей груди слева выгравирована звезда: она не  только
обозначает место, где находится мое прекрасное сердце, но и  весьма  ис-
кусно маскирует  заплату,  сделанную  Волшебником  после  того,  как  он
собственными руками поместил в меня этот ценнейший орган.
   - Выходит, ваше сердце - искусственное? - с любопытством спросил Тык-
воголовый.
   - Никоим образом, - с достоинством возразил Император. -  Я  убежден,
что это самое настоящее сердце, хотя, разумеется, оно  больше  и  жарче,
чем сердца большинства людей.
   Затем он повернулся к Страшиле и спросил:
   - Довольны ли и счастливы ли твои подданные, мой дорогой друг?
   - Я бы этого не сказал, - ответил тот. - Дело в том, что девицы Стра-
ны Оз. подняли мятеж, и ныне я изгнан из Изумрудного Города.
   - Боже правый! - вскричал Железный Дровосек. - Какая жалость! Чем  же
не понравился им король, который столь мудро и милостиво ими правил?
   - Они, видишь ли, считают, что плохо то правило, которое  нельзя  пе-
реправить, - пожаловался Страшила, - и что мужчины уже слишком долго ру-
ководят Страной. Вот почему они захватили мой город, разграбили казну  и
вообще делают теперь что хотят.
   - Ну и ну! Такое и во сне не приснится, - удивленно развел руками Им-
ператор.
   - А некоторые из них, - добавил Тип, - поговаривают, как я слышал,  о
том, чтобы идти сюда и захватить замок и город Железного Дровосека.
   - Ну, этого мы дожидаться не будем, - решительно сказал Император.  -
Мы тотчас же пойдем на них походом, отобьем Изумрудный Город и снова по-
садим Страшилу на трон.
   - Я знал, что ты мне поможешь, - обрадовался Страшила. - Но велика ли
твоя армия?
   - Зачем нам армия! - удивился Дровосек. - Неужели вчетвером, да с по-
мощью моего сверкающего топора, мы не вселим ужас в сердца мятежников?!
   - Нас пятеро, - поправил его Тыквоголовый.
   - Как пятеро? - не понял Железный Дровосек.
   - Есть еще Конь - он силен и бесстрашен, - напомнил Джек, уже  успев-
ший позабыть о своей ссоре с деревянным четвероногим.
   Железный Дровосек недоуменно огляделся: Конь до сих пор стоял в  углу
так тихо, что Император его даже не заметил. Откликнувшись на зов  Типа,
он прогрохотал через комнату, чуть не опрокинув по пути изящный столик.
   - Чудесам, похоже, не будет конца! - искренне изумился Железный  Дро-
восек при виде Коня. - Каким образом это странное существо смогло ожить?
   - Это сделал я, с помощью волшебного  порошка,  -  скромно  признался
мальчик. - Конь нас очень выручил в дороге.
   - Только благодаря ему мы спаслись от мятежников, - добавил Страшила.
   - Тогда мы, конечно же, должны принять его в свою компанию, - объявил
Император. - Живые козлы-конь - это невиданно и неслыханно! А ясная ли у
него голова?
   - Богатым жизненным опытом похвастать не могу, - сам за себя  ответил
Конь. - Но мне кажется, что я довольно смышлен, а иногда возникает  впе-
чатление, что даже чрезвычайно мудр и знающ.
   - Это вполне возможно, - согласился Император, - ведь опыт и мудрость
не одно и то же. Но сейчас время дорого: пора снаряжаться в путешествие.
   Император призвал к себе Лорда-Канцлера и рассказал, как править  ко-
ролевством в его отсутствие. Тем временем из Страшилы вытряхнули солому,
разрисованный мешок, служивший ему головой, чисто выстирали, погладили и
заново набили мозгами, полученными некогда из рук Волшебника. Его одежда
также была вычищена и отглажена императорскими портными, а корона  отпо-
лирована до блеска и вновь пришита к голове. Железный Дровосек  уговорил
своего приятеля ни в коем случае не отказываться от этого символа  коро-
левской власти. Теперь Страшила выглядел очень прилично и  даже  немного
заважничал, хоть от природы был совсем не тщеславен.  Тип  тем  временем
починил и укрепил кое-где деревянные члены Тыквоголового, тщательно  ос-
мотрел Коня и убедился, что тот готов к новым испытаниям.  На  следующее
утро с восходом солнца они тронулись в обратный путь к Изумрудному Горо-
ду. Впереди шел Железный Дровосек со своим сверкающим  топором,  за  ним
верхом на Коне ехал Джек, а по бокам от него шагали Страшила и Тип, вни-
мательно следя за тем, как бы наездник не упал и не повредил свою драго-
ценную голову.


   12. ЖУК-КУВЫРКУН, С.У. и В.О.

   Генерала Джинджер - как вы, конечно, помните, она  возглавляла  Армию
повстанцев - бегство Страшилы из Изумрудного Города не на шутку встрево-
жило. Она испугалась, что, если его величество выступит заодно с  Желез-
ным Дровосеком, ей и ее Армии несдобровать: жители  Страны  Оз,  конечно
же, примут сторону своих давнишних любимцев.
   Тогда Джинджер решила послать Момби депешу, в которой обещала ее щед-
ро наградить, если она употребит свое колдовство на пользу повстанцев.
   Старую Момби настолько взбесила озорная выходка Типа и уж  тем  более
его побег и похищение драгоценного оживительного порошка, что она и  без
приглашения готова была отправиться в Изумрудный Город  и  всячески  со-
действовать разгрому Страшилы  и  Железного  Дровосека,  ставших  теперь
друзьями и союзниками Типа.
   Но прежде чем тронуться в путь, Момби выяснила при помощи колдовства,
что ее враги в это же самое время как раз собираются  туда  же,  куда  и
она. Она уединилась в маленькой каморке на самом  верху  своей  башни  и
там, взаперти, долго колдовала, возводя на пути Страшилы  и  его  друзей
всяческие препятствия.
   Вот почему Железный Дровосек остановился вдруг посреди дороги и  раз-
вел руками:
   - Ничего не понимаю... По этой местности я мог бы, кажется, пройти  с
закрытыми глазами, и вот на тебе - сбился с пути!
   - Возможно ли? - взволновался Страшила. - С чего это ты взял, дорогой
друг, что мы заблудились?
   - Вы видите это огромное поле подсолнухов? Клянусь,  я  ни  разу  его
здесь не видел, сколько ни ходил.
   При этих словах все огляделись, и что же? Широкое поле вокруг  них  и
впрямь все поросло высокими стеблями, каждый из которых был увенчан  ог-
ромным цветком. Эти цветы, ослепительно яркие, золотые и рыжие,  к  тому
же еще вращались, как крошечные ветряные мельницы. От этого  кружения  и
мельтешения путники и вовсе растерялись.
   - Это колдовство! - воскликнул Тип.
   Некоторое время они стояли, не зная, как быть. Потом Железный  Дрово-
сек крякнул, размахнулся изо всей силы топором и принялся рубить стоящие
перед ним стеной стебли. Цветки подсолнухов  тотчас  же  перестали  вра-
щаться, зато теперь в сердцевине каждого показалось хорошенькое  девичье
личико. Личики эти кокетливо улыбались, а увидев, в  какое  изумление  и
испуг повергло путников их появление, расхохотались дружно и весело.
   - Стой! Стой! - закричал Тип, хватая Дровосека за  железную  руку.  -
Разве не видишь - они живые!
   В тот же миг цветки вновь начали вращаться, а лица исчезли.
   Железный Дровосек уронил топор и в крайнем расстройстве сел на землю.
   - Поднять руку на столь прелестные создания было  бы  бессердечно!  -
воскликнул он горестно. - Однако я ума не приложу, как нам  теперь  дви-
гаться дальше.
   - Эти девицы очень похожи на повстанцев, - задумчиво проговорил Стра-
шила. - Непонятно только, как они смогли нас так быстро выследить и нас-
тичь.
   - Я совершенно уверен, что здесь замешано колдовство, - твердо сказал
Тип, - кто-то решил сыграть с нами злую шутку,  и  этот  кто-то,  скорее
всего, - старая Момби. Вполне вероятно, что  никаких  подсолнухов  здесь
нет - они нам только кажутся.
   - Тогда давайте попробуем зажмуриться и пройти сквозь них, -  предло-
жил Железный Дровосек.
   - Вот это не выйдет, - вздохнул Страшила, - ведь мои глаза нарисованы
открытыми. Если у тебя есть железные веки, не думай, будто все мы устро-
ены так же, как ты.
   - У Коня, например, вместо глаз - сучки, - сказал Тип,  потом  накло-
нился к своему четвероногому другу и очень внимательно на  него  посмот-
рел. - А ну-ка, - скомандовал Тип Коню, - скачи вперед, а мы за тобой, и
так избавимся, может быть, от наваждения. У меня уже в  глазах  рябит  и
голова раскалывается.
   Итак, Тыквоголовый пришпорил Коня, а Тип  тронулся  следом.  Замыкали
шествие Страшила и Железный Дровосек. Они сделали всего несколько  шагов
и обнаружили вдруг, что путь совершенно свободен. Подсолнухов,  как  это
ни странно, след простыл.
   Компания бодро двинулась вперед, но старая Момби не желала  сдаваться
- она придумывала все новые хитрости. Вид окрестностей то и дело  менял-
ся, и путешественники, конечно, заблудились бы, если б не мудрость Стра-
шилы: он решил, что направление надлежит определять только по солнцу,  -
а поскольку никакое колдовство не может изменить путь  солнца  по  небу,
надежнее путеводителя и впрямь не придумаешь.
   Без приключений, однако, не обошлось. Конь провалился  ногой  в  кро-
личью нору и полетел кувырком. Тыквоголового при этом подбросило  высоко
в воздух, что для него кончилось бы печально, если бы Железный  Дровосек
не успел ловко, на лету, поймать тыкву,  оставшуюся,  к  счастью,  целе-
хонькой. Тип вмиг приладил ее туда, где ей  полагалось  быть.  Положение
Коня было сложнее: нога, извлеченная из кроличьей норы,  оказалась  сло-
манной - ее предстояло чинить или заменить новой, без этого о дальнейшем
продвижении нечего было и думать.
   - Плохо дело, - сказал Железный Дровосек, - если бы поблизости  росли
хоть какие-нибудь деревья, я бы в два счета смастерил для бедняги  новую
ногу, но вокруг не видно даже кустарника.
   - В этой части Страны Оз нет, как назло, и жилья - ни домов, ни забо-
ров, - посетовал Страшила.
   - Неужели ничего нельзя сделать? - опечалился мальчик.
   - Вся надежда на мои мозги, - сказал его величество. - Знаю по опыту:
из самого безвыходного положения выход всегда найдется, надо лишь получ-
ше его поискать.
   - Так давайте искать сообща, - предложил Тип, - не может быть,  чтобы
не нашлось способа помочь Коню!
   Они сели рядком на траву и глубоко задумались. Конь лежал в  сторонке
с мрачным видом и разглядывал свою сломанную ногу.
   - Больно? - участливо спросил его Железный Дровосек.
   - Ничуть, - ответил Конь, - мне лишь горько сознавать,  что  сбит  я,
оказывается, совсем не крепко.
   Долгое время никто не произносил ни слова. Наконец Железный  Дровосек
поднял голову и посмотрел вдаль.
   - Кто это к нам сюда спешит? - удивленно спросил он.
   Проследив за его взглядом, друзья увидели, что к ним приближается до-
вольно странное существо. Оно мчалось по  мягкой  траве  стремительно  и
бесшумно и уже спустя несколько минут предстало перед нашими  искателями
приключений и принялось разглядывать их с не меньшим изумлением, чем они
его.
   Страшила, надо отдать ему должное, умел сохранять спокойствие при лю-
бых обстоятельствах.
   - С добрым утром! - сказал он первым, очень вежливо. Странное сущест-
во сорвало с головы шляпу, отвесило низкий поклон и произнесло:
   - Доброе утро всем. Надеюсь, что все вы вместе и каждый в отдельности
пребываете в добром здравии. Позвольте вручить вам мою визитную  карточ-
ку.
   И незнакомец весьма учтиво протянул карточку Страшиле.  Тот  повертел
ее так и этак, покивал головой и передал Типу. Мальчик прочел вслух:
   - "Жук-Кувыркун, С.У. и В.О."
   - Ну и дела! - воскликнул Тыквоголовый, таращась на незнакомца во все
глаза.
   - Поразительно, просто поразительно, - бормотал себе под нос Железный
Дровосек.
   Глаза Типа стали совсем круглыми от удивления,  и  только  один  Конь
вздохнул равнодушно и отвернулся.
   - Вы что же, и есть Жук-Кувыркун? - осведомился Страшила.
   - Он самый, дорогой друг, - с живостью подтвердил незнакомец. - Разве
моего имени нет на карточке?
   - Имя-то есть, - сказал Страшила, - но что, позвольте  вас  спросить,
означает С.У?
   - С.У. означает Сильно Увеличенный, - гордо ответил Жук-Кувыркун.
   - Ясно. - Страшила критически  оглядел  пришельца.  -  Вы  и  вправду
сильно увеличены?
   - Что за вопрос? - обиженно отозвался Кувыркун. - Вы произвели на ме-
ня впечатление рассудительного и проницательного джентльмена. Неужели вы
не заметили, что я во много тысяч раз превосхожу размерами любого  обык-
новенного жука? И неужели это обстоятельство не свидетельствует  неопро-
вержимо о том, что я Сильно Увеличен? Сомневаться в столь очевидном фак-
те, право же, странно.
   - Прошу прощения, - смутился Страшила. - Мои  мозги,  похоже,  слегка
сотряслись в результате последней стирки. Но не будете ли вы так любезны
объяснить, что означают буквы В.О.?
   - Они обозначают ученую степень, - пояснил Жук-Кувыркун со  снисходи-
тельной улыбкой. - В.О. - Высокообразованный.
   - Ах вот оно что! - протянул Страшила с некоторым облегчением.
   Тип не мог оторвать глаз от удивительного существа. У него  было  ог-
ромное, круглое, как обыкновенно бывает у  жуков,  туловище  -  довольно
плоское, со спины темно-коричневое, спереди - в  кремово-белую  полоску.
Верхние лапки были так же изящны, как  нижние,  а  голова,  сидевшая  на
длинной шее, мало отличалась от человеческой, разве  лишь  тем,  что  на
кончике носа имелось нечто вроде антенны или щупальца, и такие же антен-
ны, очень напоминавшие закрученные поросячьи хвостики, торчали на кончи-
ках ушей по обе стороны головы. Глаза у Жука были круглые, черные, навы-
кате, но в целом выражение лица было довольно приятным.
   Насекомое было одето в темно-синий фрак с желтой шелковой  подкладкой
и цветком в петлице, белая сорочка плотно облегала его широкое туловище,
плюшевые бриджи песочного цвета были в коленях украшены золочеными пряж-
ками, а на маленькой головке лихо сидела высокая шелковая шляпа.
   Стоя на задних лапах перед изумленными путешественниками,  Жук-Кувыр-
кун был ростом не ниже Железного Дровосека. Второго Жука столь  чудовищ-
ных размеров в Стране Оз, разумеется, не видел никто и никогда.
   - Должен признаться, - начал Страшила, - что ваше внезапное появление
поразило и меня, и моих приятелей. Пожалуйста, не обижайтесь. Со  време-
нем мы, наверное, к вам привыкнем.
   - Извиняться не стоит, - с важностью ответил Жук.  -  Мне  доставляет
громадное удовольствие поражать окружающих. Как насекомое,  я  в  высшей
степени неординарен и, стало быть, достоин всеобщего изумления  и  любо-
пытства.
   - Вне всякого сомнения, - согласился его величество.
   - Если вы позволите мне присесть в вашем августейшем обществе, - про-
должал чужестранец, - я с превеликим удовольствием поведаю вам свою  ис-
торию. Это поможет вам глубже постичь своеобразие моей  необычной,  смею
даже сказать - замечательной личности.
   - Сделайте одолжение, - коротко кивнул Железный Дровосек. И, усевшись
на траве рядом с компанией путешественников, Жук-Кувыркун  рассказал  им
такую историю.


   13. СИЛЬНО УВЕЛИЧЕННАЯ ИСТОРИЯ

   - В начале моего правдивого повествования я вынужден честно и  откро-
венно признать, что родился обыкновенным жуком-кувыркуном, - начало  на-
секомое самым дружеским и искренним тоном. - Передвигался при помощи ла-
пок, то бишь ползал в траве и меж камнями, питался мелкими мошками и был
такой жизнью вполне доволен. В холодные ночи я коченел,  ибо  был,  увы,
наг и не имел одежды; наутро теплые лучи солнышка возвращали меня к жиз-
ни. Ужасное существование, скажете вы, но так живут все обыкновенные жу-
кикувыркуны и еще многие-многие крошечные обитатели нашей земли.
   Но мне судьбой был уготован иной жребий! Однажды я ползал  в  окрест-
ностях деревенской школы, и мое внимание привлек монотонный  гул,  доно-
сившийся изнутри и производимый, надо думать, учащимися. Я позволил себе
пробраться в класс и долго крался вдоль трещины  меж  двумя  половицами,
пока не достиг отдаленного конца комнаты,  где  подле  зажженного  очага
стоял учительский стол.
   Никто не обратил на меня внимания. Я же обнаружил,  что  тепло  очага
жарче и уютнее солнечного, и решил поселиться близ  него  в  нише  между
двумя кирпичами. Я устроил себе очаровательное гнездышко,  в  котором  и
прятался многомного месяцев.
   Несколько дней спустя я начал слушать  лекции  профессора  Многозная,
без сомнения, виднейшего ученого во всей Стране Оз. Ни один из его  уче-
ников не был столь прилежен и внимателен, как скромный, до поры безвест-
ный Жук-Кувыркун. В результате мне удалось приобрести такую уйму знаний,
что, признаюсь, самому удивительно. Потому-то в моих визитных  карточках
значится - В.О.: Высокообразованный. На свете не было и нет жука, распо-
лагающего хотя бы десятой долей моей учености, это факт, и им нельзя  не
гордиться.
   - Ученостью гордиться не грех, - сказал Страшила. -  Тут  я  с  тобой
согласен. Я ведь и сам довольно учен. Мозги, полученные мной от  Волшеб-
ника Изумрудного Города, по общему мнению друзей, не имеют себе равных.
   - Я тем не менее убежден, - перебил его Железный Дровосек, - что доб-
рое сердце дороже учености и даже мозгов.
   - По мне, - вставил Конь, - дороже крепкой ноги вообще ничего не  бы-
вает.
   - А я думаю, это еще посмотреть надо, что дороже: мозги или семена! -
выпалил вдруг Тыквоголовый.
   - Уж лучше молчи! - шепнул ему Тип.
   - Очень хорошо, дорогой папаша, - послушно согласился Джек.
   Жук-Кувыркун вежливо, даже почтительно выслушал все эти  соображения,
а затем продолжил свою историю.
   - Я прожил целых три года в укромном и уютном  очаге  просвещения,  -
рассказывал он, - неустанно впитывая  знания,  которыми  густо  насыщена
школьная атмосфера.
   - Ты просто поэт! - одобрительно кивнул головой Страшила.
   - Но в один прекрасный день, - продолжал Кувыркун, - благодаря удиви-
тельному стечению обстоятельств моему привычному скромному существованию
пришел конец, и я возвеличился до нынешних своих масштабов. Однажды, пе-
реползая через очаг, я попался на глаза профессору, был в мгновение  ока
пойман и зажат между большим и указательным пальцами.
   "Дорогие дети! - объявил профессор. - Я поймал жука-кувыркуна,  очень
редкий и интересный экземпляр. Знает кто-нибудь из вас, что такое жукку-
выркун?"
   "Нет!" - завопили ученики хором.
   "Тогда, - сказал профессор, - достану-ка я свое  знаменитое  увеличи-
тельное стекло и спроецирую насекомое на экран в сильно увеличенном  ви-
де, так, чтобы вы могли тщательно изучить  особенности  его  строения  и
познакомиться с его повадками и образом жизни".
   Тут он достал из шкафа какой-то прибор, и я, не  успев  даже  сообра-
зить, что со мною происходит, оказался спроецирован на  экран  в  сильно
увеличенном виде - точно таком, в каком я являюсь вам сегодня.
   Чтобы получше меня разглядеть, ученики стали вытягивать шеи, вставать
на табуретки, а две девочки залезли даже на подоконник открытого окна.
   "Смотрите! - громко провозгласил профессор. - Перед нами сильно  уве-
личенный жук-кувыркун, едва ли не самое любопытное  из  всех  насекомых,
которые только существуют на свете".
   Будучи  Высокообразованным,  я  прекрасно  знал,  что  должен  делать
джентльмен в подобной ситуации, - встал на задние лапки, переднюю прило-
жил к груди и учтивейшим образом раскланялся. Мои действия,  по-видимому
совершенно неожиданные, так поразили всех, что одна из девочек, стоявших
на подоконнике, с визгом вывалилась наружу, увлекая за собой и подружку.
   Профессор с ужасным криком бросился во двор посмотреть, не  разбились
ли бедняжки дети. Ученики повалили за ним шумной ордой, я же  остался  в
классе один в сильно увеличенном виде, предоставленный полностью  самому
себе.
   Разумеется, я тотчас сообразил, что передо мной открывается  счастли-
вейшая возможность бежать. Благодаря своим новым размерам я мог безопас-
но путешествовать по миру, удовлетворяя жажду общения с избранными  ума-
ми, которую во мне пробудило образование.
   И пока профессор хлопотал над девочками, которые больше перепугались,
чем ушиблись, а ученики бессмысленно толпились вокруг них, я преспокойно
вышел из школьного здания, завернул за угол и вскоре, так никем и не за-
меченный, добрался до соседней рощи.
   - Вот чудо так чудо! - воскликнул Тыквоголовый в  искреннем  восхище-
нии.
   - Чудо и есть, - согласился Жук-Кувыркун. - То, что мне удалось  сбе-
жать в сильно увеличенном состоянии, поистине фантастическая удача,  ибо
какой прок ничтожному крошечному насекомому даже от самых обширных  зна-
ний!
   - Я раньше не думал, что насекомые носят одежду, - с недоумением  за-
метил Тип, разглядывая Кувыркуна.
   - Они ее не носят - в естественном состоянии, - отвечал новый  знако-
мец. - Но во время моих путешествий мне как-то случилось спасти  девятую
жизнь портного - портные, как вам известно, имеют,  подобно  кошкам,  по
девяти жизней. Парень был до крайности мне благодарен, ведь,  лишись  он
девятой жизни, ему бы точно пришел уже конец. Он просто умолял меня при-
нять от него в дар шикарный костюм, который вы теперь на мне  и  видите.
Сидит отлично, не правда ли? - Кувыркун встал и медленно повернулся кру-
гом, чтобы слушатели могли получше рассмотреть его персону и его наряд.
   - Хороший попался портной, - не без зависти заметил Страшила.
   - И с добрым сердцем, это ясно, - добавил Ник-Дровосек.
   - А куда ты, собственно, держишь путь? - спросил Тип Жука.
   - В общем-то никуда, - ответил тот. - Впрочем,  я  имею  намерение  в
ближайшем будущем посетить Изумрудный Город на предмет чтения там лекций
для избранной аудитории на тему "О выгодах увеличения".
   - Мы сейчас как раз направляемся в Изумрудный Город, - сказал  Желез-
ный Дровосек, - если хочешь, пойдем вместе.
   Жук-Кувыркун отвесил изысканный поклон.
   - С превеликим удовольствием, - заявил он. - Принимаю  ваше  любезное
приглашение, ибо где же еще в Стране Оз я мог бы найти  общество,  более
для себя подходящее?
   - Что правда, то правда, - подтвердил Тыквоголовый. - Да мы  тут  все
друг другу подходим - просто как мухи и мед.
   - Прошу простить мне излишнее любопытство, - заговорил  опять  Кувыр-
кун, с нескрываемым интересом разглядывая поочередно своих новых  знако-
мых, - но не кажется ли вам, что все вы... гм... несколько странноваты?
   - Да ведь и ты, пожалуй, странноват, - ответил Страшила. - Вообще все
в жизни странно, пока не привыкнешь.
   - Какая оригинальная  философия!  -  в  восхищении  всплеснул  руками
Жук-Кувыркун.
   - Да, мозги у меня сегодня работают что надо, - не без гордости приз-
нал Страшила.
   - Тогда, если вы уже достаточно отдохнули и собрались  с  силами,  не
пора ли нам направить стопы в сторону Изумрудного  Города?  -  предложил
Увеличенный.
   - Увы, - вздохнул Тип, - Конь сломал ногу  и  теперь  не  может  дви-
гаться. В округе нет ни единого дерева, из которого можно было бы  смас-
терить замену. А без Коня мы тронуться не можем: у Тыквоголового  слабые
суставы, и ходок он совсем никудышный.
   - Печально, очень печально, - посочувствовал Жук-Кувыркун.  Потом  он
внимательно оглядел своих попутчиков и вдруг предложил: - Почему  бы  не
приделать Коню одну из ног Тыквоголового, раз уж он все равно едет  вер-
хом? И тот и другой - из дерева, насколько я понимаю.
   - Вот это я называю блеск ума! - восхитился Страшила - Удивляюсь, как
это мои мозги не придумали чего-нибудь  подобного!  За  работу,  дорогой
Ник!
   Джеку идея не особенно понравилась, но он подчинился и безропотно дал
отнять у себя левую ногу, которую Железный Дровосек тут же приладил  Ко-
ню. Тот восторга тоже не выказал - напротив, ворчал, что его  "осрамили"
и что новая нога, которую ему навязали, для всякого порядочного коня бы-
ла бы позорищем.
   - Поосторожней в выражениях, - оскорбился Тыквоголовый. - Помни,  по-
жалуйста, речь идет о моей ноге!
   - Я бы и рад забыть, да не могу, - парировал Конь. - Нога-то никудыш-
ная, под стать твоей персоне.
   - Я никудышная персона?! - возмущенно вскричал Джек. - Да как ты сме-
ешь?
   - Никудышная, нелепая, нескладная и неладная! - продолжал выкрикивать
Конь, сердито вращая глазами. - У тебя и голова-то не держится как надо:
то ли вперед смотришь, то ли назад - разберись попробуй.
   - Друзья мои, умоляю, не ссорьтесь, - взывал к обоим Железный  Дрово-
сек. - Помните, что ни один из нас не совершенен, давайте же терпимо от-
носиться друг к другу!
   - Отличное предложение, - одобрительно сказал Жук-Кувыркун. - У  вас,
я вижу, превосходное сердце, мой металлический друг.
   - О да, - согласился Ник, донельзя довольный. - Мое сердце - моя гор-
дость. Но не пора ли нам в путь?
   Они водрузили одноногого Тыквоголового верхом на Коня, покрепче  при-
вязав его к седлу веревками. И  маленький  отряд  под  предводительством
Страшилы вновь двинулся в направлении Изумрудного Города.


   14. КОЛДОВСТВО СТАРОЙ МОМБИ

   Скоро выяснилось, что Конь прихрамывает:  новая  нога  оказалась  ему
длинновата. Пришлось сделать привал и ждать, пока Железный Дровосек уко-
ротит ее своим топором, после чего деревянный скакун  зашагал  уже  куда
более резво. Он, однако, был по-прежнему недоволен.
   - И как это я не объехал нору?! Беда, вот беда! - бурчал он себе  под
нос.
   - Ну какая же это беда? - рассеянно заметил Кувыркун, семенивший  ря-
дом. - По-моему, это большая удача, что ты ее не объехал. От необъезжен-
ной лошади в хозяйстве мало проку.
   - Прошу прощения, - довольно сердито сказал  Тип,  который  близко  к
сердцу принимал все, что касалось Коня и Джека, - но шутка  не  очень-то
смешна и к тому же в ней нет никакого смысла.
   - Шутка есть шутка, - самоуверенно заявил Кувыркун. - Всем  известно,
что игра слов происходит из игры ума.
   - Как ты сказал? - растерялся Тыквоголовый.
   - Я сказал, дорогой мой друг, - объяснил ему Жук-Кувыркун,  -  что  в
нашем языке есть множество слов, имеющих не одно, а два  и  даже  больше
значений. Шутить, играя разными значениями одного и того же слова,  -  а
это называется каламбур - способна лишь личность высококультурная, утон-
ченная и в совершенстве владеющая речью.
   - Здесь я с тобой не согласен, - упрямо сказал Тип, - каламбур  может
придумать кто угодно.
   - Отнюдь, - высокомерно возразил Жук-Кувыркун. - Это требует высочай-
шего уровня образованности. Ты-то, мой друг, образован ли?
   - Не особенно, - честно признался Тип.
   - Тогда ты не можешь судить о предмете. Лично я, как вам уже  извест-
но. Высокообразован и могу вас заверить: склонность к каламбурам -  вер-
ный признак гениальности. Скажу кстати, что наш  Конь  -  ходячая  неле-
пость. Имея в виду его происхождение из козел, ему  больше  пристало  бы
блеять и бодаться.
   При этих словах Страшила чуть не задохнулся, Железный Дровосек  встал
как вкопанный и укоризненно взглянул на Жука. Конь возмущенно  зафыркал,
и даже Тыквоголовый закрыл рот рукой, чтобы спрятать улыбку, - ведь  из-
менить выражение лица он не мог.
   Сам же Жук-Кувыркун шел себе как ни в чем не бывало и, кажется, ниче-
го не замечал. Поэтому Страшила счел необходимым сказать ему следующее:
   - Я слышал, любезный друг, что образование не всем  идет  на  пользу.
Мозги - замечательная штука, но они должны еще иметь верное направление,
а твои, сдается мне, слегка запутались.
   Поэтому, если хочешь путешествовать вместе  с  нами,  держи-ка  лучше
свою ученость при себе.
   - Мы народ простой, - добавил Железный Дровосек, - и очень сердечный.
Но если ты своей ученостью снова кого-нибудь... - он не закончил фразу и
покрутил в воздухе своим блестящим топором,  да  так  красноречиво,  что
Жук-Кувыркун в испуге отскочил от него на почтительное расстояние.
   Довольно долго шли молча. Наконец Жук-Кувыркун тряхнул головой и ска-
зал виновато:
   - Я постараюсь исправиться.
   - Вот и хорошо, - кивнул Страшила, и в маленьком  отряде  восстанови-
лось согласие.
   Когда они снова остановились, чтобы дать Типу передохнуть  -  мальчик
был единственным среди них, кому требовался отдых, -  Железный  Дровосек
обратил внимание на то, что поросший густой травой луг испещрен множест-
вом круглых норок.
   - Похоже, здесь живут полевые мыши, - сказал он Страшиле. - Быть  мо-
жет, и наша старая приятельница Королева Мышей поблизости.
   - А ведь она могла бы оказать нам важную услугу, - заметил  Страшила,
которого вдруг осенила блестящая мысль. - Как бы нам ее позвать, дружище
Ник?
   Железный Дровосек поднес к губам серебряный свисток, висевший у  него
на шее, и громко свистнул. Тотчас из ближайшей норки выскочила маленькая
серая мышь - и бесстрашно к ним приблизилась. Железному Дровосеку  Коро-
лева Полевых Мышей доверяла вполне, он ведь спас ей однажды жизнь.
   - Добрый день, ваше величество, - почтительно обратился Ник к Мыши. -
Надеюсь, вы в добром здоровье!
   - Благодарю, я вполне здорова, - пропищала Королева, присаживаясь  на
задние лапки, так что теперь все могли разглядеть на ее голове маленькую
золотую корону. - Могу ли я быть полезна моим старым друзьям?
   - Очень даже можете, - нетерпеливо заговорил Страшила, - если  отпус-
тите со мной в Изумрудный Город дюжину ваших подданных.
   - Не будет ли им причинено вреда? - с  некоторым  сомнением  спросила
Королева.
   - Решительно никакого, - отвечал Страшила, - они могут  спрятаться  в
соломе, которою набито мое тело, а лишь только я подам знак, пусть  выс-
какивают наружу и удирают со всех ног домой. Для  них  это  не  составит
труда, зато мне поможет вернуть трон, незаконно захваченный Армией повс-
танцев.
   - Ну что же, - сказала Королева, - я не откажу в вашей  просьбе.  Как
только вы будете готовы, я призову сюда двенадцать самых смышленых  моих
подданных.
   - Я готов хоть сейчас, - ответил Страшила. Он улегся на землю,  расс-
тегнул на себе сюртук и раздвинул немного солому, которой был набит.
   Королева коротко пискнула, и в тот же миг двенадцать симпатичных  по-
левых мышек выскочили из нор и выстроились перед своей правительницей  в
ряд, ожидая приказаний.
   Что Королева им сказала на своем мышином языке, никто из путешествен-
ников, конечно, не понял, но мыши быстро, одна за  другой,  подбежали  к
Страшиле и юркнули к нему за пазуху.
   Когда все двенадцать мышей скрылись в соломе, Страшила вновь  застег-
нул сюртук на все пуговицы и от души поблагодарил Королеву.
   - Вы могли бы оказать нам еще одну услугу, - сказал  Железный  Дрово-
сек, - если бы побежали впереди нас, указывая путь в  Изумрудный  Город.
Кое-кто упорно мешает нам до него добраться.
   - Я с радостью это сделаю, - отвечала Королева. - Когда отправляемся?
   Железный Дровосек взглянул на Типа.
   - Я уже отдохнул, - сказал мальчик. - Не будем мешкать.
   И они возобновили свое путешествие.  Королева  Полевых  Мышей  бежала
впереди, то останавливаясь и поджидая остальных, то вновь чуть не  скры-
ваясь из виду.
   Без ее помощи Страшила и его товарищи, пожалуй, никогда не  добрались
бы до Изумрудного Города, ибо усилиями старой Момби на их пути вырастали
все новые и новые препятствия. Ни одно из них не  было  взаправдашним  -
все они только казались. Когда путь им преградила широкая  стремительная
река, маленькая Королева невозмутимо продолжила свой бег и  благополучно
пересекла поток, существовавший лишь в воображении, а за нею и остальные
путешественники.
   В другой раз на их пути выросла высокая - чуть не до неба - гранитная
стена. Однако Полевая Мышь прошла прямехонько сквозь стену, то же  самое
сделали другие, а стоило им оказаться по ту сторону, как  стена  развея-
лась как дым.
   Однажды, остановившись всего на минутку, чтобы дать отдых  Типу,  они
вдруг оказались на перекрестье дорог, расходящихся у них  из-под  ног  в
сорока разных направлениях. Более того, эти сорок дорог завертелись, как
крылья гигантской ветряной мельницы, сначала в  одну  сторону,  потом  в
другую. Друзья застыли на месте, озадаченные и растерянные.
   Но Королева велела им следовать за нею и устремилась вперед. Они сде-
лали всего несколько шагов и, круговерть дорог исчезла, как будто ее  не
было и в помине.
   Последний из фокусов, придуманных Момби, был, пожалуй,  самым  страш-
ным. Путники увидели, как через  луг  прямо  на  них  движется  огненный
столб. Тут Страшила в первый раз по-настоящему перепугался и  чуть  было
не бросился бежать.
   - Если пламя настигнет меня, я исчезну вмиг, - сказал он, дрожа  всем
телом, да так, что солома шуршала. - Опаснее для меня нет ничего на све-
те.
   - И для меня тоже, - всхрапнул Конь, беспокойно завертевшись на  мес-
те, - дерево совсем сухое - вспыхнет, и поминай как звали.
   - Не опасен ли огонь для тыкв? - испуганно спросил Тыквоголовый.
   - Из тебя получится запеканка, да и из меня тоже, -  отвечал  Жук-Ку-
выркун, опускаясь на все четыре лапки, чтобы в случае нужды  бежать  как
можно быстрее.
   Но Железный Дровосек, которому огонь был не страшен, рассеял их  опа-
сения несколькими благоразумными словами.
   - Вы посмотрите на Полевую Мышь! - воскликнул он. - Ее-то огонь  сов-
сем не жжет. Потому что это не огонь, а всего лишь мираж.
   И действительно, маленькая Королева спокойно семенила сквозь  грозное
пламя, и один вид ее придал мужества остальным,  -  они  последовали  за
мышкой и прошли сквозь огонь, ничуточки не обжегшись.
   - Вот приключение так приключение! - дивился Жук-Кувыркун. -  Это  же
против всех законов природы, которые преподавал в школе  профессор  Мно-
гознай!
   - Так и есть, - сказал мудрый Страшила, - всякое колдовство  противо-
естественно, потому-то его боятся и избегают люди и звери. Но я уже вижу
ворота Изумрудного Города, а это значит, что мы одолели враждебные козни
и почти достигли цели.
   Впереди и впрямь ясно виднелись стены Изумрудного Города, и  Королева
Полевых Мышей, до сих пор бывшая им верным проводником, подошла  в  пос-
ледний раз - попрощаться.
   - Мы очень благодарны вашему величеству за помощь, - сказал  Железный
Дровосек, низко кланяясь прелестной мышке.
   - Я всегда рада услужить друзьям, - ответила  Королева  и,  не  теряя
времени даром, устремилась в обратный путь - домой.


   15. В ПЛЕНУ У КОРОЛЕВЫ

   Ворота Изумрудного Города охраняли две стражницы из числа повстанцев.
При виде путешественников они вынули из причесок вязальные спицы и приг-
розили проткнуть ими первого, кто подойдет ближе.
   Железного Дровосека это ничуть не испугало.
   - В худшем случае они поцарапают никелировку, - сказал он.  -  Но  до
"худшего случая" дело не дойдет, напугать  этих  горе-солдат  ничего  не
стоит. Все смело за мной!
   И, широко размахивая топором, он двинулся к воротам, за ним без коле-
баний последовали остальные.
   Девицы этого никак не ожидали, они ужасно испугались сверкающего  то-
пора и с визгом бросились бежать в город. А наши путешественники беспре-
пятственно вошли в ворота и зашагали по широкой, мощенной зеленым мрамо-
ром улице к Королевскому Дворцу.
   - Этак мы и оглянуться не успеем, как вновь увидим ваше величество на
троне, - смеялся Железный Дровосек, легкая победа над стражей его сильно
развеселила.
   - Спасибо, друг Ник, - растрогано сказал Страшила, - разве кто устоит
перед твоим добрым сердцем и острым топором!
   В открытые двери домов было видно, что происходит внутри: мужчины ме-
ли полы и мыли посуду, а женщины сидели без всякого дела, весело болтая.
   - Что тут у вас случилось?  -  спросил  Страшила  у  какого-то  очень
грустного мужчины с растрепанной бородой и  в  переднике,  катившего  по
тротуару детскую коляску.
   - Случилась революция, ваше величество, да вы, наверное,  и  сами  об
этом слышали, - ответил мужчина. - С тех пор как вы нас покинули, женщи-
ны чего только не выделывают! Я рад, что вы решили вернуться и восстано-
вить порядок, а то в домашних хлопотах да в заботах о детях мужская  по-
ловина населения совсем выбилась из сил.
   - Гм! - задумчиво произнес Страшила. - Если домашняя работа так тяже-
ла, как ты говоришь, как же женщины с ней справляются?
   - Право, не знаю, - отвечал прохожий с глубоким вздохом. - У них, по-
хоже, нервы чугунные и сил невпроворот.
   Так они шли по улице, и никто им не препятствовал. Несколько  женщин,
правда, прервали ненадолго свою болтовню и хихиканье,  чтобы  разглядеть
получше наших друзей, но и только. Встречавшиеся им на  пути  девицы  из
Армии повстанцев не выражали ни удивления, ни  беспокойства,  а  вежливо
уступали дорогу.
   Страшилу это обстоятельство сильно озадачило.
   - Боюсь, мы с вами направляемся прямым ходом в ловушку, -  забеспоко-
ился он.
   - Чепуха! - разуверил его Ник-Дровосек. - Глупые девчонки просто  пе-
ретрусили.
   Однако Страшила покачал головой с большим сомнением,  и  Тип  к  нему
присоединился:
   - Что-то уж слишком легко у нас все получается. Того и жди беды.
   - Вот я и жду, - ответил его величество. Так, никем не остановленные,
они дошли до королевского дворца, поднялись по мраморным  ступеням,  еще
недавно богато инкрустированным изумрудами, а теперь  усеянным  дырками,
ибо почти все драгоценные камни были  безжалостно  выковыряны  из  своих
гнезд. Но даже и тут ни одна из мятежниц не преградила им путь.
   Пройдя по извилистым коридорам. Железный Дровосек с товарищами  приб-
лизились к тронному залу. Раздвинув зеленые шелковые занавеси  у  входа,
они увидели перед собой следующую любопытную картину.
   На сверкающем самоцветами троне сидела Генерал Джинджер, на голове ее
красовалась запасная корона Страшилы, в  руке  она  держала  королевский
скипетр. На коленях у девицы стояла огромная банка с карамелью, из кото-
рой она то и дело угощалась, как видно, уже вполне  освоившись  с  коро-
левским саном.
   Страшила шагнул вперед прямо к трону. Железный Дровосек встал  с  ним
рядом, опершись на топор, а остальные расположились полукругом чуть сза-
ди.
   - Не стыдно тебе сидеть на моем троне? - строго и  властно  обратился
Страшила к самозванке. - Разве ты не знаешь, что ты изменница, а раз из-
менница, значит, нарушаешь закон?
   - Кто трон захватил, тот на нем и сидит, - отвечала Генерал Джинджер,
безмятежно посасывая очередную карамельку. - Я, как видишь, на нем сижу,
значит, я королева, а все, кто против меня, - изменники, а раз  изменни-
ки, значит - ты же сам только что сказал! - нарушают закон.
   Такой неожиданный поворот обескуражил Страшилу.
   - Что ты скажешь на это, дружище Ник? - растерянно спросил он  Желез-
ного Дровосека.
   - Насчет закона сказать не могу ничего, - ответил тот,  -  законы,  я
считаю, не для того пишутся, чтобы мы их понимали, так что  не  стоит  и
пытаться.
   - Но что же нам делать? - спросил Страшила, как видно,  не  на  шутку
перепугавшись.
   - Может быть, тебе жениться на Королеве? - предложил Жук-Кувыркун.  -
Тогда вы сможете править вместе.
   Джинджер смерила насекомое свирепым взглядом.
   - А почему бы не отправить ее домой, к маме? - придумал  Тыквоголовый
Джек.
   Джинджер нахмурилась.
   - Может быть, запереть ее в чулан и пусть там сидит, пока  не  испра-
вится и не пообещает хорошо себя вести? - подсказал Тип.
   Губа Джинджер при этом презрительно оттопырилась.
   - А всего лучше задать ей трепку, - посоветовал Конь.
   - Ни в коем случае, - ответил Железный Дровосек. -  Зачем  наказывать
бедную девочку? Мы лучше дадим ей драгоценных камней, сколько она сможет
унести, и отпустим подобру-поздорову.
   При этих словах Королева Джинджер громко расхохоталась и трижды хлоп-
нула в ладоши, словно подавая кому-то знак.
   - Что за глупые создания! - воскликнула она. - Я не  желаю  больше  с
вами возиться, я устала. Мне надоело выслушивать этот вздор.
   Монарх и его друзья с изумлением внимали дерзкой речи, но в этот  мо-
мент случилось нечто совершенно непредвиденное Топор  вдруг  выскользнул
из рук Железного Дровосека, тот попытался его поймать, но  почувствовал,
что не может пошевелиться, оказавшись вмиг не только  безоружным,  но  и
беспомощным. Тут раздался взрыв хохота: оглянувшись, друзья  обнаружили,
что со всех сторон окружены повстанцами, причем все девицы в каждой руке
держали по вязальной спице. Тронный зал был до отказа заполнен вооружен-
ными мятежниками, и Страшила с друзьями вынуждены были признать, что они
в плену.
   - Женской хитрости противостоять невозможно, - весело сказала  Джинд-
жер, - и это лишний раз доказывает, что в правители Изумрудного Города я
гожусь больше, чем Страшила. Обещаю не причинять вам вреда,  если  и  вы
пообещаете мне в будущем не вредить, в противном случае мой  гнев  будет
страшен. Это не относится к мальчишке, поскольку он - собственность ста-
рой Момби и должен быть ей возвращен С остальными, которые даже и не лю-
ди вовсе, я вольна обойтись, как захочу Коня и Тыквоголового  я  порублю
на дрова для печи, а тыква пойдет на сладкий  пирог.  Страшила  сгодится
для растопки, а Железного Дровосека мы разберем на мелкие части и  скор-
мим козам. Что же касается этого огромного Жука-Кувыркуна...
   - С вашего позволения. Сильно Увеличенного, - вставил Жук.
   - Попрошу-ка я повара приготовить из тебя зеленый черепаховый суп,  -
проговорила в задумчивости Королева.
   Жук-Кувыркун затрепетал.
   - Впрочем, из тебя может получиться и неплохой гуляш, надо только по-
тушить подольше, посолить да приправить, - добавила она жестоко.
   Будущее, уготованное им Королевой, было ужасно,  пленники  перегляну-
лись в полной растерянности. Только один Страшила не впал в отчаяние. Он
стоял молча, глубокомысленно наморщив лоб, и, похоже, упорно  придумывал
способ спасения.
   Внезапно он почувствовал, что солома на его груди  слегка  шевелится.
Вмиг повеселев, он поднял руку к груди и стал не  торопясь  расстегивать
пуговицу за пуговицей.
   Его действия не остались, конечно, незамеченными, но о цели их ни од-
на из девиц даже не подозревала до той  минуты,  когда  из-за  пазухи  у
Страшилы не выскочила вдруг маленькая серая мышка. Она бросилась прямо в
толпу повстанцев, за ней - еще одна,  и  еще...  Мятежная  Армия  издала
ужасный вопль, от которого вздрогнуло бы и самое мужественное сердце. За
воплем последовало - не отступление, нет! - бегство, паническое,  беспо-
рядочное, позорное. Страшила успел заметить только вихрь юбок да мелька-
ние ног - отчаянно толкаясь, давя друг друга, девицы устремились вон  из
дворца.
   Что касается Королевы, то она, едва завидя опасность, вскочила с  но-
гами на трон и запрыгала на цыпочках по мягкому сиденью. Когда же  одна,
самая маленькая мышка начала карабкаться вверх по трону, бедная Джинджер
в ужасе одним прыжком перемахнула через голову Страшилы, стрелой припус-
тила по коридору, не останавливаясь ни на миг, пока не добежала до ворот
города.
   В мгновение ока тронный зал опустел. Когда в нем не осталось  никого,
кроме Страшилы и его друзей, Жук-Кувыркун воскликнул со вздохом облегче-
ния:
   - Слава Богу, мы спасены!
   - Боюсь, что ненадолго, - сказал на это Железный Дровосек, - враг мо-
жет в любое время вернуться.
   - Надо забаррикадировать все входы во дворец, - решил Страшила. - Так
мы выиграем время, а что делать дальше - будет видно.
   И все, кроме Тыквоголового Джека, который был все еще крепко-накрепко
привязан к седлу, побежали к разным входам в королевский дворец и приня-
лись закрывать тяжелые двери, задвигать засовы и запирать замки.  Теперь
они были в безопасности, по крайней мере, на  несколько  дней.  Закончив
необходимые приготовления к обороне, наши любители приключений вновь со-
брались в тронном зале на военный совет.


   16. СТРАШИЛА ДУМАЕТ

   - Нельзя не признать, - начал Страшила, когда друзья снова  собрались
в тронном зале, - что девица Джинджер имеет ровно  столько  же  прав  на
престол, сколько всякий другой человек. А если она права, то я, выходит,
не прав. Спрашивается: зачем мы с вами вообще сюда явились?
   - Но ведь до сих пор королем был ты, - возразил  Жук-Кувыркун,  кото-
рый, засунув руки в карманы, с важным видом вышагивал взад-вперед.  -  И
если посмотреть на дело с этой точки зрения, самозванка все-таки она.
   - Тем более что мы ее победили и обратили в бегство, - добавил Тыкво-
головый, двумя руками поворачивая собственную голову лицом к Страшиле.
   - А разве мы  ее  победили?  -  усомнился  Страшила.  -  Выгляните-ка
кто-нибудь в окно и скажите, что оттуда видно.
   Тип подбежал к окну и выглянул.
   - Дворец окружен двойным кольцом вооруженных девиц, - объявил он.
   - Так я и думал, - отозвался Страшила. - Мышей они испугались, но мы,
увы, как были, так и остались их пленниками.
   - Мой друг прав, - вздохнул  Ник-Дровосек.  Он  стоял  в  сторонке  и
усердно полировал грудь лоскутом замши, - Джинджер по-прежнему королева,
а мы по-прежнему ее пленники.
   - Надеюсь, она не сможет до нас добраться! -  содрогаясь  от  страха,
воскликнул Тыквоголовый. - Вы же помните, она пообещала пустить меня  на
пироги.
   - Стоит ли из-за этого так расстраиваться?! - махнул  рукой  Железный
Дровосек. - Ты ведь можешь испортиться и иным путем, - скажем, от долго-
го сидения в духоте. А по мне, лучше пойти на хороший пирог,  чем  бесс-
лавно сгнить.
   - Согласен, - кивнул Страшила.
   - О Боже, Боже! - застонал Джек. - Что за несчастная моя судьба!  По-
чему, ну почему, дорогой папаша, ты не сделал меня из железа или хотя бы
из соломы, - тогда я мог бы жить вечно!
   - Хватит! - оборвал его нытье Тип. - Скажи спасибо, что я вообще тебя
сделал. - И, подумав, добавил: - Рано или поздно всему приходит конец.
   - Со своей стороны напоминаю, - вступил в разговор Жук-Кувыркун,  ог-
лядев товарищей своими круглыми печальными глазами, - что жестокая Коро-
лева Джинджер намеревается приготовить из меня гуляш. До того,  что  мир
лишится в моем лице единственного и неповторимого  Сильно  Увеличенного,
Высокообразованного ЖукаКувыркуна, ей нет никакого дела.
   - А мысль вообще-то неплохая, - задумчиво пробормотал Страшила.
   - Но суп, мне кажется, был бы вкуснее, -  шепнул  Железный  Дровосек,
наклонившись к другу.
   - Пожалуй, - согласился Страшила.
   Кувыркун застонал.
   - В моем воображении, - сказал он горестно, - встает ужасная картина:
козы дожевывают последние винтики и заклепки, оставшиеся от нашего доро-
гого друга Железного Дровосека, суп лично из меня варится на  костре,  в
котором догорают тела Коня и Тыквоголового Джека,  а  Королева  Джинджер
помешивает в котелке поварешкой и подбрасывает в огонь пучки соломы, еще
недавно наполнявшей тело нашего Страшилы.
   От этих жгучих фантазий компания впала в тоску, всем стало неуютно  и
страшно.
   - Ну, какое-то время мы еще сможем продержаться,  -  заявил  Железный
Дровосек, желая поддержать в друзьях бодрость духа.
   - Чтобы войти во дворец, Джинджер придется сначала взломать двери.
   - К тому времени я умру голодной смертью, как, впрочем, и Кувыркун, -
заметил Тип.
   - Ну я-то смог бы кормиться за счет Тыквоголового, - сказал Кувыркун.
- Не то чтобы я особенно любил тыквы, но они, как известно, очень  пита-
тельны, а Джекова голова на удивление крупная и спелая.
   - Какое бессердечие! - воскликнул Железный Дровосек, неприятно  пора-
женный услышанным. - Неужели мы,  закадычные  друзья,  примемся  поедать
друг друга?!
   - Ясно, что во дворце нам долго оставаться нельзя, - решительно  ска-
зал Страшила. - А потому давайте прекратим похоронные разговоры и  поду-
маем лучше, как отсюда спастись.
   Услышав эти слова, все поспешили поближе к трону, на котором восседал
Страшила. Тип решил пристроиться рядом на табуретке, и  тут  у  него  из
кармана выпала и покатилась по полу перечница.
   - Что это такое? - полюбопытствовал НикДровосек, поднимая коробочку.
   - Осторожнее! - закричал мальчик. - Это оживительный порошок.  Его  и
так мало осталось.
   - А что такое оживительный порошок? - спросил  Страшила,  глядя,  как
Тип бережно кладет коробочку в карман.
   - Это волшебное средство, которое Момби раздобыла у Кривого  Колдуна,
- объяснил мальчик. - С его помощью был оживлен Джек, а  потом  и  Конь.
Думаю, этот порошок может оживить кого угодно, но осталась, к сожалению,
всего одна порция.
   - Тем более она драгоценна, - рассудил Железный Дровосек.
   - Согласен, - сказал Страшила. - Более того: мне кажется, что  именно
в ней наше спасение. А теперь я должен поразмыслить в течение нескольких
минут, поэтому прошу тебя, дружище Тип, возьми нож и помоги мне  освобо-
диться от этой тяжеленной короны.
   Тип быстро перерезал нитки, которыми корона была приметана  к  голове
Страшилы, бывший монарх Изумрудного Города со вздохом облегчения снял ее
и повесил на гвоздик рядом с троном.
   - Это последнее, что связывало меня с королевским саном, - сказал он,
- и я, честное слово, рад от нее избавиться.  У  предпоследнего  короля,
которого звали Пастория, корону отнял Волшебник Оз, он передал  ее  мне.
Теперь она понадобилась девице Джинджер - что ж, от души желаю ей не по-
лучить впридачу головную боль.
   - Похвальное человеколюбие! - одобрительно закивал Железный Дровосек.
   - Теперь я отключусь ненадолго и сосредоточусь, - объявил Страшила  и
уселся поудобнее на троне.
   Все молчали и старались не шевелиться, свято  веря  в  необыкновенные
умственные способности Страшилы.
   Посидев в полной тишине довольно долго - так, во всяком случае, пока-
залось ожидающим, - мыслитель встал и, окинув друзей  лукавым  взглядом,
сказал им следующее:
   - Мозги мои сегодня работают отменно. Право, есть чем гордиться. Слу-
шайте: если мы попытаемся выскользнуть из дворца через двери,  нас,  ко-
нечно же, поймают. А раз по земле отсюда бежать невозможно, остается од-
но: бежать по воздуху.
   Он помолчал немного, наслаждаясь эффектом своих  слов,  но  слушатели
были скорее обескуражены, чем поражены его мудростью.
   - Волшебник Оз спасся на воздушном шаре. Правда, мы с вами не  знаем,
как делать воздушный шар. Но по воздуху можно  улететь  на  чем  угодно,
лишь бы оно летало. Поэтому я предлагаю: пусть  наш  друг  и  знаменитый
мастер  Железный  Дровосек  построит  какую-нибудь  машину  с   большими
крыльями. А наш друг Тип пусть посыплет самоделку своим волшебным порош-
ком и оживит ее.
   - Браво! - вскричал Железный Дровосек.
   - Просто чудо, какие мозги, - порадовался Джек.
   - Нельзя не признать: остроумно, - согласился ученый Кувыркун.
   - План, я думаю, вполне хороший, - сказал Тип, -  разумеется,  в  том
случае, если Железному Дровосеку удастся смастерить летучую самоделку.
   - Буду стараться изо всех сил, - бодро отозвался Ник. - А  мне,  надо
сказать, редко не удается то, за что я берусь. Но строить самоделку надо
на крыше дворца, чтобы она смогла без помех подняться в воздух.
   - Ты прав, - согласился Страшила.
   - А раз так, нам нужно обыскать весь дворец снизу доверху, -  продол-
жал Железный Дровосек. - Пусть каждый все, что найдет  полезного,  несет
на крышу, а я там примусь за работу.
   - Но вначале, - попросил Тыквоголовый, - пусть меня снимут с  Коня  и
обеспечат новой ногой. В нынешнем состоянии я обуза для всех и даже  для
себя самого.
   Железный Дровосек тут же отрубил ножку у красивого резного столика  в
гостиной и приспособил ее Тыквоголовому Джеку, которому обновка пришлась
как нельзя более по вкусу.
   - Чудно, - сказал он, наблюдая за работой Железного Дровосека. -  Те-
перь левая нога станет самой прочной и красивой частью моего тела.
   - И одновременно еще одним свидетельством твоей оригинальности, - до-
бавил Страшила. - По моему убеждению, никто так не заслуживает внимания,
как оригинальная личность. А тот, кто зауряден и даже сам себе не  инте-
ресен, живет и умирает незаметно, что лист на дереве.
   - Очень глубокая мысль! - похвалил Кувыркун, помогая Железному Дрово-
секу поднять Джека на ноги.
   - Ну, как ты себя чувствуешь? - участливо спросил  Тип,  наблюдая  за
тем, как Тыквоголовый ковыляет по залу на своей новой ноге.
   - Как будто заново родился, - радостно отозвался Джек, - и готов  те-
перь во всем быть вам поддержкой и опорой.
   - Тогда за работу, - деловито скомандовал Страшила.
   Итак, решив любой ценой вырваться из плена, друзья разошлись по двор-
цу в поисках подходящего материала для сооружения летательного аппарата.


   17. ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ПОЛЕТ РОГАЧА

   Вскоре друзья вновь собрались на крыше, и чего только они с собой  не
нанесли: никто ведь не знал толком, что потребуется для  самоделки!  Ку-
выркун снял со стены в зале голову Рогача, украшенную роскошными рогами,
и с огромными трудностями и предосторожностями втащил ее по лестнице  на
крышу. Рогач, надо вам сказать, очень похож на лося, только нос  у  него
легкомысленно вздернутый, а бородка на манер козлиной.
   Чем Кувырку ну приглянулось это чучело и почему он  решил  прихватить
его с собой - объяснить не мог никто, даже он сам.
   Тип вдвоем с Конем выволокли на крышу огромный старый диван с высокой
спинкой и боками, такой тяжелый, что, поднимая его по лестнице с помощью
могучего и неутомимого четвероногого, мальчик совсем выбился из сил.
   Тыквоголовый принес метлу - первое, что попалось ему на глаза.  Стра-
шила явился с мотком бельевой веревки, он подобрал ее во дворе, а караб-
каясь по лестнице, так в ней запутался, что на  крышу  вывалился  уже  в
клубке, который так бы, пожалуй, и покатился вниз, если бы Тип его  вов-
ремя не подхватил.
   Железный Дровосек пришел последним. Он тоже побывал во дворе и срубил
четыре широких разлапистых листа с огромной пальмы, которая там росла  и
которой очень гордились обитатели Изумрудного Города.
   - Дружище Ник! - воскликнул Страшила, увидев, что сделал его друг.  -
Более тяжкого преступления в Изумрудном Городе совершить просто  нельзя!
Сколько я помню, порубка листьев с королевской пальмы карается семикрат-
ной смертной казнью с последующим пожизненным заключением.
   - Теперь уж ничего не поделаешь, - сказал Железный Дровосек,  сгружая
огромные листья на крышу, - спасение только в бегстве.
   Друзья с большим сомнением осмотрели груду хлама, выросшую перед  ни-
ми. Страшила покачал головой и сказал:
   - Если Ник сумеет смастерить из этого летучую самоделку, которая уне-
сет нас к свободе, я готов признать его искуснейшим  мастером  на  целом
свете.
   Сам Железный Дровосек был, похоже, не оченьто уверен  в  успехе.  До-
вольно длительное время он энергично полировал кусочком замши лоб и лишь
после этого взялся за дело.
   - Очень важно, - сказал он, - чтобы корпус был достаточно  большим  и
мы в нем могли разместиться. Самое большое, что у нас  здесь  есть,  это
диван. Но если машина накренится в полете, мы же разом попадаем вниз!
   - Почему бы не соединить два дивана? - предложил Тип.  -  Внизу  есть
еще один точно такой же.
   - Очень разумное предложение! - воскликнул Железный Дровосек.  -  Не-
медленно тащите сюда второй диван.
   Тип и Конь с большим трудом выволокли на крышу второй диван, состави-
ли их сиденье к сиденью, так что бока и спинки  образовали  нечто  вроде
ограды, внутри которой все могли безопасно разместиться.
   - Отлично! - обрадовался Страшила. - В таком уютном  гнездышке  можно
летать в свое удовольствие.
   Два дивана были крепко-накрепко связаны бельевой веревкой, а с одного
края Ник-Дровосек привязал голову Рогача.
   - Теперь ясно, где у нашей самоделки перед, - сказал  он,  очень  до-
вольный своей выдумкой. - Рогач будет украшать  нос  нашего  корабля.  А
пальмовые листья, ради которых я семь раз подверг свою жизнь  опасности,
будут крыльями.
   - А они достаточно крепкие? - усомнился мальчик.
   - Крепче не бывает, - ответил Дровосек. - На вид они, правда, не идут
в сравнение с корпусом, но нам сейчас выбирать не приходится.
   И он привязал пальмовые листья к диванам, по два с каждой стороны.
   Кувыркун был в восторге.
   - Готово! - закричал он. - Осталось только оживить.
   - Стойте, - вспомнил вдруг Джек. - А как же моя метла?
   - К чему здесь метла? - спросил Страшила.
   - Ну, можно привязать ее сзади, получится хвост, - ответил Тыквоголо-
вый. - Разве можно считать летучую самоделку готовой без хвоста?
   - Гм, - хмыкнул Железный Дровосек, - признаться, я не очень  понимаю,
зачем ей хвост. Мы не сооружаем зверя, или птицу, или  рыбу.  Нам  нужно
только одно: чтобы самоделка могла летать.
   - Но может быть, когда она оживет, она будет использовать  хвост  как
руль, - предположил Страшила. - Потому что, если она летает по  воздуху,
она все-таки похожа на птицу, а я не раз примечал, что у птиц есть хвос-
ты, которыми они рулят в полете.
   - Ну хорошо, - согласился Ник, - пусть метла будет хвостом.  -  И  он
крепко-накрепко привязал ее к заднему концу корпуса-дивана.
   Тип достал из кармана перечницу.
   - Уж очень эта штука велика, - с беспокойством сказал он, - не  знаю,
хватит ли порошка, чтобы оживить ее всю. Но я постараюсь растянуть, нас-
колько возможно.
   - Сыпь побольше на крылья, - посоветовал Ник-Дровосек, -  они  должны
быть особенно сильными.
   - И про голову не забудь! - напомнил Кувыркун.
   - И про хвост, - добавил Тыквоголовый Джек.
   - Вы лучше помолчите, - оборвал их Тип (он явно нервничал), - а то  я
что-нибудь напутаю в колдовстве.
   С огромной осторожностью он начал рассыпать  драгоценный  порошок  по
самоделке. Прежде всего покрыл тонким слоем каждое из  четырех  крыльев,
потом посыпал диваны и даже самую малость стряхнул на метлу.
   - Голову! Голову! Умоляю, не забудь про голову! - возбужденно  кричал
Кувыркун.
   - Но порошка осталось совсем немного, - сказал Тип заглядывая в коро-
бочку, - важнее, мне кажется, оживить ножки диванов.
   - Ты не прав, - возразил Страшила. - Голова всему голова! А поскольку
этому существу летать, а не ходить, ноги оживлять даже и не обязательно.
   С таким суждением Тип согласился и высыпал остаток порошка на  голову
Рогача.
   - А теперь, - сказал он, - помолчите, я должен произнести заклинание.
   Тип слышал, как произносила волшебную формулу  старая  Момби,  и  уже
оживлял однажды Коня, поэтому он довольно  уверенно  выговорил  все  три
слова, каждый раз производя руками соответствующий жест. Это  была  тор-
жественная и впечатляющая церемония.
   Самоделка вздрогнула всем своим громоздким телом, взревела, как ревут
обыкновенно Рогачи в лесу, и отчаянно захлопала всеми четырьмя крыльями.
   Страшным ветром, который от этого поднялся, Типа, конечно же,  снесло
бы с крыши, не успей он ухватиться за трубу. Страшила,  весивший  меньше
всех, отлетел далеко в сторону и, наверное, улетел бы неведомо куда, ес-
ли бы Тип, по счастью, не успел схватить его за ногу. Кувыркун лег плаш-
мя, прижался к крыше и таким образом избежал беды, а  Железный  Дровосек
был достаточно тяжел и сам послужил якорем для Тыквоголового Джека,  ко-
торого он обхватил обеими руками. Конь был повален порывом ветра  и  те-
перь лежал на спине, беспомощно суча ногами.


   18. В ГНЕЗДЕ ВОРОКОВ

   - Я прежде и слыхом не слыхивал о таких чудесах,  -  пропищал  Рогач,
чей голос странно не соответствовал могучему сложению. - Иду я както  по
лесу, вдруг слышу страшный гром и больше ничего не помню. Как будто меня
что-то ударило, я уж думал, конец пришел. Так нет, полюбуйтесь:  живехо-
нек, да еще имею четыре чудовищных крыла  и  туловище,  которого  всякий
уважающий себя зверь стыдился бы до слез. Как прикажете  все  это  пони-
мать? Кто я теперь - Рогач или чудо-юдо безродное?
   При этих словах нелепое создание смешно пошевелило усами.
   - Ты - Летающая Самоделка, - объяснил Тип, - а голова, точно, от  Ро-
гача. Это мы тебя смастерили, и мы тебя оживили, чтобы  ты  нес  нас  по
воздуху, куда мы пожелаем.
   - Вот оно что?! - воскликнула Летающая Самоделка. - Раз я  не  Рогач,
значит, нет во мне Рогачиной гордости. Одно  утешение:  я,  кажется,  не
особенно крепко сбит, а, стало быть, в неволе протяну недолго.
   - Не говори так, умоляю! - вскричал Железный Дровосек, чье  благород-
ное сердце было тронуто этой жалостной речью. - Тебе, наверное, нездоро-
вится сегодня.
   - Откуда мне знать? - озадаченно пробормотал Рогач. -  Живу-то  всего
первый день: здоровится, нездоровится, сразу не разберешь, - и он в  за-
думчивости помахал хвостом-метелкой.
   - Да полно тебе, - стал утешать его Страшила. - Не  горюй!  Мы  будем
тебе добрыми хозяевами, честное слово. Сил не пожалеем, лишь бы тебе жи-
лось хорошо. А ты согласен нести нас по воздуху, куда мы пожелаем?
   - Пожалуй, - кивнул Рогач. - По воздуху мне даже лучше. А то  случись
столкнуться в дороге с кем-нибудь из родни, стыда не оберешься!
   - Как я тебя понимаю! - сочувственно покивал Железный Дровосек.
   - Впрочем, - Рогач вдруг переменил тему  разговора,  -  поглядеть  на
вас, любезные хозяева, - не скажешь, что хоть  один  сработан  искуснее,
чем я.
   - Не верь глазам своим, - назидательно сказал Кувыркун. -  Возьми,  к
примеру, меня: Сильно Увеличен и притом еще Высокообразован!
   - Надо же, - промямлил Рогач без особого, впрочем, чувства.
   - Мои мозги - редчайшего сорта, - заметил как бы между прочим Страши-
ла, - это всем известно.
   - Подумать только! - покачал головой Рогач.
   - Ну, а у меня, хоть я из железа, - заявил Железный Дровосек, - самое
благородное и любящее сердце в целом мире.
   - Рад слышать, - вежливо ответил Рогач и кашлянул.
   - Советую приглядеться к моей улыбке, - не отставал от других  Тыкво-
головый Джек, - она ни на миг не сходит с лица!
   - Семпер идем, - с важностью выговорил Кувыркун.
   Рогач неуклюже повернулся и посмотрел на него озадаченно.
   - Я тоже замечателен в своем роде, - заговорил Конь,  решив  прервать
неловкое молчание, - тем более что не замечателен ни в чем другом.
   - Я, право, польщен тем, какие у меня исключительные хозяева, - приз-
нался Рогач. - Самому-то мне, увы, похвастаться нечем.
   - Дай срок, - ободрил его Страшила. - Познать себя - дело  непростое,
тут и месяца не хватит, скажу по опыту. К тому же мы постарше тебя, имей
в виду. Однако время не терпит, - добавил он, обращаясь к  остальным.  -
Все по местам - и в путь.
   - Куда летим? - спросил Тип, забираясь на мягкое сиденье дивана и по-
могая залезть Тыквоголовому.
   - Повелительницу Южной Страны зовут Глинда, - пропыхтел  Страшила,  с
трудом забираясь в Самоделку. - Полетели-ка к ней, спросим ее совета.
   - Лучше не придумаешь, - поддержал его Ник-Дровосек. Он подсадил  Ку-
выркуна, а потом забросил Коня на заднее сиденье.
   - Глинду я хорошо знаю: она не оставит нас в беде.
   - Все готовы? - спросил мальчик.
   - Готовы, - ответил за всех Железный Дровосек, усаживаясь подле Стра-
шилы.
   - Тогда, - обратился Тип к Рогачу, - будь добр, неси нас на юг и лети
так, чтобы не задевать деревья и крыши, но не особенно высоко,  а  то  у
меня закружится голова.
   - Будет сделано, - коротко ответил Рогач.
   Он взмахнул всеми четырьмя крыльями и поднялся в воздух. Путешествен-
ники изо всех сил вцепились в спинки и бока диванов. А Рогач развернулся
в направлении юга и поплыл по воздуху величаво и стремительно.
   - Каков пейзаж! - глубокомысленно заметил ученый  Кувыркун.  -  Я  бы
сказал - изысканно картинный!
   - Нашел время искать картинки! - фыркнул Страшила. - Держись  крепче,
того и гляди вывалишься. Самоделку что-то здорово качает.
   - А ведь скоро стемнеет, - заметил Тип, увидев, что солнце клонится к
горизонту. - Пожалуй, нам следовало бы дождаться утра. Кто знает, сможет
ли Рогач лететь в темноте.
   - Лично я этого не знаю, - отозвался Рогач. - Для  меня,  видите  ли,
все в новинку. Раньше ноги меня носили по земле и довольно быстро. А те-
перь они как будто спят.
   - Так оно и есть, - кивнул Тип. - Мы ведь их не оживляли.
   - Поскольку тебе предстояло летать, - пояснил Страшила, - а вовсе  не
бегать.
   - Бегать мы и сами можем, - добавил Кувыркун.
   - Задачу понял, - парировал Рогач. - Буду стараться как могу.
   Некоторое время они летели в молчании. Вдруг Тыквоголовый заерзал  на
месте.
   - Не знает ли кто, - спросил он встревоженно, - как  тыквы  переносят
высоту?
   - Плохо переносят, - ответил ему Кувыркун, - особенно если  падают  с
высоты. Но в этом случае тыква перестает быть тыквой, а  превращается  в
тыквенное пюре.
   - Неужели нельзя ради друга удержаться от красного словца? Я же  про-
сил тебя! - сердито сказал Тип, оборачиваясь к Кувырку ну.
   - Просил, просил, - согласился Жук, - и я уже столько раз удерживался
- не сосчитать. Но что поделаешь, слова как циркачи, их так и тянет  ку-
выркаться на потеху почтенной публике.
   - В таком кувырканий нет ничего почтенного, - строго сказал Тип.
   - Неужели? - Кувыркун был искренне удивлен.
   - Надо бы знать, - продолжал мальчик. - Ученых Кувыркунов  на  свете,
может, еще и не бывало, но показная кувырк-ученость, к сожалению,  стара
как мир.
   Жук сконфузился и на некоторое время умолк.
   Пересаживаясь с места на место. Страшила заметил на сиденье  перечни-
цу, оброненную Типом.
   - Брось ты ее, - сказал мальчик. - В ней же ничего нет,  к  чему  нам
она теперь?
   - А точно ничего нет? - спросил Страшила, с любопытством  разглядывая
коробочку.
   - Еще бы, - пожал плечами Тип. - Я вытряс весь порошок до пылинки.
   - Но у нее, похоже, два дна, - вдруг объявил  Страшила.  -  Смотрите,
между внутренним дном и наружным - расстояние не меньше пальца.
   - Дай-ка я погляжу, - попросил Железный Дровосек,  забирая  коробочку
из рук приятеля.
   Обследовав ее со всех сторон, он громко подтвердил.
   - Так и есть: дно фальшивое. Что бы это означало?
   - А нельзя ли заглянуть внутрь? - спросил Тип, чье любопытство разго-
релось не на шутку.
   - Почему бы нет? Нижнее дно отвинчивается, - сказал Железный Дровосек
- Вот только пальцы меня сегодня плохо слушаются Будь добр,  попробуй-ка
ты.
   Он передал перечницу Типу, и тот без малейшего труда отвинтил дно.  В
углублении обнаружились три серебряные пилюли и аккуратно сложенный лис-
ток бумаги. Осторожно, стараясь не обронить  пилюли,  мальчик  развернул
его и увидел несколько строк, написанных красивым четким почерком  крас-
ными чернилами.
   - Прочти вслух, - попросил Страшила.
   - "Знаменитые нежелательные пилюли доктора Пипта. Способ  применения:
проглоти пилюлю, досчитай по два до семнадцати и  загадай  желание.  Оно
будет тут же исполнено. Просьба соблюдать осторожность! Хранить в  сухом
и темном месте!"
   - Вот так находка! - закричал Страшила.
   - Находка и впрямь ценная, - согласился Тип. - Эти пилюли  могут  нам
очень пригодиться. Интересно, знала ли сама старая Момби о том, что зап-
рятано под дном перечницы? Помню, она говорила мне, что оживительный по-
рошок достался ей от Кривого Колдуна, которого именуют доктор Пипт.
   - Это, должно быть, могучий волшебник! - воскликнул  Железный  Дрово-
сек. - Порошок подействовал без обмана, стало быть, и пилюлям можно  ве-
рить.
   - Только вот как же, - почесал в затылке  Страшила,  -  досчитать  до
семнадцати по два? Семнадцать же - нечетное число.
   - Правда, - разочарованно протянул Тип. - Досчитать по два до семнад-
цати совершенно невозможно.
   - Выходит, на пилюли надежды нет, - захныкал Тыквоголовый. - Ах,  бе-
да, беда! А я-то как раз хотел пожелать, чтобы моя голова вечно сохраня-
ла свежесть.
   - Еще чего придумал! - оборвал его Страшила. - Если бы мы могли  вос-
пользоваться пилюлями, неужели не нашлось бы желания поважнее?
   - Куда уж важнее! - взволновался бедняга Джек. - Ты бы не так загово-
рил, если бы твои мозги могли в любую минуту скиснуть!
   - Лично я, - сказал Железный Дровосек, - сочувствую тебе от всей  ду-
ши. Но больше ничем помочь не могу, поскольку досчитать по два  до  сем-
надцати, как ни крути, невозможно.
   Между тем сумерки сгустились, над головами  путешественников  нависли
тучи. Луны не было видно. Рогач продолжал полет, его огромное  телодиван
час от часу, неведомо почему, раскачивалось  все  сильнее.  Жук-Кувыркун
стал жаловаться на морскую болезнь. Тип тоже побледнел  и  приуныл.  Ос-
тальным качка была нипочем. Но и они опасались случайно выпасть за борт,
а потому сидели, крепко вцепившись в спинки диванов.
   Тьма сгущалась, а Рогач все летел. Скоро было уже так темно, что пас-
сажиры не могли разглядеть друг друга. Воцарилось тревожное молчание.
   Наконец Тип, долго и сосредоточенно о чем-то размышлявший, заговорил:
   - Как мы узнаем о том, что долетели до цели? - спросил он.
   - Это будет не скоро, - ответил Дровосек, - до дворца Глинды путь  не
близкий.
   - Но ведь нам неизвестно, с какой скоростью летит Рогач, -  настаивал
мальчик. - Земли отсюда не видно - этак мы можем к  утру  улететь  неиз-
вестно куда.
   - Вот это было бы совсем некстати, - забеспокоился Страшила.  -  Надо
бы приземлиться, но как? Мы можем угодить в реку или задеть верхушку ко-
локольни и потерпеть крушение!
   И поскольку делать все равно было нечего. Рогач продолжал лететь впе-
ред, равномерно взмахивая гигантскими  крыльями,  а  друзьям  оставалось
терпеливо дожидаться утра.
   Наутро опасения Типа, увы, подтвердились. Когда при первых проблесках
зари путешественники поглядели вниз, они увидели под собой широкую  рав-
нину, усеянную странного вида строениями. Крыши их были не  куполообраз-
ные, как повсюду в Стране Оз, а покатые. Вдобавок по равнине разгуливали
диковинные животные. Ни Страшила, ни Дровосек подобного никогда не виде-
ли, хотя во владениях Глинды бывали и не однажды.
   - Мы заблудились! - горестно признался  Страшила.  -  Рогач,  похоже,
унес нас далеко за пределы Страны Оз, через песчаную пустыню  в  ужасный
Потусторонний Мир, о котором нам рассказывала Дороти.
   - Скорее назад! - в панике закричал Дровосек Рогачу. - Разворачивайся
сейчас же!
   - Так и опрокинуться недолго, - возразил Рогач. - Я ведь еще  неопыт-
ный летун и предпочел бы где-нибудь приземлиться, повернуться задом  на-
перед, а потом уж снова взлететь.
   Однако места, пригодного для  посадки,  не  было  видно.  Внизу  про-
мелькнула какая-то очень большая деревня, или маленький  городок.  Вдали
показалась горная цепь с острыми скалами и глубокими ущельями.
   - Вот где можно приземлиться, - решил мальчик, когда  горные  вершины
оказались совсем близко, и, повернувшись к Рогачу, скомандовал: - Садись
сразу, как только увидишь ровное место.
   - Сказано - сделано, - отозвался Рогач и начал садиться  на  узенькую
площадку между двух отвесных скал.
   Увы, не имея навыка. Рогач не смог хорошенько рассчитать  скорость  и
промахнулся на целых полкорпуса, обломал при этом два  правых  крыла  об
острый край скалы, потом и вовсе потерял равновесие, не удержался и  тя-
жело рухнул вниз. Друзья цеплялись за диваны, пока это было возможно, но
когда Рогач, задев за выступ скалы, вдруг замер и повис  кверху  ногами,
пассажиры посыпались вниз, как горох.
   По счастью, падать пришлось недолго - прямо под ними,  всего  в  нес-
кольких метрах, оказалось чудовищной величины гнездо, выстроенное  коло-
нией Вороков. Так что при падении никто не пострадал, даже Тыквоголовый:
драгоценная голова Джека уткнулась, как в подушку, в грудь Страшилы. Тип
упал на кучу каких-то бумажек и даже не ушибся. Кувыркун звонко стукнул-
ся круглой головой о спину Коня, но, кажется, без особого для себя ущер-
ба.
   Железный Дровосек был сильно потрясен падением, однако, оглядевшись и
не обнаружив ни единой царапины на своем блестящем никелированном корпу-
се, повеселел и обратился к товарищам с речью.
   - Ничего не скажешь, - начал он, - путешествие наше закончилось  нео-
жиданно. Но можем ли мы винить в случившемся нашего друга Рогача? По со-
вести - нет. В трудную минуту он сделал все, что мог. Как нам теперь вы-
бираться отсюда - вот в чем вопрос. На него пусть ответит  тот,  у  кого
мозги поострее моих.
   При этих словах все взглянули на Страшилу. Тот подполз к краю  гнезда
и выглянул наружу. Внизу чернела глубокая пропасть. Сверху нависала  со-
вершенно голая отвесная скала с одним-единственным выступом, на  котором
болталось, зацепившись одним из диванов, покалеченное тело  Рогача.  Де-
ваться было некуда и помощи ждать неоткуда. Убедившись в этом, маленькая
компания путешественников впала в уныние.
   - Мы снова в тюрьме! - печально заключил Кувыркун.
   - Уж лучше б мы остались во дворце, - простонал Джек. -  Горный  воз-
дух, может быть, вреден для тыкв.
   - Клювы Вороков наверняка вреднее, - возразил Конь. Падая,  он  пова-
лился на спину и теперь отчаянно дрыгал ногами, пытаясь перевернуться. -
Тыквы для Вороков - первое лакомство.
   - Ты думаешь, птицы еще вернутся? - ужаснулся Джек.
   - Без всякого сомнения, - кивнул Тип, - ведь это их гнездо. И обитает
их тут, похоже, не одна сотня, - добавил он,  -  вы  только  посмотрите,
сколько всякой всячины они сюда натаскали!
   Гнездо и впрямь было битком  набито  разнообразными  предметами,  для
птиц совершенно бесполезными, которые Вороки год за годом  таскали  сюда
из чужих домов. А поскольку гнездо размещалось в  укромном,  скрытом  от
глаз людей месте, к хозяевам эти вещи уже не возвращались никогда.
   Порывшись в мусоре - Вороки ведь тащили все подряд: и ценные вещи,  и
ненужный хлам, - Кувыркун выковырял лапой великолепное брильянтовое оже-
релье. Заметив восхищенный взгляд Железного Дровосека, он преподнес  ему
свою находку в дар,  сказав  подходящую  к  случаю  торжественную  речь.
Счастливый Дровосек тут же повесил ожерелье себе на шею и не мог им  на-
любоваться. Действительно, брильянты  сияли  в  солнечных  лучах  чудным
блеском.
   Но вдруг послышался страшный клекот, хлопанье множества крыльев - все
ближе, ближе...
   - Вороки возвращаются! - закричал Тип. - Сейчас они  заметят  нас,  и
тогда - пиши пропало!
   - Вот чего я всегда боялся! - запричитал  Тыквоголовый.  -  Наступает
мой смертный час!
   - Да и мой, кажется, тоже, - приуныл Кувыркун.  -  Вороки  -  злейшие
враги всего моего рода.
   Положение остальных было не столь отчаянно. Благородный Страшила выз-
вался защитить своих товарищей от клювов и когтей разъяренных  птиц.  Он
велел Типу снять с Джека голову и спрятаться с нею на дне гнезда. Кувыр-
кун улегся рядом с Типом, а Ник-Дровосек, уже по опыту знавший, что  де-
лать, вынул солому из всех частей Страшилиного тела, кроме головы, и за-
сыпал этой соломой Типа и Кувыркуна, таким образом надежно спрятав их от
врагов.
   Едва он успел закончить эту работу, как стая Вороков  приблизилась  к
гнезду. Заметив незваных гостей, птицы набросились  на  них  с  яростным
криком.


   19. ПОЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ ПИЛЮЛИ ДОКТОРА ПИПТА

   Железный Дровосек был по натуре миролюбив,  но  если  уж  приходилось
драться, сражался не хуже римского гладиатора. И когда Вороки,  налетев,
стали бить крыльями и царапать острыми клювами его  блестящее  никелиро-
ванное туловище, Дровосек схватил топор и принялся что было силы вращать
им над головой. Таким образом он распугал немало птиц, но  на  их  место
прилетали все новые, атакуя с неубывающей злостью и  яростью.  Набросив-
шись и на Рогача, беспомощно повисшего над гнездом, птицы пытались  вык-
левать ему глаза, но, к счастью, - глаза были стеклянные, и у них ничего
не вышло. Напали Вороки и на Коня, однако тот, лежа по-прежнему на  спи-
не, брыкался и лягался отчаянно - и его деревянные копыта нанесли  Воро-
кам не меньший урон, чем топор Дровосека.
   Столкнувшись с упорным сопротивлением, птицы стали с досады расхваты-
вать солому, лежавшую грудой посреди гнезда и прикрывавшую Типа,  Кувыр-
куна и Джекову голову-тыкву, и травинка за травинкой  выбрасывали  ее  в
пропасть.
   Голова Страшилы в ужасе взирала на то, как развевается по  ветру  его
соломенное содержимое. Опомнившись, он отчаянно завопил, призывая на по-
мощь Железного Дровосека, и добрый друг ринулся на выручку. Топор так  и
сверкал в самой гуще Вороков, а тут еще Рогач принялся размахивать  уце-
левшими крыльями, чем привел птиц в совершенное смятение. Когда же, бла-
годаря этим усилиям, он вдруг сорвался с выступа скалы,  на  которой  до
сих пор висел, и тяжело плюхнулся в гнездо, ужас птиц был  неописуем.  С
громкими криками они устремились прочь и вскоре скрылись за горами.
   Лишь только последний из врагов исчез, Тип поспешил  выползти  из-под
диванов и помог выбраться оттуда Кувыркуну.
   - Мы спасены! - ликовал мальчик.
   - Спасены! Спасены! - вторил ему Образованный Жук, от радости готовый
расцеловать морду доблестного Рогача. - И спасением обязаны нашей  Лету-
чей Самоделке и острому топору Дровосека!
   - Если и я тоже спасен, будьте любезны, достаньте меня отсюда! - поп-
росил Джек, чья голова все еще лежала под диваном.
   Тип осторожно выкатил ее оттуда и водрузил на место. Он и Коню  помог
подняться на ноги, сказав при этом с чувством:
   - Ты славно бился, большущее тебе спасибо!
   - А мы, похоже, неплохо отделались, - сказал не без гордости Железный
Дровосек.
   - Отделались, да не все, - послышался слабый, голос откуда-то снизу.
   Все повернулись и заметили голову Страшилы, которая откатилась к краю
гнезда.
   - Я полностью опустошен, - пожаловалась голова. -  Куда,  скажите  на
милость, подевалась солома, которой я был набит?
   Этот вопрос заставил всех содрогнуться. В ужасе они оглядели гнездо -
оно было пусто. Солома, вся до последней  былинки,  была  разворована  и
развеяна по ветру.
   - Мой бедный, бедный друг, - дрожащим голосом сказал Железный  Дрово-
сек, беря в руки голову Страшилы и с нежностью ее гладя - Кто бы мог по-
думать, что тебя ожидает столь печальный конец?
   - Я не жалел себя ради друзей, - всхлипнула голова, - и я  даже  рад,
что встретил смерть в борьбе за общее дело.
   - По-моему, вы зря расстраиваетесь, - вмешался вдруг Кувыркун, - ведь
одежда Страшилы в полном порядке.
   - Так-то оно так, - согласился Железный Дровосек, -  но  на  что  нам
одежда, если ее нечем набить?
   - А почему бы не набить ее деньгами? - предложил Тип.
   - Деньгами, - воскликнули все разом в изумлении.
   - Ну конечно, - пояснил мальчик - Смотрите - здесь  в  гнезде  тысячи
долларовых бумажек, а есть и двухдолларовые, и пятидолларовые, и  десят-
ки, и двадцатки, и полсотенные Их хватит на дюжину Страшил Почему бы нам
этим не воспользоваться?
   Железный Дровосек поворошил в груде мусора рукояткой топора, и вскоре
все убедились в том, что бесполезные, как им вначале показалось, бумажки
были в действительности денежными купюрами  разного  достоинства,  тоже,
разумеется, ворованными В этом ни для кого не доступном  гнезде  лежали,
как оказалось,  несметные  богатства.  Заручившись  согласием  Страшилы,
друзья немедля начали претворять план Типа в жизнь.
   Для начала они разложили деньги на несколько кучек, стараясь отбирать
только самые новые и чистые. Левая нога и башмак  Страшилы  были  набиты
исключительно пятидолларовыми бумажками, правая нога -  десятидолларовы-
ми, а туловище - полусотенными, сотенными и тысячедолларовыми  банкнота-
ми, да так туго, что на бедняге едва застегивался сюртук.
   - Теперь ты самый ценный член экспедиции, - заявил Кувыркун,  подмиг-
нув со значением, как только работа была закончена. - Но мы  тебе  будем
верной защитой. Не бойся, у нас, как в банке.
   - Спасибо вам, - расчувствовался Страшила. - Я будто заново  родился.
И хотя я теперь действительно стал похож на банковский  сейф,  прошу  не
забывать, что мозги мои - из прежнего материала. А ведь именно  они  уже
не раз выручали нас в трудную минуту.
   - Сейчас как раз очень трудная минута, - заметил Тип, - и, если  твои
мозги нас не выручат, придется куковать в этом гнезде до конца дней.
   - Но у нас же есть пожелательные пилюли! - воскликнул Страшила,  изв-
лекая коробочку из жилетного кармана. - В них наше спасение!
   - При этом требуется досчитать по два до семнадцати, -  напомнил  Же-
лезный Дровосек. - Наш общий друг Кувыркун утверждает, что высокообразо-
ван - пусть попробует.
   - При чем тут образованность? - возмутился Кувыркун. - Вся закавыка в
математике. Несчетное число раз я наблюдал за тем, как профессор  решает
на доске примеры. Послушать его, так с  иксами,  игреками,  буковками  и
значочками можно делать, что угодно, главное - намешать побольше плюсов,
минусов и "равно". Однако, насколько я помню, даже и он не  решался  ут-
верждать, что нечетное число можно получить путем сложения четных чисел.
   - Ой, как много ученых слов! - закручинился  Тыквоголовый.  -  Голова
трещит - сейчас лопнет!
   - У меня тоже трещит, - мрачно сказал Страшила.  -  Твоя  математика,
как я погляжу, вроде банки  с  компотом:  хочешь  достать  вишню  -  так
сколько ни тыкай, все попадается не то. Я-то уверен: ларчик  открывается
просто. Если, конечно, открывается вообще.
   - Согласен, - кивнул Тип. - Старуха Момби ничего не смыслила в  иксах
и игреках. Она и в школе-то никогда не училась.
   - А что, если вести счет от половины? - неожиданно предложил Конь.  -
Взять для начала две половины, а там, может, и до семнадцати недалеко?
   Все переглянулись в изумлении: такой блестящей идеи от Коня не ожидал
никто.
   - Снимаю шляпу, - сказал Страшила и низко поклонился.
   - Он прав, - воодушевился Кувыркун, - сложим  две  половины,  получим
единицу, а уж к ней начнем прибавлять по два и так дойдем до семнадцати.
   - Удивляюсь, как это не я додумался первым! - пробормотал  Тыквоголо-
вый.
   - А ты не удивляйся, - назидательно сказал ему Страшила. - И не  счи-
тай себя умнее других.
   - Дело теперь за желанием, - торопил друзей Тип. - Кому глотать  пер-
вую пилюлю? Может быть, тебе?
   - Мне нельзя, - замотал головой Страшила.
   - Почему же нельзя? Рот-то у тебя есть, - удивился мальчик.
   - Есть-то он есть, только нарисованный и глотать из  него  некуда,  -
объяснил Страшила. - По правде говоря, - признал он, вздохнув  и  крити-
чески оглядев компанию, - боюсь, что из нас глотать умеют только мальчик
да Кувыркун.
   - Тогда первое желание загадаю я, - вызвался Тип. - Подайте мне  сюда
серебряную пилюлю.
   Туго набитые перчатки Страшилы  не  могли  ухватить  такой  маленький
предмет, и потому он протянул мальчику всю перечницу.  Тип  достал  одну
пилюлю и положил ее в рот.
   - Считай же! - азартно вскричал Страшила.
   Тип стал считать: "Половина, один, три, пять, семь, одиннадцать, три-
надцать, пятнадцать, семнадцать!"
   - Теперь говори желание! - торопил Железный Дровосек.
   Но как раз в это мгновение мальчик  почувствовал  в  животе  страшную
боль.
   - Пилюля отравленная! - закричал он в страхе. - О-ой! Убили!  Караул!
О-ой! - И он стал, скорчившись, кататься по дну гнезда. Тут уж все пере-
пугались не на шутку.
   - Чем тебе помочь, дружище? Скажи скорей! - умолял Типа Железный Дро-
восек, по никелированным щекам которого катились слезы.
   - О-ох, я не знаю! - причитал Тип. - 0-ох! Лучше бы я не  глотал  эту
пилюлю!
   Боль прошла так же внезапно, как появилась.
   Мальчик встал на ноги, а Страшила изумленно уставился в чудесную  пе-
речницу.
   - Что ты там увидел? - спросил мальчик, которому тут же стало немного
стыдно за проявленную слабость.
   - Здесь снова три пилюли, - пробормотал Страшила.
   - Вполне понятно, - объяснил Кувыркун, - ведь Тип сказал: лучше  б  я
не глотал пилюлю. Вот желание и исполнилось: он ничего не глотал.  Стало
быть, в перечнице и должно быть три пилюли.
   - Может, я ее и не глотал, - растерялся мальчик, - но только мне  все
равно было ужасно больно.
   - Не логично, - продолжал рассуждать Кувыркун. - Если  ты  не  глотал
пилюлю, тебе не могло быть больно. А раз твое желание  сбылось,  значит,
ты ее не глотал и больно тебе тоже не было.
   - Выходит, это я притворялся, - обиделся Тип.  -  Глотай  тогда  сам.
Жаль только, что желание уже потрачено.
   - Ничуть не потрачено! - возразил Страшила. - В коробке как было  три
пилюли, так и осталось, все целехоньки.
   - У меня уже голова пошла кругом, - пожаловался Тип.  -  Ничегошеньки
не понимаю. Но глотать больше ничего не буду, можете быть уверены! -  Он
надулся и отошел в угол гнезда.
   - Что ж, - сказал Кувыркун, - так и быть, спасу вас всех, не  будь  я
Сильно Увеличенный и Высокообразованный. Загадывать  желание  здесь  все
равно, кроме меня, некому. Дайте сюда пилюлю.
   Он проглотил ее без колебаний, под восхищенными  взорами  окружающих,
потом досчитал до семнадцати по два в точности, как это сделал Тип.  По-
чему - неизвестно, скорее всего, потому, что у жуков желудки крепче, чем
у мальчиков, - но серебряная пилюля не доставила ему  ни  малейших  неу-
добств.
   - Желаю, чтобы сломанные крылья Рогача сами собой починились и  стали
как новые! - медленно и торжественно проговорил Кувыркун.
   Желание сбылось столь молниеносно, что, обернувшись, они увидели  Ро-
гача уже совершенно целым и готовым к полету, в точности как в  тот  мо-
мент, когда его оживили на крыше дворца.


   20. СТРАШИЛА ПРОСИТ ПОМОЩИ У ГЛИНДЫ

   - Ура! - весело завопил Страшила. - Теперь мы свободны!
   - Однако уже темнеет, - заметил Железный Дровосек, - не дождаться  ли
лучше утра, не то попадем опять в какую-нибудь переделку. От этих ночных
полетов добра не будет.
   Посовещавшись, путешественники решили ждать утра. А пока до  темноты,
чтобы скоротать время, обследовали Ворочье гнездо в поисках сокровищ.
   Кувыркун нашел пару прекрасных золотых браслетов и тут же надел их на
лапки. Страшила увлекся кольцами, которых в гнезде оказалось  множество.
Скоро ими были унизаны все пальцы его туго набитых перчаток, включая да-
же и большие. А поскольку кольца он выбирал с яркими камнями - рубинами,
аметистами и сапфирами, - руки его так и сверкали, несмотря на сумерки.
   - Сюда бы Королеву Джинджер, - сказал он задумчиво. - Насколько я по-
нимаю, ей и ее войску из всего моего королевства нужны были одни изумру-
ды.
   Железный Дровосек любовался своим брильянтовым  ожерельем  и  заявил,
что больше ему ничего не надо. Типу попались отличные золотые часы,  они
тикали теперь в его кармане. Кроме того, он прицепил парочку  брильянто-
вых брошей к розовому жилету Тыквоголового, а на шею Коня  повесил  лор-
нет.
   - На вид очень мило, - одобрил тот, - а что это такое?
   Поскольку па этот счет никто не смог ему  сказать  ничего  толкового,
Конь решил, что ему досталось какое-то редкостное украшение,  и  остался
этим вполне доволен.
   Рогачу, чтобы не было обидно, надели на рога несколько крупных колец,
но он на них и внимания не обратил, будучи к своему внешнему виду совер-
шенно равнодушен.
   Вскоре сгустилась тьма, и Тип с Кувыркуном уснули, все прочие уселись
рядом и стали терпеливо дожидаться рассвета.
   Едва забрезжило утро, вдалеке показалась огромная стая Вороков  Птицы
быстро приближались, с явным намерением возобновить битву за гнездо
   Однако наши путешественники не стали дожидаться нападения,  а  рассе-
лись поскорее на мягких сиденьях диванов, и Тип дал Рогачу команду взле-
тать.
   Они взвились в воздух, и спустя уже  несколько  мгновений  сильные  и
мерные взмахи крыльев унесли их так далеко от гнезда, что Вороки даже  и
не пытались их преследовать.
   Самоделка взяла курс на север, откуда они прилетели. По крайней  мере
так думал Страшила, который в сторонах света смыслил, по общему  мнению,
больше других. Оставляя позади города и деревни, Рогач нес их над  широ-
кой равниной, домишки стали встречаться все  реже  и,  наконец,  исчезли
совсем. Дальше путь лежал через пустыню - ту самую, что отделяет  Страну
Оз от всего остального мира, и к полудню внизу уже замелькали дома с ку-
полообразными крышами, а это означало, что они наконец дома.
   - Здесь все голубое - и дома, и заборы, - отметил Железный  Дровосек,
- значит, мы в Стране Жевунов. Отсюда до владений Глинды путь неблизкий,
но главное - неизвестно, в какую сторону лететь.
   - Как же быть? - спросил мальчик, поворачиваясь к предводителю их ма-
ленькой экспедиции.
   - Не знаю, - честно признался Страшила. - Если б мы были в Изумрудном
Городе, я бы сказал: летим прямо на юг и не ошибемся. Увы, в  Изумрудном
Городе нам показываться никак нельзя. Рогач летит быстро, но в нужную ли
нам сторону? Вот вопрос.
   - Пусть тогда Кувыркун проглотит еще одну пилюлю, - решительно сказал
Тип, - и пожелает, чтобы мы летели в ту сторону, в которую нам надо.
   - Согласен, - сказал Сильно Увеличенный, - и сделаю это с  превеликим
удовольствием.
   Однако, когда Страшила стал шарить рукой в кармане в поисках перечни-
цы с двумя оставшимися нежелательными пилюлями, там оказалось  пусто.  В
тревоге путешественники обыскали весь свой летучий дом,  но  драгоценная
коробочка исчезла бесследно.
   А Рогач все летел, унося их неведомо куда.
   - Наверное, я оставил перечницу в Ворочьем гнезде, - предположил  на-
конец Страшила.
   - Плохо наше дело, - вздохнул Железный Дровосек. - Впрочем, не  хуже,
чем до того, как мы нашли нежелательные пилюли.
   - Даже лучше, - ободрил друзей Тип, - ведь одной из них мы успели-та-
ки воспользоваться и спаслись благодаря ей из ужасного гнезда.
   - Другие две нам бы тоже пригодились, если б не моя  рассеянность,  -
виновато признался Страшила. -  В  путешествии  вроде  нашего  несчастья
подстерегают на каждом шагу: кто знает, может быть, в этот самый  момент
мы устремляемся навстречу новой опасности.
   Разуверять его никто не стал, все угрюмо молчали.
   А Рогач продолжал лететь.
   - Глядите! - воскликнул вдруг Тип в изумлении. - Внизу  все  красного
цвета - мы, кажется, попали в Южное Королевство!
   Перевесившись через спинки диванов, все, кроме Джека, который не  же-
лал рисковать головой, стали разглядывать местность. И верно: дома  были
розовые, деревья розовые, заборы розовые, а это могло означать лишь одно
- они во владениях Глинды. Еще несколько минут полета - и Железный  Дро-
восек, стал узнавать дороги и здания. Теперь добраться до дворца  знаме-
нитой волшебницы уже ничего не стоило.
   - Какая удача! - ликовал Страшила. - Без всяких пилюль дело обошлось,
мы у цели!
   Самоделка стала снижаться и приземлилась наконец на зеленый бархатный
газон в прекрасном саду Глинды. Поблизости бил фонтан, а вместо  водяных
струй высоко в воздух взлетали алмазы и рассыпались  по  дну  мраморного
бассейна с нежным звоном.
   Сады Глинды были великолепны, путешественники оглядывались в восхище-
нии, забыв обо всем, и даже не заметили, как откуда-то появилась стража.
Войско великой волшебницы мало походило  на  Армию  повстанцев  Генерала
Джинджер, хотя тоже состояло в основном из девиц. Они были одеты  в  ще-
гольские мундиры, вооружены саблями и копьями, а  маршировали  с  удиви-
тельным изяществом и ловкостью.
   Возглавлявший войско Капитан, он же личный телохранитель Глинды, сра-
зу узнал Страшилу и Железного Дровосека и почтительно их приветствовал.
   - Добрый день! - поздоровался Страшила, галантно снимая шляпу,  между
тем как Дровосек по-солдатски взял под козырек.
   - Мы хотели бы просить прекрасную правительницу вашей страны  принять
нас.
   - Глинда ждет вас во дворце, - ответил Капитан, - и уже давно.
   - Странно! - удивился Тип.
   - Ничуть не странно, - объявил Страшила. -  Глинда  -  могущественная
волшебница. От ее внимания не ускользает ничего из происходящего в Стра-
не Оз. Пожалуй, она не хуже нас с вами знает, зачем мы к ней прилетели.
   - Тогда зачем же было лететь? - вытаращил глаза Тыквоголовый.
   - Хотя бы для того, чтобы выяснить - у кого на плечах голова, а у ко-
го - тыква, - ответил Страшила. - Однако не будем заставлять  волшебницу
ждать!
   И в направлении дворца тронулась странная процессия -  возглавлял  ее
Капитан, а в хвосте тяжело топал Конь.
   Глинда, восседавшая на рубиновом троне, едва сдержала улыбку при виде
необыкновенной делегации. Страшилу и Железного Дровосека она знала и лю-
била давно, но чудака Тыквоголового и Сильно Увеличенного Кувыркуна  ви-
дела, конечно, впервые. Конь, будучи всего лишь ожившим поленом, был не-
ловок и неопытен в придворных церемониях: кланяясь, он бухнулся  головой
об пол с таким треском, что развеселил до слез и  войско,  и  даже  саму
Глинду.
   - Осмелюсь доложить вашему сиятельному Высочеству, - торжественно на-
чал Страшила, - что мой Изумрудный Город захвачен шайкой  разбойных  де-
виц, вооруженных до зубов вязальными спицами.  Они  обратили  в  рабство
всех мужчин в государстве, расхитили все изумруды с улиц и с  обществен-
ных зданий, а в довершение всех безобразий согнали меня с престола.
   - Мне это известно, - кивнула Глинда.
   - Они посмели угрожать смертью мне, а также моим верным друзьям и со-
юзникам, стоящим здесь перед тобой, - продолжал Страшила, - и если бы мы
не спаслись бегством, нам уже давно пришел бы конец.
   - Мне и это известно, - сказала Глинда.
   - Поэтому я взываю к тебе о помощи, - заключил Страшила - ибо я знаю,
что ты всегда готова протянуть руку несчастным и угнетенным.
   - Все это так, - неторопливо  проговорила  Волшебница,  -  но  теперь
Изумрудным Городом правит Генерал Джинджер, она провозгласила себя коро-
левой. Так, может, пусть себе правит?
   - Она же самозванка! - возмутился Страшила.
   - А ты помнишь, как сам оказался на троне? - спросила его Глинда.
   - Меня возвел на него Волшебник  Изумрудного  Города,  с  согласия  и
одобрения всего народа, - ответил Страшила, немного смутившись.
   - А как оказался на троне сам Волшебник? -  продолжала  расспрашивать
Глинда.
   - Говорили, что он отнял его у некоего Пастории, - вспомнил Страшила,
который под внимательным взглядом Волшебницы чувствовал себя все более и
более неловко.
   - Стало быть, - заключила Глинда, - ни ты, ни Джинджер, ни даже  Вол-
шебник не были полноправными  правителями  Изумрудного  Города,  им  был
только Пастория.
   - Пожалуй, что так, - смиренно признал Страшила.  -  Однако  Пастория
ведь давно умер, а править кому-то надо.
   - У Пастории была дочь, законная наследница престола. Что ты  на  это
скажешь? - спросила Волшебница.
   - Никогда о ней не слышал, - удивился Страшила, -  но,  если  девочка
жива, ничего не имею против. По мне, главное - свергнуть эту  разбойницу
Джинджер. А трон - что мне трон? Ни радости от него, ни пользы, особенно
для того, кто имеет мозги. Я уж и сам начинал подумывать о более достой-
ном занятии. Но где же эта девочкапринцесса, и как ее зовут?
   - Зовут ее Озма, - ответила Глинда. - А где она, я и  сама  не  знаю.
Дело в том, что Волшебник, завладев  троном  ее  отца,  девочку  куда-то
спрятал при помощи хитрого колдовства, неведомого даже мне, а ведь я ис-
кусная и опытная волшебница.
   - Ну и дела! - воскликнул Кувыркун. - А мне сколько раз говорили, что
Волшебник был просто мошенником.
   - Как можно верить пустой болтовне! - вскричал Страшила, больно  уяз-
вимый этими словами. - Разве не он одарил меня первоклассными мозгами?
   - А меня - сердцем, самым что ни  на  есть  настоящим!  -  возмущенно
сверкнул глазами Железный Дровосек.
   - Похоже, меня ввели в заблуждение, - сконфузился Жук. - Сам я с Вол-
шебником не знаком.
   - Но мы-то знакомы, - отрезал Страшила, - и уверяю тебя, это  великий
чародей. Конечно, иной раз он мог и смошенничать, не без этого. Но разве
под силу ему было бы запрятать эту девочку Озму, да так, что ее  по  сей
день невозможно найти, не будь он настоящим волшебником?
   - Беру свои слова обратно, - сдался Жук.
   - Вот наконец разумная речь, - одобрительно кивнул Железный Дровосек.
   - Девочку надо отыскать, - выйдя из  задумчивости,  вновь  заговорила
Волшебница. - В моей библиотеке есть Книга Событий, в  которой  записано
все, что делал Волшебник, пока жил в Стране Оз, - по крайней мере,  все,
о чем мне докладывали. Сегодня вечером я еще раз внимательно перечту эту
книгу, быть может, мне удастся напасть на след Озмы. А вы пока отдыхайте
и развлекайтесь. Чувствуйте себя как дома. До завтра.
   Расставшись с хозяйкой дворца, путешественники отправились гулять  по
ее чудесным садам. Право, здесь было на  что  посмотреть  и  чему  поди-
виться.
   Утром они вновь предстали перед Глиндой, и вот что она им сказала:
   - Я внимательно перечитала все записи в Книге о  Волшебнике,  из  них
подозрительными мне показались только три: он ел бобы с ножа, он  трижды
тайно навестил старую Момби и он слегка хромал на левую ногу.
   - Вот! Это последнее - ужасно подозрительно! - воскликнул  Тыквоголо-
вый.
   - Разве? - пожал плечами Страшила. - У него, может быть, были мозоли.
Мне лично куда более подозрительной кажется эта причуда с бобами.
   - Но может быть, именно так их едят в Омахе - великой стране,  откуда
Волшебник родом, - предположил Железный Дровосек.
   - И так может быть, - согласился Страшила.
   - Однако же зачем, - обратилась Глинда к собравшимся, - он трижды по-
бывал у старой Момби?
   - Зачем? - как эхо повторил Кувыркун.
   - Все знают, что Волшебник обучил старуху многим колдовским трюкам, -
продолжала Глинда, - а он не стал бы этого делать даром. Значит, она ему
чем-то помогла. Уж не тем ли, что упрятала от глаз людских юную принцес-
су? Ведь если бы люди знали, что она жива, ее признали бы  королевой  по
праву и по закону.
   - Какая тонкая мысль! - восхитился Страшила. - Момби наверняка  заме-
шана в этом подлом деле. Это ясно как дважды два. Но что же  нам  теперь
делать?
   - Прежде всего найти Момби, - сказала Глинда. - Пусть расскажет,  где
спрятана девочка.
   - Момби сейчас в Изумрудном Городе с  Генералом  Джинджер,  -  сказал
Тип. - Это она строила нам всякие козни по пути сюда. Это она подговари-
вала Джинджер вернуть меня назад в неволю, а моих друзей казнить.
   - Раз так, - решила Глинда, - мы пойдем войной на Изумрудный Город  и
возьмем Момби в плен. Уж тогда-то ей придется рассказать нам всю  правду
об Озме!
   - Ах, это ужасная старуха! - Тип даже вздрогнул  при  воспоминании  о
черном котелке. - К тому же она страшно упряма.
   - Я тоже упряма, - очаровательно улыбнулась Волшебница, -  и  ни  ка-
пельки ее не боюсь. Даю день на сборы, завтра на рассвете мы выступаем в
поход.


   21. ЖЕЛЕЗНЫЙ ДРОВОСЕК СРЫВАЕТ РОЗУ

   Войско Глинды, собравшееся  с  рассветом  у  ворот  замка,  выглядело
празднично, но вместе с тем и внушительно. Мундиры девиц отличались изя-
ществом и веселостью расцветок, серебряные наконечники их  копий  так  и
сияли на солнце. В руках у каждого офицера была короткая, до блеска  на-
чищенная сабля и щит, украшенный павлиньими перьями, - едва  ли  нашелся
бы враг, способный противостоять столь блестящей армии.
   Волшебницу несли в паланкине, напоминавшем  экипаж,  -  у  него  были
дверцы и окна, занавешенные шелковыми шторками, а вместо колес - два го-
ризонтальных шеста, лежавшие на плечах у двенадцати носильщиков.
   Страшила с друзьями, чтобы не отстать от войска, решили лететь на Ро-
гаче. Вскоре все они двинулись вперед под музыку оркестра.  Рогач  летел
самым тихим ходом на небольшой высоте прямо над паланкином Волшебницы.
   - Ты уж поосторожней, - беспокоился  Железный  Дровосек,  глядя,  как
Страшила, желая получше  разглядеть  войско,  далеко  перевесился  через
спинку дивана.
   - А ему нипочем ни крах, ни разорение, - вставил образованный  Кувыр-
кун, - он у нас - мешок с деньгами.
   - Я же тебя просил, - укоризненно покачал головой Тип.
   - Просил, - торопливо согласился Кувыркун. - И со своей стороны  тоже
прошу прощения. Обещаю в дальнейшем сдерживаться изо всех сил.
   - Уж ты постарайся, - сухо сказал мальчик. - Не то выключим  тебя  из
нашей компании.
   - Ах, только не это, я не вынесу разлуки, - испуганно замахал  лапами
Жук, и на том разговор закончился.
   Войско быстро продвигалось вперед, и все же стен  Изумрудного  Города
удалось достичь только к ночи. При слабом свете молодого месяца в полной
тишине город был окружен, а на зеленых лужайках разбиты розовые палатки.
Палатка Волшебницы была из белоснежного шелка, размером побольше других,
над нею трепетали на ветру розовые стяги. Для Страшилы и его друзей сол-
даты поставили отдельную палатку. Все это было сделано быстро, с военной
четкостью, после чего войско улеглось спать.
   Вообразите себе изумление Королевы Джинджер, когда на следующее  утро
к ней ворвались ее солдаты с криками о том, что город окружен бесчислен-
ным войском. Она немедленно взобралась на самую высокую башню  дворца  и
увидела розовые развевающиеся стяги, а прямо напротив ворот - белую  па-
латку Глинды.
   - Все пропало! - зарыдала в отчаянии Джинджер. - Куда нам с вязальны-
ми спицами против длинных пик и страшных сабель!
   - Самое лучшее, что мы можем сделать, - посоветовала одна из девиц, -
поскорее сдаться, пока они нас не трогают.
   - Ну нет, - возразила Джинджер, которая вовсе не была трусихой. - Го-
род пока не взят, попробуем выиграть время путем переговоров. Отправляй-
ся к Глинде под флагом перемирия - спроси, зачем она пришла сюда с войс-
ком и чего хочет.
   Под белым флагом в знак того, что идет  с  мирной  целью,  посланница
вышла из ворот и вскоре явилась в палатку Глинды.
   - Скажи своей Королеве, - сказала девушке Волшебница, - что  я  прошу
выдать мне в плен старую Момби. Как только она это сделает, я ей  больше
не враг.
   Узнав об  этом  требовании,  Королева  пришла  в  сильнейшее  замеша-
тельство: Момби была ей главной советницей, к тому же  Джинджер  страшно
боялась старую ведьму. Тем не менее она послала за ней и рассказала  все
как есть.
   - Вижу, вижу, что всем нам предстоят большие неприятности, - забормо-
тала старая колдунья, глядя в волшебное зеркальце, которое всегда носила
с собой в кармане. - Но мы еще можем выпутаться и перехитрить  Волшебни-
цу, пусть не думает, что умнее ее никого нет.
   - Пожалуй, лучше бы мне выдать тебя ей, - занервничала Джинджер.
   - Попробуй только - и не видать тебе трона в  Изумрудном  Городе  как
своих ушей, - пригрозила ведьма. - А если будешь меня слушаться, спасу и
тебя, и себя, вот увидишь.
   - Ну, поступай как знаешь, - согласилась Джинджер. - Мне ужасно  нра-
вится быть королевой, а возвращаться домой,  опять  убирать  постели  да
мыть посуду никакой охоты нет.
   Тогда Момби позвала к себе Джелию Джемм и сотворила над ней  какое-то
колдовство. В результате девушка стала как две капли воды похожа на Мом-
би, а старая колдунья приняла ее облик.
   - А теперь, - обратилась Момби к Королеве, - пусть твои солдаты отве-
дут эту девицу в стан Глинды. Она поверит, что перед ней настоящая  Мом-
би, и уберется восвояси в Южную Страну.
   И Джелию, которая теперь прихрамывала, как старуха, вывели из городс-
ких ворот и доставили к Глинде.
   - Вот вам ваша пленница, - сказала одна из стражниц. - Наша  Королева
надеется, что вы сдержите свое обещание и оставите нас в покое.
   - Я, разумеется, так и поступлю, - сказала Глинда, добродушно  улыба-
ясь, - если вы и впрямь доставили ко мне ту, о которой шла речь.
   - Как же не ту? Разве вы не узнаете старую Момби? -  искренне  изуми-
лась стражница, не подозревавшая об обмане, и солдаты Джинджер  отправи-
лись назад в город.
   Волшебница спешно призвала Страшилу и его друзей в свою палатку и на-
чала задавать мнимой Момби вопросы об исчезнувшей девочке Озме. Но  Дже-
лия ни на один вопрос ответить не могла и в конце концов  так  расстрои-
лась, что расплакалась навзрыд, чем несказанно удивила Глинду.
   - Что за глупые выходки! - возмутилась Волшебница, и взгляд ее гневно
засверкал. - Это совсем не Момби, нас решили  обмануть!  Признайся,  как
тебя зовут, - обратилась она к дрожащей девушке.
   Но признаться Джелия не смела, ведь колдунья  запретила  ей  это  под
страхом смерти. Впрочем, нежная и  прекрасная  Глинда  смыслила  в  кол-
довстве больше, чем кто-либо в Стране Оз. Произнеся несколько  волшебных
слов и сделав рукой магический знак, она в мгновение ока вернула девушке
ее истинный облик. В то же самое  мгновение  Момби  во  дворце  Джинджер
опять стала старой скрюченной уродиной.
   - Да это же Джелия Джемм! - воскликнул
   Страшила, узнав свою старинную знакомую.
   - Это наша переводчица, - радостно кивая, подтвердил Тыквоголовый.
   Теперь уж Джелия рассказала все о проделках Момби, после  чего  стала
просить Глинду о защите и покровительстве, и в этом ей,  разумеется,  не
было отказано. Глинда, однако же, рассердилась не на шутку и  послала  к
Джинджер гонца с вестью о том, что коварная хитрость  разоблачена,  и  с
требованием немедленно выдать настоящую Момби во избежание ужасных  пос-
ледствий.
   Джинджер это послание не застало врасплох: колдунья,  лишь  только  к
ней вернулся ее истинный облик, догадалась  о  том,  что  ее  колдовство
раскрыто, и успела не только  придумать  новый  обман,  но  и  уговорить
Джинджер действовать с ней заодно. Поэтому  посланнику  Глинды  Королева
ответила вот что:
   - Скажи своей госпоже, что Момби исчезла, я нигде не могу  ее  найти.
Но если Глинде угодно, она может взять себе в помощь своих друзей, одна-
ко если они не сумеют найти Момби до заката солнца, пусть обещают уйти с
миром и больше никогда на нас не нападать.
   Глинда согласилась на эти условия, отлично понимая, что Момби спрята-
лась где-то в стенах Города. Итак, Джинджер велела открыть ворота, в них
вошла Глинда с отрядом своих солдат, за нею - Страшила и Железный Дрово-
сек, следом ехал Тыквоголовый верхом на Коне, а последним трусил, сохра-
няя, однако, достоинство и важность, Высокообразованный и Сильно  Увели-
ченный Кувыркун. Тип  шел  рядом  с  Глиндой  -  они  успели  уже  стать
друзьями.
   Разумеется, старая Момби меньше всего на свете хотела быть найденной,
поэтому, пока ее враги шли маршем по улицам Города,  колдунья  преврати-
лась в алую розу, цветущую на виду у всех в  дворцовом  саду.  Это  была
чрезвычайно удачная выдумка - Глинда и ее друзья  потратили  драгоценные
часы в бесплодных поисках Момби, но, конечно же, ее не нашли.
   Солнце стало клониться к закату, и Волшебнице пришлось признать  свое
поражение: старой, опытной в коварстве ведьме  удалось  ее  перехитрить.
Войско получило приказ покинуть Город и разойтись по своим палаткам.
   Страшила с товарищами как раз в это время обыскивали сад. Хотя и нео-
хотно, они вынуждены были подчиниться приказу Глинды. На прощание Желез-
ный Дровосек, большой любитель цветов, сорвал с куста  красивую  крупную
розу, чтобы вставить ее в железную петлицу на своей железной груди.
   При этом роза издала тихий стон, но Дровосек не обратил на него  вни-
мания, решив, что ему почудилось. Таким образом, Момби очутилась за  го-
родской стеной в лагере Глинды. Поиски окончились успешно, хотя об успе-
хе никто и не подозревал.


   22. ПРЕВРАЩЕНИЯ СТАРОЙ МОМБИ

   Оказавшись во вражеском плену, колдунья поначалу испугалась, но вско-
ре решила, что грудь Железного Дровосека - убежище  не  менее  надежное,
чем розовый куст. К тому же теперь, когда она оказалась за воротами  Го-
рода, сбежать от Глинды было совсем не трудно.
   "Впрочем, торопиться некуда, - размышляла Момби, - я могу повременить
и насладиться от души своим торжеством".
   Поэтому всю ночь роза спокойно спала на груди Железного Дровосека,  а
утром, когда Глинда собрала своих друзей на совет в  палатке  из  белого
шелка, явилась туда вместе с ним.
   - К глубокому сожалению, - заявила Глинда, - нам  так  и  не  удалось
отыскать коварную Момби. Экспедиция, увы, закончилась неудачей. Это  тем
более печально, что без нашей помощи юная Озма никогда не будет  найдена
и спасена и, стало быть, не сможет занять своего законного места на тро-
не в Изумрудном Городе.
   - Может быть, не стоит так сразу сдаваться? - сказал Тыквоголовый.  -
Попробуем предпринять что-нибудь еще!
   - Что-нибудь мы обязательно предпримем, - с улыбкой отвечала  Глинда.
- Я только ума не приложу, как могло случиться, чтобы  меня  перехитрила
какая-то ведьма, - она ведь смыслит в волшебстве куда меньше, чем я.
   - А может, нам все-таки взять штурмом Изумрудный Город?  -  предложил
Страшила. - Разумеется, ради принцессы Озмы. А пока мы будем ее  искать,
я готов временно править, потому что, честное слово, понимаю в этом деле
больше, чем Джинджер.
   - Но я же пообещала Джинджер, что мы не будем с нею воевать, - возра-
зила Глинда.
   - Тогда приглашаю всех в мое королевство, точнее, в  мою  империю,  -
громко заявил Железный Дровосек,  широким  гостеприимным  жестом  обводя
присутствующих. - Я буду счастлив видеть вас у себя в гостях.  Места  во
дворце много - хватит на всех и еще останется. А если кто пожелает укра-
сить себя блестящим никелевым покрытием, мой слуга сделает это  для  вас
совершенно бесплатно.
   Пока Дровосек держал эту речь, Глинда внимательно разглядывала розу в
его петлице - ей показалось, что большие красные лепестки  слегка  шеве-
лятся. Подозрение мгновенно превратилось в уверенность - нет, это  вовсе
не роза, а Момби, принявшая вид цветка. Однако и Момби в  тот  же  самый
миг поняла, что разоблачена, и - в превращениях она была большой  масте-
рицей, ничего не скажешь - обратилась в тень и скользнула по  стене  па-
латки к выходу.
   И все же Глинда превосходила ведьму - не только хитростью, но и  опы-
том. Она успела опередить тень и жестом руки преградила ей путь  к  отс-
туплению. Теперь Момби бежать было некуда.
   Страшилу и его друзей действия Глинды крайне удивили: никто из них не
заметил тени. Волшебница рассеяла их недоумение, сказав:
   - Прошу всех оставаться на своих местах и не шевелиться. Ведьма  сей-
час среди нас, в этой палатке, и я думаю, что мне удастся ее изловить.
   Эти слова настолько встревожили Момби, что она из тени туг же превра-
тилась в черного муравья, собираясь заползти в какую-нибудь ямку или ще-
лочку в земле и там спрятаться.
   К счастью, земляной пол палатки, установленной прямо напротив городс-
ких ворот, был ровен и хорошо утоптан. Глинда тут же заметила  ползущего
по нему муравья и бросилась его ловить. Но в тот момент, когда  ее  рука
готова была опуститься и прихлопнуть насекомое, ведьма в ужасе  напрягла
последние силы, преобразилась еще раз, теперь  -  в  огромного  грифона,
рванулась напролом из палатки, разрывая в клочья белый шелк, и бросилась
прочь с быстротой урагана.
   Глинда без промедления последовала  за  ней.  Вскочив  на  Коня,  она
вскричала:
   - А ну-ка, докажи, что тебя оживили не зря. Скачи что есть духу, ска-
чи изо всех сил!
   И Конь поскакал. Как молния, мчался он вслед за грифоном,  его  дере-
вянных ног даже видно не было - так быстро они мелькали. Наши друзья еще
не успели оправиться от изумления, а грифон и Конь уже исчезли из виду.
   - В погоню! За ними! - громко завопил Страшила.
   Они бросились к Рогачу и в одно мгновение расселись по местам.
   - Лети! - взволнованно скомандовал Тип.
   - Куда? - хладнокровно осведомился Рогач.
   - Не знаю, - сказал Тип сердито, ибо промедление выводило его из  се-
бя, - но с высоты мы наверняка увидим, куда направляется Глинда.
   - Очень хорошо, - все так же спокойно ответил Рогач и, расправив свои
огромные крылья, поднялся высоко в небо.
   Вдали среди полей они увидели две крошечные,  быстро  передвигающиеся
точки - это были грифон и Конь. Тип указал на них Рогачу и  велел  дого-
нять. Но как ни быстро летел Рогач, те мчались еще быстрее и через  нес-
колько минут совсем скрылись за горизонтом.
   - Вперед! Вперед! - не унимался Страшила. - Ведь Страна Оз совсем ма-
ленькая, им все равно придется остановиться.
   Хитрая Момби, конечно, не зря превратилась именно в грифона,  ведь  в
быстроте и выносливости ему нет равных. Однако она позабыла о  том,  что
Деревянному Коню усталость и вовсе неведома, он мог бежать день  и  ночь
без отдыха. Поэтому уже после часовой гонки  грифон  стал  отдуваться  и
пыхтеть и бежал уже не так быстро, как прежде. К этому времени они  дос-
тигли пустыни. Усталые ноги грифона увязали в песке, очень скоро он упал
и растянулся, совершенно обессиленный, на голой бесплодной земле.
   Через мгновение его нагнала Глинда на Коне, который был, как  всегда,
бодр и полон сил. Она выдернула из пояса тонкую золотую нить и  накинула
ее на голову запыхавшегося, загнанного грифона, отняв  таким  образом  у
Момби способность к волшебным превращениям.
   В тот же миг животное вздрогнуло всем телом и исчезло, а на его месте
очутилась старая колдунья Злобно сверкая глазами, она стояла перед прек-
расной, безмятежно улыбающейся Волшебницей.


   23. ПРИНЦЕССА ОЗМА ИЗ СТРАНЫ О3

   - Ты моя пленница, сопротивляться  бесполезно,  -  произнесла  Глинда
своим нежным мелодичным голосом. - Можешь полежать, отдохнуть немного, а
потом я отвезу тебя в свой лагерь.
   - Чего ты от меня хочешь? - прохрипела Момби, все еще с трудом  пере-
водя дыхание. - Что я тебе сделала?
   - Ты мне ничего не сделала, - ответила прекрасная  Волшебница,  -  но
кое-какие подозрения у меня есть. И если я удостоверюсь в  том,  что  ты
использовала волшебную силу во зло, я намерена строго тебя наказать.
   - Попробуй только! - прокаркала старая ведьма. - Посмей  только  меня
тронуть!
   Как раз в это время подлетел Рогач и приземлился рядом с Глиндой. На-
ши друзья с удовольствием убедились в том, что Момби наконец поймана, и,
посовещавшись накоротке, решили возвращаться в лагерь все вместе на  Ро-
гаче. Коня забросили в Летающую Самоделку, Глинда, все еще держа в руках
золотую нить, обвивавшую шею Момби, заставила свою  пленницу  взобраться
на один из диванов. Потом свои места заняли остальные,  и  Тип  приказал
Рогачу трогаться в обратный путь.
   На этот раз путешествие  протекало  без  приключений.  Момби  сидела,
мрачно надувшись. Пока ее шею обвивала золотая нить, старая ведьма  была
совершенно беспомощна. Войска приветствовали  появление  Глинды  дружным
"ура", и вскоре друзья вновь собрались в королевской палатке, которую за
время их отсутствия успели аккуратно заштопать.
   - А теперь, - обратилась Волшебница к Момби, - я хотела бы знать, за-
чем тебя трижды навещал Волшебник Изумрудного Города и каким образом де-
вочка Озма исчезла вдруг неизвестно куда.
   Ведьма дерзко посмотрела на Глинду и не сказала ни слова.
   - Отвечай же! - повторила Волшебница.
   Момби хранила молчание.
   - Может быть, она просто ничего не знает, - предположил Джек.
   - Будь добр, помолчи, - попросил Тип. - Своей глупостью ты только все
испортишь.
   - Хорошо, дорогой отец, - кротко согласился Тыквоголовый.
   - Это просто счастье, что я - Кувыркун, - пробормотал  себе  под  нос
Увеличенный Жук, - и голова у меня - не тыква.
   - Однако, - сказал Страшила, - как же заставить ее говорить? Если она
не откроет нам то, что нам так важно узнать, получится, мы  зря  за  ней
гонялись.
   - Не попробовать ли лаской? - предложил Железный Дровосек. -  Я  слы-
шал, что лаской можно добиться всего, даже от самых отпетых злодеев.
   Ведьма бросила на него такой леденящий взгляд, что Железный  Дровосек
осекся и замолчал.
   После долгого раздумья Глинда вновь обратилась к Момби с такими  сло-
вами:
   - Поверь, упрямством ты ничего не добьешься Мне нужно узнать правду о
девочке Озме, и, если ты не расскажешь нам всего, что тебе известно, те-
бя придется казнить.
   - О нет! Только не это! - вскричал Железный Дровосек. - Казнить - да-
же старую Момби - это слишком жестоко.
   - Ну, это всего лишь угроза, - пояснила Глинда, - конечно  же,  я  не
казню Момби, тем более что она сама предпочтет рассказать мне правду.
   - Ах, вот как, - вздохнул с облегчением железный человек.
   - Ну, допустим, я расскажу вам все, что вы хотите, - заговорила Момби
так неожиданно, что все вздрогнули. - Что вы тогда со мной сделаете?
   - Тогда, - ответила Глинда, - я всего лишь попрошу тебя  выпить  вол-
шебный напиток, от которого ты забудешь все свое колдовство.
   - Но без него я останусь беспомощной старухой! - воскликнула Момби.
   - Зато живой, - утешил ее Тыквоголовый.
   - Еще раз прошу тебя - помолчи, - зашипел на него Тип.
   - Я могу и помолчать, - ответил Джек, - но согласись,  быть  живым  -
большое удовольствие.
   - А живым и ученым - удовольствие вдвойне, - добавил Кувыркун,  одоб-
рительно кивая.
   - Выбирай, - обратилась Глинда к старой Момби, - или ты умрешь,  если
и дальше будешь молчать или потеряешь волшебную  силу,  если  расскажешь
нам правду. Я бы на твоем месте предпочла остаться живой
   Момби беспомощно взглянула на Волшебницу и убедилась, что та  говорит
вполне серьезно и шутить не намерена. И тогда она проговорила очень мед-
ленно и неохотно:
   - Пожалуй, я отвечу на ваши вопросы.
   - Этого я и ждала, - удовлетворенно кивнула Глинда.  -  Уверяю  тебя,
твой выбор очень разумен.
   Она кликнула одного из своих Капитанов, и тот принес чудесной  работы
золотую шкатулку. Из нее Волшебница достала большую белую  жемчужину  на
тоненькой цепочке, которую повесила себе на шею так, что жемчужина  ока-
залась у нее на груди, прямо над сердцем.
   - Итак, - сказала она, - я задаю тебе первый вопрос: зачем тебя триж-
ды навещал Волшебник?
   - Затем, что я его навещать не желала, - ответила Момби.
   - Это не ответ, - строго сказала Глинда. - Отвечай правду.
   - Ну, - проговорила Момби еле слышно, уставившись в пол, - он  прихо-
дил узнать рецепт печенья.
   - Смотри мне прямо в глаза! - велела Волшебница. Момби повиновалась.
   - Скажи, какого цвета моя жемчужина? - спросила Глинда.
   - Она... она черная! - удивленно ответила Момби.
   - Это значит, что ты солгала! - гневно воскликнула Глинда. - Жемчужи-
на остается белой лишь тогда, когда при ней говорят правду.
   Момби поняла теперь, что бесполезно и пытаться  обмануть  Волшебницу.
Как ни было ей досадно, пришлось признаться во всем.
   - Волшебник привел ко мне девочку Озму, тогда совсем кроху, и  попро-
сил ее спрятать.
   - Так я и думала, - спокойно сказала Глинда. - Чем же он наградил те-
бя за службу?
   - Он обучил меня всем видам волшебства, которые знал сам, правда,  не
все оказалось настоящим волшебством, кое-что  просто  жульничеством,  но
я-то свое обещание сдержала честно.
   - Что ты сделала с девочкой? - спросила Глинда, и присутствующие  не-
вольно затаили дыхание и подались вперед в ожидании ответа.
   - Я ее заколдовала, - ответила Момби.
   - Каким образом?
   - Превратила ее в... в...
   - В кого? - строго спросила Глинда, видя, что ведьма колеблется.
   - В мальчика, - тихо призналась Момби.
   - В мальчика! - эхом отозвалось множество голосов, и все глаза  обра-
тились на Типа - ведь это его Момби воспитывала с младенчества.
   - Да-да, - кивнула старая ведьма, - это и есть принцесса Озма,  дитя,
которое привел ко мне Волшебник после того, как захватил трон  ее  отца.
Это и есть законная правительница Изумрудного Города! - И  она  уставила
прямо на мальчика свой длинный костлявый палец.
   - Я?! - вскричал в изумлении Тип. - Какая же я принцесса Озма?  Я  же
не девочка!
   Глинда улыбнулась и, подойдя к Типу, положила свою изящную белую руку
на его маленькую загорелую ладошку.
   - Сейчас ты не девочка, - ласково сказала она,  -  потому  что  Момби
превратила тебя в мальчика. Но родился ты девочкой, к тому  же  принцес-
сой. Тебе следует вернуть твое истинное обличье, и ты станешь  королевой
Изумрудного Города.
   - Ой, нет, пусть лучше королевой будет Джинджер,  -  замотал  головой
Тип, готовый уже расплакаться. - Я хочу остаться мальчиком,  хочу  путе-
шествовать со своими друзьями - Страшилой, Железным Дровосеком, Кувырку-
ном и Джеком, Конем и Рогачом. Я совсем не хочу превращаться в девочку!
   - Не переживай, старина, - стал утешать его Железный Дровосек. - Дев-
чонкой быть, говорят, тоже неплохо. А сам я, честно говоря, всегда  счи-
тал, что девочки лучше мальчишек.
   - Ничуть не хуже - это уж точно, - добавил Страшила и ласково  погла-
дил Типа по голове.
   - И учатся девочки очень хорошо, - заявил Кувырку н. - Когда ты прев-
ратишься обратно в девочку, я буду обучать тебя разным наукам.
   - Постойте! А как же я? - заволновался вдруг Тыквоголовый Джек. - Ес-
ли ты станешь девочкой, кто же будет моим дорогим папашей?
   - Уж, конечно, не я, - ответил Тип, рассмеявшись сквозь слезы, - и не
пожалею об этом ни капельки. - Поколебавшись еще мгновение, он повернул-
ся к Глинде: - Пожалуй, я попробую - посмотрим, что из этого выйдет.  Но
если мне не понравится быть девчонкой, обещай, пожалуйста,  что  превра-
тишь меня снова в мальчика.
   - Ну, этого, - развела руками Волшебница, - как раз не обещаю. Уважа-
ющие себя волшебницы не занимаются превращениями, ведь придавать  одному
видимость другого - это всегда обман.  Владеют  этим  искусством  только
бессовестные колдуны, вот почему я вынуждена сейчас просить Момби: сними
свои колдовские чары и верни ей ее истинный облик. Для тебя это  послед-
няя возможность поколдовать.
   Теперь, когда вся правда о принцессе Озме открылась,  Момби  не  было
уже никакого дела до Типа, однако гнева Глинды она опасалась. К тому  же
Тип, который был вовсе не злопамятен, пообещал щедро обеспечить ее  ста-
рость, когда станет править в Изумрудном Городе. Поэтому ведьма согласи-
лась сотворить превращение и начала готовиться к колдовству.
   Глинда велела установить в центре палатки ее королевское ложе. Сверху
над ним нависали тонкие из розового шелка, занавески совершенно скрывав-
шие пространство внутри.
   Для начала ведьма велела мальчику выпить какой-то напиток, от которо-
го он немедленно и крепко заснул. Потом Железный Дровосек и Кувыркун бе-
режно перенесли его на ложе, опустили на мягкие подушки и задернули  за-
навеси.
   Тогда ведьма присела на корточки и  разожгла  маленький  костерок  из
пучка сухих трав, которые достала из-за пазухи. Когда огонек разгорелся,
старая Момби бросила в него пригоршню волшебного порошка, и от него  по-
шел густой фиолетовый дым, наполнивший всю палатку благоуханием. Конь от
этого расчихался, и все на него дружно зашикали.
   Под любопытными взглядами окружающих ведьма пропела заклинание на не-
понятном языке и семь раз низко склонилась над огнем. Затем она выпрями-
лась и громко пропела: "Йе-о-а!"
   Дым рассеялся, воздух снова стал прозрачным, в  двери  палатки  подул
свежий ветер, занавеси над ложем слегка заколыхались,  и  внутри  кто-то
пошевелился.
   Глинда подошла и раздвинула розовый шелк. Потом она протянула руку  и
помогла подняться девочке, свежей и прекрасной, как майское  утро.  Губы
ее были алы, глаза сияли, как алмазы.  По  плечам  струились  золотистые
кудри, надо лбом их придерживал золотой обруч, усыпанный брильянтами. Ее
шелковое платье было легким и воздушным, как облако, а ноги были обуты в
изящные атласные туфельки.
   На это чудесное видение старые приятели Типа не меньше минуты глазели
в изумлении, после чего все головы восхищенно склонились перед  прелест-
ной принцессой Озмой. Девочка взглянула на Глинду,  чье  лицо  светилось
удовлетворением и радостью, потом повернулась к  остальным.  С  очарова-
тельной застенчивостью она произнесла:
   - Надеюсь, вы будете ко мне относиться так же хорошо, как и раньше. Я
ведь все тот же прежний Тип...
   - Тот, да не тот! - восторженно выкрикнул Тыквоголовый, и это, безус-
ловно, были самые мудрые слова, произнесенные им за всю его жизнь. С ни-
ми согласились все.


   24. САМЫЕ БОГАТЫЕ НА СВЕТЕ

   Когда до Королевы Джинджер дошли удивительные новости о том, что кол-
дунья Момби поймана и призналась Глинде во всех своих грехах, а  мальчик
Тип оказался не кем иным, как давно и неизвестно куда пропавшей принцес-
сой Озмой, Королева громко и безутешно разревелась.
   - Подумать только, - всхлипывала она, - теперь, когда  я  уже  побыла
королевой и пожила во дворце, придется опять  возвращаться  домой,  мыть
полы да сбивать масло! Что может быть ужасней! Никогда, никогда я на это
не соглашусь!
   А потому, когда ее солдаты, большей частью проводившие время на кухне
за приготовлением тянучек, посоветовали ей ни за что не  сдаваться,  она
послушалась их глупой болтовни и отправила Глинде и принцессе Озме дерз-
кое вызывающее послание. В результате разразилась война. Уже на  следую-
щий день войско Глинды под реющими флагами и под гром оркестра двинулось
маршем на Изумрудный Город.
   Однако, подойдя к стенам города, отважное войско было вынуждено оста-
новиться: Джинджер заперла и забаррикадировала все входы, а стены  Изум-
рудного Города, сложенные из крупных кусков зеленого мрамора, были  неп-
риступны. Узнав, что наступление захлебнулось, Глинда нахмурилась и глу-
боко задумалась. Кувыркун подал такой совет:
   - Нужно начать осаду города, они проголодаются и сразу пойдут на  по-
пятную. Это уж наверняка!
   - Постойте, - сказал Страшила. - У нас же есть Рогач,  который  может
летать.
   Услышав эти слова. Волшебница быстро повернулась к нему,  и  лицо  ее
осветилось улыбкой.
   - Ничего не скажешь, - воскликнула она, - мозги у тебя и впрямь  иск-
лючительные! Идемте немедля к Рогачу!
   Они долго шагали сквозь расположение войска, пока не подошли  к  тому
месту, где около палатки Страшилы отдыхал Рогач. Глинда и принцесса Озма
взобрались в него первыми и уселись на диваны. Тут же разместились Стра-
шила и его друзья, после чего осталось еще место  для  Капитана  и  трех
солдат, которых Глинда решила взять в качестве охраны.
   По приказу принцессы чудесная  самоделка  по  имени  Рогач  взмахнула
пальмовыми крыльями, поднялась в воздух и вмиг  перенесла  наших  героев
через городскую стену. Кружась над городом, они вскоре  заметили  Джинд-
жер: та удобно расположилась под деревом в гамаке, читая книгу в зеленой
обложке и откусывая время от времени от плитки зеленого шоколада, в пол-
ной уверенности, что городские стены надежно защищают ее от врагов. Пос-
лушный Рогач приземлился тут же во дворе. Джинджер ахнуть не успела, как
Капитан и три солдата подскочили к ней со всех сторон, и недавняя  коро-
лева оказалась пленницей.
   На том война закончилась, ибо, прознав  о  пленении  Джинджер,  Армия
повстанцев тут же побросала оружие. Капитан без всяких помех  прошество-
вал по главной улице к воротам города и распахнул  их  настежь.  Оркестр
заиграл свои самые прекрасные мелодии, войска Глинды вошли под них в го-
род, и герольды объявили о низложении дерзкой Джинджер и  восшествии  на
престол законной правительницы - прекрасной Озмы.
   В тот же миг мужчины Изумрудного Города с облегчением скинули  перед-
ники. Поговаривают, правда, что женщинам к этой поре уже так  опостылела
стряпня их супругов, что весть о поражении Джинджер они встретили с  ли-
кованием. Во всяком случае, доподлинно известно, что  добрые  жены,  все
как одна, ринулись в кухни и столько всего вкусного наготовили для своих
истомленных хлопотами мужей, что в семьях тут же установились мир и лад.
   Первым делом Озма распорядилась о том, чтобы  все  повстанцы  вернули
немедля изумруды, брильянты и иные драгоценные камни, растащенные ими  с
улиц и общественных зданий. Число драгоценных камней, выковырянных и по-
хищенных тщеславными девицами, оказалось столь велико,  что  королевским
ювелирам пришлось работать не разгибая спины больше месяца,  чтобы  при-
вести городское хозяйство в прежний вид.
   Армия повстанцев была тем временем распущена, и девицы отправлены  по
домам. Джинджер дала обещание примерно себя вести и тоже получила свобо-
ду.
   В Изумрудном Городе еще не  бывало  правительницы,  прекраснее  Озмы.
Несмотря на молодость, она правила своим народом  мудро  и  справедливо.
Тем более что Глинда всегда готова была помочь ей добрым советом,  равно
как и Кувыркун, получивший важный пост Народного Просветителя.
   Рогачу, в благодарность за службу, предложила любую награду, какую он
только пожелает.
   - Если так, - ответил Рогач, - желаю, чтобы меня снова  разобрали  на
части. Я вовсе не хотел, чтобы меня оживляли, и, по правде говоря, стес-
няюсь своего нескладного вида. В свое время я был царем лесов, тому сви-
детельством могучие рога. Но в нынешнем моем диванном состоянии я  лишен
ног и вынужден летать по воздуху. Мне это совсем не  по  нраву,  поэтому
прошу вас, избавьте меня от туловища и от крыльев.
   Озма велела разобрать Рогача на части. Голову с  рогами  повесили  на
прежнее место в приемной зале, диваны развязали и расставили в гостиных,
хвост-метла вернулся к своим кухонным обязанностям, а бельевая веревка -
на гвоздь, откуда была снята Страшилой в  знаменательный  день  рождения
Самоделки.
   Это не означало, однако, что Рогачу пришел конец, - он только  перес-
тал быть летательным аппаратом. Голова, большей частью молчаливо  висев-
шая на стене, временами бывала не прочь поговорить, ошарашивая посетите-
лей неожиданными вопросами.
   Конь жил в довольстве и в холе. Озма любила разъезжать на своем  чет-
вероногом скакуне по улицам Изумрудного Города. На его деревянные копыта
она велела набить золотые подковы - заслышав издали их мелодичный перез-
вон, подданные Озмы преисполнялись почтительного трепета: "Волшебник  не
был и вполовину так могуществен, как наша новая повелительница, -  пере-
шептывались горожане, - он больше хвастался, а она умеет творить чудеса,
о каких прежде никто и не слыхивал".
   Тыквоголовый Джек жил во дворце Озмы до конца своих дней, жил  долго,
но, увы, нисколько не поумнел Кувыркун пытался  преподать  ему  коекакие
науки, но ученик оказался слишком слаб, и учитель в конце концов  махнул
на него лапкой.
   Когда солдаты Глинды разошлись по домам и в Изумрудном Городе воцари-
лись мир и спокойствие, Железный Дровосек заявил, что намерен  вернуться
в Королевство Мигунов.
   - Конечно, мое королевство невелико, - сказал он Озме, - зато им нет-
рудно править. Я - абсолютный монарх, к тому же собираюсь  провозгласить
себя императором, поэтому в мои общественные и личные дела никто не вме-
шивается. Вернусь домой и первым делом велю себя заново отникелировать -
смотрите, сколько на мне вмятин и царапин. А уж там -  милости  прошу  в
гости.
   - Спасибо, - поблагодарила Озма, - приеду обязательно Но что же будет
со Страшилой?
   - Я отправлюсь со своим другом Дровосеком, - очень  серьезно  ответил
тот - Мы решили больше никогда не расставаться.
   - Страшила назначен Главным Казначеем, - пояснил Железный Дровосек. -
Я подумал, что неплохо иметь Государственного Казначея,  который  битком
набит деньгами. Что ты на это скажешь?
   - Скажу, - улыбнулась Юная Озма, - что богаче нашего друга на  свете,
пожалуй, и нет никого.
   - Это правда, - согласился Страшила, - как правда и  то,  что  деньги
здесь ни при чем. Мозги, я считаю, куда важнее денег, с какой стороны ни
посмотри. Да вы, наверное, и сами примечали: от денег без мозгов никакой
пользы, а когда мозги есть,  можно  и  без  денег  жить  в  полное  удо-
вольствие.
   - Надо, однако же, признать, - добавил Железный Дровосек, - что  доб-
рое сердце никакими мозгами не заменишь и ни за какие деньги не  купишь.
Так что самый богатый человек на свете, пожалуй, все-таки я.
   - Вы оба богачи, друзья мои, - ласково сказала Озма. - Ваше богатство
в вас самих - с ним не сравнятся никакие сокровища в мире.


   Баум Л.Ф.
   ОЗМА ИЗ СТРАНЫ ОЗ

   издательство "РИПОЛ КЛАССИК", 1998
   OCR Палек, 1998 г.


   1. ДЕВОЧКА В КУРЯТНИКЕ

   Над бескрайними океанскими просторами вылзавывал ветер. Озорнику нра-
вилось поднимать волны, становившиеся с  каждой  минутой  все  больше  и
больше. Сначала они были с фермерский домик, потом с высокое дерево, на-
конец с огромную гору. Между этими водяными Альпами или Гималаями откры-
вались широкие, уходившие к горизонту долины.
   Эти шалости привели к тому, что ветер нагнал жуткий шторм, а это, как
известно, может натворить немало бед и причинить неприятности тем,  кого
непогода застала в открытом море.
   Как раз в это самое время далеко от берегов  оказался  корабль.  Вол-
ны-гиганты кидали его из стороны в сторону, подбрасывали  то  вверх,  то
вниз, наклоняли то вправо, то влево, и даже бывалым морякам  приходилось
крепко держаться за  поручни  и  канаты:  внезапный  порыв  урагана  или
сильная волна могли швырнуть зазевавшегося за борт, в морскую пучину.
   Небо затянулось серыми  тучами,  солнце  скрылось.  Стало  темно  как
ночью. Добавьте к этому волны чуть не до небес, и вы получите впечатляю-
щее зрелище.
   Но капитану корабля нипочем были волны и ветер. Он не раз  попадал  в
такие переделки, но всегда приводил корабль в порт в целости  и  сохран-
ности. Капитан лишь попросил пассажиров разойтись по каютам и  спокойно,
без паники переждать шторм.
   Среди пассажиров была маленькая девочка из Канзаса. Ее  звали  Дороти
Гейл, и она плыла со своим дядей Генри в Австралию к родственникам,  ко-
торых она до этого не видела. Дядя Генри очень много работал на ферме, и
здоровье его пошатнулось. Вот он и решил немного отдохнуть, совершив да-
лекое путешествие. Заправлять всеми делами на ферме осталась тетя Эм.
   Дороти очень хотелось поехать в Австралию, и дядя Генри  решил  взять
ее с собой - в конце концов одному путешествовать  скучно.  Дороти  была
уже опытной путешественницей: однажды ураган занес ее за  тридевять  зе-
мель от Канзаса в волшебную Страну Оз. Прежде чем ей  удалось  вернуться
домой, она выдержала немало трудных испытаний. Поэтому теперь ее нелегко
было напугать, и, когда задул-завыл ветер и корабль попал в шторм, Доро-
ти ничуточки не испугалась.
   - Придется немного посидеть нам в каютах, пока волны  не  стихнут,  -
рассудительно сказала она дяде Генри и другим пассажирам. - Если мы  бу-
дем разгуливать по палубе, нас живо смоет за  борт.  Капитан  совершенно
прав...
   Никому не захотелось подвергать свою жизнь опасности, и пассажиры ра-
зошлись по своим углам. Они слушали, как воет ветер,  скрипят  мачты,  и
старались не падать друг на друга, когда корабль слишком резко наклонял-
ся.
   Дороти ненадолго задремала, а проснувшись, обнаружила, что дядя Генри
исчез. Не увидев его рядом, Дороти забеспокоилась, ведь здоровьем он  не
отличался. А вдруг он, забыв осторожность, пошел  на  палубу.  Его  надо
сейчас же разыскать и вернуть обратно!
   На самом деле дядя Генри, накрывшись с головой, крепко спал на  своей
верхней полке, но Дороти впопыхах этого не заметила. Она  помнила  одно:
тетя Эм просила ее присматривать за дядей Генри, а  потому  решила,  что
надо идти на поиски, хотя шторм изо всех сил качал и швырял судно.
   Дороти вскарабкалась по трапу и оказалась на  палубе,  но  дальше  не
смогла сделать ни шагу. Ветер набросился на нее так яростно, что ей при-
шлось изо всех сил вцепиться в поручни, чтобы не упасть. Дороти стояла и
вглядывалась во мрак, испытывая радостное возбуждение от того, что  при-
няла вызов разбушевавшейся стихии. Вдруг ей показалось, что совсем неда-
леко от нее, ухватившись обеими руками за мачту, стоит человек. Подумав,
что это ее внезапно исчезнувший дядя, Дороти закричала из всех сил:
   - Дядя Генри! Дядя Генри!
   Но ветер завывал с такой силой, что Дороти  сама  не  услышала  своих
слов. Человек, державшийся за мачту, и подавно не услышал ничего и  даже
не пошевелился.
   Дороти решила подобраться к нему. Выждав, когда стихнет очередной по-
рыв ветра, она храбро ринулась вперед, туда, где стоял большой  квадрат-
ный ящик-клетка, в котором везли кур. Он был крепко-накрепко привязан  к
палубе канатами. Едва успела Дороти добежать до ящика  и  ухватиться  за
брусья обеими руками, как ветер, словно рассердившись, что какая-то дев-
чонка осмелилась бросить ему вызов, с утроенной яростью ринулся  на  ко-
рабль. Завывая, словно разгневанный великан, он разорвал толстые  канаты
и поднял в воздух курятник, а с ним и Дороти, вцепившуюся в него мертвой
хваткой. Покрутив ящик в воздухе, разбойник-ветер зашвырнул его далеко в
бушующие волны, которые тотчас же принялись забавляться новой  игрушкой,
то вознося курятник к облакам, то сбрасывая его в бездну.
   Разумеется, Дороти окунулась с головой, но от такой ванны ни  на  се-
кунду не потеряла присутствия духа Она по-прежнему крепко  держалась  за
брусья и, когда снова обрела возможность видеть, обратила внимание,  что
ураган сорвал с курятника крышу, и несчастные петухи и куры, разлетаются
во все стороны, подгоняемые безжалостным ветром.
   Дно курятника было сделано из крепких досок, и Дороти вдруг обнаружи-
ла, что плывет, ухватившись за самый настоящий плот с  высокими  бортами
Нужно было поскорей на него забраться, что Дороти и  сделала,  предвари-
тельно откашлявшись и переведя дух, - она вдосталь  наглоталась  горькой
морской воды Теперь же она стояла на твердом полу, и плот не  тонул  под
нею.
   - Вот у меня и появился свой корабль! - сказала она сама себе  скорее
удивленно, чем испуганно, а когда плот  оказался  на  вершине  очередной
водной горы, Дороти стала оглядываться, пытаясь увидеть пароход, с кото-
рого ее унесло.
   К тому времени он был уже далеко-далеко. Похоже, никто на корабле  не
видел, что случилось с Дороти, и никто не заметил ее  отсутствия.  Снова
курятник низвергнулся в морское ущелье, а когда в очередной раз оказался
на гребне горы, корабль был у самого горизонта и казался игрушечным. Еще
немного, и он совсем исчез во мраке. Дороти горько вздохнула -  ей  было
очень жаль расставаться с дядей Генри - и стала думать и гадать,  что  с
ней будет дальше.
   Дороти плыла одна-одинешенька в бурном море на шатком  плоту-курятни-
ке, из кое-как сколоченных досок и брусьев, через которые ее то  и  дело
обдавало волной. Что же она будет есть, когда  проголодается?  Ведь  это
может случиться оченьочень скоро! А что  она  будет  пить?  Что  наденет
вместо насквозь промокшего платья?
   - Ну и ну! - воскликнула она с усмешкой. - В хорошенький переплет по-
пала ты, Дороти Гейл! А главное, не очень понятно, как ты из него  выбе-
решься.
   Вдобавок ко всем ее невзгодам надвигалась ночь. Серые тучи над  голо-
вой Дороти стали черными. Зато  ветер,  нарезвившись  всласть,  перестал
волновать океан. Он угомонился и, похоже,  решил  отправиться  в  другие
края, чтобы там показать себя во всей красе.
   Дороти, конечно, очень обрадовалась, что шторм стих. Ведь если бы  он
продолжал бушевать, девочке, несмотря на всю храбрость, пришлось бы нес-
ладко. Очень многие дети на ее месте наверняка  горько  заплакали  бы  и
совсем растерялись. Но Дороти успела уже повидать на своем коротком веку
множество разных разностей, сумела избежать столько всяких бед  и  опас-
ностей, что и теперь не испытывала страха. Конечно, она промокла до нит-
ки, ей было неудобно и неуютно, но, испустив  один-единственный  горький
вздох, о котором я уже вам рассказывал, она снова  обрела  свою  обычную
жизнерадостность и решила, что надо довериться судьбе.
   К тому времени черные тучи и вовсе развеялись,  небо  очистилось,  на
нем засияли маленькие  звездочки  и  над  самой  головой  Дороти  взошла
большая серебристая луна Плот-курятник больше не швыряло  из  стороны  в
сторону, он плыл, тихо покачиваясь, словно колыбель, и волны уже не ока-
тывали ее с головы до ног. Утомленная приключениями  этого  дня,  Дороти
решила, что сейчас ей не мешало бы хорошенько выспаться  -  утро  вечера
мудренее. Дно курятника было все в воде, и сама Дороти не успела  обсох-
нуть, но, к счастью, все это происходило в теплых  широтах,  где  нельзя
было замерзнуть.
   Устроившись в уголке курятника,  Дороти  прислонилась  спиной  к  его
стенке-бортику и, не успев еще раз полюбоваться звездочками на ясном ве-
чернем небе, закрыла глаза и тотчас же крепко заснула

   2. ЖЕЛТАЯ КУРИЦА

   Проснулась Дороти от каких-то загадочных звуков.  Открыв  глаза,  она
обнаружила, что уже давно рассвело и на синем небе вовсю светит  солнце.
Ей приснился сон, что она снова в Канзасе, на родной ферме  и  играет  в
сарае с телятами, поросятами и цыплятами Пока  девочка  окончательно  не
протерла глаза, ей казалось, что все это происходило наяву.
   - Куд-куд-куда. Куд-куд-куда...
   Снова эти странные звуки, от которых она проснулась! Да это же кудах-
чет курица! Но, взглянув сквозь брусья курятника,  Дороти  увидела  лишь
синие океанские просторы. Был штиль, но она сразу же вспомнила о вчераш-
них бедах и волнениях. Она вспомнила, что во время шторма  оказалась  за
бортом корабля и теперь плывет в открытом море в  неизвестном  направле-
нии...
   - Куд-куд-куда... Куд-куд-куда...
   - Что это? - воскликнула Дороти, вскакивая на ноги.
   - Ничего особенного. Просто я снесла яйцо, - услышала она тонкий,  но
отчетливый голосок у себя за спиной. Обернувшись, Дороти обнаружила, что
в противоположном конце курятника расположилась Желтая Курица.
   - Господи! - удивленно проговорила Дороти. - Ты что, была  здесь  все
это время?
   - Ну конечно, - ответила Курица, взмахнув крыльями и зевнув. -  Когда
курятник сбросило с корабля, я забилась в угол и вцепилась в доски  ког-
тями и клювом, потому что поняла: если я окажусь в море, то  обязательно
утону. Впрочем, я и так чуть не утонула, потому что курятник  все  время
заливало. В жижи так не промокала!
   - Да уж, - согласилась Дороти. - Пришлось немного потерпеть.  Но  как
ты себя чувствуешь сейчас?
   - Очень средне. Правда, мои перышки и твое платье высохли на  солнце,
и к тому же я снесла яйцо, что привыкла делать каждое утро, но как долго
мы будем плавать по этому огромному пруду?
   - Мне самой хотелось бы это знать, - отозвалась  Дороти.  -  Но  ска-
жи-ка, как это ты научилась говорить? Я думала, что курицы могут  только
квохтать и кудахтать.
   - До сегодняшнего утра, - задумчиво проговорила Курица, - я и в самом
деле квохтала и кудахтала, не сказав, если мне не  изменяет  память,  ни
единого слова. Но когда минуту назад ты задала мне вопрос, то  я  как-то
совершенно естественно на него ответила. Я впервые заговорила, говорю  и
теперь, и мне кажется, что так и должно быть. Странно, не правда ли?
   - Очень, - согласилась Дороти. - Конечно, если бы мы  были  в  Стране
Оз, тогда это было бы вполне объяснимо: в этой волшебной  стране  многие
животные умеют разговаривать. Но мы в открытом море, и отсюда, наверное,
очень далеко до Страны Оз.
   - А как у меня с грамматикой? - встревоженно осведомилась Желтая  Ку-
рица. - Правильно ли я говорю?
   - Да, - поспешила успокоить ее Дороти. - Для начинающего даже  непло-
хо.
   - Это приятно слышать, - отозвалась Желтая Курица  доверительным  то-
ном. - Раз уж начинаешь разговаривать, надо говорить правильно. Наш  ры-
жий петух утверждал, что кудахтаю я отменно.
   Очень приятно слышать, что и говорю я неплохо.
   - Я хочу есть, - призналась Дороти. - Уже давно  пора  завтракать,  а
завтрака у нас нет.
   - Можешь съесть мое яйцо, - предложила Желтая Курица. - Мне-то оно ни
к чему.
   - Разве ты не будешь его высиживать? - удивилась девочка.
   - Нет, конечно. Для этого мне необходимо уютное гнездышко  и  чертова
дюжина яиц, никак не меньше. Чертова дюжина - это значит тринадцать. Для
меня это счастливое число. Так что ты вполне можешь съесть яйцо. Угощай-
ся!
   - Но я не ем сырые яйца! - воскликнула Дороти. - Но все равно большое
тебе спасибо за предложение.
   - Не за что, моя дорогая, - спокойно ответила Курица и принялась чис-
тить перышки.
   Некоторое время Дороти смотрела в океанскую даль. Ей все еще не дава-
ла покоя проблема курицы и яйца, и наконец она спросила:
   - Почему ты несешь яйца, если не собираешься высиживать цыплят?
   - Все дело в привычке, - услышала она в ответ. - Снести  яйцо  -  это
ведь такое удовольствие!.. А кроме того, если я не снесу яйцо, я не могу
как следует покудахтать. А без  утреннего  кудахтанья  у  меня  портится
настроение на весь день.
   - Как странно,  -  задумчиво  произнесла  Дороти.  -  Впрочем,  чтобы
по-настоящему понять это, надо быть курицей...
   - Это точно.
   Дороти снова замолчала. Конечно, хорошо, что рядом было хоть какое-то
живое существо, и все же Дороти было немного не по себе в курятнике, что
плыл неизвестно куда в огромном океане.
   Через некоторое время Желтая Курица взлетела на борт курятника и ста-
ла озираться по сторонам. Дороти сидела на полу.
   - Послушай, земля близко! - вдруг воскликнула Курица.
   - Где, где? - заволновалась Дороти, сразу вскочив на ноги.
   - Вон там, - кивнула головой Курица, указывая нужное  направление,  -
похоже, течение несет нас именно в ту сторону, так  что  через  какое-то
время мы снова можем оказаться на суше.
   - Вот было бы здорово, - вздохнула Дороти, которую то и дело обдавало
волной, что порядком ей надоело.
   - Согласна, - отозвалась ее спутница. - В  мире  нет  существа  более
жалкого, чем мокрая курица.
   Девочка в плавучем курятнике не могла оторвать глаз от полоски земли,
которая действительно приближалась, потому что с каждой минутой станови-
лась все шире и шире. Дороти она показалась прекрасной: у воды была  по-
лоса из белого песка и гальки, затем высились скалистые утесы, а за ними
зеленел лес Но не было видно ни домов, ни людей - кто же населял эти за-
гадочные края?
   - Надеюсь, там мы найдем что-нибудь поесть, - сказала Дороти,  с  на-
деждой поглядывая на красивый берег, к которому они медленно,  но  верно
подплывали. - Уже давно пора завтракать.
   - Я и сама немножко проголодалась, - сообщила Желтая Курица.
   - А почему ты не хочешь съесть яйцо? - спросила девочка. Ты ведь  ешь
сырую пищу...
   - Куроедством не занимаюсь! - негодующе отчеканила Курица.  -  Что  я
такого сделала или сказала, что ты оскорбляешь меня?!
   - Прошу прощения, миссис... Кстати, как вас  звать,  позвольте  спро-
сить? - чинно осведомилась Дороти.
   - Билл, - все еще обиженно буркнула Курица.
   - Билл?! Но это же мужское имя.
   - Ну и что такого?
   - Но ты же курица, а не петух.
   - Правильно. Но когда я только вылупилась из яйца, никто не знал, кто
из меня получится, курица или петух, поэтому  мальчишка  с  нашей  фермы
назвал меня Биллом и стал со мной играть, потому что я  была  желтая,  а
все остальные цыплята в выводке - белые. Когда я подросла,  стало  ясно,
что я не буду кукарекать и драться, потому что я курица, а не петух,  но
он все равно не стал меня переименовывать. Так что все животные  и  люди
на ферме продолжали звать меня Биллом. Стало быть, мое имя - Билл.
   - Но это же неправильно! - вознегодовала Дороти. - Если ты ничего  не
имеешь против, я тебя буду звать Биллиной. Это хоть  похоже  на  женское
имя.
   - Биллина так Биллина, - согласилась Желтая Курица. - В общем-то  не-
важно, как тебя зовут, главное - знать, что так зовут тебя, а не кого-то
другого.
   - Вот и хорошо, Биллина. А меня зовут Дороти Гейл. Для друзей я прос-
то Дороти, а для незнакомых людей - мисс Гейл. Ты, если  хочешь,  можешь
звать меня Дороти. Как ты думаешь, уже можно дойти до берега по воде?
   - Потерпи немного. Солнышко так приятно греет, и мы никуда  не  торо-
пимся. Поспешишь - людей насмешишь.
   - Но у меня совершенно промокли ноги, - возразила Дороти.  -  Платье,
правда, почти совсем высохло, но пока ноги мокрые,  я  буду  чувствовать
себя неуютно.
   Тем не менее она вняла совету Курицы и  запаслась  терпением.  Вскоре
дно большого деревянного курятника заскрипело о камни. Опасное  плавание
завершилось.
   Путешественницы быстро выбрались  на  сушу.  Желтая  Курица  замахала
крыльями и совершила перелет на берег. Дороти проворно  перелезла  через
борт. Оказавшись на берегу, она сразу же сняла промокшие чулки и башмач-
ки и разложила сушиться. Затем Дороти села на камень, поглядывая на Бил-
лину, которая стала копошиться в песке и  гальке,  перевертывая  камешки
своим сильным клювом.
   - Что ты делаешь? - поинтересовалась Дороти. - Добываю себе  завтрак,
- пробормотала Биллина, не прерывая своего занятия.
   - Чем же ты завтракаешь? - удивленно спросила девочка.
   - Жирными рыжими муравьями, жучками, иногда попадаются небольшие кра-
бы. Очень вкусные, уверяю тебя.
   - Какой кошмар! - воскликнула Дороти.
   - Почему кошмар? - удивилась Курица и, подняв голову, любопытствующим
взором уставилась на спутницу.
   - Чепуха! Уж камень от металла я могу отличить! - отрезала Курица.  -
Ничего общего!
   - Но откуда же быть металлическим предметам на этом диком необитаемом
берегу? - не сдавалась Дороти. - Где это? Сейчас я разгребу песок, и  ты
сама увидишь, что ошиблась.
   Биллина указала место, где, она, по ее словам,  "чуть  было  клюв  не
сломала", и Дороти принялась копать, пока ее  пальцы  не  наткнулись  на
что-то твердое Она потянула - ив руке  у  нее  оказался  большой  желтый
ключ, на вид довольно старый, но очень изящный и блестящий.
   - Ну, что я тебе говорила? -  торжествующе  прокудахтала  Биллина.  -
Умею я отличать металл от камня?
   - Умеешь, умеешь, - успокоила ее Дороти, задумчиво глядя на неожидан-
ную находку. - Похоже, это ключ из чистого золота и он лежит в песке уже
давно. Как, по-твоему, он сюда попал, Биллина? И что открывает этот  та-
инственный ключ?
   - Понятия не имею, - отозвалась Желтая Курица. - В дамках и ключах ты
должна разбираться лучше меня.
   Дороти еще раз посмотрела по сторонам, но не  обнаружила  и  признака
жилья. Тем не менее она была убеждена, что раз есть ключ, то должен быть
и замок, который что-то запирает. Она подумала, что ключ, возможно,  по-
терял кто-то живущий далеко отсюда, но зачем-то оказавшийся на этом  бе-
регу.
   Размышляя об этих странностях, Дороти положила ключ в карман  платья,
а затем медленно надела чулки и башмаки, которые успели к  тому  времени
высохнуть.
   - Пожалуй, Биллина, - сказала она, - я пойду погулять. Вдруг я отыщу,
чем позавтракать.

   3. СЛОВА НА ПЕСКЕ

   Направившись в противоположную сторону от воды, к лесу, Дороти подош-
ла к полосе белого песка, на котором обнаружила какие-то странные знаки,
словно кто-то начертал их палочкой.
   - Что это значит? - спросила она у Желтой Курицы, которая важно  сле-
довала за ней.
   - Понятия не имею, - отозвалась Курица. - Я же не умею читать.
   - Правда? - удивилась Дороти.
   - Ну конечно, я же не ходила в школу.
   - А я ходила, - призналась Дороти, - но буквы такие большие  и  между
ними такие широкие промежутки, что сразу не разберешь.
   Но, присмотревшись повнимательней, она поняла, что на песке написано:
   БЕРЕГИСЬ КОЛЕСУНОВ!
   - Ничего не понимаю, - проговорила Желтая Курица, когда Дороти прочи-
тала вслух надпись. - Кто же такие колесуны?
   - Люди, которые передвигаются на колесах, - сказала Дороти. - У  них,
наверное, есть тачки, тележки или детские коляски.
   - А может быть, это автомобили? - предположила Биллина. - Тележки или
детские коляски - это ерунда, их нечего опасаться, но автомобили  -  это
совсем другое дело. Несколько моих подруг погибли под колесами автомоби-
лей.
   - Вряд ли это автомобили, - сказала Дороти, - мы ведь в далекой дикой
стране, где нет ни трамваев, ни телефонов - нет ничего. Эти земли  и  их
обитателей, я уверена, еще не открыли, если, конечно,  тут  вообще  есть
обитатели. Так что вряд ли, Биллина, здесь могут быть автомобили.
   - Наверное, ты права, - согласилась Биллина. - А куда ты  собираешься
теперь?
   - Вон к тем деревьям. Вдруг там растут орехи или  фрукты,  -  сказала
Дороти и бойко зашагала по песку. Обойдя один из скалистых  холмов,  что
начиналась за полосой песка, она вскоре подошла к деревьям.
   Сначала ее ожидало разочарование, потому что росли там  либо  тополя,
либо эвкалипты, а значит, о фруктах и орехах не могло быть  и  речи.  Но
когда она уже отчаялась найти что-то съедобное, вдруг увидела два  дере-
ва, которые прямо-таки ломились от еды.
   На одном гроздьями росли квадратные картонные  коробочки,  причем  на
самых крупных и спелых можно было прочитать аккуратно сделанную надпись:
"Завтрак". Дерево, похоже, плодоносило круглый год, потому что на  одних
ветках виднелись бутоны, а на других крошечные зеленые коробочки,  кото-
рые, разумеется, еще нельзя было есть.
   Вместо листьев на ветках росли бумажные салфетки. Проголодавшаяся До-
роти не могла отвести глаз от этого удивительного дерева.
   Но дерево рядом оказалось еще более удивительным: его ветки сгибались
под тяжестью жестяных ведерок с обедами,  наполненных  до  краев  всякой
снедью. Ведерки поменьше были темнокоричневого цвета, те, что  побольше,
- темно-серыми, но самые большие и спелые были серебристо-белыми и  ярко
сверкали, когда на них падали лучи солнца. Дороти пришла  в  восторг,  и
даже Желтая Курица была приятно удивлена.
   Встав на цыпочки, Дороти сорвала самую большую и аппетитную коробочку
с завтраком, а потом села на землю и не мешкая открыла ее. Внутри  обна-
ружила аккуратно завернутые в тонкую белую бумагу бутерброд с  ветчиной,
кусок бисквитного торта, маринованный огурец, кусок сыра и яблоко.  Каж-
дый из этих предметов крепился к стенке коробочки отдельными  черенками,
как плод на ветке. Дороти стала уписывать восхитительный завтрак за  обе
щеки и съела все, что было в коробочке, до крошки.
   - Надеюсь, коробочка созрела как следует, - пробормотала Желтая Кури-
ца. - А то от неспелых фруктов и  овощей  бывают  большие  неприятности.
Будь осторожней!
   - Коробочка совершенно спелая, - успокоила ее  Дороти.  -  А  зеленый
только огурец, но ему и положено быть зеленым. А теперь я сорву  ведерко
с обедом, чтобы было чем подкрепиться, когда я опять проголодаюсь, и  мы
пойдем посмотреть, куда нас занесло.
   - А где мы, по-твоему, находимся? - спросила Биллина.
   - Понятия не имею. Но скорее всего, мы в волшебной стране,  иначе  на
деревьях не росли бы завтраки и обеды. Да и ты, Биллина,  не  смогла  бы
разговаривать в цивилизованной стране - ты же не говорила в Канзасе, где
не живут волшебники.
   - Может, мы в Стране Оз, - предположила Желтая Курица.
   - Вряд ли, - ответила Дороти. - Я уже была  однажды  в  Стране  Оз  и
знаю, что она окружена ужасной пустыней, через которую не  может  переб-
раться ни одно живое существо.
   - А как же тогда ты снова вернулась в Канзас? - удивилась Биллина.
   - У меня была пара волшебных серебряных башмачков, которые  перенесли
меня по воздуху, но я их потеряла, - сказала Дороти.
   - Вот оно что! - недоверчиво отозвалась Желтая Курица.
   - Кроме того, - продолжала Дороти, - Страна Оз не стоит на море.  На-
верно, мы с тобой оказались в какой-то другой волшебной стране.
   С этими словами она подошла к дереву,  выбрала  самое  спелое,  самое
красивое ведерко с прочной ручкой и сорвала его с ветки.  Затем,  сопро-
вождаемая Биллиной, она повернула назад, к морю. Они уже шли  по  песку,
когда Биллина вдруг в ужасе закричала:
   - Что это такое?
   Дороти быстро обернулась и увидела, что по тропинке, петлявшей  среди
деревьев, в их сторону движется в высшей степени необычное существо.
   Оно походило во всем на человека, но передвигалось на четырех  конеч-
ностях, причем его ноги и руки были одинакового размера,  что  придавало
им сходство с конечностями животного. Однако это было никакое не  живот-
ное: на существе была щегольская, роскошно вышитая, яркая одежда,  а  на
голове соломенная шляпа набекрень. Но от человека это  существо  отлича-
лось тем, что его руки и ноги заканчивались колесами, с помощью  которых
их обладатель ловко и быстро мог передвигаться по ровной местности. Поз-
же Дороти узнала, что эти колеса состоят из того же  твердого  вещества,
что ногти у нас на ногах и руках, а также что существа эти  рождаются  с
уже готовыми маленькими колесиками. Но впервые увидев одного из тех, кто
доставил ей  вскоре  столько  переживаний,  Дороти  подумала,  что  этот
субъект катается на роликовых коньках, привязав их к рукам и ногам.
   - Беги! - завизжала Желтая Курица, испуганно бросившись наутек. - Это
же Колесун.
   - Колесун?! - не поняла Дороти. - Кто это?
   - Помнишь предупреждение на песке "Берегись Колесунов!".  Беги,  тебе
говорят!
   Обернувшись на бегу, Дороти увидела целую вереницу  Колесунов,  выка-
тивших из леса, - десятки  шикарно  разодетых  существ,  оглашая  прост-
ранство жуткими воплями, на большой скорости устремились за ней и Билли-
ной.
   - Сейчас они нас поймают, - задыхаясь, выпалила Дороти, в руке у  ко-
торой по-прежнему было тяжелое ведерко с обедом. - Больше я не могу  бе-
жать, Биллина.
   - Быстро забирайся на холм! - скомандовала Курица, и Дороти обнаружи-
ла, что они находятся в двух шагах от  невысокого,  усыпанного  большими
камнями холма, который они обогнули, когда шли к лесу. Курица уже порха-
ла с камня на камень. Дороти старалась не отстать от нее, с трудом  одо-
левая крутой подъем, то и дело спотыкаясь, кое-как перелезая  через  ог-
ромные валуны.
   Они торопились не напрасно. Первый Колесун уже был у самого  подножия
холма, но девочка отчаянно карабкалась вверх, а ее преследователь  вдруг
остановился как вкопанный, издавая вопли, полные гнева и разочарования.
   Дороти услышала кудахтающий смех Курицы.
   - Можешь не торопиться, - предупредила ее Биллина. - Они  не  полезут
за нами по камням. Здесь мы в безопасности.
   Дороти сразу же остановилась и присела на  очередной  большой  камень
перевести дух.
   К этому времени все прочие Колесуны собрались у  подножия  холма,  но
было ясно, что им не забраться по камням, а стало быть,  погоня  окончи-
лась. Но они окружили холм, давая понять, что Дороти и Биллина у  них  в
плену и, как только спустятся вниз, тотчас же будут схвачены.
   Существа потрясали передними колесами самым угрожающим образом.  Ока-
залось, что они умеют не только издавать жуткие вопли,  но  и  говорить,
потому что вскоре Дороти услышала:
   - Ничего, рано или поздно мы до вас доберемся. И тогда растерзаем вас
в клочья!
   - Почему вы такие жестокие? - крикнула им Дороти. - Я впервые в вашей
стране и не сделала вам ничего дурного!
   - Не сделала ничего дурного! - передразнил ее тот, кто, судя по  все-
му, был у них главным. - А кто рвал с деревьев обеды и завтраки?  Что  у
тебя в руке - не украденный ли обед?
   - Я сорвала одну коробочку с завтраком и одно  ведерко  с  обедом,  -
сказала Дороти. - Я очень проголодалась и не знала, что деревья  принад-
лежат вам.
   - Это не оправдание, - возразил вожак, наряд которого отличался  осо-
бым великолепием. - У нас существует закон,  согласно  которому  всякий,
кто сорвет с дерева ведерко с обедом, не имея на то  разрешения,  должен
умереть.
   - Не верь ему, - сказала Биллина. - Я убеждена, что деревья вовсе  не
принадлежат этим гнусным созданиям. От них можно ожидать любой  пакости,
и, по-моему, даже если бы ты не сорвала с дерева ведерко, они все  равно
постарались бы нас прикончить.
   - Пожалуй, ты права, - согласилась Дороти. - Но что же нам делать?
   - Оставаться здесь, - последовал ответ. - Здесь им  нас  не  достать.
Правда, рано или поздно мы можем помереть с голоду, но до этого,  я  ду-
маю, что-нибудь да изменится, причем к лучшему.

   4. ТИК-ТОК, МЕХАНИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК

   Через час-другой большинство  Колесунов  убралось  восвояси,  оставив
троих сторожить Дороти и Биллину. Колесуны улеглись, свернувшись клубоч-
ком, словно большие собаки, и притворились, будто дремлют  на  солнышке,
но пленники не поддавались на эту уловку. Они решили оставаться в  своем
убежище, сделав вид, что не замечают хитростей неприятеля.
   Курица вспорхнула на самый большой камень и воскликнула:
   - Да тут есть тропинка!
   Дороти добралась до камня, на котором восседала Биллина,  и  действи-
тельно увидела тропинку, проложенную среди камней. Она штопором  извива-
лась от подножия до вершины, но по ней было вполне удобно идти.
   Поначалу Дороти удивилась, почему Колесуны  не  воспользовались  этой
тропинкой, но когда она пошла по ней, то увидела, что у самого  подножия
она завалена обломками валунов так, что снизу ее не было видно.
   Тогда Дороти двинулась по тропинке вверх и шла, пока не очутилась  на
самой вершине холма, где увидела большой круглый камень,  гораздо  круп-
нее, чем все остальные камни и валуны на холме. Возле этого камня-гиган-
та тропинка кончалась, и на мгновение Дороти задумалась, с  какой  целью
она сюда проложена. В этот момент Курица, которая  важно  шествовала  за
Дороти, замахав крыльями, вспорхнула на камень и заметила:
   - Похоже, это дверь...
   - Где ты видишь дверь? - не поняла Дороти.
   - Обрати внимание, как странно идет трещина в камне - вон там,  прямо
перед твоим носом. - Маленькие круглые глазки Желтой  Курицы  отличались
удивительной зоркостью, и от них, казалось, не могло укрыться  ничто.  -
Вон как она необычно бежит.
   - Кто бежит?
   - Да трещина же! Очень напоминает дверь, только я не вижу петель.
   - А ведь ты права! - воскликнула Дороти, которая наконец поняла,  что
имеет в виду Биллина. - Смотри, а вот и замочная скважина! - И  с  этими
словами она показала на круглое отверстие в камне.
   - Точно! Если бы у нас был ключ, мы бы сейчас же открыли дверь и пос-
мотрели, что там внутри, - ответила Желтая Курица.  -  Быть  может,  там
сокровищница, полная алмазов, рубинов и золотых слитков.
   - Кстати, о золоте, - перебила ее Дороти. - Я же нашла на берегу  зо-
лотой ключ. А не кажется ли тебе, Биллина, что он может подойти к  сква-
жине?
   Надо попробовать, - последовал краткий ответ.
   Порывшись в кармашке платья, Дороти извлекла ключ. Когда же она вста-
вила его в круглое отверстие и повернула,  раздался  неожиданный  резкий
щелчок. Затем со скрипом, от которого у Дороги по спине побежали  мураш-
ки, каменная дверь распахнулась наружу, открыв проход в  темное  помеще-
ние, выдолбленное в огромном валуне.
   - Ой! - вскрикнула Дороти и попятилась.
   Она вскрикнула, потому что в таинственном полумраке  увидела  челове-
ческую фигуру - по крайней мере, ей показалось, что в помещении человек.
Он был одного роста с Дороти, его туловище было круглое, как шар, и сде-
лано из полированной меди. Из меди были также его голова, руки  и  ноги,
прикрепленные к туловищу на шарнирах. Он стоял совершенно неподвижно,  а
когда на него падали лучи солнца, он начинал  сверкать,  словно  был  из
чистого золота.
   - Не бойся! - крикнула Биллина со своего насеста. - Он ненастоящий. Я
вижу, - сказала Дороти, переводя дыхание.
   - Он сделан из меди, как большой чайник, что валялся в сарае у нас на
ферме, - продолжала Курица, поворачивая голову то так,  то  эдак,  чтобы
взглянуть на находку обоими глазами.
   - Когда-то я была знакома с Железным Дровосеком Но это был настоящий,
живой человек - когда он родился, то у него были самые обыкновенные  ру-
ки, ноги, тело, голова. Злая волшебница заколдовала его  топор,  который
отрубал ему то руку, то ногу, то голову, но его знакомый кузнец  заменял
отрубленные части тела, пока он весь не стал железным.
   - Надо же! - фыркнула Желтея Курица, которая, похоже, не  поверила  в
историю Дороти.
   - Но этот медный человек, - продолжала девочка, осматривая удивленны-
ми глазами застывшую фигуру, - никакой не живой.  Интересно,  зачем  его
сделали и почему он оказался запертым в таком странном месте.
   - Это большая загадка, - согласилась Курица и стала приводить в поря-
док клювом перья в хвосте.
   Дороти вошла в каменную комнату, чтобы осмотреть со всех сторон  мед-
ного человека, и обнаружила табличку, на которой  было  что-то  написано
Она висела у него на затылке, на маленьком медном крючочке Дороти  сняла
табличку и вернулась на тропинку, где было гораздо светлее. Сев  на  ка-
мень, она стала читать про себя.
   - Что там сказано? - полюбопытствовала Курица Дороти принялась читать
вслух, запинаясь на длинных словах Вот что там было написано:
   ФИРМА "СМИТ И ТИНКЕР" Универсальный действующий, думающий, говорящий,
понимающий, заводной МЕХАНИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК Изготовлен на нашем  заводе  в
городе Эвна (Страна Эв) Высший сорт.
   - Ловко придумано! - сказала Желтая Курица. - Как по-твоему,  это  не
розыгрыш?
   - Не знаю, - отозвалась Дороти. - Я еще не дочитала.  Слушай  дальше,
Биллина.
   Инструкция по эксплуатации Мышление - завести ключом пружину N 1 (ле-
вая подмышка). Речь - завести ключом  пружину  N  2  (правая  подмышка).
Ходьба и др. действия - завести ключом пружину N 3 (на спине, между  ло-
паток). Примечание: гарантирована бесперебойная работа  в  течение  1000
лет.
   - Вот это да! - восхищенно воскликнула Биллина. - Если этот самый ме-
ханический человек делает хотя бы половину из того, что тут сказано,  то
это чудо из чудес. Впрочем, - продолжала она скептическим тоном,  -  бо-
юсь, что это подделка, как и большинство  так  называемых  патентованных
средств.
   - Давай попробуем его завести, - предложила Дороти, - и мы сразу уви-
дим, на что он способен.
   - А где ключ от него? - спросила Биллина.
   - На том же крючочке, где висела табличка.
   - Тогда давай его заведем, - сказала Курица, - и  проверим,  работает
ли он. В инструкции сказано, что он должен работать тысячу лет,  но  кто
знает, сколько он простоял взаперти.
   Дороти сняла с крючка ключ.
   - С чего начнем? - спросила она, заглядывая в табличку.
   - С пружины номер один, - предложила Курица. - Пусть он немножко  по-
думает.
   - Хорошо, - согласилась Дороти и завела  пружину  номер  один  (левая
подмышка).
   - Ничего не произошло, - скептически заметила Желтая Курица.
   - Все правильно! Он же думает, а не бегает, - отозвалась Дороти.
   - Хорошо бы узнать, о чем он думает! - воскликнула Курица.
   Надо завести речь, тогда он, быть может, нам все расскажет, - сказала
Дороти.
   С этими словами она завела пружину номер два, и тотчас же  механичес-
кий человек заговорил, оставаясь неподвижным, шевелились только его мед-
ные губы:
   - Доброе-утро-маленькая-девочка. Доброеутро-миссис-Курица.
   Голос механического человека был скрипуч и глуховат, он говорил моно-
тонно, без выражения, но Дороти и Биллина прекрасно понимали, что он хо-
чет сказать.
   - Доброе утро, - вежливо ответили они. Спасибо-что-освободили-меня, -
продолжал механический человек.
   Его голос, судя по всему, вызывался мехами, какие помещают  обычно  в
игрушечных кошек и собак - когда на них нажимают, они издают звуки.
   - Не за что, - ответила Дороти. А затем, сгорая от  любопытства,  она
спросила: - Как ты оказался запертым в этом месте?
   - Это-долгая-история, - начал медный человек. -  Но-я-коротко-расска-
жу-ее-вам.   Меня-приобрел-у-фирмы-"Смит-и-Тинкер"-жестокий-король-Стра-
ны-Эв-по-имени-Эволдо.       Он-имел-обыкновение-избивать-до-смерти-сво-
их-слуг. Но-мнеон-не-мог-причинить-вреда-так-как-я-не-живоесущество-что-
бы-умереть-надо-сначала-пожить.         Поэтому-его-колотушки-не-наноси-
ли-мне-никакого-ущерба-даже-наоборот-они-только-полировали-мои-медные-ча
сти-до-блеска    У-жестокогокороля-была-очаровательная-жена-и-десятьпре-
лестных-детей-пять-мальчиков-пять-девочек.   В    припадке-гнева-он-про-
дал-их-в-рабство-Королю-Гномов-атот-благодаря-волшебным-знаниямпревратил
-их-в-украшения-для-своего-подземного-дворца.  Потом-король-Эволдо-пожа-
лел-о-своемжестоком-поступке-и-даже-попробовал-заполучить-обратно-жену-и
-детей-но-Король-Гномовотказал-ему-наотрез.   Тогда-в-отчаянии-Эволдоза-
пер-меня-в-этой-каменной-темнице-бросилключ-в-море-а-сам-прыгнул-в-него-
с-утеса-и-утонул.
   - Какой кошмар! - воскликнула Дороти.
   - Вот-именно! - согласился механический человек. - Оказавшись-взапер-
ти-я-стал-взывать-опомощи-пока-не-кончился-завод-речи.        Я-расхажи-
вал-взад-вперед-пока-не-кончился-завод-ходьбы.   Затем-я-стоял-неподвиж-
но-и-думал-думал-думал-пока-не-кончился - завод-мышления. Потом-яне-пом-
ню-ровным-счетом-ничего-вы-завели-меняснова-и-я-опять-действую.
   - Но-какая удивительная история! - воскликнула Дороти. - И она  подт-
верждает мое предположение - мы действительно в волшебной стране.
   - Конечно, - согласился механический человек. - Разве-такая-совершен-
ная-машина-как-ямогла-бы-быть-создана-не-в-волшебной-стране?
   - Во всяком случае, у нас в Канзасе я таких не встречала,  -  призна-
лась Дороти.
   - Но-где-вы-нашли-ключ-которым-открывается-дверь-в-скале?  -  спросил
механический человек.
   - На берегу. Наверное, его выбросили туда волны. А теперь, если ты не
возражаешь, я заведу "ходьбу и другие действия".
   - Буду-очень-рад, - отчеканил человек-машина.
   Дороти завела пружину номер три, и  тотчас  же  механический  человек
резкими угловатыми шагами вышел из своей темницы,  снял  шляпу,  вежливо
поклонился Дороти, а затем опустился перед ней на колени со словами:
   -    Отныне-и-впредь-я-ваш-покорный-слуга-ибуду-рад-выполнить-все-ва-
ши-поручения-есликонечно-вы-будете-меня-заводить.
   - Как тебя зовут?
   -  Тик-Ток.   Мой-прежний-хозяин-называлменя-так-потому-что-когда-ме-
ня-заводят-мой-механизм-начинает-тикать.
   - Я слышу его тиканье, - сказала Биллина.
   - Я тоже, - сказала Дороти. И затем осведомилась: - А ты не звонишь?
   - Будильником-не-снабжен, -  отвечал  ТикТок,  -  но-я-могу-объявлять
время-словами-а-поскольку-никогда-не-сплю-то-готов-разбудить-васкогда
потребуется.
   - Это хорошо, - сказала Дороти. - Правда, я не люблю утром рано вста-
вать.
   - Можешь спать, пока я не снесу яйцо, - сказала Биллина.  -  Потом  я
обычно начинаю кудахтать, так что Тик-Ток поймет, что пора тебя будить.
   - А ты рано это делаешь? - поинтересовалась Дороти.
   - Примерно часов в восемь, - сказала Биллина. - Думаю,  что  к  этому
времени уже надо просыпаться.

   5. ДОРОТИ ОТКРЫВАЕТ ВЕДЕРКО С ОБЕДОМ

   - Ну а теперь, Тик-Ток, - сказала Дороти, - нам надо  придумать,  как
выбраться отсюда. Внизу нас стерегут Колесуны, они грозят поубивать нас.
   - Не-надо-бояться-Колесунов, - произнес Тик-Ток медленней, чем  обыч-
но.
   - Почему?
   - Потому-что-они-агррррр...
   Издав странный, клокочущий звук, он замолк, неистово размахивая рука-
ми, затем застыл, одна рука высоко над головой, другая вытянута вперед с
растопыренными, словно веер, пальцами.
   - Что это с ним стряслось? - испуганно проговорила Дороти.
   - Наверное, кончился завод, - спокойно ответила Биллина -  Ты  просто
завела его не до конца.
   - А я не знала, что заводить надо до упора, - призналась Дороти - Ни-
чего, в следующий раз я уже не ошибусь.
   Она забежала за спину механического человека, чтобы  снять  с  крючка
ключ, но его там не оказалось.
   - Он пропал! - в отчаянии вскричала Дороти.
   - Кто пропал? - не поняла Биллина.
   - Да ключ!
   - Наверное, он свалился, когда механический человек отвесил тебе глу-
бокий поклон, - предположила Курица и посоветовала! -  Поищи  хорошенько
вокруг.
   Дороти принялась за поиски Курица ей помогала, и в конце  концов  они
отыскали ключ, завалившийся в щель между камнями.
   Сначала Дороти завела речь, повернув ключ много раз,  до  упора  Все,
кто когда-либо заводил будильник, знают, что это нелегкая работа.  Когда
Тик-Ток снова обрел дар речи, он сообщил, что завода обычно  хватает  на
двадцать четыре часа.
   - Сначала-меня-завели-слегка, -  доложил  он,  -  я-же-стал-рассказы-
вать-историю-про-короля-Эволдо-а-она-очень-длинная  Неудивительночто-за-
вод-кончился-так-быстро.
   Затем Дороти завела ходьбу и другие действия, а Биллина  посоветовала
ей носить ключ от ТикТока в кармане платья, чтобы он  опять  куда-нибудь
не пропал.
   - Ну а теперь, - сказала Дороти, когда все необходимые операции  были
проделаны, - расскажи, что ты хотел, о Колесунах.
   - Их-не-надо-бояться, - сообщил механический человек. -  Они-старают-
ся-уверить-всех-чтоони-страшные-и-свирепые-существа-но-на-самом      де-
ле-они-не-представляют-никакой-опасностидля-тех-кто-не-боится-вступить-с
-ними-в-поединок.        Они-правда-известные-озорники-и-вполнемогут-на-
пасть-на-маленькую-девочку-но-я-бы-живообратил-их-в-бегство-если-бы-у-ме
ня-в-рукахбыла-палка.
   - А у тебя нет палки?
   - Нет.
   - Тут на холме одни камни... - с сожалением сказала Курица.
   - Что же нам делать? - спросила Дороти.
   - Как-следует-заведите-мне-мышление-и-япостараюсь-что-то-придумать, -
сказал Тик-Ток.
   Дороти завела пружину номер один, и пока ТикТок предавался  размышле-
ниям, решила пообедать. Биллина уже расхаживала вокруг и копошилась клю-
вом в расщелинах в поисках чего-то съестного, а Дороти села на камень  и
открыла свое ведерко с обедом.
   В крышке она обнаружила бутылочку с лимонадом, закрытую широким  кол-
пачком, который служил чашечкой. В ведерке оказалось три куска  индейки,
два куска отварного языка, салат из крабов, четыре куска хлеба с маслом,
кусок торта с кремом, апельсин и девять больших клубничин, а также орехи
и изюм. К удивлению Дороти, орехи росли в волшебном ведерке с расколоты-
ми скорлупками, и поэтому девочке не понадобилось думать и  гадать,  чем
бы их расколоть.
   Удобно расположившись на камне, Дороти принялась за трапезу.  Сначала
она предложила немного подкрепиться Тик-Току,  но  он  ответил  отказом,
объяснив, что, будучи машиной, не  испытывает  потребности  в  еде.  Она
пригласила и Биллину, но та опять пробормотала что-то насчет пристрастия
людей "к всякой дохлятине" и заявила, что предпочитает муравьев и жуков.
   - Разве деревья, на которых растут завтраки и обеды, принадлежат  Ко-
лесунам? - спросила Дороти Тик-Тока.
   - Нет-конечно,  -  отвечал  Тик-Ток.  -  Деревьяпринадлежат-королевс-
кой-семье-Эв-только-сейчас-никакой-королевской-семьи-нет-и-в-поминепото-
му-что-король-прыгнул-в-море-и-утонул-аего-жена-и-дети-заколдованы-Коро-
лем-Гномов.
   Сей-час-по-сути-дела-Страной-Эв-не-правит-никто. Наверное-поэтому-Ко-
лесуны-и-объявили-деревья-своей-собственностью-и-рвут-завтраки-безспросу
.         Но-вообще-то-они-принадлежат-королюи-потому-на-каждой-коробоч-
ке-и-на-каждомведерке-стоит-буква-Э.
   Перевернув ведерко вверх дном, Дороти обнаружила на  дне  королевский
знак, о котором говорил Тик-Ток.
   - Население Страны Эв состоит из одних Колесунов?  -  осведомилась  у
Тик-Тока Дороти.
   -   Конечно-нет,   -   ответил    он.    -    Они-населяют-только-ма-
лую-ее-часть-но-отличаются-большим-нахальством.    Мой-бывший-хозяин-ко-
рольЭволдо-отправляясь-на-прогулку-обычно-брал-ссобой-кнут-чтобы-держать
-Колесунов-в-рамкахприличия.  Когда-меня-только-только-смастерилиКолесу-
ны-попытались-напасть-на-меня.              Они-любят-разбежаться-и-уда-
рить-свою-жертву-головой. Но-они-быстро-поняли-что-я-сделан-из-слишкомт-
вердого-материала.
   - У тебя действительно очень солидный и прочный вид, - сказала  Доро-
ти. - Кто же тебя смастерил?
   - Фирма-"Смит-и-Тинкер"-в-городе-Эвна-гдерасположен-королевский  дво-
рец, - пояснил ТикТок.
   - И много они сделали таких заводных людей, как ты?
   -   Нет-они-успели-изготовить-только-меня-одного.   Мои-создатели-бы-
ли-очень-знающие-людии-изобрели-много-разных-и-прекрасных-вещей.
   - Я в этом не сомневаюсь, - сказала Дороти. - Они и  сейчас  живут  в
городе Эвна?
   -    Их-больше-нет-на-земле,    -    сказал    Тик-Ток.    -     Мис-
тер-Смит-был-не-только-изобретателем-но-ихудожником.    Он-нарисовал-ре-
ку-которая-получилась-такой-натуральной-что-когда-он-наклонился-нарисова
ть-цветы-на-противоположномберегу-то-упал-в-воду-и-тотчас-утонул.
   - Какая жалость! - вскликнула Дороти.
   - А-мистер-Тинкер, -  продолжал  Тик-Ток,  -  сделал-высокую-превысо-
кую-лестницу-котораядо          стала-до-луны-а-он-стоял-на-верхней-сту-
пеньке-и-собирал-звездочки-чтобы-вставить-в    зубцы-королевской-короны.
Но-когда-он-забрался-на-луну-ему-там-так-понравилрсь-что-он-решил-пожить
-там. Он-забрал-с-собой-свою-лестницу-и-больше-его-никто-не-видал.
   - Большая потеря для Страны Эв, - сказала Дороти, уплетая торт.
   - Вот-именно, - согласился  Тик-Ток.  -  Нопрежде-всего-большая-поте-
ря-для-меня-потомучто-если-я-сломаюсь-меня-никто-не-сможет-починить.
Вы-даже-не-представляете-себе-скольково мне-разных-винтиков-и-шпунтиков.
Я-оченьсложно-устроенный-механизм.
   - Еще бы! - сказала Дороти.
   - А-теперь,  -  продолжал  механический  человек,  -  мне-пора-перес-
тать-говорить-и-начать-думать-чтобы-найти-способ-выбрать-ся-отсюда. -  И
он повернулся к Дороти спиной, чтобы ничто  не  мешало  ему  предаваться
размышлениям.
   - Самый глубокий мыслитель, какого я знаю, - сказала Дороти  Биллине,
- это Страшила, соломенное огородное чучело.
   - Этого не может быть, - буркнула Биллина.
   - Но это действительно так. Я познакомилась с ним в Стране Оз,  и  мы
вместе отправились в Изумрудный Город, где жил Волшебник. Страшиле хоте-
лось получить мозги, так как его голова была набита соломой. Мозги он  в
конце концов получил, но, по-моему, и до этого соображал очень хорошо.
   - Неужели ты думаешь, что я поверю  подобной  чепухе,  -  усмехнулась
Биллина. У нее слегка испортилось настроение, потому что ей  совсем  пе-
рестали попадаться жучки.
   - Почему ты считаешь, что это чепуха? - спросила Дороти, доедая орехи
и изюм.
   - Потому что этого не может быть - ни Железного Дровосека, ни  живот-
ных, которые умеют разговаривать, ни огородного  чучела,  которое  умеет
мыслить.
   - Но они действительно существуют, - не сдавалась Дороти. - Я их всех
видела собственными глазами.
   - Не верю, - отрезала Биллина, коротко мотнув головой.
   - Это потому, что ты невежественное  существо,  -  возразила  Дороти,
несколько обиженная недоверием своей подруги.
   - В-Стране-Оз,  -  заговорил  Тик-Ток,  повернувшись  к  ним,  -  мо-
жет-быть-все-что-угодно. Потому-что-это-волшебная-страна.
   - Вот видишь, Биллина. Что я тебе говорила!  -  обрадовалась  Дороти.
Затем она, обратившись к Тик-Току, спросила: - А ты бывал в Стране Оз?
   - Нет-но-много-о-ней-слышал, - отвечал медный человек. -  Она-отделе-
на-от-Страны-Эв-широкой-пустыней.
   От восторга Дороти захлопала в ладоши.
   - Как я рада это слышать! - воскликнула она. - Так приятно знать, что
твои близкие друзья где-то неподалеку. Страшила, о котором я тебе  расс-
казывала, Биллина, - король Страны Оз.
   - Виноват-но-он-сейчас-уже-не-король, - сказал Тик-Ток.
   - Когда я там была, он был королем, - отозвалась Дороти.
   -  Я-знаю,  -  сказал  Тик-Ток.   -   Но-в-СтранеОз-случилась-револю-
ция-и-Страшилу-свергла-девица-воин.   Ее-звали-Генерал-Джинджер.   А-по-
том-вместо-Джинджер-страной-стала-правитьдевочка-Озма-законная-наследни-
ца-трона. Онаправит-и-сейчас. Озма-из-Страны-Оз.
   - Этого я не знала, - задумчиво проговорила  Дороти.  -  Но  конечно,
многое могло случиться с тех пор, как я покинула Страну  Оз.  Интересно,
как теперь поживают Страшила, Железный Дровосек и Трусливый Лев.  Хотела
бы я хоть глазком взглянуть на девочку Озму - ведь я о  ней  никогда  не
слыхала.
   Но Тик-Ток на это ничего не сказал. Он снова повернулся к Дороти спи-
ной и углубился в раздумья.
   Дороти уложила остатки обеда обратно в ведерко,  чтобы  не  пропадать
добру, а Желтая Курица, утратив свою надменность, снизошла до того,  что
стала подбирать рассыпанные вокруг крошки, на которые она набросилась  с
жадностью, хотя совсем недавно весьма пренебрежительно отзывалась о том,
что Дороти считала хорошей едой.
   Тик-Ток приблизился к ним и отвесил угловатый поклон.
   - Будьте-добры-следовать-за-мной, - сказал он.  -  Я-отведу-вас-в-го-
род-Эвна-где-будет-гораздо-удобнее-и-где-я-смогу-оградить-вас-от-нахаль-
ных-Колесунов.
   - Хорошо, - сказала Дороти. - Я готова.

   6. ГОЛОВЫ ПРИНЦЕССЫ ЛАНГВИДЕР

   Они медленно спускались по тропинке среди камней -  впереди  Тик-Ток,
за ним Дороти, а замыкала шествие Биллина.
   Когда они спустились с холма, Тик-Ток наклонился и с легкостью отбро-
сил прочь валуны, закрывавшие проход. Затем он  повернулся  к  Дороти  и
сказал:
   - Теперь-мне-понадобится-ведерко.
   Дороти быстро протянула его Тик-Току, и медные пальцы  сомкнулись  на
ручке.
   Затем маленькая процессия вышла на песчаный берег. Как только их уви-
дели три Коле су на, оставленные сторожить пленников, они с жуткими воп-
лями ринулись им навстречу, чтобы преградить дорогу и не дать  уйти.  Но
когда первый Колесу и оказался совсем рядом, Тик-Ток взмахнул ведерком и
нанес меткий удар по голове Колесуна.  Грохот  получился  невообразимый.
Разлетевшийся было хулиган жалобно пискнул и опрокинулся набок. Он быст-
ро встал на колеса и что было мочи бросился наутек, истошно вопя от  ис-
пуга.
   - Я-же-говорил-что-они-совершенно-не-опасны, - начал было Тик-Ток, но
не успел он договорить, как в атаку пошел второй Колесун.
   Бабах! И снова ведерко, описав в воздухе дугу, опустилось  на  голову
агрессора, отчего его соломенная шляпа отлетела на несколько шагов.  Его
воинственный пыл мигом угас, и он тоже поспешил убраться  подобру-поздо-
рову. Третий Колесун не стал дожидаться, пока  его  постигнет  такая  же
участь, и сразу решил присоединиться к своим  приятелям,  развив  внуши-
тельную скорость.
   Желтая Курица разразилась торжествующим кудахтаньем. Взлетев на плечо
Тик-Тока, она сказала.
   - Неплохо придумано и ловко исполнено, мой механический друг.  Теперь
мы свободны от этих мерзких типов.
   Но в этот момент из леса высыпал большой отряд  Колесунов.  Понадеяв-
шись взять количеством, они ринулись на Тик-Тока. Дороти подхватила Бил-
лину на руки, а Тик-Ток обнял девочку левой рукой. Колесуны бросились  в
бой.
   Бам-бам-бам! Ведерко взмывало в воздух и опускалось на головы Колесу-
нов, сея среди них панику Они  стали  отступать.  На  поле  боя  остался
только главный Колесун. Натолкнувшись на кого-то из своих, он растянулся
на земле, и, прежде чем сумел снова встать на колеса и задать  стрекача,
железные пальцы Тик-Тока ухватили его за воротник роскошного сюртука.
   - А-ну-ка-вели-своим-молодцам-убиратьсяпрочь.
   Колесун не спешил выполнять приказ, но ТикТок потряс его за  шиворот,
как терьер трясет пойманную крысу, отчего зубы Колесуна выбили  барабан-
ную дробь. С трудом переведя дух, он дал  команду  Колесунам  отступить,
что они тотчас же и сделали.
   - Ну-а-ты-пойдешь-с-нами-и-ответишь-навсе-наши-вопросы, - сообщил Ко-
лесуну Тик-Ток.
   - Вы еще горько пожалеете, что обращаетесь со мной вот так, -  захны-
кал Колесун - Я страшен в гневе.
   - Я-машина, - отчеканил  Тик-Ток,  -  и-неумею-радоваться-или-жалеть.
Но-ты-совершеннонапрасно-считаешь-себя-страшным-в-гневе.
   - Почему это? - осведомился Колесун.
   -  Потому-что-этому-никто-не-верит.  Тебеочень-мешают-твои-колеса.  У
тебя-нет-кулаков-иты-не-можешь-драться-или-царапаться.     У-тебя      -
нет-ног-и-ты-не-можешь-лягаться.   Ты-умеешьтолько-вопить-истошным-голо-
сом-но-этого-никто-не-боится.
   К великому удивлению Дороти, Колесун горько-горько заплакал.
   - Теперь мы погибли, я и мои друзья, - всхлипывая, говорил он.  -  Вы
раскрыли нашу великую тайну. Мы, конечно, совершенно  безобидный  народ,
но прикидывались свирепыми и жестокими, и нас боялись. Мы писали на пес-
ке грозные предостережения, и они делали свое дело. До сих пор  мы  всех
держали в страхе, но теперь, когда вы узнали наши слабости, враги не да-
дут нам спуску и наша судьба отныне плачевна.
   - Нет-нет, - не выдержала Дороти, расстроенная тем, как страдает  та-
кой элегантный и щеголеватый господин. - Тик-Ток никому не  выдаст  вашу
тайну. И мы с Биллиной гоже будем помалкивать.  Только  вы  должны  дать
обещание не пугать маленьких детей, если им случится  оказаться  в  этих
местах.
   - Конечно, конечно, - затараторил Колесун, перестав хныкать и заметно
повеселев. - В сущности, мы не так уж плохи Мы  были  вынуждены  притво-
ряться свирепыми и жестокими, чтобы нас никто не захотел обидеть.
   - Это-не-совсем-так, - сказал Тик-Ток, двинувшись по дорожке, ведущей
к лесу, и не отпуская своего пленника, который медленно катился рядом  с
ним. - Ты-и-твои-Колесуны-получаете-удовольствие-пугая-тех-кто-вас-боит-
ся. Вы-нахаль-ные-ибессовестные-существа.  Но-если-вы-постараетесьиспра-
виться-я-так-уж-и-быть-никому-не-расскажу-какие-вы-беспомощные-и-слабоси
льные.
   - Я непременно исправлюсь, - тотчас отозвался  Колесун.  -  Позвольте
поблагодарить вас, ТикТок, за вашу удивительную доброту.
   -  Я-машина,  -  сказал  Тик-Ток.  -  Я-не-добри-не-зол.   Я-не-раду-
юсь-и-не-огорчаюсь.  Я-делаюто-что-заставляет-меня-делать-встроенный-ме-
ханизм.
   - А у вас имеется устройство, помогающее вам сохранять тайны? - обес-
покоенно спросил Колесун.
   -  Я-сохраню-тайну-если-вы-будете-вестисебя-как-следует.   А-кто-сей-
час-правит-СтранойЭв?
   - У Страны Эв сейчас нет правителя, - ответил Колесун. -  Потому  что
все члены королевской семьи попали в неволю к Королю Гномов. В королевс-
ком дворце сейчас живет принцесса Лангвидер, племянница покойного  коро-
ля. Она пользуется королевской сокровищницей, как своим собственным  ко-
шельком. Принцесса Лангвидер никакая не правительница,  потому  что  она
совершенно не правит страной, но никого другого у нас все равно нет.
   - Я-ее-не-помню, - сказал Тик-Ток. - Чтоона-собой-представляет?
   - Этого я не могу сказать, - вздохнул Колесун, - хотя и видел ее  раз
двадцать. Дело в том, что всякий раз принцесса  Лангвидер  появляется  в
новом обличье, и ее подданные узнают ее исключительно по большому  руби-
новому ключу, который она носит на цепочке на левом запястье.  Когда  мы
видим этот ключ, то понимаем, что перед нами принцесса Лангвидер.
   - Как странно, - заговорила Дороти, весьма изумленная тем, что  услы-
шала. - Не хотите ли вы сказать, что у вас существует несколько принцесс
в одном лице?
   - Скорее наоборот, - поправил ее Колесун. - Принцесса у нас одна,  но
она предстает перед народом в разных обличьях, причем все  они  очарова-
тельны.
   - Может быть, она волшебница? - предположила Дороти.
   - Не думаю, - ответил Колесун. - Хотя, возможно, тут дело и не  обош-
лось без какой-то тайны. Надо сказать, что это весьма тщеславная  особа,
и она живет в комнате, сплошь  уставленной  зеркалами,  чтобы  постоянно
иметь возможность любоваться собственным отражением.
   Это сообщение путешественники выслушали молча, так как лес кончился и
перед ними открылась прелестная долина, от которой они не могли  отвести
глаз. Зеленые поля сменялись фруктовыми садами,  за  которыми  виднелись
очаровательные домики. Широкие ровные дороги разбегались по всем направ-
лениям.
   В самом центре этой чудесной долины, примерно в  двух  километрах  от
того места, где находились путешественники, высился королевский  дворец,
его стройные башни отчетливо вырисовывались на фоне голубого неба.  Дво-
рец утопал в зелени и цветах. Повсюду журчали фонтаны, а тенистые  аллеи
были украшены мраморными статуями.
   Разумеется, все эти подробности Дороти заметила и оценила, когда  они
подошли к самому дворцу, и она смотрела по сторонам во все  глаза,  пока
они не остановились у ворот королевских апартаментов.
   К их разочарованию, дверь во дворец была заперта. К стене была  прик-
реплена табличка, на которой значилось:
   ВЛАДЕЛЕЦ ОТСУТСТВУЕТ Просьба стучать в третью дверь левого флигеля.
   - А-теперь, - обратился к своему пленнику  Тик-Ток,  -ты-должен-пока-
зать-нам-где-находится-левый-флигель.
   - Пожалуйста, - отозвался тот. - Он с правой стороны.
   Разве может быть левый флигель справа?  удивилась  Дороти,  решившая,
что Колесун над ними насмехается.
   - Так решила принцесса Лангвидер. Она не  хочет,  чтобы  ей  докучали
лишние посетители.
   Пленный Колесун проводил их к левому флигелю, после чего механический
человек, решив, что больше в услугах Колесуна  нет  никакой  надобности,
разрешил ему удалиться. Колесун тотчас  же  набрал  большую  скорость  и
быстро исчез из вида.
   Тем временем Тик-Ток отыскал третью дверь и  громко  постучал.  Дверь
отворила маленькая девушка в чепчике с яркими лентами. Вежливо поклонив-
шись, она спросила:
   - Что вам угодно?
   - Вы принцесса Лангвидер? - спросила Дороти.
   - Нет, я ее служанка.
   - Мы хотели бы увидеть принцессу.
   - Я доложу ей, что вы просите у нее аудиенции, - ответила служанка, -
а вы пока можете пройти в гостиную.
   Дороти вошла в помещение. За ней проследовал механический человек. Но
как только то же самое попыталась сделать Желтая Курица, маленькая  слу-
жанка замахала на нее фартуком и стала кричать: "Кш-ш!"
   - Сама ты кш-ш! - возмущенно пискнула Курица,  отскочив  и  нахохлив-
шись. - Почему у тебя такие дурные манеры?
   - Ты умеешь разговаривать? - удивилась служанка.
   - Ты разве плохо слышишь? - обиделась еще больше Биллина.
   - Перестань размахивать фартуком и не стой в дверях - дай мне  пройти
за моими друзьями.
   - Принцесса будет недовольна, - нерешительно протянула маленькая слу-
жанка.
   - Мне совершенно все равно, как она к этому отнесется, - сказала Бил-
лина и, шумно захлопав крыльями, полетела прямо на служанку Та испуганно
отпрянула, и Биллина в целости и сохранности приземлилась рядом с  Доро-
ти.
   - Ну что ж, - только и сказала служанка - Если все вы попадете в беду
из-за этой глупой курицы, не вините меня. С принцессой  Лангвидер  шутки
плохи.
   - Передайте ей, пожалуйста, что мы ее ждем с нетерпением, - с  досто-
инством отозвалась Дороти - Биллина - мой верный друг и сопровождает ме-
ня повсюду.
   Без дальнейших объяснений служанка провела их в  уставленную  дорогой
мебелью гостиную, освещенную солнцем, проникающим через красивые окна  с
разноцветными стеклами.
   - Подождите здесь, - сказала маленькая служанка. - Как прикажете  до-
ложить?
   - Я - Дороти Гейл из Канзаса, а  это  механический  человек  Тик-Ток.
Желтая Курица - моя подруга Биллина.
   Маленькая служанка отвесила поклон и удалилась. Она прошла через нес-
колько коридоров, поднялась и спустилась по нескольким лестницам и  ока-
залась в апартаментах хозяйки.
   Комната принцессы Лангвидер была действительно сплошь  уставлена  ог-
ромными зеркалами - от пола до потолка, а пол был сделан из чистого  се-
ребра - в нем все отражалось, как в зеркале. Кроме того, зеркала были  и
на потолке. Так что когда принцесса Лангвидер сидела в своем  кресле-ка-
чалке и тихо наигрывала на мандолине, ее фигура и лицо многократно отра-
жались в зеркальных поверхностях стен, потолка и серебряного пола - куда
бы она ни поворачивала голову, она с удовольствием созерцала  свои  пре-
лестные черты. Это было ее любимым занятием, и, когда  в  комнату  вошла
служанка, принцесса говорила сама себе:
   - Эта головка с каштановыми волосами чрезвычайно симпатична. Надо на-
девать ее гораздо чаще, чем я это делаю, хотя, разумеется, это не  самая
очаровательная головка в моей коллекции.
   - К вам посетители, ваше высочество, -  доложила  служанка  с  низким
поклоном.
   - Кто такие? - зевая, осведомилась принцесса.
   - Дороти Гейл из Канзаса, Тик-Ток и Биллина, - сообщила служанка.
   - Какие странные имена, - пробормотала принцесса, несколько заинтере-
совавшись - Какие же они из себя? Эта Дороти Гейл, например,  она  хоро-
шенькая?
   - В общем-то да.
   - А Тик-Ток - привлекательной ли он наружности?  -  последовал  новый
вопрос.
   - Я бы этого не сказала, ваше высочество. Но он очень блестящий. Ваше
высочество благоволит их принять?
   - Пожалуй, Нанда, я их приму. Но мне уже надоела эта голова, и,  если
эта Дороти Гейл думает, что она хороша собой, я должна сделать все, что-
бы не проиграть в сравнении с ней. Пойду-ка я к себе в кабинет и  надену
голову номер семнадцать. По-моему, это моя лучшая голова. Как ты  счита-
ешь, Нанда?
   - Голова номер семнадцать - одно загляденье, - ответила Нанда и снова
поклонилась.
   Принцесса Лангвидер опять зевнула.
   - Помоги мне подняться, - приказала она.
   Маленькая служанка помогла ей встать на ноги, хотя принцесса  Лангви-
дер была гораздо крупнее и сильнее Нанды. Затем принцесса Лангвидер мед-
ленно, еле переставляя ноги, побрела по серебряному полу в свой кабинет,
поддерживаемая верной служанкой.
   Теперь самое время кое-что объяснить поподробнее. У принцессы Лангви-
дер было тридцать голов - столько, сколько обычно дней в месяце, но  на-
девать она, естественно, могла только одну, потому что у нее,  как  и  у
нас с вами, всего одна шея. Головы хранились в так называемом  кабинете,
красиво отделанной гардеробной, расположенной между спальней принцессы и
комнатой, в которой мы ее застали, где стены и  потолок  были  уставлены
зеркалами. Каждая голова хранилась в отдельном шкафчике, обитом  изнутри
бархатом.
   Весь кабинет был уставлен этими шкафчиками -  на  каждой  дверце  был
проставлен номер, а внутри были зеркала, усыпанные драгоценными камнями.
   Утром этого дня принцесса Лангвидер проснулась, встала со своей хрус-
тальной кровати, отправилась в кабинет, открыла один из шкафчиков и сня-
ла с золотой полки хранившуюся там голову.
   Затем с помощью зеркала, встроенного в дверцу  шкафа,  она  приладила
голову, чтобы ровно сидела на шее, и только тогда позвала служанку  оде-
ваться. Принцесса всегда носила простой белый наряд, который подходил  к
любой из тридцати имеющихся в ее распоряжении голов. В отличие от  очень
многих особ женского пола, вынужденных обходиться одной-единственной го-
ловой, но зато постоянно меняющих платья, принцесса Лангвидер  была  со-
вершенно равнодушна к туалетам.
   Зато ее коллекция голов отличалась удивительным разнообразием: не бы-
ло двух голов, хотя бы отдаленно походивших одна на другую, и все  смот-
релись превосходно. Там были головки белокурые, каштановые, черные,  зо-
лотистые - не было только седых. Глаза имелись на выбор  карие,  черные,
зеленые, серые, голубые. Отсутствовали лишь красные. Волосы были на  лю-
бой вкус, очаровательные ротики - самых разных форм  и  размеров  -  при
улыбке обнажали жемчужные зубы. Что касается ямочек на щеках и подбород-
ках, то и в них недостатка не было. Имелись даже веснушки,  чтобы  отте-
нить белизну кожи лица.
   Все шкафчики открывались одним ключом. Ключ  был  причудливой  формы,
сделанный из огромного кроваво-красного рубина. Принцесса Лангвидер  но-
сила его на левом запястье, на тонкой, но прочной золотой цепочке.
   Когда Нанда доставила принцессу к семнадцатому шкафу, та отперла  его
своим ключом и, передав служанке голову номер девять, которую она носила
с утра, взяла с полки голову номер семнадцать и стала прилаживать ее  на
плечах. У этой головы были черные волосы, темные глаза и белоснежная ко-
жа - надевая ее, принцесса Лангвидер не сомневалась, что выглядит  писа-
ной красавицей.
   У головы номер семнадцать был, пожалуй, единственный недостаток.  Под
очаровательными темными волосами и ослепительной белой  кожей  скрывался
буйный и капризный нрав. Порой он заставлял принцессу совершать  необду-
манные поступки, в которых она, надевая другие головы,  начинала  горько
раскаиваться. Но сегодня эта особенность головы номер семнадцать  как-то
ускользнула от ее внимания - приладив ее, принцесса отправилась  к  при-
шельцам, ни минуты не сомневаясь, что поразит их своей красотой.
   Тем больше было ее разочарование, когда она обнаружила, что в  гости-
ной ее ожидали всего-навсего  маленькая  девочка  в  клетчатом  ситцевом
платье, механический заводной человек и желтая курица, которая самым на-
хальным образом расположилась в любимой корзинке для рукоделия  принцес-
сы, где лежало фарфоровое яйцо для штопки чулок.  Вы,  наверное,  удиви-
тесь, узнав, что принцесса занимается такой будничной работой, как штоп-
ка чулок. Но немного поразмыслив, вы согласитесь, что и на чулках  прин-
цесс появляются дырки, как у самых обыкновенных людей, просто  считается
дурным тоном говорить об этом вслух.
   - О-о! - разочарованно протянула принцесса Лангвидер, слегка вздернув
носик головы номер семнадцать. - А я-то решила, что  ко  мне  пожаловали
важные особы.
   - Вы не ошиблись, - уверила ее Дороти. - Я, например, достаточно важ-
ная особа. Биллина тоже любит поважничать, когда снесет яйцо. Что же ка-
сается Тик-Тока, то он...
   - Прекрати! Сию же минуту прекрати! - перебила ее принцесса, окидывая
собравшихся испепеляющим взором. - Как ты смеешь надоедать мне подобными
глупостями!
   - Какая ты невоспитанная! - воскликнула Дороти, не привыкшая к  столь
грубому обращению.
   Принцесса посмотрела на нее чуть повнимательней.
   - Скажи-ка, - осведомилась она. - В тебе часом нет королевской крови?
   - В моих жилах течет кровь получше, - ответила Дороти. - Я из  Канза-
са.
   - Тьфу! - вознегодовала принцесса. - Ты всего-навсего глупый ребенок,
и я запрещаю тебе морочить мне голову подобной ерундой Убирайся  отсюда,
маленькая нахалка, и расскажи эту чушь кому-нибудь еще!
   Дороти расстроилась настолько, что какое-то время  просто  не  знала,
что сказать. Но когда она поднялась, чтобы уйти, принцесса,  внимательно
изучавшая внешность незваной гостьи, остановила ее, сказав чуть  привет-
ливее:
   - Подойди-ка поближе, девочка.
   Дороти послушалась, не ожидая ничего худого, и подошла  к  принцессе,
которая снова стала всматриваться в лицо девочки.
   - А ты довольно привлекательна, - наконец сказала принцесса. -  Разу-
меется, ты вовсе не красавица, но в тебе есть нечто, чего нет ни у одной
из моих тридцати голов Пожалуй, я возьму твою голову, а взамен ты  полу-
чишь от меня номер двадцать шесть.
   - Ни за что! - отрезала Дороти.
   - Отказываться бесполезно, - продолжала принцесса, - потому  что  как
раз твоей головы и не хватает для полноты моей коллекции Она мне необхо-
дима, а в Стране Эв моя воля - закон. Признаться, я  никогда  не  любила
номер двадцать шесть, к тому же эта голова несколько поношена.  Но  тебе
она подойдет не хуже, чем твоя теперешняя.
   - Я не видела голову двадцать шесть, но она меня совершенно не  инте-
ресует, - возразила Дороти. - Я не привыкла носить вещи с чужого  плеча,
так что обойдусь своей собственной головой.
   - Ты что, отказываешься? - нахмурилась принцесса Лангвидер.
   - Конечно, отказываюсь, - последовал уверенный ответ Дороти.
   - В таком случае, - сказала принцесса, - я запру тебя в башне,  и  ты
будешь там сидеть, пока не согласишься  поменяться  головами.  Нанда,  -
обернулась она к маленькой служанке, - позовика мою армию.
   Нанда позвонила в серебряный колокольчик, и тотчас же в гостиную вбе-
жал толстопузый полковник в ярко-красном мундире, а за полковником деся-
ток солдат, тощих и весьма унылых. Они отсалютовали принцессе самым  ме-
ланхоличным образом. - Отведите эту девчонку в Северную башню и  заприте
ее там, - приказала принцесса Лангвидер, кивком головы указывая на Доро-
ти.
   - Слушаю и повинуюсь, - отозвался полковник и схватил Дороти за руку.
   Но в этот момент Тик-Ток взмахнул ведерком и опустил  его  на  голову
полковнику, отчего толстякофицер сел на пол, с удивлением и испугом ози-
раясь по сторонам.
   - Караул! - закричал он, и десять солдат ринулись  на  помощь  своему
командиру.
   Началась невообразимая суматоха. Тик-Ток размахивал ведерком,  и  уже
семеро вояк валялись по разным углам комнаты, как вдруг механический че-
ловек судорожно дернулся, и ведерко,  занесенное  для  очередною  удара,
застыло в воздухе.
   - Мой-завод-кончился, - бесстрастно доложил он Дороти.
   - Побыстрей-заведи-меня.
   Дороти стремглав кинулась выполнять его просьбу, но толстяк-полковник
успел встать на ноги и крепко схватил девочку. Она попыталась вырваться,
но у нее ничего не получилось.
   -  Плохо-дело,  -  заменил  механический  человек,  -   я-думал-заво-
да-еще-хватит-на-шесть-часов-но-долгое-путешествие-и-сражение-с-Колесуна
ми-все-изменили.
   - Ничего не поделаешь, - вздохнула Дороти.
   - Будешь меняться со мной головами? - вопрошала между тем принцесса.
   - Ни за что!
   - Тогда в башню ее, и побыстрее! - распорядилась принцесса, и солдаты
отвели Дороти в башню, расположенную в северной части дворца, где запер-
ли ее на замок.
   Затем солдаты попытались забрать и Тик-Тока, но он был настолько  тя-
жел, что им не удалось даже сдвинуть его с места.  Его  так  и  оставили
стоять посреди гостиной.
   - Пусть думают, что у меня появилась новая статуя, - сказала принцес-
са. - Ничего страшного. Главное, чтобы Нанда не забывала хорошенько чис-
тить медь.
   - Что прикажете сделать с курицей? -  осведомился  полковник,  только
сейчас увидевший, что в рабочей корзинке находится Биллина.
   - Отправьте ее в курятник! - велела принцесса. -  Как-нибудь  я  велю
зажарить ее к завтраку.
   - Она какая-то жилистая и тощая на вид, ваше  высочество,  -  сказала
Нанда.
   - Это самая настоящая клевета, - ответила Биллина, пытаясь  вырваться
из рук полковника. - Но я считаю своим долгом предупредить,  что  курицы
нашей породы - сущий яд для принцесс.
   - В таком случае, - сказала принцесса, -  жарить  мы  ее  не  станем.
Пусть несет яйца, а если она будет делать это  плохо,  тогда  я  прикажу
утопить ее в корыте.

   7. ОЗМА ИЗ СТРАНЫ О3 ПРИХОДИТ НА ПОМОЩЬ

   Нанда принесла Дороти хлеб и кувшин с водой - это был ее ужин. Вместо
кровати в комнате имелась каменная ниша с  одной  подушкой  и  тоненькой
подстилкой.
   Проснувшись поутру, Дороти выглянула из окна своей темницы, чтобы по-
нять, нельзя ли из нее выбраться. Конечно, по сравнению с нашими  совре-
менными домами-небоскребами, до земли было не очень далеко, но все равно
не могло быть и речи о том, чтобы попытаться прыгнуть,  не  рискуя  себе
что-нибудь сломать.
   Тогда Дороти стала рассматривать окрестности  -  из  окна  открывался
прекрасный вид. На востоке она увидела лес, за которым начиналась полоса
песка, а затем и море. На берегу виднелась какаято черная точка - Дороти
решила, что это, наверное, тот самый курятник, в котором она  прибыла  в
эту загадочную страну.
   Взглянув в северном направлении, она обнаружила глубокую и узкую  до-
лину между двух скалистых гор. Долина упиралась в третью гору, столь  же
высокую и скалистую.
   На западе плодородные земли Страны Эв заканчивались совсем неподалеку
от королевского дворца, а затем до самого горизонта тянулись бесконечные
пески. Дороти решила, что именно за этой пустыней и начинается волшебная
Страна Оз. Она вспомнила с грустью, что никому, кроме нее, не  удавалось
еще благополучно пересечь эти гибельные места. Сначала ураган перенес ее
через эту пустыню, а затем волшебные серебряные  башмачки  помогли  вер-
нуться домой, в Канзас. Но теперь ей не приходилось ждать помощи  ни  от
урагана, ни от волшебных башмачков, и она не знала, что  теперь  делать.
Дороти было не по себе при мысли о том, что  она  -  пленница  капризной
принцессы, пожелавшей забрать ее голову, а взамен предложившей  довольно
поношенный экземпляр из своей коллекции голов, который  был  девочке  из
Канзаса совершенно ни к чему.
   Да, на помощь старых друзей из Страны Оз рассчитывать не приходилось.
Дороти печально смотрела из окна темницы на песчаную пустыню, где не бы-
ло и не могло быть ничего живого.
   Но погодите! Дороти вдруг заприметила далеко, у самого горизонта  ка-
кое-то пятнышко. Она и сама сначала не могла толком понять,  что  именно
это было. Что-то серебристое, похожее на облачко, но потом вдруг засвер-
кавшее всеми цветами радуги, явно двигалось к дворцу.
   - Что же это такое? - задала вопрос Дороти сама себе.
   Прошло совсем немного времени, и Дороти увидела удивительную картину.
   По пескам бежал, разворачиваясь сам собой, широкий зеленый  ковер,  а
по этому ковру двигалась процессия, при виде которой Дороти широко раск-
рыла глаза от удивления.
   Впереди катилась золотая колесница, в которую были запряжены огромный
лев и могучий тигр, бежавшие легко и грациозно, словно пара чистокровных
рысаков. На колеснице стояла прелестная девочка в серебристых  развеваю-
щихся одеждах. На голове у нее была диадема из драгоценных камней. В од-
ной руке она держала атласные вожжи, с помощью которых управляла  своими
"рысаками", а в другой - палочку из слоновой кости,  раздваивающуюся  на
конце и украшенную буквами О и З, составленными из сверкающих  бриллиан-
тов.
   Девочка была примерно того же роста, что и Дороти, и это навело плен-
ницу принцессы Лангвидер на мысль, что перед ней та самая Озма из Страны
Оз, о которой рассказывал Тик-Ток.
   Сразу за колесницей Дороти увидела своего старого друга Страшилу.  Он
важно восседал на козлах для пилки дров, которые гарцевали, словно  нас-
тоящий скакун.
   Затем Дороти увидела Ника - Железного  Дровосека  в  знакомой  шапоч-
ке-воронке, сдвинутой на левое ухо, со сверкающим топором на правом пле-
че. Его металлическое туловище было начищено до блеска, как в те славные
дни, когда он и Дороти путешествовали по Стране Оз.
   Железный Дровосек шел пешком. Он возглавлял небольшой отряд военных -
всего двадцать семь человек. Толстые и худые, высокие и приземистые, во-
ины Железного Дровосека были одеты в красивые яркие мундиры.
   За военными зеленый ковер сворачивался сам собой. Дороти сразу  поня-
ла, что это волшебный ковер, по которому можно без опаски  пройти  через
Гибельную Пустыню. Ее сердце радостно забилось. Девочка поняла, что  еще
немного, и она выйдет на свободу и сможет снова  встретиться  со  своими
дорогими друзьями - Страшилой, Железным Дровосеком и Трусливым Львом.
   Собственно говоря, Дороти показалось, что она уже  получила  свободу,
ибо хорошо знала, какие храбрые и верные друзья у нее были в Стране  Оз,
и не сомневалась, что те, кто пришел с ними, также окажутся  хорошими  и
надежными товарищами, всегда готовыми выручить из беды.
   Когда пустыня оказалась позади, и вся процессия от очаровательной Оз-
мы до последнего солдата добралась до зеленых лугов Страны Эв, волшебный
ковер свернулся целиком и растаял в воздухе.
   Колесница, в которую были запряжены Лев и Тигр, повернула на  широкую
дорогу, что вела к королевскому  дворцу,  за  колесницей  двинулись  ос-
тальные, а Дороти смотрела на процессию из окна своей темницы, и  сердце
ее радостно билось.
   Вновь прибывшие остановились у входа во дворец. Страшила спустился со
своего деревянного скакуна, чтобы прочитать, что написано на табличке  у
входа.
   Дороти не выдержала.
   - Я здесь! - закричала она изо всех сил. - Это я, Дороти!
   - Дороти? Какая Дороти? - осведомился Страшила.
   Услышав голос, он задрал голову и стал смотреть наверх,  отчего  едва
не потерял равновесие и не шлепнулся навзничь.
   - Дороти Гейл! Твоя подруга Дороти из Канзаса! - крикнула девочка.
   - Здравствуй, Дороти! - крикнул в ответ Страшила. -  А  что  ты  там,
собственно, делаешь?
   - Ничего, - ответила она. - Потому что там, где я сижу, делать  нече-
го. Спасите меня, друзья мои! Прошу вас!
   - Но ты, кажется, в безопасности, - заметил Страшила.
   - Я в плену. Меня заперли на замок, и я не могу отсюда выбраться.
   - Это еще полбеды, - отозвался Страшила. - Случается оказаться куда в
худшем положении, маленькая Дороти. Ты могла бы утонуть, быть  задавлен-
ной Колесуном или упасть с яблони. Многие с удовольствием поменялись  бы
с тобой местами, я в этом не сомневаюсь.
   - Но мне лично тут не нравится, - сказала Дороти. - Я  хочу  поскорее
спуститься вниз и увидеть тебя. Железного Дровосека и Трусливого Льва.
   - Хорошо, хорошо, - поспешил успокоить ее Страшила. - Все будет,  как
ты скажешь. Кто же тебя запер в башне?
   - Принцесса Лангвидер, отвратительное создание, - отвечала Дороти.
   Озма, внимательно прислушивавшаяся к разговору Дороти и Страшилы, об-
ратилась к девочке, не слезая со своей колесницы:
   - А почему принцесса Лангвидер заперла тебя? - Потому что я не  захо-
тела меняться с ней головами, - пояснила Дороти и добавила: - Мне совер-
шенно ни к чему какая-то поношенная голова принцессы.
   - Я тебя понимаю, - отозвалась Озма. - Я сейчас же отправлюсь к прин-
цессе и попрошу ее освободить тебя.
   - Большое спасибо, - сказала Дороти, которая, услышав голос юной пра-
вительницы Страны Оз, сразу поняла, что полюбит ее всей душой.
   Тем временем Озма подъехала на своей колеснице к третьей двери левого
флигеля королевского дворца, и Железный Дровосек постучал.
   Служанка отворила дверь. Озма, держа в руке палочку из слоновой  кос-
ти, вошла в дом и сразу направилась в гостиную. За ней двинулась вся  ее
многочисленная свита, за исключением Льва и Тигра. Двадцать семь военных
устроили такой шум и тарарам, что маленькая Нанда с криком бросилась на-
утек. Дело кончилось тем, что  разгневанная  этим  вторжением  принцесса
Лангвидер вбежала в гостиную без помощи верной служанки.
   Она подошла к стройной и очаровательной Озме и сердито прокричала:
   - Как вы посмели войти в мой дворец без  разрешения?  Сию  же  минуту
убирайтесь, иначе я прикажу заковать вас и ваших людей в цепи и брошу  в
самую страшную из темниц.
   - Какая грозная особа! - тихо пробормотал Страшила.
   - По-моему, она сильно нервничает, - заметил Железный Дровосек.
   Но Озма очаровательно улыбнулась разгневанной принцессе Лангвидер.
   - Пожалуйста, присядьте, - ровным голосом произнесла она. - Я  совер-
шила долгое путешествие, чтобы повидать вас, и  вы  должны  меня  внима-
тельно выслушать.
   - Должна? - взвизгнула принцесса, и в ее черных глазах сверкнула  ди-
кая ярость (она попрежнему носила капризную и своенравную  голову  номер
семнадцать). - Должна? Это вы говорите мне?!! Принцессе?!!
   - На всякий случай сообщаю, - сказала Озма,  -  что  я  правительница
Страны Оз и могу, если понадобится, уничтожить все ваше королевство.  Но
я пришла сюда вовсе не за этим. Я хочу освободить королевскую  семью  Эв
от колдовских чар Короля Гномов. До меня дошли слухи, что  он  держит  в
неволе королеву и ее детей.
   Услышав это, принцесса Лангвидер неожиданно успокоилась.
   - Если бы вы действительно смогли освободить мою тетку и ее из  детей
неволи, я была бы только рада, - сказала она. - Тогда им бы пришлось за-
няться управлением страной, и это избавило бы меня от лишних  хлопот.  В
настоящее время мне приходится ежедневно тратить на государственные дела
целых десять минут, а то и больше. Вместо этого я  могла  бы  любоваться
своими замечательными головками.
   - Тогда нам надо как следует обсудить это дело, - предложила Озма,  -
и подумать, каким образом можно добиться освобождения вашей тетушки и ее
детей. Но сначала вы сами должны освободить девочку, которую вы  заперли
в башне.
   - Ах да, - проговорила принцесса. - Признаться, я о ней совсем  забы-
ла. Это ведь произошло еще вчера, а принцесса не в состоянии  помнить  о
таких давних вещах. Пойдемте со мной, сейчас я ее отпущу.
   Принцесса Лангвидер, сопровождаемая  Озмой,  отправилась  в  Северную
башню.
   Свита Озмы осталась в гостиной. Страшила облокотился на то, что  счел
металлической статуей, и вдруг услышал скрипучий голос:
   - Уберите-вашу-ногу-с-моей-вы-поцарапаетеполировку.
   - Прошу прощения, - поспешно сказал Страшила, отпрянув. - Я не  знал,
что вы живой.
   - Я-машина, -  сказал  Тик-Ток,  -  но-я-могудумать-говорить-действо-
вать-если-меня-как-следует-завести.     Сейчас-я-не-в-состоянии-действо-
вать-кончился-завод-а-ключ-у-Дороти.
   - Это не беда, - поспешил успокоить его Страшила. - Дороти скоро вый-
дет на свободу и сразу же приведет вас в порядок. Но, наверное, неприят-
ная штука быть неживым. Мне вас очень жаль.
   - Почему? - спросил Тик-Ток.
   - Хотя бы потому, что у вас нет мозгов, как у меня, - ответил Страши-
ла.
   -  У-меня-есть-мозги,  -  возразил  Тик-Ток.  -  У-меня-стальные-моз-
ги-улучшенной-конструкции-фирмы-"Смит-и-Тинкер".       Благодаря-им-ямо-
гу-прекрасно-мыслить. А-какие мозги-у-вас?
   - Понятия не имею, - признался Страшила. - Я получил их от Волшебника
Изумрудного Города и не имел возможности взглянуть на них,  но  работают
они отменно. А совесть у вас есть?
   - Нет, - сказал Тик-Ток.
   - И сердца, я полагаю, тоже нет? - осведомился Железный Дровосек, ко-
торый прислушивался к их разговору с неподдельным интересом.
   - Нет, - сказал Тик-Ток.
   - В таком случае, - предложил Железный Дровосек, - я вынужден с сожа-
лением заметить, что вы сильно уступаете моему другу Страшиле и мне.  Мы
с ним оба живые существа, у него есть мозги, которые  не  надо  заводить
ключом, а в моей груди бьется отличное сердце.
   - Я-вас-поздравляю, - сказал Тик-Ток.  -  Разумеется-я-вам-всем-усту-
паю-как-уступает-машина-настоящему-человеку.  Но-зато-если-меня-аккурат-
но-заводить-я-могу-выполнять-самые-разнообразные-поручения.       Вы-да-
же-не-представляетекак-сложно-я-устроен.
   - Говоришь, сложно устроен? - сказал Страшила, с любопытством  осмат-
ривая механического человека. - Как-нибудь на досуге я  разберу  тебя  и
попробую понять, как ты действуешь.
   - Прошу-вас-не-делать-этого, - сказал ТикТок.  -  Вдруг-вам-не-удаст-
ся-правильно-собратьменя-и-я-не-смогу-приносить-пользу.
   - А ты приносишь пользу? - спросил ТикТока Страшила.
   - Приношу.
   - В таком случае, - сказал Страшила, - я, пожалуй, не буду тебя  раз-
бирать. Механик из меня неважный, и я могу тебя испортить, что верно, то
верно!
   - Большое-спасибо, - сказал Тик-Ток.
   В этот момент в гостиную вошла Озма, которая вела за руку  Дороти,  а
за ними следовала принцесса Лангвидер.

   8. ГОЛОДНЫЙ ТИГР

   Дороти сразу же бросилась к Страшиле и крепко обняла его.  Нарисован-
ное лицо Страшилы сияло удовольствием, когда он прижимал Дороти к  своей
соломенной груди. Затем ее обнял Железный Дровосек  -  очень  осторожно,
так как опасался, что его металлические руки могут  сделать  ей  больно,
если объятия получатся слишком крепкими.
   Поприветствовав своих старых друзей, Дороти вынула из кармана ключ от
Тик-Тока и завела механического человека  (ходьба  и  другие  действия),
чтобы он мог вежливо поклониться, когда будет со всеми знакомиться.  За-
водя его, она объяснила, как выручил ее Тик-Ток, и Страшила  с  Железным
Дровосеком еще раз пожали ему руку и поблагодарили за то, что он  храбро
защищал их верного Друга.
   Затем Дороти вдруг спросила:
   - А где Биллина?
   - Не знаю, - ответил Страшила. - А кто такая Биллина?
   - Биллина - Желтая Курица. Это еще один мой добрый друг,  -  ответила
обеспокоенная Дороти. - Интересно, где же она сейчас?
   - В курятнике, на заднем дворе, - объяснила принцесса. - Гостиная ко-
ролевского дворца - неподходящее место для какой-то курицы, и вообще...
   Не дослушав принцессу, Дороти помчалась на выручку Биллине.
   Выйдя из дворца, она у самых дверей увидела Трусливого Льва,  который
по-прежнему был запряжен в колесницу вместе с могучим Тигром. В гриве  у
Трусливого Льва был заплетен большой  голубой  бант.  Такой  же  большой
бант, только красный, украшал хвост Тигра. Дороти бросилась обнимать ог-
ромного Льва.
   - Как я рада снова видеть тебя! - говорила она.
   - Я тоже очень рад видеть тебя, маленькая Дороти, - отозвался Лев.  -
Помнишь наши славные приключения в Стране Оз?
   - Конечно, помню, - сказала Дороти. - Ну а как ты теперь поживаешь?
   - Трушу как всегда, - признался хищный зверь кротким, тихим  голосом.
- При виде малейшей живой твари у меня от страха начинает  бешено  коло-
титься сердце. Но позволь представить тебе моего нового друга. Голодного
Тигра.
   - Вы очень проголодались? - осведомилась Дороти  у  второго  хищника,
который зевнул, широко раскрыв ужасную пасть и показав два ряда  острей-
ших зубов.
   - Я умираю от голода, - ответил Тигр и, щелкнув зубами, закрыл пасть.
   - Так почему бы вам что-нибудь не съесть? - спросила Дороти.
   - Это совершенно бесполезно, - ответил Тигр. -  Я  уже  пробовал  так
поступать, но мне снова начинает хотеться есть.
   - Со мной это тоже бывает, - сказала Дороти - Но я просто сажусь  по-
есть, и голод проходит.
   - Этим ты не причиняешь никому вреда, - возразил Тигр -  А  я  хищный
зверь и все время думаю, как бы съесть какую-нибудь живность - от бурун-
дука до упитанного младенца.
   - Какой ужас! - воскликнула Дороти.
   - Вот именно, - согласился Тигр, аппетитно облизываясь.  -  Упитанные
младенцы Какое удивительное лакомство! Но я в жизни их не пробовал,  по-
тому что совесть говорит мне, что это очень нехорошо Если бы у  меня  не
было совести, я, наверное, питался бы младенцами, но голод все равно  бы
не утихал А это означало бы, что все жертвы были напрасны Но нет! Я  ро-
дился голодным и, судя по всему, умру голодным Зато на моей  совести  не
будет поступков, в которых я бы горько раскаивался.
   - По-моему, ты очень хороший Тигр, - сказала Дороти, поглаживая зверя
по его огромной голове.
   - Боюсь, что ты ошибаешься, - возразил  он  -  Может,  я  и  неплохой
зверь, но прескверный тигр, ибо тигры по натуре своей свирепые хищники Я
же, отказываясь есть несчастные живые существа,  поступаю  так,  как  не
поступил бы ни один уважающий себя тигр Поэтому-то я и ушел  из  леса  и
присоединился к моему другу Трусливому Льву.
   - Лев никакой не трус, - поспешила уверить его Дороти - Я  много  раз
видела, как он проявлял чудеса храбрости.
   - Ты ошибаешься, дорогая Дороти, - запротестовал Лев, - это со сторо-
ны я могу показаться храбрецом, но при виде малейшей опасности меня  ох-
ватывает жуткий страх.
   - Меня тоже, - призналась Дороти. - Но мне надо вызволить Биллину. Мы
поговорим потом.
   Она помчалась бегом на королевский задний двор. Ей не пришлось  долго
искать курятник: она безошибочно узнала его по громкому  квохтанью,  ку-
дахтанью и прочим звукам, что издают куры и петухи в состоянии  крайнего
возбуждения.
   В курятнике происходило что-то неладное, и когда Дороти  заглянула  в
дверь из прутьев, то увидела, что петухи и несушки  сгрудились  в  одном
углу и с испугом взирали на комок взъерошенных перьев. Этот странный ко-
мок прыгал по всему курятнику, и Дороти,  оглушенная  куриными  воплями,
некоторое время не могла разобрать, что случилось.
   Наконец клубок перьев перестал неистовствовать и застыл на  месте.  К
своему великому удивлению, Дороти увидела Биллину,  взгромоздившуюся  на
распростертого на земле пестрого петуха. Какое-то время они оба  остава-
лись без движения, затем Биллина встряхнулась, чтобы привести в  порядок
свое оперение, и гордой походкой направилась к двери, время  от  времени
издавая победное квохтанье, в то время как пестрый петушок уныло  захро-
мал в угол к куриному обществу, волоча по земле свой изрядно  пощипанный
хвост.
   - Биллина! - негодующе воскликнула Дороти. - Неужели ты подралась?
   - Пришлось немножко постоять за себя, - призналась Желтая  Курица.  -
Неужели ты могла подумать, что я позволю этому пестрому болвану помыкать
мной и верховодить в этом курятнике. Пока я  в  состоянии  царапаться  и
клеваться, такому не бывать, разрази меня гром!
   - Выражайся, пожалуйста, прилично! - с упреком сказала ей  Дороти.  -
Иди сюда, я тебя выпущу. В город прибыла Озма из Страны Оз и  освободила
нас.
   Дороти подхватила на руки подругу и в ужасе воскликнула:
   - Биллина! Как ты выглядишь? Ты потеряла множество перьев, тебе  чуть
не выклевали глаз, и у тебя кровь на гребешке!
   - Сущие пустяки, - сказала Биллина. - Ты бы посмотрела, как я отдела-
ла пестрого негодяя!
   Дороти покачала головой.
   - Я этого не одобряю, - сказала она, направляясь ко дворцу с Биллиной
на руках. - И вообще тебе не следовало водиться с  этими  курицами.  Это
вредно отражается на  твоих  манерах.  Если  так  будет  продолжаться  и
дальше, ты не сможешь стать достойным членом общества.
   - Я и не собираюсь водиться с этими курицами, - возразила Биллина.  -
Это все из-за старухи Лангвидер. Но я родилась и воспитывалась в  Соеди-
ненных Штатах Америки и не потерплю, чтобы какой-то жалкий  цыпленок  из
захолустья задирал передо мной клюв. Я еще могу за себя постоять.
   - Хорошо, Биллина, - сказала Дороти, - давай прекратим этот разговор.
   Когда они подошли к Трусливому Льву и Голодному Тигру, Дороти  предс-
тавила им Биллину.
   - Рад познакомиться с подругой Дороги,  -  вежливо  сказал  Трусливый
Лев. - Судя по тому, как вы выглядите, вы не такая трусливая, как я.
   - При виде тебя у меня текут слюнки, -  признался  Голодный  Тигр,  с
вожделением поглядывая на Биллину. - С каким удовольствием я бы  похрус-
тел твоими косточками. Но ты не бойся. Если я тебя съем, у  меня  только
разгуляется аппетит, так что приниматься за тебя нет никакого смысла.
   - Очень рада это слышать, - отвечала Биллина,  поудобнее  устраиваясь
на руках у Дороти.
   - К тому же это было бы  просто  бессовестно,  -  продолжал  Голодный
Тигр, не спуская глаз с Биллины и пощелкивая зубами.
   - Еще бы! - воскликнула Дороти. - Биллина - моя подруга, и ты не име-
ешь права ее съесть.
   - Попробую это запомнить, - сказал Голодный Тигр. - Правда, временами
я делаюсь очень рассеянным.
   Дороти отнесла Биллину в гостиную, где  увидела  Тик-Тока,  сидевшего
между Страшилой и Железным Дровосеком. Напротив них расположились Озма и
принцесса Лангвидер, а рядом было свободное место для Дороти.
   Чуть поодаль разместилась армия Озмы. Взглянув на  роскошные  мундиры
военных, Дороти удивленно воскликнула:
   - Послушайте, да они же все офицеры!
   - Все, кроме одного, - поправил ее Железный Дровосек. - В моей  армии
восемь генералов, шесть полковников, семь майоров, пять капитанов и один
рядовой, которым они все командуют. Я бы произвел и его  в  офицеры,  но
они воспротивились. Вообще, армия, состоящая из офицеров,  выглядит  го-
раздо внушительней.
   - Наверное, так оно и есть, - отозвалась Дороти, усаживаясь в кресло.
   - А теперь, - провозгласила юная правительница Страны Оз, - нам  надо
посовещаться. Необходимо разработать план освобождения членов  королевс-
кой семьи Эв, томящихся в неволе у Короля Гномов.

   9. КОРОЛЕВСКАЯ ФАМИЛИЯ ЭВ

   Первым обратился к собравшимся Железный Дровосек.
   - Совсем недавно, - начал он, - до нас дошли слухи, что жена прежнего
короля Страны Эв, которого звали Эволдо, и  десятеро  их  детей  -  пять
мальчиков и пять девочек - стали узниками Короля Гномов и томятся в  не-
воле в его подземном дворце. Нам также известно, что в Стране Эв  сейчас
нет никого, кто бы обладал достаточной силой, чтобы бросить вызов Королю
Гномов. Вот почему наша правительница Озма и решила взять на  себя  труд
освободить несчастных пленников. Правда, долгое время она не могла найти
способ пересечь Гибельную Пустыню, которая разделяет наши страны. В кон-
це концов она отправилась к доброй волшебнице Глинде,  которая,  услышав
историю королевской семьи Эв, подарила Озме волшебный ковер. Этот  ковер
обладает свойством расстилаться перед идущими по самым опасным местам, а
затем сворачиваться за ними. Как только наша славная Озма получила  этот
ковер, она приказала мне собрать армию, что я и сделал.  Эти  доблестные
воины представляют собой цвет воинства Страны Оз, и,  если  им  придется
вступить в сражение с Королем Гномов, все двадцать шесть офицеров и один
рядовой будут сражаться не на жизнь, а на смерть.
   Затем слово попросил Тик-Ток.
   -      Почему-вы-хотите-сражаться-с-КоролемГномов?      Разве-он-сде-
лал-вам-что-то-плохое?
   - Ну конечно! - воскликнула Дороти. - Разве хорошо держать в  заточе-
нии королеву и ее десять детей!
   - Но-они-были-проданы-Королю-Гномов-королем-Эволдо, - сказал Тик-Ток.
-      Дурно-поступил-не-Король-Гномов-а-король-Эволдо.      Когдаон-по-
нял-что-натворил-то-бросился-в-море-и-утонул.
   - Я этого не знала, - задумчиво проговорила Озма. - Я  была  уверена,
что во всем виноват Король Гномов. Но так или иначе мы должны  уговорить
его освободить своих пленников.
   - Мой дядя Эволдо был плохим человеком, - заговорила принцесса  Ланг-
видер. - Если бы он утонул до того,  как  решил  продать  свою  семью  в
рабство, никто не сказал бы о нем худого слова. Но он продал их в  обмен
на бессмертие, а потом, так и не воспользовавшись полученным даром, бро-
сился со скалы в море.
   - В таком случае, - сказала Озма, - он не получил бессмертия, и  зна-
чит. Король Гномов должен вернуть пленников. Где он их держит?
   - Этого не знает никто, - сказала принцесса Лангвидер. - Король  Гно-
мов владеет великолепным дворцом под высокой  горой,  что  находится  на
краю Страны Эв. Говорят, что он превратил королеву и ее детей  в  безде-
лушки, чтобы украсить ими комнаты своего дворца.
   - Что же собой представляет этот Король  Гномов?  -  поинтересовалась
Дороти.
   - Могу рассказать, - ответила Озма. - Он властелин  гор  и  земельных
недр. Ему подчиняются тысячи гномов, могучих  духов,  принимающих  самые
причудливые формы. Эти гномы работают у плавильных печей и в королевских
кузницах, выплавляя золото и серебро, которое они затем прячут далеко  в
горах, так что людям приходится изрядно потрудиться, чтобы их  отыскать.
Кроме того, они делают алмазы, рубины  и  изумруды,  которые  закапывают
глубоко-глубоко. Подземное королевство сказочно богато, и все те  драго-
ценные камни и металлы, что мы добываем, на самом деле принадлежат Коро-
лю Гномов.
   - Теперь я все понимаю, - проговорила Дороти.
   - Поскольку люди посягают на его сокровища, - продолжала Озма, - этот
подземный властелин не любит тех, кто живет на земле, и никогда не появ-
ляется среди нас. Если мы хотим увидеть Короля Гномов,  то  должны  сами
спуститься в его подземное королевство, где он  всемогущ.  А  это  очень
рискованная затея, которая может плохо кончиться.
   - Но ради спасения узников, - сказала Дороти, - мы все  равно  должны
пойти на это.
   - Мы отправимся в подземное королевство, - сказал  Страшила,  -  хотя
мне потребуется все мое мужество, чтобы оказаться возле плавильных печей
Короля Гномов. Я ведь набит соломой, и  одной-единственной  искры  может
оказаться достаточно, чтобы я сгорел дотла.
   - Жар королевских печей может меня расплавить, - сказал Железный Дро-
восек, - но я готов спуститься в подземное королевство.
   - Я не переношу жары, - сказала принцесса Лангвидер, лениво зевая,  -
так что я, пожалуй, останусь дома. Но я желаю вам успеха в вашем  предп-
риятии, потому что я страшно устала  от  управления  этим  глупым  коро-
левством. Мне нужно больше свободного времени,  чтобы  любоваться  моими
прекрасными головками.
   - Оставайтесь дома, - сказала Озма. - Если мне не смогут  помочь  мои
верные друзья и соратники, то вам и подавно там будет нечего делать.
   - Совершенно справедливо, - вздохнула принцесса. - Поэтому,  если  вы
мне позволите, я удаляюсь в свой кабинет. Я слишком давно уже  ношу  эту
голову - пора уже надевать другую.
   Когда она удалилась (чем, поверьте мне, никто не был  огорчен),  Озма
обратилась к Тик-Току:
   - Ты пойдешь с нами?
   - Я-верный-слуга-Дороти-освободившейменя-из-заточения, - ответил  ме-
ханический человек. - Куда-она-туда-и-я.
   - Разумеется, я присоединяюсь к моим друзьям, - быстро отозвалась До-
роти. - Разве я могу отказаться от такого  приключения.  Ты  пойдешь  со
мной, Биллина?
   - А почему бы нет, - беспечно отвечала Желтая  Курица,  чистя  клювом
перья в хвосте и, похоже, не очень прислушиваясь к тому, о чем шла речь.
   - Жар ей не помешает, - сострил Страшила. - Если  ее  поджарить,  она
будет просто очаровательна.
   - В таком случае, - подвела итог Озма, -  завтра  мы  отправляемся  в
подземное королевство. А пока отдыхаем и готовимся к путешествию.
   Хотя принцесса Лангвидер больше не появлялась, дворцовые слуги сдела-
ли все, чтобы гости из Страны Оз хорошо  отдохнули.  В  их  распоряжение
предоставили множество комнат, и бравая армия из двадцати  семи  человек
тоже была отменно накормлена и размещена со всеми удобствами.
   Трусливого Льва и Голодного Тигра распрягли и им  позволили  погулять
по дворцу - к немалому ужасу прислуги.  Дороти  увидела,  что  маленькая
Нанда испуганно забилась в угол, а Голодный Тигр не сводил с нее  восхи-
щенных глаз.
   - Ты просто изумительна, - говорил зверь служанке. - Разреши мне тебя
съесть.
   - Нет, нет, нет! - кричала бедняжка Нанда.
   - В таком случае, - широко зевнув, попросил Голодный  Тигр,  -  пусть
мне приготовят тридцать фунтов вырезки с кровью и отварным картофелем, а
также пять галлонов мороженого на десерт.
   - Я передам, - сказала Нанда и опрометью унеслась.
   - Ты так сильно проголодался? - удивилась Дороти.
   - Ты даже не можешь себе представить, какой у меня  гигантский  аппе-
тит, - печально сказал Голодный Тигр. - Он заполнил меня всего - от пас-
ти до кончика хвоста. Он  что-то  великоват  для  меня.  Когда-нибудь  я
встречу зубного врача и попрошу, чтобы он вырвал его щипцами.
   - Кого его? - не поняла Дороти. - Зуб?
   - Аппетит, - пояснил Голодный Тигр.
   Большую часть дня Дороти провела в беседах со  Страшилой  и  Железным
Дровосеком, и они рассказали ей все, что происходило в Стране Оз  с  тех
пор, как Дороти ее покинула. Ее очень заинтересовала история Озмы, кото-
рую в младенчестве похитила злая колдунья и превратила в мальчика.  Озма
и не догадывалась, что на самом деле она девочка, пока не вмешалась доб-
рая волшебница Глинда и не навела порядок.
   Выяснилось также, что Озма - единственный ребенок последнего правите-
ля Страны Оз и, следовательно, имеет законные права на трон.  Но  прежде
чем оказаться на троне, Озма выдержала немало разных испытаний. Вместе с
ней в удивительных приключениях, выпавших на ее долю, участвовали Тыкво-
головый Джек, Сильно Увеличенный и  Высокообразованный  Жук-Кувыркун,  а
также самые обыкновенные Козлы, превратившиеся с  помощью  волшебства  в
скакуна. Озме также помогали Страшила и Железный Дровосек, но  Трусливый
Лев, ставший Царем зверей и живший в лесу, познакомился с  Озмой  только
после того, как она стала править Страной Оз. Он специально отправился в
Изумрудный Город, чтобы встретиться с ней, а когда узнал, что  она  спо-
собна посетить Страну Эв, чтобы освободить королевскую  фамилию,  попро-
сился вместе с экспедицией, прихватив с  собой  своего  друга  Голодного
Тигра.
   Дороти поведала старинным друзьям о своих приключениях, а  затем  все
они отправились на поиски Козел, которые Озма велела подковать  золотыми
подковами, чтобы деревянные ноги не стирались.
   Козлы неподвижно стояли у  садовых  ворот,  но  когда  этому  скакуну
представили Дороти, он завращал глазами-сучками,  вежливо  поклонился  и
замахал хвостом-веткой.
   - Замечательная вещь жизнь! - воскликнула Дороти.
   - Совершенно верно, - откликнулся Деревянный Конь скрипучим,  но  до-
вольно приятным голосом. - Вообще-то, я  -  неодушевленный  предмет,  но
волшебный порошок сделал свое, и теперь я ожил.
   - И приносишь немалую пользу, - подхватила Дороти. - Я заметила,  что
на тебе разъезжает Страшила.
   - Да, я приношу пользу, - согласился скакун. - Меня не надо ни поить,
ни кормить, и я не ведаю усталости.
   - Ты хорошо соображаешь? - осведомилась девочка.
   - Не очень, - признался Конь. - Было бы просто расточительно  тратить
много ума на таких, как я, в то время как его не хватает многим  профес-
сорам. Но я достаточно сообразителен, чтобы слушаться  хозяев.  Я  знаю,
что такое "Но-о!" и что такое "Тпрру!" и ни на что не жалуюсь.
   В ту ночь Дороти спала в  маленькой  симпатичной  спаленке  рядом  со
спальней Озмы, а Биллина примостилась в изголовье ее кровати: сунув  го-
лову под крыло, она проспала в этом положении так же сладко, как  Дороти
на подушке.
   Проснулись еще до рассвета и стали быстро собираться. Завтрак был по-
дан в большой дворцовой столовой. Во главе длинного стола  сидела  Озма,
справа от нее Дороти, слева - Страшила. Страшила, разумеется, ничего  не
ел, но Озма посадила его рядом, чтобы в случае необходимости спросить  у
него совета.
   Далее расположились двадцать семь военных,  а  в  самом  конце  стола
Трусливый Лев и Голодный Тигр ели из большого котла, который им постави-
ли на пол. Биллина гуляла по столовой, подбирая рассыпанные крошки.
   Завтрак длился недолго. Снова в колесницу запрягли Трусливого Льва  и
Голодного Тигра, и можно было отправляться на поиски дворца Короля  Гно-
мов.
   Впереди катила золотая колесница, а в ней Озма и Дороти, державшая на
руках Биллину. Затем ехал Страшила верхом на Коне, а за ним  шагали  ря-
дышком Железный Дровосек и Тик-Ток. За ними топали бравые военные в кра-
сивых ярких мундирах. Генералы командовали полковниками, полковники  ко-
мандовали майорами, майоры - капитанами, а капитаны -  рядовым,  который
шествовал с сознанием важности своей персоны - ведь  понадобилось  двад-
цать шесть офицеров, чтобы командовать им одним!
   Пышная  процессия  покинула  дворец  и  двинулась  по  дороге,   лишь
только-только забрезжил рассвет. Когда же взошло солнце,  они  уже  были
недалеко от долины, что вела во владения Короля Гномов.

   10. ВЕЛИКАН С МОЛОТОМ

   Некоторое время они шли по очаровательной сельской местности и  мино-
вали рощицу, в которой так и хотелось остановиться и устроить пикник. Но
процессия неуклонно продвигалась вперед, пока вдруг Биллина не  закрича-
ла.
   - Подождите!
   Озма остановила свою колесницу так неожиданно, что Конь со  Страшилой
на спине едва не врезался в нее. В рядах  военных  возникло  смятение  -
задние напирали на передних, спотыкались и падали. Тем  временем  Желтая
Курица выпорхнула из рук Дороти и скрылась в придорожных кустах.
   - Что случилось? - озабоченно спросил Железный Дровосек.
   - Биллина хочет снести яйцо, - пояснила Дороти.
   - Снести яйцо? - удивленно переспросил Железный Дровосек.
   - Да, Биллина утром обычно несет яйцо - примерно в одно и то же  вре-
мя, - сказала Дороти.
   - Но разве эта глупая курица не понимает, что мы все не можем  стоять
и ждать, пока она снесет свое яйцо. У нас неотложное дело, - сказал  Же-
лезный Дровосек.
   - Ничего не поделаешь, - сказала Дороти. - Такая уж у Биллины привыч-
ка. Ей трудно отучиться.
   - Пусть хотя бы поторопится, - нетерпеливо произнес  Железный  Дрово-
сек.
   - Биллина нас долго не задержит, - успокоила его Дороти.
   Как ни хотелось всем поскорее продолжить путь, они стояли и  ждали  В
конце концов Желтая Курица появилась из кустов.
   - Куд-куд-куда! Куд-куд-куда! - торжествующе прокудахтала она.
   Можно было продолжать путь.
   - Вперед! Шагом марш! - скомандовал Железный Дровосек своему  войску,
и путешествие продолжилось, а Биллина снова оказалась на руках у Дороти.
   - А кто заберет мое яйцо? - вдруг заволновалась Желтая Курица.
   - Сейчас, - успокоил ее Страшила, и по его  команде  Конь  прыгнул  в
кусты. Там Страшила быстро отыскал яйцо и сунул его в карман своего сюр-
тука. К тому времени процессия уже успела удалиться довольно далеко,  но
Конь быстро наверстал упущенное, и Страшила  снова  занял  свое  обычное
место за колесницей Озмы.
   - Что делать с яйцом? - спросил он Дороти.
   - Не знаю, - ответила девочка - Может быть. Голодный Тигр захочет его
съесть? - Это мне на один зуб, - отвечал тот. - Ведро крутых яиц  -  это
бы еще куда ни шло, но одно яйцо - хуже, чем ничего.
   - Пожалуй, я сохраню его в качестве сувенира, - задумчиво  проговорил
Страшила. Яйцо осталось лежать у него в кармане.
   Они подошли к тому месту, где долина превратилась в ущелье между двух
высоких гор - Дороти видела его из окна башни Вдали виднелась  и  третья
гора, в которую упиралось  ущелье  Там  кончалась  Страна  Эв  Под  этой
третьей горой, судя по всему, и был дворец Короля Гномов,  но  до  этого
места нужно было еще идти и идти.
   На дороге стали попадаться камни, и колесница  замедлила  ход.  Затем
перед путешественниками разверзлась пропасть, через которую нельзя  было
перепрыгнуть. Озма вынула из кармана зеленый платочек и бросила  его  на
землю. Тотчас же он превратился в волшебный ковер, перекинувшийся мостом
через пропасть, так что все преодолели это  препятствие  без  каких-либо
затруднений.
   - Это все ерунда! - прокомментировал первое приключение  Страшила.  -
Интересно, что будет дальше.
   Довольно скоро ему суждено было получить ответ на свой вопрос. По ме-
ре того как процессия продвигалась все дальше и дальше, ущелье  станови-
лось все уже и уже. Казалось, горы сейчас сомкнутся. Проходить можно бы-
ло только по одному.
   Вскоре они услышали гулкое и тяжелое буханье, эхом  разносившееся  по
всему ущелью и с каждым их шагом  становившееся  все  громче  и  громче.
Обогнув очередной утес, путешественники увидели гигантскую  человеческую
фигуру. Железный великан стоял, расставив ноги по обе стороны прохода, и
раз за разом поднимал и опускал огромный молот. Ударяя  о  землю,  молот
издавал тяжкое буханье, усиливавшееся эхом во сто крат. Молот был  вели-
чиной с добрый бочонок, и, опускаясь вниз, он заполнял собой все  прост-
ранство между ног исполина, так что пройти дальше было нельзя.
   Путешественники остановились на почтительном расстоянии от  железного
молодца и стали думать, что делать дальше. Волшебный ковер уже не мог им
помочь: он служил переправой через пустыню, болота, но тут беда надвига-
лась не снизу, а сверху.
   - Брр! - содрогнулся Трусливый Лев. - Когда я вижу этот молот, у меня
по спине мурашки бегут. Один хороший удар, и я превращусь  в  коврик,  о
который вытирают ноги в прихожей.
   - Железный-великан-неплохой-малый, - отозвался Тик-Ток.  -  И-работа-
ет-как-часы. Его-изготовили-на-том-же-заводе-где-и-меня-и-поставили-что-
бы-отпугнуть-желающих-отыскать-дворец-Короля-Гномов. Не-правда-ли-он-ис-
кусно-сделан?
   - Он тоже умеет думать и говорить, как и ты? - спросила  Озма,  удив-
ленно поглядывая на великана.
   -  Нет,  -  ответил  механический  человек.  -  Он-умеет-только-моло-
тить-по-дороге.  Он-неснабжен-думающим-или-говорящим-у  строй  -  ством.
Но-дело-свое-он-делает-отменно.
   - К сожалению! - сказал Страшила. - Мимо него ни проехать, ни пройти.
Но разве нельзя его выключить?
   - Это-может-сделать-только-Король-Гномов, - ответил Тик-Ток. -  У-не-
го-есть-специальныйключ.
   - Что же нам делать? - спросила Дороти.
   - Дайте немножко подумать, - сказал Страшила. - Вдруг я что-то и при-
думаю.
   Он отошел в сторону, уставился своими нарисованными глазами  на  бли-
жайший утес и начал усиленно соображать.
   Тем временем железный великан продолжал свое занятие: он высоко  под-
нимал молот над головой и с силой опускал его на землю, отчего  в  горах
раздавалось гулкое эхо, похожее на пушечную пальбу Но когда молот оказы-
вался над головой великана, проход был свободен Похоже, Страшила это за-
метил, потому что, вернувшись, он сказал.
   - Все очень просто Необходимо успеть пробежать  между  ног  железного
великана, когда он заносит молот для очередного удара.
   - Тут нужно проворство, - с сомнением покачал головой Железный Дрово-
сек. - Но, похоже, другого выхода у нас нет. Кто пойдет первым?
   Наступило молчание, все выжидательно переглядывались. Затем Трусливый
Лев, задрожав, как осиновый лист, сказал:
   - Кто шел первым, и здесь должен быть первым Стало быть, идти мне  Но
я страшно боюсь молота.
   - Но что станет со мной? - спросила Озма. - Ты, может, и  проскочишь,
но моя колесница разобьется вдребезги.
   - Колесницу придется оставить здесь, - сказал Страшила - А вы, девоч-
ки, сядете верхом на Льва и Тигра.
   Так и порешили. Льва выпрягли из колесницы,  и  Озма,  вскарабкавшись
ему на спину, сказала, что готова.
   - Держись крепче за его гриву, - посоветовала ей Дороти. - Я  не  раз
так ездила на нем Озма крепко ухватилась за косматую гриву  Льва,  а  он
присел, внимательно поглядывая на молот. Улучив момент, когда, ударив  о
землю, молот стал снова подниматься. Лев прыгнул Когда молот снова опус-
тился на землю, Озма и Лев были уже на другой стороне целые  и  невреди-
мые.
   Настала очередь Тигра. Дороти уселась на него,  обхватив  руками  его
полосатую шею - грив у тигров не бывает. Тигр метнулся, словно  пущенная
из лука стрела, и прежде чем Дороти могла опомниться, она уже стояла ря-
дом с Озмой.
   Затем настала очередь Страшилы и Коня. Все обошлось благополучно, хо-
тя они проскочили буквально на волосок от ужасного орудия.
   Тик-Ток спокойно подошел к железному великану  и,  когда  молот  стал
подниматься, перешагнул через опасное место. Так же поступил и  Железный
Дровосек, хладнокровно преодолевший это препятствие. Теперь дело остава-
лось за двадцатью шестью офицерами и рядовым, но они были так  перепуга-
ны, что едва держались на ногах.
   - Мы храбрецы на поле брани, - заявил один из генералов,  -  и  враги
боятся нас как огня. Но одно дело война и совсем  другое  этот  железный
великан. Нам совершенно не улыбается перспектива  быть  расплющенными  в
лепешку. Мы решительно против этого.
   - А вы попробуйте бегом, - предложил им Страшила.
   - У нас так дрожат колени, что мы не можем бежать, - пожаловался  ка-
питан. - Один удар молота, и от нас мокрого места не останется.
   - Ну что ж, - вздохнул Трусливый Лев.  -  Похоже,  мой  дорогой  друг
Тигр, нам придется всерьез рискнуть жизнью, чтобы выручить эту  отважную
армию. Попробуем сделать все, что в наших силах.
   Тигр и Лев снова проскочили между ног великана и вскоре оказались  на
той стороне, захватив с собой по генералу. Они повторили этот подвиг еще
двенадцать раз, пока все офицеры не оказались  в  безопасности.  К  тому
времени оба зверя совершенно выбились из сил  и  тяжело  дышали,  свесив
языки.
   - А что делать с рядовым? - спросила Дороти.
   - Пусть остается сторожить колесницу, - предложил Лев. - Я так устал,
что вряд ли еще раз смогу прыгнуть.
   Услышав это, офицеры начали бурно протестовать, заявив, что без рядо-
вого они категорически отказываются следовать дальше, поскольку им некем
будет командовать. Но так как и Лев, и Тигр сильно устали. Страшила пос-
лал к рядовому Коня.
   То ли деревянный скакун проявил беспечность, то ли неправильно  расс-
читал движение молота, но его постигла роковая неудача: грозный  инстру-
мент нанес ему удар прямо по голове с такой силой, что рядовой взмыл вы-
соко в воздух и оказался на руке стального исполина.  Судорожно  уцепив-
шись за нее, он взмыл вверх и опускался вниз, пока гигант размеренно де-
лал свое дело.
   Страшила отправился вызволять своего скакуна и получил страшный  удар
по набитой соломой ноге, прежде чем успел вытащить беднягу,  получившего
серьезные повреждения. Хотя дерево, из которого была сделана голова ска-
куна, оказалось прочным и выдержало удар, оба уха  отлетели  напрочь,  и
Конь лишился слуха. Ему срочно пришлось делать новые уши. Его левое  ко-
лено треснуло, и его подвязали веревочкой.
   Биллина спокойно пролетела между ног гиганта, пока молот был в возду-
хе. Оставалось только вызволить рядового, болтавшегося где-то  в  подне-
бесье.
   Страшила первым сообразил, что делать. Он  распростерся  на  земле  и
скомандовал рядовому прыгать прямо на него: солома должна была  смягчить
удар. Рядовой сделал, как ему велели, улучив момент, когда оказался бли-
же всего к земле. Он приземлился благополучно, ничего себе не сломав, да
и Страшила тоже совершенно не пострадал.
   После того как Железный Дровосек изготовил новые уши для  деревянного
скакуна, процессия продолжила путь, а гигант по-прежнему колотил молотом
по земле.

   11. КОРОЛЬ ГНОМОВ

   Постепенно они приближались к горе, в которую упиралось ущелье и  где
заканчивалось Королевство Эв. С каждым шагом становилось  все  темнее  -
горы по сторонам уходили ввысь и  совершенно  заслоняли  солнце.  Вокруг
стояла мертвая тишина: не было ни белок, ни птиц. Не  было  и  деревьев.
Только камни, скалы и утесы.
   Озма и Дороти не на шутку  встревожились  этим  странным  безмолвием.
Притихли и сникли и остальные участники  экспедиции.  Только  деревянный
скакун Страшилы трусил размеренной рысью с седоком на  спине  и  напевал
песенку, где был такой припев:
   Куда бежит деревянный конь?
   Туда, где горит вдалеке огонь.
   Если б он только умел летать.
   Он мог бы звездочку нам достать
   Но никто не слушал песенку. Мало кто вообще заметил,  что  скакун  ее
поет Путешественниками завладела неотвязная мысль, еще  немного,  и  они
окажутся во владениях могущественного Короля Гномов,  подземные  чертоги
которого расположены где-то поблизости.
   Внезапно тишину разорвал  взрыв  насмешливопрезрительного  хохота,  и
процессия остановилась. Впрочем, через минуту-другую все равно  пришлось
бы остановиться, потому что Озма и ее спутники уже подошли к самому под-
ножию горы, в которую упиралось ущелье. Дальше дороги не было.
   - Кто смеялся? - обратилась Озма к своим товарищам. Ответа не  после-
довало. В полумраке на каменистых склонах то здесь, то там  стали  вдруг
возникать очертания причудливых существ. По расцветке и форме эти  зага-
дочные создания очень походили на обломки горной  породы,  что  валялись
повсюду вокруг. Существа появлялись и внезапно исчезали, взлетали  вверх
по отвесным горным стенам, передвигались по ним с той же легкостью,  что
мухи по оконным стеклам или по потолку, кружились  в  каком-то  странном
безостановочном танце.
   - Не-надо-их-бояться, - сказал Тик-Ток, увидев, как вздрогнула  Доро-
ти. - Это-Гномы.
   - А вообще, кто такие Гномы? - испуганно спросила Дороти.
   Горные-духи-которые-служат-Королю-Гномов, - ответил механический  че-
ловек.     -     Они-непричиняг-нам-вреда.     Надо-позвать-Короля-пото-
му-что-без-него-не-отыскать-вход-во-дворец.
   - Позови его ты, - сказала Дороти Озме.
   Тут Гномы разразились таким страшным смехом, что двадцать шесть  офи-
церов громко скомандовали рядовому: "Кругом-шагом-марш!" - и дружно пус-
тились наутек.
   Железный Дровосек бросился догонять свое войско с криками  "Стойте!".
Когда они наконец остановились, он спросил:
   - Куда вы побежали?
   - Я-я вспомнил, что забыл взять с собой щеточку для  усов,  -  сказал
один из генералов, дрожа от страха. - Вот мы и решили за ней сходить.
   - Это невозможно, - сказал Железный Дровосек. - Великан расплющит вас
своим молотом, когда вы будете возвращаться.
   - Я совсем забыл о нем, - сказал генерал, побелев, как мел.
   - Мне кажется, ты вообще забыл о многом, - заметил Железный Дровосек.
- Надеюсь, вы не забыли, что вы храбрецы?
   - Ни в коем случае! - отозвался генерал, несколько раз ударив себя  в
грудь.
   - Ни в коем случае! - рявкнули прочие офицеры, повторив жест  генера-
ла.
   - Что касается меня, - проговорил рядовой, - я обязан слушаться своих
начальников. Когда мне говорят "Беги!", я бегу,  когда  мне  говорят  "В
бой!", я иду в бой.
   - Ты прав, - согласился с ним Железный Дровосек. - А теперь вы должны
вернуться обратно к Озме и выполнять все, что она прикажет.  А  если  вы
попробуете снова пуститься наутек, то я разжалую всех офицеров  в  рядо-
вые, а рядового сделаю генералом.
   Эта страшная угроза так перепугала офицеров, что они сразу же побежа-
ли обратно к Озме, которая стояла рядом с Трусливым Львом.
   Громким голосом Озма закричала:
   - Я требую, чтобы ко мне вышел Король Гномов.
   Ответа не последовало, только копошившиеся вокруг Гномы  презрительно
расхохотались.
   -   Нельзя-приказывать-Королю-Гномов,   -    заметил    Тик-Ток,    -
ведь-это-не-ваш-подданный.
   Тогда Озма крикнула:
   - Я прошу, чтобы ко мне вышел Король Гномов.
   И снова ответом ей был насмешливый хохот, снова очертания Гномов зап-
лясали на склонах гор.
   - Попросите-повежливей, - сказал  Тик-Ток  Озме.  -  Может-быть-Коро-
лю-Гномов-не-нравятся-ваши-властные-интонации.
   Озма гордо взглянула на своих соратников.
   - Хотите ли вы, чтобы ваша повелительница унижалась перед королем ка-
ких-то подземных существ? - спросила она. - Хотите ли вы, чтобы Озма  из
Страны Оз умоляла какого-то Гнома?
   - Ни за что! - последовал единогласный ответ, а Страшила добавил:
   - Если он не выйдет к нам подобру-поздорову, мы его вытащим из  норы,
как барсука. Мы накажем его за упрямство. Но наша очаровательная повели-
тельница должна сохранять свое королевское достоинство.
   - Я не боюсь уронить свое достоинство, - сказала  Дороти.  -  Я  все-
го-навсего девочка из Канзаса, и у нас там так много собственного досто-
инства, что мы просто не знаем, куда его девать. Со мной ничего не  слу-
чится, если я попрошу Короля.
   - Давай, - сказал Голодный Тигр, - если он сделает из тебя  отбивную,
я с удовольствием позавтракаю этой отбивной.
   Но шутка успеха не имела, и Тигр сконфуженно притих.  Дороти  сделала
шаг вперед и сказала:
   - Мистер Король, выйдите к нам, пожалуйста.
   Я вас очень прошу, будьте так добры!
   Гномы было опять захохотали, но  откуда-то  изпод  земли  послышалось
грозное рычание, и смех мигом стих, а Гномов как ветром сдуло с  окрест-
ных скал.
   Затем в скале открылась дверь, и голос сказал:
   - Входите.
   - Это часом не ловушка? - спросил Железный Дровосек.
   - Какая разница, - отозвалась Озма. - Мы пришли сюда освободить  нес-
частную королеву Эв и ее десятерых детей, так что без риска нам не обой-
тись.
   - Король-Гномов-честен-и-справедлив, - сказал  Тик-Ток.  -  Ему-впол-
не-можно-доверять.
   Взяв Дороти за руку, Озма вошла в сводчатую дверь, открывшуюся в ска-
ле За ней последовали остальные. Они оказались в длинном коридоре, осве-
щенном лампами в абажурах из крупных драгоценных камней. Никто не  вышел
их встречать, никто не показал дорогу, но путешественники  двинулись  по
коридору и в конце концов оказались в большой круглой куполообразной пе-
щере.
   В самом центре пещеры возвышался трон, сделанный из  огромного  куска
скалы и усыпанный бриллиантами, рубинами и изумрудами. На троне восседал
Король Гномов.
   Властелин подземного царства был низеньким толстячком, в буром  наря-
де, точно такого же цвета, что и трон, на котором он  сидел  Его  густые
волосы и длинная борода тоже были бурые, как и камни вокруг. То же самое
можно было сказать и про его лицо. Короны на нем не  было.  Единственным
украшением был широкий, усыпанный драгоценными камнями пояс  на  толстом
животе. У него был вполне добродушный вид, и его маленькие глазки весело
поглядывали на пришельцев. Озма и Дороти стояли чуть впереди, а все  ос-
тальные выстроились за ними.
   - Он страшно похож на Санта-Клауса, только бурого цвета, - прошептала
Дороти Озме, но Король Гномов услышал ее слова и  весело  рассмеялся.  И
Озма, и Дороти обрадовались, что Король Гномов оказался таким веселым  и
добродушным. Он взмахнул правой рукой, и девочки увидели,  что  рядом  с
каждой из них возникло по стулу с подушечкой.
   - Присаживайтесь, мои дорогие, - сказал  Король,  -  расскажите,  что
заставило вас пуститься в столь долгий путь и что я могу  для  вас  сде-
лать.
   Пока девочки усаживались. Король достал трубку, затем извлек из  кар-
мана раскаленный докрасна уголек, бросил его в трубку и запыхтел ею, вы-
пуская большие клубы дыма, которые завивались кольцами над  его  головой
Дороти решила, что он стал еще больше похож на Санта-Клауса, но  в  этот
момент Озма заговорила, и все стали внимательно слушать ее.
   - Ваше величество, - сказала она - Я, правительница Страны Оз, пришла
к вам просить об освобождении королевы Эв и ее десяти детей, которых  вы
заколдовали и держите в плену.
   - Нет, нет, это вовсе не так, - ответил Король - Они не пленники  Они
мои невольники, которых я приобрел законным порядком у короля Эв.
   - Но это несправедливо!
   - По законам Королевства Эв, король не может поступить несправедливо,
- ответил властелин подземного царства, с интересом изучая кольцо  дыма,
которое только что выпустил изо рта.
   Поэтому он имел - полное право продать свою семью мне в обмен на дол-
гую-предолгую жизнь.
   - Но вы же его обманули, - не удержалась Дороти, - Ведь король Эв  не
получил долгой-предолгой жизни Он прыгнул в море и утонул.
   - В этом нет моей вины, - ответил Король Гномов, скрестив свои  толс-
тые ножки и радостно улыбаясь - Я дал ему долгую-предолгую жизнь, но  он
не сумел ею воспользоваться.
   - Значит, вы не сдержали вашего обещания - сказала Дороти.
   - Ничего подобного, - сказал Король. Предположим,  милая  девочка,  я
дал тебе красивую куклу в обмен на локон твоих волос. Но, получив куклу,
ты взяла и разбила ее вдребезги. Разве ты можешь сказать, что я не давал
тебе куклу?
   - Нет, - проговорила Дороти.
   - Разумеется, нет, - подтвердит Король. - А можешь ли ты потребовать,
чтобы я вернул твой локон только потому, что ты разбила куклу?
   - Нет, - снова сказала Дороти.
   - Вот видишь, - произнес Король Гномов. - Именно поэтому я и не соби-
раюсь отпускать королеву Эв и ее детей - ведь ее муж по своей воле отка-
зался от долгой-предолгой жизни, прыгнув в море. Они принадлежат  мне  и
останутся у меня.
   - Но вы обращаетесь с ними жестоко, - сказала Озма, весьма огорченная
отказом Короля Гномов.
   - Почему это? - спросил он, изобразив на лице крайнее удивление.
   - Потому что вы сделали их вашими рабами.
   - Если чего я не переношу, - заметил Король и, выпустив еще несколько
колец дыма, стал разглядывать, как они плавают в воздухе, - так это жес-
токости. Рабы должны трудиться не покладая рук, а королева и ее  дети  -
нежные создания. Поэтому я превратил их в разнообразные красивые  безде-
лушки и расставил их по комнатам моего дворца. Вместо того  чтобы  рабо-
тать до потери сознания, они просто украшают мой дворец. По-моему, я от-
несся к ним с большой добротой и заботой.
   - Какая ужасная у них судьба! - воскликнула  Озма.  -  А  ведь  Коро-
левство Эв очень нуждается в правителе. Если вы вернете  им  их  прежний
облик и даруете свободу, я готова подарить вам ровно столько  украшений,
скольких вы лишитесь.
   Король вдруг утратил свою прежнюю веселость.
   - А что, если я откажусь? - осведомился он.
   - Вот потому-то, - сказала Озма, - я привела с собой  мою  армию.  Мы
завоюем ваше королевство и заставим вас силой выполнить наше желание.
   И вдруг Король расхохотался. Он все хохотал и хохотал, пока им не ов-
ладел приступ кашля. Он кашлял до тех пор, пока его лицо  из  бурого  не
стало ярко-красным. Тогда он вытер глаза бурым носовым платком  и  снова
сделался крайне серьезным.
   - Ты столь же отважна, сколь и прекрасна, моя милочка,  -  сказал  он
Озме. - Но ты плохо понимаешь, какую трудную задачу поставила перед  со-
бой. Иди-ка сюда, я тебе кое-что покажу.
   Он слез с трона и, взяв Озму за руку, подвел ее к маленькой  двери  в
стене. Отворив дверь, он вывел ее на балкон, с которого открылся вид  на
подземное царство.
   Огромная широкая пещера раскинулась на многие  километры,  и  повсюду
виднелись плавильные печи и кузницы, где Гномы выплавляли золото  и  се-
ребро или шлифовали драгоценные камни. По стенам этой бесконечной пещеры
тянулись ряды дверей из золота и серебра, казалось, их были многие тыся-
чи.
   Пока девочка из Страны Оз завороженно  глядела  на  эту  удивительную
картину. Король Гномов вдруг пронзительно свистнул. Тотчас же золотые  и
серебряные двери распахнулись, и из них стали выбегать солдаты  Их  было
так много, что они совершенно заполонили собой огромную пещеру, потеснив
мастеровых, которым пришлось даже прервать свою работу.
   Хотя эта огромная армия и состояла сплошь из  приземистых  толстячков
бурого цвета, они были облачены в стальные доспехи, усыпанные  драгоцен-
ными камнями. На лбу у каждого солдата был прикреплен маленький электри-
ческий фонарик, а вооружены они копьями, мечами и  бронзовыми  топорами.
Было видно, что они превосходно обучены, ибо, выстроившись в ровные  ше-
ренги и взяв оружие на изготовку, воины только и ждали команды  ринуться
в бой и сокрушить противника.
   - Это, - пояснил Король Гномов, - лишь малая часть моей армии. Еще ни
один земной монарх не осмелился бросить мне вызов и вряд  ли  когда-либо
осмелится, ибо я невероятно силен и могуч.
   Он снова свистнул, и через мгновение воины исчезли за золотыми и  се-
ребряными дверьми, а мастеровые как ни в чем не бывало  снова  принялись
за работу.
   Вконец расстроенная Озма вернулась к друзьям, а Король Гномов преспо-
койно уселся на троне.
   - Вступать в сражение для нас было бы чистым безрассудством, -  обра-
тилась Озма к Железному Дровосеку. - Я не сомневаюсь, что наши  двадцать
семь воинов будут быстро разбиты. Ума не приложу, что нам делать.
   - Узнай у Короля, где у него кухня, - попросил Тигр. - Я страшно про-
голодался.
   - Я могу броситься на Короля и растерзать его на куски,  -  предложил
Трусливый Лев.
   - Попробуй, - предложил Король Гномов, разжигая трубку еще одним  го-
рячим угольком, который он достал из своего кармана.
   Лев присел и попытался прыгнуть на Короля Гномов, но, к своему  удив-
лению, оказавшись в воздухе, снова вернулся на прежнее место, не прибли-
зившись к трону и на мизинец.
   - Плохи наши дела! - грустно сказал Страшила. - Похоже, единственное,
что нам остается, это упросить  Короля  вернуть  своих  невольников.  Он
слишком могучий чародей, чтобы с ним можно было бороться. Силой  его  не
взять.
   - Вот теперь я слышу разумные речи, - отозвался Король Гномов. - Глу-
по угрожать мне, но у меня такое мягкое сердце, что я не  могу  устоять,
когда меня начинают о чем-то просить. Терпение и ласка - только они  по-
могут вам чего-то добиться, дорогая Озма. Просите меня, упрашивайте, го-
ворите мне приятные вещи.
   - Хорошо, - сказала Озма, несколько приободрившись. -  Давайте  будем
друзьями и обсудим все, как подобает добрым знакомым.
   - Вот это другое дело, - ответил Король, и его глаза  заискрились  от
удовольствия. - Дружить так дружить!
   - Я пришла, - продолжала Озма, - освободить королеву Эв и  ее  детей,
которые превращены в безделушки и украшают подземный дворец вашего вели-
чества. Я хочу, чтобы им вернули человеческий облик. Скажите, ваше вели-
чество, как это может быть сделано?
   Король на минуту задумался, потом заговорил:
   - Готова ли ты пойти на риск, чтобы освободить людей  из  Королевства
Эв?
   - Готова, - не раздумывая, отозвалась Озма.
   - В таком случае, - сказал Король Гномов, - я хочу сделать тебе  сле-
дующее предложение. Ты отправишься в мой дворец одна и  внимательно  ос-
мотришь все его комнаты и залы. Затем ты сможешь дотронуться до одиннад-
цати самых разных предметов, произнося при этом слово "Эв!". Если  среди
этих предметов окажутся бывшие королева Эв и ее десять детей, они тотчас
же примут первоначальный облик и получат право беспрепятственно покинуть
мой дворец вместе с тобой. Таким образом, ты сможешь сама освободить все
одиннадцать невольников, но если ты  кого-то  и  не  угадаешь,  то  твои
друзья и соратники получат возможность по очереди посетить дворец и тоже
попытать счастья.
   - Благодарю, благодарю вас за это любезное предложение,  -  вскричала
обрадованная Озма.
   - Я ставлю лишь одно условие, - продолжал Король, сверкая своими  ма-
ленькими глазками.
   - Какое? - осведомилась Озма.
   - Если среди тех одиннадцати предметов, которых ты коснешься, не ока-
жется никого из королевской семьи Эв, тогда ты не только  не  освободишь
их, но сама станешь заколдованной и превратишься в украшение.  По-моему,
так будет только справедливо. Ты говорила, что готова рискнуть, а я  го-
тов предоставить тебе эту возможность.

   12. ОДИННАДЦАТЬ ПОПЫТОК

   Услышав, какие условия ставит Король Гномов, Озма задумалась всерьез.
Ее друзья заволновались.
   - Не делай этого, - воскликнула Дороти, - ведь если ты ничего не уга-
даешь, ты сама станешь вещью!
   - Но у меня есть одиннадцать попыток, - возразила Озма.  -  Не  может
быть, чтобы я не угадала ни разу. А если хоть одна попытка  будет  удач-
ной, то я освобожу кого-то из членов королевской семьи и  сама  останусь
на свободе. Тогда и каждый из вас сможет  попытать  удачи,  и  рано  или
поздно мы освободим всех невольников Короля.
   - Но что, если мы не угадаем? - спросил Страшила. - Из меня получится
занятное украшение, не так ли?
   - Мы должны угадать! - отважно воскликнула Озма. - Неужели мы  совер-
шили такое долгое и опасное путешествие напрасно? Нет, отказаться сейчас
было бы проявлением слабости и трусости. Я принимаю  предложение  Короля
Гномов и готова хоть сию минуту отправиться в королевский дворец.
   - Пойдем со мной, моя милочка, - сказал Король,  с  трудом  слезая  с
трона, потому что слишком уж он был тучен. - Я покажу тебе дорогу.
   Он подошел к стене пещеры и взмахнул рукой. Тотчас же в стене открыл-
ся проход, и Озма, улыбнувшись на прощанье своим друзьям, храбро  двину-
лась вперед.
   Озма оказалась в роскошном зале, красивее которого она не видала  ни-
когда. Высокие сводчатые потолки, пол и стены из сияющего мрамора  пора-
зительной окраски. Толстые бархатные ковры на  полу.  Тяжелые  узорчатые
шторы, закрывавшие проходы-арки, что вели в другие комнаты и залы.
   Старинная мебель из дерева редких пород, обитая великолепнейшим атла-
сом.
   Комнаты освещались мягким розовым светом,  который  лился  неизвестно
откуда - светильников видно не было.
   Озма переходила из комнаты в комнату, из зала в зал, не уставая пора-
жаться тому, что открывалось ее глазам. Она была совершенно одна в вели-
колепных подземных чертогах Короля Гномов.
   Повсюду: на полках, полочках, стеллажах, столах  -  были  расставлены
разнообразные украшения из металла, стекла, фарфора, камня, мрамора.
   Там были вазы, фигурки людей и животных, чаши и блюда, мозаики, выло-
женные из драгоценных камней. На стенах висели картины. Подземный дворец
был самым настоящим музеем, где были собраны  редчайшие  и  удивительные
экспонаты.
   Даже после первого, весьма беглого знакомства с комнатами дворца, Оз-
ме стало ясно, что ей придется нелегко. Озму окружало бесчисленное  мно-
жество неодушевленных предметов, по внешнему виду которых было невозмож-
но догадаться, заколдованные ли это люди или нет. Подсказки  ожидать  не
приходилось, и впервые за все это время Озма  поняла,  какая  неимоверно
трудная задача стоит перед ней.  Задумав  освободить  других,  она  сама
вполне могла оказаться в неволе. Вот почему так веселился хитрый Король:
он сразу смекнул, как наивны и неопытны его гости, и решил заманить их в
ловушку.
   Но идти на попятный было уже поздно. Озма решила действовать.  Увидев
серебряный канделябр с десятью свечами, она решила, что это вполне могут
быть заколдованные королева Эв и ее десять детей. Она дотронулась до не-
го и произнесла слово "Эв!". Но канделябр остался стоять, как стоял. Оз-
ма перешла в другую комнату и коснулась рукой фарфорового  барашка  -  а
вдруг это кто-то из королевских детей? И снова неудача! Третья  попытка,
четвертая, пятая... Она использовала десять попыток, но ни  разу  ей  не
улыбнулось счастье.
   Озма побледнела и почувствовала, как ее пробирает дрожь. У нее  оста-
лась последняя попытка, от которой уже зависела ее собственная судьба.
   Она решила не торопиться и еще раз обошла все залы и комнаты,  внима-
тельно вглядываясь в украшения, стараясь понять, чего же коснуться.  На-
конец, отчаявшись, она решила положиться на волю случая. Подойдя к входу
в одну из комнат, она зажмурилась и, отбросив тяжелые шторы, пошла  впе-
ред вслепую с вытянутой рукой.
   Шаг за шагом она продвигалась по комнате и остановилась,  когда  рука
ее коснулась какого-то предмета. Так и не открыв глаз, не посмотрев, что
это такое, она тихим голосом произнесла слово "Эв!"
   В королевском дворце не было ни души. Король Гномов получил новое ук-
рашение. На краю маленького столика теперь появился очаровательный  куз-
нечик, сделанный из изумруда. Вот и все, что осталось от Озмы из  Страны
Оз.
   В это самое время в тронном зале Король Гномов улыбнулся и сказал:
   - Следующий!
   Дороти, Страшила и Железный Дровосек, сидевшие до этого в напряженном
молчании, встрепенулись и обменялись тревожными взглядами.
   - Она-ничего-не-угадала? - спросил Тик-Ток.
   - Судя по  всему,  ровным  счетом  ничего,  -  весело  отозвался  мо-
нарх-толстячок. - Но из этого не следует, что не повезет и вам. Тот, кто
отправится следующим, имеет право уже на двенадцать попыток, потому  что
теперь заколдовано и превращено в безделушки  двенадцать  человек.  Так,
так, так! Кто же пойдет теперь?
   - Я! - сказала Дороти.
   - Нет, - возразил Железный Дровосек. - Как  Главнокомандующий  армией
Страны Оз, я считаю своим долгом первым поспешить на помощь нашей  пове-
лительнице.
   - Тогда вперед, дружище! - сказал Страшила. - Но прошу тебя, будь ос-
торожен.
   - Постараюсь, - пообещал ему Железный Дровосек и двинулся за  Королем
Гномов, который подвел его к входу во дворец. Он вошел,  и  скалы  снова
сомкнулись за ним.

   13. КОРОЛЬ ГНОМОВ СМЕЕТСЯ

   Король Гномов залез обратно на трон, стал раскуривать трубку, а путе-
шественники снова погрузились в напряженное ожидание. Их порядком  огор-
чила неудача Озмы, и мысль о том, что правительница Страны Оз стала  ук-
рашением в подземном дворце Короля Гномов, не давала им покоя. Лишившись
своей юной руководительницы, ее подданные не знали, что предпринять. Все
они, вплоть до дрожавшего как лист рядового, опасались, что вскоре прев-
ратятся в безделушки. Внезапно с королевского трона послышалось:
   - Ха-ха-ха! Хи-хи-хи! Хо-хо-хо!
   - Что случилось? - спросил Страшила.
   - Вот умора, - еле проговорил Король Гномов,  вытирая  слезы.  -  Ваш
друг Железный Дровосек превратился в весьма потешный предмет. Кто бы мог
вообразить, что из него получится такая занятная штучка! Следующий!
   Присутствующие стали уныло переглядываться. Один из генералов  громко
заплакал.
   - Что ты ревешь? - спросил Страшила, рассерженный таким малодушием. -
Плакса несчастный!
   - Мне так жалко Железного Дровосека! - отвечал генерал. - Как обидно,
что его больше нет с нами. Он задолжал мне жалованье за полтора месяца.
   - Ну так ступай и разыщи его, - сказал Страшила.
   - Я?! - испуганно воскликнул генерал.
   - Конечно, ты. Ведь твой долг следовать за командиром. Так что  шагом
марш и поживей!
   - Не пойду! - отрезал генерал. - Я бы с превеликим удовольствием,  но
я не могу.
   Страшила вопросительно посмотрел на Короля Гномов.
   - Ну что ж, - отозвался веселый монарх. - Если он не пойдет во дворец
попытать удачи, то я швырну его в свою плавильную печь.
   - Я иду, иду, - завопил перепуганный генерал. - Я бегу! Где тут у вас
вход? Покажите мне его поскорее, прошу вас.
   Король Гномов проводил его до входа во дворец и снова залез на  трон.
Никто не знает, что делал генерал, но очень скоро Король закричал: "Сле-
дующий!" Снова среди военных наступило замешательство, и наконец  заста-
вили идти одного из полковников.
   Один за другим во дворец отбыли все двадцать шесть офицеров и все как
один превратились в украшения.
   Тем временем Король распорядился, чтобы находящимся в  ожидании  при-
несли подкрепиться. Появился приземистый Гном с подносом. От своих  соб-
ратьев он отличался лишь тем, что на шее у него была золотая  цепь.  Это
был Гном-Администратор, чрезвычайно гордившийся своим высоким званием  и
потому державшийся весьма заносчиво. Он даже сделал замечание самому Ко-
ролю, что если тот будет так наваливаться на торт, то ему станет нехоро-
шо ночью.
   Но Дороти проголодалась и не боялась, что ей станет  ночью  нехорошо,
поэтому она съела несколько кусков торта и выпила чашку кофе, сделанного
из первоклассной глины, обжаренной в печи, а затем тонко-тонко перемоло-
той. Кофе ей показался восхитительным.
   Из всей большой компании путешественников  в  тронном  зале  остались
лишь девочка из Канзаса, Страшила, Тик-Ток и рядовой.  И  еще  там  были
Трусливый Лев и Голодный Тигр, но они всласть наелись торта и заснули. У
противоположного конца пещеры безмолвный и неподвижный, как бревно, сто-
ял деревянный скакун Страшилы. Биллина тихо разгуливала по пещере,  под-
бирая с пола крошки торта, и, поскольку ей давно было пора спать,  выис-
кивала укромный угол, где можно было бы прикорнуть.
   Наконец Желтая Курица разыскала отверстие в подножии трона и  юркнула
туда незамеченной. Некоторое время она вслушивалась в то, что говорят  в
тронном зале, но под троном была кромешная тьма, и она быстро заснула.
   - Следующий! - снова выкрикнул Король Гномов.
   Настал черед рядового. Он пожал руки Дороти и Страшиле и, пожелав  им
счастливо оставаться, двинулся к проходу в стене.
   На сей раз ждать пришлось очень долго, потому что солдат не торопился
превратиться в украшение и много думал и  гадал,  прежде  чем  совершить
очередную попытку. Король Гномов, обладавший даром видеть, что  происхо-
дит за стенами тронного зала, в дворцовых чертогах, потерял  терпение  и
сказал, что ему надоело сидеть и ждать.
   - Я обожаю украшения, - сказал он, - но могу  немножко  и  потерпеть.
Так что, когда этот глупец-солдат превратится в  безделушку,  мы  пойдем
спать, а закончим завтра.
   - А что, уже поздно? - спросила Дороти.
   - Сейчас за полночь, - ответил Король Гномов. - Лично  для  меня  это
поздно. В моем королевстве не бывает ни дня, ни ночи. Ведь сюда не  про-
никают лучи солнца. Но мы, как и те, кто живет на земле, тоже любим пос-
пать, так что я намерен отправиться на боковую, чего и вам всем желаю.
   Наконец рядовой использовал свою последнюю попытку. Он, конечно,  ни-
чего не угадал и превратился в безделушку. Это привело Короля в восторг,
и он, хлопнув в ладоши, позвал Гнома-Администратора.
   - Проводи наших гостей в спальни, - сказал он, - но поторапливайся, а
то я засыпаю на ходу.
   - Нечего было засиживаться допоздна, - проворчал  Гном-Администратор.
- Завтра утром ты встанешь в скверном настроении.
   Король не удостоил его ответом, и Гном-Администратор провел Дороти  и
Страшилу через другую дверь в коридор, откуда вели двери в скромные,  но
удобные спальни. Первая спальня была отведена Дороти. Следующая -  Стра-
шиле и ТикТоку. Третья - Трусливому Льву и Голодному  Тигру.  Деревянный
Конь похромал за Гномом-Администратором в четвертую, где простоял посре-
ди комнаты до утра в полной неподвижности. Ни Страшила,  ни  Тик-Ток  не
любили ночную пору, но успели уже научиться коротать время  в  тишине  и
одиночестве, потому что их друзья из плоти и крови не могли не  спать  и
не любили, когда им мешали это делать.
   Когда Гном-Администратор удалился. Страшила грустно сказал:
   - Я очень огорчен, что с нами рядом нет моего доброго  старого  друга
Железного Дровосека. Мы прошли вместе через множество  разных  приключе-
ний, выдержали с честью столько разных испытаний, а теперь потеряли друг
друга - возможно, навсегда.
   - Он-всегда-был-украшением-общества, - заметил Тик-Ток.
   - А теперь стал украшением в подземном царстве, и Король Гномов пока-
тывается с хохоту при мысли о том, какая смешная штучка из него  получи-
лась. Самолюбие моего друга было бы сильно уязвлено.
   - Завтра-из-нас-тоже-получатся-смешныештучки,  -  монотонным  голосом
отозвался механический человек.
   В этот момент в их спальню вбежала крайне взволнованная Дороти.
   - Где Биллина? Вы не видели Биллину? Ее здесь нет? - спрашивала она.
   - Нет, - ответил Страшила.
   - Тогда где же она? - спросила Дороти.
   - Я думал, она с тобой, - ответил Страшила. - Последнее, что я помню,
- она расхаживала по тронному залу и подбирала крошки торта.
   - Наверное, она там и осталась, - решила Дороти и побежала по коридо-
ру к двери, что вела в тронный зал. Но дверь оказалась запертой, и пото-
му Дороти пришлось ни с чем вернуться к себе.
   В дверях ее спальни показалась косматая голова Трусливого Льва, кото-
рый решил утешить девочку, огорченную пропажей подруги.
   - Желтая Курица умеет за себя постоять, - сказал он. - Так что не пе-
чалься, а лучше постарайся хорошенько выспаться. День выдался трудный, и
надо как следует отдохнуть.
   - Завтра я отдохну вволю, когда стану украшением, - пробормотала сон-
ная Дороти. Она улеглась на кровать и вскоре, несмотря на все свои  вол-
нения и переживания, была уже в стране снов.

   14. ДОРОТИ ХРАБРИТСЯ

   Тем временем Гном-Администратор вернулся в тронный зал и обратился  к
Королю с такими словами:
   - Ты глупец, ибо тратишь на этих типов слишком много времени.
   - Что ты сказал?! - взревел монарх таким страшным  голосом,  что  под
троном проснулась Биллина. - Да как ты смеешь называть меня глупцом?!
   - Я люблю говорить правду, - отвечал ГномАдминистратор. -  Ну  почему
ты не заколдовал их всех сразу, а позволил входить по одному во дворец и
угадывать?
   - Потому что так гораздо забавнее, осел ты этакий, - сказал Король. -
Потом я долго и с удовольствием буду об этом вспоминать.
   - А что, если кто-нибудь возьмет да угадает? Тогда у  тебя  не  будет
новых украшений и вдобавок ты лишишься старых.
   - Этому не бывать никогда, -  отрезал  Король  Гномов.  -  Откуда  им
знать, что я превратил королеву Эв и ее десятерых детей в украшения пур-
пурно-красного цвета. Ведь пурпур - цвет королей.
   - Но во дворце больше нет других пурпурных украшений.
   - Зато там бесчисленное множество прочих штучек, к тому же  пурпурные
украшения расставлены по разным залам и комнатам и сильно различаются по
форме и размерам. Поверь мне, им никогда не угадать!
   Биллина, затаившись под троном, внимательно выслушала их разговор  и,
когда Король выдал свою тайну, не  отказала  себе  в  удовольствии  чуть
слышно усмехнуться.
   - Ты поступаешь опрометчиво, зря даешь им хотя  бы  малейшую  возмож-
ность отгадать, - продолжал грубиян Администратор. - И уж  совсем  глупо
было превращать всех этих жителей Страны Оз в зеленые безделушки.
   - Я это сделал, потому что они жили в Изумрудном  Городе,  -  ответил
Король, - а в моей коллекции не было ничего зеленого. В сочетании с дру-
гими они будут выглядеть очень мило. Ты со мной не согласен?
   Гном-Администратор сердито фыркнул.
   - Ты Король и можешь поступать, как тебе заблагорассудится, - ответил
он. - Но если ты накличешь беду, не говори, что я тебя не  предупреждал.
Если бы у меня был волшебный пояс, с помощью  которого  ты  проделываешь
все эти превращения и вообще обладаешь властью и могуществом, я  был  бы
более мудрым королем, чем ты, уж это точно!
   - Прекрати свою несносную болтовню, - приказал Король, снова  начиная
сердиться. - Ты считаешь, что раз ты Гном-Администратор, то имеешь право
постоянно меня пилить. Но если ты осмелишься сделать мне еще одно  заме-
чание, я отправлю тебя работать у печей, а на твое место возьму кого-ни-
будь еще. А теперь проводи меня в мою опочивальню - я хочу спать. И раз-
буди меня пораньше Я желаю всласть повеселиться, когда эти нахалы  будут
превращаться в неодушевленные предметы.
   - Во что ты собираешься превратить девочку из Канзаса?
   - Во что-нибудь серое, - отозвался монарх.
   - А Страшилу и механического человека?
   - В предметы из чистейшего золота - уж больно они уродливы в жизни.
   Затем голоса стихли, и Биллина поняла, что Король Гномов и его  Адми-
нистратор покинули тронный зал. Поправив перышки в хвосте, Биллина суну-
ла голову под крыло и заснула.
   Утром Дороти, Лев и Тигр позавтракали в своих комнатах и  отправились
в тронный зал, где уже был Король. Тигр  жаловался,  что  страшно  хочет
есть, и умолял, чтобы его поскорее отправили во дворец и  превратили  во
что-нибудь неодушевленное, потому что он больше не в силах терпеть  муки
голода.
   - Разве тебя не накормили? - удивился Король.
   - Он съел семнадцать мисок каши, целое блюдо жареной  колбасы,  один-
надцать буханок  хлеба  и  двадцать  один  сладкий  пирожок,  -  доложил
Гном-Администратор.
   - Что еще ты хотел бы съесть? - спросил Король.
   - Упитанного младенца. Я бы съел его с превеликим удовольствием. Пре-
восходного, вкусного, нежного, сочного упитанного младенца. Впрочем, ес-
ли бы мне его предложили, мне не позволила бы его  съесть  совесть,  так
что лучше уж стать украшением в вашем дворце и не испытывать больше тер-
заний.
   - Этого еще не хватало! - вскричал Король. - Я не допущу, чтобы неук-
люжий зверь разгуливал по моему дворцу. Ты же переколотишь все мои заме-
чательные вещицы. Когда твои друзья превратятся в украшения, я  отправлю
тебя обратно на землю. Живи, как хочешь.
   - Мы не сможем жить без наших друзей, - заметил Трусливый Лев. -  Так
что нам решительно все равно, что с нами будет.
   Дороти попросила, чтобы ее пустили во дворец первой, но Тик-Ток  зая-
вил, что сначала пойдет он - вдруг ему удастся уберечь от опасности свою
хозяйку. Страшила его поддержал, и Король Гномов отправил в путь механи-
ческого человека. Затем Король уселся на трон и  так  усиленно  запыхтел
трубкой, что над его головой образовалось целое облако дыма. Через неко-
торое время он сказал:
   - Жаль, что вас осталось так  мало.  Еще  немного,  и  забаве  конец.
Единственным моим развлечением останется любоваться моей коллекцией.
   - По-моему, - сказала Дороти, - вы на самом деле не так  честны,  как
прикидывались.
   - Почему это? - спросил Король.
   - Вы заставили нас поверить, что нам ничего не будет стоить  угадать,
во что превратились люди из Страны Эв.
   - Это и в самом деле очень легко, - сказал Король,  -  для  тех,  кто
умеет угадывать. Увы, этого нельзя сказать о твоих друзьях.
   - Что сейчас делает Тик-Ток? - спросила Дороти тревожным голосом.
   - Ничего, - нахмурился Король. - Стоит как истукан в центре одного из
залов.
   - Наверное, у него кончился завод, - предположила Дороти. - Я  забыла
его завести утром. Сколько попыток он использовал?
   - Все, кроме одной, - сказал Король. - Наверное,  тебе  надо  сходить
завести его, а потом ты сама можешь попытать счастья.
   - Согласна, - сказала Дороти.
   - Но сейчас моя очередь! - возразил Страшила.
   - Неужели ты хочешь уйти во дворец и оставить меня тут одну? - удиви-
лась Дороти. - К тому же я должна завести Тик-Тока,  чтобы  он  мог  ис-
пользовать свою последнюю попытку.
   - Будь по-твоему, - вздохнул Страшила. - Желаю тебе удачи,  маленькая
Дороти.
   И вот Дороти, отчаянно сопротивляясь подступавшим страхам,  оказалась
в роскошном дворце. Сначала ее просто ошеломило царящее в его залах без-
молвие, но постепенно Дороти собралась с силами и, прижав руку к отчаян-
но колотившемуся сердцу, стала смотреть  по  сторонам  широко  открытыми
глазами.
   Пройдя несколько залов, она увидела Тик-Тока. Ее  охватило  радостное
чувство: так приятно встретить в незнакомом месте доброго знакомого. Она
поспешила завести речь, мышление и действия механического человека.
   - Спасибо-Дороти! - были его первые слова. - У-меня-есть-еще-одна-по-
пытка.
   - Только будь осторожен, Тик-Ток.
   - Постараюсь. Но-мы-во-власти-Короля-Гномов. Он-поймал-нас-в-западню.
Похбже-наша-песенка-спета, - сказал механический человек.
   - Мне тоже так кажется, - грустно согласилась Дороти.
   -               Если-бы-мои-создатели-снабдили-меня-отгадывающим-уст-
ройством-я-бы-смог-еще-побороться.   Но-я-мыслю-просто-и-вряд-ли-сумеюч-
то-то-отгадать.
   - А ты рискни, - сказала Дороти. - А если тебе не повезет, я попробую
подсмотреть, во что ты превратишься.
   Тик-Ток коснулся желтой вазы, разрисованной маргаритками,  и  сказал:
"Эв!"
   Тотчас же механический человек исчез, и, хотя Дороти  быстро  огляде-
лась, она так и не могла понять, во что превратился Тик-Ток.
   Ей ничего не оставалось делать, как самой взяться за это  безнадежное
дело - угадывать и надеяться на лучшее.
   - Мне не будет больно, - утешала она себя. - Я ведь не слышала, чтобы
кто-нибудь плакал и кричал, даже бедняжки военные. Узнают  ли  когда-ни-
будь дядя Генри и тетя Эм, что я превратилась в безделушку  в  подземном
дворце Короля Гномов и стою неподвижно на одном месте, и только время от
времени меня передвигают, чтобы стереть пыль? Не об этом я  мечтала,  но
что теперь поделаешь!
   Она обошла остальные комнаты и залы, внимательно  осмотрев  все,  что
там имелось, но украшений было так много, что у нее зарябило в глазах.
   В конце концов, что, как и чуть раньше Озма, она  решила  действовать
наудачу, хотя надежда на успех была очень и очень мала.
   Робко она коснулась чаши из алебастра и произнесла "Эв!"
   - Вот и первый промах, - сказала она про себя, - Неужели и я не смогу
понять, какие вещи заколдованы, а какие нет?
   Затем она дотронулась рукой до пурпурного котенка в самом углу  одной
из полок, и, когда она произнесла слово "Эв!", котенок  вдруг  исчез,  а
перед Дороти возник очаровательный белокурый мальчик.
   В этот момент где-то зазвенел колокольчик, а когда Дороти, вздрогнув,
сделала шаг назад - отчасти от удивления, отчасти от испуга,  -  ребенок
воскликнул:
   - Где я? И кто ты такая? Что со мной произошло?
   - Надо же! - обрадовалась Дороти. - Значит, удалось!
   - Что тебе удалось? - не понял мальчик.
   - Удалось не стать безделушкой в этом дворце,  -  сказала  Дороти.  -
Удалось избавить тебя от плена. Ты ведь стоял на полке в этой комнате  в
виде пурпурного котенка.
   - Таких котят не бывает! - возразил мальчик.
   - Вообще-то не бывает, - согласилась Дороти. -  Но  минуту  назад  он
здесь был. Ты не помнишь, как стоял на этой полке?
   - Конечно, не помню. Я принц Королевства Эв, и меня зовут  Эвринг,  -
гордо сообщил ей малыш. - Но мой отец, король Эволдо, продал мою мать  и
моих братьев и сестер жестокому Королю Гномов... Больше я ничего не пом-
ню.
   - Котенок и не может ничего помнить, - сказала Дороти, - но теперь ты
снова стал самим собой, а я попытаюсь спасти твоих братьев  и  сестер  и
твою маму. Пойдем со мной.
   Взяв ребенка за руку, она снова стала ходить из  комнаты  в  комнату,
пытаясь понять, на чем лучше остановить выбор. Но третья попытка  оказа-
лась неудачной. Четвертая и пятая тоже.
   Маленький Эвринг не мог понять, что делает его новая знакомая, но она
ему очень понравилась, и он ни на шаг от нее не отставал.
   Все остальные попытки Дороти успеха не принесли, но  она  поборола  в
себе разочарование, успокоив себя тем, что ей удалось вызволить из нево-
ли хотя бы одного ребенка и вернуть Королевству Эв маленького принца.  А
это значило, что она может вернуться из дворца целой и невредимой.
   Повернув обратно, она направилась к выходу, и массивные двери распах-
нулись перед ней.

   15. БИЛЛИНА ПУГАЕТ КОРОЛЯ ГНОМОВ

   Когда Дороти отправилась во дворец. Страшила остался наедине с  Коро-
лем Гномов. Некоторое время они провели в полном молчании, затем  монарх
воскликнул:
   - Молодец!
   - Кто молодец! - не понял Страшила.
   - Механический человек, - пояснил Король. - Отныне его не понадобится
заводить... Он стал очень симпатичным украшением, очень симпатичным...
   - А как там Дороти?
   - Скоро и она начнет угадывать, - весело сообщил Король.  -  А  когда
она тотчас пополнит мою коллекцию, настанет и твой черед.
   Добрый Страшила не на шутку огорчился при мысли о том,  что  его  ма-
ленькой подруге суждено разделить участь Озмы и ее соратников,  но  пока
он предавался мрачным  размышлениям,  раздалось  громкое  "Куд-куд-куда!
Куд-куд-куда!".
   Король Гномов от испуга подпрыгнул высоко в воздух.
   - Это еще что такое? - завопил он.
   - Это Биллина, - сказал Страшила.
   - Ты почему подняла такой шум? - грозно спросил Король у Желтой Кури-
цы, которая, выбравшись из-под трона, принялась гордо расхаживать по за-
лу.
   - Я имею полное право покудахтать, - сказала Биллина. - Я только  что
снесла яйцо.
   - Что? Снесла яйцо? В моем тронном зале? Да как ты посмела?! - Король
был в бешенстве.
   - Я несу яйца там, где случается, - сказала Желтая Курица, взъерошила
свое оперение и начала приводить его в порядок.
   - Но гром и молния! Ты разве не знаешь, что яйца для нас.  Гномов,  -
страшный яд? - вопил Король, выпучив от ужаса свои бурые глаза.
   - Яд! Ну это уж слишком! - вознегодовала Желтая Курица.  -  Да  будет
вам известно, что мои яйца отличаются свежестью и прекрасными  вкусовыми
качествами. Яд! Это же надо такое придумать!
   - Ты ничего не понимаешь, - нервно перебил ее монарх. -  Яйца,  может
быть, и не представляют опасность для тех, кто живет там, на  земле,  но
для нас. Гномов, как я уже сказал, это самый настоящий яд, и мы  их  со-
вершенно не переносим.
   - Придется потерпеть, - сказала Биллина, - поскольку яйцо уже  снесе-
но. Как говорится, сделанного не воротишь.
   - Где ты его снесла? - спросил Король.
   - Под твоим троном, - последовал ответ.
   Король подпрыгнул под потолок, так испугали его эти слова.
   - Убери его! Убери его сию же минуту! - верещал он.
   - Не могу! - отвечала Биллина. - У меня нет рук.
   - Позвольте мне, - сказал Страшила. - Я коллекционирую яйца  Биллины.
У меня в кармане хранится яйцо, которое она снесла вчера.
   Услышав это. Король Гномов отошел на почтительное расстояние от Стра-
шилы, который уже наклонился к трону, чтобы извлечь из-под него яйцо, но
Биллина закричала:
   - Остановись!
   - В чем дело? - спросил Страшила.
   - Не убирай яйцо, пока Король не разрешит мне пойти во  дворец  попы-
тать счастья, как все остальные, - сказала Биллина.
   - Тьфу! - рассердился Король. - Ты же всего-навсего  курица.  Ну  где
тебе разгадать мои чары.
   - Но попытка не пытка, - возразила Биллина. - Если же у  меня  ничего
не получится, у тебя станет одним украшением больше.
   - Хорошенькое украшение! - презрительно буркнул Король. -  Но  так  и
быть. Ступай! Да послужит тебе это наказанием за то, что  ты  осмелилась
снести яйцо в моем присутствии. После того как я заколдую  Страшилу,  ты
пойдешь во дворец. Только чем же ты будешь касаться предметов?
   - Лапами, - сказала Курица. - И я могу произнести слово "Эв!" не  ху-
же, чем все остальные. Кроме того, я должна попробовать  расколдовать  и
моих друзей. Если я все правильно угадаю, тебе придется их освободить.
   - Ладно, - сказал Король. - Договорились.
   - В таком случае, - обратилась Биллина к Страшиле, - ты  можешь  дос-
тать яйцо.
   Страшила наклонился и, пошарив под троном, извлек яйцо, которое поло-
жил в другой карман своего сюртука, опасаясь, что в одном  кармане  яйца
могут разбиться.
   В этот самый момент коротко прозвенел колокольчик над троном,  и  Ко-
роль снова нервно подпрыгнул на месте.
   - Надо же, - огорченно пробормотал он, - ума не приложу, как ее  уго-
раздило!
   - Что случилось? - спросил его Страшила.
   Она сделала удачную попытку, разгадала одну из лучших моих  придумок.
Проклятье! Вот уж не ожидал, что ей это удастся.
   - Если я правильно понимаю, то это значит, что  Дороти  теперь  может
вернуться к нам в целости и сохранности, - сказал Страшила, и его  нари-
сованная физиономия расплылась в широчайшей улыбке.
   - Вернется, вернется, - процедил сквозь зубы Король. - Я всегда держу
свои обещания, даже если они опрометчивы, но ничего. Взамен я получу как
украшение Желтую Курицу.
   - Может, получишь, а может, и нет, - пробормотала Биллина. - Я решила
устроить тебе сюрприз. Возьму и угадаю все вообще. Вот будет потеха.
   - Угадаешь все? - рявкнул Король. - Да как ты  сможешь  угадать  все,
глупая птица, когда люди, у которых мозгов побольше, чем у тебя, не  су-
мели этого сделать?
   Биллина не удостоила его ответом. Вскоре двери распахнулись, и на по-
роге появилась Дороти, державшая за руку маленького принца.
   Страшила крепко обнял Дороти и собрался было обнять и Эвринга, но ма-
лыш испуганно отпрянул от Страшилы, потому что он не знал о его  замеча-
тельных свойствах.
   Но у друзей не было времени на разговоры, потому что настала  очередь
Страшилы. Воодушевленный успехом Дороти, он не  сомневался,  что  сумеет
хоть что-то угадать.
   Но угадывал он так же скверно, как и все остальные, кроме  Дороти.  И
хотя он тщательно обдумывал свои решения, его все же  постигла  неудача.
Он превратился в золотой поднос для писем,  и  прекрасный,  но  страшный
дворец застыл в безмолвии, ожидая последнего посетителя.
   - Ну вот и делу конец, - удовлетворенно заметил Король Гномов. - Я от
души позабавился, и все было прекрасно, если не считать одной удачи дев-
чонки из Канзаса. Но все равно моя коллекция заметно пополнилась.
   - Теперь моя очередь, - напомнила Биллина.
   - Ах да, совсем забыл, - сказал Король. - Но так уж  и  быть,  можешь
оставаться. Я проявляю великодушие и готов  простить  тебе  необдуманные
слова.
   - Нет, - возразила Курица. - Я хочу воспользоваться своим правом.
   - Ну так ступай же, глупая птица, - проворчал Король, и  двери  снова
распахнулись. - Скатертью дорога!
   - Погоди, Биллина, - забеспокоилась Дороти. -  Не  ходи  туда.  Давай
вернемся в Страну Эв вместе. Я уверена, маленький принц  приютит  нас  у
себя.
   - Не беспокойся, милая Дороти, - рассмеялась Биллина. -  Я,  конечно,
не человек, а курица, но я не так глупа. Я ухожу и не  прощаюсь,  потому
что обязательно вернусь. Не унывай, мы скоро увидимся.
   Разразившись кудахтаньем, от которого Король еще больше разнервничал-
ся, Биллина отправилась во дворец.
   - Надеюсь, я больше не увижу эту птицу, -  сказал  Король,  поудобнее
усаживаясь на троне и вытирая со лба  испарину  носовым  платком  бурого
цвета. - Курицы народ надоедливый, но от говорящей курицы  и  вовсе  нет
житья.

   16. ПУРПУРНЫЕ, ЗЕЛЕНЫЕ, ЗОЛОТЫЕ

   Желтая Курица гордой походкой прошлась по бархатным коврам роскошного
дворца, оглядывая все, что попадалось на  ее  пути,  маленькими  зоркими
глазками.
   Биллина имела право так важничать, ибо одна знала секрет Короля  Гно-
мов и была способна отличить заколдованных людей от обычных  безделушек.
Она не сомневалась, что угадает все правильно, но, прежде чем взяться за
дело, решила как следует осмотреть роскошный дворец, какой можно увидеть
только в волшебной стране.
   Проходя по залам дворца, она подсчитывала, сколько украшений  пурпур-
ного цвета попадется ей, и, хотя некоторые из них были совсем  крошечны-
ми, обнаружила все десять. Что касается украшений зеленого цвета, то она
не стала их считать, решив, что, когда понадобится, найдет их без особо-
го труда.
   Совершив долгую экскурсию по дворцу и оценив его великолепие,  Желтая
Курица вернулась в комнату, где она заприметила большую пурпурного цвета
скамеечку для ног. Она поставила на нее лапу и произнесла слово "Эв!". В
то же мгновение скамейка исчезла, а перед  Биллиной  появилась  очарова-
тельная высокая и стройная дама в красивом платье.
   Первое время дама молча смотрела на Желтую Курицу, утратив дар  речи:
она не помнила, как была превращена в неодушевленный предмет, и не  зна-
ла, каким именно образом она снова оказалась сама собой.
   - Доброе утро, мэм, - сказала Биллина. - Вы прекрасно выглядите, учи-
тывая ваш возраст.
   - Кто это говорит? - удивилась королева Страны  Эв,  гордо  выпрямив-
шись.
   - Вообще-то меня всегда звали Биллом, - сообщила Курица, вспорхнув на
спинку кресла, - Дороти переименовала меня в Биллину. Но дело не в  име-
ни. Я спасла тебя от чар Короля Гномов, и теперь  ты  больше  не  рабыня
старого жулика.
   - В таком случае позволь мне поблагодарить тебя за эту  услугу,  -  с
достоинством отозвалась королева. - Но мои дети - скажи мне, прошу тебя,
где мои дети? - и она умоляюще сложила руки у груди.
   - Не волнуйся, - посоветовала ей Биллина, ловко клюнув какого-то  жу-
ка, оказавшегося на спинке кресла. - В настоящий момент они в полной бе-
зопасности и совершенно не шалят, поскольку не могут пошевелить  ни  ру-
кой, ни ногой.
   - Что ты хочешь этим сказать, великодушная незнакомка? - спросила ко-
ролева, стараясь справиться с охватившей ее тревогой.
   - Они заколдованы - точно так же, как была заколдована ты и  еще  тот
паренек, которого освободила Дороти. Так что за все это время они ничего
такого не натворили - просто не имели возможности.
   - О мои бедные крошки! - воскликнула королева, готовая вот-вот разры-
даться.
   - Они никакие не бедные, - отозвалась Биллина. - И вообще не надо так
убиваться из-за них, потому что очень скоро они  гурьбой  набросятся  на
нас, и у тебя будет забот полон рот. Пойдем-ка я тебе их  покажу,  полю-
буйся, какие они миленькие.
   Она слетела со своего насеста, и они отправились в соседнюю  комнату.
Проходя мимо маленького столика, Биллина вдруг заприметила на нем  зеле-
ного кузнечика и попробовала схватить его клювом.  Кузнечики  -  любимое
лакомство кур, и ловить их надо быстро, иначе они могут  ускакать.  Если
бы Озма из Страны Оз была превращена Королем Гномов в настоящего  кузне-
чика, ей бы, наверное, пришел конец. Но Биллина сразу почувствовала, что
кузнечик какой-то подозрительный, твердый, а стало быть, несъедобный, и,
вместо того, чтобы проглотить его, с отвращением выплюнула на пол.
   - Пора бы мне поумнеть, - строго внушила она самой себе. - Ну  откуда
здесь взяться кузнечикам, если в подземном королевстве нет травы?  Похо-
же, это козни Короля Гномов!
   Мгновение спустя Биллина увидела украшение пурпурного цвета и на гла-
зах у удивленной королевы проделала  все  необходимые  манипуляции.  Еще
мгновение, и рядом с ними возникла прелестная девочка с золотыми локона-
ми до плеч.
   - Эванна! - воскликнула королева. - Моя дорогая Эванна! -  И,  прижав
девочку к груди, она стала осыпать ее поцелуями.
   - То-то же! - сказала Биллина. - Ну как я  угадываю,  мистер  Король?
По-моему, очень даже неплохо.
   Затем она расколдовала еще одну девочку. Королева  сказала,  что  это
Эвроза, потом мальчика Эвардо, который был гораздо старше  своего  брата
Эвринга. Королева только издавала радостноудивленные возгласы, и Биллина
делала свое дело, пока рядом со счастливой матерью не  появилось  четыре
принца и пять маленьких принцесс, очень похожих друг на друга,  если  не
считать различий в возрасте.
   Принцесс звали: Эванна, Эвроза, Эвелла, Эвирена и Эведна. Принцы  но-
сили такие имена: Эвроб, Эвингтон, Эвардо и Эвроленд. Самым старшим сре-
ди них был Эвардо. По возвращении в страну Эв он должен был  занять  от-
цовский трон и стать королем. Это был серьезный и спокойный юноша,  обе-
щавший превратиться в мудрого и справедливого повелителя.
   Расколдовав всю королевскую фамилию Эв, Биллина принялась  отыскивать
изумрудные украшения, в которые превратил Король Гномов людей из  Страны
Оз. Биллина без особого труда разыскала их всех,  так  что  очень  скоро
двадцать шесть офицеров и рядовой окружили Желтую Курицу,  благодаря  ее
за их освобождение. Всего во дворце находилось тридцать семь человек,  и
своим спасением они все были обязаны находчивой Желтой Курице.
   - Ну, а теперь, - сказала Биллина, - надо найти Озму. Она тоже должна
быть зеленого цвета, как и все те, кто пришел из Страны  Оз.  Ищите  же,
глупые вояки, помогите мне хоть немного.
   Некоторое время, однако, обнаружить ничего не удавалось. Но когда ко-
ролева, в очередной раз перецеловав своих  многочисленных  детей,  стала
проявлять некоторый интерес к тому, что  происходит  вокруг,  она  вдруг
сказала:
   - Биллина, друг мой, помнишь того зеленого кузнечика? Не  он  ли  нам
нужен?
   - Ну конечно! - воскликнула Биллина. - Я не намного умнее этих  храб-
рецов военных. Сейчас пойду разыщу его.
   Она отправилась в комнату, где ей попался кузнечик,  и  вскоре  Озма,
очаровательная и приветливая, как и прежде, вошла в зал, где  находилась
королева Страны Эв. Они приветствовали друг друга, как это принято у вы-
соких особ.
   - А где мои друзья. Страшила и Железный Дровосек? - спросила Озма.
   - Сейчас разыщем и их, - пообещала ей Биллина. -  Страшила  превращен
во что-то золотое.
   Тик-Ток тоже. К сожалению, я не знаю, во что превратил Король  Гномов
Железного Дровосека. Он только сказал, что это будет нечто  очень  смеш-
ное.
   Озма стала помогать Биллине в ее поисках, и вскоре Страшила и Тик-Ток
были найдены и восстановлены в их первоначальном облике. Но как  они  ни
старались, им так и не удалось найти ту самую очень  смешную  штучку,  в
которую превратил Железного Дровосека Король Гномов.
   - Остается только одно, - наконец сказала Озма, - пойти к Королю Гно-
мов и потребовать, чтобы он сообщил нам, во что он  превратил  Железного
Дровосека.
   - А если он откажется? - спросила Биллина.
   - Не откажется, - тоном, не допускающим  никаких  сомнений,  отвечала
Озма. - Король вел нечестную игру. Под  маской  добродушного  весельчака
скрывался гнусный обманщик, который заманил нас в ловушку. Мы бы навсег-
да остались безделушками в его дворце, если бы не находчивость нашей до-
рогой Желтой Курицы.
   - Король - редкий негодяй, - заявил Страшила.
   - Его смех хуже угроз, - добавил рядовой, содрогнувшись при  воспоми-
нании о Короле.
   - Я-думал-он-честен-но-ошибся,  -  сказал  Тик-Ток.  -  Обычно-я-мыс-
лю-правильно-но-еслислучаются-ошибки-то-виноваты-в-этом-моисоздатели.
   - Смит и Тинкер неплохо над тобой поработали, -  улыбнулась  Озма.  -
Вряд ли их следует винить в том, что ты еще не само совершенство.
   - Благодарю-вас, - последовал ответ механического человека.
   - Пора возвращаться к Королю Гномов, - прокудахтала Биллина.  -  Пос-
мотрим, что он теперь запоет.
   Они двинулись к выходу. Впереди Озма с королевой Эв  и  выводком  ма-
леньких принцев и принцесс, затем Тик-Ток и Страшила,  на  мягком  плече
которого удобно устроилась Биллина. Замыкали шествие двадцать шесть офи-
церов и рядовой.
   Когда они подошли к дверям, те распахнулись сами собой, и они вступи-
ли в тронный зал, но веселье на их  лицах  быстро  сменилось  выражением
изумления и испуга. Они увидели, что зал  заполнен  гномами-солдатами  в
кольчугах. Они были в полной боевой готовности. Их электрические фонари-
ки ярко сверкали, топорики были взяты на изготовку, но в ожидании коман-
ды они застыли по стойке "смирно".
   В окружении своих храбрецов восседал на троне Король Гномов.  Он  уже
не улыбался и не смеялся. Он был вне себя от гнева. Его вид был ужасен.

   17. СТРАШИЛА ВЫИГРЫВАЕТ СРАЖЕНИЕ

   Когда Биллина направилась во дворец, Дороти и Эвринг, затаив дыхание,
ждали, чем закончится ее поход - успехом  или  провалом.  Король  Гномов
снова расположился на троне с длинной трубкой и в самом веселом настрое-
нии.
   Вдруг зазвонил колокольчик над троном. Это был  сигнал,  возвещавший,
что колдовские чары рассеялись. Король вскричал:
   - Проклятье!
   Колокольчик прозвенел во второй раз, и Король завопил:
   - Караул!
   Когда же колокольчик зазвенел в третий раз, то с уст Короля  слетело:
"Каррабамба!" - никто не знает, что это такое, но, судя по всему, должно
быть самым страшным ругательством.
   После этого колокольчик звонил без умолку.  Король  Гномов  настолько
разгневался, что и вовсе лишился дара речи. Он то  и  дело  спрыгивал  с
трона и начинал носиться по комнате, страшно размахивая руками,  гримас-
ничая и напоминая Дороти игрушечного чертика.
   Что касается Дороти, то она, с одной стороны, радовалась успехам Бил-
лины, а с другой - никак не могла взять в толк, как Желтая Курица сумела
выбрать из великого множества самых разных безделушек в комнатах и залах
дворца именно то, что было нужно. Колокольчик звонил  и  звонил  -  даже
после того, как Дороти насчитала десять удачных  попаданий  Биллины.  Ей
стало ясно, что не только члены королевской семьи Эв, но и Озма с ее со-
ратниками освобождались от колдовских чар Короля Гномов и обретали  свой
прежний облик. Это так развеселило ее, что, наблюдая  прыжки  и  гримасы
Короля, она не могла удержаться от смеха.
   Трудно было предположить, что монарх может еще  больше  разгневаться,
но веселый смех Дороти окончательно добил его, и он зарычал на нее,  как
дикий зверь. Когда же ему стало ясно, что его  колдовским  чарам  пришел
конец и все его бывшие узники обрели свободу, он  подбежал  к  маленькой
двери, что вела на балкон, и пронзительно свистнул, созывая  своих  вои-
нов.
   Мгновенно из золотых и серебряных дверей высыпали солдаты в  огромных
количествах и под предводительством сурового Гнома-Капитана стали караб-
каться по винтовой лестнице и наводнять тронный зал Когда  весь  тронный
зал был заполнен ими до отказа, их товарищи  выстроились  в  бесконечные
шеренги в огромной пещере, на которую выходил балкон. Они застыли в ожи-
дании дальнейших распоряжений.
   Дороти прижалась к стене зала и стояла, взяв за руку  маленького  Эв-
ринга Справа от нее был Трусливый Лев, слева Голодный Тигр.
   - Арестовать девчонку! - приказал Король Гномов Капитану, и тотчас же
несколько Гномов бросились выполнять распоряжение  Но  Лев  и  Тигр  так
грозно зарычали и так страшно оскалили свои длинные острые зубы, что во-
ины отступили в замешательстве.
   - Не бойтесь! - крикнул им Король - Они не смогут прыгнуть.
   - Но зато они могут покусать тех, кто попробует схватить девчонку,  -
сказал Капитан.
   - Сейчас я все устрою, - пообещал Король - Я заколдую их так, что они
не смогут открыть пасти.
   Он стал слезать с трона, чтобы выполнить свое обещание, но в этот мо-
мент к нему подбежал Конь и что было сил лягнул толстяка-монарха задними
ногами в живот.
   - Караул! Убили! - завопил монарх, отлетев в  сторону  и  набив  себе
несколько шишек - Кто посмел это сделать?
   - Я, - злобно рявкнул Конь - Оставь Дороти в покое или получишь еще.
   - Сейчас ты сам от меня получишь, - пробормотал Король и, махнув  ру-
кой в сторону обидчика, пробормотал волшебное  заклинание  -  Посмотрим,
как ты полягаешься теперь, деревянный осел, - добавил он, довольно улыб-
нувшись.
   Но, несмотря на колдовство, Конь снова подбежал к Королю, который так
растерялся, что не успел вовремя отбежать, и - бах! Деревянные ноги ска-
куна снова лягнули монарха в его толстый живот Король взлетел в воздух и
шлепнулся прямо на Гнома-Капитана.
   - Интересно! - бормотал Король Гномов, коекак поднимаясь  на  ноги  и
всем своим видом выражая крайнее изумление - Почему же не  сработал  мой
волшебный пояс?
   - Да потому что это деревянный конь, - пояснил Капитан - А  волшебный
пояс бессилен против дерева.
   - Я совсем об этом забыл, - признался Король и похромал на свой  трон
- Ладно, оставьте девчонку в покое, все равно ей никуда не убежать  Вои-
ны-гномы, заметно сконфуженные таким поворотом событий,  снова  построи-
лись в шеренги, а Конь прогарцевал через весь тронный зал и занял  место
рядом с Дороти и Голодным Тигром В этот момент двери, что вели  во  дво-
рец, распахнулись, и в тронном зале появились люди из Страны Оз и  коро-
левская семья Эв. Увидев воинов и сердитого короля, они  остановились  в
изумлении.
   - Сдавайтесь! - крикнул им Король. - Вы у меня в плену.
   - Еще чего! - фыркнула Биллина, усевшаяся на плече Страшилы. - Ты  же
обещал, что если я угадаю все правильно, то я и мои друзья покинем  твои
владения беспрепятственно. А ты всегда держишь обещания.
   - Я сказал, что вы беспрепятственно покинете дворец, а не мои  владе-
ния. Вы у меня в плену, и я отправлю вас в подземные темницы, где извер-
гаются вулканы, кипит огненная лава и воздух раскален добела.
   - Тогда мне придет конец, - грустно сказал Страшила. - Достаточно од-
ной искры, и я превращусь в кучку пепла.
   - Ну, так вы сдаетесь? - еще раз спросил Король Гномов.
   Биллина что-то шепнула на ухо Страшиле, отчего тот улыбнулся и  сунул
руки в карманы сюртука.
   - Ни за что! - храбро отвечала Озма. Затем, обернувшись к  своей  ар-
мии, она воскликнула: - Вперед, храбрецы. За меня, вашу  повелительницу,
и за всех нас! Победа или смерть!
   - Прошу прощения, августейшая Озма, - сказал один из генералов, -  но
я хочу доложить, что у меня и моих коллег офицеров плохо с сердцем, и мы
можем умереть от малейшего перевозбуждения. Если мы вступим в  сражение,
это может самым пагубным образом отразиться на нашем самочувствии. Стоит
ли нам рисковать здоровьем?
   - У воинов не должно быть плохо со здоровьем, - сказала Озма.
   - Насколько мне известно, - сказал другой генерал, -  у  рядовых  как
раз отменное здоровье. Если будет угодно вашему королевскому высочеству,
мы можем приказать нашему рядовому вступить в сражение. - И  он  замолк,
задумчиво крутя ус.
   - Приказываю! - сказала Озма.
   - Вперед - шагом марш! - крикнули в один голос генералы.
   - Вперед - шагом марш! - подхватили полковники.
   - Вперед - шагом марш! - отозвались майоры.
   - Вперед - шагом марш! - рявкнули капитаны.
   Солдат поднял копье и ринулся на неприятеля.
   Капитан гномов-воинов был так удивлен этой  неожиданной  атакой,  что
забыл скомандовать своим солдатам отразить ее, и  первые  десятеро  гно-
мов-солдат попадали, как игрушечные солдатики.  Правда,  копье  рядового
армии Оз не смогло пробить их стальные доспехи, и поэтому они снова под-
нялись на ноги. К этому времени рядовой сшиб еще десяток из  второй  ше-
ренги.
   Но в этот момент Гном-Капитан опустил свой боевой топор с  такой  си-
лой, что копье рядового вылетело у него из рук и разлетелось  на  куски.
Оказавшись безоружным, он уже не мог сражаться.
   Король Гномов слез с трона и стал проталкиваться вперед,  чтобы  пос-
мотреть, что происходит. Когда он оказался неподалеку от Озмы и ее  дру-
зей. Страшила, словно выведенный из спячки подвигом  солдата,  вынул  из
правого кармана сюртука яйцо и запустил им в голову Короля.
   Яйцо угодило прямехонько в левый глаз монарха и, разбившись, измазало
ему все лицо, волосы и бороду.
   - На помощь! - завопил монарх дурным голосом, пытаясь счистить с себя
остатки яйца - Караул! Убивают!
   - Яйцо! Яйцо! Спасайся, кто может! - в ужасе закричал Гном-Капитан.
   И его войны ринулись наутек. И как же они удирали! Спасаясь от ядови-
того яйца, солдаты наталкивались друг на друга, падали, а те, кто не мог
воспользоваться узкой винтовой лестницей, сигали с балкона вниз,  сбивая
тех, кто уже успел спуститься.
   Король напрасно призывал на помощь его подданные все  помчались  спа-
саться сами. Прежде чем монарх смог счистить остатки яйца с  физиономии,
Страшила бросил второе яйцо и угодил Королю в правый глаз.  Яйцо  разби-
лось, и Король совсем утратил возможность видеть. Бежать он не  мог:  он
не видел, куда бежать Поэтому он стоял как столб, издавая перепуганные и
жалобные вопли.
   Тем временем Биллина, захлопав крыльями, перелетела к Дороти Усевшись
на спину Льва, Желтая Курица стала страстно шептать:
   - Возьми его пояс! Возьми пояс Короля, усыпанный драгоценными камнями
Он застегивается у него на спине. Быстро, Дороти, быстро!

   18. СУДЬБА ЖЕЛЕЗНОГО ДРОВОСЕКА

   Дороти сделала, как ей было сказано. Она подбежала к  Королю  Гномов,
который все еще пытался очистить лицо от яиц, проворно  расстегнула  его
роскошный пояс и вернулась с ним обратно к Тигру и Льву. Не  зная,  куда
девать добычу, она застегнула пояс на своей худенькой талии.
   Как раз в этот момент в зал ворвался Гном-Администратор  с  губкой  и
кувшином с водой. Он стал отмывать  физиономию  Короля.  Наконец  Король
снова обрел зрение и первое, что он  сделал,  это  злобно  посмотрел  на
Страшилу и рявкнул:
   - Ты за это поплатишься. Разве ты не знаешь, что Гномы  не  переносят
яиц! Ах ты соломенное чучело!
   - Действительно, - отозвался Страшила, - они не  доставили  вам  удо-
вольствия. Не могу понять, почему.
   - Яйца абсолютно свежие, - вмешалась Биллина. - На вашем месте  я  бы
радовалась, что вам так повезло.
   - Я вас всех превращу в скорпионов, - проревел Король и начал  разма-
хивать руками, бормоча заклинания.
   Но из его затеи ничего не вышло.  Никто  не  подумал  превратиться  в
скорпионов. Король затих и удивленно уставился на своих противников.
   - Что случилось? - недоуменно осведомился он.
   - То, что на тебе нет твоего волшебного пояса, -  буркнул  Гном-Адми-
нистратор. - Куда ты его подевал?
   Король похлопал рукой себя по животу, и вдруг  его  бурая  физиономия
стала серой.
   - Пояса нет! - жалобно прокричал он. - Пояс пропал, а с ним пропал  и
я!
   Дороти шагнула вперед и сказала:
   - Дорогая Озма и вы, уважаемая королева Страны Эв! Добро  пожаловать!
Биллина избавила вас от приключившегося с вами несчастья. Теперь нам на-
до покинуть это страшное место и поскорее вернуться в Страну Эв.
   Когда Дороти заговорила, все посмотрели на нее и увидели, что волшеб-
ный пояс на ней. Друзья пришли в восторг. Король Гномов промолчал. Слов-
но побитая собака, он заполз за свой трон и сидел там,  жалобно  хныкая,
оплакивая свое поражение.
   - Но мы еще не нашли моего верного соратника, Железного Дровосека,  -
сказала Озма Дороти. - А без него я отсюда не уйду.
   - Я тоже, - отозвалась Дороти. - А разве его не оказалось во дворце?
   - Он должен быть там, - сказала Биллина, - но я не знала, во что  его
превратил Король, и потому не смогла его отыскать.
   - Надо еще раз сходить во дворец, - предложила Дороти. - У  нас  есть
волшебный пояс, и он должен нам помочь в поисках.
   Она пошла к дверям во дворец, которые все еще были распахнуты. За ней
потянулись остальные. В тронном зале остались только Король Гномов,  ко-
ролева Эв и маленький принц Эвринг. Королева  усадила  сына  на  колени,
осыпая его ласками и поцелуями, ведь это был ее младший ребенок.
   Тем временем Дороти и ее друзья остановились посреди  первой  комнаты
дворца. Дороти взмахнула рукой, как это делал Король  Гномов,  и  велела
Железному Дровосеку принять свой прежний облик, кем бы он ни был сейчас.
Безрезультатно. Дороти перешла в следующую комнату и снова взмахнула ру-
кой, произнеся те же слова. Снова из этого ничего не получилось.  То  же
самое во всех остальных комнатах и залах. Железный Дровосек так и не по-
явился, и они не могли понять, во что он превратился по злой воле  Коро-
ля.
   Опечаленные, они возвратились в тронный зал. Когда Король Гномов уви-
дел, что их постигла неудача, он радостно захохотал.
   - Ты не умеешь пользоваться моим волшебным поясом, - сказал он  Доро-
ти. - Лучше верни его мне, а за это я отпущу тебя и тех,  кто  пришел  с
тобой. А королева Эв и ее дети - моя собственность и останутся со мной.
   - Я не отдам пояс, - твердо сказала Дороти.
   - Но как же ты покинешь мое королевство без моего на то согласия?
   - Очень просто, - сказала Дороти. - Тем же путем, что мы и  пришли  в
него.
   - Ах вот, значит, как! - фыркнул Король Гномов. - Ну тогда скажи, где
же тот коридор, по которому вы шли?
   Путешественники стали озираться по сторонам, но  вокруг  были  только
стены. Но Дороги не пала духом. Она подошла к каменной стене,  взмахнула
рукой и сказала:
   - Проход, откройся.
   Тотчас же приказание ее было исполнено.  Стены  раздвинулись,  и  они
увидели длинный коридор.
   Король был неприятно удивлен. Прочие же ликовали.
   - Но если тебя слушается пояс, почему же ты не смогла найти Железного
Дровосека? - спросила Озма.
   - Сама удивляюсь, - сказала Дорога.
   - Послушай, девочка, - вкрадчивым голосом заговорил Король.  -  Отдай
мне пояс, а я скажу тебе, во что я превратил Железного Дровосека. Вы его
легко отыщете. Договорились?
   Дороти стала колебаться, но тут вмешалась Биллина.
   - Не вздумай согласиться, Дороти, - сказала она. - Если Король  запо-
лучит обратно свой пояс, нам всем крышка.  Он  сделает  нас  своими  не-
вольниками. Только сохранив волшебный пояс, мы сможем выбраться отсюда.
   - Пожалуй, она права, - сказал Страшила. - Но  мои  прекрасные  мозги
подсказывают мне неплохую идею. Давайте превратим Короля Гномов в  гуси-
ное яйцо, если он не согласится пойти с нами во дворец и не покажет, где
находится Железный Дровосек.
   - В гусиное яйцо! - в ужасе воскликнул Король  Гномов,  дрожа  мелкой
дрожью. - Какой кошмар!
   - Да, быть тебе гусиным яйцом, пока ты не сделаешь то, что мы  хотим,
- весело прокудахтала Биллина.
   - Ты сам мог убедиться, что Дороти умеет обращаться с волшебным  поя-
сом, - добавил Страшила.
   Король Гномов на какое-то время задумался, но потом  согласился  сде-
лать все, что от него требовали. Ему очень не хотелось стать гусиным яй-
цом.
   Он отправился во дворец, чтобы принести украшение, в которое он прев-
ратил Железного Дровосека, и все с нетерпением ждали его возвращения: им
давно уже хотелось выбраться из подземного королевства и  снова  увидеть
солнце. Но Король Гномов вернулся с пустыми руками и с удивленной физио-
номией.
   - Он исчез, - сказал Король. Дровосека нет нигде во дворце.
   - Ты в этом уверен? - сухо осведомилась Озма.
   - Абсолютно, - дрожащим голосом отвечал Король. - Я точно  помню,  во
что я его превратил и где он должен был находиться. Но его там нет.  По-
жалуйста, не превращайте меня в гусиное яйцо, я сделал все, что мог.
   Наступило молчание, потом заговорила Дороти:
   - Наверное, нет смысла наказывать Короля Гномов, он, похоже,  говорит
правду. Но нам придется вернуться без нашего товарища.
   - Если его нигде нет, то мы не можем его освободить, - печально  сог-
ласился Страшила. - Бедняга! Что же с ним приключилось?
   - Он задолжал мне жалованье за полтора месяца, - сказал один из гене-
ралов и заплакал, вытирая слезы рукавом расшитого мундира.
   Делать было нечего. Нужно было возвращаться назад, на землю, без  Же-
лезного Дровосека. Огорченные путешественники двинулись в обратный путь.
   Сначала армия, затем Королева Эв и ее дети, затем Дороти, Озма,  Бил-
лина, Страшила и Тик-Ток.
   Оставив в тронном зале жалкого, хныкающего Короля  Гномов,  путешест-
венники и не подозревали, что против них затевается новая  пакость.  Со-
вершенно случайно Озма оглянулась и увидела, как за ними  вдогонку  дви-
жется отряд воинов-гномов в боевом облачении с обнаженными мечами и  то-
порами, занесенными для удара.
   Король Гномов предпринял последнюю попытку помешать  путешественникам
покинуть его владения, но опять потерпел неудачу, потому что как  только
Дороти поняла, что она и ее  друзья  в  опасности,  она  остановилась  и
что-то прошептала волшебному поясу, взмахнув рукой.
   Тотчас же передние шеренги воинов превратились в десятки куриных яиц,
которые покатились по коридору в таком количестве, что солдаты не  могли
ступить и шагу вперед, дабы не раздавить эти опасные для Гномов  предме-
ты. Увидев яйца, воины потеряли всякое желание  продолжать  погоню.  Они
повернулись и помчались обратно, наотрез  отказавшись  выполнить  приказ
Короля.
   Остаток пути по подземному коридору наши  друзья  проделали  без  ка-
ких-либо приключений.
   Вскоре они снова оказались на тропинке в ущелье  между  высоких  гор.
Они двинулись в Страну Эв, надеясь никогда больше не увидеть Короля Гно-
мов и его ужасный дворец.
   Процессию возглавила Озма верхом на Трусливом Льве. Королева Эв осед-
лала Голодного Тигра.
   Следом шли дети королевы, взявшись за руки. Дороти ехала на Козлах, а
Страшила шел пешком - он взял на себя командование армией  в  отсутствие
Железного Дровосека.
   Становилось все светлее и светлее - горы делались ниже,  и  в  ущелье
проникало больше солнца. Вскоре они услышали знакомое буханье - это  ра-
ботал молотом железный великан.
   - Как же нам миновать это страшное чудовище? - взволнованным  голосом
осведомилась королева, испугавшаяся за своих детей. Но тут  не  растеря-
лась Дороти, что-то пошептав волшебному поясу.
   Гигант застыл, занеся молот над головой. Проход был свободен.

   19. КОРОЛЬ СТРАНЫ ЭВ

   Если время от времени на скалистых склонах гор  и  появлялись  Гномы,
они вели себя тихо - на обратном пути не было слышно их  насмешливопрез-
рительного хохота. После того сокрушительного поражения, которое  потер-
пел Король Гномов, у его подданных пропало настроение смеяться.
   Переправившись через пропасть, они обнаружили золотую колесницу  Озмы
в полной сохранности. В нее запрягли Трусливого Льва и Голодного  Тигра.
Там нашлось место не только для Озмы, но и для королевы и ее детей.
   Маленький Эвринг предпочел остаться с Дороти. Они прекрасно  помести-
лись на козлах. Принц, утратив первоначальную робость, очень полюбил де-
вочку из Канзаса, освободившую его от волшебных чар. Они стали  большими
друзьями и коротали дорогу в оживленной беседе.  Биллина  устроилась  на
голове деревянного скакуна, который не имел ничего против этого дополни-
тельного груза. Маленький принц не переставал удивляться тому, что кури-
ца может говорить - и притом так разумно.
   Они снова подошли к пропасти, и волшебный ковер Озмы помог им  благо-
получно перебраться через нее. На пути стали попадаться деревья, на  ко-
торых пели птицы. Навстречу, с ферм Страны Эв, дул ветерок. Пахло только
что скошенным сеном и цветами. Приятно грело солнце, позволяя  забыть  о
холодном и сыром королевстве Гномов.
   - Если бы с нами был Железный Дровосек, - сказал Страшила Тик-Току, -
я был бы сейчас на седьмом небе от счастья.
   - Это-был-достойный-человек, - отозвался  Тик-Ток,  -  хотя-и-сделан-
ный-из-не-очень-прочного-материала.
   - Железо - прекрасный материал, - возразил Страшила. - И если  в  Же-
лезном Дровосеке чтото ломалось или появлялась дырка,  его  легко  можно
было запаять. К тому же его не надо было каждый раз заводить.
   - Порой-я-жалею, - говорил Тик-Ток, - чтоне-набит-соломой-как-ты. Тя-
жело-быть-медным!
   - Не могу пожаловаться на свою судьбу, - отвечал ему Страшила. - Нем-
ножко свежей соломы, и я чувствую себя, словно только  что  родился.  Но
мне никогда не стать таким блестящим джентльменом, каким был мой  незаб-
венный друг, Железный Дровосек.
   Нетрудно догадаться, что юные принцы и принцессы и  их  мать-королева
были счастливы снова увидеть родные края, а когда на  горизонте  показа-
лись башни королевского дворца, они устроили шумное ликование. Маленький
Эвринг, который ехал на деревянном скакуне вместе с Дороти, на  радостях
вынул из кармана маленький железный свисток и свистнул так пронзительно,
что Конь от испуга чуть не поднялся на дыбы.
   - Что это? -  заинтересовалась  Биллина,  которой  пришлось  замахать
крыльями, чтобы не свалиться с головы перепуганного скакуна.
   - Это мой свисток, - сказал  принц  Эвринг  и  вытянул  ладошку,  де-
монстрируя свою игрушку.
   Свисток был сделан в форме толстого поросенка и  покрашен  в  зеленый
цвет. Свистеть надо было в дырочку у хвоста.
   - Где ты его достал? - осведомилась Желтая Курица,  пристально  глядя
на малыша.
   - Во дворце Короля Гномов, - пояснил тот. - Пока Дороти ходила и уга-
дывала, я увидел его и сунул в карман.
   Биллина разразилась кудахтаньем, которое означало у нее смех.
   - Теперь понятно, почему я не смогла обнаружить Железного  Дровосека,
- сказала она. - Нет ничего удивительного, что ни волшебный пояс, ни сам
Король Гномов не помогли нам его найти.
   - Что ты хочешь этим сказать? - спросила ее Дороти.
   - А то, что Железный Дровосек все это время находился в кармане у ма-
ленького принца, - сказала Биллина и снова разразилась кудахтающим  сме-
хом.
   - Ничего подобного! - запротестовал малыш. - Я только взял свисток. А
Железного Дровосека не брал, честное слово!
   - Смотри на меня! - объявила Курица. Она дотронулась лапой до свистка
и произнесла: "Эв!" Фьюить!
   - Доброе утро, - сказал Железный Дровосек, снимая свою шапочку-ворон-
ку и кланяясь Дороти и маленькому принцу. - У  меня  такое  впечатление,
что я заснул впервые за всю железную жизнь. Я совершенно не  помню,  как
мы выбрались из королевства Гномов.
   - Тебя заколдовали, - сказала Дороти, крепко обнимая  своего  старого
друга. - Но теперь чары рассеялись.
   - Я хочу свисток! - захныкал маленький принц. - Где мой свисток?
   - Тихо! - прикрикнула на него Биллина. - Свисток исчез,  но  если  ты
будешь хорошо себя вести, то дома получишь новый.
   Страшила бросился обнимать своего друга, не помня себя от радости,  а
Тик-Ток с таким воодушевлением пожал руку Железному Дровосеку, что слег-
ка помял тому пальцы. Затем они расступились,  чтобы  его  могла  попри-
ветствовать Озма. Увидев своего главнокомандующего, военные устроили ему
овацию. Одним словом, все были в восторге. Железный Дровосек пользовался
всеобщей любовью, и его возвращение, когда все уже  начали  свыкаться  с
мыслью о том, что никогда больше его не увидят, стало превосходным сюрп-
ризом.
   Вскоре процессия прибыла в королевский дворец, возле которого  собра-
лись целые толпы, чтобы приветствовать возвращение королевы и ее  детей.
Люди осыпали их цветами, выкрикивали приветствия, и на всех лицах свети-
лись улыбки.
   Они застали принцессу Лангвидер в ее зеркальной комнате, где  она  не
могла наглядеться на одну из самых прелестных головок своей коллекции.
   Принцесса с удовольствием сложила свои государственные полномочия,  а
Королева любезно разрешила ей жить в королевском дворце  и  пользоваться
зеркальной комнатой и кабинетом, где хранилась ее коллекция, всю  остав-
шуюся жизнь.
   Затем королева вывела своего старшего сына на балкон и сказала, обра-
щаясь к ликующей толпе внизу:
   - Вот ваш будущий правитель, король Эвардо Пятнадцатый.  Ему  пятнад-
цать лет, у него пятнадцать серебряных пряжек на камзоле, и это  пятнад-
цатый Эвардо в королевской династии Эв.
   В ответ собравшиеся прокричали пятнадцатикратное  "ура".  Среди  тех,
кто приветствовал будущего короля, было несколько Колесунов, и они  тор-
жественно пообещали слушаться нового правителя.
   Королева возложила на голову своего старшего сына золотую корону, ук-
рашенную рубинами, и набросила на его плечи горностаевую мантию.
   Она провозгласила его королем Страны Эв,  а  он,  поклонившись  своим
верноподданным, тотчас же убежал проверить, не осталось ли в королевском
буфете пирожных.
   Озма из Страны Оз и ее соратники, а также Дороти, Тик-Ток  и  Биллина
были приглашены на роскошный прием, устроенный в  их  честь  благодарной
королевой. В тот вечер Биллине в торжественной обстановке  было  вручено
красивое ожерелье из жемчуга и сапфиров - знак признательности от нового
короля.

   20. ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД

   Дороти решила принять приглашение Озмы посетить Страну  Оз.  В  конце
концов оттуда вернуться домой в Канзас было ничуть не  труднее,  чем  из
Королевства Эв, и Дороти очень хотелось еще раз навестить края,  где  на
ее долю выпало столько удивительных приключений.  К  тому  времени  дядя
Генри уже добрался до Австралии, рассуждала  Дороти,  и,  наверное,  уже
свыкся с ее исчезновением, так что не будет беды,  если  она  задержится
еще ненадолго. Итак, в Страну Оз!
   Они тепло попрощались со своими друзьями из Страны Эв, а король  ска-
зал Озме, что никогда не забудет того, что она сделала для  него  и  его
близких, и пообещал, если понадобится, оказать Стране Оз любую помощь.
   Когда они подошли к Гибельной Пустыне,  Озма  бросила  оземь  зеленый
платочек, и он тотчас же превратился в волшебный ковер,  по  которому  и
двинулась процессия.
   Тик-Ток заявил, что он и шагу не может ступить без Дороти,  и  потому
ему тоже было позволено отправиться в Страну Оз. Перед началом путешест-
вия Дороти его как следует завела, и медный человек бодро зашагал вместе
со всеми.
   Озма пригласила и Биллину посетить Страну Оз.  Желтая  Курица  охотно
согласилась - ей хотелось посмотреть новые места и набраться новых  впе-
чатлений.
   Они начали переход через Гибельную Пустыню ранним утром  и  останови-
лись только однажды, когда Биллине потребовалось  снести  свое  утреннее
яйцо. Еще до того, как солнце стало опускаться за горизонт, они  увидели
зеленые склоны и поросшие лесом горы прекрасной Страны  Оз.  Они  должны
были пройти через места, где жили Жевуны. Король Жевунов встретил их  на
границе и тепло приветствовал Озму, поздравив ее с благополучным возвра-
щением.
   Вечером Король Жевунов устроил в их честь прием у себя во  дворце,  а
утром путешественники отправились в Изумрудный Город по дороге, вымощен-
ной желтым кирпичом, которая вела прямо к  большим  воротам,  украшенным
огромными изумрудами. На всем пути их приветствовали жители,  обрадован-
ные, что могут увидеть очаровательную Озму, а также Страшилу,  Железного
Дровосека и Трусливого Льва, пользовавшихся большой популярностью в  на-
роде. Кое-кто помнил и Дороти, когда она впервые шла в Изумрудный Город.
Они весело приветствовали девочку из Канзаса, желая ей всего самого луч-
шего.
   В одной деревне они остановились подкрепиться. К Озме  подошла  хоро-
шенькая девушка и подала ей кувшин с молоком. Приглядевшись к ней повни-
мательней, Озма воскликнула:
   - Да это же Джинджер, не так ли?
   - Так, ваше высочество, - отвечала девушка, приседая в реверансе. До-
роти с удивлением видела перед собой ту самую воительницу,  которая  од-
нажды собрала армию из девиц, свергла Страшилу с трона в Изумрудном  Го-
роде и даже вступила в сражение с мощной армией волшебницы Глинды.
   - Я вышла замуж за человека, у которого девять коров, - объяснила тем
временем Джинджер Озме, - и теперь я вполне счастлива. Мне очень нравит-
ся тихая спокойная жизнь, которую мы здесь ведем.
   - Где же твой муж? - спросила ее Озма.
   - Дома. Лечит свой подбитый глаз! - как ни в чем не бывало отозвалась
Джинджер. - Этот глупец пытался все-таки подоить рыжую  корову,  хотя  я
велела ему подоить белую. Но ничего, это будет ему хорошим уроком.
   Затем процессия снова двинулась в путь. Они переехали на пароме широ-
кую реку, миновали несколько деревень с симпатичными зелеными домиками с
куполообразными крышами и подошли к большому зданию, украшенному  флага-
ми.
   - Что-то я не помню такого дома, - сказала Дороти. - Что в нем?
   - Это Колледж Атлетических Искусств, - пояснила Озма. - Я велела  его
построить сравнительно недавно, а его ректором назначила  ЖукаКувыркуна.
Надо было чем-то его, занять. Да и студентам это  не  приносит  никакого
вреда. Надо сказать, в нашей стране есть молодые люди, которым не хочет-
ся работать, так что пусть себе учатся.
   Вскоре показались стены  Изумрудного  Города.  Навстречу  Озме  и  ее
друзьям высыпали толпы горожан в праздничных нарядах. Появился  также  и
оркестр.
   Итак, под звуки музыки и приветственные крики прекрасная  Озма  снова
вступила в Изумрудный Город. Вернулась, одержав славную победу.
   В тот же вечер в королевском дворце был устроен пир горой. Там собра-
лись самые почетные и именитые граждане Страны Оз, и  Тыквоголовый  Джек
прочитал обращение, горячо приветствовавшее благородную миссию Озмы.
   Затем каждому из двадцати шести офицеров были вручены красивые  золо-
тые медали, усыпанные драгоценными камнями. Железному Дровосеку был  по-
дарен новый топор с бриллиантами. Страшила получил серебряную баночку  с
краской для лица. Дороти был присвоен титул принцессы Страны Оз и вруче-
на маленькая корона. Тик-Ток был награжден двумя браслетами из изумрудов
необычайной чистоты.
   Затем начался пир горой. Справа от себя Озма посадила Дороти, а слева
Биллину. Желтая Курица восседала на особом золотом насесте и ела  с  та-
релки, украшенной изумрудами. Перед Тик-Током, Страшилой и Железным Дро-
восеком стояли корзины живых цветов, так как они не нуждались в пище. На
дальнем конце стола расположились двадцать шесть офицеров, а  также  Го-
лодный Тигр и Трусливый Лев. Еду им подавали в золотых мисках, в которые
входило сразу по полведра.
   Самые именитые и состоятельные граждане Изумрудного Города  сочли  за
честь ухаживать за героями. Им усиленно помогала веселая маленькая  слу-
жанка Джелия Джемм.
   Вдруг в разгар пиршества Озма задумалась и затем спросила:
   - А где рядовой?
   - Подметает казарму, - отозвался один из генералов, уплетавший индей-
ку. - Но я велел, чтобы ему отнесли хлеба с маслом, когда  он  закончит.
Праздник есть праздник.
   - Пусть его приведут сюда, - распорядилась Озма.
   Пока выполнялось ее распоряжение, она осведомилась у своих военных:
   - Есть ли еще рядовые в вашей армии?
   - Конечно, - ответил Железный Дровосек. - Всего их у нас трое.
   В этот момент в зал вошел рядовой и отдал честь офицерам и Озме.
   - Как тебя зовут? - осведомилась юная правительница.
   - Омби Эмби, - отозвался рядовой.
   - Слушай меня внимательно, Омби Эмби, - сказала она.  -  Я  произвожу
тебя в генералы и назначаю начальником охраны королевского дворца.
   - Но ведь для казны очень разорительно содержать так много  офицеров,
- ответил рядовой. И, поколебавшись, прибавил: - И мне не на что  купить
генеральский мундир.
   - Это уж моя забота, - ответила Озма.
   Рядового усадили за стол рядом с бывшими начальниками,  которые  -  а
что им оставалось делать? - поздравили его. Праздник продолжался.
   Внезапно Джелия Джемм воскликнула:
   - Больше нечего подавать на стол. Все съел Голодный Тигр!
   - И это еще не самое худшее, - мрачно пробормотал  Голодный  Тигр.  -
Похоже, я потерял свой аппетит. Ума не приложу, куда  он  мог  запропас-
титься.

   21. ВОЛШЕБНЫЙ ПОЯС ДОРОТИ

   В гостях у Озмы Дороти провела несколько очень  радостных  недель.  У
нее появилось множество новых знакомых, и, где бы ни оказывалась девочка
из Канзаса, всюду ее окружали забота и участие.
   Как-то раз, когда Дороти сидела в комнате Озмы, она заметила на стене
картину, которая постоянно менялась. Сначала на ней был  изображен  лес,
потом озеро, деревня, лужайка...
   - Какая удивительная картина! - воскликнула она,  вдоволь  налюбовав-
шись этой диковиной.
   - Да, - согласилась Озма. - Это и впрямь удивительное достижение  на-
шей магической науки. Если я хочу взглянуть на далекую страну или на ка-
кого-то ее жителя, мне стоит только выразить желание вслух.
   - А можно мне попробовать? - оживилась Дороти.
   - Ну конечно.
   - В таком случае я хочу увидеть нашу старую ферму в  Канзасе  и  тетю
Эм.
   Тотчас же в рамке появился давно знакомый дом, а в нем вполне  отчет-
ливо просматривалась тетя Эм. Она сидела на кухне у окна и мыла  посуду.
На пороге грелся на солнышке пес Тотошка, а по двору бегала  Хохлатка  с
выводком цыплят.
   - Дома все вроде бы в порядке, - сказала Дороти со  вздохом  облегче-
ния. - Теперь хотелось бы узнать, что делает дядя Генри.
   Тотчас же на картине появилось изображение Австралии. Дороти  сначала
увидела город Сидней, затем дом, комнату, а в ней дядю Генри,  сидевшего
в кресле-качалке и в задумчивости курившего трубку. Вид у него был очень
грустный и озабоченный. Волосы его совсем поседели, а руки и лицо сильно
исхудали.
   - Дяде Генри не стало лучше! - воскликнула Дороги расстроенным  голо-
сом. - Это все потому, что он переживает  из-за  меня.  Озма,  милая!  Я
должна немедленно ехать к нему!
   - Но как ты туда доберешься? - удивилась Озма.
   - Не знаю, - призналась Дороти. - Но давай  обратимся  за  помощью  к
доброй волшебнице Глинде. Я уверена, что она научит меня, как попасть  в
Австралию.
   Озма охотно согласилась и велела запрячь Коня в красивую красную  ка-
рету Когда ее приказание было выполнено, обе девочки отправились в гости
к знаменитой волшебнице.
   Глинда была рада их видеть и внимательно выслушала рассказ Дороти.
   - У меня есть волшебный пояс, - сказала девочка из Канзаса -  Если  я
надену его и велю ему перенести меня к дяде Генри, то, как  вы  думаете,
выполнит он мою просьбу?
   - Думаю, что да, - улыбнулась Глинда.
   - А если я снова захочу вернуться сюда, - продолжала  Дороти,  -  то,
наверное, мне опять нужно приказать поясу.
   - Вот тут ты ошибаешься, - возразила ей волшебница  -  Пояс  обладает
волшебной силой только в таких странах, как Эв или Оз. Если, милая Доро-
ти, ты наденешь его и прикажешь перенести  в  Австралию,  пояс  выполнит
твое желание, потому что он сделан в волшебной стране. Но когда ты  ока-
жешься в Австралии, то пояс исчезнет, как это  произошло  с  серебряными
башмачками, и никто никогда больше его не увидит.  Было  бы  обидно  ли-
шиться такой ценной вещи, не так ли?
   - Тогда, - сказала, чуть поразмыслив, Дороти, - я оставлю пояс  Озме,
чтобы она им пользовалась. А она может приказать поясу отправить меня  в
Австралию к дяде Генри, правильно?
   - Правильно, - согласилась Глинда.
   Девочки отбыли назад в Изумрудный Город, и по пути они  договорились,
что по субботам Озма будет вызывать изображение Дороти в своей волшебной
картине И если Дороти подаст условный знак, это будет означать, что  она
снова захотела навестить Страну Оз Волшебный пояс Короля Гномов  поможет
Озме выполнить желание своей подруги.
   Затем наступил момент прощания. Тик-Ток попросился сопровождать Доро-
ти в Австралию, но она решила, что механический человек вряд  ли  сможет
думать; мыслить и действовать в цивилизованном мире: скорее  всего,  его
завод там сломается. Поэтому она оставила его у Озмы.
   Биллина, напротив, сама предпочла остаться в Стране Оз, наотрез отка-
завшись путешествовать дальше.
   - Таких вкусных жуков и муравьев, как здесь, мне не найти ни в  какой
другой стране, - объявила Желтая Курица. - К тому же их здесь такая  уй-
ма! Так что лучше я буду жить да поживать в Стране Оз  и,  уверяю  тебя,
Дороти, будь я человеком, я бы ни за что не стала  возвращаться  в  этот
твой "цивилизованный мир".
   - Я нужна дяде Генри, - просто ответила Дороти, и все,  кроме  Желтой
Курицы, согласились, что она совершенно права.
   Все друзья Дороти - и старые, и новые - собрались перед дворцом, что-
бы пожелать ей счастливого пути и долгих лет жизни. После объятий и  ру-
копожатий Дороти напоследок еще раз поцеловала Озму и передала  ей  вол-
шебный пояс Короля Гномов со словами:
   - А теперь, милая Озма, когда я махну платком, пожалуйста, вели поясу
отправить меня к дяде Генри. Мне страшно жалко расставаться с  тобой,  и
со Страшилой, и с Железным Дровосеком, и с Трусливым Львом, и с  Тик-То-
ком, и со всеми остальными, но мне надо быть с дядей Генри. До свидания,
мои дорогие!
   Затем Дороти встала на один из  гигантских  изумрудов,  что  украшали
дворцовый сад, и, в последний раз посмотрев  на  своих  друзей,  махнула
платком.
   - Нет, нет, - говорила Дороти. - Я вовсе не утонула. Я приехала  уха-
живать за тобой, дядя Генри, и ты должен пообещать, что постараешься как
можно быстрее поправиться.
   Дядя Генри улыбнулся и крепко обнял свою племянницу.
   - Мне уже лучше, моя дорогая, - сказал он.



   Л. Ф. Баум
   ДОРОТИ И ВОЛШЕБНИК В СТРАНЕ ОЗ

   издательство "РИПОЛ КЛАССИК", 1998
   OCR Палек, 1998 г.

   1. ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

   Ночной из Фриско сильно запаздывал Обычно он  прибывал  в  Хагсонский
тупик к полуночи, но на этот раз лишь в пять часов утра, когда  небо  на
востоке начало уже светлеть, маленький поезд медленно подполз к платфор-
ме, служившей местным вокзалом.  Заскрипели  тормоза.  Кондуктор  громко
выкрикнул:
   - Хагсонский тупик!
   Юная пассажирка поднялась с места и заторопилась к  выходу.  В  одной
руке у нее был плетеный саквояж, в другой  -  прикрытая  газетой  птичья
клетка, под мышкой зажат зонтик. Кондуктор помог ей выйти из вагона, ма-
шинист снова развел пары,  состав  застонал,  запыхтел  и  потащился  по
рельсам дальше. Запаздывал он потому, что  накануне  всю  ночь  напролет
земля под рельсами вздрагивала и  сотрясалась.  Машинист  опасался,  что
рельсы того и гляди разойдутся, и тогда пассажирам несдобровать. Поэтому
он вел паровоз медленно и осторожно.
   Девочка постояла, провожая глазами поезд, пока он не скрылся за пово-
ротом, потом с любопытством огляделась.
   Хагсонская станция выглядела не слишком гостеприимно, ибо была совер-
шенно  пуста.  Единственным  ее  украшением  служила  старая  деревянная
скамья. Сквозь мутную пелену предрассветных сумерек нельзя было  разгля-
деть ни строений, ни людей. Спустя некоторое время девочка заметила  не-
подалеку под деревьями лошадь с коляской. Она подошла поближе и  обнару-
жила, что лошадь стоит привязанная к дереву, понуро свесив голову до са-
мой земли. Лошадь была рослая и костлявая, с длинными ногами и  крупными
копытами. Кожа так туго обтягивала ее ребра, что пересчитать  их  ничего
не стоило, а длинная голова была явно великовата для туловища.  Хвост  у
коня был короткий и куцый, а упряжь во многих местах порвана, но  забот-
ливо починена с помощью бечевок и кусков проволоки.  Зато  коляска  была
почти новая, с лакированным верхом и занавесочками по бокам. Зайдя  спе-
реди и заглянув внутрь, девочка увидела  на  сиденье  паренька,  который
крепко спал, свернувшись калачиком.
   Она поставила клетку на землю и ткнула в паренька зонтиком.  Тот  мо-
ментально вскочил и принялся яростно тереть глаза.
   - Привет! - сказал он, заметив девочку. - Ты, что ли, Дороти Гейл?
   - Я, - ответила та, внимательно разглядывая всклокоченную шевелюру  и
мигающие спросонья серые глаза возницы. - Ты,  видно,  меня  поджидаешь,
чтобы отвезти на Хагсонскую ферму?
   - Ну да, - кивнул тот. - А что, поезд пришел?
   - Если не пришел, как бы я здесь оказалась? - улыбнулась Дороти.
   Ее собеседник рассмеялся весело и дружелюбно. Выпрыгнув  из  коляски,
он забросил саквояж Дороти на сиденье, а клетку пристроил в ногах на по-
лу.
   - Канарейки? - поинтересовался он.
   - Вот и нет, это мой котенок Эврика. Он у меня всегда так путешеству-
ет.
   Мальчик покачал головой.
   - Странное имя для кота - Эврика, - заметил он.
   - Я назвала его так потому, что он найденыш, -  объяснила  Дороти.  -
Дядя Генри говорит, что "эврика" значит "я нашел".
   - Ясно. Ну, залезай.
   Девочка взобралась на сиденье, парнишка - следом за ней. Он  разобрал
вожжи, тряхнул ими и причмокнул:
   - Н-но!
   Конь не шелохнулся, лишь едва повел обвислым ухом.
   - Н-но! - снова прикрикнул мальчик.
   Конь оставался недвижим.
   - Быть может, - предположила девочка, - надо отвязать его от дерева.
   Паренек опять весело рассмеялся и соскочил на землю.
   - Похоже, я все еще сплю, - сказал он, отвязывая лошадь. - Зато  Джим
хорошо знает свое дело, верно, Джим? - и он  похлопал  коня  по  длинной
морде.
   Мальчик вновь уселся в коляску и взялся за вожжи.  Лошадь  попятилась
из-под деревьев, неторопливо развернулась и затрусила по песчаной  доро-
ге, уже слегка различимой в предрассветном тумане.
   - Я думал, поезд вовсе не придет, - заметил  мальчик.  -  Пять  часов
прождал на станции.
   - Нас то и дело трясло, - пояснила Дороти. - А ты не чувствовал разве
подземных толчков?
   - Ну мы-то в Калифорнии к ним привыкли, - отвечал  ее  собеседник.  -
Уже и бояться перестали.
   - А кондуктор говорил, что на его памяти это самое сильное  землетря-
сение.
   - Да ну? Тогда, наверное, я его проспал, потому и не заметил, -  оза-
даченно сказал паренек.
   Девочка помолчала немного. В тишине было слышно только мерное цоканье
лошадиных копыт. Потом поинтересовалась:
   - Как поживает дядя Генри?
   - Неплохо. Они с дядей Хагсоном друг другу были рады-радешеньки.
   - Мистер Хагсон - твой дядя? - спросила Дороти.
   - Да. Дядя Билл Хагсон женат на сестре твоего дяди Генри. Выходит, мы
с тобой - троюродные брат и сестра, - догадался мальчик и очень  обрадо-
вался собственному открытию. - Я работаю у дяди на ранчо за десять  дол-
ларов в месяц и харчи.
   - Не сказать, чтобы много, - проговорила девочка с некоторым сомнени-
ем.
   - Спросить дядю Хагсона - скажет, что много, а меня - так нет. Я ведь
золото, а не работник: работаю не хуже, чем сплю, - добавил  парнишка  и
опять рассмеялся.
   - Как тебя зовут? - спросила Дороти, подумав про себя, что  ей  реши-
тельно по душе этот весельчак.
   - Зовут по-разному, - почему-то смутился он. - Полное имя -  Зебедия,
но для своих просто Зеб. Ты, значит, была в Австралии?
   - Да, вместе с дядей  Генри,  -  ответила  Дороти.  -  Мы  прибыли  в
Сан-Франциско неделю назад, только дядя  Генри  отправился  прямиком  на
Хагсонскую ферму, а я на несколько дней задержалась в городе у знакомых.
   - А надолго вы к нам? - спросил Зеб.
   - На один только день. Завтра мы с дядей Генри отправляемся обратно в
Канзас. Мы и так долго не были дома, и оба очень соскучились.
   Мальчик вытянул свою костлявую лошадь кнутом и  задумался.  Он  хотел
еще что-то сказать своей маленькой спутнице, но не  успел  открыть  рот,
как коляска начала вдруг страшно раскачиваться из стороны в  сторону,  а
земля перед ней вздыбилась. В следующий миг раздался оглушительный  гро-
хот, и Дороти увидела, как рядом с дорогой в земле разверзлась  глубокая
трещина, а потом сомкнулась снова.
   - О Господи! - закричала она, вцепившись в железные поручни. - Что же
это такое?
   - Землетрясение, вот что! - Лицо парнишки вмиг побелело. - Мы с тобой
просто чудом спаслись, Дороти.
   Но тут внезапно конь стал как вкопанный. Напрасно Зеб  тряс  вожжами,
понукал его - ничто не помогало. Тогда мальчик принялся  что  было  силы
хлестать животное по бокам кнутом. Джим протестующе  заржал  и  медленно
потрусил по дороге.
   Несколько минут и мальчик и девочка сидели молча. В воздухе пахло не-
шуточной бедой. Каждые несколько минут земля вздрагивала  и  колебалась.
Уши Джима встали на голове торчком, все тело напряглось, как струна. Бе-
жал он не очень быстро, но на боках проступили пятна пота,  и  время  от
времени он начинал дрожать как осиновый лист.
   Небо вновь потемнело, над долиной со зловещим плачем-завыванием  про-
несся ветер.
   Внезапно раздался ужасающий треск, и прямо под лошадью в земле откры-
лась огромная трещина. Дико заржав от ужаса, животное рухнуло в расщели-
ну, увлекая за собой коляску вместе с пассажирами.
   Дороти крепко уцепилась за верх коляски, мальчик сделал  то  же.  Оба
были настолько потрясены, что не сразу поняли, что происходит.
   Со всех сторон их окружал мрак, и во мраке они все летели вниз,  еже-
секундно ожидая, что упадут и разобьются вдребезги об острые  скалы  или
что земля сомкнется над их головами и погребет навеки в своих недрах.
   Жуткое ощущение падения в бездну, тьма, леденящие душу звуки -  не  в
силах вынести  всего  этого,  Дороти  на  несколько  мгновений  лишилась
чувств. Зеб - он был все же мальчик - в обморок не  упал,  но  был  тоже
страшно напуган и, плотно вжавшись  в  сиденье  коляски,  ожидал  каждое
мгновение, что оно станет для него последним.

   2. СТЕКЛЯННЫЙ ГОРОД

   Когда Дороти очнулась, коляска все еще продолжала падать, но  уже  не
так стремительно. Благодаря тому что ее верх уподобился надуваемому вет-
ром парашюту или зонтику, они теперь опускались плавно, как бы парили  в
воздухе, что было бы даже приятно, если бы пассажиры не думали о смерти,
грозящей им ежеминутно, и о том, что ждет их на дне огромной  расщелины.
Над головами у них раздавались как бы раскаты грома - это  земля  смыка-
лась на месте образовавшихся было трещин. Мимо  то  и  дело  проносились
камни и комья глины. Дети не видели их, только слышали, как они  бараба-
нят по крыше коляски, да еще как взвизгивает почти по-человечески  Джим,
когда его настигает очередной булыжник. На самом деле камни не причиняли
большого вреда животному, которое ведь тоже падало, только чуть  медлен-
нее из-за коляски-парашюта. Коню было скорее страшно, чем больно.
   Долго ли, коротко ли продолжалось падение, Дороти не знала. От  удив-
ления и испуга она потеряла счет времени. Постепенно, поборов страх, она
решилась заглянуть вниз, в черную бездну. Совсем рядом  маячили  смутные
очертания лошади: задранная кверху голова, стоящие торчком уши,  длинные
ноги, растопыренные в разные стороны. Посмотрев вбок, Дороти обнаружила,
что мальчик, онемевший от страха, как и она сама, попрежнему  сидит  ря-
дом.
   Дороти вздохнула с некоторым облегчением. Худшего,  кажется,  удалось
избежать. Наоборот, начиналось новое приключение, обещающее оказаться не
менее странным и чудесным, чем те, что ей пришлось уже пережить.
   При этой мысли девочка ободрилась и еще  раз  выглянула  из  коляски,
чтобы узнать, откуда исходит странное свечение,  все  более  разгонявшее
мутную мглу. Далеко внизу она заметила шесть огромных сияющих шаров, как
бы висевших в воздухе. Средний, самый крупный, был белого цвета и  похож
на солнце. Вокруг него располагались лучами звезды остальные пять: розо-
вый, фиолетовый, желтый, голубой и оранжевый. От  этого  роскошного  се-
мейства разноцветных светил расходились во все стороны радужные лучи. По
мере того как лошадь с коляской, Дороти и Зебом опускалась все ниже, лу-
чи становились все ярче. Они переливались нежнейшими оттенками, заполняя
все окружающее пространство ослепительной,  волшебной,  красочной  игрой
света.
   От изумления Дороти потеряла дар речи и молча смотрела, как одно  ухо
у Джима становится фиолетовым, а другое розовым,  хвост  окрашивается  в
желтый цвет, а туловище - в голубые и оранжевые полоски, не хуже, чем  у
зебры. Она оглянулась на Зеба, чье лицо стало голубым, а волосы  розовы-
ми, и растерянно хихикнула:
   - Вот смехота!..
   Мальчик и сам смотрел на нее во все глаза. Через лицо Дороти пролегла
зеленая полоса, потом одна половинка оказалась голубой, другая - желтой.
Тут, пожалуй, испугаешься.
   - Н-не в-в-вижу н-ничего смешного! - заикаясь, пробормотал Зеб.
   В этот момент коляска качнулась и вместе с лошадью плавно  переверну-
лась набок. Они, однако, продолжали падать, так что дети не ощутили осо-
бой разницы, оставшись сидеть в коляске на своих местах. Затем они опро-
кинулись вверх дном и продолжали медленно кувыркаться, пока не вернулись
наконец в первоначальное положение. В течение всего этого  времени  Джим
отчаянно дрыгал и молотил в воздухе ногами, а когда они оказались  опять
ниже головы, выдохнул с облегчением:
   - Ну, так-то лучше!
   Дороти и Зеб удивленно переглянулись.
   - Твой конь умеет разговаривать? - спросила Дороти.
   - Раньше я за ним такого не замечал, - отозвался мальчик.
   - Это первые слова в моей жизни, - проговорил конь, - а откуда они  у
меня взялись - не могу вам объяснить, и не просите. В хорошенькую перед-
рягу вы меня втянули, нечего сказать.
   - Мы ведь и сами в нее попали, - примирительно произнесла  Дороти.  -
Не волнуйся, очень скоро это чем-нибудь да закончится.
   - Еще бы, - проворчал конь, - боюсь только, конец будет не  из  весе-
лых.
   Зеба била дрожь. Все происходящее было ужасно,  фантастично  и  реши-
тельно не укладывалось в голове - легко ли тут не пасть духом!
   Вскоре они приблизились почти вплотную к пылающим цветным светилам  и
проплыли мимо них. Свет стал такой яркий и так  резал  глаза,  что  дети
закрыли лица руками, чтобы не ослепнуть.
   Жара, однако, совсем не ощущалось, и, когда верх коляски укрыл их  от
пронзительных лучей, мальчик и девочка снова смогли открыть глаза.
   - Должны же мы когда-то добраться до дна, -  сказал  Зеб  с  глубоким
вздохом. - Не можем мы падать вечно.
   - Конечно, нет, - согласилась Дороти. - Думаю, мы теперь примерно по-
середине Земли и не иначе как вот-вот выпадем с противоположной стороны.
Ничего себе дыра, а?
   - Здорово глубокая, - поддакнул мальчик.
   - Там внизу что-то виднеется, - объявил вдруг конь. При  этих  словах
оба пассажира выглянули из коляски и посмотрели вниз. И точно, под ними,
уже не особенно далеко, лежала земля. Но падали они теперь очень медлен-
но - так медленно, что это едва ли можно было назвать падением, - и поэ-
тому у них было предостаточно времени, чтобы  успокоиться  и  оглядеться
вокруг.
   Под ними лежали равнины и горы, озера и реки, очень  похожие  на  те,
что встречаются на поверхности Земли, однако вся панорама была чудно ок-
рашена пестрыми лучами шести светил. Тут и там виднелись  группы  домов,
сооруженных, похоже, из чистого стекла - уж очень ярко они блестели.
   - Я уверена, что бояться нам пока нечего, - бодро сказала  Дороти.  -
Мы спускаемся так медленно, что не можем разбиться  при  приземлении,  а
местность премиленькая.
   - Но мы же никогда не вернемся домой, - простонал Зеб.
   - А ты не загадывай, - возразила девочка, - да и  стоит  ли  об  этом
беспокоиться теперь, Зеб? Сделать мы все равно пока ничего не  можем,  а
ведь нет ничего глупее, чем горевать понапрасну.
   Мальчик замолчал, вполне убежденный столь разумными словами, и вскоре
оба, забыв обо всем, уже разглядывали странные картины, развертывающиеся
перед ними. Они падали прямо в центр большого  города,  в  котором  было
много высоких зданий со стеклянными башнями  и  остроконечными  шпилями.
Шпили напоминали наконечники огромных копий, и упасть на один из них бы-
ло бы куда как несладко.
   Джим тоже тревожно поглядывал вниз, от страха прядая ушами. Дороти  и
Зеб затаили дыхание в ожидании неминуемой развязки. Но ничего  страшного
не произошло: они плавно опустились на широкую плоскую крышу, и  на  том
полет завершился.
   Когда Джим ступил наконец на твердую поверхность, ноги у бедняги едва
не подкосились. Но Зеб тотчас выпрыгнул из коляски, правда, так поспешно
и неловко, что задел ногой клетку Дороти - та  выпала  и  покатилась  по
крыше. Дно у нее отвалилось, и из перевернутой клетки вылез розовый  ко-
тенок. Он уселся на стеклянной крыше, сладко зевнул и  замигал  круглыми
глазами.
   - А вот и Эврика, - обрадовалась Дороти.
   - Впервые в жизни вижу розового котенка, - заявил Зеб.
   - Эврика не розовый, а белый. Он только кажется розовым в этом чудном
свете.
   - Где мое молоко? - осведомился котик, заглядывая снизу вверх в  лицо
Дороти. - Я умираю от голода.
   - Ах, Эврика, неужели и ты умеешь разговаривать?
   - Разговаривать? А я разве разговариваю? Боже милостивый,  и  впрямь!
Ну не смешно ли?
   - Все здесь какое-то невсамделишное, - степенно рассудил Зеб.  -  Жи-
вотным не положено разговаривать. А вот поди ж ты, старина  Джим  и  тот
вдруг заговорил.
   - Не вижу тут ничего невсамделишного, - грубовато отозвался  Джим.  -
Во всяком случае, это не менее всамделишное, чем все, что нас здесь  ок-
ружает. Но что с нами будет дальше?
   - Понятия не имею, - ответил мальчик, с любопытством осматриваясь.
   Дома в городе были целиком из стекла, такого чистого  и  прозрачного,
что сквозь стены можно было смотреть, как сквозь окна.  Под  крышей,  на
которую они приземлились, Дороти видела комнаты и в них  по  углам  кучи
каких-то странных предметов.
   За спиной у детей в крыше была пробита огромная дыра. Вокруг валялись
груды осколков. Ближайший к ним шпиль лишился наконечника. Стены  других
зданий были рассечены трещинами, кое-где отколоты углы, но даже и это не
могло их совсем лишить былого великолепия.  Радужные  лучи  шести  солнц
мягко освещали стеклянный город, окрашивая его строения в нежные и  мяг-
кие, радующие глаз цвета.
   С момента высадки путешественников ни один звук  не  нарушил  тишины,
кроме их собственных голосов. Они начали  уже  гадать,  куда  подевались
обитатели прекрасного подземного города, как вдруг через дыру в соседней
крыше вылез человек. Он был невысок ростом,  хорошо  сложен,  лицо  имел
спокойное и безмятежное, как будто нарисованное. Одежда ловко сидела  на
нем; пошитая из красивой ярко-зеленой ткани, она переливалась всеми цве-
тами радуги, то ли на солнце, то ли еще и сама по себе.
   Человек сделал один или два шага по стеклянной крыше и  тут,  заметив
чужеземцев, резко остановился. На его спокойном лице  не  отразилось  ни
страха, ни удивления, хотя он был, наверное, и поражен и напуган.  Когда
же взгляд его упал на нескладную фигуру лошади, он повернулся  кругом  и
торопливо зашагал к дальнему краю крыши, не отрывая, однако, глаз от не-
виданного животного.
   - Берегись! - крикнула Дороти, заметив, что  красавец  совершенно  не
смотрит себе под ноги. - Осторожнее, свалишься вниз!
   Но тот не обратил на ее крик ни малейшего внимания. Дойдя до края вы-
сокой крыши, он шагнул через него и пошел себе дальше.
   Потрясенная девочка подбежала к краю и увидела,  что  человек  быстро
спускается вниз по воздуху, как по лестнице. Вскоре он был уже на мосто-
вой и исчез за дверьми одного из стеклянных строений.
   - Как странно! - воскликнула девочка, с трудом переводя дух.
   - Может, и странно, зато ужасно забавно, - пропищал тоненький голосок
котенка, и Дороти, оглянувшись, обнаружила, что ее любимец  тоже  гуляет
по воздуху примерно в полуметре от края крыши.
   - Назад, Эврика! - закричала она в ужасе. - Убьешься!
   - У меня девять жизней, - промурлыкал котенок, делая круг по  воздуху
и возвращаясь назад, на крышу, - но я ни одну из них не подвергаю  опас-
ности, потому что не могу упасть, даже если захочу.
   - Тебя держит воздух? - удивилась девочка.
   - Ты разве сама не видишь? - котенок снова прогулялся по воздуху.
   - Чудеса! - обрадовалась Дороти.
   - Пусть Эврика спустится на улицу и позовет кого-нибудь к нам на  по-
мощь, - предложил Зеб, который был не менее ее поражен  этими  странными
явлениями.
   - А вдруг мы тоже можем ходить по воздуху? - предположила девочка.
   Зеб вздрогнул и отшатнулся.
   - Я бы не отважился, - сказал он.
   - Может быть, Джим попробует? - предложила Дороти, оглянувшись на ко-
ня.
   - Может, да, а может, и нет, - отвечал Джим. - Я достаточно  накувыр-
кался в воздухе, мне и на крыше хорошо.
   - Мы ведь не упали на крышу, - размышляла девочка, - мы парили в воз-
духе, и я почти уверена, что могли бы опуститься плавно до самой  мосто-
вой без всяких ссадин и ушибов. Вон Эврика, смотрите, отлично  ходит  по
воздуху.
   - Эврика весит всего полфунта, - презрительно фыркнул Джим, - а  я  -
не меньше полутонны.
   - Ты весишь не так много, как хотелось бы, Джим, -  покачала  головой
девочка, окинув лошадь взглядом, - ты ведь ужасно худой.
   - Что делать, я стар, - вздохнул конь, понурив голову. - Я мало хоро-
шего видел в жизни, к тому же в былые годы мне пришлось потаскать  конку
по улицам Чикаго, а на этой работенке не разжиреешь.
   - Зато теперь он ест за троих, будто решил  наверстать  упущенное,  -
вставил мальчик.
   - Я ем? Что-то я не припомню, чтобы я ел хоть что-нибудь  сегодня  на
завтрак, - проворчал Джим, которого слова Зеба задели за живое.
   - Никто из нас не завтракал, - сказал мальчик, - и вообще,  не  время
болтать о еде сейчас, в минуту грозной опасности.
   - Нет опасности более грозной, чем голод, - снова фыркнул конь,  про-
пустив мимо ушей упрек своего юного хозяина. - Хотел бы я знать,  растет
ли в этом странном месте овес, а если растет, то стеклянный он или нет?
   - Конечно, нет! - воскликнула Дороти. - Мне отсюда видны окраины  го-
рода, сады и поля - нам бы только добраться до земли!
   - Так что же вы не сойдете вниз? - удивился Эврика. - Я голодный, как
лошадь, и очень хочу молока.
   - А ну, рискни, Зеб, - предложила девочка, повернувшись к своему  то-
варищу.
   Зеб колебался. Он был все еще бледен и не в себе, необычайное приклю-
чение совсем выбило его из колеи. Однако он не хотел, чтобы Дороти сочла
его за труса, и медленно двинулся к краю крыши.
   Держась за руку Дороти, Зеб оторвал от крыши ногу и ступил в пустоту.
Как ни странно, он почувствовал под ногой твердую опору. Набравшись  му-
жества, он сделал шаг и второй ногой. Не выпуская его руки, Дороти  пос-
ледовала за ним, и вскоре оба уже гуляли по воздуху рядом с весело  рез-
вящимся котенком.
   - Давай, Джим, - позвал мальчик, - бояться нечего! Джим нехотя  осто-
рожно приблизился к краю крыши. Будучи благоразумной и многоопытной  ло-
шадью, он не мог не признать, что ничто не мешает ему последовать за ос-
тальными. С фырканьем и ржанием, помахивая коротким хвостом, он потрусил
с крыши вниз к улице. Из-за своего большого веса он  спускался  быстрей,
чем дети, и обогнал их на полпути. Но на стеклянную мостовую он  призем-
лился так мягко, что даже не успел испугаться.
   - Ну и ну! - сказала Дороти, переводя дух. - Что за удивительное мес-
то!
   Из стеклянных дверей начали выходить люди, чтобы  поглазеть  на  при-
шельцев, и вскоре собралась целая толпа. В ней были мужчины  и  женщины,
но совсем не было детей. Местные жители были  стройны  и  хорошо  одеты,
имели правильные и приятные черты лица. В толпе не было ни одного безоб-
разного человека, но и красивым Дороти не  показался  ни  один:  слишком
бесстрастными были эти кукольные физиономии. Они не улыбались, не хмури-
лись, не выражали ни испуга, ни удивления, ни любопытства,  ни  дружелю-
бия. Они просто глазели на чужестранцев, основное внимание уделяя  Джиму
и Эврике, поскольку раньше никогда не видели ни лошадей, ни котов, а де-
тей приняли за себе подобных.
   Вскоре к собравшимся подошел незнакомец, в  темных  волосах  которого
прямо надо лбом сверкала звезда. Похоже, это был уважаемый  здесь  чело-
век, ибо прочие расступились, чтобы дать ему дорогу. Обведя  безмятежным
взором сначала животных, потом детей, он обратился к Зебу, который  рос-
том был чуть повыше Дороти. руки и вскочила  в  коляску.  Мальчик  занял
свое место рядом с ней и скомандовал:
   - Н-но, Джим!
   Лошадь тронулась. Жители Стеклянного Города расступились перед коляс-
кой, а затем всей толпой двинулись следом. Они медленно шагали то по од-
ной улице, то по другой, пока не оказались на широкой площади, в  центре
которой высился стеклянный дворец с башней посредине и четырьмя высокими
шпилями по углам.

   3. ПОЯВЛЕНИЕ ВОЛШЕБНИКА

   Вход во дворец был достаточно широк, коляска въехала внутрь без  тру-
да, и дети очутились в великолепном зале с очень высоким потолком. Толпа
ввалилась следом и расположилась вдоль стен, оставив  в  середине  круга
только коня, коляску и человека со звездой.
   - Явись нам, о Гвиг! - громко воззвал тот.
   Вдруг все вокруг заволокло дымом. Облако заклубилось у  самого  пола,
потом поднялось к потолку, открыв взорам странную фигуру  на  стеклянном
троне, возникшем неведомо откуда прямо под носом у Джима. Восседавший на
нем человек ничем не отличался от прочих обитателей этой страны, если не
считать одежды ярко-желтого цвета. Волос у него не было вовсе,  зато  на
лысине, на лице и на тыльной стороне ладоней росли  острые  шипы,  вроде
тех, что торчат на розовых стеблях. Даже на кончике носа у него красова-
лась колючка, и это было так смешно, что Дороти не выдержала и  расхохо-
талась.
   Услышав смех, Колдун смерил девочку холодным взглядом, который  мгно-
венно отрезвил ее.
   - Как вы посмели незваными вторгнуться в заповедную Страну Мангабу? -
сурово спросил он.
   - Мы это сделали не по своей воле, - отвечала Дороти.
   - Как вы посмели злонамеренно обрушить на наши жилища  разрушительный
каменный дождь? - продолжал тот.
   - Мы не делали этого, - возразила девочка.
   - Докажите! - вскричал Колдун.
   - Ничего мы не собираемся доказывать! -  с  негодованием  воскликнула
Дороти. - Если у вас есть хоть капелька здравого смысла, вы  должны  по-
нять, что случилось землетрясение.
   - Мы знаем только, что вчера на нас  сошел  каменный  дождь,  который
причинил большой ущерб строениям и людям. Сегодня прошел еще один камен-
ный дождь, а сразу за ним объявились вы.
   - Между прочим, - сказал человек со звездой, строго глядя на Колдуна,
- еще вчера ты уверял, что второго каменного дождя не  ожидается.  А  он
все-таки прошел и был даже сильнее первого. Что пользы  от  твоего  кол-
довства, если оно то и дело ошибается?
   - Мое колдовство не знает ошибок, - заявил поросший  колючками  чело-
век. - Я предсказал, что выпадет один каменный дождь,  так  и  было.  Во
второй раз с неба падали люди и лошади с коляской. И кое-какие камни за-
одно.
   - Следует ли ожидать еще дождей? - спросил человек со звездой.
   - Ни в коем случае, мой принц.
   - Ни каменных, ни лошадиных?
   - Никаких, мой принц.
   - Ты уверен?
   - Совершенно уверен, мой принц. Порукой тому мое колдовство.
   В этот момент в зал вбежал какой-то человек и с низким поклоном обра-
тился к Принцу:
   - В небе снова творятся чудеса, ваше высочество, - взволнованно доло-
жил он.
   Принц и его приближенные тут же бросились из  зала  на  улицу,  чтобы
собственными глазами увидеть, что происходит. Дороти и Зеб выпрыгнули из
коляски и побежали следом за всеми, и только Колдун как ни в чем не  бы-
вало остался сидеть на своем троне.
   Над головой они увидели шар. Он стоял в воздухе пониже, чем  пылающее
созвездие шести светил, и продолжал опускаться, но так медленно, что  на
первый взгляд казался неподвижным.
   Толпа затихла в ожидании. Больше им ничего не оставалось делать,  ибо
оторваться от странного зрелища и уйти было невозможно,  но  и  ускорить
приземление шара они тоже не могли. Земные дети ничем  не  выделялись  в
толпе, будучи ростом со среднего обитателя Страны Мангабу, а конь остал-
ся во дворце Колдуна вместе с Эврикой, мирно уснувшим на сиденье  коляс-
ки.
   Воздушный шар постепенно увеличивался в размерах, что  означало,  что
он точно опускается. Дороти поразило хладнокровие Мангабуков:  у  нее-то
сердце было готово выпрыгнуть из груди от волнения! Шар нес с собой  но-
вого гостя с поверхности Земли, а с ним - надежду на помощь, так необхо-
димую ей и Зебу.
   Час спустя шар оказался настолько низко, что  можно  было  разглядеть
подвешенную под ним корзину. Спустя два часа - чью-то голову  над  краем
корзины, а через три часа огромный шар медленно опустился на запруженную
толпой площадь и остался лежать на стеклянной мостовой.
   Тут из корзины выпрыгнул небольшого роста человечек,  снял  с  головы
цилиндр и вежливо со всеми раскланялся. Коротышка был немолод, с вытяну-
той, длинной и абсолютно лысой головой.
   - Да это же Оз! - в изумлении вскричала Дороти.
   Человечек оглянулся на нее, удивившись, похоже, не меньше девочки, но
тут же заулыбался и ответил с поклоном:
   - Да, милочка, Оз, великий и грозный, собственной персоной. Ну а  ты,
конечно, Дороти из Канзаса. Я тебя отлично помню.
   - Кто это? Как ты его назвала? - зашептал Зеб девочке на ухо.
   - Это Волшебник Оз. Разве ты про него не слышал? Тут к Волшебнику по-
дошел человек со звездой.
   - Незнакомец, - сказал он, - что привело вас в Страну Мангабуков?
   - Я и не знал, что это за страна, сынок, -  отвечал  тот  с  любезной
улыбкой, - и, честно говоря, отправляясь в путь, вовсе не собирался  на-
носить вам визит Я живу на поверхности Земли, где, с вашего  позволения,
не в пример лучше, чем внутри. Вчера я поднялся  на  воздушном  шаре,  а
когда стал спускаться, провалился в огромную трещину, образовавшуюся при
землетрясении. Из моего шара вытекло так много газа, что я не мог  снова
подняться, а потом земля над моей головой сомкнулась Так что я продолжал
снижаться, пока не попал сюда И если вы мне укажете способ  отсюда  выб-
раться, я с удовольствием отправлюсь восвояси Прошу простить  за  причи-
ненное беспокойство, но я не нарочно, честное слово.
   Принц выслушал его внимательно. Затем заговорил снова:
   - Эта девица, прибывшая, как и ты, с поверхности Земли, назвала  тебя
волшебником Волшебник это что же, вроде колдуна?
   - Даже и сравнивать нельзя, - быстро отозвался Оз. -  Один  волшебник
стоит трех колдунов.
   - Ну, это тебе еще предстоит доказать, - сказал Принц. - Среди Манга-
буков живет сейчас один из самых могущественных колдунов, когдалибо сор-
ванных с куста, но даже он иногда ошибается Ты когда-нибудь ошибаешься?
   - Никогда! - самоуверенно заявил Волшебник.
   - Уж будто, Оз, - засомневалась Дороти. -  Помнится,  в  удивительной
Стране Оз. тебе случалось совершать ошибки, и немало.
   - Чепуха! - сказал Волшебник, краснея, ибо как раз в этот миг на  его
лицо упал алый солнечный луч.
   - Следуй за мной, - приказал ему Принц. - Я хочу представить тебя на-
шему Колдуну.
   Волшебнику это приглашение не особенно понравилось, но не принять его
он не мог. Он прошел вместе с Принцем в огромный башенный зал, а Дороти,
Зеб и вся толпа поспешили следом.
   Поросший колючками Колдун по-прежнему восседал на троне. Увидев  его.
Волшебник хихикнул:
   - Что за нелепое создание!
   - На вид он, может, и нелеп, - негромко проговорил Принц, -  но  кол-
дун, каких поискать. Его единственный недостаток состоит в том,  что  он
слишком часто ошибается.
   - Я никогда не ошибаюсь, - возразил Колдун.
   - Совсем недавно ты утверждал в моем присутствии, что с  неба  больше
не будут падать камни или люди, - напомнил Принц.
   - Правильно, ну и что?
   - Вот еще один человек, упавший с неба. Выходит, ты был не прав.
   - Один человек еще не люди, - заявил Колдун. - Если бы с небес  спус-
тились хотя бы двое, вы могли бы с полным основанием утверждать,  что  я
ошибся. Но появился один, поэтому никто не разубедит меня в моей  право-
те.
   - Неплохо, - сказал Волшебник, одобрительно кивая головой. - Счастлив
засвидетельствовать, что подземные жулики ничем не отличаются от  назем-
ных. Ты выступал когда-нибудь в цирке, братец?
   - Не пришлось, - осторожно ответил Колдун.
   - А следовало бы попробовать, - серьезно посоветовал маленький  чело-
вечек. - Я представляю здесь Объединенный Всемирный Цирк Байлума и Барни
- три арены в одном шатре и сбоку зверинец. Уверяю вас, это чудная  ком-
пания.
   - А чем, собственно, вы занимаетесь? - полюбопытствовал Колдун.
   - Поднимаюсь на воздушном шаре и зазываю публику в цирк.  Правда,  на
этот раз мне не повезло: ухнул сквозь землю и опустился куда  ниже,  чем
хотел. Но можете не волноваться, едва ли кто другой сможет проникнуть  в
вашу Страну Габазуков.
   - Мангабуков, - поправил его Колдун. - Уж если ты волшебник,  мог  бы
не ошибаться в названиях.
   - Ясно волшебник какие могут быть сомнения! Такой же  волшебник,  как
ты - колдун.
   - Это мы еще посмотрим, - отрезал тот.
   - Если ты сможешь доказать, что ты искуснее его, - сказал  Принц  за-
летному претенденту, - я сделаю тебя в моей стране Главным  Колдуном.  А
если нет...
   - Что будет, если нет? - торопливо спросил Волшебник.
   - Я прерву твою жизнь и запрещу тебя высаживать, - ответил Принц.
   - Прогноз малоприятный, - заметил Волшебник,  озабоченно  разглядывая
звездоносца. - Ну да не беда. Будьте покойны, я заткну за пояс эту  ста-
рую колючку.
   - Мое имя Гвиг, - сообщил Колдун, обращая на соперника холодный  бес-
сердечный взор. - Попробуй сравниться со мной в могуществе.
   Он повел колючей рукой в воздухе, и послышался нежный перезвон  коло-
кольчиков, выводящих замечательную мелодию. С того места, где стояла До-
роти, во всем огромном стеклянном зале не было видно, однако, ни  одного
колокольчика.
   Мангабуки выслушали музыку без особого интереса. Эту штуку Гвиг  про-
делывал каждый раз в доказательство своих колдовских талантов.
   Теперь наступила очередь Волшебника. Он улыбнулся собравшимся и спро-
сил:
   - Не будет ли кто так любезен одолжить мне шляпу?
   Ответа не последовало по той простой причине, что Мангабуки  шляп  не
носили, а Зеб потерял свою во время полета.
   - Гм! - сказал Волшебник. - Не будет ли кто так добр одолжить мне но-
совой платок?
   Носового платка также ни у кого не оказалось.
   - Ну что ж, - пожал плечами Волшебник. -  Тогда,  если  позволите,  я
воспользуюсь собственной шляпой. Теперь, уважаемая публика,  следите  за
мной внимательно. Как видите, в рукавах у меня ничего нет  и  в  кармане
тоже ничего не спрятано. Ну и шляпа, разумеется, пустая. - Он снял с го-
ловы шляпу, повернул ее вверх дном и энергично потряс.
   - Покажи-ка мне, - потребовал Колдун.
   Он взял шляпу, тщательно осмотрел ее и вернул Волшебнику.
   - А сейчас, - продолжал старичок, - я из ничего сделаю нечто.
   Он поставил шляпу на стеклянный пол, проделал над ней несколько  пас-
сов, затем поднял, и - под шляпой оказался  маленький  белый  поросенок,
размером не больше мыши, который тут же принялся бегать, прыгать  и  то-
ненько визжать.
   Публика следила за всем этим, затаив дыхание, ибо никто из них никог-
да не видел свиней, ни больших, ни маленьких. Волшебник нагнулся,  поса-
дил крошечное создание к себе на ладонь, ухватил его за голову большим и
указательным пальцами одной руки, а за хвост пальцами другой и  разделил
пополам, причем каждая половинка тут же превратилась в поросенка, целого
и невредимого. Затем Волшебник пустил одного из них резвиться на полу, а
второго опять разделил пополам, так что получилось  уже  три  поросенка.
Это удивительное занятие он продолжал до тех пор, пока под ногами у него
не забегали целых девять крошечных поросят, которые все визжали и  очень
забавно хрюкали.
   - Теперь, - сказал Волшебник, - сотворив из ничего нечто, я намерева-
юсь обратить его снова в ничто.
   С этими словами он поймал двух поросят и сжал их вместе так, что  по-
лучился один. Затем он поймал еще поросенка, прижал его к первому, и тот
исчез. Постепенно все девять поросят слепились в одного. Этого последне-
го Волшебник накрыл своей шляпой, сделал над нею таинственный  пасс,  и,
когда он поднял шляпу, поросенка под ней поразительным образом не оказа-
лось.
   Старичок раскланялся перед толпой, безмолвно наблюдавшей за  происхо-
дящим, а Принц проговорил своим неизменно спокойным  бесстрастным  голо-
сом:
   - Ты и в самом деле великий волшебник, даже более могущественный, чем
мой Колдун.
   - Недолго ему быть великим волшебником, - проворчал Гвиг.
   - Почему это? - удивился Волшебник.
   - Потому что я остановлю твое дыхание, - последовал ответ.  -  А  ты,
как я понял, настолько нелепо устроен, что не сможешь жить, не дыша.
   Оз не на шутку встревожился.
   - Сколько времени тебе на это понадобится? - спросил он.
   - Около пяти минут. Итак, я начинаю. Смотри на меня внимательно.
   Он начал выделывать странные телодвижения перед носом Волшебника,  но
маленький человечек и не подумал на него смотреть. Вместо этого он раск-
рыл свой кожаный чемоданчик, достал из него несколько острых ножей и со-
единил их один с другим, так что получилась длинная сабля. Он уже приде-
лывал к сабле рукоятку, когда  почувствовал,  что  чары  Колдуна  начали
действовать и дышать ему становится все труднее.
   Тогда, не теряя времени. Волшебник бросился вперед со  своей  саблей,
размахнулся, крутнул ее раза два над головой и нанес мощный удар,  кото-
рым рассек Колдуна пополам.
   Дороти завизжала от ужаса и закрыла глаза. Когда она их  открыла,  то
увидела две половинки Колдуна, лежащие порознь на полу.  Она  убедилась,
что внутри у него нет ни костей, ни крови. В разрезанном виде  его  тело
больше всего напоминало ломтики репы или картофеля.
   - Да ведь он - овощ! - вскричал пораженный Волшебник.
   - Естественно, - согласился Принц. - Мы все в этой стране - овощи,  а
вы разве нет?
   - Мы-то нет, - отвечал Волшебник. - Люди с поверхности Земли  состоят
из плоти и крови. Ваш Колдун умрет?
   - Конечно. В сущности, он уже мертв и очень скоро завянет. Его следу-
ет немедленно высадить, чтобы из него проросли новые Колдуны, -  пояснил
Принц.
   - Как же это так получается? - спросил озадаченный Волшебник.
   - Если вы пройдете со мной в общественные сады, - отвечал Принц, - то
я вам открою и продемонстрирую тайны нашего Овощного Королевства.

   4. ОВОЩНОЕ КОРОЛЕВСТВО

   После того как Волшебник отер с сабли картофельный сок, вновь  разоб-
рал ее на части и уложил в чемоданчик, человек со  звездой  велел  своим
людям доставить обе половинки Колдуна в общественные сады.
   Джим, прослышав, что они направляются в сады, навострил уши и изъявил
готовность присоединиться к процессии, надеясь по пути найти  что-нибудь
съедобное. Зеб опустил у коляски верх и пригласил  Волшебника  присоеди-
ниться к их компании. Сиденье было широкое, на нем могли свободно помес-
титься двое детей и взрослый, а котенок, когда Джим тронулся к выходу из
зала, вскочил ему на спину и устроился там, очень довольный собой.
   Процессия медленно двигалась по улицам города. Во главе -  носильщики
с останками Колдуна, следом - Принц, потом - Джим, впряженный в  коляску
с путешественниками, замыкала шествие толпа овощелюдей с их всегда  без-
различными лицами: не имея сердец, они не умели ни  улыбаться,  ни  хму-
риться.
   Стеклянный Город состоял из нескольких красивых густонаселенных улиц.
Сразу за городом раскинулась широкая равнина, усеянная садами и  орошае-
мая множеством говорливых ручьев. В садах были проложены дорожки, а  че-
рез ручьи тут и там перекинуты стеклянные мостики необыкновенной  красо-
ты.
   Дороти и Зеб охотно вышли из коляски и пошли пешком рядом с  Принцем,
желая получше разглядеть растения и цветы.
   - Кто построил эти прекрасные мосты? - спросила девочка.
   - Их никто не строил, - отвечал человек со звездой, - они сами вырос-
ли.
   - Как странно, - удивилась Дороти. - А стеклянные дома в вашем городе
тоже вырастают сами?
   - Конечно! - последовал ответ. - Им,  правда,  требуется  много  лет,
чтобы подняться в полный рост. Вот почему мы так огорчились,  когда  ка-
менный дождь побил кое-какие башни и поколол крыши.
   - Разве их нельзя починить? - осведомилась Дороти.
   - Нет, но со временем они срастутся сами. Нам остается только ждать.
   В окрестностях города встречалось немало роскошных цветников, но  До-
роти никак не удавалось определить, что за цветы в них росли, потому что
окраска их постоянно менялась, благодаря игре лучей, испускаемых  шестью
светилами. Цветы оказывались то розовыми, то  белыми,  то  голубыми  или
желтыми. Низкорослые широколистные растения, в  изобилии  произраставшие
тут и там, также непрестанно меняли цвет.
   Когда они вышли на луг, Джим поспешил наклониться к траве и  стал  ее
пощипывать.
   - Ничего себе страна! - ворчал он, ни к кому в особенности не обраща-
ясь. - Уважающая себя лошадь принуждена питаться розовой травой!
   - Она, скорее, фиолетовая, - поправил его Волшебник из коляски.
   - А вот теперь уже голубая, - пожаловался конь. - Все равно что раду-
гу жуешь.
   - И как она на вкус? - поинтересовался Волшебник.
   - Совсем не плохо, - признался Джим. - Было бы ее в достатке -  я  бы
на цвет не смотрел.
   Тем временем компания достигла края свежевспаханного  поля,  и  Принц
объявил, оглянувшись на Дороти:
   - Вот здесь мы производим посадки.
   Несколько Мангабуков со стеклянными лопатами вышли вперед и принялись
рыть яму. В нее они опустили обе половинки Колдуна  и  забросали  сверху
землей. Другие тем временем принесли воды из ручья и полили грядку.
   - Он скоро должен взойти, - сказал Принц, - и со временем превратится
в пышный куст, с которого можно будет собрать  несколько  штук  отборных
колдунов.
   - Неужели вы все вырастаете на кустах? - спросил пораженный мальчик.
   - Разумеется, - был ответ. - А неужели у вас на поверхности Земли  не
все люди вырастают на кустах?
   - Мы о таком и не слыхивали.
   - Подумать только! Если вы последуете за мной в один из наших общест-
венных садов, я расскажу и покажу вам, как мы произрастаем в Стране Ман-
габуков.
   Оказалось, что местные жители, хотя и могли гулять по воздуху,  пред-
почитали все же обычный способ передвижения по земле. В  их  жилищах  не
было ступенек, они в них не нуждались, но по  плоской  поверхности  чаще
ходили пешком, как мы.
   Маленькая группа путешественников следовала за Принцем  по  дорожкам,
временами переходя через ручьи по стеклянным мостам, пока наконец не по-
дошла к саду, окруженному высокой оградой. Джим отказался покинуть  луг,
где он мог щипать траву без перерыва, поэтому Волшебник вышел из коляски
и присоединился к Дороти и Зебу, а котенок бодро засеменил  за  ними  по
пятам.
   За оградой ровными рядами росли удивительного вида растения. Их широ-
кие листья, изящно изгибаясь, почти касались кончиками земли. В  сердце-
вине каждого красовался,  наподобие  бутона,  красиво  одетый  Мангабук.
Одежда, похоже, росла прямо на нем.
   Растущие на кустах Мангабуки были всех возрастов, от крошечного  мла-
денца до вполне уже взрослых мужчин и женщин. На кусте можно  было  уви-
деть бутон, цветок, младенца, подростка или юношу, но все они, даже  уже
вполне зрелые, оставались неподвижны и безмолвны, как бы  лишены  жизни.
Только теперь Дороти стало понятно, почему среди Мангабуков она не виде-
ла детей, - обстоятельство, до сих пор остававшееся для нее загадочным.
   - Настоящая жизнь для нас начинается лишь после того, как нас  сорвут
с куста, - пояснил Принц. - Обратите внимание на то, что  все  Мангабуки
соединены со своими растениями стопами ног. Достигнув  полной  зрелости,
они легко отделяются от стебля и тут же обретают дар  движения  и  речи.
Пока они растут, про них нельзя даже сказать, что они живые, но,  будучи
сорванными, все как один становятся добрыми гражданами.
   - И сколько вы живете после того, как вас сорвут? - спросила Дороти.
   - Это зависит от ухода, - последовал ответ. -  При  обильном  поливе,
избегая несчастных случаев, мы можем прожить лет пять. Лично я был  сор-
ван шесть лет назад, но наша семья славится долгожительством.
   - А чем вы питаетесь? - осведомился мальчик.
   - Питаемся? Да ничем! Мы нуждаемся в пище не больше, чем картофель.
   - Но картофель иногда прорастает, - заметил Зеб.
   - Увы, и с нами бывает такое, - отвечал Принц. -  Это  страшное  нес-
частье, в таких случаях нас приходится высаживать немедленно.
   - Где же вы сами выросли? - поинтересовался Волшебник.
   - Сейчас покажу, - услышали они в ответ. - Будьте добры, следуйте  за
мной.
   Они вошли внутрь невысокой ограды, где рос всего один куст,  красивый
и пышный.
   - Это, - объявил Принц, - Королевский Куст Мангабуков. Все  принцы  и
правители с незапамятных времен вырастали на этом кусте.
   Путники остановились перед царственным растением в изумлении. На  ос-
новном стебле росла стройная девушка со столь безупречной фигурой и  та-
ким милым личиком, что Дороти тут  же  подумала:  более  восхитительного
создания она не видела еще никогда в жизни. Платье девицы ниспадало мяг-
кими складками, рукава тонули в легкой  кружевной  пене.  Кожа  ее  была
гладкой, как полированная слоновая кость, а поза выражала достоинство  и
грацию.
   - Кто это? - с любопытством спросил Волшебник.
   Звездоносный Принц пристально оглядел девушку на кусте. Когда он  от-
вечал, в его всегда ровном и холодном голосе прозвучало некоторое  заме-
шательство:
   - Это Принцесса Крови, моя преемница и, стало  быть,  будущая  прави-
тельница страны. Когда она вполне дозреет, я вынужден буду отказаться от
верховной власти в ее пользу.
   - А разве она еще не дозрела? - удивилась Дороти. Принц поколебался.
   - Не совсем, - ответил он наконец. - Ее предстоит сорвать через  нес-
колько дней, по моему усмотрению. Я не то чтобы очень спешу пойти в отс-
тавку на семена.
   - Я вас понимаю, - кивнул Волшебник.
   - Это, пожалуй, самое неприятное, что есть в нашей овощной  жизни,  -
продолжал Принц со вздохом. - Находясь в полном расцвете сил, мы  вынуж-
дены уступать дорогу другим, нас хоронят в землю, чтобы мы  дали  ростки
новой жизни.
   - Я уверена, что Принцессу уже пора срывать, - заявила Дороти, внима-
тельно разглядывая прелестную девицу  на  кусте.  -  Большей  красоты  и
представить себе нельзя.
   - Не выдумывайте, - отозвался Принц поспешно, - она  может  потерпеть
еще несколько дней, а я, так и быть, согласен править до тех  пор,  пока
не избавлю страну от вас, незваных гостей.
   - Что вы собираетесь с нами делать? - забеспокоился Зеб.
   - Еще не решил окончательно. Пока не созреет новый колдун. Волшебника
я думаю оставить при себе. Похоже, он искусен в своем  ремесле  и  может
быть нам полезен. Всех прочих предстоит тем или  иным  способом  уничто-
жить, причем высаживать вас я не собираюсь: нам тут не нужны ни  лошади,
ни кошки, ни люди из плоти и крови!
   - Напрасно беспокоитесь, - сказала Дороти, - я  уверена,  что  из-под
земли мы не прорастем.
   - Зачем же вам губить моих друзей? - спросил маленький  Волшебник.  -
Чем они вам мешают?
   - Им здесь не место, - отрезал Принц. - Им вообще не следовало бы на-
ходиться в недрах.
   - Мы не стремились сюда попасть, а упали случайно, - сказала Дороти.
   - Это не оправдание, - холодно заявил Принц.
   Дети переглянулись в замешательстве и тревоге, а Волшебник  вздохнул.
Эврика умыл мордочку лапкой и промурлыкал себе под нос:
   - Похоже, что меня не придется уничтожать специально: если в  ближай-
шее время мне не дадут поесть, я и сам умру с голоду и таким образом об-
легчу им задачу.
   - Если он тебя высадит, то  прорастет,  пожалуй,  букет  из  кошачьих
хвостов, - горько пошутил Волшебник.
   - Не грусти, Эврика! Быть может, в райских кущах есть растения, в ко-
торых течет млечный сок, - предположил мальчик.
   - Фи, - фыркнул котик, - я и не притронулся бы к такой гадости.
   - Не все же тебе лакать молоко, Эврика,  -  заметила  Дороти,  -  до-
вольствоваться можно любой едой.
   - Кто ж мне ее даст? - проворчал котенок.
   - Я и сам голодный, - сказал Зеб. - Но я приметил в  одном  из  садов
клубнику, а в другом - несколько дынь. Местные жители  ничего  не  едят,
так, может быть, на обратном пути они позволят нам сорвать их?
   - Вы зря беспокоитесь насчет еды, - прервал его Принц. -  Через  нес-
колько минут вас уничтожат, так что вам не придется нарушать наши дивные
клубничные кусты. Будьте любезны, следуйте за мной навстречу своей поги-
бели.

   5. ДОРОТИ СРЫВАЕТ ПРИНЦЕССУ

   Слова овощного Принца, от которых так и повеяло сыростью и  могильным
холодом, не прибавили бодрости нашим путешественникам. Тем не менее, ис-
полняя его приказание, они тронулись в обратный путь и вскоре  вышли  за
пределы ограды. Мрачные и подавленные, дети шли молча.  Вдруг  Волшебник
тихонько коснулся плеча Дороти:
   - Постой-ка!
   - Что такое? - спросила девочка.
   - А не сорвать ли нам Принцессу Крови? - зашептал Волшебник. - Я уве-
рен, что она вполне созрела и как только оживет и станет правительницей,
отнесется к нам куда благосклоннее, чем бессердечный Принц.
   - Отличная мысль! - с облегчением воскликнула Дороти. - Давайте  сор-
вем ее сейчас же, пока не заметил звездный правитель.
   Они побежали назад к Королевскому Кусту и взяли прелестную  Принцессу
за обе руки.
   - Три-четыре, тащи! - скомандовала Дороти, и  они  потянули  на  себя
царственную девицу. Стебель хрустнул и отделился от ее ступней. Принцес-
са оказалась такой легкой, что Волшебник и Дороти смогли мягко  опустить
ее на землю.
   Прелестное создание тотчас потерло кулачком глаза,  поправило  выбив-
шийся локон, окинуло взглядом сад и, весьма грациозно кивнув, произнесло
мелодичным, исполненным чувства голосом:
   - Благодарю вас.
   - Приветствуем ваше королевское высочество! - Волшебник преклонил ко-
лени и поцеловал ей руку.
   В эту минуту послышался голос Принца, призывавший их поторапливаться,
а мгновение спустя он и сам появился внутри ограды в сопровождении  нес-
кольких слуг.
   Принцесса повернулась к нему, а Принц при виде ее замер  на  месте  и
весь задрожал.
   - Вы причинили мне много зла и навредили бы еще больше,  если  бы  не
эти чужестранцы, - произнесла царственная девица с большим достоинством.
Меня можно и нужно было сорвать еще на прошлой неделе, и только ваш эго-
изм и властолюбие виной тому, что я продолжала произрастать безгласно на
моем кусте.
   - Я не подозревал о том, что вы уже дозрели, - пролепетал Принц  сла-
бым голосом.
   - Подайте мне сюда Звезду Королевской Власти! - потребовала она.
   Принц нехотя снял сияющую звезду со своего лба и возложил ее на  чело
Принцессы. Тотчас все присутствующие низко поклонились ей, а  Принц  по-
вернулся и, никому уже не нужный, побрел прочь. О том, что с  ним  стало
после, наши друзья так никогда и не узнали.
   Теперь жители Мангабу выстроились в колонну и двинулись к Стеклянному
Городу, сопровождая новую правительницу к ее  дворцу,  где  должны  были
состояться подобающие случаю торжества. Большинство шагало по земле,  но
Принцесса шествовала по воздуху над их головами в  доказательство  своей
избранности и особой возвышенности.
   Теперь никто, казалось, не обращал внимания на путешественников, поэ-
тому Дороти, Зеб и Волшебник отстали от процессии и пошли  гулять  среди
садов и огородов. Они не давали себе труда переходить ручьи по мостикам,
а, подойдя к потоку, запросто шагали поверх него на другую сторону.
   Это было ни с чем не сравнимое ощущение, и Дороти заметила:
   - Интересно, почему мы можем так легко ходить по воздуху?
   - Может быть, потому, - предположил Волшебник, - что находимся близко
к центру Земли, где сила притяжения очень слаба. Но я и раньше  замечал,
что в волшебных странах происходят порой самые невероятные вещи.
   - А это волшебная страна? - спросил мальчик.
   - Конечно, - быстро ответила Дороти. - Только в волшебной стране  жи-
вут овощные люди, только в волшебной стране Эврика и Джим могут разгова-
ривать не хуже нашего.
   - Что правда, то правда, - задумчиво согласился Зеб.
   В садах они нашли клубнику, дыни и еще какието им  не  известные,  но
очень вкусные фрукты, которых они наелись  до  отвала.  Котенок  замучил
всех постоянными требованиями молока и мяса.
   Он все время ворчал на Волшебника за то, что тот при помощи своих чар
не мог сотворить ему даже блюдца молока.
   Они сидели на траве, наблюдая за Джимом, который, не переставая,  же-
вал. И тут Эврика промяукал:
   - Я думаю, он вообще не волшебник!
   - Ты совершенно прав, - отвечал тот. - В точном значении этого  слова
я никакой не волшебник, а только фокусник.
   - Оз всегда был большим фокусником, - согласилась  Дороти.  -  Я  его
давно знаю.
   - Если так, - заметил мальчик, - то как же он смог проделать эту  по-
разительную штуку с девятью поросятами?
   - Не знаю, - призналась Дороти. - Скорее всего, здесь какое-то  наду-
вательство.
   - Совершенно верно, - кивнул Волшебник. - Мне было  необходимо  обма-
нуть этого урода Колдуна, и Принца, и всех их глупых подданных, но  вам,
друзья мои, я готов признаться, что это был всего лишь ловкий фокус.
   - Но я же видел поросят собственными глазами! - воскликнул Зеб.
   - И я тоже, - промурлыкал котик.
   - Еще бы вы их не видели, - отвечал Волшебник. -  Они  существуют  на
самом деле и сейчас сидят в моем жилетном кармане. Но разделение  их  на
части, а потом составление воедино - ловкость рук, не более.
   - Покажи нам скорее своих поросят, - нетерпеливо потребовал Эврика.
   Маленький человечек осторожно опустил руку в карман и  достал  оттуда
одного за другим крошечных поросят и поставил их на траву. Поросята  за-
бегали вокруг и стали щипать нежные молодые побеги травы.
   - Они тоже голодные, - пояснил Волшебник.
   - Ой, какие миленькие! - восхитилась Дороти, ловя  одного  и  ласково
его гладя.
   - Осторожно! - завизжал поросенок. - Ты меня раздавишь!
   - Боже мой! - в изумлении пробормотал Волшебник. - Они заговорили!
   - Можно мне съесть одного? - умоляюще попросил котенок.  -  Я  ужасно
голоден.
   - Что ты, Эврика, - укоризненно сказала Дороти, - о чем  ты  просишь!
Съесть этих милых крошек?! Ни в коем случае!
   - Нельзя, никак нельзя! - хрюкнул другой поросенок, встревоженно  ог-
лядываясь на кота. - Уж эти мне ужасные котищи!
   - Я не ужасный, - мяукнул Эврика. - Я просто голодный.
   - Ты не посмеешь съесть моих поросят, даже если будешь умирать с  го-
лоду, - строго заявил Волшебник. - Ведь только с их помощью я могу дока-
зать, что я Волшебник.
   - Почему они такие маленькие? - спросила Дороти. - Я никогда не виде-
ла таких маленьких поросят.
   - Они с острова Тини-Вини, - пояснил Волшебник, - где все  маленькое,
потому что и сам остров невелик. Один моряк привез их в  Лос-Анджелес  и
продал мне за девять билетов в цирк.
   - Но чем же мне тогда питаться? - ныл Эврика, усевшись перед Дороти и
просительно заглядывая ей в лицо. - Здесь нет коров, которые  давали  бы
молоко, нет ни одной мыши, ни даже кузнечика. Если мне нельзя съесть по-
росенка, сажайте уж меня сразу в землю, и пусть вырастает кошачий хвост.
   - Идея! - воскликнул Волшебник. - В этих ручьях должна водиться рыба.
Ты же любишь рыбу?
   - Рыбу! - вскричал котенок. - Люблю ли я рыбу! Да она еще  лучше  мо-
лочных поросят и даже лучше молока!
   - Тогда я постараюсь поймать для тебя что-нибудь, -  отвечал  Волшеб-
ник.
   - А вдруг и рыба окажется овощной, как все в этой стране? -  забеспо-
коился котик.
   - Думаю, что нет. Рыбы ведь не животные, они чем-то ближе  к  овощам:
такие же холодные и сырые. Почему бы им не водиться в реках этой  удиви-
тельной страны?
   Волшебник согнул булавку, сделал из нее крючок, потом пошарил в  кар-
мане и нашел там моток бечевки. Приманки у него  никакой  не  оказалось,
кроме красивого алого цветка. Но он знал, что рыбу легко одурачить, при-
манив чем-нибудь ярким, и решил попробовать ловить  на  цветок.  Опустив
конец лесы в воду ближайшего ручья, он вскоре почувствовал резкий рывок,
- клюнуло! - и минуту спустя на берегу уже билась  в  отчаянии  огромная
рыбина.
   Рыба была жирная и крупная. Чешуя ее сверкала,  как  целая  коллекция
бриллиантов. Но путешественникам не пришлось долго любоваться ею, потому
что Эврика вмиг подскочил, поймал рыбу лапами, и через несколько мгнове-
ний от нее уже ничего не осталось.
   - Ах, Эврика! - закричала Дороти. - Неужели ты съел ее всю  вместе  с
костями?
   - Если были кости, то и с костями, - отвечал котик, безмятежно умывая
мордочку после еды. - Только не думаю, что у этой рыбины были кости, по-
тому что мне как будто ничего не царапало горло.
   - Нельзя быть таким жадным, - наставительно сказала девочка.
   - Нельзя быть таким голодным, - парировал кот.
   Поросята, сбившись в кучку, испуганно наблюдали за происходящим.
   - Ужасные создания эти кошки! - воскликнул один из них.
   - Счастье еще, что мы не рыбы, - добавил другой.
   - Не волнуйтесь, - успокаивающе прошептала Дороти, - я не дам  вас  в
обиду.
   Тут она вспомнила, что в ее саквояже, в углу, лежит одно или два  пе-
ченья, оставшиеся от завтрака в поезде. Дороти сходила к коляске и  при-
несла их. Эврика поморщился при виде такого угощения, но поросятки друж-
но захрюкали и вмиг все съели.
   - А теперь, если Джим уже наелся розовой травы,  отправимся-ка  мы  в
город, - предложил Волшебник.
   Конь, пасшийся неподалеку, со вздохом поднял голову.
   - Я уж решил наесться до отвала, коль есть такая возможность. В доро-
ге когда еще поешь! Но я готов тронуться в путь, когда пожелаете.
   Волшебник опять спрятал поросят в жилетный карман,  где  они  немедля
уснули, трое пассажиров уселись в коляску, и Джим зашагал назад в город.
   - Где бы нам переночевать? - размышляла вслух девочка.
   - Я полагаю, мы можем разместиться в доме Колдуна, -  отозвался  Вол-
шебник, - ведь Принц предложил мне занять его место на  то  время,  пока
созревает новый Колдун, и я надеюсь, что Принцесса оставит его предложе-
ние в силе.
   С этим все согласились. Вскоре они выехали на  городскую  площадь,  и
Джим втащил коляску прямо во дворец через двери башенного зала.
   - Не очень-то здесь уютно, - сказала Дороти, оглядывая огромный  пус-
той зал. - Но, во всяком случае, есть крыша над головой.
   - А что это там вверху за дыры? - заинтересовался  мальчик,  указывая
на отверстия под самым куполом башни.
   - Похоже, выходы на чердак, - предположила Дороти, - только  туда  не
ведет почему-то никакой лестницы.
   - Ты забыла, что лестницы здесь не нужны, - напомнил Волшебник. - Да-
вайте поднимемся и посмотрим, что там.
   С этими словами он начал подниматься по воздуху, а Дороти и Зеб  пос-
ледовали за ним. Это было все равно, что карабкаться на крутую гору,  и,
добравшись до цели, они изрядно запыхались. Дверцы, как оказалось,  вели
в залы, расположенные в верхней части дворца. За  ними  находилось  мно-
жество маленьких комнат, обставленных стеклянной мебелью: здесь  были  и
скамейки, и столы, и кресла, только кроватей не было совсем.
   - Неужели эти люди никогда не спят? - недоуменно сказала девочка.
   - А зачем, если у них здесь, как видно, вообще не бывает ночей, - от-
вечал Зеб. - Цветные солнца стоят так же высоко, как  в  час,  когда  мы
прилетели. Если они не заходят, то, стало быть, не бывает и ночи.
   - Ты совершенно прав, - согласился Волшебник. - Но сам я уже не  пом-
ню, когда спал, и ног под собой не чую от усталости. Так что я  прилягу,
пожалуй, на одну из этих стеклянных скамеек и посплю.
   - И я тоже, - подхватила Дороти.
   Она выбрала себе под спальню уютную комнатку в дальнем конце  коридо-
ра. Зеб снова спустился вниз и распряг Джима. Тот, почувствовав себя на-
конец свободным от упряжи, прошелся несколько раз туда-сюда и тоже зава-
лился спать. Эврика, свернувшись клубочком, удобно пристроился подле его
большого костлявого тела. А сам мальчик зашел в одну из  верхних  комнат
и, несмотря на то, что стеклянная скамья была донельзя жесткой, мгновен-
но уснул.

   6. МАНГАБУКИ СТАНОВЯТСЯ ОПАСНЫМИ

   Когда Волшебник проснулся, шесть цветных  солнц  стояли  над  Страной
Мангабуков все на том  же,  неизменном  месте.  Выспался  он  отлично  и
чувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Сквозь стеклянную стенку в  сосед-
ней комнате он увидел Зеба. Тот тоже уже проснулся и сидел на  скамейке,
потягиваясь и сладко зевая. Волшебник зашел к нему и сказал:
   - Думаю, Зеб, что мой воздушный шар едва ли еще пригодится мне в этой
чудной стране. Я, пожалуй, оставлю его на площади, там, где он упал.  Но
в корзине кое-что может нам пригодиться. Не мог бы ты сходить и принести
сюда мой чемоданчик, два фонаря и банку керосина из-под сиденья? Со всем
прочим я расстанусь без сожаления.
   Мальчик охотно отправился исполнять  поручение.  Когда  он  вернулся,
проснулась Дороти.
   Втроем они стали держать совет, что делать дальше,  но,  увы,  ничего
хорошего так и не придумали.
   - Не нравятся мне эти овощелюди, - призналась девочка. -  Холодные  и
рыхлые, как капуста, хотя и приятные на вид.
   - А все потому, что в их жилах течет холодная кровь, -  заметил  Вол-
шебник.
   - К тому же у них нет сердца, и они никого не любят, даже самих себя,
- мрачно добавил мальчик.
   - Принцесса прелестна, - задумчиво продолжала Дороти, - но даже  и  к
ней у меня не лежит сердце. Если бы было куда отсюда бежать, я бы убежа-
ла.
   - Но куда? - воскликнул Волшебник.
   - Не знаю, - развела руками девочка.
   Тут они услышали голос Джима и, поспешив на зов, увидели  с  балкона,
что в дом Колдуна входит Принцесса с целой толпой своих подданных.
   Они спустились вниз, чтобы приветствовать прекрасную овощедевицу, ко-
торая сделала им следующее заявление:
   - Я спросила совета у моих мудрецов, и мы решили, что люди из  плоти,
то есть вы, - чужие в Стране Мангабуков и не должны здесь оставаться.
   - Но как нам отсюда выбраться? - спросила Дороти.
   - Раз вы не можете выбраться, вас следует уничтожить, - был ответ.
   - Каким же образом? - обеспокоился Волшебник.
   - Вас троих мы отведем в Сад Ползучих Лиан, - ответила Принцесса, - и
очень скоро они раздавят и сожрут ваши тела, отчего сами будут расти еще
быстрее. Ваших животных мы загоним в горы и сбросим там  в  Черную  Яму.
Таким образом наша страна очистится от незваных гостей.
   - Но вам же нужен колдун, - поторопился  напомнить  Волшебник.  -  Ни
один из тех, что растут на кусте в саду, еще не созрел. К тому же я не в
пример искуснее. Зачем вам уничтожать меня?
   - Это верно, колдун нам нужен, - признала Принцесса. -  Впрочем,  мне
доложили, что у нас есть запасной, который вот-вот дозреет и сможет  за-
нять место Гвига, безвременно разрубленного тобою пополам. Ты можешь по-
казать мне свое искусство, а я решу; стоит ли уничтожать тебя  вместе  с
остальными.
   Волшебник поклонился публике и повторил свой знаменитый фокус с появ-
лением девяти крошечных поросят и последующим их исчезновением. Принцес-
са взирала на необыкновенных хрюшек со всем изумлением, на какое  только
способна овощная персона. Однако в  конце  представления  она  процедила
сквозь зубы:
   - Неплохое чудо. Жаль только, пользы от него никакой нет. Что ты  еще
умеешь делать?
   Волшебник задумался. Он мог удерживать шпагу на кончике носа, но  это
вряд ли удовлетворило бы Принцессу.
   Тут взгляд его упал на фонари и банку керосина, принесенные Зебом  из
корзины воздушного шара, и эти самые что ни на есть обыкновенные предме-
ты навели его на удачную мысль.
   - Ваше высочество, - сказал он, - я сотворю для вас два солнца, преж-
де никем не виданные, а также представлю вашему взору  разрушителя  куда
более ужасного, чем Ползучие Лианы.
   Он поставил Дороти по правую руку от себя, мальчика по левую и водру-
зил им на головы по фонарю.
   - Только не смейтесь, - шепнул он при этом, - а то все испортите.
   Напустив на лицо выражение чрезвычайной важности  и  торжественности.
Волшебник вынул коробок спичек и зажег оба фонаря. Света они  давали  не
так много по сравнению с сиянием гигантских  цветных  солнц,  но  горели
ровно и ясно. Как бы то ни было, на Мангабуков  они  произвели  огромное
впечатление, ведь местные жители никогда не видели  иного  света,  кроме
солнечного.
   Потом Волшебник плеснул керосина на стеклянный пол, так  что  получи-
лась довольно большая лужа. Когда он поджег керосин,  пламя  взметнулось
ввысь сотней языков. Зрители были сражены.
   - А теперь, ваше высочество, - воскликнул Волшебник, -  те  из  ваших
советников, кто предлагал отвести нас в Сад Ползучих Лиан, пусть  шагнут
в этот круг огня. Если совет хорош и они правы, им ничто не  грозит.  Но
если совет плох, огонь их тут же усушит.
   Советникам это предложение пришлось совсем не по вкусу. Но  Принцесса
отдала приказ, и они подчинились один за другим. Пришлось им  не  сладко
воздух вскоре наполнился ароматом печеной картошки Немалое число  Манга-
буков попадало на пол без чувств, их тут же оттащили подальше  от  огня,
но все равно они так усохли, что их оставалось теперь  лишь  высадить  в
землю.
   - Вне всякого сомнения, - обратилась Принцесса к Волшебнику, - вы са-
мый могущественный колдун из всех нам известных Поскольку теперь  совер-
шенно ясно, что мои мудрецы ошибались, так и быть, я избавлю  вас  троих
от ужасного Сада Ползучих Лиан, но ваших животных все равно ждет  Черная
Яма - терпеть их рядом с собой мои подданные ни в коем случае не желают.
   Волшебник был так доволен тем, что удалось спасти Дороти, Зеба и  се-
бя, что ничего на это не возразил Но когда Принцесса ушла, Джим и Эврика
закричали наперебой, что не хотят отправляться в Черную Яму. Дороти поо-
бещала им сделать все, чтобы спасти их от гибели.
   На протяжении двух или трех дней -  если  называть  днями  промежутки
между сном, ведь темноты, разделяющий сутки, в этой стране не  наступало
- наших друзей никто не беспокоил. Им было позволено жить в доме  Колду-
на, как в собственном, и бродить беспрепятственно по садам в поисках пи-
щи.
   Однажды они оказались вблизи Сада Ползучих Лиан и прошли над ним  вы-
соко по воздуху, поглядывая вниз с интересом и  опаской  Друзья  увидели
плотное скопление толстых зеленых лиан, которые переплетались и  извива-
лись, напоминая огромное змеиное гнездо Лианы душили все, что попадало в
их цепкие объятия, и наши путешественники еще раз  поблагодарили  судьбу
за то, что им удалось избежать этой участи.
   Ложась спать. Волшебник каждый раз доставал из кармана поросят и поз-
волял им побегать по комнате, чтобы развлечь окружающих и  немного  раз-
мяться. Но однажды поросята заметили, что стеклянная  дверь  приоткрыта,
выскользнули в зал, а оттуда по воздуху спустились  на  нижний  этаж.  К
этому времени они успели уже подружиться с Эврикой и поэтому сразу  уст-
ремились к котенку, дремавшему под боком у Джима, и  начали  его  тормо-
шить.
   Конь, который никогда не спал подолгу, поднял голову и теперь  добро-
душно следил за игрой поросят и котенка.
   - Повежливей! - покрикивал он, когда Эврика  опрокидывал  кого-то  из
поросят и начинал катать его лапой, но поросятам это, похоже, нравилось,
они от души веселились.
   Неожиданно комната заполнилась молчаливыми  и  мрачными  Мангабуками.
Каждый из овощелюдей нес сук, покрытый шипами, и воинственно тыкал им  в
сторону коня, котенка и порося г.
   - Эй, бросьте вы это баловство! - сердито заржал Джим. Но после  того
как его пару раз укололи, он вскочил в испуге на ноги и запрыгал,  увер-
тываясь от колючек.
   Мангабуки окружили их со всех сторон, оставив открытым лишь проход  к
дверям. Животные медленно отступали, пока наконец не оказались на улице,
где стояло еще больше местных жителей с колючками. По-прежнему не говоря
ни слова, они погнали бедняг вдоль по улице. Джим изо всех сил  старался
не наступить на крошечных поросят, которые метались у него  под  ногами,
хрюкая и визжа. Эврика фыркал и огрызался, стараясь защитить себя и  ма-
лышей от уколов. Медленно, но неотступно безжалостные Мангабуки гнали их
по дороге, пока наконец город не остался позади. Перед ними простиралась
широкая равнина, за нею начинались горы.
   - Что все это значит? - растерянно спросил конь, увертываясь от  оче-
редной колючки.
   - Боюсь, они гонят нас к Черной Яме, в которую грозили бросить, - от-
ветил котенок. - Будь я ростом с тебя, Джим, я бы дал  бой  этим  жалким
корнеплодам!
   - А что бы именно ты сделал? - осведомился Джим.
   - Я бы начал брыкаться своими длинными  ногами,  обутыми  в  железные
подковы.
   - Ладно, - сказал конь, - так я и сделаю. В  следующее  мгновение  он
попятился неожиданно в направлении толпы  Мангабуков  и  что  было  силы
взбрыкнул задними ногами. Одним ударом он побил и повалил на землю дюжи-
ну врагов и, воодушевленный успехом, продолжал наступать на овощную тол-
пу, рассеивая ее и повергая в бегство трусов.  Эврика  помогал  ему  как
мог, яростно царапаясь и кусаясь. Котенок нанес  таким  образом  немалый
ущерб овощным физиономиям и оказался для  Мангабуков  не  менее  грозным
противником, чем конь.
   Однако силы были слишком неравными,  и  держать  оборону  долго  наши
друзья не могли. Джим и Эврика устали, и, хотя поле боя быстро покрылось
помятыми и поколоченными Мангабуками, друзьям пришлось  в  конце  концов
сдаться и, подчиняясь силе, отступить к горе.

   7. В ЧЕРНУЮ ДЫРУ И ОБРАТНО

   Вблизи гора представляла собой огромную цельную глыбу  темно-зеленого
стекла и выглядела очень мрачной. Посредине крутого склона чернела пеще-
ра. Радужные лучи цветных солнц освещали лишь вход в нее - дальше царила
вечная ночь.
   Мангабуки загнали коня, котенка и поросят в эту черную  дыру,  следом
запихнули коляску - оказалось, что они тащили ее на себе всю  дорогу  от
замка, - и начали громоздить у входа стеклянные валуны, намереваясь  за-
муровать пленников заживо.
   - Горе, горе! - воскликнул Джим. - Вот и настал конец нашим приключе-
ниям.
   - Если бы здесь был Волшебник, - причитал, всхлипывая, один из  поро-
сят, - уж он бы не дал нас в обиду.
   - Надо было позвать его и Дороти, лишь только на нас напали, - согла-
сился Эврика. - Но ничего, друзья мои, мужайтесь, я постараюсь добраться
до хозяев и привести их сюда на подмогу.
   Вход в пещеру был почти весь завален, но котенок успел прыгнуть в еще
оставшееся отверстие и бросился стремглав бежать по  воздуху.  Мангабуки
видели, конечно, как он убегал, и некоторые пытались  даже  достать  его
своими колючками или догнать по воздуху. Однако Эврика был легче  любого
из Мангабуков, и если они могли подняться над землей всего на  пятьдесят
метров, котенок с легкостью взлетел на все сто. Он бежал высоко над  го-
ловами своих преследователей и вскоре оставил их позади. Беспрепятствен-
но достигнув города и дворца, он вошел в окно второго этажа  и  разбудил
Дороти.
   Узнав о случившемся, девочка сразу же разбудила Волшебника и Зеба,  и
они немедля снарядились выручать Джима и поросят. Волшебник  взял  чемо-
данчик, который оказался довольно тяжелым, а Зеб - два  фонаря  и  банку
керосина. Плетеный саквояж Дороти остался лежать под  сиденьем  коляски,
туда же по счастливой случайности мальчик засунул упряжь, когда  распря-
гал Джима накануне. Поэтому девочке нечего было  нести,  кроме  котенка.
Она прижимала его к груди и как могла  утешала,  успокаивала,  чувствуя,
как отчаянно колотится его сердечко.
   Их уход из дворца Колдуна не остался, конечно, незамеченным. Впрочем,
никто и не подумал преградить им путь. Они двигались в направлении  горы
совершенно свободно, зато следом шла огромная толпа овощелюдей,  отрезая
им путь к отступлению.
   Вскоре они подошли к горе, где продолжало трудиться множество  Манга-
буков во главе с Принцессой: они загромождали вход в пещеру  стеклянными
булыжниками.
   - Остановитесь, я вам приказываю! - сердито вскричал Волшебник и при-
нялся отбрасывать камни, чтобы освободить Джима и поросят.
   И опять ему в этом никто не мешал. Мангабуки отступили и молча  смот-
рели на то, как растет дыра в возведенной ими стене. Но когда дыра стала
уже довольно большой, они вдруг все разом бросились вперед, выставив пе-
ред собой свои колючки.
   Дороти, чтобы избежать уколов, тут же прыгнула  в  отверстие.  Зеб  и
Волшебник после тщетной попытки оказать сопротивление укрылись  там  же.
Тогда Мангабуки принялись снова громоздить стеклянный  завал,  намерева-
ясь, как понял наконец Волшебник, заживо похоронить их в горе. Своей до-
гадкой он поделился тут же с детьми.
   - Что же нам делать, милые мои? Прорваться наружу и драться?
   - Что пользы? - возразила Дороти. - Лучше уж умереть здесь,  чем  ос-
таться жить среди жестоких и бессердечных овощелюдей.
   - И я так думаю, - сказал Зеб, осматривая свои царапины. -  Хватит  с
меня этих Мангабуков.
   - Ладно, - отвечал Волшебник, - главное - мы вместе, что бы ни случи-
лось. Но долго сидеть в этой пещере мы тоже не сможем.
   Заметив, что света становится все меньше, он  поднял  своих  поросят,
любовно погладил каждого по головке и бережно положил в карман.
   Зеб чиркнул спичкой и засветил один из фонарей.  Лучи  цветных  солнц
теперь скрылись от них навеки: в стене, отделившей их тюрьму  от  Страны
Мангабуков, не осталось ни щелочки.
   - Интересно, большая эта пещера? - спросила Дороти.
   - Давайте проверим, - предложил Зеб. Он двинулся  вперед  с  фонарем,
Дороти и Волшебник за ним. Пещера не заканчивалась слепой стеной, как им
показалось вначале, ход вел вперед и вверх  сквозь  стеклянную  скалу  в
направлении, которое обещало вывести их на склон, противоположный Стране
Мангабуков.
   - Дорога вполне приличная, - заключил Волшебник. -  Идя  по  ней,  мы
почти наверняка попадем в какое-нибудь место, не в пример  более  прият-
ное, чем Черная Яма. Я полагаю, что овощелюди, боясь темноты, никогда не
заходили в эту пещеру. Но у нас, к счастью, есть фонари, чтобы  освещать
себе путь. Поэтому я советую двигаться вперед  и  выяснить,  куда  ведет
этот туннель.
   Все охотно согласились с этим здравым предложением, и мальчик тут  же
начал запрягать Джима. Когда все было готово, троица заняла  свои  места
на сиденье, и Джим осторожно двинулся вперед. Зеб правил, а Волшебник  и
Дороти держали по бокам коляски зажженные фонари,  чтобы  освещать  коню
дорогу.
   Порой туннель сужался так, что колеса царапали о стены, порой он рас-
ширялся до размеров уличной мостовой, но пол оставался неизменно  ровным
и гладким, и долгое время путешествие протекало без  приключений.  Время
от времени Джим останавливался, чтобы передохнуть, потому что подъем был
довольно крутой и утомительный.
   - Мы сейчас должны быть на уровне шести цветных  солнц,  -  прикинула
Дороти. - Я и не подозревала о том, что гора настолько высока.
   - Страна Мангабуков, надо думать, осталась далеко позади,  -  добавил
Зеб, - ведь за все время пути мы ни разу не сворачивали.
   Они ехали все дальше и дальше, и как раз в  тот  момент,  когда  Джим
окончательно изнемог, в туннеле неожиданно посветлело, да так,  что  Зеб
поспешил задуть фонари, чтобы сэкономить керосин.
   То был обычный дневной белый свет, что  всех  несказанно  обрадовало,
ибо глаза их уже устали от радужного освещения с его игрой  разноцветных
лучей. Внутри туннель напоминал теперь длинную подзорную трубу, а  уклон
его стал более пологим. Джим прибавил шагу, спеша выбраться из  темноты,
и уже через несколько минут они стояли на наружном  склоне  горы.  Прямо
под ними простиралась незнакомая, дивной красоты местность.

   8. ДОЛИНА ГОЛОСОВ

   Пройдя сквозь стеклянную гору, путешественники оказались у края прек-
расной долины, имевшей форму чаши и окаймленной с двух  сторон  высокими
остроконечными горами, а с двух других - отлогими лесистыми холмами. До-
лина была покрыта чудесными лужайками и садами, их  пересекали  аккурат-
ные, посыпанные гравием дорожки. Тут и там виднелись рощи из рослых  мо-
гучих деревьев. На них красовались румяные плоды, в земном  мире  совер-
шенно неведомые. Быстрые прозрачные ручьи бежали меж  цветущих  берегов,
вдоль которых рассыпались странные на вид, но очень  живописные  домики.
Они стояли не кучками, как в деревнях или городах, но каждый сам по себе
в окружении полей, садов и огородов.
   Путешественники любовались чудесным видом, жадно вдыхая  благоуханный
воздух, казавшийся особенно сладким  после  спертой  атмосферы  туннеля.
Несколько минут прошло в молчании, лишь постепенно глаз начинал  улавли-
вать в восхитительном пейзаже кое-какие странности. Вопервых, освещалась
долина из некоего неведомого источника: в синем небе не было ни  солнца,
ни луны, но все вокруг было залито ясным и сильным светом.  Вторым,  еще
более странным обстоятельством было видимое отсутствие в этой  благосло-
венной местности каких бы то ни было обитателей. С возвышения, на  кото-
ром стояли наши герои, они могли окинуть взором всю долину  целиком,  но
не могли в ней заметить ни единого движущегося предмета или фигуры.  Как
будто все в одночасье таинственным образом отсюда исчезли.
   Гора по эту сторону была не из стекла, а из камня, напоминающего гра-
нит. С большим трудом и даже с риском для жизни Джим долго тащил коляску
по каменистым тропам, пока экипаж не очутился наконец на зеленой  лужай-
ке. Здесь начинались уже дорожки, сады и огороды. Но до ближайшего доми-
ка было еще довольно далеко.
   - Ах, как тут чудесно! - радостно воскликнула Дороти, первой выпрыги-
вая из коляски и выпуская Эврику побегать по мягкой бархатистой траве.
   - Ничего не скажешь, - отозвался Зеб, - нам здорово повезло,  что  мы
унесли ноги от овощемучителей.
   - А неплохо было бы, - заметил Волшебник, оглядываясь,  -  поселиться
здесь навсегда. Более привлекательного места, я уверен, мы нигде не най-
дем.
   Он достал из кармана поросят и позволил им побегать по траве, а  Джим
попробовал на вкус зеленый стебелек и  объявил,  что  новая  страна  его
вполне устраивает.
   - Однако здесь мы не можем ходить по воздуху, - сообщил Эврика, кото-
рый попробовал было проделать это и полетел кувырком.
   Никого это особенно не расстроило, а Волшебник предположил,  что  они
теперь ближе к поверхности Земли, чем были  в  Стране  Мангабуков,  пос-
кольку все выглядит привычнее и естественнее.
   - Но где же здешние обитатели? - удивлялся Эврика.
   Волшебник покачал лысой головой:
   - Ума не приложу!
   Послышалось птичье щебетание, но птицы не было видно. Друзья медленно
шли по тропе, ведущей к ближайшему домику, поросята, резвясь, бежали  за
ними, а Джим останавливался на каждом шагу, чтобы пощипать свежей  трав-
ки.
   По дороге они заметили низенькое  растение  с  широкими  развесистыми
листьями, среди которых рос плод величиной с персик. Этот плод  был  так
живописен и ароматен и выглядел таким аппетитным, что  Дороти  останови-
лась и воскликнула:
   - Как вы думаете, что это?
   Девочка протянула руку, чтобы сорвать чудесный фрукт, но девять поро-
сят, уже успевшие к нему принюхаться, опередили ее и  принялись  с  жад-
ностью поглощать плод.
   - Видать, вкусный, - рассудил Зеб. - Гляди, как уплетают за обе щеки,
разбойники.
   - Но где же они? - спросила вдруг Дороти в изумлении.
   Все посмотрели на то место, где только что были  поросята:  там  было
пусто.
   - О Боже! - вскричал Волшебник. - Они убежали, я и не заметил,  куда.
Может, вы видели?
   - Нет! - ответили мальчик и девочка в один голос.
   - Домой, домой, мои крошки! - сзывал своих питомцев перепуганный  хо-
зяин.
   Откуда-то снизу, прямо из-под ног доносились хрюканье и визг,  но  ни
одного поросенка не было видно.
   - Где же вы? - недоумевал Оз.
   - Мы тут, - пискнул кто-то. - Разве ты нас не видишь?
   - Нет, - озадаченно сказал Волшебник.
   - А мы тебя видим, - хихикнул один из поросят.
   Оз наклонился, пошарил рукой и почти тут же нащупал маленькое  жирное
тельце. Он поднял его, но увидеть то, что держал на ладони, не мог.
   - Оч-чень странно, - протянул он задумчиво. - Хотите  верьте,  хотите
нет, но поросята стали невидимыми.
   - Я знаю, - вскричал китенок. - это все потому, что они съели персик!
   - Это был не персик, Эврика, - возразила Дороти. - Впрочем, не  похо-
же, что он был ядовитым.
   - Он был ужасно вкусный, Дороти, - сообщил один из поросят.
   - Мы и еще съедим, если найдем, - добавил другой.
   - Но мы не должны их пробовать ни при каких обстоятельствах,  -  пре-
достерег детей Волшебник, - не то все станем невидимыми и потеряем  друг
друга. Если кому-то из вас попадется подобный плод, лучше  его  не  тро-
гать.
   Одного за другим он подозвал к себе поросят, нащупал каждого и  спря-
тал их по очереди в карман, потом застегнул сюртук  на  все  пуговицы  и
только тогда успокоился наконец за своих питомцев.
   Наши герои продолжали путь и вскоре приблизились к  дому.  Все  здесь
радовало глаз: крыльцо обрамлено зеленым вьюнком, двери распахнуты, а  в
гостиной стол накрыт на четверых. На столе - тарелки, ножи и вилки, блю-
да с хлебом, мясом и фруктами. От жаркого шел  восхитительный  запах,  а
ножи и вилки танцевали в воздухе самым невероятным образом. При всем том
в комнате не было ни души.
   - Вот смешно! - воскликнула Дороти, которая вместе с Зебом и  Волшеб-
ником так и застыла в дверях, пораженная этим зрелищем.
   Ответом ей был взрыв веселого хохота, ножи и вилки со звоном попадали
на тарелки. Один из стульев сам собой отодвинулся от стола. Все это было
так удивительно и непонятно, что Дороти едва не бросилась  бежать  прочь
со страха.
   - Тут кто-то пришел, мама! - раздался высокий детский голосок.
   - Вижу, милочка, - ответил мягкий женский голос.
   - Что вам надо? - спросил третий голос, низкий и грубый.
   - Вот это да! - охнул Волшебник. - В этой  комнате,  кажется,  кто-то
есть?
   - А вы как думали? - отозвался мужской голос.
   - Но вы - простите мне мой нелепый вопрос, - надо полагать,  невидим-
ки?
   - Конечно, - ответил со смехом женский голос. - Других вы и не встре-
тите в Долине Во.
   - Ах, ну конечно, - пробормотал Волшебник. - Дело в том, что все про-
чие люди, встречавшиеся мне до сих пор, были очень даже видимы.
   - Откуда же вы родом? - полюбопытствовала женщина.
   - Мы живем на поверхности Земли, - объяснил Волшебник, - но  недавно,
во время землетрясения, провалились в трещину и угодили в Страну  Манга-
буков.
   - О, это ужасные существа! - воскликнул женский голос. - Мы о них то-
же слышали.
   - Они замуровали нас в горе, - продолжал Волшебник, - но мы  нашли  в
ней сквозной туннель и по нему выбрались сюда. Как вы называете это чуд-
ное место?
   - Долина Во.
   - Спасибо. Нам не у кого было спросить. По дороге не  встретилось  ни
души, поэтому мы и явились к вам в дом.
   - Вы, может быть, голодны? - осведомился женский голос.
   - Я бы, пожалуй, не отказалась поесть, - призналась Дороти.
   - Я тоже, - кивнул Зеб.
   - Но мы вовсе не хотели бы вас беспокоить, уверяю  вас,  -  торопливо
вставил Волшебник.
   - Никакого беспокойства, - возразил на это мужской голос уже куда бо-
лее любезно. - Угощайтесь, будьте как дома.
   При этом голос раздался так близко от Зеба, что он отскочил в  сторо-
ну, как ужаленный. Два детских голоска весело расхохотались, и  это  со-
вершенно успокоило Дороти, решившую, что в обществе столь жизнерадостных
людей им не может грозить никакая опасность, даже если эти люди  невиди-
мы.
   - Что за странное животное щиплет траву у нас под  окном?  -  спросил
мужской голос.
   - Это конь, - сказала девочка. - Его зовут Джим.
   - А на что он годен? - последовал вопрос.
   - Он тащит коляску, в которую, как видите, впряжен, и мы в ней  ездим
вместо того, чтобы ходить пешком, - объяснила девочка.
   - А драться он умеет? - продолжал расспрашивать мужской голос.
   - Нет! Только брыкаться и немножко кусаться, но это, конечно, не нас-
тоящая драка, - ответила Дороти.
   - Плохо тогда ему придется, если встретит медведей, -  посочувствовал
один из детских голосов.
   - Медведей! - воскликнула Дороти. - Здесь что же, водятся медведи?
   - Это наша беда, - посетовал человек-невидимка. - В Долине Во  бродит
множество огромных хищных медведей, они сжирают всякого,  кого  поймают.
Но поскольку мы все здесь невидимы, им редко кого удается поймать.
   - А медведи тоже невидимы? - поинтересовалась девочка.
   - Да, они ведь тоже обожают плод дама и благодаря  ему  невидимы  для
людей и животных.
   - Плод дама растет на низеньком кусте и похож на  персик?  -  уточнил
Волшебник.
   - Совершенно верно.
   - Зачем же вы его едите, если он делает вас невидимками?  -  спросила
Дороти.
   - По двум причинам, милочка, - ответил женский голос. - Плод  дама  -
самый вкусный из всех растущих в Земле плодов, а кроме того,  он  делает
нас невидимками и для медведей. Ну а теперь,  милые  странники,  завтрак
ждет вас на столе,  садитесь,  будьте  добры,  и  поешьте  в  свое  удо-
вольствие.

   9. СХВАТКА С НЕВИДИМЫМИ МЕДВЕДЯМИ

   Путники расселись вокруг стола тем более охотно, что все очень прого-
лодались, а на тарелках как раз появились целые  груды  вкусной  еды.  У
каждого прибора стояла тарелочка,  на  которой  лежал  один-единственный
плод дама, источавший такой соблазнительный волшебный,  сладкий  аромат,
что каждому хотелось туг же съесть его и стать невидимым.
   Но Дороти предпочла удовлетворить свой голод  другими  угощениями,  и
остальные тоже последовали ее примеру, изо всех сил борясь с искушением.
   - Почему вы не едите плод дама? - спросил женский голос.
   - Мы не хотим становиться невидимыми, - ответила девочка.
   - Но тогда медведи увидят вас и съедят, - сказал детский голос. - Мы,
жители Долины Во, предпочитаем быть  невидимками.  Обнимать  и  целовать
друг друга мы можем и так, зато медведей зачем бояться.
   - И с одеждой возни меньше, - заметил мужчина.
   - И мама никогда не угадает, грязное у меня лицо или нет!  -  добавил
второй детский голосок.
   - Потому я и посылаю тебя умываться всякий раз, как вспомню об  этом,
- пояснила мать. - На всякий случай считаю, что грязное.
   Дороти засмеялась и вытянула вперед обе руки.
   - Подойдите-ка сюда, пожалуйста, - ты и твоя сестричка,  -  попросила
она. - Можно, я до вас дотронусь?
   Дети охотно подошли ближе, и Дороти провела  руками  по  их  лицам  и
одежде. Перед ней стояла девочка примерно ее возраста и мальчик  немного
помладше. У девочки волосы были пушистые и мягкие, а кожа  гладкая,  как
шелк. Дороти легонько коснулась ее носика, ушей и губ, которые,  похоже,
были очень изящны.
   - Ты, наверное, очень красива, жаль, что невидима, - сказала она.
   Девочка рассмеялась, а ее мать добавила:
   - Мы здесь, в Долине Во, не тщеславны и в своих ближних ценим не кра-
соту, а доброту и вежливость. А красотой природы, цветов и деревьев, зе-
леных полей и голубого неба любоваться может всякий.
   - А у вас водятся птицы и рыбы? - поинтересовался Зеб.
   - Здешние птицы невидимы, ведь они, как и мы, любят плоды дама,  зато
пением их можно наслаждаться свободно. Медведи тоже невидимы, потому что
и они лакомятся чудесным плодом. Зато рыб, плавающих в ручьях, не увидит
только слепой, и мы часто ловим их себе в пищу.
   - Вашему счастью, невидимки, можно только  позавидовать,  -  вздохнул
Оз. - Но мы, хоть и попали в вашу долину, предпочли бы все  же  остаться
видимыми.
   Тут в комнату вошел Эврика, который до сих пор бродил вместе с Джимом
вокруг дома, и при виде накрытого стола вскричал:
   - Ты должна сейчас же покормить меня, Дороти, я умираю от голода!
   Дети-невидимки испугались было маленького зверька, напомнившего им  о
медведях, но Дороти их успокоила, объяснив, что Эврика - ее любимец, ко-
торый не мог бы причинить им вреда, даже если бы захотел. Поскольку  все
прочие к этому времени уже встали из-за стола, котенок вскочил на стул и
передними лапками влез на скатерть, прикидывая, чего бы ему поесть.  Ка-
ково же было его изумление, когда невидимая рука схватила его за  шкирку
и подняла в воздух. Эврика в ужасе попытался пустить в ход когти и зубы,
но в следующую же секунду плюхнулся на пол.
   - Что тут происходит, Дороти? - завопил он.
   - Видишь ли, милый, - отвечала девочка, - в этом доме  есть  хозяева,
пусть и невидимые. И тебе следовало бы быть повежливее,  Эврика,  не  то
приключится что-нибудь похуже.
   Она поставила миску с угощением для котенка на пол, и тот жадно  при-
нялся за еду.
   Очистив и облизав миску, он попросил:
   - Дай-ка мне еще вон тот ароматный плод со стола.
   - Это плод дама, - объяснила Дороти, - и я запрещаю тебе  его  пробо-
вать, Эврика, не то ты станешь невидимым и потеряешься.
   Котенок облизнулся, глядя на запретный плод.
   - А разве больно стать невидимым?
   - Не знаю, - ответила Дороти, - но мне будет очень больно тебя  поте-
рять.
   - Так и быть, я к нему не притронусь, - решил котенок, - но ты  лучше
спрячь его с глаз долой, а то уж очень он соблазнительно пахнет.
   - Не знаете ли вы, сэр или мадам, - начал Волшебник, обращаясь в воз-
дух, ибо не мог знать наверное, где находятся невидимые хозяева,  -  ка-
кой-нибудь путь из вашей чудной долины обратно на поверхность Земли?
   - Выйти из долины очень просто, - ответил мужской  голос,  -  но  для
этого придется пересечь страну гораздо менее приятную, чем  наша.  Лично
мне не приходилось слышать, чтобы кто-нибудь  выбирался  на  поверхность
Земли. Боюсь, даже если вам удастся это сделать, вы на  ней  не  удержи-
тесь.
   - О, не беспокойтесь, - сказала Дороти, - мы как раз оттуда родом,  и
те места нам хорошо знакомы.
   - Долина Во, что и говорить,  очаровательное  местечко,  -  продолжал
Волшебник, - но мы все равно хотим домой, и никакая опасность нас не ос-
тановит.
   - В таком случае, - стал объяснять человек, - вам надо пересечь доли-
ну и подняться вверх по спиральной лестнице,  той,  что  внутри  Пирами-
дальной Горы. Перевалив через гору - а она уходит за облака, - вы окаже-
тесь в ужасной Стране Ничевогов, населенной Гаргойлями.
   - А кто такие Гаргойли? - спросил Зеб.
   - Увы, не знаю. Наш самый могучий Богатырь  вскарабкался  однажды  по
спиральной лестнице и бился с Гаргойлями девять дней и девять  ночей.  В
конце концов он еле унес от них ноги. Он был настолько потрясен, что  не
мог даже двух слов сказать об этих ужасных существах, а вскоре его  пой-
мал и съел медведь.
   Путешественников этот мрачный рассказ мало порадовал, и тем не  менее
Дороти сказала со вздохом:
   - Если домой нельзя попасть иначе, как познакомившись  с  Гаргойлями,
что ж, придется с ними знакомиться. Уж наверное  они  не  страшнее  Злой
Волшебницы Запада или Короля Гномов.
   - Но тогда тебе помогли победить врагов славные помощники -  Страшила
и Железный Дровосек, - напомнил ей Волшебник. - В  нашей  компании,  моя
милая, нет ни одного воина.
   - Думаю, Зеб, если захочет, может здорово драться. Не так ли, Зеб?  -
обратилась к нему Дороти.
   - Пожалуй, если придется, - ответил Зеб с некоторым, правда, сомнени-
ем.
   - К тому же у нас есть сабля, которая разрубила пополам овощного Кол-
дуна, - сказала девочка.
   - В моем чемоданчике найдется и еще кое-что полезное в бою, -  кивнул
Оз.
   - Больше всего Гаргойли боятся шума, - сообщил голос невидимого хозя-
ина. - Богатырь, бывало, рассказывал мне, что стоило ему  издать  боевой
клич, как эти существа отступали, трясясь от страха, и больше уже в дра-
ку не лезли. Но их там великое множество. Даже у Богатыря не хватало ду-
ху кричать все время, потому что ведь надо было еще и драться.
   - Очень хорошо, - приободрился Волшебник. - Кричать-то мы умеем не  в
пример лучше, чем драться, так что скорее всего с Гаргойлями справимся.
   - Но позвольте, - спросила вдруг Дороти, - как же так случилось,  что
вашего главного Богатыря съели медведи? И потом, если он был  невидим  и
медведи тоже невидимы, откуда вы узнали, что он съеден?
   - В свое время Богатырь убил не менее одиннадцати  медведей.  Мы  это
знаем точно, потому что, когда кто-либо в  нашей  стране  умирает,  чары
плода дама рассеиваются и мертвое тело становится видимым.  Каждый  раз,
когда Богатырь убивал медведя, на всеобщее обозрение  выставлялась  мед-
вежья туша. Когда же он сам пал их жертвой, мы обнаружили  его  останки,
но вскоре, увы, и они исчезли в ненасытных медвежьих утробах.
   Настала пора прощаться с добрыми невидимыми обитателями  домика.  Ра-
зузнав у хозяина дорогу к Пирамидальной Горе, видневшейся на  противопо-
ложном конце долины, друзья возобновили свое путешествие.
   Следуя по берегу широкого ручья, они миновали еще несколько  домиков,
даже еще более нарядных, чем первый, но, разумеется, никого не видели, и
с ними тоже никто не заговаривал. Вокруг в изобилии росли цветы и  фрук-
ты, а также плоды дама, любимое лакомство обитателей Долины Во.
   Около полудня, желая дать Джиму передохнуть, путешественники  остано-
вились в тени чудесного сада, где сами вознамерились подкрепиться вишня-
ми и сливами, но тут неожиданно совсем рядом тихий голос произнес:
   - Будьте осторожны, неподалеку бродят медведи.
   Волшебник тут же схватился за саблю, Зеб за кнут, Дороти запрыгнула в
коляску, хотя Джим был распряжен и мирно пасся в сторонке. Невидимка ти-
хонько рассмеялась:
   - Так вы от медведей не спасетесь.
   - А как же нам спастись? - взволнованно спросила Дороти. Воистину не-
видимая опасность - самая страшная.
   - Нужно сойти к реке, - ответил голос. - В воду медведи лезть побоят-
ся.
   - А вдруг мы сами утонем! - воскликнула девочка.
   - Зачем же вам тонуть? - удивился все тот же  голос,  принадлежавший,
судя по всему, юной девушке. - Вы, как я погляжу, не местные и не знаете
нашей жизни. Ну ничего, я постараюсь вам помочь.
   В следующее мгновение из земли  с  корнем  выдернулось  широколистное
растение и повисло в воздухе перед Волшебником.
   - Потрите этими листьями подошвы ваших ног, и вы  сможете  ходить  по
воде, как посуху. Медведи этого секрета не знают, и мы, обитатели Долины
Во, обычно с его помощью путешествуем по воде, не опасаясь врагов.
   - Спасибо тебе! - радостно вскричал Волшебник и тут же потер  зеленым
листком носки туфелек Дороти, а также собственных башмаков. Девочка сор-
вала еще один лист и потерла им лапки котенку, а стебель растения с  ос-
тавшимися на нем листьями передала Зебу, который обтер сначала собствен-
ные ноги, а потом все четыре Джимовы копыта и четыре колеса экипажа. Ед-
ва с этим было покончено, как неподалеку вдруг раздался страшный рев,  и
лошадь в панике начала скакать и брыкаться.
   - Быстрее! К воде, или вы пропали! - закричала их невидимая подружка,
и, не колеблясь ни минуты. Волшебник сам впрягся в  коляску,  в  которой
сидела Дороти с Эврикой на руках, и потащил ее прямо в воду. И точно они
не утонули. Благодаря чудесной силе неведомого растения они свободно пе-
редвигались по поверхности воды и скоро оказались на  середине  реки.  А
Волшебник бросился к берегу выручать Зеба и Джима.
   Конь бешено лягался и брыкался, на боках его открылись  две  или  три
глубокие раны, из которых потоками текла кровь.
   - Скачи к реке! - завопил Волшебник. Одним яростным усилием Джим выр-
вался из лап невидимых хищников и в несколько прыжков  достиг  воды.  На
поверхности реки он был в полной безопасности. Зеб в это время уже бежал
по волнам навстречу Дороти.
   Волшебник готов был последовать за ними, но вдруг почувствовал на ще-
ке чье-то горячее дыхание и совсем рядом услышал угрожающий рев. Он при-
нялся что было сил тыкать в воздух саблей и, кажется, в  кого-то  попал,
потому что с лезвия закапала кровь. Он нанес еще удар,  и  тут  раздался
глухой рык, звук падающего тела, и у его ног неожиданно оказался  огром-
ный рыжий медведь, величиной почти с лошадь, могучий и страшный.  Зверь,
безусловно, был уже мертв, но, глянув на его острые когти и клыки.  Вол-
шебник в ужасе бросился бежать к воде, тем более что угрожающее  рычание
говорило о близости других медведей.
   К счастью, на воде путешественникам нечего было бояться. Дороти в ко-
ляске медленно скользила по течению, остальные вскоре нагнали  ее.  Вол-
шебник открыл свою сумку, достал из нее пластырь и заклеил  Джиму  раны,
нанесенные медвежьими когтями.
   - Я думаю, нам лучше теперь держаться реки, - сказала Дороти. -  Если
бы милая невидимка не предупредила нас, не помогла советом,  нас  сейчас
уже не было бы в живых.
   - Правда, - согласился Волшебник, - а поскольку река, похоже, течет в
сторону Пирамидальной Горы, лучшего  способа  путешествовать  просто  не
придумаешь.
   Зеб снова впряг Джима в коляску, и конь потрусил вдоль по речке.  Ко-
тенок сначала страшно боялся воды, но вскоре привык Дороти спустила  его
вниз, и Эврика без всякого страха семенил рядом с коляской. Однажды мел-
кая рыбешка подплыла совсем близко к поверхности, и котенок в  мгновение
ока схватил ее зубами и съел. Но Дороти предупредила  его,  что  в  этой
стране чудес следует быть осторожным и не есть все подряд К тому же дру-
гие рыбы оказались умнее и не подплывали близко.
   Пропутешествовав таким образом несколько часов, они добрались до мес-
та, где река делала крутой поворот. Отсюда до подножия Пирамидальной Го-
ры оставалось совсем немного Дома в этих местах стояли  редко,  садов  и
цветников было мало, поэтому наши друзья не без основания опасались  но-
вых встреч с медведями, которых теперь боялись не на шутку.
   - Ну, Джим, на тебя вся надежда, - сказал Волшебник - Скачи  во  весь
опор, лети как стрела.
   - Постараюсь, - ответил конь, - но вы должны иметь в виду, что я стар
и уж не помню, когда в последний раз участвовал в скачках.
   Трое друзей забрались в коляску, и Зеб разобрал поводья Впрочем, Джи-
ма не нужно было погонять Конь все еще чувствовал боль от ран,  нанесен-
ных когтями невидимых медведей, и страх перед новой встречей со страшны-
ми зверями подстегивал его не хуже кнута Он рванул с места таким стреми-
тельным галопом, что у Дороти перехватило дыхание.
   А тут еще Зеб из озорства заревел, подражая медведю, и Джим почти что
полетел по воздуху. Его костлявые ноги мелькали так быстро, что  их  не-
возможно было разглядеть.
   - Эгей! - кричал изо всей мочи Волшебник, вцепившись обеими руками  в
сиденье.
   - Он... кажется... думает, что он убегает от медведя, - еле выдохнула
Дороти.
   - И пускай себе думает, - шепнул Зеб - Нас так и впрямь никакой  мед-
ведь не догонит, лишь бы только упряжь да коляска выдержали.
   Джим никогда не был скороходом, а тут не успели они  оглянуться,  как
уже доскакали до подножия горы и остановились, да  так  неожиданно,  что
Волшебник с Зебом перелетели через спину коня, шлепнулись  и  покатились
кувырком по мягкой траве. С Дороти случилось бы то же самое, если бы она
не держалась крепко за железные поручни сиденья.  Зато  она  так  сильно
сжала при этом котенка, что тот заверещал жалобно и плаксиво.  А  старый
конь как-то подозрительно зафыркал, и девочка даже подумала, уж не  сме-
ется ли он над ними.

   10. ЧЕЛОВЕК С КОСИЧКАМИ

   Высившаяся перед ними гора имела форму конуса и была так высока,  что
вершина ее терялась в облаках. Прямо перед собой они увидели вход в виде
арки, за которой начиналась широкая  лестница.  Ступени,  вырубленные  в
скале, были широкими, но не очень крутыми, потому что лестница шла вверх
спиралью, постепенно сужаясь. У основания ее висело объявление:
   ВНИМАНИЕ! Эти ступени ведут в Страну Гаргойлей. ОПАСНО! Лучше не  хо-
дить.
   - Не знаю, сумеет ли Джим тащить коляску вверх по ступеням, -  озабо-
ченно размышляла Дороти.
   - Ерунда, - бодро заржал конь, - только вот пассажиров везти не хоте-
лось бы. Придется вам всем идти пешком.
   - А вдруг лестница станет еще круче? - с некоторым сомнением  предпо-
ложил Зеб.
   - Тогда будете толкать коляску сзади, вот и все, - ответил Джим.
   - Что ж, попробуем, - решил Волшебник. - Ведь другого пути из  Долины
Во, кажется, нет.
   И они двинулись вверх по ступеням. Впереди шли  Дороти  и  Волшебник,
следом Джим, тащивший коляску, и замыкал процессию Зеб,  присматривавший
за тем, чтобы ничего не стряслось с упряжью.
   Свет становился все слабее, и вскоре наступила полная  темнота.  Вол-
шебник поспешил достать фонари. Освещая себе путь, путешественники упор-
но продвигались вперед, пока не дошли до ровной площадки. Здесь в склоне
горы образовался провал, и они могли насладиться воздухом и светом. Вни-
зу простиралась Долина Во, и домики с этой высоты казались игрушечными.
   Отдохнув несколько минут, они возобновили подъем. Ступеньки  по-преж-
нему оставались широкими и пологими, Джим тянул коляску вперед без  осо-
бого труда. Но старый конь уже слегка запыхался и все чаще останавливал-
ся, чтобы отдышаться. Заодно с ним останавливались и  остальные,  весьма
охотно, потому что от долгого подъема у всех уже болели ноги.
   Так они шли и шли вперед и выше, круг за кругом и час за часом. Туск-
лый свет фонарей освещал им путь, но  путешествие  нельзя  было  назвать
особенно веселым, и все были очень довольны, когда яркий луч света  впе-
реди возвестил о том, что они выходят на новую площадку.
   Здесь в склоне горы была огромная дыра, напоминавшая вход  в  пещеру.
Лестница прерывалась с одной стороны площадки, и новый пролет  начинался
с другой.
   Дыра в горе выходила на сторону, противоположную Долине Во, и вид пу-
тешественникам открылся отсюда довольно странный. Внизу под  ними  зияло
огромное пустое пространство. У самого подножия  горы  плескалось  море,
сквозь черные волны которого прорывались то и дело язычки пламени. Прямо
над ними чуть выше уровня площадки неслись  тучи,  непрестанно  менявшие
очертания и цвет. Тона преобладали голубые и серые. Дороти успела  заме-
тить, что на тучах сидят или полулежат легкие прекрасные существа - ско-
рее всего, облачные феи. Глядя на небо с земли, люди не часто могут раз-
личить их фигуры, но наши друзья оказались почти вплотную  к  облакам  и
видели красавиц чрезвычайно ясно.
   - Неужели настоящие? - спросил потрясенный Зеб.
   - Конечно, - тихонько ответила Дороти. - Это феи облаков.
   - Они как будто бы из дыма, - заметил мальчик, внимательно  вглядыва-
ясь. - Кажется, сожми в руке - ничего не останется.
   В пустом пространстве между облаками и черным бурливым морем проноси-
лись иногда странные птицы. Они были огромных размеров и напомнили  Зебу
птиц Рухх, о которых он читал в сказках "Тысячи и одной ночи". У них бы-
ли злые глаза, острые когти и клювы, и дети боялись, как бы какая-нибудь
из них не залетела в пещеру.
   - Вот это да! - восхитился Волшебник. -  Это  какой-то  совсем  новый
мир!
   Повернувшись, они увидели посредине пещеры странного человека. Поймав
на себе их удивленные взгляды, он вежливо поклонился. Это  был  глубокий
старик, весь сгорбленный, с длинными, до пят, седыми волосами и бородой.
Удивительна была не только их длина, но и то, что и волосы и борода были
тщательнейшим образом заплетены во множество косичек и в каждую  косичку
на конце вплетена цветная лента.
   - Откуда вы здесь? - изумилась Дороти.
   - Ниоткуда, - ответил Человек с Косичками, - то есть это сейчас ниот-
куда. Когда-то давно я жил на поверхности Земли, а теперь вот уже  много
лет содержу заводик здесь, на полпути к вершине Пирамидальной Горы.
   - Неужели мы еще только на полпути? - разочарованно протянул мальчик.
   - Полагаю, что да, юноша, - ответил Человек с Косичками. - Но  с  тех
пор, как я сюда прибыл, я ни разу не проходил весь  путь  ни  вверх,  ни
вниз, а потому я не могу сказать наверняка, где находится середина.
   - Так у вас здесь свой  заводик?  -  спросил  Волшебник,  внимательно
разглядывая странного незнакомца.
   - Точно так, - кивнул тот. - Я, должен вам сказать, - великий изобре-
татель, и моя продукция в этом уединенном месте вне конкуренции.
   - Что же это за продукция? - поинтересовался Волшебник.
   - Я произвожу разнообразные трепетания для флагов и праздничных укра-
шений, а также шорохи лучшего качества для дамских шелковых платьев.
   - Так я и думал, - вздохнул Волшебник. - Нельзя ли взглянуть  на  ваш
товар?
   - Разумеется, пожалуйте в лавку, будьте любезны. - Человек с Косичка-
ми повернулся и повел их в пещеру поменьше, где он, по всей видимости, и
жил. Там на широкой полке стояло  несколько  картонных  коробок  разного
размера, каждая из которых была аккуратно обвязана бечевкой.
   - Вот здесь, - сказал Человек, осторожно приподнимая одну из коробок,
- упакована дюжина дюжин шорохов - самой привередливой  даме  хватит  на
целый год. Не желаете ли приобрести? - обратился он к Дороти.
   - У меня нет шелкового платья, - улыбнулась та.
   - Ничего страшного. Стоит вам открыть коробку, как шорохи  вылетят  и
пристанут к любому платью, - очень серьезно объяснил продавец. Затем  он
указал на другую коробку: - Здесь полный набор трепетаний. Благодаря  им
флаги у нас будут развеваться даже в тихий день, когда в воздухе ни  ве-
терка. Вам же, - повернулся он к Волшебнику,  -  я  особенно  рекомендую
этот набор.
   Войдя во вкус, вы уже не сможете обойтись без моего товара.
   - У меня нет при себе денег, - уклончиво сказал Волшебник.
   - А мне и не нужны деньги, - возразил Человек с Косичками. - Даже ес-
ли б они у меня были, мне не на что их тратить в этом  пустынном  месте.
Но мне бы очень хотелось иметь голубую ленту для  волос.  Вы,  наверное,
заметили, что в мои косы вплетены желтые, розовые, коричневые,  красные,
зеленые, белые и черные ленты, но нет ни одной голубой.
   - У меня как раз есть голубая! - воскликнула  Дороти,  которой  стало
жаль беднягу. Она побежала к коляске и достала  из  саквояжа  прекрасную
голубую ленту. Нельзя было не растрогаться при виде  того,  как  засияли
глаза у Человека с Косичками, получившего долгожданное сокровище.
   - Милая моя, вы меня просто осчастливили! - вскричал он и в благодар-
ность заставил Волшебника и Дороти принять от него две коробки - одну  с
трепетаниями, другую с шорохами.
   - Когда-нибудь они вам обязательно пригодятся, - заверил  он.  -  Нет
такого товара, который был бы совсем ни на что не годен.
   - А почему вы покинули поверхность Земли? - осведомился Волшебник.
   - Так получилось. Печальная история, но я вам ее  расскажу,  если  вы
обещаете не плакать. На Земле я занимался  производством  импортных  дыр
для американского швейцарского сыра и, признаюсь без ложной  скромности,
поставлял товар только высшего качества, пользовавшийся большим спросом.
Я также производил высококачественные дырки для бубликов  и  пуговиц.  В
конце концов я изобрел совершенно новый сорт дыры универсального  приме-
нения и на нем надеялся сделать состояние. Я произвел огромное количест-
во таких дыр и, поскольку хранить их стало  негде,  складывал  прямо  на
земле одну к другой.
   Можете себе представить, какая получилась длинная дырка. Она  уходила
глубоко под землю. Однажды, наклонившись над нею, я потерял равновесие и
ухнул вниз. К сожалению, выпал я в пустое пространство  по  соседству  с
этой горой. Хорошо еще, удалось ухватиться за уступ, что над самой пеще-
рой. Только благодаря этому я избежал гибели в черных волнах, где бы  не
только утонул, но еще и сгорел бы заживо. Так я и поселился в этих  мес-
тах. Конечно, здесь несколько одиноко, но я, к счастью, занят  по  горло
производством шорохов и трепетаний, и время за хлопотами бежит быстро.
   Пока Человек с Косичками говорил, Дороти едва сдерживалась, чтобы  не
рассмеяться: слишком уж нелепой казалась ей вся эта история, а Волшебник
многозначительно постучал себя пальцем по лбу, давая детям  понять,  что
считает бедолагу сумасшедшим. Потом они вежливо с ним попрощались и вер-
нулись в пещеру, чтобы продолжить путешествие.

   11. ВСТРЕЧА С ДЕРЕВЯННЫМИ ГАРГОЙЛЯМИ

   Следующий пролет вывел наших друзей на третью площадку, где в  склоне
горы также имелся провал. Но облака были уже такие плотные,  что  сквозь
них решительно ничего нельзя было разглядеть. Путешественники уже изряд-
но устали, и, когда они присели отдохнуть на каменном полу, Оз сунул ру-
ку в карман и вынул оттуда поросят. К его удовольствию, они теперь  были
вполне видимы, что говорило о том, что  волшебство  Долины  Во  утратило
свою силу.
   - Как хорошо, что вы нас снова видите! - радостно взвизгнул  один  из
поросят.
   - Хорошо-то хорошо, - вздохнул Эврика, - зато, глядя на вас, я  испы-
тываю ужасные муки голода. Пожалуйста, мистер Волшебник,  позвольте  мне
съесть хоть одного поросеночка. Какая вам разница, одним  больше,  одним
меньше?
   - Коварный хищник!!! - завопил поросенок. - А мы-то к  нему  со  всей
душой, а мы-то играли с ним без опаски!
   - Когда я сыт, я готов играть с кем угодно, - хмуро оправдывался  ко-
тенок, - но голодному желудку не до игр - ему подавай жирных поросят.
   - А мы тебе доверяли, - укоризненно сказал другой поросенок.
   - Как мы ошибались! - взвизгнул третий, со страхом поглядывая на  ко-
та. - Нельзя нам водить компанию с таким хищным зверем, никак нельзя.
   - Вот видишь, Эврика, - пожурила котенка Дороти, - тебя все осуждают,
и поделом. Разумные коты едят то, что им положено есть. Виданное ли дело
- чтобы котята ели поросят?
   - А ты когда-нибудь видела таких маленьких поросят? -  спросил  коте-
нок. - Ростом каждый не больше мыши, а уж мышей-то  мне  точно  положено
есть.
   - Дело не в росте, мой милый, а в качестве, - ответила девочка. - Они
любимцы Волшебника, как ты -  мой  любимец.  Но  если  ты  вздумаешь  их
съесть, то ведь и Джиму может прийти в голову мысль съесть тебя.
   - Я так и сделаю, если ты и впредь будешь облизываться на эти ветчин-
ные шарики, - фыркнул Джим, косясь на котенка круглым сердитым глазом. -
Попробуй обидеть хоть одного, я тебя сжую в момент.
   Котенок задумчиво посмотрел на коня, как бы прикидывая,  всерьез  тот
говорит или шутит.
   - В таком случае, - решил он, - они мне вовсе не  нужны.  Не  так  уж
много зубов у тебя осталось, но те, что есть,  достаточно  остры,  чтобы
вогнать меня в дрожь. Отныне, да будет всем известно, я оставляю поросят
в покое.
   - Вот и хорошо, Эврика, - очень серьезно заключил Волшебник. - Давай-
те любить друг друга и жить дружной семьей.
   Эврика зевнул и сладко потянулся.
   - Я-то всегда любил поросят, - сказал он, - жаль, что они меня не лю-
бят.
   - Нельзя любить того, кого боишься, - заметила Дороти. - Если ты  бу-
дешь к поросятам добр и перестанешь их пугать, я уверена, что их отноше-
ние к тебе изменится.
   Волшебник положил девятерых крошек обратно в карман, и  друзья  снова
тронулись в путь.
   - Похоже, мы уже близки к вершине,  -  проговорил  мальчик,  одолевая
ступеньку за ступенькой темной извилистой лестницы.
   - Страна Гаргойлей должна быть неподалеку  от  поверхности  Земли,  -
предположила Дороти, - но мне здесь не очень-то нравится и ужасно хочет-
ся домой.
   Никто не проронил ни слова, потому что все совсем запыхались. Лестни-
ца становилась все уже, и Зебу с Волшебником то и дело приходилось,  по-
могая Джиму, подпихивать и подталкивать коляску вперед.
   Наконец впереди забрезжил тусклый свет, и чем дальше шагали  путники,
тем ярче он становился.
   - Слава Богу, мы почти у цели! - с трудом выдохнул Волшебник.
   Джим, который шел впереди остальных, осилил  наконец  последнюю  сту-
пеньку и, высоко задрав голову, огляделся. И в ту же минуту он попятился
назад в туннель, да так поспешно, что чуть не опрокинул коляску, а вмес-
те с нею и своих товарищей.
   - Скорее все вниз! - хрипло заржал он.
   - Ерунда, - устало отозвался Волшебник. - Чего ты там испугался, ста-
рина?
   - Да всего, - ответил конь. - Глянул я на это местечко и понял: живым
туда хода нет. Там все мертвое - ни единого существа из плоти и крови.
   - Что делать, не возвращаться же назад, - сказала Дороти. - К тому же
мы не собираемся оставаться здесь надолго.
   - Сгинем мы там все, - опасливо ворчал Джим.
   - Послушай-ка, мой добрый скакун, - вмешался Волшебник. - Мы вместе с
Дороти побывали во многих удивительных странах и всегда возвращались це-
лы и невредимы. Мы были даже в волшебной Стране Оз, не правда ли,  Доро-
ти? А Страна Гаргойлей ей в подметки не годится. Вперед, Джим, и, что бы
ни случилось, будь уверен, что мы себя в обиду не дадим.
   - Ну ладно, - пробормотал конь, - вам править, мне - везти, если  по-
падем в беду, я не отвечаю.
   С этими словами он поднатужился и потащил коляску вверх по оставшимся
ступенькам. Остальные последовали за ним, и вскоре они все уже стояли на
широкой площадке, глядя во все глаза на самый невероятный  пейзаж,  ког-
да-либо открывавшийся человеческому взору.
   - Страна Гаргойлей, выходит, вся из дерева! - воскликнул Зеб.
   И он был прав. Земля была сплошь покрыта опилками и  камнями,  тут  и
там из нее торчали сглаженные временем древесные корни.  В  палисадниках
вокруг причудливой формы деревянных  строений  росли  разные  деревянные
цветы. Стволы деревьев представляли  собой  грубо  отесанные  бревна,  а
листья были из стружки. Вместо травы из земли торчали щепки, а там,  где
не было ни щепок, ни опилок, проступали голые деревянные  брусья.  Между
деревьев порхали деревянные птицы, по деревянной траве бродили  деревян-
ные коровы, но удивительнее всего были сами деревянные люди -  существа,
называемые Гаргойлями.
   Их было много, страна казалась густонаселенной, и целая толпа как раз
собралась неподалеку, чтобы поглазеть на чужестранцев, вскарабкавшихся в
их владения по длинной спиральной лестнице.
   Гаргойли были невелики ростом, не более метра. Туловища  у  них  были
округлые, ноги толстые и короткие, а руки непомерной длины и, как видно,
очень сильные. Головы казались огромными, а лица были на удивление урод-
ливы. Одних отличали горбатые носы и выступающие вперед подбородки,  ма-
ленькие глазки и раззявленные в ухмылке рты. У других носы были плоские,
глаза вытаращенные, а уши наподобие слоновьих. Все они были  разные,  но
одинаково неприглядны. На лысых головах громоздились причудливые украше-
ния: у кого гребень, у кого что-то вроде  цветка,  у  кого  квадрат  или
крест. У всех были короткие деревянные крылья, прикрепленные  к  телу  с
помощью деревянных шарниров, и на этих крыльях они  летали  беззвучно  и
быстро, пешком же не ходили почти совсем.
   Самым удивительным свойством Гаргойлей было то, что передвигались они
совершенно бесшумно. Ни в полете, ни даже в беседе они  не  издавали  ни
единого звука, потому что общались друг с другом знаками, движениями де-
ревянных пальцев и губ. Страна была погружена в  глубочайшее  безмолвие:
птицы не пели, коровы не мычали, хотя на вид суета  царила  необыкновен-
ная.
   Толпа местных жителей, собравшаяся у верхней площадки лестницы, пона-
чалу стояла неподвижно, хмуро глазея на чудаков, так  внезапно  объявив-
шихся в их краях. В свою очередь Волшебник, дети, конь и  котенок  также
молчаливо рассматривали Гаргойлей.
   "Чую, быть беде", - решил про себя конь, а вслух сказал:
   - Распряги-ка меня, Зеб, надо готовиться к драке.
   - Джим прав, - вздохнул Волшебник, - драки не миновать. И, боюсь, моя
сабля против этих  деревяшек  окажется  слаба.  Придется  доставать  ре-
вольвер.
   Он вынул из коляски чемоданчик, открыл его и достал  два  револьвера,
столь грозные на вид, что дети в страхе попятились.
   - Но чем же опасны для нас Гаргойли? - недоумевала Дороти. -  Они  же
ничем не вооружены.
   - У любого из них рука что деревянная дубинка, - ответил Волшебник, -
а судя по тому, как они на нас смотрят, хорошего ждать не приходится. Из
револьверов можно, самое большее, поранить одного-двух, а потом нам  все
равно несдобровать.
   - Зачем же тогда сражаться? - спросила девочка.
   - Чтобы умереть с чистой совестью, - очень серьезно объяснил  Волшеб-
ник. - Долг каждого человека сохранять  достоинство  при  любых  обстоя-
тельствах. Таково, во всяком случае, мое мнение.
   - Эх, был бы топор, - сказал Зеб, распрягая коня.
   - Если бы мы знали, куда попадем, то захватили бы с собой немало нуж-
ных вещей, - отозвался Волшебник. - Но приключения для всех нас начались
слишком неожиданно.
   Услышав разговор, Гаргойли отпрянули в сторону: хотя друзья перегова-
ривались полушепотом, в окружающей тишине голоса их прозвучали неожидан-
но громко. Но как только разговор прекратился, хмурые уродцы поднялись и
стаей полетели прямо на путешественников, вытянув  перед  собой  длинные
руки наподобие бушпритов на парусных судах. Конь,  казалось,  поразивший
их и ростом и видом, должен был стать первым объектом нападения.
   Однако Джим был готов дать отпор и, когда враги  приблизились  вплот-
ную, повернулся к ним задом и начал изо всех сил лягаться.  Трах!  Трах!
Бубух! Кованные железом копыта колотили по деревянным  телам  Гаргойлей,
разбрасывая их направо и налево с легкостью, с какой ветер разметает со-
лому. Шум и треск испугали Гаргойлей едва ли не больше  Джимовых  копыт.
Все, кто мог, поспешили развернуться и отлететь подальше прочь. Оглушен-
ные, придя в себя, поднимались с земли и устремлялись вослед своим това-
рищам. На какой-то миг коню почудилось, что бой выигран, и  без  особого
даже труда.
   Но Волшебник не разделял его радости.
   - Эти деревянные твари неуязвимы, - сказал он.  -  Все,  что  удалось
Джиму, это отколоть несколько щепочек от их носов и ушей. От  этого  они
не станут даже уродливее, ибо больше некуда, и думаю, вскоре  вновь  пе-
рейдут в наступление.
   - Почему же они улетели прочь? - спросила Дороти.
   - Испугались шума. Разве ты не помнишь, что Богатырь спасался от них,
издавая боевой клич?
   - Мы всегда можем отступить вниз по лестнице, - напомнил  мальчик.  -
Уж лучше иметь дело с невидимыми медведями, чем с этими деревянными упы-
рями.
   - Нет, - мужественно возразила Дороти, - о возвращении нечего  и  ду-
мать, ведь тем самым мы закроем себе дорогу домой. Давайте держаться  до
конца.
   - Я бы посоветовал то же самое, - поддержал Волшебник. - Ведь мы  еще
не потерпели поражения, а наш Джим стоит целой армии.
   Но Гаргойли оказались хитры и во второй раз решили нападать уже не на
лошадь. Теперь они приближались огромным роем, еще больше  умножившимся:
пролетев над головой Джима, они направились к тому месту, где стояли его
друзья.
   Оз поднял один из своих револьверов и выстрелил в гущу врагов.  Среди
мертвой тишины выстрел грянул, как раскат грома.
   Некоторые из деревянных существ рухнули прямо на землю, дрожа и  тре-
пеща с головы до ног, но большинство умудрилось развернуться и  отлететь
на безопасное расстояние.
   Зеб подбежал к одному из Гаргойлей, тому, что  остался  лежать  ближе
других. На макушке у него была вырезана корона, а пуля Волшебника попала
прямо в левый глаз, представлявший собой твердый деревянный сучок.  Пуля
наполовину завязла в  дереве,  так  что  коронованный  Гаргойль  был  не
столько ранен, сколько оглушен. Прежде чем он успел прийти в  себя,  Зеб
несколько раз обмотал его веревкой, надежно связал руки и крылья и  заб-
росил пленника в коляску. К тому времени его соплеменники уже все отсту-
пили.

   12. ЧУДЕСНОЕ ИЗБАВЛЕНИЕ

   Некоторое время враги не решались возобновить нападение. Потом  опять
осмелели, но новый выстрел Волшебника и в этот раз обратил их в бегство.
   - Отлично, - сказал Зеб. - Теперь они наверняка уберутся восвояси.
   - Увы, только на время, - мрачно предсказал Волшебник. - Оба мои  ре-
вольвера шестизарядные. Когда патроны кончатся, мы будем совершенно бес-
помощны.
   Как будто догадавшись об этом, Гаргойли стали время от времени  высы-
лать вперед разведчиков, вызывавших на себя огонь из револьверов Волшеб-
ника. В результате ни один из нападавших не подвергся оглушающему  удару
больше одного раза, основная же часть отряда держалась все время на  бе-
зопасном расстоянии, снаряжая все новые и новые свежие силы. Когда  Вол-
шебник истратил наконец все двенадцать зарядов, не нанеся противнику ни-
какого урона, разве только кое-кого оглушив, он был не ближе  к  победе,
чем в самом начале сражения.
   - Что же нам теперь делать? - в волнении спросила Дороти.
   - Попробуем кричать хором, - предложил Зеб.
   - И драться тоже, - добавил Волшебник. - Соберемся все вокруг  Джима.
Он будет работать копытами, а мы ему помогать. И пусть каждый вооружится
чем может. У меня есть моя сабля, хотя прок от нее теперь невелик, Доро-
ти может взять зонтик и неожиданно открыть его, когда эти деревяшки нач-
нут атаковать. Жаль, для тебя у меня нет ничего, Зеб.
   - У меня есть король, - сказал мальчик и вытащил  из  коляски  своего
пленника. Руки у того были связаны и вытянуты над головой, и, взяв коро-
ля за запястья, Зеб мог использовать его как  отличную  дубину.  Мальчик
был силен для своих лет, благодаря постоянной работе  на  ферме,  и  мог
оказаться для врагов опаснее, чем даже сам Волшебник.
   Когда в атаку ринулся очередной отряд Гаргойлей, наши путешественники
разом закричали что было мочи, котенок  пронзительно  замяукал,  а  Джим
заржал На некоторое время противник был остановлен, но вскоре  обороняв-
шиеся выбились из сил. Заметив это, а также и то, что револьверы потеря-
ли способность издавать ужасный грохот, Гаргойли собрались в рой наподо-
бие пчелиного, заполонили собой едва ли не все небо и снова двинулись на
маленький отряд.
   Дороти присела на корточки и открыла над собой зонтик, который, спря-
тав ее почти целиком, оказался надежной защитой.  Сабля  Волшебника  при
первом же ударе разлетелась на куски. Зеб  размахивал  своим  Гаргойлем,
как палицей, и сбил с ног по крайней мере дюжину врагов. Но они  продол-
жали наседать и вскоре сгрудились в такую тесную толпу, что уж и размах-
нуться не было возможности. Но конь доблестно брыкался, а Эврика ему по-
могал: он вспрыгивал на Гаргойлей и царапался и кусался  не  хуже  дикой
кошки.
   Силы, однако, были слишком неравными. Деревянные существа облепили со
всех сторон Зеба и Волшебника, так что те не  могли  даже  пошевелиться.
Точно так же была поймана Дороти. Несколько Гаргойлей повисли на ногах у
Джима, стреножив таким образом бедного коня и сделав его совершенно бес-
помощным. Эврика сделал отчаянный рывок в надежде  спастись  и  помчался
прочь, как молния, но ухмыляющийся Гаргойль устремился следом и  схватил
котенка за шкирку прежде, чем тот успел отбежать на безопасное  расстоя-
ние.
   Побежденные были уверены, что им пришел конец, но у деревянных драчу-
нов были, похоже, другие планы: пленников подняли и понесли по  воздуху.
Они летели над деревянной страной, пока не достигли деревянного  города.
Дома в городе все имели форму квадратов,  шести-  или  восьмиугольников.
Они напоминали башни и казались основательными и  крепкими,  хотя  иные,
притом самые большие, были явно не новы и потемнели от непогоды.
   К одному из таких домов - без окон и дверей, зато с широким отверсти-
ем под самой крышей - и были доставлены пленники. Гаргойли грубо впихну-
ли их в отверстие, под  которым  оказалась  платформа,  а  сами  улетели
прочь. Путешественники не могли сделать того же,  ведь  у  них  не  было
крыльев, а прыжок с такой высоты означал бы  верную  смерть.  Деревянных
мозгов Горгойлей хватило на то, чтобы предвидеть все это. Победители  не
учли лишь того, что земные люди умеют выпутываться и не из таких  перед-
ряг.
   Джим совершил перелет вместе с остальными, хотя для того, чтобы нести
по воздуху такое крупное животное, потребовалось немало  Гаргойлей.  Они
прихватили заодно и коляску, хотя понятия не имели, для чего  она  может
служить и даже - живая она или нет. Следом за коляской в отверстие  вле-
тел котенок, после чего последний из Гаргойлей исчез, и наши друзья  ос-
тались одни.
   - Вот это была битва! - молвила Дороти, с трудом отдышавшись.
   - Не знаю, не знаю, - мурлыкнул Эврика, приглаживая лапкой взъерошен-
ную шерстку. - Помоему, мы не нанесли им никакого урона, зато и сами его
не понесли.
   - Хорошо, что мы снова вместе, пусть даже в плену, - вздохнула девоч-
ка.
   - Странно, что они не прикончили нас на месте, - заметил Зеб, в  пылу
битвы потерявший своего короля.
   - Мы им, видно, нужны для какой-то церемонии, - задумчиво  проговорил
Волшебник. - Впрочем, я нисколько не сомневаюсь в том, что  в  ближайшем
будущем они нас прикончат.
   - Прикончить - значит убить? - поспешила уточнить Дороти.
   - Да, милая. Но стоит ли об этом сейчас говорить! Давайте лучше  обс-
ледуем нашу тюрьму.
   Из-под крыши, где они стояли, было видно далеко вокруг,  и  друзья  с
любопытством оглядели раскинувшийся под ними город. Все в нем было дере-
вянное, жесткое и неживое.
   В нижнюю часть дома с платформы вела лестница, и дети  с  Волшебником
стали спускаться по ней, засветив предварительно фонари. Они прошли нес-
колько этажей, не найдя ничего, кроме пустых комнат, и вернулись обратно
на платформу. Если бы внизу были двери или окна, если бы  дощатые  стены
были не так толсты и крепки, бежать отсюда было бы легче легкого. Но там
было темно, сыро и неуютно, как в погребе или в трюме корабля.
   В этой стране, как повсюду в подземном мире, ночи не было. Сильный  и
ровный свет шел из какого-то неведомого источника. Из  своего  отверстия
пленники могли видеть сквозь открытые окна, что происходит  в  ближайших
домах. Они ясно различали движущиеся фигуры деревянных Гаргойлей.
   - Похоже, что у них сейчас время отдыха, - заметил Волшебник. - В от-
дыхе нуждаются все живые существа, даже деревянные. А раз здесь нет  но-
чи, они выбирают определенное время дня, чтобы спать или дремать. - Я  и
сам не прочь поспать, - зевая, проговорил Зеб.
   - Но где же Эврика? - вскричала вдруг Дороти.
   Все заозирались, но котенок как сквозь землю провалился.
   - Пошел прогуляться, - буркнул из угла Джим.
   - Но куда? Неужели по крыше? - забеспокоилась девочка.
   - Нет, он цеплялся когтями и карабкался вниз по стене дома.
   - Карабкаться вниз нельзя, Джим, - поправила  его  Дороти.  -  Караб-
каться - значит лезть вверх.
   - Это кто так сказал? - поинтересовался конь.
   - Сказал мой учитель, а он все знает, Джим.
   - Карабкаться вниз - это как бы фигуральное выражение, - попытался их
примирить Волшебник.
   - Я именно и говорю, что видел фигуру кота, - закивал Джим. - Она ка-
рабкалась вниз по стене.
   - О, Боже! Что это он задумал?! - воскликнула девочка  в  тревоге.  -
Глупый котенок! Его, конечно же, схватят Горлойли.
   - Хе-хе! - не удержался от смеха старый конь. - И не Горгойли  вовсе,
а Гаргойли.
   - Не важно, как они называются, важно, что они схватят Эврику.
   - А вот и не схватят, - раздался голосок котенка, и Эврика  собствен-
ной персоной перелез через край площадки и преспокойнейшим образом усел-
ся на полу.
   - Где ты был, Эврика? - строго спросила его Дороти.
   - Изучал повадки местных жителей. Они ужасно смешные, Дороти. Вот как
раз сейчас все ложатся спать и - что бы ты думала? - снимают с заплечных
крючков крылья и складывают их по углам до утра.
   - Что складывают, крючки?
   - Да нет же, крылья.
   - Теперь я понял, - догадался Зеб, - этот дом служит у  них  тюрьмой.
Если кто-то из Гаргойлей плохо себя ведет, его  сажают  под  замок.  Для
этого затаскивают сюда, отцепляют крылья и уносят их и не  отдают,  пока
тот не исправится.
   Волшебник очень внимательно выслушал все, о чем рассказал Эврика.
   - Хорошо бы нам раздобыть хоть несколько крыльев, - проговорил он за-
думчиво.
   - Ты думаешь, мы могли бы на них летать? - изумилась Дороти.
   - Думаю, да. Раз Гаргойли их отцепляют,  значит,  способность  летать
живет в самих крыльях, а не в деревянных телах, к которым они  крепятся.
Следовательно, если бы эти крылья оказались у нас, мы могли бы летать не
хуже их. По крайней мере, пока мы находимся в их стране и подвержены тем
же чарам.
   - Но куда же нам отсюда лететь? - спросила девочка.
   - Подойди-ка сюда, - сказал Волшебник и подвел ее к одному  из  углов
башни. - Видишь вон ту высокую гору? - продолжал  он,  вытягивая  вперед
руку.
   - Да, вижу ясно, хотя она довольно далеко, - подтвердила Дороти.
   - Так вот. У подножия этой горы, вершина которой прячется в  облаках,
есть вход в виде арки, как две капли воды похожий на тот, через  который
мы вошли в Долине Во, чтобы затем подняться по  спиральной  лестнице.  Я
достану подзорную трубу, и ты увидишь этот вход еще яснее.
   Он достал из своего чемоданчика небольшую, но очень мощную трубу, и с
ее помощью девочка смогла отчетливо разглядеть арку и дверь за ней.
   - Интересно, куда она ведет? - пробормотала Дороти.
   - Этого я сказать не могу, - ответил Волшебник, - но  думаю,  что  мы
сейчас находимся не очень далеко от поверхности Земли.  Стало  быть,  за
дверью может начинаться еще одна лестница, которая выведет  нас  наконец
на солнечный свет. Так что, если бы у нас были крылья, мы смогли бы выр-
ваться из плена. Эта скала - наше спасение.
   - Я достану крылья, - сказал Зеб, который стоял рядом,  прислушиваясь
к их разговору. - То есть достану, если котенок покажет мне, где они ле-
жат.
   - Но как же ты спустишься? - удивилась девочка.
   Вместо ответа Зеб разобрал упряжь Джима, а потом  заново  ее  связал,
так что получился длиннющий кожаный ремень, который мог свеситься до са-
мой земли.
   - С его помощью и я могу карабкаться вниз, - пошутил он.
   - Вот и нет, - заметил Джим весьма рассудительно, хотя в его  круглых
глазах прыгали смешинки, спуститься вниз ты еще можешь,  но  карабкаться
полагается только вверх.
   - Хорошо, я вскарабкаюсь вверх на обратном пути, - засмеялся мальчик.
- А теперь, Эврика, покажи мне, как добраться до крыльев.
   - Двигаться нужно очень тихо, - предупредил его котенок, - потому что
малейший шум разбудит Гаргойлей. Булавка упадет - они и то услышат.
   - Я не собираюсь ронять булавки, - возразил Зеб.
   Он прицепил один конец ремня к колесу коляски, а другой выбросил  че-
рез край платформы.
   - Будь осторожней, - напутствовала его Дороти.
   - Постараюсь, - кивнул мальчик и полез через край.
   Девочка и Волшебник, перегнувшись, следили за тем, как Зеб, перебирая
руками, осторожно спускался, пока обе ноги его не встали прочно на  зем-
лю. Эврика вцепился когтями в деревянную  стену  дома  и  шустро  сбежал
вниз.
   Потом, уже вместе, они на цыпочках вошли в  низкую  дверцу  соседнего
дома.
   Их друзья затаили дыхание. Вскоре мальчик снова  появился  в  дверях,
неся в руках охапку деревянных крыльев.
   Подойдя к тому месту, где болтался конец ремня, он  привязал  к  нему
всю охапку, и Волшебник потянул ремень к себе. Потом ремень снова  спус-
тили, и Зеб взобрался по нему наверх. Эврика последовал за ним, и вскоре
они опять стояли на площадке все вместе, а рядом лежали восемь с  трудом
добытых деревянных крыльев.
   Мальчику уже больше не хотелось спать. Он был возбужден и полон энер-
гии. Он снова собрал упряжь и впряг Джима в коляску. А потом  с  помощью
Волшебника стал приспосабливать коню крылья. Это была  нелегкая  задача,
потому что для каждого крючка на теле Гаргойлей полагалась  петля,  а  у
коня их, конечно, не было. Однако Волшебник еще раз полез в  свой  чемо-
данчик, где хранилось удивительное множество полезных мелочей, и  достал
оттуда моток крепкой проволоки, с помощью которой им удалось  прикрепить
крылья к упряжи Джима - два у головы и два  ближе  к  хвосту.  Вышло  не
очень-то красиво, но достаточно прочно, только бы выдержала упряжь.
   Еще четыре крыла они прикрепили к коляске, по два с  каждой  стороны,
ведь в полете коляска должна была выдержать вес обоих детей и Оза.
   На подготовку ушло не так уж много времени, но  спавшие  до  сих  пор
Гаргойли начали уже просыпаться, зашевелились и должны были с минуты  на
минуту обнаружить пропажу крыльев. Поэтому  пленники  решили  бежать  из
тюрьмы немедля.
   Они расселись в коляске, Дороти с Эврикой на коленях посередине,  Зеб
и Волшебник по краям. Когда все было готово, мальчик тряхнул  вожжами  и
сказал: - Ну, Джим, лети!
   - С каких крыльев начинать? - нерешительно спросил конь.
   - Маши всеми разом, - посоветовал Волшебник.
   - Тут одно совсем кривое, - пожаловался конь.
   - Ничего, мы поможем тебе рулить теми крыльями,  что  на  коляске,  -
ободрил его Зеб. - Твое дело взлететь, а там - дуй в сторону горы, Джим,
и не теряй понапрасну времени.
   Конь, заржав, взмахнул всеми четырьмя крылами и  поднялся  в  воздух.
Дороти сильно засомневалась в успехе их затеи, глядя на  то,  как  Джим,
вытянув длинную шею и растопырив костлявые ноги, пытается порхать. Кроме
того, он еще стонал и охал, как бы от страха, а крылья страшно скрипели,
потому что Волшебник забыл их смазать. Но взмахивал ими  конь  широко  и
ровно, в такт с крыльями коляски, а потому  сразу  набрал  хорошую  ско-
рость. Единственное, на что седоки могли по справедливости пожаловаться,
это на то, что их то и дело ужасно трясло, бросало  вниз  и  вверх,  как
будто они не летели по воздуху, а мчались по булыжной мостовой.
   Но главное - они летели, и летели быстро, даже если не совсем  ровно,
по направлению к горе, которую избрали своею целью.
   Очень скоро их заметили Гаргойли и немедленно, сбившись в стаю,  бро-
сились в погоню за беглецами. Когда Дороти случайно оглянулась, она уви-
дела, что за ними летит целая туча деревянных существ, от которой потем-
нело небо.

   13. ЛОГОВО ДРАКОНЯТ

   Наши друзья взяли на старте хорошую скорость и старались ее не  сбав-
лять. Все восемь крыльев работали на славу. Гаргойли преследовали их всю
дорогу, но догнать не могли и, когда Джим приземлился наконец у входа  в
пещеру, находились еще на изрядном расстоянии.
   - Боюсь, они нас все же догонят, - беспокоилась Дороти.
   - Их нужно остановить любой ценой, - заявил Волшебник. - Быстро, Зеб,
помоги-ка мне отцепить эти деревянные крылья!
   Они сорвали крылья, которые теперь им были больше не нужны. Волшебник
свалил их кучей перед входом в пещеру, полил остатками керосина из банки
и поднес горящую спичку.
   Пламя вспыхнуло, костер задымил, заревел, затрещал как  раз  вовремя,
потому что армия деревянных Гаргойлей подлетела уже совсем  близко.  Они
немедленно отступили, исполнившись страха и ужаса, потому что за всю ис-
торию деревянной страны не случалось еще такого грозного бедствия.
   Внутри пещеры оказалось несколько дверей, которые вели в разные поме-
щения, расположенные в недрах горы. Зеб  и  Волшебник  сняли  деревянные
двери с петель и тоже бросили их в огонь.
   - Это должно задержать их на какое-то время, - сказал  Волшебник,  от
души радуясь успеху своей затеи. - Даже если сгорит вся  эта  деревянная
страна целиком, никто о Гаргойлях горевать не будет. Но торопитесь,  де-
ти, давайте обследуем гору и выясним, по какой дороге нам  идти,  потому
что здесь становится жарко, как в печке.
   К их глубокому разочарованию, внутри горы не оказалось  лестницы,  по
которой можно было бы выбраться на поверхность Земли.  Был  только  тун-
нель, идущий наклонно вверх, и пол у него был грубый,  неровный.  Вскоре
он и вовсе превратился в галерею, да такую узкую,  что  коляска  протис-
нуться в нее не могла. Путники остановились в растерянности. Бросать ко-
ляску им не хотелось: она везла их поклажу, в ней было приятно ехать  по
хорошей дороге, и, кроме того, они успели исколесить в ней  столько  до-
рог, что теперь было бы жаль с ней расстаться. Поэтому Зеб  и  Волшебник
принялись за работу: сняли у коляски колеса, развернули  ее  так,  чтобы
она занимала как можно меньше места. Таким образом, с помощью терпеливо-
го коня они смогли протащить коляску через самое  узкое  место  туннеля.
Когда тропа снова расширилась - к счастью, это произошло довольно скоро,
- они опять собрали коляску и продолжали путешествовать с  большим  ком-
фортом. Но дорога, представлявшая собой как бы трещину внутри горы, была
куда как незавидна. Она шла  зигзагами,  извивалась,  то  забирая  круто
вверх, то уходя резко вниз. Проехав по ней  изрядное  расстояние,  путе-
шественники оставались в полном неведении: то ли они приблизились к  по-
верхности Земли, то ли, напротив, от нее отдалились.
   - Одно утешение, - сказала Дороти, - от ужасных  Гаргойлей  мы  спас-
лись!
   - Вполне возможно, что они до сих пор заняты тушением пожара, - отоз-
вался Волшебник. - Но даже если им это удастся, лететь по узкому туннелю
они едва ли смогут, так что нам они теперь не страшны.
   То и дело их путь пересекали глубокие и опасные трещины. Хорошо  еще,
что в фонарях оставался пока керосин и они кое-как  светили,  а  трещины
были не слишком широкие, и любую из них можно было без  труда  перепрыг-
нуть. Время от времени на пути возникали завалы камней,  и  тогда  Джиму
приходилось попотеть. В таких случаях и Дороти, и Зеб, и Волшебник выле-
зали из коляски и вместе толкали ее сзади, приподнимая  колеса  в  самых
трудных местах Пусть и с великим трудом, они упорно продолжали  движение
вперед Но каково же было  их  разочарование,  когда,  обогнув  очередной
угол, падая от усталости, они обнаружили, что попали опять  в  пещеру  -
огромную, с высоким куполообразным сводом и гладким ровным полом.
   Пещера была округлая, а по краю ее у самой земли горело множество зо-
лотисто-желтых огоньков, расположенных попарно Поначалу они были  непод-
вижны, потом стали мерцать, становясь то ярче,  то  слабее,  и  раскачи-
ваться из стороны в сторону и вверх-вниз.
   - Что за странное место! - удивлялся мальчик, вглядываясь  в  темноту
во все глаза, но без всякого успеха.
   - Я и сам ничего не пойму, - проговорил тихонько  Волшебник,  занятый
тем же.
   - Ух-х! - зафырчал вдруг Эврика, выгибая спину, на которой вся шерсть
стала дыбом. - Да это же логово аллигаторов, крокодилов или  какихто  их
родственников. Разве вы не видите их глаза?
   - Эврика в темноте видит лучше нас, - шепотом пояснила Дороти -  Опи-
ши, милый, на что похожи эти существа?
   - Уж и не знаю, как сказать, - отвечал котенок, вздрагивая всем телом
- Глаза, как тарелки, пасть размером с ящик для угля.  Но  сами  чудища,
похоже, не особенно велики.
   - Где же они все? - воскликнула девочка.
   - Лежат в ямках по краю пещеры Ах, Дороти, ты даже  представить  себе
не можешь, как они безобразны - еще отвратительнее Гаргойлей.
   - Тс-с! Поосторожнее, когда судишь ближнего, - произнес вдруг  совсем
рядом резкий пронзительный голос. - Вы и сами не сказать, чтобы  красав-
цы. А нам наша мамочка говорила, что милее нас нет никого в целом свете.
   Друзья разом повернулись на голос, и  Волшебник  поднял  фонарь  так,
чтобы поток света хлынул в одно из углублений в каменистом полу.
   - Ба, да это дракон! - воскликнул он.
   - Нет, - ответил обладатель желтых глазищ, которые уставились на них,
редко мигая, - тут вы не правы. Мы станем драконами, когда  вырастем,  а
пока мы всего лишь драконята.
   - Как это понимать? - спросила Дороти, не без страха разглядывая  ог-
ромную чешуйчатую голову, разинутую пасть и большие круглые зрачки.
   - Юные драконы, вот как. Нам просто не разрешено до поры  до  времени
называться настоящими драконами, - услышала  она  в  ответ.  -  Взрослые
больно уж важничают, к детям относятся свысока, но нам наша мамочка ска-
зала, что и мы в свой срок станем могучими и важными.
   - Где же сейчас ваша мамочка? - поинтересовался  Волшебник,  опасливо
оглядываясь.
   - Отправилась на поверхность Земли поохотиться к обеду. Если повезет,
принесет слона или парочку носорогов или хоть пару дюжин  человечков  на
худой конец, чтобы заморить червячка.
   - Вы голодные? - встревожилась Дороти, невольно делая шаг назад.
   - Еще как! - рявкнул драконенок и щелкнул зубами.
   - И... и - вы что же, едите людей?
   - Конечно, когда попадутся. Правда сказать, их не много попадается за
последние годы, приходится довольствоваться слонами да буйволами, -  по-
жаловалось чудище.
   - Сколько же вам лет? - спросил Зеб, глядя как завороженный в  желтые
глаза.
   - Увы, мы совсем еще дети. И я, и все мои братья и сестры, которых вы
видите здесь, практически одного возраста. Если я не ошибаюсь, позавчера
нам исполнилось шестьдесят шесть лет.
   - Разве это детский возраст? - изумилась Дороти.
   - А разве нет? - в свою очередь удивился драконенок. - По-моему, сов-
сем младенческий.
   - Сколько же лет вашей маме? - осведомилась девочка.
   - Что-то около двух тысяч. Правда, она бросила считать свои годы нес-
колько веков назад. Она, видите ли, вдова и хорошо сохранилась,  поэтому
предпочитает молодиться.
   - И пусть, если ей нравится, - поспешно  согласилась  Дороти.  Потом,
минутку подумав, спросила: - Мы с вами друзья или враги? То есть я хоте-
ла бы знать, вы к нам относитесь по-доброму или хотите нас съесть?
   - Честно говоря, нам ужасно хотелось бы вас съесть. Но, к  сожалению,
мама привязала нас хвостами к скале, и нам до вас  никак  не  добраться.
Если вы будете так добры и подойдете чуть ближе, то в мгновение ока ока-
жетесь у нас в зубах, если же нет - вы в полной безопасности.
   В голосе драконенка прозвучало сожаление, его братья и  сестры  хором
вздохнули.
   Дороти, со своей стороны, испытала некоторое облегчение. Потом  поин-
тересовалась:
   - Зачем же мама связала ваши хвосты?
   - О, видите ли, она проводит на охоте иной раз по нескольку недель, а
мы, если нас не связать, бывает, расползаемся по всей горе,  передеремся
или натворим пакостей. Мама обычно знает, что делает, но в этот раз  она
совершила ошибку. Потому что вы наверняка от нас удерете, если только не
подойдете ближе, а ведь вы не подойдете, нет?
   - Ни в коем случае! - поспешила с ответом девочка. - Мы совсем не хо-
тим попасть в зубы этаким чудищам.
   - Позвольте заметить, - сварливо сказал драконенок, - что  обзываться
- довольно невежливо. Зная, к тому же, что мы вам не можем отомстить. Мы
сами считаем себя очень красивыми, да и мама нам так сказала, а  уж  она
знает. Мы все принадлежим к старинному роду, нашей родословной можно по-
завидовать: она уходит в прошлое приблизительно на двадцать  тысяч  лет,
ко временам знаменитого Зеленого Дракона Атлантиды,  когда  людей  и  на
свете-то не было. А что ты скажешь о своей родословной, девочка?
   - Я родилась на ферме в Канзасе, - ответила Дороти, -  и  думаю,  что
жить там не в пример приятнее, чем сидеть в пещере, да  еще  с  хвостом,
привязанным к скале. Вообще, я в знатности не вижу большого проку. Каков
человек есть, таков он и есть.
   - О вкусах не спорят, - проворчал драконенок, медленно опуская чешуй-
чатые веки, пока глаза не стали похожи на два полумесяца.
   Несколько обнадеженные тем, что чудища связаны, дети и Волшебник  те-
перь осмотрели их повнимательнее. Головы у драконят  были  большие,  как
бочки, и покрыты твердой зеленоватой чешуей, которая  блестела  в  ярком
свете фонарей. Передние лапы росли сразу  за  головой,  были  большие  и
сильные, но туловища, чем дальше от головы, тем становились все  тоньше,
а хвост был и вовсе похож на шнурок. Дороти прикинула, что если они  вы-
росли до таких размеров за шестьдесят шесть лет, то,  наверное,  пройдет
еще добрая сотня лет, прежде чем они смогут назвать себя настоящими дра-
конами.
   - Сдается мне, - сказал Волшебник, - что нам надо отсюда уносить  но-
ги, и чем скорее, тем лучше.
   - Да вы не торопитесь, - предложил один из драконят, - я уверен,  что
мама будет рада с вами познакомиться.
   - Вполне возможно, - не стал спорить Волшебник, -  но  мы,  со  своей
стороны, весьма разборчивы в знакомствах. Не будете ли вы так добры ска-
зать, по какой дороге ваша мама выбирается обычно на поверхность Земли?
   - Это нечестный вопрос, - объявил один из драконят, - потому что, ес-
ли мы скажем правду, вы от нас удерете, а если скажем неправду, то, зна-
чит, солжем и за это будем наказаны.
   - Раз так, - решила Дороти, - будем искать дорогу сами.
   Путники несколько раз обошли вокруг пещеры,  стараясь  держаться  по-
дальше от желтых мигающих глаз драконят, и в  конце  концов  заметили  в
стене, противоположной той, из которой вышли, два  хода.  Друзья  наугад
выбрали один и двинулись по нему вперед, стараясь  поторапливаться:  они
ведь не знали, когда вернется дракониха, а знакомиться с ней  им  совсем
не хотелось.

   14. ВОЛШЕБНЫЙ ПОЯС ОЗМЫ

   Довольно долго друзья поднимались по пологой тропе и уже стали  наде-
яться, что вот-вот впереди блеснет солнце. Но тут перед ними вдруг  воз-
никла, наглухо преграждая тропу, огромная скала. Дальше нельзя было сде-
лать ни шагу. Скала стояла отдельно от других и не просто стояла  -  она
двигалась, медленно вращаясь вокруг своей оси. Когда наши путники к  ней
приблизились, она стояла перед ними  глухой  стеной,  потом  повернулась
так, что сбоку открылась широкая гладкая тропа. Это произошло столь нео-
жиданно, что путешественники не успели воспользоваться  счастливой  воз-
можностью и продолжали стоять, глядя, как каменная стена завершает  обо-
рот. Но теперь они знали путь спасения: надо было только дождаться, ког-
да тропа покажется снова.
   Не теряя ни секунды, дети и Волшебник бросились в образовавшийся про-
ход. Несколько мгновений спустя они уже стояли, с трудом переводя  дыха-
ние, зато целые и невредимые, по другую сторону преграды. Джим шел  пос-
ледним, и стена едва его не прищемила. Одним отчаянным  прыжком  он  ус-
пел-таки догнать своих спутников, но несколько  камней,  вылетев  из-под
колес коляски, попали в узкую щель под скалой и там  застряли.  Раздался
страшный треск, скрежет, потом что-то как бы оборвалось, и каменный тур-
никет остановился навсегда - перегородив тропу, по которой они прошли.
   - Не беда, - бодро сказал Зеб, - ведь обратно нам и не надо.
   - Я в этом не уверена, - заметила Дороти. - Что, если дракониха спус-
кается нам навстречу и мы в ловушке?
   - Это возможно, - согласился Волшебник, - если она обычно поднимается
наверх по этой тропе. Но по пути я внимательно осматривал туннель  и  не
заметил никаких признаков того, что по нему ходит крупное животное.
   - Значит, мы в безопасности, - решила Дороти, - потому что, если дра-
кониха ходит другой дорогой, то нас ей теперь не поймать.
   - Разумеется, моя милая. Правда, стоит задуматься вот над чем. Драко-
ниха, скорее всего, знает дорогу на поверхность Земли, и, если она ходит
другой дорогой, значит, мы выбрали неверный  путь,  -  подвел  печальный
итог Волшебник.
   - Нет, только не это! - вскричала Дороти. -  Худшего  даже  придумать
невозможно!
   - Это точно. Но не исключено, что и эта дорога  ведет  к  поверхности
Земли, - предположил Зеб. - Что касается меня, то я от души рад, что эта
тропа не драконья, куда бы она ни вела.
   - Я тоже, - согласилась Дороти. - Хватит с меня этих задавак драконят
с их родословной.
   Еще не известно, чем бы порадовала нас их мамочка.
   И они снова пустились в путь, медленно карабкаясь по крутому  склону.
Фонари светили уже не так ярко, и Волшебник перелил весь оставшийся  ке-
росин в один, чтобы хватило подольше. Однако их  путешествие  неожиданно
подошло к концу.
   Спустя короткое время они оказались в небольшой пещере, из которой не
было выхода.
   Друзья не сразу почуяли беду, а  даже  обрадовались  поначалу,  когда
увидели высоко вверху пробивающийся сквозь свод пещеры солнечный  лучик.
Это означало, что земной мир - настоящий мир - уже совсем  рядом  и  что
после всех приключений, увлекательных и  опасных,  они  подошли  наконец
совсем близко к земной поверхности, они почти уже дома. Но,  оглядевшись
внимательнее, наши путники обнаружили, что в действительности  попали  в
тюрьму, из которой нет ни малейшей надежды выбраться.
   - Мы почти на земле, - сказала Дороти. - Смотрите, светит солнце,  и,
ах, как прекрасно оно светит! - она показала на далекий лучик,  блуждаю-
щий вверху пещеры.
   - Почти на земле - еще не на земле, - сердито отозвался котенок. - До
этой трещинки даже мне не добраться, а если и  добраться,  то  никак  не
пролезть.
   - Похоже, что тропа здесь кончается, - мрачно заключил Волшебник.
   - И назад пути тоже нет, - вспомнил Зеб и озадаченно присвистнул.
   - Я так и знал, что все плохо кончится, - запричитал старый  конь.  -
Слыханное ли дело, провалиться в середину Земли, а потом  вернуться  на-
зад?! Да и то, что мы с котом вдруг заговорили на вашем  языке  и  стали
понимать все ваши слова, тоже было не к добру.
   - Это касается и поросят, - добавил Эврика. - Не советую про них  за-
бывать. Мне, может статься, еще придется ими закусить.
   - А я и раньше слышала, как животные разговаривают, - сказала Дороти,
- и ничего дурного с ними от этого не случалось.
   - А ты оказывалась когда-нибудь запертой в подземной пещере, из кото-
рой нет выхода? - строго спросил конь.
   - Нет, - призналась Дороти. - Но не падай духом, Джим. Я уверена, что
это еще совсем не конец нашей истории.
   Упоминание о поросятах подсказало Волшебнику, что его питомцы засиде-
лись в кармане и, наверное, устали. Он сел на пол пещеры, достал поросят
одного за другим и пустил их побегать вокруг в свое удовольствие.
   - Милые мои, - обратился он к ним,  -  я  боюсь,  что  втянул  вас  в
большую передрягу и вам уже никогда не выбраться из этой пещеры.
   - А что случилось? - спросил один из поросят. -  Мы  долго  сидели  в
темноте и теперь не сообразим, что здесь происходит.
   Оз поведал им о постигшем их всех несчастье.
   - Не пойму, о чем вы горюете, - заговорил другой поросенок.  -  Разве
ты у нас не волшебник?
   - Волшебник, - согласился Волшебник Изумрудного Города.
   - Тогда сделай какое-нибудь волшебство и вызволи нас отсюда, -  пред-
ложил самый маленький поросенок.
   - Сделал бы, будь я настоящим волшебником, - печально вздохнул их хо-
зяин. - Но я, мои милые свиные хвостики, всего только фокусник.
   - Ерунда! - вскричали поросята хором.
   - Спросите у Дороти, - обиделся старичок.
   - Так и есть, - очень серьезно подтвердила девочка.  -  Наш  друг  Оз
всего лишь фокусник, и у него был не один случай это доказать. Он  умеет
творить кое-какие чудеса, но только  если  под  рукой  есть  специальные
приспособления.
   - Спасибо, милая, за поддержку, - поблагодарил ее Волшебник. -  Когда
тебя называют волшебником, а ты вовсе не волшебник - это клевета, и я ее
не потерплю. Я один из величайших в мире фокусников, и  вы  в  этом  все
убедитесь, когда мы умрем голодной смертью, и наши тела останутся лежать
распростертыми на полу этой никому не ведомой пещеры.
   - Думаю, если дело до этого дойдет, убеждаться будет уже некому и  не
в чем, - заметила Дороти, которая все это время о чем-то  сосредоточенно
размышляла. - И я не уверена, что нам нужно так уж сразу простирать свои
тела, мое мне еще пригодится, да и ваши вам - тоже.
   - Но выбраться отсюда невозможно, - развел руками Волшебник.
   - Для нас, пожалуй, и невозможно, - ответила Дороти, улыбаясь, - зато
кое-кто может нам помочь. Веселей, друзья, не падайте духом, я  уверена:
нам поможет Озма.
   - Озма?! - воскликнул Волшебник. - Кто такая Озма?
   - Девочка, которая правит волшебной Страной Оз, - пояснила Дороти.  -
Мы познакомились и подружились в Стране Оз, довольно давно,  а  потом  я
вместе с ней побывала в Стране Оз.
   - Во второй раз? - сразу заинтересовался Волшебник.
   - Да. Когда я впервые попала в Страну Оз, то встретила там тебя, пра-
вителя Изумрудного Города. После того как ты улетел на шаре, я вернулась
в Канзас с помощью пары волшебных серебряных башмачков.
   - Я помню те башмачки, - кивнул ее  собеседник,  -  они  принадлежали
Злой Волшебнице Востока. Неужели они и теперь с тобой?
   - Нет, я потеряла их во время полета. Зато когда я попала в Страну Оз
во второй раз, я разработала волшебный пояс Короля Гномов, который обла-
дает еще большей силой, чем серебряные башмачки.
   - И где же этот волшебный пояс? - спросил Волшебник,  который  слушал
ее с нарастающим интересом.
   - У Озмы. Ведь в обыкновенной стране, вроде Соединенных Штатов, он не
имеет силы. Поэтому я отдала его моей подруге. Принцесса  Озма  им  вос-
пользовалась, чтобы перенести меня в Австралию к дяде Генри.
   - И ты перенеслась? - у Зеба даже рот открылся от удивления.
   - Конечно, в одно мгновение. В комнате Озмы есть  волшебная  картина,
которая показывает, где находится любой из ее друзей, стоит ей того  по-
желать. Нужно только сказать: интересно, что поделывает такой-то, и кар-
тина тут же покажет, где находится твой друг и чем  он  занят.  Вот  это
настоящее волшебство, не правда ли, мистер Волшебник? Так вот, у  нас  с
Озмой есть уговор. Каждый день ровно в четыре часа она с помощью картины
находит меня. Если я в опасности, то должна подать ей определенный  знак
- тогда она тут же наденет волшебный пояс Короля Гномов и пожелает, что-
бы я перенеслась к ней в Страну Оз.
   - Ты хочешь сказать, что принцесса Озма при  помощи  своей  волшебной
картины увидит и эту пещеру, и нас, и все, что мы тут делаем?.. - засом-
невался Зеб.
   - Конечно, ровно в четыре часа, - ответила девочка, улыбнувшись изум-
ленному выражению его лица.
   - ...А когда ты подашь ей знак, перенесет тебя в Страну Оз? - продол-
жал допытываться мальчик.
   - Именно так, при помощи волшебного пояса.
   - Тогда, - сказал Волшебник, - считай, что ты спасена, Дороти. И я от
души рад за тебя. А нам, остающимся здесь, приятнее будет умирать, зная,
что ты не разделишь нашу печальную участь.
   - Мне вовсе не будет приятно умирать! - запротестовал котенок.  -  От
смерти я не жду ничего приятного, тем более что у кошек, говорят, девять
жизней, стало быть, и умирать мне придется девять раз.
   - Ты уже когда-нибудь умирал? - спросил мальчик.
   - Нет, и начинать не собираюсь, - ответил Эврика.
   - Не беспокойся, мой милый, - сказала Дороти, - я возьму тебя на руки
и унесу вместе с собой.
   - И нас возьми тоже! - взмолились в один голос девять поросят.
   - Попробую, - пообещала Дороти.
   - А меня ты не могла бы взять на руки? - осведомился конь.
   Дороти рассмеялась.
   - Я знаю способ получше, - заявила она. -  Как  только  я  окажусь  в
Стране Оз, я с легкостью спасу вас всех.
   - Как? - спросили все хором.
   - Я воспользуюсь волшебным поясом. Мне нужно лишь пожелать, чтобы  вы
очутились рядом со мной, и вы окажетесь в полной безопасности - в  коро-
левском дворце Оз.
   - Вот это да! - закричал Зеб.
   - А ведь это я, знаете ли, построил и дворец, и весь  Изумрудный  Го-
род, - задумчиво проговорил Волшебник, - и мне бы очень хотелось увидеть
все это снова. Я был бы счастлив вновь побывать среди Жевунов,  Мигунов,
Кводлингов и Гилликинов.
   - Это кто такие? - поинтересовался мальчик.
   - Это четыре народа, населяющие Страну Оз, - ответил фокусник. -  Ин-
тересно, как они отнесутся к моему возвращению...
   - Не сомневаюсь, что хорошо, - сказала Дороти. - Они по-прежнему гор-
дятся своим Волшебником и часто поминают тебя добром.
   - А не знаешь ли ты, что стало с Железным Дровосеком и  Страшилой?  -
спросил тот.
   - Они до сих пор живут в Стране Оз, - сообщила девочка, - и стали там
важными персонами.
   - А Трусливый Лев?
   - Он живет там же, как и его приятель Голодный Тигр, и Биллина, кото-
рая отказалась возвращаться в Канзас и даже ехать со мной в Австралию.
   - Боюсь, что я не знаком ни с Голодным Тигром, ни с Биллиной, - пока-
чал головой Волшебник. - Биллина - это девочка?
   - Нет, это Желтая Курица и, кстати, моя большая подруга.  Я  уверена,
что она и тебе понравится, когда ты познакомишься с ней поближе, -  уве-
рила его Дороти.
   - Да у тебя там друзей целый зверинец, - смущенно хмыкнул Зеб. -  Мо-
жет, ты лучше пожелаешь, чтобы я перенесся в какое-нибудь более безопас-
ное место, а не в Страну Оз?
   - Не беспокойся, - ответила девочка. - Вот увидишь,  тебе  очень  там
понравится. Который сейчас час, мистер Волшебник?
   Маленький человечек взглянул на большие серебряные часы -  он  всегда
носил их в жилетном кармане.
   - Полчетвертого, - сказал он.
   - Значит, осталось подождать всего полчаса, - продолжала девочка, - а
потом мы вмиг перенесемся в Изумрудный Город.
   Все сидели молча, считая про себя минуты. Потом Джим вдруг спросил:
   - А есть ли в Стране Оз кони?
   - Только один, - ответила девочка, - и то деревянный.
   - Как это?
   - Вообще говоря, это козлы. Однажды, когда Озма еще  была  мальчиком,
она оживила их при помощи волшебного порошка.
   - Озма была когда-то мальчиком? - с изумлением переспросил Зеб.
   - Да, ее заколдовала злая Момби, чтобы она не могла править собствен-
ным королевством и унаследовать престол, на который имела все права.  Но
теперь она вновь стала девочкой, самой прелестной  и  очаровательной  на
свете.
   - Козлы - это такая штука, на которой пилят дрова, - фыркнул Джим.
   - В общем, ты прав, - согласилась девочка. - Однако  Деревянный  Конь
может бегать так же резво, как ты, Джим. К тому же  он  очень  сообрази-
тельный.
   - Да я любого деревянного осла обгоню одной левой! - задиристо  выпа-
лил Джим.
   Дороти не стала с ним спорить. Она решила, что Джим и  сам  переменит
свое мнение, когда познакомится с Деревянным Конем поближе.
   Время, как всегда, когда чего-то ждешь,  тянулось  медленно.  Наконец
Волшебник объявил, что настало четыре часа. Дороти взяла котенка на  ко-
лени и подала сигнал, о котором они условились с невидимой и находящейся
в этот момент где-то очень далеко Озмой.
   - Что-то ничего не происходит, - с сомнением сказал Зеб.
   - Нужно же дать Озме время, чтобы она надела волшебный пояс, -  пояс-
нила девочка.
   Едва произнеся эти слова, она вдруг исчезла из пещеры вместе с котен-
ком. Все это произошло неожиданно и совершенно бесшумно. Только что  До-
роти сидела рядом, с котенком на коленях, а буквально  мгновение  спустя
конь, поросята. Волшебник и мальчик остались одни в подземной тюрьме.
   - Надеюсь, мы скоро за ней последуем, - проговорил Волшебник с  явным
облегчением. - Если я что-то смыслю в обычаях  удивительной  Страны  Оз,
будем готовы к тому, что за нами пошлют в любую минуту.
   Он аккуратно уложил поросят в карман. Потом вдвоем с Зебом  они  усе-
лись в коляску и замерли на сиденье в ожидании.
   - А больно не будет? - спросил мальчик дрогнувшим голосом.
   - Нисколько, - заверил его Волшебник. - Все  произойдет  в  мгновение
ока.
   Именно так все и получилось.
   Конь всхрапнул, а Зеб принялся что  есть  силы  тереть  глаза,  чтобы
удостовериться, что не спит. Ибо они очутились вдруг на  улицах  чудного
города, утопавшего в нежно-изумрудном сиянии. Их окружали люди с привет-
ливыми лицами, одетые в золотисто-зеленые костюмы самых невероятных  фа-
сонов.
   Прямо перед ними  высились,  сплошь  усыпанные  бриллиантами,  ворота
дворца. Они медленно отворились, как бы приглашая гостей  во  внутренний
двор, где роскошным ковром пестрел цветник и взлетали в воздух  серебря-
ные струи фонтанов.
   Зеб тряхнул вожжами, чтобы вывести коня из оцепенения; вокруг  начала
уже собираться толпа, охочая поглазеть на чужестранцев.
   - Н-но, пошел! - громко скомандовал мальчик, и, послушный  хозяйскому
окрику, Джим шагнул через дворцовые ворота, а за ним следом по  украшен-
ной бриллиантами мостовой покатила коляска.

   15. СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ ВСТРЕЧАЮТСЯ ВНОВЬ

   Многочисленные слуги в изящных ливреях приветствовали  вновь  прибыв-
ших. Когда Волшебник вышел из коляски,  симпатичная  девушка  в  зеленом
платье удивленно вскричала:
   - Да ведь это Оз, великий и грозный!
   Низенький человечек посмотрел на  девушку  очень  внимательно,  потом
взял ее руки в свои и сердечно пожал.
   - Бьюсь об заклад, - воскликнул он, -  это  маленькая  Джелия  Джемм,
шустрая и сметливая, как всегда!
   - Она самая", - сказала девушка, низко  кланяясь.  -  Только  сдается
мне, вам уже не править Изумрудным Городом, как раньше, у нас ведь  есть
теперь прекрасная принцесса, и все ее очень любят.
   - Народ не расстанется с ней по доброй воле, - добавил старый воин  в
генеральской форме.
   Волшебник повернулся к нему.
   - Не ты ли носил когда-то зеленые бакенбарды? - спросил он.
   - Я, - ответил тот. - Только я их сбрил давным-давно и с тех пор  вы-
рос из рядового в Главного Генерала Королевской Армии.
   - Рад слышать, - улыбнулся гость, - но я уверяю вас, друзья, что ни в
коем случае не собираюсь править Изумрудным Городом, - добавил он  очень
серьезно.
   - Раз так, добро пожаловать! - закричали придворные, и  Волшебник  не
мог не порадоваться тому, с каким уважением они с ним раскланялись. Нет,
его не забыли в Стране Оз!
   - Где же Дороти? - забеспокоился Зеб, выходя из коляски и  останавли-
ваясь рядом со своим другом Волшебником.
   - В покоях принцессы Озмы, - ответила Джелия Джемм. -  А  мне  ведено
встретить вас и проводить в ваши комнаты.
   Мальчик огляделся, все еще не веря своим глазам. Он и во сне не видел
подобного великолепия. Неужто весь этот блеск доподлинный, а не самовар-
ный?
   - А что будет со мной? - смущенно поинтересовался конь. В молодые го-
ды он живал в городах и знал, что в столь роскошном дворце ему не место.
   Тут была озадачена и сама Джелия Джемм.  Зеленоглазая  девушка  реши-
тельно не знала, как быть с необычным животным, ведь  жители  Страны  Оз
лошадей совсем не знали. Впрочем, к чудесам и странностям они были  при-
вычны, а потому, осмотрев коня со всех сторон и заметив, что глаза у не-
го добрые, девушка решила, что бояться его не стоит.
   - Конюшни здесь нет, - сказал Волшебник, - если только ее не построи-
ли за время моего отсутствия.
   - Нам она ни к чему, - ответила Джелия. -  У  Деревянного  Коня  есть
своя комната во дворце, но он ведь и ростом невелик и  совсем  домашний,
не то что этот огромный зверь, которого вы привезли с собой.
   - Вы хотите сказать, что я уродец? - обиделся Джим.
   - О, нет, - поспешила заверить его девушка. - В местах, откуда вы ро-
дом, наверное, все такие. Но в Стране Оз любой конь, за исключением  де-
ревянного, - чудо невиданное.
   Успокоив таким образом Джима и подумав немного, зеленокудрая распоря-
дительница решила поселить коня во дворце, благо в нем было  много  сво-
бодных помещений.
   Итак, Зеб распряг Джима, и слуги повели коня во  дворец,  где  специ-
ально для него была приготовлена просторная светлая комната.
   Джелия повернулась к Волшебнику:
   - Ваши покои, те, что позади тронного зала, пустовали все время, пока
вас не было. Не хотите ли снова в них поселиться?
   - Еще бы! - воскликнул старичок. - Для меня это все равно,  что  вер-
нуться домой. Ведь я прожил там много-много лет.
   Этому гостю дорогу указывать было не нужно, слуга лишь нес следом его
чемоданчик. Зебу тоже отвели отдельную комнату, да такую большую и  кра-
сивую, что он поначалу стеснялся сесть на стул или прилечь  на  кровать,
опасаясь, как бы чего-нибудь не испортить. В шкафах  он  обнаружил  мно-
жество нарядных дорогих костюмов. Слуга предложил ему выбрать  для  себя
любой и пожаловать через час к обеду вместе с принцессой и Дороти.
   Одна из дверей вела из комнаты в соседнее  небольшое  помещение,  где
находилась ванна, полная до краев душистой водой.  Не  уставая  дивиться
новым и новым сюрпризам, мальчик на славу выкупался, потом  выбрал  себе
бархатный костюмчик с серебряными пуговицами и надел  его  вместо  своей
старой одежды, поношенной и грязной. К костюму полагались  еще  шелковые
чулки и мягкие кожаные башмаки с бриллиантовыми застежками.  Нарядившись
таким образом, Зеб выглядел парадно и важно, как еще никогда в жизни.
   Тут как раз пришел слуга, чтобы сопроводить его к Озме. Зеб  последо-
вал за ним не без робости и вскоре был введен в комнату не столько  рос-
кошную, сколько милую и уютную. Здесь он увидел Дороти. Она сидела рядом
с девочкой, такой прекрасной, что у парнишки дух перехватило от восхище-
ния.
   Дороти тут же бросилась навстречу своему другу и за руку подвела  его
прямо к принцессе, которая благосклонно улыбалась гостю.  Вошел  Волшеб-
ник, и, ободренный его присутствием, мальчик вскоре  и  думать  забыл  о
смущении. Оз был одет в черный бархатный костюм,  украшенный  множеством
сверкающих изумрудов, но лысина и бесчисленные морщины придавали ему вид
скорее смешной, чем значительный.
   Озме было любопытно повстречаться с прославленным  основателем  Изум-
рудного Города, поэтому, когда все четверо уселись  за  обеденный  стол,
принцесса попросила:
   - Будьте добры, дорогой Волшебник, развейте одно мое давнее сомнение.
Скажите, вы ли обязаны своим именем нашей великой стране, или, напротив,
страна была названа в вашу честь? Мне давно хотелось узнать поточнее,  а
лучше вас, конечно, этого не знает никто.
   - Совершенно верно, - подтвердил Волшебник. - И мне будет чрезвычайно
приятно потолковать о кровных узах, соединяющих меня  с  вашей  страной.
Должен вам сказать, во-первых, что родился я в городе  Омаха,  мой  отец
увлекался политикой, а имечко мне дал  такое:  Оскар  Зороастр  Балтазар
Оливер Лоренс Вольфганг Амброзиус Ньютон Диггс. Диггс считалось фамилией
просто потому, что больше имен родитель мой придумать не смог. Их, одна-
ко, и так было слишком много.
   Запомнить собственное имя для  меня,  бедняги,  было  труднее  самого
трудного школьного урока.
   Когда я подрос, я стал называть себя просто Оз, потому что  последую-
щие инициалы Б.-О.-Л.-В.А.-Н. складывались в "болван" -  характеристика,
согласитесь, не очень-то лестная.
   - Конечно, никто не вправе пенять вам за то, что вы  сократили  столь
длинное имя, - сочувственно кивнула Озма. - Хотя  в  результате  получи-
лось, пожалуй, уж слишком коротко.
   - Пожалуй, что и так, - согласился Волшебник, - но дело  в  том,  что
еще мальчиком я убежал из дома и пристал к бродячему  цирку.  Публике  я
стал известен как Волшебник и проделывал, главным образом, фокусы с чре-
вовещанием.
   - А что это такое? - заинтересовалась Озма.
   - Способность говорить чужим голосом, да так, что кажется, что  гово-
ришь не ты сам, а ктото другой или что-то другое. Еще  я  поднимался  на
воздушном шаре. На нем и на всех других предметах, которые я использовал
в представлении, я написал инициалы О.З.,  в  знак  того,  что  это  моя
собственность.
   Однажды шар унес меня через пустыню в эту  прекрасную  страну.  Когда
местные жители увидели, как я спускаюсь с неба, они, понятное дело, при-
няли меня за чародея и исполнились почтения и страха. Я сказал им, что я
волшебник, и показал несколько пустяковых трюков,  которые  поразили  их
еще больше. Разглядев на шаре мои инициалы, они  назвали  меня  Оз,  под
этим именем я и прославился.
   - Теперь я начинаю кое-что понимать, - заулыбалась Озма.
   - В то время, - продолжал свой рассказ Волшебник,  не  забывая  между
делом прихлебывать суп, - страна была разделена на четыре части,  каждой
из которых управляла Злая Волшебница. Жители, однако, уверились, что  их
чары не идут ни в какое сравнение с моими. Похоже, что и Волшебницы  ре-
шили то же самое и потому не дерзали мне противоречить. Я приказал пост-
роить Изумрудный Город в месте пересечения  границ  всех  четырех  коро-
левств, а когда строительство было завершено, то провозгласил себя  пра-
вителем Страны Оз, объединившей в одну семью Жевунов,  Гилликинов,  Мигу
нов и Кводлингов. Я мирно правил этой страной долгие годы, но на старос-
ти лет мне захотелось еще раз побывать на своей  родине.  Поэтому  когда
ураган принес сюда Дороти, я решил улететь на шаре вместе  с  ней.  Увы,
шар взлетел слишком рано и унес меня одного. После многих приключений  я
добрался до Омахи, но там обнаружил, что мои друзья все либо умерли, ли-
бо разъехались. Мне ничего не оставалось делать, как снова  прибиться  к
цирку, и опять, как в старые дни, я стал подниматься на шаре, но  тут  я
попал в землетрясение.
   - Очень интересная история, - сказала Озма, - и единственное, чего  в
ней недостает, это кое-каких подробностей: по-видимому, вы их просто  не
знаете. Дело в том, что давным-давно, задолго до вашего появления здесь,
страна была едина. По традиции правитель ее всегда именовался Оз, что на
нашем языке означает "великий и добрый". Если же правителем  оказывалась
женщина, то ее звали Озма. Но однажды четыре  Злые  Волшебницы  устроили
заговор, желая завладеть королевством. Когда тогдашний король, мой  дед,
отправился на охоту, колдунья по имени Момби выкрала его и спрятала  как
пленника. Потом ведьмы поделили королевство на четыре  части  и  правили
каждая своей до тех пор, пока не явились вы. Вот почему люди так вам об-
радовались и вот почему, увидев ваши инициалы, они решили, что вы и есть
истинный правитель страны.
   - Но к тому времени, - задумчиво проговорил Волшебник, - в этой стра-
не были две Злые Волшебницы и две Добрые Волшебницы.
   - Совершенно верно, - подтвердила Озма, - одна из них победила  Момби
на Севере, а другая, Глинда, победила  Злую  Волшебницу  Юга.  Но  Момби
по-прежнему держала в плену моего деда, а  впоследствии  и  моего  отца.
Когда родилась я, она превратила меня в мальчика в надежде, что так меня
никто не узнает и, стало быть, не признает  полноправной  правительницей
Страны Оз. Но мне удалось победить ее чары, и теперь я правлю своим  на-
родом.
   - Я очень этому рад, - сказал Волшебник, - и надеюсь стать  одним  из
самых верных и преданных ваших подданных.
   - Мы многим обязаны вам. Волшебник, - продолжала Озма, - ведь  именно
вы построили Изумрудный Город.
   - Его строили сообща, - возразил бывший монарх, - и  я  лишь  был  за
главного, как говорят у нас в Омахе.
   - Но вы управляли страной мудро и справедливо много лет,  -  заметила
Озма, - и мой народ гордится вами. Поэтому теперь, когда вы уже немолоды
и, вероятно, не расположены более странствовать и работать  в  цирке,  я
предлагаю вам поселиться здесь, у нас. Вы станете Придворным Волшебником
в моем королевстве и будете пользоваться всеобщим уважением и почетом.
   - Я с благодарностью принимаю ваше любезное  приглашение,  прекрасная
принцесса, - тихо проговорил маленький человечек, и в его глазах заблес-
тели слезы. Обрести такой  уютный  добрый  дом  для  него  было  великим
счастьем.
   - Он всего лишь фокусник, а не настоящий волшебник, - с  улыбкой  на-
помнила Дороти.
   - Лучший волшебник - это фокусник, - ответила Озма.
   - Настоящий или не настоящий, а кое-какие классные фокусы он знает, -
объявил Зеб, успевший уже немного освоиться.
   - Своими фокусами он развлечет нас завтра, - сказала принцесса.  -  Я
послала гонцов ко всем старым друзьям Дороти и думаю, что скоро они нач-
нут собираться здесь, чтобы отпраздновать ее приезд.
   И действительно, не успел закончиться обед, как в зал ворвался  Стра-
шила. Он обнял Дороти своими руками-подушечками в  совершенном  восторге
от встречи. Волшебника бывшее огородное пугало, ставшее важной  персоной
в Стране Оз, приветствовало не менее сердечно.
   - Ну как мозги? - поинтересовался фокусник,  пожимая  мягкие  ладошки
своего старого друга.
   - Работают что надо, - ответил Страшила. - Благодаря тебе, Оз, я  по-
лучил самые острые мозги на свете. Они думают днем и ночью,  даже  когда
все другие крепко спят.
   - Долго ли ты правил Изумрудным Городом после моего отъезда?
   - Довольно долго, пока меня не свергла Генерал Джинджер. Однако и она
была вскоре повержена благодаря Глинде, а я ушел на покой и поселился  с
Железным Дровосеком.
   Тут снаружи раздалось громкое кудахтанье,  слуга  с  низким  поклоном
распахнул двери, и в зал торжественно  вступила  Желтая  Курица.  Дороти
бросилась к ней навстречу и подхватила на руки с радостным криком:
   - Биллина! Какая же ты стала гладкая да толстая!
   - А почему бы и нет? - проквохтала в ответ Курица. - С хорошей  жизни
отчего бы и не пополнеть, не правда ли, Озма?
   - У нас здесь ей ни в чем нет отказа, - кивнула принцесса.
   На шее у Биллины красовалась нитка прекрасного жемчуга, а на лапах  -
браслеты из изумрудов. Она было устроилась на коленях у Дороти,  но  тут
котенок ревниво зафырчал и попытался цапнуть соперницу острыми  когтями.
Девочке пришлось шлепнуть маленького злюку. Он поспешил соскочить на пол
и царапаться уже больше не решался.
   - Какой же ты несносный, Эврика, - воскликнула Дороти  в  сердцах,  -
разве так встречают друзей?
   - Друзья у тебя какие-то ненормальные, - сварливо пробурчал котенок.
   - В самую точку, - язвительно отозвалась Биллина, - если, конечно,  и
этот драчливый кот из их числа.
   - Постойте-ка, - строго сказала Дороти. - В Стране Оз ссоры  запреще-
ны, пора бы вам это знать! Здесь все живут в мире, и все любят друг дру-
га. И если вы, Биллина и Эврика, не помиритесь, я надену  мой  волшебный
пояс и пожелаю, чтобы вы оба сей же час оказались дома. Ну, тото же!
   Угроза напугала обоих, и они робко пообещали исправиться. Но  настоя-
щими друзьями, надо прямо сказать, они в дальнейшем так и не стали.
   Тут явился Железный Дровосек. Его  великолепное  никелированное  тело
так блестело, что в зале стало как будто светлее Железный Дровосек нежно
любил Дороти, но и возвращению старого Волшебника тоже искренне  обрадо-
вался.
   - Я не в силах даже выразить всю  свою  благодарность  за  прекрасное
сердце, которым вы меня одарили, - заявил он. - Оно  помогло  мне  найти
множество друзей и, уверяю вас, исполнено и по сей день любви и доброты.
   - Рад слышать, - улыбнулся Волшебник. - А я-то боялся, не заплесневе-
ло ли оно внутри твоего железного тела.
   - Ничего подобного, - ответил Ник-Дровосек. -  В  моей  непроницаемой
груди оно сохранилось прекрасно.
   Зеб растерялся поначалу при виде столь странных гостей,  но  все  они
оказались существами столь дружелюбными, искренними и  добрыми,  что  он
быстро проникся к ним душевной симпатией. Однако при виде следующего ви-
зитера снова несколько смутился.
   - Позвольте вам представить, - произнесла Озма,  -  моего  друга  Жу-
ка-Кувыркуна С.У. и В.О. Он выручал меня в трудные дни, а  теперь  возг-
лавляет Королевский Колледж Атлетических Искусств.
   - Ах, - сказал Волшебник, - я счастлив познакомиться со столь  заслу-
женной личностью.
   - С.У. значит Сильно Увеличенный, - важно объяснил Жук, - а В.  О.  -
Высокообразованный. Перед вами не только жук  выдающихся  размеров,  что
очевидно, но и крупнейший ученый этой обширной страны.
   - Я в восхищении от вашей скромности, - заметил Волшебник, - и в  ва-
ших достоинствах не сомневаюсь ни на минуту.
   - В них не сомневается никто, - отрезал ЖукКувыркун, после чего чуда-
коватое насекомое достало из кармана книгу, повернулось спиной к честной
компании и удалилось в уголок.
   Никто не обратил на его грубость особого внимания - в существе  менее
образованном ее отнесли бы, конечно, за счет  невоспитанности  Вскоре  о
нем все забыли, увлеченные веселой беседой, затянувшейся далеко за  пол-
ночь.

   16. КОНЬ ДЖИМ

   Джиму был предоставлен для жилья большой чал с зеленым мраморным  по-
лом и расписными стенами. Он выглядел так торжественно, что всякий  дру-
гой на месте Джима, пожалуй, оробел бы. Но конь принял все как должное и
скомандовал слугам, чтобы те хорошенько его почистили, расчесали  гриву,
хвост и вымыли копыта. Когда его известили о том, что вскоре будет подан
обед, он фыркнул в ответ, что чем скорее, тем лучше. Для начала ему была
предложена дымящаяся миска супа, при виде которой конь в изумлении выта-
ращил глаза.
   - Унесите немедленно! - повелел он. - Вы что, принимаете меня за  са-
ламандру?
   Слуги молча повиновались и вскоре вновь принесли огромное  серебряное
блюдо, теперь уже с рыбой, запеченной под соусом.
   - Рыба! - возмущенно вскричал Джим. - Да что я вам, кот какой-нибудь?
Долой!
   Слуги удалились в смятении и опять вернулись с подносом,  на  котором
красовались две дюжины аппетитнейших куропаток, жаренных на вертеле.
   - Ну и ну! - простонал конь, начиная уже терять  терпение.  -  Что  я
вам, куница или лиса? Какие вы все здесь глупцы в Стране Оз и  какой  же
дрянью питаетесь! Неужели в целом дворце нет приличной еды?
   Дрожащие слуги послали за королевским поваром, тот прибежал и  почти-
тельнейше спросил:
   - Чего пожелает на обед ваше высочество?
   - Высочество?! - недоуменно повторил Джим, непривычный к такому обра-
щению.
   - Ростом вы удались на славу, выше любого существа в этой  стране,  -
пояснил повар.
   - Ну что ж, пожалуй, мое высочество желает овса, - заявил конь.
   - Овса? Но у нас нет овса, - растерялся повар. - Вот овсянки  сколько
угодно, мы часто готовим ее на завтрак. Овсянка - лучший завтрак, -  не-
решительно посоветовал он.
   - И обед тоже, - добавил Джим. - Подай-ка мне ее,  да  только  сырую,
если тебе жизнь дорога.
   Как видите, уважение, оказанное старику-коню, сделало его слегка  за-
носчивым, он позабыл о том, как полагается вести  себя  в  гостях,  что,
впрочем, неудивительно, ведь с самого его рождения и до дня  прибытия  в
Страну Оз к нему никто и никогда не относился иначе, как к слуге. Но  на
королевских слуг лошадиные капризы не произвели, похоже, дурного впечат-
ления. Они быстренько замешали овсянку в тазике с водой, и Джим  с  удо-
вольствием ее откушал.
   Потом слуги побросали на пол целую груду попон, и старый конь  улегся
на покой. Спать на такой мягкой постели ему не доводилось еще никогда  в
жизни.
   Утром, лишь только рассвело, он решил прогуляться и подыскать себе  к
завтраку какой-нибудь травки. Прошествовав, не торопясь, через  прекрас-
ную арку, он завернул за угол дворца, внутри которого все, казалось, еще
спало, и столкнулся нос к носу с Деревянным Конем.
   Удивленный и ошарашенный, Джим встал как вкопанный. Деревянный Скакун
тоже замер и уставился на коня своими выпученными глазами,  представляв-
шими собой два обыкновенных сучка.
   Ногами ему служили четыре жерди, хвост был маленькой веткой, случайно
сохранившейся на конце тела-бревна, а рот - зарубкой на  противоположном
его конце, который был потолще и потому считался головой. На  деревянных
ногах красовались золотые подковы, а к неуклюжему телу было  приторочено
принадлежащее принцессе Озме седто - красной кожи, все усыпанное брилли-
антами.
   При виде столь странного существа Джим и сам выпучил глаза под  стать
Козлам. Уши у него встали торчком, а голова откинулась далеко назад.
   Некоторое время оба топтались на месте нелепейшим образом,  не  зная,
что предпринять. Потом Джим воскликнул:
   - Скажи ради Бога, кто ты такой?
   - Я - Деревянный Конь, - ответил тот.
   - Я о тебе, кажется, что-то слышал, - вспомнил  Джим,  -  но  увидеть
что-либо подобное, право, никак не ожидал.
   - Не сомневаюсь, - отозвался Деревянный Конь не без гордости. -  Меня
здесь многие считают необыкновенным.
   - Уж куда необыкновеннее. И как только могла появиться на свет  такая
шаткая раскоряка?!
   - Моей вины в том не было, - застеснялся его собеседник. - Озма посы-
пала меня волшебным порошком, вот и пришлось, хочешь не хочешь, ожить. Я
ведь знаю, что не очень красив, но я - единственный конь в Стране  Оз  и
все относятся ко мне с уважением.
   - Да разве ты конь?
   - Не настоящий, конечно. Настоящих коней здесь нет совсем.  Я  только
подобие. Надо думать, близкое.
   Джим возмущенно заржал.
   - Посмотри на меня! - вскричал он. - Я-то ведь и есть настоящий конь!
   Деревянное существо охнуло и принялось очень  внимательно  рассматри-
вать нового знакомца.
   - Неужели это и впрямь Настоящий Конь? - бормотал он. -  Возможно  ли
это?
   - Не только возможно, а именно так и есть, - заявил Джим,  очень  до-
вольный произведенным эффектом. - Порукой тому - мои многочисленные дос-
тоинства. Взгляни, к примеру, на длинный хвост. Им я могу отгонять мух.
   - А меня мухи не донимают вовсе, - загоревал Деревянный Скакун.
   - Взгляни на мои большие сильные зубы - ими я могу жевать траву.
   - А я и не ем никогда.
   - Взгляни также на мою широкую грудь - благодаря  ей  я  могу  дышать
глубоко и мощно, - гордо продолжал Джим.
   - А мне и дышать не надо, - заметил его собеседник.
   - Ну, вижу я, ты лишен многих  радостей  в  жизни,  -  посочувствовал
конь. - Ты не знаешь, какое это облегчение - смахнуть навязчивую муху  и
какое удовольствие - наесться вкусненького да досыта. И какое  испытыва-
ешь удовлетворение, вдыхая полной грудью чистый свежий воздух. Если ты и
подобие коня, то, надо сказать, довольно жалкое.
   - Конечно, мне с тобой нельзя равняться, - вздохнул Деревянный Конь.
   Однако я рад, что повстречался  наконец  с  Настоящим  Конем.  Никого
прекраснее тебя я в жизни еще не видел.
   Тут Джим совсем растаял. Прекрасным его никто никогда не называл.  Он
покровительственно сказал:
   - Твой главный недостаток, друг мой, состоит в том, что  ты  деревян-
ный. Но тут уж, боюсь, ничего не поделаешь. Настоящие кони, вроде  меня,
все из кожи, крови, плоти и костей.
   - Кости я вижу, - подтвердил Деревянный Скакун, - очень даже четко  и
ясно. Кожу тоже вижу. А кровь, полагаю, вся внутри?
   - Правильно полагаешь, - кивнул Джим.
   - И какая же с нее польза?
   Этого Джим и сам не знал, но обнаружить свою неосведомленность  перед
собеседником ему никак не хотелось.
   - Когда меня что-нибудь ранит, - ответил он, - начинает бежать кровь,
и сразу видно, где рана. А у тебя, бедняга, небось, и кровь-то не  идет,
когда поранишься?
   - У меня вообще не бывает ран. Иногда я немножко ломаюсь, но меня ни-
чего не стоит починить и привести в порядок. Царапины и удары мне  нипо-
чем.
   Джим уже позавидовал  было  Деревянному  Коню,  что  тот  никогда  не
чувствует боли, но потом решил про себя, что поменяться местами  с  этим
странным и нелепым созданием он все равно не пожелал  бы  ни  при  каких
обстоятельствах.
   - А откуда у тебя золотые подковы? - поинтересовался он.
   - Их подарила мне принцесса Озма, - отвечал его деревянный  знакомец,
- чтобы копыта не снашивались. Мы с ней побывали не в одной переделке, и
она очень ко мне привязана.
   Конь хотел было что-то ответить, но вдруг вздрогнул и в ужасе заржал,
задрожав как осиновый лист. Из-за угла вышли два огромных страшных зверя
- они ступали так неслышно, что заметил он их только теперь,  когда  они
оказались совсем близко. Джим готов был уже броситься наутек, но его но-
вый приятель вскричал:
   - Стой, брат мой! Стой, Настоящий Конь! Это друзья, они  не  причинят
тебе вреда.
   Джим заколебался, в страхе косясь на хищников. Один из них был огром-
ный Лев с ясными умными глазами, густой каштановой, аккуратно  расчесан-
ной гривой и бархатистым песочного цвета туловищем. Другой был  огромный
полосатый Тигр с мощными лапами и глазами, поблескивавшими из-под полуо-
пущенных век, как угольки. Эти грозные хозяева  леса  и  джунглей  могли
вселить ужас в самое храброе сердце, так что Джим при виде  их  струхнул
не на шутку.
   Но Деревянный Скакун представил вновь прибывших самым  непринужденным
образом:
   - Перед тобой мой добрый друг Трусливый Лев, могучий царь зверей и  в
то же время верный подданный принцессы Озмы. А это - Голодный Тигр, гро-
за джунглей, он обожает лакомиться пухлыми младенцами, но никогда не де-
лает этого - не позволяет совесть. Эти  царственные  животные  -  лучшие
друзья маленькой Дороти и прибыли в Изумрудный Город, чтобы  приветство-
вать ее в нашей волшебной стране.
   Услышав это, Джим приободрился.  Он  поклонился,  стараясь  сохранять
достоинство, насколько это было возможно. А хищники закивали в ответ са-
мым дружелюбным образом.
   - Разве не красавец этот Настоящий Конь? -  с  искренним  восхищением
воскликнул Деревянный Конь, обращаясь к ним.
   - Дело вкуса, - сдержанно отвечал Лев. - В лесу его сочли бы уродцем.
Уж слишком вытянута морда и шея тоже. Да и ноги, я бы сказал, чрезмерной
длины. Кроме всего прочего, он излишне костляв и староват, пожалуй.
   - И жестковат тоже, - печально добавил Голодный Тигр. -  Совесть  ни-
когда бы не позволила мне покуситься на такого неаппетитного коня.
   - Рад это слышать, - отозвался Джим, - тем более что у меня тоже есть
совесть и по ее подсказке я сейчас изо всех сил  сдерживаюсь,  чтобы  не
проломить кое-кому голову одним ударом мощного копыта.
   Если он надеялся таким образом припугнуть полосатого зверя,  то  явно
ошибся. Тигр изобразил нечто вроде улыбки и лениво подмигнул одним  гла-
зом.
   - У тебя чуткая совесть, дружище, - мурлыкнул он, - и если ты  будешь
прислушиваться к ее голосу, то сможешь в будущем избежать многих  непри-
ятностей. Попробуй когда-нибудь, проломить мне голову, и  ты  узнаешь  о
тиграх кое-что интересное и, видно, новое для себя.
   - Любой друг Дороти, - вмешался Трусливый Лев, - и наш друг.  Поэтому
давайте оставим этот разговор о проламывании голов и обратимся  к  более
приятным предметам. Вы уже завтракали?
   - Нет еще, - ответил Джим, - но здесь вокруг растет в изобилии чудный
клевер, поэтому, если вы не против, я тут же примусь за еду.
   - Вегетарианец, - завистливо проворчал Тигр, глядя на жующего  клевер
коня. - Будь я травоядным, я мог бы запросто обойтись без совести и  ду-
мать не думал бы о ягнятах с младенцами.
   Как раз тут Дороти, которая рано встала и услышала их голоса, выбежа-
ла навстречу своим старым друзьям. Она сердечно обняла и Льва, и  Тигра,
но царю зверей обрадовалась, похоже, больше,  чем  его  вечно  голодному
приятелю, ведь их знакомство со Львом было куда более давнее.
   Они разговорились. Дороти рассказала всем об ужасном землетрясении  и
о приключениях, которые за ним последовали. Но тут  прозвенел  звонок  к
завтраку, и девочка побежала назад во дворец.  Она  как  раз  пересекала
приемный зал, когда ее остановил вдруг чей-то резкий голос:
   - Неужели это ты? И опять здесь?
   - Здесь, - повторила она, растерянно оглядываясь  и  пытаясь  сообра-
зить, кому же принадлежит голос.
   - А как ты сюда попала? - последовал вопрос, и тут взгляд Дороти упал
на рогатую голову, украшавшую собой камин. Губы у головы, как она успела
заметить, шевелились.
   - Боже! - воскликнула она. - А я-то думала, что ты чучело.
   - Я и есть чучело, - ответила голова, - но однажды Озма посыпала меня
оживительным порошком, и я стал головой самой прекрасной  Летучей  Само-
делки на свете. Мне довелось участвовать во множестве чудесных приключе-
ний, однако, в конце концов, меня разобрали на части и вновь повесили на
стену. Теперь я разговариваю лишь изредка, когда бываю в настроении.
   - Удивительное дело, - всплеснула руками девочка, - кем же ты был при
жизни?
   - Я уж и позабыл совсем, - ответило чучело, - да это  и  неважно.  Но
вот, кажется, идет Озма. Я умолкаю, а то с тех пор, как она из мальчишки
Типа превратилась в принцессу, она не любит, чтобы я болтал лишнего.
   В этот момент и впрямь дверь открылась, и в зал вошла прелестная пра-
вительница Страны Оз.
   Она поцеловала Дороти и пожелала ей доброго утра. Маленькая принцесса
была свежа, румяна и в отличном настроении.
   - Завтрак подан, радость моя, - сказала она, - а я  ужасно  голодная.
Так что не будем терять ни минуты.

   17. ДЕВЯТЬ КРОШЕЧНЫХ ПОРОСЯТ

   После завтрака Озма объявила, что в честь гостей в Изумрудном  Городе
будет устроен праздник. Узнав о возвращении  Волшебника,  многие  жители
Города пожелали увидеться со своим  старым  любимцем.  Поэтому  праздник
должен был открыться торжественным шествием, по завершении которого ста-
ричка приглашали в тронный зал дворца для  демонстрации  фокусов.  После
обеда ожидались гуляния, игры и спортивные состязания.
   Шествие удалось на славу. Впереди маршировал Королевский Духовой  Ор-
кестр Страны Оз.
   Все музыканты были наряжены в ярко-зеленые бархатные костюмчики и ру-
башки горохового цвета с пуговицами из настоящих изумрудов. Они исполня-
ли национальный гимн "Оз - звездное знамя", за  ними  следом  знаменосцы
несли королевский штандарт. Полотнище его было поделено на четыре  квад-
рата: один небесно-голубого цвета, другой - розового, третий -  фиолето-
вого, четвертый - желтого. В центре красовалась большая  изумрудно-зеле-
ная звезда, а по всему полю были рассыпаны мелкие звездочки, так и свер-
кавшие в солнечных лучах. Четыре цвета представляли  четыре  королевства
Страны Оз, а зеленая звезда - Изумрудный Город.
   Следом за знаменосцами ехала сама принцесса Озма в карете, выложенной
изумрудами и бриллиантами. По случаю торжеств в карету впрягли Трусливо-
го Льва и Голодного Тигра в роскошных венках из голубых и  розовых  цве-
тов. Рядом с Озмой сидела Дороти. На принцессе был праздничный туалет  и
корона, а девочка из Канзаса повязала волшебный пояс,  добытый  ею  ког-
да-то у Короля Гномов.
   За каретой верхом на Деревянном Скакуне ехал Страшила, которого народ
приветствовал почти так же восторженно, как  любимую  правительницу.  За
Страшилой четким механическим шагом выступал человек-машина Тик-Ток,  по
этому случаю заведенный Дороти. Тик-Ток был весь из  меди  и  управлялся
часовым механизмом. Он был собственностью и добрым приятелем Дороти, но,
поскольку в любой другой стране, кроме волшебной,  этот  медный  человек
был совершенно бесполезен, хозяйка оставила его на  дружеское  попечение
Озмы.
   Далее шел еще один оркестр, называемый Королевским  Придворным,  пос-
кольку все его участники были обитателями королевского дворца. Они  были
одеты в белые мундиры с пуговицами из настоящих бриллиантов и играли лю-
бимую в народе песню "Не прожить нам в Стране Оз без Озмы".
   Затем шествовал профессор Кувыркун с группой  студентов  Королевского
Колледжа Атлетических Искусств. Длинноволосые юноши в одинаковых полоса-
тых свитерах неустанно и весьма громко декламировали всякие ученые  сло-
ва, радуя окружающих силой здоровых легких.
   Отполированный на славу Железный Дровосек маршировал во  главе  Коро-
левской Армии, состоявшей из двадцати восьми офицеров всех чинов от  ге-
нерала до капитана. Рядовых в армии не было, потому что воины все как на
подбор отличались отвагой и смекалкой и один за другим получали  повыше-
ние, пока, наконец, в армии не осталось ни одного простого солдата.  За-
мыкал процессию Джим. Он тянул коляску, в которой сидели Зеб  и  Волшеб-
ник. Последний непрерывно кивал направо  и  на  лево,  отвечая  на  при-
ветствия толпившегося вдоль тротуаров народа.
   Когда шествие завершилось, горожане повалили в тронный зал дворца по-
дивиться на фокусы Волшебника.
   Первым делом тот достал из-под собственной  шляпы  крошечного  белого
поросенка и сделал вид, что делит его пополам. Эту операцию он  повторял
до тех пор, пока изумленным взорам не предстало девять  маленьких  поро-
сят, которые были так рады, что их выпустили  наконец  из  кармана,  что
принялись бегать, прыгать и резвиться как угорелые. Публика была в  вос-
хищении, и даже сам Волшебник остался доволен представлением. Когда  по-
росята исчезли, Озма пожалела, что все так быстро закончилось, и  попро-
сила хоть одного в подарок. Волшебник сделал вид, что вытаскивает  поро-
сенка из волос принцессы, а в действительности  украдкой  вынул  его  из
собственного кармана Озма со счастливой улыбкой усадила  крошку  на  ла-
донь, пообещала всегда и повсюду носить его с  собой  и  украсить  толс-
тенькую шейку поросенка изумрудным ожерельем.
   В дальнейшем Волшебник свой знаменитый фокус повторял  уже  только  с
восемью поросятами, но публике это нравилось не меньше.
   В маленькой комнатке позади тронного зала  Волшебник  обнаружил  мно-
жество вещей, оставленных им там накануне отлета  на  шаре.  В  его  от-
сутствие туда, как видно, никто не заходил. Материала было предостаточно
для нескольких новых трюков из числа тех, которым он научился у цирковых
фокусников, поэтому часть ночи Волшебник провел репетируя. За фокусом  с
девятью поросятами последовало еще  несколько  сногсшибательных  трюков.
Восторженную публику уже нисколько не заботило, настоящий перед нею вол-
шебник или нет. Артисту долго хлопали, а в конце представления стали уп-
рашивать, чтобы он никуда больше не улетал и не покидал своих  поклонни-
ков.
   - В таком случае, - очень серьезно сказал маленький  человечек,  -  я
отменяю представления, обещанные коронованным особам Европы и Америки, и
посвящаю себя всецело народу Страны Оз. Я так вас люблю, что не могу  ни
в чем вам отказать.
   Получив такое обещание, народ разошелся, удовлетворенный, а принцесса
Озма пригласила своих друзей отобедать во дворце. Даже Тигру и Льву было
предложено праздничное кушанье, а Джим угощался своей овсянкой из  золо-
той миски, украшенной по краю семью рядами драгоценных камней.
   После обеда все вышли в поле за городскими воротами, где должны  были
происходить гулянья и разные игры. Для Озмы и ее  гостей  был  расстелен
роскошный ковер, чтобы с него наблюдать за состязаниями прыгунов,  бегу-
нов и борцов. Для таких-то зрителей удальцы из Страны Оз  старались  изо
всех сил. Мало-помалу даже Зеб раззадорился и предложил маленькому Жеву-
ну, слывшему местным чемпионом, побороться. Жевун был на вид раза в  два
старше Зеба, носил длинные закрученные усы и островерхую шляпу с  бубен-
цами по краю полей, которые при всяком его движении весело  позванивали.
Он, хоть и доходил Зебу всего до плеча, оказался так ловок и силен,  что
без особого труда уложил мальчика на лопатки, и притом не один раз.
   Зеба неудача изрядно раздосадовала. Когда же он заметил, что прекрас-
ная принцесса смеется над ним заодно со всем народом, то разошелся не на
шутку и предложил Жевуну померяться силами в боксе.  Тот  с  готовностью
согласился, но после первой затрещины по уху сел на землю и  разревелся,
да так, что слезы потекли по усам. Теперь уж пришел черед смеяться Зебу,
и он несколько утешился, видя, что Озма тоже весело  хохочет  над  своим
рыдающим подданным.
   А тут как раз Страшила придумал устроить скачки. От этого предложения
все пришли в восторг, только Деревянный Скакун колебался.
   - Состязание было бы не на равных, - бормотал он себе под нос.
   - Конечно, не на равных, - кивнул свысока Джим. - Твои деревянные но-
жонки вполовину короче моих.
   - Не в этом дело, - оправдывался Деревянный Конь, - просто, в отличие
от тебя, я никогда не устаю.
   - Ба! - Джим смерил товарища насмешливым взглядом и захохотал.  -  Уж
не воображаешь ли ты, жалкое подобие коня, что  можешь  бежать  быстрее,
чем я?
   - Понятия не имею, - честно признался тот.
   - А вот мы и узнаем, - заключил Страшила. - Разве не затем  устраива-
ются скачки, чтобы узнать, кто резвее. Во всяком случае, так думают  мои
мудрые мозги.
   - Когда-то в молодости, - мечтательно поведал Джим, - я участвовал  в
скачках и, прямо вам скажу, не знал себе равных. Я, видите ли, родился в
штате Кентукки, а все лучшие скакуны родом оттуда.
   - Но с тех пор ты состарился, Джим, - напомнил Зеб.
   - Состарился?! Да нынче я  чувствую  себя  жеребенком!  -  воскликнул
Джим. - Конечно, я предпочел бы состязаться с настоящим конем. Вот тогда
вам было б на что посмотреть, право слово.
   - Но ты же ничего не имеешь против состязания с  деревянным  соперни-
ком? - осведомился Страшила.
   - Он сам меня боится, - фыркнул Джим.
   - Нисколько, - возразил Деревянный Конь. - Я  утверждаю  только,  что
состязание не на равных, но если мой друг Настоящий Конь  желает  бежать
наперегонки - я готов.
   С Джима сняли упряжь, с Козел - седло, и странная пара  приготовилась
бежать.
   - Когда я скажу "пошел!", - предупредил их Зеб, - скачите во весь дух
вон до тех трех деревьев, потом вокруг них и назад. Кто  первым  добежит
до места, где сидит принцесса, тот и победит. Готовы?
   - Пожалуй, мне следовало бы дать этой  деревяшке  фору,  -  пробурчал
Джим.
   - Не тревожься понапрасну, - заверил его Деревянный Конь, - уж я буду
стараться изо всех сил.
   - Пошел! - завопил Зеб, и оба коня рванулись вперед. Скачка началась.
   Огромные копыта Джима гулко топали, он не был особенно красив в беге,
но и не посрамил своего кентуккийского происхождения. Однако Козлы  мча-
лись еще быстрее. Его деревянные ноги так мелькали,  что  их  невозможно
было разглядеть. И хотя ростом он был пониже Джима, очень скоро его обо-
шел и первым подбежал к ковру, на котором сидели принцесса и ее  друзья,
оставив запыхавшегося ветерана далеко позади.
   Как ни жаль, но придется сказать здесь о том, что  Джим  со  стыда  и
обиды на минутку совсем забылся. Глядя на забавную морду своего соперни-
ка, он вообразил, что тот над ним смеется, и в порыве слепого гнева ляг-
нул его, да так, что тот покатился по земле кувырком,  потеряв  по  пути
ногу и левое ухо.
   В тот же миг Тигр присел на задние лапы, оттолкнулся и взлетел в воз-
дух с быстротой и неумолимостью пушечного ядра. Зверь прыгнул  прямо  на
Джима, и конь под его тяжестью рухнул на землю. Окружающие, испуганные и
возмущенные неблагородным поступком Джима, сочли, что он  получил  поде-
лом, и выразили шумное одобрение.
   Когда Джим пришел в себя, обнаружил, что по одну сторону от него  си-
дит Трусливый Лев, а по другую - Голодный Тигр, и глаза обоих горят  как
раскаленные угли.
   - Я прошу у всех прощения, - виновато заговорил Джим, -  за  то,  что
стал брыкаться, и за то, что обидел моего товарища. Он  победил  честно.
Но разве может обыкновенный конь состязаться с  деревянным,  не  знающим
устали?
   Услышав эти извинения. Тигр и Лев перестали бить по  земле  хвостами;
величественно ступая, они отошли прочь и уселись подле Озмы.
   - Никто не смеет обижать наших друзей в нашем присутствии,  -  рыкнул
Лев, а Зеб, подбежав к Джиму, шепнул ему на ухо,  чтобы  он  внимательно
следил за тем, что говорит и делает, не то оглянуться не успеет - разор-
вут в клочки.
   Железный Дровосек взялся за топор, срубил  с  дерева  крепкую  прямую
ветку и вытесал для бедолаги новую ногу и новое ухо.  Когда  с  починкой
было покончено, Озма сняла корону и надела ее на голову победителя  ска-
чек. При этом она провозгласила:
   - Друг мой, в награду я объявляю тебя Принцем Коней - и деревянных, и
настоящих. Отныне все лошади, во всяком случае, в Стране Оз, будут  счи-
таться твоим подобием, а ты - истинным чемпионом своей породы.
   Тут все захлопали в ладоши. Деревянного  Скакуна  снова  оседлали,  и
принцесса верхом на победителе поехала назад в город во  главе  огромной
процессии.
   - Ужасно жалко, что я настоящий, - ворчал Джим, медленно катя коляску
по направлению к дому. - У настоящей лошади в  волшебной  стране  шансов
просто никаких. Чужие мы тут, Зеб.
   - Но я все-таки рад, что мы здесь  оказались,  -  сказал  мальчик,  и
Джим, вспомнив про темную пещеру, не мог не согласиться с ним.

   18. СУД НАД КОТЕНКОМ ЭВРИКОЙ

   Следующие несколько дней слились в один большой  праздник:  не  часто
встречаются такие добрые друзья, а когда встречаются, им есть о чем  по-
говорить и чем друг друга развлечь.
   Озма была особенно рада встрече с Дороти: в Стране  Оз  проживало  не
так много девочек ее возраста, с которыми принцессе прилично  было  дру-
жить, и юная правительница была часто вынуждена скучать в одиночестве.
   На третье утро после приезда Дороти они сидели все вместе в  приемной
зале, беседуя про старые времена. Вдруг, вспомнив о чем-то, Озма  прика-
зала служанке:
   - Поди-ка в мой будуар, Джелия, и принеси белого поросенка,  которого
я оставила на туалетном столике. Мне хочется с ним поиграть.
   Джелия немедля отправилась выполнять поручение, но отсутствовала  так
долго, что все уже успели забыть, зачем она была послана. Наконец, деви-
ца в зеленом платье вернулась крайне обеспокоенная.
   - Поросенок исчез, ваше высочество, - сообщила она.
   - Исчез! - воскликнула Озма. - Ты уверена?
   - Я обыскала в комнате каждый уголок, - ответила служанка.
   - А дверь была закрыта? - спросила принцесса в тревоге.
   - Да, ваше высочество, в этом я совершенно уверена, потому что, когда
я ее открывала, из комнаты выскользнул белый котенок Дороти  и  бросился
бежать вверх по лестнице.
   При этих словах Дороти и  Волшебник  тревожно  переглянулись.  Они-то
помнили, как часто Эврика выражали желание съесть поросенка. Девочка тут
же вскочила с места.
   - Пойдем-ка, Озма, - взволнованно проговорила она.  -  Пойдем  поищем
поросенка сами.
   Вдвоем они отправились в покои принцессы и тщательно обыскали там все
углы, заглядывая между шкафами и столиками, в вазы и корзины, но даже  и
следа потерянного крошки нигде не смогли обнаружить.
   Дороти к этому времени уже чуть не плакала, а Озма была не  на  шутку
возмущена и рассержена. Когда они вернулись, принцесса сказала:
   - Сомнений почти не остается. Моего  поросенка  съел  кот.  Если  это
действительно так, преступник будет наказан.
   - Я не могу поверить, что Эврика способен на такое черное дело, - по-
качала головой опечаленная Дороти. - Пошлите за моим котенком, Джелия. Я
хочу слышать, что он сам об этом скажет.
   Зеленоглазая девица поспешно вышла, но вскоре вернулась со словами:
   - Котенок не желает сюда идти. Он пригрозил выцарапать мне глаза, ес-
ли я до него дотронусь.
   - Где же он? - спросила Дороти.
   - В вашей комнате под кроватью.
   Дороти побежала в комнату, заглянула под кровать и увидела там котен-
ка.
   - Иди сюда, Эврика! - позвала она.
   - Не хочу, - ворчливым голосом ответил котенок.
   - Ах, Эврика! Зачем же ты поступил так нехорошо?
   Котенок промолчал.
   - Если ты сейчас же ко мне не выйдешь, - продолжала  Дороти,  немного
обидевшись, - я надену волшебный пояс и пожелаю,  чтобы  ты  оказался  в
Стране Гаргойлей.
   - Что вам от меня надо? - забеспокоился Эврика, на  которого  угроза,
похоже, подействовала.
   - Мы должны вместе пойти к принцессе Озме. Она хочет с тобой  погово-
рить.
   - Так и быть, - согласился котенок, вылезая из своего убежища, - Озму
я не боюсь, и вообще никого не боюсь.
   Дороти отнесла его в зал, где друзья ее сидели в тревожном молчании.
   - Скажи, Эврика, - начала Озма, стараясь ничем не выдать своего  вол-
нения, - не съел ли ты моего прелестного поросенка?
   - Это глупый вопрос и ответа не заслуживает, - грубо заявил Эврика.
   - Придется отвечать, мой милый, - сказала Дороти. - Поросенок  исчез,
а Джелия, открывая дверь, видела, как ты выбегал вон  из  комнаты.  Если
никакой твоей вины здесь нет, Эврика, ты должен объяснить принцессе, как
ты попал в ее комнату и что случилось с поросенком.
   - А кто, собственно, меня обвиняет - ив чем? - вызывающе спросил  ко-
тенок.
   - Никто, - сообщила Озма. - Тебя обвиняют факты. Я оставила моего ма-
ленького питомца на туалетном столике спящим. Похоже, что ты стащил  его
оттуда в мое отсутствие. Иначе почему, когда дверь открылась, ты выбежал
и спрятался и почему поросенка не оказалось на месте?
   - Какое мне до этого дело?! - сердито мяукнул котенок.
   - Не груби, Эврика, - одернула его Дороти.
   - Это вы сами грубите, - отозвался Эврика, - когда обвиняете  меня  в
преступлении без всяких улик, у вас есть только смутные догадки.
   Поведение котенка всерьез разгневало Озму. Она  вызвала  Капитана  и,
когда длинный худой офицер явился на зов, приказала:
   - Отнесите этого кота в тюрьму и держите его под замком до  тех  пор,
пока ему не придет время предстать перед судом по обвинению в убийстве.
   Капитан взял Эврику из рук рыдающей Дороти и, не обращая внимания  на
его вопли и царапанье, отнес котенка в тюрьму.
   - Что же нам теперь делать? - спросил Страшила со вздохом.  Происшед-
шее глубоко опечалило всю компанию.
   - Суд состоится в тронном зале в три часа, - отрезала Озма. -  Судьей
буду я сама, и судить буду честно.
   - А если окажется, что он виновен? - робко осведомилась Дороти.
   - Он будет казнен, - ответила принцесса.
   - Девять раз? - поинтересовался Страшила.
   - Столько, сколько потребуется. Железного Дровосека я попрошу  высту-
пить в суде защитником. У него доброе сердце, и я уверена,  что  он  изо
всех сил будет стараться спасти обвиняемого. А Жук-Кувыркун пусть  будет
общественным обвинителем - он Высокообразован и видит все насквозь.
   - А как быть с присяжными? - решил уточнить Железный Дровосек.
   - Среди них обязательно должны быть звери, - рассудила Озма. - Потому
что друг друга звери понимают лучше, чем мы их. Пусть  присяжными  будут
Трусливый Лев, Голодный Тигр, Джим, Желтая  Курица,  а  также  Страшила,
Волшебник, Тик-Ток, Деревянный Конь и Зеб. Итого девять, как и  положено
по закону. На слушание дела в зал заседаний будет приглашен весь мой на-
род.
   Все разошлись, чтобы подготовиться к печальной церемонии, ибо,  когда
в дело вступает закон, оно почти всегда оказывается  печальным,  даже  в
такой удивительной стране, как Оз. Следует, однако, заметить, что люди в
этой стране большей частью вели себя очень достойно, поэтому  в  законах
не было особой нужды, а в судах тем более. Но убийство  есть  преступле-
ние, притом тягчайшее.
   Когда в Изумрудном Городе разнеслась весть об аресте Эврики и  предс-
тоящем суде над ним, все пришли в необыкновенное волнение.
   А Волшебник погрузился в раздумье. У него не было ни малейших  сомне-
ний в том, что поросенка съел Эврика. Но, с другой стороны, он  понимал,
что от котенка нельзя требовать слишком многого. Самой природой он пред-
назначен поедать мелких животных и даже птиц: разве ручные домашние коты
не происходят от диких лесных хищников? Кроме того. Волшебник знал, что,
если любимец Дороти будет признан виновным и приговорен к смерти, девоч-
ка будет очень горевать. И потому, сожалея не меньше других о  печальной
судьбе поросенка, все же решил спасти жизнь Эврике.
   Волшебник послал за Железным Дровосеком, отвел его в уголок и  зашеп-
тал:
   - Друг мой, ваш долг - защищать котенка и постараться его спасти,  но
я боюсь, вам это не удастся. Эврика давно уже точил зубы на поросенка, я
это знаю совершенно точно и думаю, он просто не устоял перед искушением.
Однако его позор и смерть не вернут нам нашего крошку, а только причинят
боль Дороти. Поэтому я предлагаю попробовать спасти котенка  при  помощи
маленькой хитрости. - Он достал из жилетного кармана одного из оставших-
ся восьми поросят и горячо продолжал: - Мы спрячем его до поры в  надеж-
ном месте, а если суд решит, что Эврика виновен, достанем и  выдадим  за
того, что пропал.
   Все поросята совершенно одинаковые, оспорить  наши  слова  не  сможет
никто. Этот обман спасет Эврике жизнь, и мы, быть может, снова будем все
счастливы.
   - Я не люблю обманывать, - сказал Железный Дровосек, - но мое  доброе
сердце подсказывает, что Эврику надо спасать. А я больше  всего  доверяю
своему сердцу. Поэтому я сделаю, как ты говоришь, друг Волшебник.
   После некоторых размышлений он поместил крошечного поросенка под свою
шляпу-воронку, поглубже нахлобучил ее на голову и отправился  к  себе  в
комнату, чтобы обдумать выступление в суде.

   19. НОВЫЙ ФОКУС ВОЛШЕБНИКА

   Ровно в три часа в тронном зале собрались горожане - мужчины, женщины
и дети, пожелавшие присутствовать на заседании суда.
   Принцесса Озма, в парадном платье, со скипетром в руке и в сверкающей
короне, сидела на изумрудном троне. Тут же стояли  все  двадцать  восемь
офицеров ее армии и множество придворных. Справа от принцессы на  скамье
присяжных расположилась странного вида компания: животные, люди и  ожив-
шие вещи, все серьезные и сосредоточенные. Котенка поместили  в  большой
клетке прямо перед троном. Он сидел на задних лапах и поглядывал  сквозь
решетку на собравшихся, делая вид, что ему до них нет никакого дела.
   Но вот по сигналу Озмы Жук-Кувыркун поднялся со своего места и  обра-
тился к присяжным с речью. Изъяснялся он донельзя высокопарно, а для пу-
щей важности прохаживался время от времени туда-сюда.
   - Ваше королевское высочество и сограждане, - начал он. -  Этот  уме-
ренных размеров кот, которого вы видите перед собой на  скамье  подсуди-
мых, обвиняется в том, что вначале умертвил, а затем сожрал жирного  по-
росеночка, принадлежавшего нашей уважаемой правительнице. Вполне возмож-
но, впрочем, что сначала сожрал, а потом уже умертвил.  В  любом  случае
совершилось преступление, поражающее своей жестокостью  и  заслуживающее
самого сурового наказания.
   - Ты хочешь сказать, что котенка нужно удавить? - ужаснулась Дороти.
   - Не перебивай меня, девочка, - надменно  осадил  ее  Кувыркун.  -  Я
выстраиваю мысли в стройном порядке и терпеть не могу,  чтобы  ктонибудь
этот порядок нарушал и путал.
   - Если мысли стоящие, их никто не спутает, - очень  серьезно  заметил
Страшила. - Вот мои мысли, например...
   - У нас здесь суд над мыслями или над котами? - перебил его Кувыркун.
   - У нас суд над одним-единственным котенком, - ответил Страшила, -  а
выслушивать самодовольную болтовню - наказание для всех.
   - Пусть говорит общественный обвинитель, - потребовала Озма со своего
трона, - а я попрошу, чтобы ему никто не мешал.
   - Преступник, сидящий сейчас перед нами и лижущий лапу, - снова заго-
ворил Жук-Кувыркун, - уже давно желал слопать поросеночка, который  раз-
мерами не более мыши. И вот он осуществил свой подлый план, удовлетворил
свою низменную потребность в свинине. Очами воображения я вижу...
   - Чего? - не понял Страшила.
   - Я вижу очами воображения...
   - У воображения нет очей, - заявил Страшила, - оно отродясь слепое.
   - Ваше высочество! - вскричал Кувыркун, обращаясь к Озме.  -  Есть  у
воображения очи или нет?
   - Если и есть, то они сами невидимы, - сказала Озма.
   - Точно так, - согласился Жук-Кувыркун с поклоном. - Так вот,  повто-
ряю, очами своего воображения я вижу, как преступник  тайно  крадется  в
комнату нашей Озмы и прячется там, дожидаясь, пока принцесса не выйдет и
не прикроет за собой дверь. Наконец убийца остается наедине с  беспомощ-
ной жертвой, жирненьким поросеночком - и вот я вижу, как он набрасывает-
ся на невинную крошку и пожирает ее.
   - Ты все это видишь очами воображения? - спросил Страшила.
   - Конечно, чем же еще? Я убежден, что именно так все  и  происходило,
тем более что поросенок до сих пор не найден.
   - А я полагаю, что если бы вместо поросенка исчез кот,  ты  бы  очами
воображения увидел, как поросенок пожирает кота, - съязвил Страшила.
   - Вполне возможно, - не возражал Жук-Кувыркун. - А теперь, сограждане
и уважаемые присяжные, я утверждаю, что такое тяжкое преступление заслу-
живает смертной казни, а в случае с  преступником  столь  злостным,  как
тот, что сидит сейчас перед вами - и как раз умывается лапкой, -  смерт-
ная казнь должна быть приведена в исполнение не менее девяти раз.
   Оратор сел. Раздались аплодисменты. Принцесса сказала  строгим  голо-
сом:
   - Подсудимый, что вы можете сказать в свое оправдание?  Признаете  вы
себя виновным или нет?
   - Уж это вам решать, - ответил Эврика. - Если докажете, что  виновен,
я готов умереть хоть девять раз. Но увиденное очами воображения - еще не
доказательство, тем более что у Жука-Кувыркуна воображения нет вообще.
   - Не тебе судить, мой дорогой, - остановила его Дороти.
   Тут встал Железный Дровосек и заявил:
   - Уважаемые присяжные и сердечно любимая Озма! Прошу  вас  не  судить
подсудимого кота слишком строго. Я думаю, он ни в  чем  не  виноват:  не
считать же убийством обыкновенный завтрак. Эврика - любимец милой девоч-
ки, чьей добротой и благородством мы все восхищаемся. Взгляните на него:
как блещут умом эти глазки (при этом Эврика сонно сощурился),  как  при-
ветлива эта мордашка (Эврика фыркнул и оскалил зубы), как мягки эти лап-
ки (Эврика обнажил когти и стал ими царапать решетку клетки)! Разве мож-
но поверить, чтобы столь нежное создание могло съесть  своего  ближнего?
Нет и тысячу раз нет!
   - Эй, там, короче! - вмешался вдруг Эврика. - Ты слишком много болта-
ешь!
   - Я же пытаюсь тебя защищать! - возмутился Железный Дровосек.
   - Тогда говори с толком, - отрезал котенок. - Скажи им,  что  с  моей
стороны было бы очень глупо есть поросенка. Нетрудно  сообразить,  какой
из-за этого поднялся бы шум. И не пытайся изобразить дело так,  будто  я
настолько невинен, что отказался бы закусить поросятиной,  если  бы  мог
это сделать безнаказанно. Не отказался бы, уж ты мне поверь!
   - Я тебе верю, - ответил Железный Дровосек. - Сам-то я никогда ничего
не ем и не имею личного опыта в этих делах. Тем не менее, приняв во вни-
мание вышесказанное, друзья присяжные, я убежден, что вы сочтете обвине-
ния, выдвинутые против котенка, ложными и постановите немедленно  отпус-
тить его на свободу.
   Когда Железный Дровосек сел, не раздалось ни одного хлопка. Его дово-
ды никого не убедили: в невиновность Эврики мало кто верил. Что касается
присяжных, то, пошептавшись между собой несколько  минут,  они  заявили,
что от имени всех выступит Голодный Тигр. Огромный зверь  медленно  под-
нялся и произнес:
   - У котят совести не было и нет. Поэтому они едят все, что им вздума-
ется. Присяжные полагают, что белый котенок по имени  Эврика  виновен  в
съедении поросенка, принадлежавшего принцессе Озме. Они полагают  также,
что справедливым наказанием за преступление должна быть смертная казнь.
   Речь была встречена аплодисментами, только Дороти заплакала. Принцес-
са Озма собралась уже было отдать Железному Дровосеку приказ о  приведе-
нии приговора в исполнение, как тот вдруг поднялся  и  сам  обратился  к
ней.
   - Ваше высочество, - сказал он, - сейчас вы убедитесь в том, что  суд
присяжных был введен в заблуждение. Котенок не мог съесть  вашего  поро-
сенка, ибо вот он перед вами!
   Он снял с головы шляпу-воронку и вытащил изпод нее маленького  белого
поросенка, которого и поднял над головой на всеобщее обозрение.
   Озма пришла в восторг и радостно воскликнула:
   - Дай мне сюда моего крошку. Ник!
   Все окружающие тоже закричали и захлопали в ладоши, радуясь тому, что
подсудимый избежал смерти и оказался невиновным.
   Взяв поросенка на руки и гладя его нежную шерстку, принцесса распоря-
дилась:
   - Выпустите Эврику из клетки, он больше не преступник,  а  наш  общий
друг. Где же ты нашел поросенка. Ник?
   - В одной из комнат дворца, - отвечал тот.
   - С правосудием шутки плохи, - со вздохом заметил Страшила. - Если бы
ты его не нашел, Эврику наверняка бы казнили.
   - Но справедливость все же восторжествовала, -  примирительно  произ-
несла Озма, - мой любимец снова со мной, а Эврика свободен.
   - Не нужна мне ваша свобода, -  капризно  мяукнул  вдруг  котенок.  -
Пусть-ка Волшебник покажет свой фокус с  поросятами.  Если  их  окажется
только семь, значит, это не тот, что потерялся, а какой-то  совсем  дру-
гой.
   - Молчи, Эврика! - предостерегающе шепнул Волшебник.
   - Не делай глупостей, - посоветовал вполголоса Железный  Дровосек,  -
потом пожалеешь!
   - У поросенка, принадлежавшего принцессе, было изумрудное ожерелье, -
громко, во всеуслышанье заявил Эврика.
   - Совершенно верно! - воскликнула Озма. - Выходит, это не тот поросе-
нок, что мне подарил Волшебник.
   - Нет, конечно, у него ведь их было девять, - пояснил  Эврика.  -  Он
все жадничал и не давал мне съесть даже одного. А теперь, когда ваш  не-
лепый суд окончен, я, так и быть, расскажу, что в действительности прик-
лючилось с поросенком.
   При этих словах все в тронном зале умолкли и замерли, и в наступившей
тишине котенок продолжал свой рассказ спокойным и даже слегка  насмешли-
вым тоном:
   - Должен признаться, что я действительно намеревался съесть поросенка
на завтрак. Для этого я и забрался в комнату, где он сидел, и  спрятался
там под столом, пока принцесса одевалась. Когда Озма вышла, она оставила
своего любимца на столе. Я тут же на него вспрыгнул и сказал  поросенку,
чтобы он особенно не дрожал, поскольку через полсекунды уже  окажется  у
меня в желудке. Но разве эти существа слушают голос разума! Вместо  того
чтобы сидеть спокойно и дать мне себя проглотить, он весь затрепетал  от
страха и упал со стола прямо в большую вазу, которая стояла на  полу.  У
нее очень узкое горлышко, и поначалу  поросенок  застрял  вниз  головой.
Только я изготовился его ухватить, как он задергался,  затрепыхался,  да
так сильно, что провалился на дно. Наверное, там и сидит до сих пор.
   Это признание поразило всех. Озма тут же послала офицера в свою  ком-
нату за вазой. Когда он ее принес, принцесса заглянула в узкое  горлышко
и, в полном соответствии с рассказом Эврики, обнаружила на дне  потерян-
ного поросенка.
   Добыть крошку, не разбив вазы, было невозможно, поэтому Железный Дро-
восек надколол ее топором и извлек маленького пленника.
   Публика шумно ликовала, а Дороти подхватила на руки  своего  котенка.
Она была очень рада тому, что он оказался все-таки невиновен.
   - Но почему ты не рассказал обо всем с самого начала? - спросила она.
   - Тогда бы было неинтересно, - заявил котенок, зевая.
   Озма вернула Волшебнику поросенка, которого он по своей доброте хотел
выдать за потерянного, а своего любимца отнесла назад, в королевские по-
кои. Суд закончился, и жители Изумрудного Города разошлись по домам, до-
вольные интересно проведенным днем.

   20. ЗЕБ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА РАНЧО

   К своему огорчению, Эврика обнаружил, что, хотя он никого и не  съел,
отношение к нему изменилось к худшему. Жители Страны  Оз  теперь  знали,
что котенок готов был совершить преступление и не  сделал  этого  только
случайно. С ним перестал водиться даже Голодный Тигр. Эврике было запре-
щено гулять по двору, и большую часть времени он проводил теперь в  оди-
ночестве, в комнате Дороти. Неудивительно, что вскоре он  начал  приста-
вать к своей хозяйке с просьбами  отослать  его  обратно  домой:  там-де
жизнь куда веселее.
   Дороти и сама соскучилась по дому и пообещала Эврике, что они не  за-
держатся в Стране Оз надолго.
   На следующий вечер после суда девочка  попросила  у  Озмы  разрешения
взглянуть на волшебную картину. Принцесса с готовностью согласилась. Она
привела девочку в свои покои и сказала:
   - Тебе стоит только загадать, кого ты хочешь увидеть,  моя  милая,  и
они тут же предстанут перед тобой на картине.
   Так Дороти узнала, что дядя Генри уже вернулся на ферму в Канзас. Она
увидела его и тетю Эм в трауре: они ведь считали, что их маленькая  пле-
мянница погибла во время землетрясения.
   - Я хочу туда, к ним, - заволновалась девочка, - и как можно быстрее.
   Зебу тоже захотелось увидеть свой дом, и, хотя  по  нему  траура  там
никто не носил, от одного вида Хагсонского ранчо  он  затосковал  не  на
шутку.
   - Это хорошая страна, мне все здесь нравится, - признался он  Дороти.
- Но мы с Джимом здесь как бы лишние, старый конь то и дело просится до-
мой, особенно с тех пор, как проиграл на скачках. Если ты  нам  поможешь
туда добраться, мы тебе оба скажем спасибо.
   - Озме ничего не стоит это устроить, - ответила Дороти. - Завтра  ут-
ром я окажусь в Канзасе, а ты, если тебе так хочется, - в Калифорнии.
   Последний вечер оказался таким приятным, что мальчик запомнил его  на
всю жизнь. Все они, кроме Эврики, сидели в покоях  принцессы.  Волшебник
показывал новые фокусы. Страшила рассказывал смешные  истории.  Железный
Дровосек пел любовные песни своим звучным металлическим голосом, все ве-
селились, и всем было очень хорошо. Потом Дороти завела Тик-Тока,  и  он
сплясал джигу, а Желтая Курица поведала кое-что о своих  приключениях  в
Стране Эв, где правил когда-то Король Гномов.
   Тем, кто имел привычку есть, было подано вкусное угощение,  и,  когда
наступил час пожелать Дороти спокойной ночи, друзья расстались  в  прек-
раснейшем настроении.
   На следующее утро они собрались все вместе в последний  раз.  В  тор-
жественной церемонии прощания участвовали также многочисленные чиновники
и придворные.
   Дороти взяла Эврику на руки и ласково простилась с друзьями.
   - Мы будем тебя ждать, - сказал Волшебник, и она обещала  опять  вер-
нуться, как только представится возможность.
   - Дядя Генри и тетя Эм нуждаются в моей помощи, - добавила она.  -  Я
не могу покидать нашу ферму в Канзасе надолго.
   Озма надела волшебный пояс. Поцеловав напоследок Дороти, она загадала
желание, и девочка с котенком исчезли в мгновение ока.
   - Где же она? - спросил пораженный Зеб.
   - Здоровается с дядей и тетей в Канзасе, - с улыбкой ответила Озма.
   Тогда Зеб вывел Джима, запряженного в коляску, и занял привычное мес-
то на сиденье.
   - Большое вам спасибо за доброту, - с чувством сказал мальчик, - и за
то, что спасли мою жизнь, и за то, что помогаете теперь вернуться домой,
словом, за все. Здесь у вас так здорово! Я думаю, что в целом свете  нет
более удивительной страны. Но, поскольку мы с Джимом не волшебные,  наше
место не здесь, а на ранчо. Прощайте все!
   Он вздрогнул от неожиданности и потер глаза. Джим трусил по  знакомой
дороге, довольно помахивая хвостом и прядая ушами. Навстречу им из ворот
ранчо вышел дядя Хагсон, да так и застыл на месте, воздев кверху руки  и
широко открыв рот.
   - Господи помилуй! Да это никак Зеб... и Джим с ним! - воскликнул он.
- Где же ты пропадал все это время, парень?
   - Пропадал, да не пропал, как видишь, дядя, - ответил Зеб и  засмеял-
ся.


   Баум Л.Б.

   Изд. "Рипол Классик"
   OCR Палек, 1998 г.


   1. ОДЖО И ДЯДЯ НАНДИ

   - А где масло, дядя Нанди? - спросил Оджо.
   Дядя Нанди выглянул из окна, погладил свою длинную бороду, потом пос-
мотрел на юного жителя Страны Жевунов и сказал, покачав головой:
   - Нету.
   - Нет масла? Плохо. А как насчет джема? - осведомился Оджо, встав  на
табуретку, чтобы лучше видеть полки буфета.
   Но дядя Нанди снова покачал головой:
   - Вышел.
   - И джема тоже нет? И пирогов нет, и яблок, и  варенья?  Один  только
хлеб остался, да?
   - Да, - сказал дядя, снова выглядывая в окно и поглаживая бороду.
   Мальчик поставил табуретку у окна и сел рядом с  дядей.  Он  медленно
жевал сухой ломоть хлеба и думал.
   - У нас во дворе не растет ничего, кроме хлебного дерева, - рассуждал
он вслух. - И на нем всего две буханки, да и те неспелые.  Дядя,  скажи,
почему мы такие бедные?
   Старый Жевун обернулся и поглядел на Оджо. У него были добрые  глаза,
но он так давно не улыбался и не смеялся, что Оджо забыл,  как  выглядит
веселый дядя Нанди. Вдобавок он говорил так кратко, как только было воз-
можно, и племянник, который жил с ним без родителей, научился  извлекать
бездну смысла из одного-единственного слова.
   - Почему мы такие бедные, дядя? - спросил Оджо еще раз.
   - Отнюдь, - отозвался старик.
   - Бедные, бедные! - не сдавался Оджо. - Что у нас есть?
   - Дом.
   - Да, но в Стране Оз у каждого есть крыша над головой. Что еще  кроме
дома у нас имеется?
   - Хлеб.
   - Я доедаю последний кусок созревшей буханки. А твою долю я отложил -
она на столе. Можешь подкрепиться, когда проголодаешься.  Но  когда  она
кончится, что мы будем есть?
   Старик зашевелился на стуле, но ничего не сказал и лишь покачал голо-
вой.
   - Ну конечно, - продолжал Оджо,  который  был  вынужден  поддерживать
разговор, потому что дядя Найди предпочитал отмалчиваться,  -  никто  не
умирает от голода в Стране Оз, только сама еда в рот не  свалится,  надо
пойти и найти ее.
   Старый Жевун снова беспокойно зашевелился и посмотрел на своего  пле-
мянника так, словно его доводы вывели его из равновесия.
   - Завтра утром мы должны оказаться там, где можно найти какую-то еду.
Иначе нам станет совсем худо.
   - Куда? - спросил дядя.
   - Куда нам пойти? - переспросил племянник. - Ой, я не  знаю.  Это  ты
должен знать. Тебе так много лет, что ты, наверное, порядком попутешест-
вовал. Я-то, сколько себя помню, всегда жил с тобой здесь,  в  этом  ма-
леньком круглом домишке с садиком и густыми лесами вокруг.  Я  не  видел
ничего, кроме густых лесов вокруг и вон той большой горы на юге, где жи-
вут, по слухам, Стреляющие Головы, которые никого не пропускают, и  вто-
рой горы, на севере, где, говорят, никто не живет.
   - Живет, - поправил племянника дядя.
   - Ах да, там живет одна-единственная  семья.  Кривой  Колдун,  доктор
Пипт, и его жена Марголотта. Ты как-то мне о них рассказывал. У тебя  на
это ушел целый год. Они живут на вершине горы, а по  другую  ее  сторону
находится красивая и плодородная Страна Жевунов. Глупо, что мы  с  тобой
вынуждены жить одни в этом большом лесу, да?
   - Да, - сказал дядя.
   - Так давай посетим Страну Жевунов и поглядим на тех, кто ее  населя-
ет. Говорят, там живут хорошие и веселые люди. Мне надоел один  сплошной
лес. Я бы с удовольствием посмотрел на что-то еще.
   - Мал, - сказал дядя.
   - Теперь я не такой маленький, как прежде, - отвечал мальчуган.  -  Я
могу идти по лесу далекодалеко и не отстану от тебя. У  нас  в  саду  не
растет больше ничего съестного, и нам все равно надо найти себе пропита-
ние.
   Некоторое время дядя Найди молчал. Затем он закрыл окно и  повернулся
на стуле спиной к стене. Солнце уже спряталось за верхушки  деревьев,  и
стало холодать.
   Вскоре Оджо зажег камин, и  в  нем,  весело  потрескивая,  разгорелся
огонь. Бородатый старик и маленький мальчик долго сидели у огня в молча-
нии. Они размышляли. Когда за окном совсем стемнело, Оджо сказал:
   - Доедай хлеб, дядя, и пошли спать.
   Но дядя Нанди не стал есть хлеб. И спать тоже не пошел. Его племянник
уже сладко спал на своей кровати в углу, а старик все сидел у огня и ду-
мал.

   2. КРИВОЙ КОЛДУН

   Когда наутро забрезжил рассвет, дядя Нанди мягко положил руку на  го-
лову мальчика и разбудил его.
   - Пора! - сказал он.
   Оджо стал одеваться. Он надел голубые шелковые чулки,  голубые  штаны
до колен с золотыми пряжками, голубую рубашку и голубой сюртук с золотой
тесьмой. Башмаки у него были из голубой кожи с загнутыми острыми носами.
Шляпа у него была тоже голубая, остроконечная и с плоскими полями, укра-
шенными маленькими золотыми колокольчиками, которые  мелодично  звенели,
когда Оджо шел. Так одевались жители Страны Жевунов. Похожий костюм  но-
сил и дядя Нанди. Только вместо башмаков на ногах у старика были  сапоги
с отворотами, а его сюртук был с широкими, расшитыми золотом манжетами.
   Мальчик увидел, что дядя не притронулся к хлебу, и решил, что  старик
не голоден. Зато Оджо сильно проголодался, поэтому  он  разломил  ломоть
пополам, съел свою долю и запил  ее  глотком  студеной  свежей  воды  из
ручья. Дядя положил свой хлеб в карман сюртука, после чего еще раз  пов-
торил:
   - Пора!
   Оджо ликовал. Ему надоело жить в лесном одиночестве, и он очень хотел
повидать белый свет и людей. У него была давняя мечта: как следует  изу-
чить Страну Оз, в которой и находились земли Жевунов.
   Когда они вышли из дома, дядя Нанди просто закрыл дверь на щеколду  и
двинулся по тропинке. Он не боялся, что с их домом может что-нибудь слу-
читься в их отсутствие, даже если кто-то окажется в этих лесных краях.
   У подножия горы, что отделяла Страну Жевунов  от  Страны  Гилликинов,
тропинка раздваивалась. Дядя Нанди пошел по той, что вела направо, к го-
ре, и Оджо двинулся за ним, не задавая лишних вопросов.  Он  понял,  что
эта дорожка приведет их в дом Кривого Колдуна, который был их  ближайшим
соседом.
   Все утро они шли по горной тропинке, а в полдень присели на  повален-
ном дереве и доели хлеб. Затем снова двинулись в путь и часа  через  два
увидели дом доктора Пипта.
   Это был большой дом, тоже круглый, как и все дома Жевунов,  и  выкра-
шенный в голубой цвет - главный в этой части Страны Оз. Вокруг дома  был
роскошный сад, где росли голубые деревья и цвели голубые цветы. В огоро-
де путники увидели грядки с голубой капустой, голубой морковью и голубым
салатом, весьма аппетитными на вид. В саду доктора Пипта росли также пи-
рожные деревья, плюшечные деревья, кусты, которые  давали  замечательные
взбитые сливки и голубое масло. Были там и грядки с шоколадо-карамелией.
   Грядки с цветами и овощами разделялись дорожками из голубого  гравия,
а тропинка пошире вела к парадному входу дома. Он стоял на  полянке,  но
за ней начинался мрачный и густой лес, окружавший дом со всех сторон.
   Дядя Нанди постучал в дверь, и на пороге появилась приятная  пухлоли-
цая женщина, одетая во все голубое. Она улыбнулась гостям  и  приветливо
поздоровалась.
   - Вы, наверное, госпожа Марголотта, жена доктора Пипта? - сказал  Од-
жо.
   - Да, мой милый, и я рада видеть в нашем доме странников.
   - Мы не могли бы увидеться со знаменитым колдуном?
   - Сейчас он очень занят, - сказала хозяйка. - Но вы входите, и я  вам
сейчас дам что-нибудь поесть. Вы, наверное, шли издалека, чтобы  попасть
в наше уединенное место.
   - Да, - сказал Оджо, когда они вошли в дом. - Мы шли издалека, причем
из куда более уединенного места, чем ваше.
   - Неужели в Стране Оз есть еще более уединенные места?! - воскликнула
женщина. - А, поняла! Наверное, вы живете в Голубом Лесу?
   - Совершенно верно, госпожа Марголотта, - кивнул Оджо.
   - Господи! - воскликнула она, поглядев на старика, и сказала:  -  Ни-
как, это дядюшка Нанди, по прозвищу Молчаливый?
   - Да, - ответил дядя Нанди.
   - А ты, - обратилась она к мальчику, - скорее всего, Оджо Невезучий?
   - Я не знал, что меня зовут Невезучим, - признался Оджо, - но это имя
мне подходит.
   - Тебе и впрямь не повезло, мой  милый  -  приговаривала  Марголотта,
накрывая на стол и доставая из буфета еду. - Ты живешь один в лесу,  ко-
торый мрачней, чем наш. Но теперь, когда ты ушел из него, может, тебе  и
повезет. Если в своих странствиях ты потеряешь приставку "не",  то  ста-
нешь Оджо Везучим, а это гораздо лучше.
   - Как же мне потерять это самое "не"? - оживился Оджо.
   - Не знаю, но ты просто помни об этом, и если подвернется такая  воз-
можность, не упусти ее, - сказала женщина.
   В жизни Оджо не ел таких вкусных вещей. На  столе  стояло  аппетитное
дымящееся рагу, тарелка голубой фасоли, кувшин сладкого голубоватого мо-
лока, голубой пудинг с синими сливами. Когда гости как следует подкрепи-
лись, хозяйка спросила:
   - Вы пришли к доктору Пипту по делу или просто так?
   Дядя Найди лишь помотал головой, но Оджо сказал:
   - Мы совершаем путешествие и решили отдохнуть и собраться с силами  у
вас. Дядя Нанди вряд ли так уж хочет встретиться  со  знаменитым  Кривым
Колдуном, но я был бы рад хоть глазком взглянуть на него!
   Женщина на мгновение задумалась.
   - Помнится, когда-то, много лет назад, мой муж и твой дядя Нанди были
большими друзьями, - сказала она. - Может, им будет приятно  снова  уви-
деться. Я уже говорила, что Кривой Колдун очень занят, но если вы обеща-
ете не мешать, то я позволю вам зайти в его  лабораторию  и  посмотреть,
как он готовит удивительное снадобье.
   - Вот здорово! - весело воскликнул мальчуган. - Я - с удовольствием!
   Марголотта провела гостей в круглую комнату в задней части дома,  где
была лаборатория чародея. В ней был куполообразный потолок  и  множество
окон, отчего внутри было очень светло. В комнате имелась еще одна дверь,
а под окнами стояла широкая длинная скамейка; кроме  того,  имелось  еще
несколько стульев. В большом камине горели синие поленья,  и  над  синим
пламенем висели четыре больших котла, в которых что-то вовсю булькало  и
кипело, испуская клубы пара. Чародей одновременно помешивал все  четыре:
два - руками, а два - ногами, к которым были привязаны деревянные черпа-
ки. Он был так скрючен, что трудно было понять, где у него руки,  а  где
ноги.
   Дядя Найди подошел поздороваться со старым приятелем, но  он  не  мог
пожать ему ни рук, ни ног, поскольку они были заняты, и просто  похлопал
Колдуна по лысой макушке и произнес:
   - Что?
   - А! Молчаливый пожаловал, - заметил доктор Пипт, не поворачивая  го-
ловы. - И он хочет знать, что я делаю? Так вот, когда я  закончу,  то  у
меня получится Оживительный Порошок. Только я один знаю, как его изгото-
вить. Если им что-нибудь посыпать, этот предмет, чем бы он ни был, сразу
оживает. У меня ушло на это снадобье несколько лет, но теперь могу  ска-
зать, что дело близится к концу. Видите ли, я делаю его  для  моей  жены
Марголотты, оно ей зачем-то очень понадобилось. Усаживайтесь  поудобнее,
дядюшка Нанди, а когда я закончу, мы поговорим.
   - Вы, наверное, не знаете, - объяснила Марголотта, когда все  уселись
на широкой скамье под окном, - мой муж имел глупость отдать весь  Оживи-
тельный Порошок, что он в свое время изготовил, колдунье Момби,  которая
жила в Стране Гилликинов. В обмен на  Оживительный  Порошок  Момби  дала
доктору Пипту Порошок Юности, но она смошенничала, ибо от этого  порошка
не оказалось совсем никакого проку.
   - А может, и Оживительный Порошок тоже оказался так себе? - предполо-
жил Оджо.
   - Он просто чудо! - заявила Марголотта. - Тот первый Порошок мы  поп-
робовали на Стеклянном Коте, и он не только ожил, но и живет до сих пор.
Он сейчас где-то в доме.
   - Стеклянный Кот?! - удивленно воскликнул Оджо.
   - Да, Кот - неплохой товарищ, только слишком уж любуется своей персо-
ной и совершенно не желает ловить мышей, - пояснила  Марголотта.  -  Муж
сделал ему розовые мозги, но они оказались слишком изысканными для прос-
того кота, и теперь он считает, что ему не к лицу гоняться за мышами.  У
него красивое красное сердце, сделанное из рубина,  но  оно  холодное  и
бесчувственное - камень есть камень.  Надеюсь,  следующего  Кота  Кривой
Колдун изготовит без сердца и мозгов, тогда он  не  станет  отказываться
ловить мышей и будет приносить дому пользу.
   - А что сделала с Порошком колдунья Момби? - поинтересовался мальчик.
   - Во-первых, оживила Тыквоголового Джека. Ты ведь слышал о Тыквоголо-
вом Джеке? Сейчас он живет недалеко от Изумрудного Города, и  его  очень
ценит Озма, которая правит всей Страной Оз.
   - Никогда о нем не слышал, - признался Оджо. - Я вообще мало что знаю
про Страну Оз. Я всю жизнь прожил с дядей Нанди, а он молчаливый, и  ря-
дом не было никого, кто бы мог мне что-то рассказать.
   - Вот потому-то ты и есть Оджо Невезучий, - сочувственно сказала жен-
щина. - Чем больше человек знает, тем счастливей он становится. Знания -
самое главное в жизни.
   - Но скажите, пожалуйста, что вы хотите сделать с  Порошком,  который
готовит доктор Пипт? Он сказал, что Порошок зачем-то понадобился вам.
   - Так оно и есть, - сказала Марголотта. - Я хочу оживить Лоскутушку.
   - Лоскутушка? А кто она такая? - осведомился Оджо.
   - Я ее тебе покажу, - сказала Марголотта, посмеиваясь над  мальчиком.
- Потому что словами объяснить это трудно. Но сначала я должна  сказать,
что уже давно думала, как неплохо было бы завести служанку, которая  по-
могала бы мне вести хозяйство, готовила бы пищу и мыла посуду. Но  никто
не пойдет к нам работать, потому что мы живем на отшибе. Поэтому мой ум-
ный муж, Кривой Колдун, предложил, чтобы я сшила такую служанку из  лос-
кутков, а потом он оживит ее с помощью чудодейственного Порошка. Мне это
понравилось, и доктор Пипт принялся готовить новую порцию  Оживительного
Порошка. Он делает его уже давно, а потому у меня оказалось  полнымполно
времени, чтобы смастерить служанку. Все это, кстати, не так просто,  как
может показаться. Сначала я никак не могла решить, из чего же сшить  де-
вицу, но потом, роясь в сундуке, я обнаружила старое  лоскутное  одеяло,
которое в молодости сшила моя бабушка.
   - Что такое лоскутное одеяло? - полюбопытствовал Оджо.
   - Одеяло, сшитое из разных кусочков ткани всевозможных  цветов.  Лос-
кутки все разной формы и размеров, и, если их  хорошо  пригнать  друг  к
другу, одеяло прекрасно смотрится. Порой его называют сумасшедшим  одея-
лом, потому что лоскутки такие разноцветные. Мы никогда не  пользовались
бабушкиным одеялом, потому что Жевуны ценят лишь один цвет - голубой,  и
оно провалялось в сундуке добрую сотню лет. Когда же я его нашла, то по-
няла: из него получится отличная девушка Лоскутушка.  Когда  ее  оживят,
она не будет такой гордой и надменной, как наш Стеклянный Кот.  Пестрота
лоскутков не позволит ей важничать и задирать нос.
   - А что, голубой цвет - главный у Жевунов? - спросил Оджо.
   - Да, но в других частях Страны Оз популярны другие цвета. В Изумруд-
ном Городе, где живет принцесса Озма, главный цвет - зеленый. Но  Жевуны
предпочитают голубой, и когда мы оживим куклу-лоскутушку, она  убедится,
что ей не удастся своевольничать, как делают порой  служанки,  сделанные
из того же материала, что и их хозяйки.
   - Хорошая мысль. - Дядя Нанди одобрительно кивнул. Для него это  была
длинная речь, ибо состояла из целых двух слов.
   - Вот я и разрезала одеяло, - продолжала Марголотта, - и  сделала  из
него куклу, которую набила ватой. Сейчас я вам покажу, как я неплохо по-
работала.
   И с этими словами она подошла к шкафу и распахнула дверцы. Затем  она
вернулась с большой куклой-лоскутушкой в руках, которую посадила на лав-
ку, где та и осталась сидеть.

   3. ЛОСКУТУШКА

   Оджо восхищенно разглядывал куклу. Она была повыше, чем он,  и  каза-
лась пухленькой, потому что была туго набита  ватой.  Ее  туловище  было
сделано из лоскутного одеяла, а кроме того,  Марголотта  изготовила  для
нее юбку и передник из такой же пестрой и яркой материи. На ногах у  нее
были красные кожаные башмаки с загнутыми носами. У нее  были  аккуратные
пальчики с золотыми пластиночками-ногтями на концах.
   - Когда мы ее оживим, ей придется потрудиться, - заметила Марголотта.
   Особенное восхищение Оджо вызвала голова Лоскутушки. Поскольку Кривой
Колдун долго возился со своим Оживительным Порошком, у Марголотты оказа-
лось достаточно времени, чтобы как следует поработать над головой куклы,
и она не пожалела ни сил, ни выдумки. Волосы она сделала  из  ярко-рыжей
пряжи, и они спадали на плечи аккуратными прядями. Глазами  служили  две
серебряные пуговицы, которые Марголотта срезала  со  старых  брюк  мужа.
Зрачками служили черные нитки, которыми  они  были  пришиты.  Над  ушами
пришлось немного подумать: служанка должна как следует слышать свою  хо-
зяйку, и в конце концов Марголотта сделала их из золотых пластинок, при-
шив их нитками через специально просверленные дырочки. В Стране Оз золо-
то - самый ходовой металл, и его широко используют в  хозяйстве,  потому
что оно мягкое и хорошо поддается обработке.
   Прорезав отверстие для рта, Марголотта вшила туда две нитки  жемчуга.
Это были зубы. Затем из куска алого плюша она сделала язык.  Оджо  очень
понравился рот Лоскутушки, и хозяйка была обрадована его похвалой.  Лицо
куклы состояло из множества лоскутков и потому не поражало красотой. Од-
на щека была желтой, другая красной, подбородок был синим, лоб  фиолето-
вым, а посередине, там, где был нос, красовался оранжевый лоскуток.
   - Вообще-то, лучше бы лицо было розовым, - сказал Оджо.
   - Наверное, но у меня не оказалось под рукой куска  розовой  материи,
да это и неважно, ведь в служанке главное - трудолюбие,  а  не  красота.
Если мне надоест ее разноцветное лицо, я всегда могу побелить его.
   - А мозги у нее есть? - спросил Оджо.
   - Вот про мозги-то я забыла! - воскликнула Марголотта. - Спасибо, что
напомнил! Еще не поздно их вставить. Пока мы ее не оживили, с ней  можно
сделать все, что угодно. Но главное, не вложить ей слишком много мозгов.
Да и те, пожалуй, должны соответствовать ее положению.  Короче,  это  не
должны быть слишком хорошие мозги.
   - Зря! - сказал дядя Найди.
   - Нет, я уверена, что права, - возразила женщина.
   - Он просто хотел сказать, - пояснил Оджо, - что, если у служанки  не
будет хороших мозгов, она не сможет как следует понимать, что вы от  нее
хотите, и тщательно выполнять все поручения.
   - Может, он и прав... - задумчиво протянула Марголотта. - Но, с  дру-
гой стороны, слишком уж умная служанка может начать важничать  и  делать
свою работу спустя рукава. Нет, это вопрос тонкий. Тут  надо  угадать  и
количество и качество мозгов. Пусть моя служанка будет смышленой, но  не
слишком.
   С этими словами она подошла к другому шкафу, в котором было множество
полок. На них стояли голубые банки с аккуратными наклейками,  обозначав-
шими их содержимое. На одной из полок значилось: "Составные  части  моз-
гов". А на банках было написано: "Послушание", "Сметливость",  "Рассуди-
тельность",  "Смелость",  "Искренность",  "Приветливость",   "Образован-
ность", "Правдивость", "Поэтичность", "Самостоятельность".
   - Так, минуточку, - сказала Марголотта. - Первым делом возьмем  "Пос-
лушание". - Она сняла с полки банку и отсыпала на тарелку. -  "Приветли-
вость" и "Правдивость" тоже годятся. - Она отсыпала немножко  из  каждой
банки. - Ну вот, пожалуй, и все, - заключила Марголотта,  -  другие  ка-
чества служанке ни к чему.
   Дядя Нанди, стоявший рядом с Оджо, постучал по банке, на которой было
написано "Сметливость", и сказал:
   - Немножко.
   - Немножко "Сметливости"? Вы, пожалуй, правы, - сказала Марголотта  и
уже взялась было за банку, как Кривой Колдун крикнул от очага:
   - Марголотта! Быстро ко мне!
   Она подбежала к мужу и помогла ему снять все четыре котла с огня. Во-
да из них выкипела, и на дне каждого остался  белый  порошок.  Осторожно
Колдун пересыпал его в золотое блюдо и начал перемешивать  золотой  лож-
кой. Когда он закончил, снадобья оказалось всего-навсего с пригоршню.
   - Вот Оживительный Порошок! - торжествующе воскликнул доктор Пипт.  -
Только я знаю, как его делать. Чтобы получить эту горсточку, у меня ушло
шесть лет, но и она стоит целого королевства. Многие  повелители  отдали
бы все на свете, лишь бы заполучить такой порошок. Когда он  остынет,  я
переложу его в маленькую баночку, а пока  буду  следить,  чтобы  порывом
ветра его не сдуло и не разметало по комнате.
   Дядя Нанди, Марголотта и Кривой  Колдун  стояли  и  любовались  чудо-
действенным Оживительным Порошком, но Оджо  куда  больше  заинтересовали
мозги Лоскутушки. Решив, что нельзя лишать ее тех хороших  свойств,  что
были под рукой, он потихоньку добавил в тарелку  из  каждой  банки.  Его
поступок прошел незамеченным - все были  слишком  увлечены  Оживительным
Порошком, но вскоре Марголотта вспомнила о своем деле и подошла к  буфе-
ту.
   - Так, так... - размышляла она вслух. - Я хотела добавить девице нем-
ного "Сметливости", заменяющей пока "Ум", который доктор еще не научился
как следует делать. - И, взяв банку со "Сметливостью", она подсыпала  из
нее в тарелку. Оджо сделалось слегка не по себе, потому  что  он  и  так
всыпал много этого порошка, но он не  посмел  вмешаться  и  утешил  себя
убеждением, что сметливостью мозги не испортишь.
   Марголотта подошла с тарелкой с мозгами к скамейке.  Отпоров  шов  на
голове у куклы, она всыпала туда мозги, а затем аккуратно все опять  за-
шила.
   - Моя девочка готова испытать действие твоего Оживительного  Порошка,
- сообщила она мужу.
   Но тот сказал:
   - Порошком можно будет пользоваться лишь завтра утром.  Я  думаю,  он
уже остыл и его можно переложить в баночку.
   Он взял маленькую золотую баночку с крышкой, как у  перечницы,  чтобы
порошком было удобно посыпать нужный предмет. Аккуратно  пересыпав  туда
чудесное снадобье, он запер баночку в своем шкафу.
   - Наконец-то, - сказал он, весело потирая руки, - у меня появился до-
суг, чтобы спокойно поболтать с моим старинным приятелем дядюшкой Нанди.
Присядем-ка и спокойно поговорим. Целых шесть лет  я  непрестанно  мешал
эти котлы и рад чуточку отдохнуть.
   - В основном говорить придется вам, - вставил Оджо. -  У  дяди  Нанди
прозвище Молчаливый, и он говорит мало.
   - Знаю. Но оттого с твоим дядюшкой и хорошо  посудачить,  -  возразил
доктор Пипт. - Почти все люди говорят слишком много. Так приятно  встре-
тить молчаливого человека.
   Оджо посмотрел на Колдуна с почтительным любопытством.
   - А вам не мешает ваша скрюченность? - спросил он.
   - Нет,  я  вполне  собой  доволен,  -  последовал  ответ.  -  Ведь  я
единственный в мире Кривой Колдун и, хотя встречаются кривые люди на бе-
лом свете, уверяю вас: кривей меня нет никого.
   Доктор Пипт и впрямь был на редкость крив, и  Оджо  не  мог  взять  в
толк, как Колдуну удается делать так много разных дел. Когда доктор Пипт
сел на кривой стул, специально изготовленный ему по фигуре, одно  колено
оказалось у него под подбородком, а второе где-то около поясницы. Но это
был жизнерадостный человек, и на  его  лице  играла  приятная  дружеская
улыбка.
   - Мне разрешено колдовать лишь для собственного развлечения, -  пояс-
нил он гостям, закуривая скрюченную трубку. - Раньше в Стране Оз  многие
ворожили и колдовали, и наша очаровательная правительница принцесса Озма
в один прекрасный день решила положить этому конец, и, в общем-то,  пра-
вильно сделала. В Стране Оз было несколько злых колдуний и ведьм, и  они
причиняли людям немало бед, но теперь все они не у  дел,  и  волшебством
позволено заниматься лишь доброй волшебнице Глинде, но ее  магия  всегда
служила на пользу людям. Волшебник Оз, некогда правивший Изумрудным  Го-
родом, оказался обманщиком, но потом он стал брать  уроки  волшебства  у
Глинды. Поговаривают, что он теперь  кое-чему  научился,  хотя  он  все-
го-навсего ее помощник. Я могу оживить служанку для жены или Стеклянного
Кота, чтобы тот ловил мышей, что он наотрез отказывается делать, но я не
имею права колдовать для других и вообще делать из этого ремесло.
   - Интересная, должно быть, штука - волшебная наука! - заметил Оджо.
   - Естественно, - согласился доктор Пипт. - В свое  время  я  совершал
чудеса, достойные самой Глинды. Я изобрел не только  Оживительный  Поро-
шок, но и Окаменитель - вон в той банке, у окна.
   - А что делает ваш Окаменитель? - полюбопытствовал мальчик.
   - Одной его капли хватает, чтобы превратить живое существо  в  мрамор
или гранит. Это мое изобретение оказалось весьма полезным. Как-то раз на
нас напала парочка жутких Калидасов - это хищники с медвежьими туловища-
ми и тигриными головами. Но я побрызгал их  Окаменителем,  и  они  стали
мраморными. Навсегда.
   - Отлично! - воскликнул дядя Нанди, качая головой и поглаживая  длин-
ную бороду.
   - Господи, каким ты сделался болтуном, - заметил Колдун, обрадованный
похвалой приятеля.
   Но в этот момент кто-то стал скрестись в заднюю дверь, и затем  прон-
зительный голос крикнул:
   - Пустите! Поскорее пустите меня в дом!
   Марголотта встала и подошла к двери.
   - Попроси как положено, будь благонравным котом, - сказала она.
   - Мя-я-у-у! Ну как? Устраивает это ваше королевское высочество? -  не
без презрения в голосе осведомился Кот.
   - Так-то лучше, - сказала хозяйка и открыла дверь.
   Тотчас же в комнату вбежал Кот и как вкопанный застыл в центре,  уви-
дев незнакомцев. Дядя Нанди и Оджо в свою очередь  изумленно  уставились
на него, ибо не подозревали, что такое создание может существовать  даже
в волшебной Стране Оз.

   4. СТЕКЛЯННЫЙ КОТ

   Кот был целиком сделан из стекла, такого чистого и  прозрачного,  что
через него все было видно, как в окошко. В его голове, однако, вращалась
масса маленьких розовых шариков, сверкавших, как  драгоценные  камни,  а
сердце было из алого рубина. Вместо глаз у Кота были два изумруда, но  в
остальном он был из стекла, с красивым витым хвостом.
   - Ну что, доктор Пипт, вы собираетесь  представить  меня  гостям  или
нет? - раздраженно осведомился Кот. - По-моему, вы забыли ваши манеры.
   - Прошу прощения, - отозвался Колдун. - Это  дядюшка  Нанди,  потомок
королей Жевунов, правивших, еще когда эти земли не вошли в Страну Оз.
   - Ему не мешало бы постричься, -  заметил  пот,  умывая  лапкой  свою
стеклянную мордочку.
   - Верно, - весело хмыкнул дядя Нанди.
   - Он жил один в густом лесу, и хотя в Стране Оз всего в достатке, там
не было брадобреев.
   - А что это с ним за гном?
   - Это не гном, а мальчик, - пояснил Колдун. - Просто  ты  никогда  не
видел мальчиков. Пока он маленький, но со временем вырастет и станет та-
ким же высоким, как и дядюшка Нанди.
   - Правда? Это такое волшебство? - осведомилось стеклянное животное.
   - Да, только это волшебство жизни, а оно посильнее чудес магов и  ча-
родеев. Например, мое волшебство создало и оживило  тебя,  но  гордиться
мне нечем: от тебя никакого толку и сплошные неприятности. И ты не  спо-
собен расти. Ты всегда будешь тем же самым наглым бесцеремонным Стеклян-
ным Котом с розовыми мозгами и бесчувственным сердцем-рубином.
   - А уж я-то как жалею, что вы меня создали и оживили, - заметил  Кот,
усевшись на задние лапы и помахивая хвостом. - Вы живете в унылом месте.
Я исходил и ваш сад, и лес - такая скучища! А когда я прихожу в дом,  то
от разговоров вашей толстой жены просто хочется лезть на стенку.
   - Это все потому, что я вложил в твою голову не такие  мозги,  как  у
нас, - сказал доктор Пипт. - Они слишком роскошны для простого кота.
   - Так, может, вы их вынете и замените простыми камешками? -  попросил
Стеклянный Кот. - Тогда я не буду смотреть на все свысока.
   - Пожалуй, я так и сделаю. Только сперва я оживлю Лоскутушку.
   Кот подошел к скамье, на которой сидела кукла, и внимательно ее огля-
дел.
   - Неужели вы хотите оживить эту уродину? - спросил он.
   Колдун кивнул.
   - Это служанка жены, - пояснил он. - Ей придется делать всю работу по
дому. Но ты не будешь ею командовать, как ты командуешь нами. Ты  должен
относиться к ней с уважением.
   - Ни за что! Стану я еще относиться с уважением к мешку из  тряпок  и
лоскутков.
   - Если так, то в доме могут оказаться не только лоскутки, но и оскол-
ки, - сердито буркнула Марголотта.
   - Почему же вы тогда не сделали ее хорошенькой? -  осведомился  Стек-
лянный Кот. - Я-то - красавец хоть куда и люблю посмотреть, как крутятся
мои розовые шарики-мозги и бьется рубиновое сердце. - И с этими  словами
Кот подошел к высокому зеркалу и застыл перед ним, горделиво вглядываясь
в свое отражение. Затем он снова заговорил: - А это  лоскутное  создание
возненавидит себя, как только оживет. На вашем месте я бы сделал из  нее
швабру.
   - У тебя испорченный вкус, - буркнула Марголотта,  задетая  за  живое
критикой Кота. - По-моему, моя Лоску тушка - очень хорошенькая, учитывая
материалы, из которых я ее сшила. В ней больше цветов, чем в  радуге,  а
ты не будешь спорить, что радуга очень красива.
   Стеклянный Кот зевнул и потянулся на полу.
   - Дело хозяйское, - сказал он. - Мне только жаль эту Лоскутушку,  вот
и все.
   Оджо и дядя Нанди остались ночевать у Кривого  Колдуна.  Мальчик  был
этому рад, потому что надеялся посмотреть, как будут оживлять  Лоскутуш-
ку. Стеклянный Кот тоже сильно поразил его воображение. Оджо хоть и  жил
в волшебной Стране Оз, но никогда до этого не сталкивался с волшебством.
Там, дома, ничего волшебного не происходило. Дядя Нанди, который мог  бы
быть королем Жевунов, если бы те не объединились с другими народами и не
признали Озму своей  единственной  повелительницей,  удалился  в  лесную
глушь со своим маленьким племянником, и они жили там как отшельники.
   Если бы их заброшенный сад не перестал выращивать для них  пищу,  они
бы и дальше жили в Голубом Лесу, но теперь они решили  повидать  мир,  и
первое же впечатление было таким сильным, что Оджо от возбуждения так  и
не сомкнул глаз этой ночью.
   Марголотта прекрасно готовила и накормила их вкусным завтраком. Когда
они ели, добрая женщина сказала:
   - Теперь уж я не скоро снова примусь за готовку. После завтрака  док-
тор Пипт обещал оживить мою новую служанку. Пусть вымоет посуду,  подме-
тет полы и вытрет пыль в доме. Господи, как это облегчит мне жизнь!
   - Это и правда снимет с тебя массу  забот,  -  согласился  Колдун.  -
Кстати, я заметил, что ты брала из буфета банки с компонентами для  моз-
гов. Какие же качества ты выбрала для служанки?
   - Только самое необходимые для скромной девушки, - отвечала его жена.
- Я не хочу, чтобы она стала такой же высокомерной, как Стеклянный  Кот.
Иначе она будет чувствовать себя несчастной и обделенной, ибо ее дело  -
помогать мне по хозяйству, а не распоряжаться.
   Оджо с беспокойством выслушал эти слова. Он  начал  побаиваться,  что
без спросу подмешал к смеси, приготовленной Марголоттой, кое-что лишнее.
Но теперь уже каяться было поздно: мозги были вложены в голову Лоскутуш-
ки, а прореха крепко зашита. Можно было, конечно, и сейчас признаться  в
содеянном, но Оджо боялся вызвать гнев Кривого Колдуна  и  его  супруги.
Ему показалось, что дядя Нанди видел, как он подмешал в мозги порошка из
других банок, и не сказал ни слова. Но дядюшка вообще говорил  только  в
самых необходимых случаях.
   Позавтракав, все отправились в лабораторию Колдуна, где перед  зерка-
лом на полу лежал Стеклянный Кот, а  Лоскутушка  по-прежнему  сидела  на
скамье.
   - Ну а теперь, - коротко сказал Кривой Колдун, - за дело. Сейчас  бу-
дет совершено величайшее из чудес, на которое способен волшебник -  даже
в Стране Оз. В любой другой стране это и вовсе  не  возможно.  Я  думаю,
оживление Лоскутушки должно проходить под музыку. Приятно сознавать, что
первыми звуками, которые она услышит, будут аккорды прекрасной музыки. -
С этими словами он подошел к граммофону, встроенному в маленький  столик
в углу, и стал заводить это устройство, а потом приладил большую золотую
трубу.
   - Музыка, которую впредь будет слушать моя служанка, - заметила  Мар-
голотта, - это в основном приказания ее хозяйки. Но я не  вижу  вреда  в
том, что ее появление на этом свете будет приветствовать  невидимый  ор-
кестр. Потом мои распоряжения и указания его вполне заменят.
   Граммофон заиграл веселый марш, а Кривой Колдун отпер  шкаф  и  вынул
золотую баночку с Оживительным Порошком.
   Затем все подошли к скамейке, где сидела Лоскутушка. Марголотта и дя-
дя Нанди стояли у окна, Оджо - сбоку, а Кривой Колдун расположился перед
куклой, чтобы ему было сподручнее посыпать ее Порошком.
   Стеклянный Кот тоже подошел поближе, чтобы поглядеть на занятное зре-
лище.
   - Все готовы? - спросил доктор Пипт.
   - Все готовы, - отозвалась его жена.
   Тогда Кривой Колдун наклонился к Лоскутушке и потряс баночку. Из  нее
высыпалось несколько крупинок чудесного средства, и они упали на  голову
и руки куклы.

   5. УЖАСНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

   - Чтобы волшебство сработало, потребуется несколько минут, -  заметил
колдун, аккуратно посыпая куклу Порошком.
   Но внезапно Лоскутушка подняла руку и выбила баночку из руки  Кривого
Колдуна. Баночка взмыла в воздух. Марголотта и дядя  Нанди  так  испуга-
лись, что отскочили назад и столкнулись. Голова дяди Нанди задела полку,
с которой опрокинулась банка с Окаменителем.
   Кривой Колдун издал такой крик, что Оджо отпрянул в сторону. За  ним,
сжимая в ужасе свои тряпичные руки, отскочила и  Лоскутушка.  Стеклянный
Кот спрятался под столом. В результате Окаменитель попал только на  Мар-
голотту и дядю Нанди. Волшебство сработало мгновенно. Они оба тотчас  же
застыли в тех позах, в каких были, когда на них пролилось зелье.
   Оджо оттолкнул Лоскутушку подальше и подбежал к дяде Нанди. Он страш-
но перепугался за своего единственного друга и защитника. Когда он схва-
тил его за руку, то почувствовал, что она холодна и тверда, как  мрамор.
В мрамор превратилась и длинная его борода. Кривой Колдун в отчаянии но-
сился по комнате. Он умолял жену простить его, ответить ему, снова  вер-
нуться к жизни.
   Лоскутушка быстро пришла в себя от испуга. Она подошла  поближе  и  с
большим интересом смотрела на людей. Затем она посмотрела на себя и зас-
меялась. Увидев зеркало, она подошла к нему и с удивлением стала разгля-
дывать свою необычную внешность - глаза-пуговицы, зубы-бусинки, курносый
нос. Затем, обращаясь к своему отражению, она продекламировала:
   Что за чудо из чудес?
   Кто там в зеркало залез?
   Ах, какая пестрота!
   Ах, какая красота!
   Она поклонилась, и ее отражение тоже отвесило поклон. Затем она весе-
ло рассмеялась, после чего Стеклянный Кот выполз из-под стола и сказал:
   - Я не удивляюсь, что ты над собой смеешься. Ты согласна, что у  тебя
жуткий вид?
   - Жуткий? - удивилась Лоскутушка. - Да я просто прелесть! Я  -  дико-
винка, а стало быть, единственная в своем роде! В мире много загадочных,
нелепых, смешных, забавных, уникальных существ, но я,  видать,  им  всем
дам сто очков вперед! Только бедняжке Марголотте могло прийти  в  голову
создать такое странное существо. Но я рада, очень рада, что я - это я  и
не похожа ни на кого другого.
   - Помолчи! - вскричал Колдун. - Помолчи и дай мне собраться с  мысля-
ми. Иначе я просто рехнусь.
   - Тьфу, я устал играть этот марш, - заговорил Граммофон  через  трубу
резким, скрипучим голосом. - Если ты не возражаешь, дружище Пипт, я нем-
ного передохну!
   Кривой Колдун мрачно уставился на музыкальный ящик.
   - Какое невезение! - горестно воскликнул он. -  Оживительный  Порошок
попал на Граммофон.
   Он подошел к нему и увидел, что золотая баночка с  заветным  Порошком
опрокинулась над Граммофоном, просыпав все свое  драгоценное  содержимое
на него. Теперь Граммофон ожил и начал отплясывать какой-то танец, топая
ножками столика, к которому был приделан. Эта пляска так рассердила док-
тора, что он пихнул не в меру развеселившуюся машину в угол  и  задвинул
ее скамейкой.
   - От тебя и раньше не было покоя, - горько проговорил ему Кривой Кол-
дун, - но живой Граммофон способен свести с ума всех нормальных людей  в
Стране Оз.
   - Попрошу без оскорблений! - обиженно отозвался Граммофон.  -  Ты  же
сам меня оживил, старина! Я тут ни при чем.
   - Да, наделали вы дел, доктор Пипт, - презрительно заметил Кот.
   - Я не жалуюсь, - сказала Лоскутушка и стала весело кружиться по ком-
нате.
   - Это все я виноват, - сказал чуть не плача Оджо, потрясенный участью
дяди Нанди. - Меня же зовут Невезучим.
   - Что за чушь, мальчуган! - весело воскликнула Лоскутушка. -  Если  у
тебя есть ум, чтобы принимать решения и действовать, тебя нельзя считать
невезучим. Невезучие - это те, кто надеется на авось, как доктор Пипт. А
в чем, собственно, проблема, господин Волшебных Дел Мастер?
   - На мою дорогую жену и дядюшку Нанди случайно пролился Окаменитель и
превратил их в мраморные статуи, - печально отозвался Колдун.
   - Так почему ты не посыплешь их этим твоим Порошком из баночки  и  не
превратишь опять в людей? - спросила Лоскутушка. - Ха-ха-ха! Хныхны-хны!
   Кривой Колдун, услышав это, подпрыгнул.
   - Ив самом деле! Мне это как-то не пришло в голову! -  воскликнул  он
и, схватив золотую баночку, подбежал к жене.
   Лоскутушка же сказала такой стишок:
   Ха-ха-ха! Хны-хны-хны!
   Ой, как глупы колдуны!
   Я учу его, как жить,
   Как супругу оживить!
   Колдун вскарабкался на скамейку, ибо он  был  такой  скрюченный,  что
иначе не смог бы никак дотянуться до макушки жены, и  начал  трясти  над
ней баночку. Но из нее не высыпалось ни крупинки.  Колдун  снял  крышку,
заглянул внутрь и с криком отчаяния отбросил баночку в сторону.
   - Ни крупинки! Все, все ушло на этот проклятый Граммофон. Нечем  ожи-
вить мою дорогую жену!
   Кривой Колдун уронил голову на руки и горько заплакал.
   Оджо стало жаль Колдуна. Он подошел к нему и мягко напомнил:
   - Вы можете сделать еще порцию Оживительного Порошка, доктор Пипт.
   - Да, но мне придется шесть лет, шесть долгих лет помешивать в  четы-
рех котлах руками и ногами, - последовал грустный ответ.  -  И  все  эти
шесть лет несчастная Марголотта будет стоять тут и смотреть на меня.
   - Неужели нет никакого другого средства? - осведомилась Лоскутушка.
   Сначала Кривой Колдун покачал головой, но потом  что-то  припомнил  и
сказал:
   - Есть еще один волшебный состав, который  может  разрушить  действие
Окаменителя и вернуть к жизни и Марголотту, и дядю Нанди. Но  для  этого
снадобья требуются вещи, которые очень нелегко достать. Но  если  они  у
меня будут, я бы мог сделать в одно мгновение то, на что  иначе  у  меня
ушло бы шесть лет непрерывной возни с котлами.
   - Отлично, давайте отыщем то, что требуется, - предложила Лоскутушка.
- Это все-таки лучше, чем гнуть спину над котлами.
   - Неплохая мысль, Заплатка, - одобрительно отозвался Стеклянный  Кот.
- Я рад, что у тебя неплохие мозги. А мои - вообще бесподобны. Ты только
посмотри, как вертятся розовые шарики.
   - Заплатка? - переспросила девушка. - Ты назвал меня  Заплаткой?  Это
что, мое имя?
   - Мне кажется, моя бедная жена собиралась назвать тебя  Ангелиной,  -
подал голос Кривой Колдун.
   - Заплатка мне нравится больше! - рассмеялась та. -  Это  имя  больше
мне подходит, я же состою из латок и заплаток. Спасибо, господин Кот, за
то, что вы мне его придумали. А у вас тоже есть имя?
   - Есть, но очень глупое. Его дала мне Марголотта, но  оно  решительно
не подходит к такой особе, как я, - отвечал Кот. - Она назвала меня Про-
махом.
   - Да уж... - вздохнул Кривой Колдун. - Для меня это  оказалось  самым
настоящим промахом в работе. Я совершил оплошность, ибо в мире нет более
бесполезного, тщеславного и колкого создания.
   - Насчет "колкого" я бы возразил, - сказал Кот. - Я уже много лет жи-
ву на белом свете - на мне доктор Пипт и поставил  свой  первый  опыт  с
Оживительным Порошком, но, как видите, я цел и невредим и от меня не от-
кололось ни кусочка.
   - А разве на спине у тебя не трещинка? - пошутила Лоскутушка.
   И Кот тотчас же побежал к зеркалу смотреться.
   - Скажите, - обратился Оджо к Колдуну, - что мы должны  отыскать  для
снадобья, которое оживит дядю Нанди?
   - Во-первых, шестилистник клевера, - последовал ответ. - Такой клевер
попадается на зеленых лугах возле Изумрудного Города,  но  и  то  крайне
редко.
   - Я его вам найду, - пообещал Оджо.
   - Во-вторых, левое крыло желтой бабочки. Такие водятся в желтой Стра-
не Мигунов, что расположена к западу от Изумрудного Города.
   - И это я достану, - пообещал Оджо. - Больше ничего не нужно?
   - Нужно. Сейчас я возьму Книгу Рецептов и посмотрю, что там требуется
еще.
   С этими словами Кривой Колдун отпер шкаф и  извлек  оттуда  небольшую
книжечку в голубом кожаном переплете. Перелистав ее, он  отыскал  нужный
рецепт и сказал:
   - Еще мне нужна фляжка воды из темного колодца.
   - Что это за колодец? - спросил мальчуган.
   - Колодец, в который никогда не попадает дневной свет. Воду надо  на-
лить в золотую банку так, чтобы на нее не упал свет, и доставить мне.
   - Я достану воды из темного колодца, - сказал Оджо.
   - Затем мне понадобятся три волоска из хвоста  Вузи,  а  также  капля
масла с тела живого человека.
   Оджо задумался.
   - А кто такой Вузи? - спросил он.
   - Это какое-то животное, но я не могу описать его  тебе,  потому  что
никогда его не видел.
   - Если я найду Вузи, то достану три волоска из его хвоста,  -  сказал
Оджо. - Но разве есть в человеке масло?
   Кривой Колдун на всякий случай еще раз глянул в книжечку.
   - Так сказано в рецепте, - отозвался он, - а значит, мы  должны  дос-
тать все, что положено, иначе снадобье не сработает. Тут не сказано.
   Ну и задача для смышленого мальчугана -
   Капля масла с тела какого-то хулигана!
   Шестилистник клевера, три волоска
   Из хвоста Вузи - ну прямо берет тоска
   От такого задания. Да еще воды
   Из темного колодца - не было бы беды!
   А желтой бабочки левое крыло?..
   Бедному Оджо опять не повезло!
   Но если он выполнит это задание,
   Колдун оживит мраморные изваяния.
   А если вернется с пустыми руками,
   Дяде статуей быть веками.
   Выслушав это стихотворение Лоскутушки, Кривой Колдун  задумчиво  пос-
мотрел на нее и сказал:
   - Бедняжка Марголотта, видать, по ошибке добавила ей в мозги "Поэтич-
ности". Если это действительно так, то либо я не очень удачно сделал это
свойство, либо ты, Лоскутушка, получила его не в нужной пропорции. Я ре-
шил отпустить тебя с Оджо, ведь моя бедная жена захочет иметь  служанку,
лишь когда опять вернется к жизни. Кроме того, вдруг ты  сможешь  помочь
Оджо. В твоей голове возникают мысли, которые я, признаться,  не  ожидал
услышать. Но береги себя, ведь тебя сделала своими  руками  моя  дорогая
Марголотта. Не порви одежду, а то вылезет вся  вата.  Один  глаз  пришит
непрочно, надо прикрепить его получше. Если  будешь  много  болтать,  то
истреплешь свой плюшевый язычок, который надо было бы обметать по  краям
ниткой. И помни: ты принадлежишь мне, и когда вы с Оджо выполните  пору-
чение, ты должна вернуться сюда.
   - Я пойду с Заплаткой и Оджо, - заявил Стеклянный Кот.
   - Нельзя! - отрезал Колдун.
   - Почему?
   - Ты разобьешься. К тому же от тебя им никакого прока.
   - Не могу с вами согласиться, - напыщенно произнес Кот. - Три  головы
лучше, чем две, а в моей - прелестные розовые мозги. Вы  только  на  них
полюбуйтесь!
   - Ну ступай, - раздраженно проговорил Колдун. - От тебя одно сплошное
беспокойство, и я рад, что избавлюсь от твоего общества.
   - В таком случае я обойдусь без выражения благодарностей, - сухо  за-
метил Кот.
   Колдун вынул из шкафа маленькую корзинку и,  что-то  в  нее  положив,
вручил Оджо со словами:
   - Тут немного еды и кое-какие магические амулеты. Это все, что я могу
дать тебе в дорогу, но я уверен, что по пути ты найдешь друзей,  которые
тебе помогут. Береги Лоскутушку и доставь ее обратно целой и  невредимой
- она еще пригодится моей жене. Что же касается Кота  по  имени  Промах,
то, если он будет слишком докучать, разрешаю разбить его вдребезги.  Все
равно он меня не уважает и не слушается. Зря я вставил ему розовые  моз-
ги!
   Оджо подошел к дяде Нанди и нежно поцеловал его в мраморную щеку.
   - Я попытаюсь спасти тебя, дядя, - сказал  он  так,  словно  изваяние
могло его слышать.
   Затем он пожал скрюченную руку Кривого Колдуна.  Тот  уже  развешивал
над очагом свои четыре котла. Оджо взял корзинку и вышел из дома.
   Вместе с ним вышла и Лоскутушка, а чуть  сзади  шествовал  Стеклянный
Кот.

   6. ПУТЕШЕСТВИЕ

   До этого Оджо никогда не путешествовал. Он знал лишь, что если  спус-
титься по тропинке с горы, то можно оказаться в краю,  где  живет  много
Жевунов. Заплатку только сегодня оживили, и она ничего еще  не  знала  о
Стране Оз, а Стеклянный Кот признался, что не  отходил  далеко  от  дома
Колдуна. Других тропинок видно не было, и некоторое время они шли по ле-
су и молчали, размышляя о важности данного им поручения.
   Внезапно Лоскутушка рассмеялась Это было  очень  комичное  зрелище  -
смеющаяся Лоскутушка щеки  ее  покрылись  морщинками,  носик  вздернулся
вверх, глазки засверкали, а уголки рта очень потешно приподнялись.
   - Что тебя развеселило? - спросил Оджо, удрученно размышлявший о слу-
чившемся с дядей.
   - Ваш мир, - отвечала девушка - Какой он странный!  И  вообще,  какая
причудливая штука жизнь Вот я, сшитая  из  старого  одеяла  Марголоттой,
чтобы служить ей верой и правдой, оказалась вольной как ветер из-за слу-
чая, который никто не мог предвидеть. Я гуляю по белу  свету  и  радуюсь
жизни, а женщина, сделавшая меня, стоит каменным истуканом Если  это  не
смешно, то я тогда не знаю, над чем же смеяться.
   - Ты еще не познакомилась как следует с этим миром,  бедная,  наивная
Заплатка, - сказал Кот - В нем не одни лишь деревья, что сейчас окружают
нас со всех сторон.
   - Но деревья - часть этого мира, и  очень  симпатичная,  -  возразила
Лоскутушка, покачивая головой так, чтобы ее рыжие кудри  развевались  на
ветерке - А между ними я вижу папоротники, зеленый мох, цветы. Если  ос-
тальной мир хотя бы наполовину такой прекрасный, я рада, что живу!
   - Я не знаю, каков он, остальной мир, - буркнул Кот, - но  скоро  это
выяснится.
   - Я всю жизнь прожил в лесу, - признался Оджо, - и мне эта чащоба ка-
жется мрачной, и цветочкам в ней неуютно. По-моему, куда лучше  открытые
пространства, где могут жить люди, много людей.
   - Интересно, сможет ли кто-то из тех людей, что  мы  встретим,  срав-
ниться со мной? - начала Лоскутушка. - Пока те, что попались мне на гла-
за, сильно мне уступают - кожа бледная, бесцветная, а одежда уныло-голу-
бая А я сверкаю самыми разными цветами и красками Потому-то я весела,  а
ты, Оджо, грустишь!
   - Я, кажется, ошибся, что  дал  тебе  так  много  мозгов,  -  буркнул
мальчик. - Нет, Колдун верно сказал: с мозгами у тебя вышел  перебор,  и
это тебе не пошло на пользу.
   - А какое отношение ты имеешь к моим мозгам? - заинтересовалась  Лос-
кутушка.
   - Самое прямое. Марголотта хотела дать их тебе самую малость,  только
чтобы ты делала домашнюю работу, но когда она отвернулась, я  добавил  в
тарелку мозгов лучшего свойства - из разных банок, что  стояли  в  шкафу
Кривого Колдуна.
   - Вот спасибо! - воскликнула Лоскутушка, пританцовывая. - Много  моз-
гов лучше, чем немного.
   - Но их свойства должны хорошо сочетаться друг с другом, а у меня  на
это не было времени. Судя по тому, как ты себя ведешь, состав  получился
так себе.
   - Разве у Заплатки мозги! - фыркнул Кот. - Вот у меня мозги -  загля-
денье. Вы только полюбуйтесь, как вертятся розовые шарики!
   Они долго шли по лесу, пока не подошли к ручейку,  который  пересекал
тропинку. Оджо присел отдохнуть и подкрепиться  провизией  из  корзинки.
Оказалось, что Колдун положил туда полбуханки хлеба и кусок  сыра.  Оджо
отломил ломоть хлеба, но с удивлением обнаружил, что хлеба не убавилось.
То же самое случилось и с сыром. Оджо отломил большой кусок, но сыру ос-
талось столько же.
   - Вот оно что! - понимающе покачал он головой.  -  Колдун  заколдовал
хлеб и сыр, и мне их хватит на все путешествие, сколько бы я ни ел.
   - Зачем ты запихиваешь в рот эти штуки? - удивленно спросила  Заплат-
ка. - Тебя плохо набили? Тогда лучше добавить ваты - я, например, набита
ватой.
   - Вата мне не нужна, - отозвался Оджо.
   - А рот нужен для того, чтобы говорить, да?
   - И еще для того, чтобы пить и есть, - отвечал Оджо. - Иначе я прого-
лодаюсь и выбьюсь из сил.
   - Я этого не знала! - воскликнула Лоскутушка. - Дай-ка мне кусочек.
   Оджо дал ей немножко хлеба, и она тотчас же положила его в рот.
   - А фто вальфе? - спросила она с набитым ртом.
   - Прожуй и проглоти! - распорядился мальчик.
   Она попыталась это сделать, но не тут-то было. Ее жемчужинки-зубки не
смогли разжевать хлеб, а кроме того, она  не  имела  возможности  ничего
проглотить, потому что за языком и зубами не было отверстия, лишь  мате-
рия. Заплатка выплюнула хлеб и рассмеялась.
   - Выходит, я проголодаюсь и выбьюсь из сил. Ведь я не  могу  есть,  -
сообщила Заплатка.
   - Я тоже не могу, - подал голос Кот, - но я не настолько глуп,  чтобы
пытаться. Неужели ты не понимаешь, что мы устроены куда лучше этих людей
и потому выше их?
   - Откуда мне это знать! - отозвалась девушка. - Не морочь мне  голову
загадками. Я сама во всем разберусь.
   И она принялась прыгать через  ручей  и  обратно,  получая  от  этого
большое удовольствие.
   - Осторожней, а то упадешь в воду, - предупредил Оджо.
   - Подумаешь!
   - Если ты упадешь, то промокнешь насквозь и не  сможешь  идти,  -  не
отставал Оджо. - И твои цвета поплывут.
   - А от моих прыжков они не побегут? - весело спросила Заплатка.
   - Я не в том смысле. Просто если ты промокнешь, то красные,  зеленые,
желтые лоскутки сольются в одно серо-буро-малиновое пятно.
   - Тогда я буду осторожной, - сказала  Лоскутушка.  -  Ведь  если  мои
краски поплывут, я перестану быть красивой.
   - Фу! - подал голос Кот. - Чего уж тут красивого! Это какая-то  меша-
нина, и в очень дурном вкусе. Обратите внимание - у  моего  тела  вообще
нет никакого цвета. Я абсолютно прозрачен, если не считать алого  сердца
и розовых шариков-мозгов. Вы только полюбуйтесь, как они вертятся!
   - Брысь, брысь, брысь! - со смехом прокричала Лоскутушка, опять  пус-
каясь в танец - А ваши жуткие зеленые глаза, господин Промах! Вы, может,
их и не видите, но зато мы видим. Брысь, господин Промах! Вы сильно гор-
дитесь тем, что прозрачны. Но если бы вы были таким же разноцветным, как
я, вы бы и вовсе задрали нос до небес!
   Она стала перепрыгивать через Кота, и испуганное животное отползло  к
дереву. Увидев это, Лоскутушка расхохоталась еще сильнее и пропела:
   Стеклянный котище Промах
   Считал, - что он малый не промах.
   Но мы его видим насквозь.
   Он нас не надует авось.
   - Кошмар! - только и сказал Кот. - Не кажется ли тебе, Оджо, что  она
спятила?
   - Все может быть, - отвечал мальчик, удивленно глядя на Заплатку.
   - Если она не перестанет меня оскорблять, я выцарапаю ей  глаза-пуго-
вицы! - пообещал Кот.
   - Давайте не будем ссориться, - предложил Оджо, вставая с травы. Луч-
ше будем сохранять хорошее настроение и хорошо друг к другу  относиться.
Ведь кто знает, с какими трудностями мы столкнемся в пути.
   На закате они вышли из леса, и их взорам открылся прекрасный  пейзаж.
Они увидели широкие голубые поля, то здесь то там стояли хорошенькие го-
лубые домики, причем весьма далеко друг от друга. На лесной  опушке  они
приметили домик, покрытый листьями, возле него стоял Жевун с  топором  в
руке. Это был дровосек, он жил один в своей хижине. У него были пушистые
голубые усы, веселые голубые глаза. Голубая одежда  выглядела  старой  и
очень поношенной.
   Сначала, увидев Лоскутушку, Оджо и Стеклянного Кота, он  сильно  уди-
вился, но, когда к нему приблизилась Заплатка, он упал на скамейку и так
расхохотался, что долго не мог обрести дар речи.
   - Вот это да! - воскликнул наконец дровосек, перестав смеяться. - Кто
бы мог подумать, что в лесах живет такой клоун? Откуда ты, Безумное Оде-
яло?
   - Вы про меня? - осведомилась Лоскутушка.
   - Ну конечно, про тебя.
   - Вы ошиблись. Я - из одеяла ручной работы.
   - Это одно и то же, - отвечал дровосек и снова засмеялся. - Когда моя
бабушка шьет такое одеяло, она называет его безумным одеялом. Но я и  не
думал, что подобная диковинка может ожить.
   - Это все Оживительный Порошок, - пояснила Заплатка.
   - А, так ты, значит, от Кривого Колдуна, что живет на  горе?  Мне  бы
давно следовало догадаться. Батюшки! Стеклянный Кот! Но у Кривого Колду-
на из-за этого могут быть неприятности. Ведь  в  этой  стране  колдовать
имеют право только Глинда и Волшебник Изумрудного Города. Если вы, люди,
предметы, стеклянные вазы и безумные одеяла или кто вы там  еще,  окаже-
тесь возле Изумрудного Города, вас в два счета арестуют.
   - Мы как раз туда и идем, - объявила Лоскутушка,  сидя  на  скамейке,
притом болтая своими набитыми ватой ногами, и добавила:
   Если нас арестовать,
   Мы начнем протестовать.
   Не бросайте нас в тюрьму,
   Мы затеем кутерьму!
   - Все понятно, - изрек дровосек. - Ума в тебе столько  же,  что  и  в
одеяле, из которого тебя сделали.
   - Она и правда безумная, - поддакнул Стеклянный Кот. - Но это  и  по-
нятно, если иметь в виду, из каких лоскутков ее сшили. А я  вот,  напри-
мер, сделан из чистого стекла, если не считать рубинового сердца и розо-
вых мозгов. Ты не обратил внимания на мои мозги, незнакомец? Видишь, как
они работают?
   - Видеть-то я вижу, - отозвался дровосек, - я не вижу другого:  какой
от них прок! Стеклянный Кот - бесполезное создание, а вот  Лоскутушка  -
наоборот. Она рассмешила меня до слез, а смех - лучшее, что есть в мире.
У меня был друг, дровосек, сделанный целиком из железа.  И  каждый  раз,
когда я его видел, я покатывался со смеху.
   - Железный Дровосек? - переспросил Оджо. - Как странно!
   - Мой друг не всегда был железным, - пояснил дровосек, - но он  неос-
торожно обращался с топором и все время наносил себе увечья. Как  только
топор отрубал ему руку или ногу, он заказывал взамен новую, из железа, и
в конце концов сделался весь железный.
   - А мог ли он рубить лес? - спросил Оджо.
   - Мог. Ему только нужно было следить, чтобы не заржавели его суставы.
В один прекрасный день он повстречался в лесу с девочкой Дороти,  и  они
вместе отправились в Изумрудный Город, где ему улыбнулась удача.  Теперь
он - один из любимцев принцессы Озмы, и она сделала его императором  Ми-
гунов - страны, где все желтое.
   - А кто такая Дороти? - спросила Лоскутушка.
   - Маленькая девочка из Канзаса. Теперь она - принцесса Страны Оз. Го-
ворят, она - лучшая подруга Озмы и живет в ее королевском замке.
   - Дороти тоже из железа? - спросил Оджо.
   - Она, наверное, из лоскутного одеяла, как я? -  осведомилась  Лоску-
тушка.
   - Нет, - сказал дровосек. - Дороти - из плоти и крови, как я. Из  же-
леза только Ник, Железный Дровосек. А из лоскутного  одеяла  только  ты,
безумная. Ведь ни один волшебник, взглянув на тебя, не  захочет  сделать
вторую такую же.
   - Мы увидим Железного Дровосека, - сказал Оджо, - потому что нам надо
побывать в Стране Мигунов.
   - Зачем? - спросил дровосек.
   - Чтобы найти там левое крыло желтой бабочки.
   - Путь туда неблизкий, - отозвался Жевун. - Вам придется  идти  через
дикие места, переправляться через реки, пробираться сквозь чащобы...
   - И отлично, - сказала Лоскутушка. - Я хоть посмотрю на мир.
   - Ты сошла с ума! Лучше полезай в сундук и тихо там лежи.  Или  стань
игрушкой для маленьких  девочек.  Путешественников  подстерегают  разные
опасности, потому-то я предпочитаю оставаться дома.
   Дровосек пригласил путников в свою хижину на ночлег, но им не  терпе-
лось продолжить странствие, и они опять двинулись по  тропинке,  которая
постепенно перешла в дорогу.
   Они рассчитывали успеть дойти до другого дома до наступления темноты,
но темнело очень быстро, так что Оджо вскоре пожалел, что они  не  оста-
лись у дровосека.
   - Я и дороги-то не вижу, - вскоре признался он Лоскутушке.  -  А  ты,
Заплатка?
   - И я не вижу, - отвечала Лоскутушка, держа Оджо за  руку,  чтобы  не
сбиться с пути.
   - Зато я все вижу, - возвестил Кот. - Глаза мои лучше ваших, а уж ро-
зовые мозги...
   - Пожалуйста, хватит о мозгах! - перебил его Оджо. -  Беги  вперед  и
показывай нам дорогу. Погоди, я привяжу тебя на веревочку.
   Он вынул из кармана веревку, обвязал ее вокруг шеи Кота, и тот  повел
их вперед. Так они шли примерно час, пока  не  увидели  впереди  голубой
огонек.
   - Отлично! Наконец-то мы дошли до дома! - воскликнул Оджо. - А тамош-
ние обитатели, конечно же, приютят нас на ночь.
   Но хоть они и прибавили шагу, огонек не приближался, и наконец  Стек-
лянный Кот сказал:
   - По-моему, огонек этот блуждающий, и мы никогда его не догоним. Но у
дороги стоит дом. Зачем нам идти дальше?
   - Где дом, Промах?
   - Да вот, рядом с нами, Заплатка!
   Оджо увидел маленький домик у дороги. В нем было  тихо  и  темно,  но
мальчик устал и хотел отдохнуть, а потому подошел к двери и постучал.
   - Кто там? - раздался из дома голос.
   - Оджо Невезучий, а со мной Лоскутушка и Стеклянный Кот.
   - Что вы хотите? - спросил голос.
   - Переночевать.
   - Входите, но не шумите и сразу же ложитесь, - предупредил голос.
   Оджо открыл дверь и вошел. В доме было так темно, что  он  ничего  не
видел. Но Кот воскликнул:
   - Слушайте, в доме же никого нет!
   - Не может быть! - возразил мальчик. - Ктото же со мной говорил.
   - Я вижу все прекрасно, - сказал Кот. - В комнате нет  никого,  кроме
нас. Но тут три приготовленные постели, так что мы можем ложиться спать.
   - Что такое "спать"? - поинтересовалась Лоскутушка.
   - Это то, что люди делают, когда ложатся в кровать, - пояснил Оджо.
   - Но зачем они ложатся в кровать? - не унималась Лоскутушка.
   - Эй, путники, вы слишком шумите! - раздался уже  знакомый  голос.  -
Ну-ка, ложитесь в кровати!
   Кот, который прекрасно видел в темноте, обернулся, чтобы увидеть  го-
ворившего, но не увидел никого, хотя голос был совсем рядом.  Кот  испу-
ганно выгнул спину и прошептал Оджо:
   - Давай ложиться! - И подвел его к одной из кроватей.
   Оджо пощупал ее руками, кровать была большая и мягкая, с пуховыми по-
душками и одеялами. Он снял башмаки и шляпу и улегся. Затем  Кот  подвел
Лоскутушку к другой кровати, но та не знала, что делать дальше.
   - Ложись и тихо лежи, - велел Кот.
   - А петь можно? - спросила Лоскутушка.
   - Нельзя.
   - А свистеть?
   - Тоже нельзя.
   - А танцевать до утра, если захочется?
   - Нет. Можно только тихо лежать, - прошептал Кот.
   - Не хочу! - как всегда громко сказала девушка.  -  Какое  ты  имеешь
право приказывать? Если мне хочется говорить, кричать, свистеть...
   Но она не договорила, потому что невидимая рука вдруг схватила ее  за
шиворот и вышвырнула из дома на улицу, а дверь со  стуком  захлопнулась.
Лоскутушка кубарем покатилась по дороге, а когда поднялась на ноги и по-
дошла к дому, то обнаружила, что дверь крепко заперта.
   - Что случилось с Заплаткой? - тихо спросил Оджо.
   - Помалкивай, а то и с нами что-нибудь случится, - буркнул Кот.
   Оджо свернулся калачиком и уснул так крепко, что проспал до утра.

   7. ГРАММОФОН-НАДОЕДА

   Наутро Оджо проснулся и открыл глаза. Дома Жевунов обычно состоят  из
одной комнаты. В комнате, где спал Оджо, было три кровати, стоявшие  ря-
дышком у стены. На одной спал Кот, на другой Оджо, а третья стояла  пус-
тая и застланная. У другой стены Оджо  увидел  столик,  на  нем  дымился
завтрак. Накрыто было на одного человека и стоял лишь один стул. В  ком-
нате не было никого, кроме Оджо и Кота.
   Оджо встал, обулся. Увидев у кровати умывальник, вымыл руки и лицо  и
причесался. Потом подошел к столу.
   - Это мой завтрак? - спросил он.
   - Твой, твой, - раздался голос так близко, что Оджо вздрогнул и огля-
нулся.
   Но в комнате никого не было.
   Еда была аппетитная, а Оджо проголодался и потому наелся  до  отвала.
Затем он взял шляпу и разбудил Кота.
   - Пора, - сказал Оджо. - Пошли! -  А  затем  еще  раз  обвел  комнату
взглядом и произнес: - Не знаю, кто тут живет, но я очень благодарен вам
за гостеприимство.
   Ответа не последовало. Оджо взял корзинку и вышел из дома. Кот  -  за
ним. Посреди дороги сидела Лоскутушка и играла с камушками.
   - Вот и вы! - весело крикнула она. - А я-то думала, вы там останетесь
навеки. Ведь уж давным-давно рассвело!
   - Чем ты занималась всю ночь? - спросил Оджо.
   - Сидела, глядела на луну и звезды. Прелесть какая! Я  ведь  вижу  их
впервые!
   - Красиво, - согласился Оджо.
   - Ты плохо себя вела, и тебя выставили за дверь,  -  сказал  ей  Кот,
когда они вновь пустились в путь.
   - Ну и что! Тогда бы я не увидела ни звезд, ни большого серого волка.
   - Какого волка? - спросил Оджо.
   - Того, что трижды подходил к дому за ночь.
   - Что же ему там понадобилось? - задумчиво проговорил Оджо. -  Может,
еда? Я, например, отлично поел и выспался.
   - Но вид у тебя усталый, - сказала Лоскутушка, заметив,  что  мальчик
зевнул.
   - Правда. Я много спал, но чувствую  себя  усталым,  как  вчера.  Как
странно!
   - А есть тебе не хочется?
   - Хочется. Я вроде бы отлично позавтракал, но вот думаю,  не  подкре-
питься ли хлебом с сыром.
   Заплатка закружилась в танце и запела:
   Прыг-скок, щелк-щелк,
   В магазин явился волк!
   Что же может скушать гость?
   Мясника, топор и кость!
   - Что это? - удивился Оджо.
   - И не спрашивай. Я несу что попало, хотя понятия не имею ни о  мага-
зинах, ни о мясниках с топорами, ни о костях.
   - Это точно! - прошипел Кот. - Она не в своем уме, и мозги у нее  ка-
кого угодно цвета, только не розового, потому что работают прескверно.
   - Ну их, эти мозги! - рассмеялась Заплатка. -  Какой  от  них  прок?!
Лучше посмотрите, как играют на солнце мои лоскутки.
   В этот момент за спиной у них послышался топот, и все трое обернулись
посмотреть, кто это бежит по дороге. Каково же было их изумление,  когда
оказалось, что к ним несется маленький столик на выгнутых ножках, к  ко-
торому был прикреплен граммофон с большой золотой трубой.
   - Стойте! - кричал Граммофон. - Подождите меня!
   - Это же музыкальный ящик, на который Кривой Колдун  просыпал  Оживи-
тельный Порошок! - воскликнул Оджо.
   - Верно, - недовольно пробурчал Стеклянный Кот, а когда Граммофон по-
равнялся с ними, строго спросил: - Как ты тут оказался?
   - Я сбежал, - признался тот. - После вашего ухода мы с доктором  Пип-
том сильно повздорили. Он пригрозил разбить меня вдребезги,  если  я  не
угомонюсь, но это же невозможно. Говорящая машина должна говорить и  из-
давать прочие звуки, в том числе музыкальные. Поэтому я  улучил  момент,
когда Колдун стал мешать в своих котлах, шмыгнул за дверь и бросился  за
вами вдогонку. Я бежал всю ночь, и вот  я  с  вами.  Теперь-то  я  смогу
всласть поговорить и поиграть разные мелодии.
   Оджо никак не обрадовался непрошеному попутчику. Сперва он  не  знал,
что ему ответить, но, поразмыслив, решил, что надо честно сообщить  ему,
что он им не товарищ.
   - Мы идем по важному делу, - сказал он. - Извините, но нам не до вас.
   - Фу, как невежливо! - фыркнул Граммофон.
   - Наверное, - согласился Оджо. - Но вам придется выбрать себе  другой
маршрут.
   - Ну и ну!.. - обиженно протянул Граммофон. - Меня все  ненавидят,  а
сделан я, между прочим, чтобы приносить людям радость.
   - Ненавидим мы вовсе не тебя, а твою жуткую музыку, -  пояснил  Стек-
лянный Кот. - Когда я жил в одной комнате с тобой, меня прямо-таки выво-
дила из себя твоя жуткая труба. Она визжит, воет,  скрежещет  и  страшно
портит музыку, к тому же твой механизм так грохочет, что в этом  шуме  и
гаме пропадает любая мелодия.
   - Виноват не я, а пластинки, - отрезал Граммофон. Больно уж они заиг-
ранные.
   - Все равно с нами ты не пойдешь, - сказал Оджо.
   - Погодите! - вскричала Лоскутушка. - Мне нравится  этот  музыкальный
ящик. Первое, что я услышала в этом мире, - это звуки  музыки,  и  я  бы
снова ее с удовольствием услышала. Как тебя  зовут,  бедный,  несчастный
Граммофончик?
   - Виктор Колумб Эдисон, - отвечал тот.
   - Ну а я буду для краткости звать тебя Виком, - сказала Лоскутушка. -
Ну-ка, сыграй нам что-нибудь.
   - Ты от него рехнешься, - предупредил Кот.
   - Если тебя послушать, так я уже рехнулась, - отозвалась  девушка.  -
Ну, играй, Вик.
   - У меня с собой всего одна пластинка, - пояснил Граммофон. - Та, ко-
торую на меня поставил Колдун еще до нашей ссоры. Это классическая  ком-
позиция.
   - Что-что? - не поняла Заплатка.
   - Классическая музыка, причем эта вещь считается лучшей и самой слож-
ной из всех, что когда-либо сочинялись. Эта музыка должна нравиться всем
без исключения, даже если она и наводит на вас смертельную скуку.  Глав-
ное, делать вид, что вы довольны. Понятно?
   - Совершенно непонятно.
   - Ну так слушай!
   И Граммофон тотчас же заиграл. Вскоре Оджо зажал  уши  ладонями,  Кот
зашипел, а Заплатка рассмеялась.
   - Хватит, Вик! - крикнула она. - Достаточно.
   Но Граммофон играл как ни в чем не бывало. Тогда  Оджо  схватился  за
заводную ручку, выдернул ее и запустил в кусты. Но не успела она  упасть
в траву, как отскочила и снова вернулась на свое место, после чего  при-
нялась заводить машину. А музыка все играла.
   - Бежим! - крикнула Лоскутушка.
   И все трое припустили что есть мочи по дороге. Но Граммофон бежал  за
ними вслед, играя на ходу и укоризненно вопрошая:
   - В чем дело? Вам не нравится классическая музыка?
   - Нет, Вик, - отвечала Заплатка. - Такая - нет! У меня нет нервов, но
от этих звуков у меня по лоскуткам бегают мурашки.
   - Тогда переверни пластинку на другую сторону, - попросил  Граммофон.
- Там регтайм.
   - А это что такое?
   - Это не классика, а совсем наоборот.
   - Рискнем, - сказала Заплатка и перевернула пластинку.
   Теперь Граммофон завел такую какофонию, что через несколько мгновений
Лоскутушка заткнула золотую трубу своим фартуком и закричала:
   - Сейчас же прекрати! Это просто кошмар!
   Но Граммофон играл, несмотря на затычку в трубе.
   - Если ты не перестанешь, - пригрозил Оджо, - я расколочу пластинку.
   Музыка стихла, и Граммофон, сердито покрутив трубой, сказал:
   - Неужели и регтайм вам не по душе?
   - Заплатке от него стало невмоготу, - сказал Кот, - а нам и  подавно.
У меня от этих звуков завиваются усы!
   - Это отвратительно! - заявил Оджо.
   - От этой музыки может спятить даже сумасшедший, - признала Лоскутуш-
ка. - Вот что я скажу тебе, Вик. Ты создан не на радость, а на муки  лю-
дям.
   - Музыка способна умиротворять  даже  дикарей...  -  грустно  отвечал
Граммофон.
   - Но мы-то не дикари. Мой тебе совет: вернись  к  Кривому  Колдуну  и
попроси у него прощения.
   - Ни за что! Он разобьем меня вдребезги!
   - Если ты останешься, мы так с тобой и поступим, - пообещал Оджо.
   - Беги, Вик, и приставай к кому-то другому, - посоветовала  Лоскутуш-
ка. - Найди плохого человека и играй, пока он не раскается в своем пове-
дении. Тогда ты сможешь принести людям хоть какую-то пользу.
   Музыкальный ящик печально повернулся и затопал по дороге по направле-
нию к деревушке Жевунов.
   - Мы тоже туда пойдем? - опасливо спросил Кот.
   - Нет, - покачал головой Оджо. - Пойдем прямо. Тут дорога шире и при-
ятней. Когда дойдем до первого дома, то спросим, как попасть в  Изумруд-
ный Город.

   8. ГЛУПАЯ СОВА И МУДРЫЙ ОСЕЛ

   Они пустились в путь и через полчаса подошли к дому, стоявшему у  са-
мой дороги. Над дверью висела табличка: "Г-жа Глупая Сова и  г-н  Мудрый
Осел. Общественные Советники".
   Оджо прочитал надпись вслух, а Лоскутушка засмеялась и сказала:
   - Тут мы получим столько советов, сколько захотим, а может, и больше.
Давайте зайдем.
   Мальчик постучал в дверь.
   - Входите! - откликнулся бас.
   Они открыли дверь, вошли и увидели небольшого светло-коричневого Осла
в голубом фартуке и голубой шляпе, который тряпкой  протирал  мебель  от
пыли.
   На полке над окном сидела большая Сова в голубом колпачке  и,  мигая,
таращилась на гостей.
   - Доброе утро, - молвил Осел звучным басом, который не вязался с  его
довольно тщедушным обликом. - Вы пришли к нам за советом?
   - Мы просто пришли, - сказала Лоскутушка, - а раз мы здесь оказались,
то, пожалуй, и совет нам не помешал бы. Ведь вы даете советы  бесплатно,
правда?
   - Правда, - подтвердил Осел. - Советы не будут вам стоить ровным сче-
том ничего - если, конечно, вы ими не воспользуетесь. Разрешите мне  за-
одно заметить, что такой странной компании я в жизни не  видал  в  своем
кабинете. Учитывая ваш внешний вид, я бы рекомендовал вам  обратиться  к
Сове, что сидит вон там.
   Они обернулись к Сове. Птица помахала крыльями и  уставилась  на  них
своими огромными глазищами.
   - Уху-ху! - крикнула Сова. - У-ху-ху-ху! Как  дела?  Бу-бу-бу-би-тир-
ли-ти-та!
   - Это посильнее твоих стихов, Заплатка, - заметил Оджо.
   - Это полная бессмыслица, - возразила Лоскутушка.
   - Но отменный совет для глупцов, - с восхищением  в  голосе  произнес
Осел. - Слушайтесь моего партнера, и вы не прогадаете.
   Сова продолжала:
   Оживили Лоскутушку,
   Хохотушку и простушку.
   Больно девушка пестра уж,
   Чтобы быстро выйти замуж!
   - Отлично сказано! - воскликнул Осел, присматриваясь к Лоску тушке. -
Ты просто чудо, милочка, и из тебя вышла бы отличная подушка. Если бы ты
принадлежала мне, то я бы надевал темные очки, прежде чем на  тебя  пос-
мотреть.
   - Почему? - спросила Лоскутушка.
   - Слишком уж ты пестрая и яркая.
   - Тебя ослепляет моя несравненная красота, - отвечала Заплатка. - Вы,
Жевуны, ходите в одном голубом, а я...
   - Ты напрасно причисляешь меня к Жевунам, - перебил ее Осел. - Я  ро-
дился в Стране Мо и попал в Страну Оз в тот самый день, когда моя родина
оказалась отделена от нее непреодолимой преградой. Мне пришлось остаться
здесь, и, надо сказать, я не прогадал.
   - У-ху-ху! - вскричала Сова.
   Чтобы дядюшку спасти,
   Оджо предстоит найти
   Много разных разностей,
   Но опасайся гадостей!
   - Сова и впрямь очень глупая? - спросил Оджо.
   - На редкость, - ответил Осел. - Обратите внимание, какие грубые обо-
роты она употребляет. Но я восхищаюсь ею именно из-за ее глупости.  Совы
обычно бывают мудрыми, но эта глупа до необыкновения, а все необыкновен-
ное представляет большой интерес для мудрых.
   Сова снова захлопала крыльями и изрекла:
   Трудно кошке из стекла:
   И прозрачна, и хрупка.
   Ее хитрые мыслишки
   Мы читаем как по книжке!
   - Вы заметили мои розовые мозги? - гордо осведомился Стеклянный  Кот.
- Вы видите, как они работают?
   - Днем - нет, - отвечал Мудрый Осел. - При свете она почти ничего  не
видит, бедняжка. Но дает отличные советы. Не пренебрегайте ими.
   - Пока она не дала нам никаких советов, - сказал Оджо.
   - Не дала советов? А что же, по-вашему, в этих прелестных стихах?
   - Сплошная чушь, - отвечал Оджо. - Заплатка и сама такое умеет.
   - Чушь? Ну да, разумеется. Глупая Сова и должна быть глупой.  Как  же
иначе? Вы очень польстили моему партнеру, - сообщил Осел, потирая перед-
ними копытами в знак полного удовлетворения.
   - На вывеске сказано, что вы - Мудрый Осел, - обратилась к нему  Зап-
латка. - Не могли бы вы это доказать?
   - С удовольствием, - отозвался тот. - Устрой мне  проверку,  очарова-
тельная Заплатка, и я докажу, что мудр, в мгновение ока.
   - Как лучше добраться до Изумрудного Города? - спросил его Оджо.
   - Пешком, - последовал ответ.
   - Это я знаю, но по какой дороге идти?
   - Ну конечно, по той, что вымощена желтым кирпичом. Она приведет  вас
прямехонько в Изумрудный Город.
   - А как ее найти?
   - Идите по той дороге, по которой сюда пришли, и скоро увидите желтые
кирпичи. Вы не ошибетесь, потому что это единственные желтые предметы  в
голубой стране.
   - Спасибо, - сказал Оджо. - Наконец-то вы сказали что-то дельное.
   - Этим и ограничивается ваша мудрость? - спросила Лоскутушка.
   - Нет, - ответил Мудрый Осел. - Я знаю много чего, но к вам это отно-
шения не имеет. А потому даю последний совет: отправляйтесь в путь,  ибо
чем скорее вы это сделаете, тем раньше попадете в Изумрудный Город.
   - Уху-ху-ху-ху-хи-хи! - проухала Сова.
   Кот, мальчишка и девица,
   Долго мешкать не годится!
   Отправляйтесь живо в путь.
   Но найдете где-нибудь
   То, что ищете, иль нет,
   Я не знаю. Все, привет!
   - Похоже на намек, - сказала Лоскутушка.
   - Тогда послушаемся его и пойдем, - предложил Оджо.
   Попрощавшись с Глупой Совой и Мудрым Ослом, путники зашагали дальше.

   9. ВУЗИ

   Они довольно долго шли в молчании, потом Оджо сказал:
   - Немного здесь домов.
   - Ну и что? - возразила Лоскутушка. - Нам нужны не дома, а дорога  из
желтого кирпича. Вот было бы здорово увидеть что-то желтое в этой  голу-
бой стране!
   - В этой стране бывают цвета похуже желтого,  -  сварливо  проговорил
Стеклянный Кот.
   - Ты имеешь в виду розовые шарики, что у тебя вместо мозгов, а  также
красное сердце и зеленые глаза? - осведомилась Лоскутушка.
   - Нет, я имею в виду тебя, раз уж ты такая  любопытная,  -  отозвался
Кот.
   - Ты просто завидуешь! - расхохоталась Лоскутушка. - Ты бы отдал свои
усы, чтобы стать таким же разноцветным, как и я.
   - Ни за что на свете! - фыркнул Кот. - У меня самая  светлая  кожа  в
мире, и мне ни к чему краситься.
   - Это точно, - заметила Лоскутушка. - Потому как крашеный ты  станешь
еще хуже!
   - Пожалуйста, не ссорьтесь, - попросил их Оджо. - У нас серьезное де-
ло, а от ваших ссор у меня падает настроение. Легко быть храбрым,  когда
на душе весело. Так что я очень надеюсь, что вы не будете друг на  друга
сердиться.
   Они прошли еще немного и уперлись в высокий  забор.  За  забором  был
густой и очень мрачный лес. Такого им еще видеть не приходилось.  Вскоре
путники обнаружили, что дорожка идет в обход забора. Они было  двинулись
по ней, но Оджо остановился и прочитал табличку:
   "БЕРЕГИТЕСЬ ДИКОГО ВУЗИ!"
   - Это означает, - сказал он, - что за забором находится Вузи, и  этот
Вузи - наверное, опасный зверь, иначе о нем бы так не предупреждали.
   - Не будем его беспокоить, - сказала Лоскутушка. - Ведь тропинка идет
вокруг забора, так что у господина Вузи целый лес. И на здоровье.
   - Но среди наших поручений как раз и значится: "найти Вузи", -  пояс-
нил Оджо. - Колдун хотел, чтобы я достал три волоска  с  кончика  хвоста
Вузи.
   - Лучше пойдем дальше и поищем другого Вузи, - предложил Кот. -  Этот
больно опасный и жуткий, иначе его не обнесли бы забором.
   - Неизвестно, есть ли на свете другой Вузи, - вздохнул Оджо, - а  тут
на табличке сказано, что за забором хоть один, но имеется. От добра доб-
ра не ищут.
   - Тогда, - предложила Лоскутушка, - давайте? пойдем и отыщем его. Ес-
ли мы вежливенько попросим у него дозволения вырвать из хвоста  три  во-
лоска, может, он и не сделает нам  ничего  худого.  Вряд  ли  ему  будет
больно.
   - Но если ему будет больно, он нам задаст! -  предупредил  Стеклянный
Кот.
   - Не волнуйся, Промах, -  сказала  Лоскутушка.  -  Если  тебе  станет
страшно, ты всегда можешь залезть на дерево. А мы с Оджо  не  боимся  ни
капельки.
   - Я немножко боюсь, - признался мальчик. - Но, если мы  хотим  спасти
бедного дядю Нанди, надо рискнуть. Как перебраться через забор?
   - Перелезть, и все тут! - отвечала Лоскутушка и тотчас же  стала  ка-
рабкаться по перекладинам.
   Оджо последовал ее примеру и понял, что это легче, чем  он  предпола-
гал. Кот же, благодаря своим размерам, протиснулся под нижней переклади-
ной.
   По ту сторону дороги не было, и поэтому они углубились в  чащу.  Оджо
шел впереди. Вскоре они оказались на полянке, где увидели каменистую пе-
щеру. До сих пор в лесу им не попадалось ни одной живой души, но, увидев
пещеру, Оджо понял, что там должен жить Вузи.
   Трудно встретиться один на один с диким зверем, не испытывая  страха,
но куда труднее оказаться наедине с таким, о котором до этого ты понятия
не имел, слыхом не слыхивал и в глаза не видывал. Поэтому не стоит удив-
ляться, что, когда мальчик подошел со своими спутниками ко входу в пеще-
ру, его сердце бешено заколотилось. Входом служило квадратное отверстие,
достаточно большое, чтобы в него мог пролезть зверь размерами  с  дикого
козла.
   - Вузи, похоже, спит, - сказала Лоскутушка. - Может, мне бросить  ка-
мешек и разбудить его?
   - Нет-нет, это ни к чему, - поспешно возразил Оджо, и его голос слег-
ка задрожал. - Я не спешу.
   Но ждать ему долго не пришлось. Вузи услышал голоса возле своей  бер-
логи и выбрался наружу. Поскольку другого такого создания нет ни в Стра-
не Оз, ни где-то еще, попробую описать его.
   Это существо состояло из квадратов и плоских поверхностей. Голова его
очень напоминала один из тех кубиков, какими играют  дети,  только  куда
большего размера. Ушей на голове не было, вместо них в верхней части ку-
бика имелось две прорези. Нос был плоский, квадратный.  В  нижней  части
кубика виднелась еще одна прорезь - рот. Туловище Вузи было  больше  его
головы, и походило на несколько кубиков, сложенных вместе. Хвост был ко-
роткий, прямой и тоже квадратный. Ноги были, как и все прочее, прямыми и
четырехугольными.
   Шкура Вузи была толстая и гладкая - без шерсти или волос,  только  на
самом конце хвоста торчали три волоска. Животное было темно-голубого,  а
точнее, синего цвета.
   Морда выглядела вовсе не свирепой - вид у Вузи был, скорее, добродуш-
ный и даже забавный.
   Увидев незнакомцев, Вузи сложил задние ноги так, словно они  были  на
шарнирах, и сел, удивленно оглядываясь.
   - Ну и ну! - наконец сказал он. - Странная компания! Сперва я  решил,
что ко мне  снова  пожаловали  эти  несчастные  фермеры  Жевуны,  но,  к
счастью, я ошибся! Рад видеть, что вы такие же необычные создания, как и
сам я, а потому - добро пожаловать в мои владения. Милое местечко, прав-
да? Только мне здесь одиноко, ужасно одиноко!
   - Почему же они вас тут заперли? - спросила  Лоскуту  шкаф,  с  любо-
пытством оглядывая странное квадратное существо.
   - Потому что я ем пчел, которых держат местные Жевуны, чтобы получать
мед.
   - Вам нравятся пчелы? - поинтересовался Оджо.
   - Очень. Они вкусные-превкусные. Но фермеры очень расстраивались, что
у них пропадают пчелы, и они попытались извести меня. Разумеется, у  них
из этой затеи ничего не вышло. Шкура у меня такая толстая, что ее невоз-
можно продырявить. Увидев, что меня ничем не проймешь, Жевуны и  загнали
меня в этот лес, а вокруг поставили ограду. Большое свинство с их сторо-
ны!
   - А чем вы теперь питаетесь? - осведомился Оджо.
   - Да ничем. Я перепробовал листья, мох, ползучие растения, но они  не
пришлись мне по вкусу. А поскольку пчел тут нет, я уже много лет  ничего
не ел.
   - Вы, наверное, жутко проголодались, - сказал мальчик.  -  У  меня  в
корзинке есть хлеб с сыром, не желаете попробовать?
   - Дай мне чуточку, и тогда я скажу, подходит это мне или нет, - отоз-
вался Вузи.
   Оджо открыл корзинку и вынул из нее хлеб с сыром, отломил кусок хлеба
и бросил Вузи. Тот ловко поймал его ртом и моментально проглотил.
   - Неплохо! - удовлетворенно буркнул зверь. - Еще не найдется?
   - Попробуйте-ка вот это, - предложил Оджо и швырнул ему кусочек сыра.
   Вузи съел и сыр и облизнулся.
   - Вкусно! - воскликнул он. - А больше у тебя нет?
   - Есть, и много, - успокоил его Оджо.
   Он сел на пенек и стал бросать Вузи кусочки сыра и ломтики хлеба. Это
продолжалось долго, но, сколько Оджо ни отламывал, ни хлеба, ни сыра  не
убывало.
   - Ну, хватит, - наконец сказал Вузи. - Я сыт.
   Надеюсь, от этой странной еды у меня не заболит живот?
   - Думаю, что нет, - сказал Оджо. - По крайней мере, у меня не болит.
   - Очень вам признателен, - сказал Вузи. - Хорошо, что вы ко мне  заш-
ли. Скажите, я могу хоть чем-то отплатить за вашу доброту?
   - Да, - кивнул Оджо. - Если пожелаете, вы мне сможете оказать большую
услугу.
   - Какую? - спросил Вузи. - Просите, и ваше желание исполнится.
   - Мне... мне нужны три волоска с вашего хвоста, - нерешительно прого-
ворил Оджо.
   - Три волоска? Но это единственные волоски на хвосте и на  всем  моем
теле, - сказал зверь.
   - Я знаю, но они мне очень, очень нужны.
   - Это мое единственное украшение, самое красивое, что во мне  есть...
- грустно произнес Вузи. - Если я их лишусь, то  стану  просто  чурбаном
четырехугольным.
   - И все же без них мне никак не обойтись, - твердо сказал Оджо и  по-
ведал Вузи печальную историю, приключившуюся с дядей Найди  и  Марголот-
той. Он упомянул, что три волоска - часть того волшебного снадобья,  что
вернет несчастных к жизни.
   Зверь внимательно слушал, и, когда  Оджо  закончил,  Вузи  сказал  со
вздохом:
   - Я всегда держу свое слово. Так уж я устроен. А потому бери три  во-
лоска, и да принесут они тебе удачу. Раз такое приключилось, с моей сто-
роны было бы нехорошо отказать тебе.
   - Спасибо! Огромное спасибо! - воскликнул обрадованный Оджо. - Можно,
я выдерну волоски прямо сейчас?
   - Когда хочешь, - отвечал Вузи.
   Оджо подошел к этому причудливому созданию, ухватился за один волосок
и потянул. Ничего не получилось. Волосок остался где был. Оджо тянул изо
всех сил, но без толку.
   - Что там? - вопрошал Вузи, которого Оджо таскал по всей полянке, пы-
таясь выполнить задуманное.
   - Не отрывается! - проговорил запыхавшийся Оджо.
   - Этого-то я и боялся, - признался зверь. - Тяни сильней!
   - Я тебе помогу, - предложила Лоскутушка и подошла к Оджо. - Ты  тяни
за волосок, я буду тянуть тебя. Вдвоем мы справимся.
   - Погодите! - сказал Вузи и, подойдя к дереву,  крепко  обхватил  его
передними лапами. - Ну, теперь давайте.
   Оджо схватился за волосок обеими руками, а Заплатка обхватила Оджо за
пояс и потянула на себя. Но волосок не отрывался. Вдруг  он  выскользнул
из рук Оджо, и тот с Заплаткой кубарем покатился по полянке. Они перека-
тывались с боку на бок, пока не докатились до каменистой берлоги.
   - Бросайте эту затею, - подал голос Стеклянный Кот, когда Оджо  встал
на ноги и помог подняться Лоскутушке. - Эти волоски не оторвать и десят-
ку сильных мужчин. Похоже, они приклепаны изнутри к шкуре этого чудовища
железными заклепками.
   - Что же мне делать? - расстроено спросил мальчик. - Если я не прине-
су эти волоски Кривому Колдуну, то все остальное, что я должен  достать,
потеряет силу, и мы никогда не вернем жизнь дяде Найди и Марголотте.
   - Тогда им, похоже, крышка, - заметила Лоскутушка.
   - Не беда, - вставил Кот. - Старик и Марголотта не стоят  таких  хло-
пот.
   Но Оджо думал иначе. Он так расстроился, что сел  на  пень  и  горько
заплакал.
   Вузи задумчиво смотрел на Оджо.
   - А почему бы тебе не взять меня с собой? -  наконец  спросил  он.  -
Ведь когда ты вернешься к Колдуну, он найдет способ вырвать волоски.
   Эта идея привела Оджо в восторг.
   - Отлично! - радостно воскликнул он, вскакивая на ноги и отирая  сле-
зы. - Если я доставлю волоски Колдуну, ему не все ли  равно,  на  хвосте
они у Вузи или отдельно!
   - Абсолютно все равно, - поддержал его Вузи.
   - Тогда пошли, - сказал Оджо, подбирая корзинку. - Не будем  мешкать,
ведь мне еще надо отыскать и другие составные части для снадобья.
   Но Стеклянный Кот усмехнулся и спросил насмешливо:
   - Как это ты, интересно, собираешься вывести Вузи из леса?
   Наступило неловкое молчание.
   - Пойдемте к забору, вдруг там найдем выход, - предложила Лоскутушка.
   Путники прошли через лес и подошли к забору.
   - Как вы попали в лес? - спросил Вузи.
   - Перелезли через забор, - ответил Оджо.
   - На это я не способен... - вздохнул Вузи. -  Бегаю  я  быстро:  могу
догнать летящую пчелу, и прыгаю я высоко. Потому-то Жевуны  и  поставили
такой высокий забор. Но лазить по заборам я не умею. И я такой  большой,
что мне не протиснуться снизу.
   Оджо задумался, а потом спросил Вузи:
   - А копать вы можете?
   - Нет, - грустно ответил тот. - У меня на лапах нет когтей. И зубов у
меня нет.
   - Не такой уж вы страшный зверь, - заметила Лоскутушка.
   - Вы бы так не сказали, если бы слышали, как я рычу, - возразил Вузи.
- Мое рычание громом прокатывается по лесам и долинам.  Дети  дрожат  от
ужаса, женщины закрывают лицо передниками, а  крепкие,  сильные  мужчины
разбегаются кто куда. Наверное, в мире нет ничего ужаснее,  чем  рычание
Вузи.
   - В таком случае вы уж, пожалуйста, не рычите, - попросил Оджо.
   - Не бойтесь, я это делаю, только когда гневаюсь. Тогда-то и раздает-
ся мой оглушительный, душераздирающий рык. Кроме того, когда я  сержусь,
глаза мои исторгают огонь, даже если при этом я не рычу.
   - Настоящий огонь? - удивился Оджо.
   - Ну да, а какой же еще, фальшивый? - осведомился Вузи обиженным  то-
ном.
   - Тогда я придумала выход! - закричала Лоскутушка. -  Ведь  забор  из
дерева. И если Вузи подойдет к забору и его глаза начнут  метать  огонь,
забор загорится, и мы все сможем спокойно уйти.
   - Я до этого не додумался, - признался Вузи, - а то давно бы выбрался
из неволи. Но для того, чтобы глаза мои начали исторгать огонь, мне надо
очень рассердиться.
   - А вы постарайтесь, - попросил Оджо.
   - Попробую. А ты скажи мне: "Кризл-Кру! "
   - И тогда вы рассердитесь?
   - Страшно рассержусь.
   - А что это означает? - полюбопытствовала Лоскутушка.
   - Понятия не имею. Но только от этих слов я прихожу прямо-таки в  не-
истовство.
   Он подошел к забору, чуть не упершись головой в доски, а  Оджо  крик-
нул: "Кризл-Кру!" Затем Лоскутушка крикнула: "Кризл-Кру!" Потом Стеклян-
ный Кот промурлыкал: "Кризл-Кру!" Вузи начал дрожать от ярости, и из его
глаз полетели искры. Увидев это, путники закричали "Кризл-Кру!" хором, и
искры посыпались так обильно, что одна из досок загорелась. Пламя  охва-
тило ее целиком, и Вузи, отступив назад, торжествующе воскликнул:
   - Ну вот, полный порядок! Это вы правильно сделали, что крикнули  хо-
ром. Я рассердился до умопомрачения. Хороши были искры, да?
   - Фейерверк, да и только! - восхищенно отозвалась Заплатка.
   Через некоторое время в заборе прогорело такое отверстие,  в  которое
вполне могли пройти все. Потом Оджо отломил большую ветку и с ее помощью
затушил огонь.
   - Не надо, чтобы сгорел весь забор, - сказал он. - А то на огонь при-
бегут фермеры, увидят, что Вузи нет, и сразу кинутся в погоню. Представ-
ляю, как они удивятся, когда узнают, что Вузи сбежал.
   - Уж это точно! - воскликнул Вузи. - Когда они увидят, что меня  нет,
они сильно струхнут, потому как решат: теперь  я  опять  стану  есть  их
пчел, как раньше.
   - Кстати, о пчелах, - сказал Оджо. - Ты должен обещать  мне  не  есть
пчел во время нашего похода.
   - Как? Совсем не есть?
   - Совсем. Иначе ты впутаешь нас в неприятности, а это нам  совершенно
ни к чему. Я буду кормить тебя хлебом с сыром до отвала, но о  пчелах  и
не думай.
   - Ладно, обещаю, - весело сказал Вузи. - А уж если я что-то пообещал,
можете не волноваться: я не подведу. Такой уж я прямой. Я весь сделан из
квадратиков.
   - Не понимаю, причем тут внешний вид! -  фыркнула  Лоскутушка,  когда
они отыскали тропинку и продолжили путешествие. - Разве честность  зави-
сит от внешнего облика?
   - Ну конечно, - решительно отвечал Вузи. - Разве можно было  доверять
вашему Колдуну - вы же сами говорили, что он кривой. Но я,  Вузи,  абсо-
лютно прямой и потому не пойду по кривой дорожке...
   - Но я-то не кривая и не прямая, - не унималась Лоскутушка,  осматри-
вая свою пухленькую фигурку.
   - Да, ты кругленькая, а потому можешь сделать  все,  что  угодно.  Не
сердитесь на меня, дорогая Прелесть, если я отношусь к вам с  подозрени-
ем, но бывает, что снаружи шелк, а внутри щелк!
   Заплатка не поняла этих слов, но у нее возникло  смутное  подозрение,
что у нее самой подкладка из простой материи. Рано  или  поздно  материя
эта сядет, отчего ее фигура сделается приземистой и кособокой,  и  тогда
ей придется кататься с боку на бок по дороге, пока все не станет на свои
места.

   10. КОСМАТЫЙ СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

   Путники снова зашагали по  дорожке.  Вскоре  Кот,  бежавший  впереди,
прискакал к своим товарищам с сообщением, что нашел  дорогу  из  желтого
кирпича. Отряд прибавил шагу, чтобы поскорее увидеть эту знаменитую  до-
рогу.
   Дорога была широкая, но не прямая. Она взбиралась на холмы, сбегала в
долины, петляла между пригорками, словно выбирая путь полегче. Она  была
целиком вымощена ровными, гладкими желтыми  кирпичами,  и  лишь  кое-где
виднелись выбоины, на которых можно было споткнуться, если зазеваешься.
   - Интересно, в какую же сторону нам идти? - подал голос Оджо.
   - А куда вы направляетесь? - спросил Вузи.
   - В Изумрудный Город.
   - Тогда надо идти на запад, - сообщил Вузи. - Я хорошо знаю эту доро-
гу. Сколько раз я гонял по ней за пчелами.
   - А ты когда-нибудь был в Изумрудном Городе? - спросила Лоскутушка.
   - Нет. Как вы могли заметить, я по натуре очень  робкий  и  не  готов
вращаться в таком высоком обществе.
   - Ты боишься людей? - удивилась Лоскутушка.
   - Боюсь людей? Это я-то?! С моим ужасным, душераздирающим рыком?  Ни-
чуточки! Я вообще ничего не боюсь! - заявил Вузи.
   - Чего не могу сказать о себе... - вздохнул Оджо. - Конечно, нам  не-
чего будет бояться в Изумрудном Городе: дядя  Нанди  говорил,  что  Озма
добра и приветлива и готова помочь всем, кто попал в беду. Но  он  также
говорил, что на пути в прекрасный город много всяких опасностей, так что
нам надо беречься.
   - Надеюсь, я не разобьюсь, - чуть дрогнувшим голосом сказал  Стеклян-
ный Кот. - Я, видите ли, довольно хрупок  и  могу  не  выдержать  ударов
судьбы.
   - Если поблекнут мои лоскуточки, у меня разорвется сердце, - сообщила
Лоскутушка.
   - Не уверен, что оно у тебя есть, - заметил Оджо.
   - Тогда у меня полопаются все швы, - отозвалась девушка. - Правда,  у
меня живые цвета, Оджо? - вдруг озабоченно поинтересовалась она.
   - Очень даже живые, особенно когда ты пляшешь, - отозвался тот, а за-
тем, посмотрев перед собой, воскликнул: - Ой, какие чудесные деревья!
   Издалека они выглядели и правда очаровательно,  и  путники  поспешили
как следует рассмотреть их.
   - Да это никакие не деревья! - сказала Лоскутушка. - Это  просто  ог-
ромные растения.
   Так оно и было. Необычные растения, росшие  по  обе  стороны  дороги,
поднимались высоко-высоко - они были в два раза выше Лоскутушки. С  каж-
дого свешивалось по доброму десятку огромных  широких  листьев,  которые
мерно покачивались из стороны в сторону, хотя вокруг не было ни ветерка.
Листья поражали своей окраской. В основе своей они были голубыми, но че-
рез голубизну проступали и другие цвета - желтый, переходивший  в  розо-
вый, фиолетовый, оранжевый, алый, а также коричневый и серый. То и  дело
на голубой поверхности листа проступали эти пятна или  полоски  и  снова
исчезали, а на их месте появлялись новые пятна или полосы - других  цве-
тов и размеров.
   Переливающиеся всеми мыслимыми цветами листья радовали глаз и в то же
время настораживали. Необычное зрелище заставило путников подойти вплот-
ную к растениям и завороженно смотреть на игру красок.
   Внезапно один из листьев наклонился чуть  ниже  обычного  и  коснулся
Лоскутушки. Еще мгновение - и она оказалась  целиком  завернута  в  этот
лист, после чего он снова вернулся в прежнее положение, прихватив с  со-
бой пленницу.
   - Она исчезла! - ахнул Оджо. Ему показалось, что он слышит приглушен-
ные крики Лоскутушки, завернутой в этот коварный лист. Но прежде чем  он
смог сообразить, что предпринять, опустился еще один лист и похожим  ма-
нером подхватил Стеклянного Кота, а потом снова выпрямился.
   - Осторожней! - крикнул Вузи мальчику. - Беги!  Беги  изо  всех  сил,
иначе пропадешь!
   Оджо обернулся на крик и увидел, что Вузи стрелой несется по  дороге.
Но последний лист успел подхватить зверя, и он исчез в его глубинах.
   У мальчика не было возможности спастись бегством. С разных  сторон  к
нему уже тянулись с десяток листьев, и, пока он думал, что делать,  один
из них ухватил его. Тотчас же он оказался в потемках, чувствуя, как  его
приподняло в воздух и стало мерно покачивать вверх и вниз.
   Сначала он пытался вырваться на свободу, крича при этом во  весь  го-
лос:
   - Пустите! Сейчас же пустите!
   Но ни крики, ни попытки выбраться из этой тюрьмы ни к чему не  приве-
ли. Лист крепко держал его в своих объятиях.
   Затем Оджо замолчал и стал размышлять. При мысли о том, что  все  его
друзья оказались, как и он, пленниками, его охватил ужас. Теперь  некому
прийти ему на помощь.
   "Этого следовало ожидать, - всхлипывая, говорил он себе. - Ведь я  же
Оджо Невезучий, и со мной непременно должно было стрястись  нечто  ужас-
ное".
   Оджо уперся обеими руками в лист. Он оказался хоть и мягким, но толс-
тым и прочным. Лист обволакивал его на манер огромной повязки, и Оджо  с
трудом мог шевелить руками и ногами.
   Минуты сменялись часами. Оджо спросил себя, сколько времени он выдер-
жит в таком положении, а также не высасывает ли лист из него соки, чтобы
ими питаться. Мальчик не слышал, чтобы в Стране Оз  кто-то  умирал,  это
так, но, с другой стороны, он знал, что ее жителям случается  терпеть  и
боль и страдания. Больше всего его пугало то, что он может до конца дней
своих остаться пленником этого красивого  листа  и  никогда  не  увидеть
солнца.
   Стенки листа не пропускали никаких звуков. Вокруг Оджо было лишь без-
молвие. Оджо пытался понять, в чем дело: перестала ли кричать Лоскутушка
или просто крики тонули за преградами из листьев. Вскоре, однако, он ус-
лышал нечто вроде свиста. Неужели кто-то насвистывал мелодию? Да,  похо-
же, так оно и было. Оджо узнал мотив, который дядя Нанди часто  напевал.
Хотя звуки были тихими и Оджо едва-едва их  слышал,  мелодия  получалась
складной.
   "А вдруг это насвистывает лист", - подумал Оджо. Но мотив звучал  все
громче и громче, и наконец насвистывающий, похоже, подошел к самому лис-
ту Оджо.
   Внезапно лист стал опускаться, а с ним и Оджо.  Лист  разомкнул  свои
объятия, и мальчик камнем полетел вниз. Он быстро вскочил на ноги и  об-
наружил, что на него смотрит человек, причем такой странной  наружности,
что у Оджо от удивления глаза сделались круглыми.
   Это был большой человек с косматыми усами, косматыми бровями,  косма-
той шевелюрой, но глаза у него были голубые и кроткие. На голове у  него
была зеленая бархатная шляпа с лентой, украшенной драгоценными  камнями,
и косматой бахромой по краям. Тонкие,  хоть  и  залохматившиеся  кружева
служили воротничком рубашки, сюртук с косматыми полами был застегнут  на
бриллиантовые пуговицы. Бархатные штаны были с  бриллиантовыми  пряжками
на коленях, и края у них были опять-таки косматыми. На груди у него кра-
совался медальон с изображением Дороги, принцессы Страны Оз,  а  в  руке
Оджо увидел острый нож, по форме похожий на кинжал.
   - Ой! - воскликнул ошеломленный Оджо, а затем  поспешил  добавить:  -
Кто меня спас?
   - Разве ты не видишь? - улыбнувшись, отвечал человек. - Я, Косматый.
   - Значит, это были вы... - пробормотал мальчик. - Вы избавили меня от
этого страшного листа?
   - Я, и никто другой, - подтвердил Косматый, - но если ты  не  побере-
жешься, мне снова придется спасать тебя.
   Оджо отскочил в сторону, ибо увидел, что к нему потянулись сразу нес-
колько листьев-гигантов, но Косматый засвистел, и листья снова  выпрями-
лись и застыли.
   Человек взял Оджо за руку и, по-прежнему насвистывая,  повел  его  по
дороге между страшных растений. Только когда листья остались позади,  он
прекратил свист.
   - Музыка их завораживает. Пение, свист - неважно, что именно, но  это
заставляет их вести себя прилично. Это  единственное  средство  от  этих
листьев. Я всегда насвистываю, когда прохожу мимо них,  и  они  меня  не
трогают. Сегодня я шел и насвистывал и вдруг увидел, что один  лист  так
сжался, словно в нем что-то есть. Я срезал его  ножом,  и  пожалуйста  -
там, оказывается, сидел мальчик! Большая удача, что я как  раз  проходил
мимо, верно?
   - Вы очень добры, - сказал Оджо. - Большоепребольшое спасибо.  Может,
вы освободите и моих спутников?
   - Каких спутников? - удивился Косматый.
   - Тех, что попали в листья. Во-первых, Лоскутушка...
   - Кто-кто?
   - Кукла, сшитая из лоскутного одеяла. Ее оживили  и  назвали  Заплат-
кой... Потом Стеклянный Кот...
   - Стеклянный?
   - Целиком.
   - И тоже живой?
   - Да, у него к тому же розовые шарики-мозги. И, наконец, Вузи...
   - А это что за существо?
   - Право,  не  могу  его  хорошенько  описать,  -  смущенно  признался
мальчик. - Это очень причудливое животное с тремя волосками  на  хвосте,
что я никак не мог оторвать...
   - Что оторвать-то? Хвост?" - спросил Косматый.
   - Волоски! Но если вы освободите Вузи, то сами увидите, что он  собой
представляет.
   - Это точно, - согласился Косматый, мотая своей косматой головой.
   Снова засвистев мелодию, он  вернулся  назад,  к  растениям,  отыскал
листья, державшие в плену спутников Оджо, и взялся за дело. Срезав  пер-
вый лист, он освободил Заплатку. Увидев ее, он начал смеяться так  весе-
ло, что Лоскутушка сразу полюбила его. А он снял шляпу,  глубоко  покло-
нился и сказал:
   - Милая девочка, ты просто чудо. Я должен непременно познакомить тебя
с моим другом Страшилой.
   Он срезал второй лист и выпустил на волю Стеклянного Кота. Промах так
перепугался, что стрелой полетел прочь и, лишь увидев Оджо,  остановился
и сел рядом с ним, тяжело дыша. Когда же Косматый взмахнул ножом  третий
раз, наземь упал самый большой лист, в котором было что-то  очень  тяже-
лое. Из него выскочил Вузи и опрометью помчался прочь.

   11. ХОРОШИЙ ТОВАРИЩ

   Вскоре весь отряд собрался на дороге из желтого кирпича, подальше  от
красивых, но коварных растений. Косматый оглядел каждого из них по  оче-
реди и, похоже, остался доволен.
   - С тех пор как я живу в Стране Оз, - сказал он, -  много  повидал  я
разных разностей, но такой необычный отряд,  признаться,  вижу  впервые.
Давайте-ка присядем, поговорим и познакомимся.
   - А вы не всегда жили в Стране Оз? - спросил его Оджо.
   - Нет, когда-то я жил в большом Внешнем Мире. Но я попал в Страну  Оз
вместе с Дороги, а Озма позволила мне остаться.
   - Ну и как вам Страна Оз? - спросила Лоскутушка. - Правда, здесь здо-
рово?
   - Это лучшая страна в мире, и я постоянно счастлив в ней,  -  отвечал
Косматый. - Но расскажите мне, кто вы такие.
   Оджо поведал ему историю о том, как он и  дядя  Найди  навестили  дом
Кривого Колдуна, как они встретили там  Стеклянного  Кота,  как  оживили
Лоскутушку и что приключилось с дядей Найди и  Марголоттой.  Оджо  также
рассказал, что отправился в путешествие, чтобы отыскать  пять  составных
частей для снадобья, которое вернет к жизни мраморные статуи, и три  во-
лоска из хвоста Вузи - одна такая часть.
   - Мы отыскали Вузи, - рассказывал мальчик, - и он согласился  пожерт-
вовать тремя волосками, но мы не смогли их оторвать. Поэтому мы захвати-
ли Вузи с нами.
   - Понятно, - отозвался Косматый, с живым интересом внимавший Оджо.  -
Но я - большой и сильный. Может, мне удастся вырвать эти волоски?
   - Попробуйте, если хотите, - сказал Вузи.
   Косматый попробовал, но, как он ни старался, ничего у него не  вышло.
Поэтому он, отдуваясь, сел на траву и, вытирая свою косматую  физиономию
лохматым шелковым платком, сказал Оджо:
   - Не беда. Если ты достанешь все остальное и не  потеряешь  Вузи,  то
можешь отвести его к Колдуну, а тот уж догадается, как получить волоски.
А что тебе еще нужно?
   - Во-первых, клевер с шестью лепестками.
   - Его ты найдешь в лугах возле Изумрудного Города, - сказал Косматый.
- Вообще-то, есть закон, запрещающий рвать такой клевер,  но  я  надеюсь
уговорить Озму разрешить тебе это.
   - Спасибо, - сказал Оджо. - Во-вторых, еще нужно левое крылышко  жел-
той бабочки.
   - Для этого следует отправиться в Страну Мигунов. Я, правда, не видал
там бабочек, но это желтая страна, а правит там мой хороший друг, Желез-
ный Дровосек.
   - Я о нем слышал, - сказал Оджо. - Это, должно быть, удивительный че-
ловек.
   - Да, и сердце у него удивительной доброты.  Не  сомневаюсь,  что  он
сделает все, дабы помочь тебе вызволить из беды дядю Нанди и Марголотту.
   - Затем мне нужно добыть фляжку воды из темного колодца.
   - Правда? Это может оказаться непросто! - сообщил Косматый, озадачен-
но почесывая левое ухо. - Никогда не слыхал о таком колодце. А вы?
   - И мы нет, - сказал Оджо.
   - И ты не знаешь, где он может находиться? - спросил Косматый.
   - Понятия не имею, - сказал Оджо.
   - Надо спросить Страшилу.
   - Страшилу? Но что может знать какое-то огородное чучело?!
   - Большинство из них и правда не знают ничегошеньки, - отвечал Косма-
тый. - Но Страшила, о котором я упомянул, очень умен. Если кто-то в этой
стране и знает, где отыскать темный колодец, то этот человек -  как  раз
мой друг Страшила. Говорят, у него лучшие мозги во всей Стране Оз.
   - Лучше, чем мои? - спросила Лоскутушка.
   - Лучше, чем мои? - вторил ей Стеклянный Кот. -  Мои,  между  прочим,
розовые, и все могут видеть, как они работают.
   - Мозги Страшилы вы не увидите, - сказал Косматый, - но они  работают
очень даже неплохо.
   - А где он живет? - спросил Оджо.
   - У него прекрасный замок в Стране Мигунов, неподалеку от  замка  его
старого приятеля, Железного Дровосека, но он часто приезжает в  Изумруд-
ный Город повидать Дороти, которая живет в королевском дворце.
   - Тогда мы и спросим у него насчет колодца, - сказал Оджо.
   - А что еще нужно Кривому Колдуну? - осведомился Косматый.
   - Капля масла с тела живого человека.
   - Но этого не бывает.
   - Я тоже так думал, - сказал Оджо, - но Кривой  Колдун  уверил  меня,
что если бы этого не было, то в рецепте снадобья об этом не было  бы  ни
слова. Раз так, то мне надо во что бы то ни стало отыскать эту каплю.
   - Я, конечно, желаю тебе удачи, -  проговорил  Косматый,  недоверчиво
качая своей косматой головой, - но думаю, что задача перед  тобой  труд-
ная. В живом человеке есть только кровь, а никакого масла нет.
   - А во мне - вата, - сообщила Лоскутушка, пританцовывая.
   - Я в этом и не сомневаюсь, - сказал Косматый. - Ты просто прелесть и
такая красавица, какую можно только скроить из лоскутков. Если тебе чего
и не хватает, так это умения держаться с достоинством.
   - Ненавижу умение держаться с достоинством! - фыркнула девушка, подб-
расывая камешек высоко-высоко и пытаясь затем поймать его на лету. - По-
ловина дураков и все мудрецы держат себя с достоинством, но я не принад-
лежу ни к тем ни к другим.
   - Она сумасшедшая, - пояснил Стеклянный Кот.
   - Она восхитительна! - засмеялся Косматый. - Я уверен, что она понра-
вится Дороти, а уж Страшиле и подавно. Так вы, значит,  направляетесь  в
Изумрудный Город?
   - Да, - ответил Оджо. - Я думаю, лучше начать с него. Ведь там растет
клевер-лпестилистник.
   - Я пойду с вами, - сказал Косматый, - и буду показывать вам дорогу.
   - Вот спасибо! - обрадовался Оджо. - Но мы не нарушили ваши планы?
   - Нет, - отвечал Косматый. - Я бродил просто так. Всю  свою  жизнь  я
был бродягой, и, хотя Озма и отвела для меня  роскошные  покои  в  своем
дворце, время от времени меня охватывает тяга к странствиям и я пускаюсь
в путешествие по стране. На этот раз я  покинул  Изумрудный  Город  нес-
колько недель назад, а теперь, повстречав вас, я с удовольствием провожу
вас в столицу Страны Оз и познакомлю со своими друзьями.
   - Очень любезно с вашей стороны, - поблагодарил его Оджо.
   - Надеюсь, ваши друзья не из тех,  кто  держится  с  достоинством?  -
спросила Лоскутушка.
   - Кто держится, а кто нет, - последовал ответ. - Я не критикую  своих
друзей. Если они настоящие, верные друзья, то пусть ведут себя так,  как
им больше нравится.
   - Разумно, - признала Лоскутушка, качая своей смешной головой в  знак
одобрения. - Но давайте двигаться, надо поскорее  попасть  в  Изумрудный
Город. - И с этими словами она, приплясывая, пустилась по дороге, а  по-
том остановилась, чтобы подождать всю компанию.
   - Отсюда до Изумрудного Города путь неблизкий, - заметил Косматый.  -
Мы не попадем в него ни сегодня ни завтра. А  потому  давайте  не  будем
спешить. Я старый путешественник и давно усвоил простую  истину:  поспе-
шишь - людей насмешишь. Мой девиз: не суетиться. А если вы не можете  не
суетиться, то хотя бы суетитесь поменьше.
   Они зашагали по дороге из желтого кирпича, но  вскоре  Оджо  объявил,
что проголодался и хотел бы сделать привал. Он предложил хлеба  с  сыром
Косматому, но тот поблагодарил и отказался.
   - Когда я пускаюсь странствовать, - пояснил он, -  то  беру  с  собой
столько еды, чтобы мне хватило на несколько недель. Пожалуй,  я  позволю
себе немного подкрепиться из моих запасов, раз уж мы остановились.
   С этими словами он извлек из кармана бутылочку, из которой  вытряхнул
на ладонь таблетку величиной с ноготь Оджо.
   - Это, - пояснил Косматый, - плотный обед в  концентрированном  виде.
Изобретение знаменитого профессора Кувыркуна  из  Королевского  Колледжа
Атлетических Искусств. В этой таблетке содержатся суп, рыба, жареное мя-
со, салат, пирожки с яблоками, мороженое с шоколадной подливкой. Но  все
сгущено до такой вот таблетки. Проголодался - съел  ее,  и  порядок.  Ты
плотно поел.
   - Дай-ка мне попробовать, - попросил Вузи.
   И Косматый тотчас же вытряхнул на ладонь еще одну таблетку и протянул
зверю. Тот проглотил ее в мгновение ока.
   - Ты съел обед из шести блюд, - пояснил Косматый.
   - Тьфу! - произнес неблагодарный Вузи. - Я не  почувствовал  никакого
вкуса. От такой еды никакого удовольствия.
   - Мы едим, чтобы поддерживать жизнь в  нашем  теле,  -  наставительно
произнес Косматый, - и от этой таблетки пользы столько же, сколько и  от
обычного обеда.
   - Ну и что! Я люблю пожевать пищу, насладиться ее вкусом, -  не  сда-
вался Вузи.
   - Ты ошибаешься, мой бедный друг-зверь, -  с  жалостью  объяснял  ему
Косматый. - Ты только подумай, как устали бы твои челюсти  жевать  столь
обильный обед. А его сконцентрировали до маленькой  таблеточки,  которую
ты проглотил одним махом, - и порядок!
   - Жевать не утомительно, а приятно, - возразил Вузи. - Я всегда  тща-
тельно прожевывал пчел, когда они мне попадались. Дай-ка мне, Оджо, хле-
ба с сыром.
   - Что ты! Что ты! Ты и так съел большой обед! - замахал руками Косма-
тый.
   - Может быть, - отрезал Вузи, - но я попробую обмануть себя и немного
пожую хлеба с сыром. Наверное, я и правда наелся, если в  этой  таблетке
действительно содержится все то, о чем ты говорил. Но  в  еде  для  меня
главное - это вкус, и я хочу знать, что же именно я ем.
   Оджо исполнил просьбу зверя, но Косматый  укоризненно  покачал  своей
косматой головой и сказал, что не встречал  такого  упрямого  животного,
как Вузи.
   Тут они услышали топот, и перед ними предстал  Граммофон.  Похоже,  с
тех пор, как они расстались, на его долю выпало немало приключений,  ибо
полировка на столике потускнела, а на дереве появились трещины и царапи-
ны, придававшие музыкальному ящику малоприятный вид.
   - Господи! - воскликнул Оджо, не спуская глаз с Граммофона. -  Что  с
тобой приключилось?
   - Ничего особенного, - отвечал тот унылым, печальным голосом. - После
того как мы расстались, в меня швыряли такое количество  предметов,  что
их хватило бы на хороший универмаг.
   - Тебя поломали и ты больше не можешь играть? - спросила Лоскутушка.
   - Нет, я по-прежнему могу услаждать слух окружающих прекрасной  музы-
кой. Как раз на мне сейчас отличная пластинка, - сообщил Граммофон, явно
повеселев.
   - Плохо, - заметил Оджо. - Против тебя как машины мы ничего не имеем,
но вот то, что ты - машина музыкальная, нас сильно огорчает.
   - Зачем же, по-твоему, меня вообще изобрели? - обиженно спросил тот.
   Все стали вопросительно переглядываться, но никто не знал  ответа  на
этот каверзный вопрос. Наконец Косматый сказал:
   - А я бы послушал, как играет Граммофон.
   - Все это время мы были очень счастливы... - вздохнул Оджо.
   - Понимаю. Но отдельные мелкие несчастья  позволяют  особенно  ценить
счастливые минуты. Скажи-ка, друг Фонни, что за пластинка на тебе?
   - Популярная песня. Во всех цивилизованных странах люди  от  нее  без
ума.
   - Значит, она превращает людей цивилизованных в  людей  безумных?  Но
это же опасно!
   - Они без ума от радости, - поспешил пояснить Граммофон. -  Послушай-
те. Вы будете в восторге. Благодаря ей ее автор стал богатым  человеком.
Называется она "Моя Лулу".
   И Граммофон заиграл. Сначала послышались прерывистые, причудливые ак-
корды, а затем мужской и весьма гнусавый голос запел:
   Я люблю свою Лулу.
   Как ночь, черную Лулу!
   Для меня она
   Во всем мире одна-а-а!
   - Эй, прекрати сейчас же! - закричал Косматый, вскакивая на  ноги.  -
Что это за безобразие?
   - Это самая модная песня, - угрюмо отозвался Граммофон. - Страшно по-
пулярная!
   - Популярная?
   - Ну да. Из тех, слова которых запоминают даже  слабоумные,  а  мотив
могут пропеть или просвистеть и те, кому медведь на ухо наступил.  Пото-
муто такие песни и популярны. Настанет время,  когда  они  вытеснят  все
прочие.
   - Пока, к счастью, время это еще не настало, по крайней мере у нас, -
сказал Косматый суровым тоном. - Я и сам немного пою и не потерплю, что-
бы меня брали за горло темные личности вроде Лулу. Сейчас я разберу тебя
на части, господин Фонни, и разбросаю их по лесам и долам этой страны во
спасение тех, кого ты можешь повстречать, если тебе и впредь будет  поз-
волено разгуливать на свободе. Исполнив этот тяжкий долг, я...
   Но не успел он докончить фразу, как Граммофон сорвался с места и стал
улепетывать прочь. Вскоре он исчез из виду. Косматый снова сел на траву.
Вид у него был довольный.
   - Кто-то другой, похоже, выполнит за меня разборку Граммофона, -  ус-
мехнулся он, - ибо такой музыкальный ящик вряд ли долго протянет в Стра-
не Оз. Как отдохнете, друзья, давайте пойдем дальше.
   Путешественники шли по диким, безлюдным местам. Поля  не  обрабатыва-
лись, да и за дорогой из желтого кирпича никто не  присматривал,  отчего
выбоины попадались все чаще и идти было нелегко. По  обеим  ее  сторонам
рос низкий колючий кустарник, потом стали  попадаться  большие  камни  и
скалы.
   Но Оджо и его друзья продвигались к цели, за шутками и веселым разго-
вором забывая тяготы пути. К вечеру они пришли к скале, из  которой  бил
прозрачный родник. Рядом стояла заброшенная хижина. Косматый остановился
и сказал:
   - Пожалуй, стоит остановиться на ночлег здесь: тут и крыша над  голо-
вой, и вода. Дальше дорога будет неважной, и главные трудности у нас еще
впереди. Так что давайте переждем до утра.
   Так и решено было сделать, и Оджо, отыскав в хижине хворост, развел в
очаге огонь. Это привело в восторг Лоскутушку, которая принялась  танце-
вать перед очагом, пока Оджо не предупредил ее быть повнимательней и  не
поджечь себя. После этого Лоскутушка  стала  держаться  на  почтительном
расстоянии от огня. А Вузи улегся перед самым очагом, словно большая со-
бака, и наслаждался теплом.
   На ужин Косматый съел очередную таблетку, но Оджо  предпочел  подкре-
питься хлебом с сыром, угостив и Вузи.
   Наступила темнота, и путники сели в кружок у огня на полу - мебели  в
хижине не было. Оджо попросил Косматого:
   - Вы нам не расскажете какую-нибудь историю?
   - Я не мастер рассказывать, - услышал он в ответ, - но  зато  я  пою,
как птичка.
   - Как ворона? - осведомился Стеклянный Кот.
   - Как певчая птица. Сейчас я попробую это доказать. Я спою вам  песню
собственного сочинения. Только никому не говорите, что я поэт, а  то  от
меня потребуют, чтобы я написал книгу. И не рассказывайте, что я пою,  а
то меня заставят напеть пластинку для этого  кошмарного  Граммофона.  На
это у меня нет времени. Лучше я спою эту песенку для вас.
   Я спою песню о волшебной Стране Оз,
   Где полно людей, зверей, фруктов и роз,
   Где живут волшебники и чудеса творят,
   Но жители спокойно об этом говорят.
   Страной правит Озма, юная прелестная фея,
   Добро любя и зло покарать умея.
   Она умна и справедлива,
   И подданные ее живут счастливо.
   Ее друзья - Дороти из Канзаса,
   Где чудес немного, зато проблем масса,
   А также Страшила, сделанный из соломы,
   Но у него ума палата или же хоромы.
   И знаменитый Железный Дровосек,
   Добрым сердцем прославившийся навек.
   Профессор Кувыркун - вроде бы просто жук,
   Но он сильно увеличен и науки друг.
   Джек Тыквоголовый выращивает свои головы в огороде
   И, как и Деревянный Конь, любим во дворце и в народе.
   Трусливый Лев всегда от страха дрожит,
   Когда на врагов громогласно рычит.
   Может, ему и не хватает отваги,
   Но его подвиги не описать на бумаге.
   Голодный Тигр мечтает съесть ребенка,
   Но его кормят другой пищей - до отвала, как слоненка.
   Механический человек Тик-Ток
   Ходит, говорит, думает, если завести его впрок.
   Я готов и прочих обитателей Страны Оз назвать,
   Только как бы слушателям от этого не устать...
   Упомяну лишь Желтую Курицу Биллину и девять поросят,
   Что в золотом свинарнике сидят.
   А теперь наш музей пополнился Котом из стекла,
   Зверем Вузи и Лоскутушкой, что всех с ума свела.
   Оджо так понравилась песня, что он громко захлопал в  ладоши.  Лоску-
тушка последовала его примеру, но ее набитые ватой  ладони  не  издавали
звуков. Кот затопал по полу своими стеклянными лапами - осторожно, чтобы
не разбить их, а Вузи, который успел задремать, проснулся и спросил, что
случилось.
   - Я редко пою на публике, боюсь, как бы  меня  не  попросили  открыть
оперу, - признался Косматый. Ему было приятно, что его усилия оценили по
достоинству. - Голос у меня сегодня, правда, не в лучшей форме, но...
   - Скажите, эти странные люди и звери и правда живут в  Стране  Оз?  -
спросила Лоскутушка.
   - Все до одного. Я даже забыл Розового Котенка Дороти.
   - Господи! - воскликнул Кот, привстав от любопытства. - Розовый Коте-
нок? Из стекла?
   - Нет, из плоти и крови.
   - А, тогда это неинтересно. У меня у самого розовые мозги.
   - А котенок Дороти весь розовый, только глаза у него  голубые.  Зовут
его Эврика. Всеобщий любимец в королевском дворце, - сообщил Косматый  и
зевнул.
   Стеклянный Кот был явно недоволен.
   - Что же, по-вашему, выходит, простой котенок красивее меня?
   - Не знаю. Кому что нравится, - снова зевнув, отвечал Косматый. -  Но
могу дать совет. Подружись с Эврикой, и хорошее отношение во дворце тебе
обеспечено. Ну а если он тебя невзлюбит, смотри!..
   - Неужели кто-то во дворце способен разбить Стеклянного Кота?
   - Всякое может случиться. Мой тебе совет - тихо мурлыкай и больше по-
малкивай. А теперь я хочу спать.
   Промах так старательно обдумывал совет Косматого, что его розовые ша-
рики-мозги крутились долго после того, как все остальные заснули.

   12. ГИГАНТСКИЙ ДИКОБРАЗ

   Проснувшись пораньше, путники снова зашагали  по  дороге  из  желтого
кирпича к Изумрудному Городу.
   Местность, по которой они шли, была по-прежнему безлюдной. Вокруг бы-
ли сплошные скалы и редко-редко попадались отдельные кусты или  деревья.
Оджо обратил внимание на одно такое дерево, потому что у него была  кра-
сивая крона и длинные шелковистые листья. Ему хотелось понять, растут ли
на нем плоды или прекрасные цветы.
   Внезапно до него дошло, что он разглядывает его долго -  добрых  пять
минут, а дерево по-прежнему находится перед ним, хотя Оджо продолжал ша-
гать по дороге. Тогда он остановился. К его великому изумлению,  дерево,
как весь окружающий пейзаж, продолжали двигаться вместе с его  спутника-
ми, удаляясь от него все дальше и дальше.
   Оджо так громко вскрикнул от удивления, что Косматый,  услышав  крик,
тоже остановился. Вскоре и остальные последовали его примеру и вернулись
к стоявшему неподвижно Оджо.
   - Что стряслось? - спросил Косматый.
   - Мы шагаем, шагаем, но все равно остаемся на месте. А теперь,  когда
мы остановились, мы и вовсе движемся назад. Посмотрите на тот камень!
   Лоскутушка поглядела себе под ноги и сказала:
   - Желтые кирпичи стоят на месте.
   - Зато дорога движется, - возразил Оджо.
   - Верно, - согласился Косматый. - Она на такое способна, но  я  заду-
мался и забыл, где мы сейчас.
   - Она отправит нас туда, откуда мы начали путь! - взволнованно  воск-
ликнул Оджо.
   - Нет, - возразил Косматый. - Я знаю, как справиться с дорогой. Я бы-
вал в этих краях. Повернитесь и идите назад.
   - И что толку? - недоверчиво спросил Стеклянный Кот.
   - Делайте, как я сказал, и все поймете, - отозвался Косматый.
   Путники развернулись и зашагали в обратном направлении.  Вскоре  Оджо
заметил, что они оставили позади то дерево, что привлекло его внимание.
   - И долго нам так шагать? - спросила Лоскутушка, которая  то  и  дело
спотыкалась, падала и первая же смеялась над своими неудачами.
   - Еще немного, - уверил ее Косматый.
   Через несколько минут он велел отряду развернуться и идти вперед. Они
послушались и почувствовали, что ступают по твердой земле.
   - Дело сделано, - провозгласил Косматый. -  Немножко  надоедает  идти
задом наперед, но что поделаешь. Только так можно преодолеть  эту  часть
пути. Тут дорога начинает фокусничать и тащит назад  того,  кто  на  нее
ступает.
   С удвоенной энергией они зашагали по желтым кирпичам, и вскоре дорога
привела их к небольшому холму. Теперь по обе ее стороны поднимались поч-
ти отвесные склоны. Они шли, болтая как ни в чем  не  бывало,  но  вдруг
Косматый схватил одной рукой Оджо, другой Лоскутушку и крикнул:
   - Стойте!
   - Что случилось? - удивился Стеклянный Кот.
   - Глядите! - сказал Косматый, указывая пальцем вперед.
   Посредине дороги лежал неподвижно  какой-то  предмет,  весь  покрытый
острыми и длинными, как стрелы, иголками. Туловище  создания  напоминало
бочонок, но длинные иголки делали его раза в четыре больше.
   - Ну и что? - спросила Лоскутушка.
   - А то, что это Чиз, который хозяйничает в этих местах.
   - Чиз? Кто он такой?
   - По-моему, просто дикобраз-переросток, но в Стране  Оз  его  считают
злым духом. Он отличается от обычного дикобраза тем, что умеет  стрелять
иголками. В этом-то и состоит его опасность. Если мы подойдем ближе,  он
даст иголочный залп и может нас сильно поранить.
   - Тогда зачем нам подходить близко? - удивилась Лоскутушка.
   - А я его не боюсь, - сказал Вузи. - Этот Чиз, наверное, трусоват, и,
если я издам свой страшный, жуткий рык, он испугается до  потери  созна-
ния.
   - Ты умеешь рычать? - спросил Косматый.
   - Да, и это самое страшное, на что я способен, - сказал Вузи  не  без
гордости. - Мой рык может посрамить землетрясение и выставить на  посме-
шище гром. Если я как следует рявкну, этот ваш Чиз решит, что мир раско-
лолся пополам и обломки стукнулись о солнце и луну. А  потом  он  задаст
стрекача.
   - Ты нам окажешь большую услугу, - сказал Косматый. - Давай рычи!
   - Но мой жуткий рык может испугать и вас, а  если  у  вас  неважно  с
сердцем, это может плохо кончиться.
   - Так-то оно так, но придется рискнуть, - сказал Косматый.  -  Мы-то,
по крайней мере, предупреждены, но Чиза твой рык застанет врасплох, и он
струхнет.
   Вузи, все еще колеблясь, сказал:
   - Вы мне нравитесь, и я не хочу вас пугать.
   - Рычи! - сказал Оджо.
   - А вдруг вы оглохнете?
   - Даже если такое случится, мы не обидимся на тебя.
   - Ну ладно, - решительно произнес Вузи и сделал шаг вперед. Он  огля-
нулся и спросил: - Вы готовы?
   - Готовы! - хором отвечал отряд.
   - Тогда заткните уши и возьмите себя в руки. Итак... - Вузи повернул-
ся к Чизу, широко раскрыл рот и пискнул:
   - Уи-и-и!
   - Ты давай рычи, а не пищи, - велела Лоскутушка.
   - Так я рычал! - удивленно отозвался Вузи.
   - Это ты называешь рыком?! - воскликнула девушка.
   - Это самый жуткий, страшный, невероятный рык, что когда-либо  разда-
вался под этими небесами, на суше и на море! - запротестовал Вузи. - Как
это вы так хорошо его выдержали? Неужели земля не затряслась у  вас  под
ногами? Чиз, наверное, напугался до смерти.
   Косматый весело расхохотался.
   - Бедняга Вузи! - воскликнул он. - Твой рык не испугает и мухи!
   Вузи был явно смущен и удивлен. Он опустил голову в печали и  досаде,
но вскоре сказал с новой уверенностью:
   - Но мои глаза могут метать огонь. И  неплохой  огонь.  Его  хватило,
чтобы поджечь забор.
   - Верно, - подтвердила Лоскутушка. - Я видела это собственными глаза-
ми. Но твой душераздирающий рык похож на жужжание жука  или  на  сопение
Оджо, когда он спит.
   - Может, я заблуждался насчет моего рыка... - кротко согласился Вузи.
- Мне-то он казался страшным и грозным, но, похоже, это оттого,  что  он
раздавался у самых моих ушей.
   - Не беда, - утешительно заметил Оджо. - Ты зато умеешь метать  огонь
из глаз. Мало кто на такое способен.
   Пока они стояли и думали, что предпринять, Чиз проснулся. И  внезапно
воздух почернел от стрел-иголок, полетевших в сторону отряда, -  так  их
было много. Лоскутушка поняла, что они подошли слишком близко, и  поспе-
шила встать перед Оджо - и вовремя. В нее сразу вонзилось столько стрел,
что она стала напоминать мишень в балаганах на ярмарках.  Косматый  упал
ничком, чтобы избежать атаки, но одна стрела угодила ему в ногу. Что ка-
сается Стеклянного Кота, то стрелы отскакивали от него, не причиняя  ему
ни малейшего вреда, да и у Вузи шкура была слишком толстой, чтобы стрелы
могли ее продырявить.
   Когда атака закончилась, все подбежали к Косматому, который  лежал  и
громко стонал. Лоскутушка наклонилась и вытащила стрелу. После чего Кос-
матый поднялся, подскочил к Чизу, поставил ногу ему на шею и взял его  в
плен. Теперь туловище гиганта дикобраза было гладким, как  кожа,  только
на месте бывших иголок зияли дырки. Он выстрелил всеми иголками, не  ос-
тавив себе ни одной.
   - Пусти! - сварливо крикнул он Косматому. - Как ты смеешь ставить но-
гу на самого Чиза?
   - Это только цветочки, дружище, - отвечал тот. - Ты слишком давно ме-
шал людям ходить по этой дороге, и теперь я решил положить тебе конец.
   - Ничего у тебя не выйдет, - возразил дикобраз. - Меня нельзя  убить,
и ты это прекрасно знаешь!
   - Может быть... - огорченно протянул Косматый. - Мне об  этом  что-то
говорили. Но если я отпущу тебя с миром, что ты станешь делать?
   - Подберу свои иголки, - угрюмо пробурчал Чиз.
   - И снова станешь обстреливать ими путников? Нет, так дело не пойдет!
Обещай, что перестанешь этим заниматься.
   - Ничего обещать не буду, - отчеканил Чиз.
   - Почему это?
   - Потому что такая уж у меня натура. Каждое животное должно поступать
в соответствии со своей природой. Если бы мне было не положено  стрелять
иголками, у меня их не было бы. Так что просто лучше  вам  держаться  от
меня подальше.
   - Ты в чем-то прав, - задумчиво признал Косматый, -  но  те,  кто  не
знает, кто ты такой, не смогут держаться от тебя подальше. Разве не так?
   - Вот что я придумала, - подала голос Заплатка, вытаскивавшая  стрелы
Чиза из своего тела. - Давайте заберем все иголки с собой, и Чизу  нечем
будет стрелять.
   - Неплохая мысль, - согласился Косматый. - Вы с Оджо собирайте  игол-
ки, а я подержу Чиза, а то он, глядишь, изловчится подобрать свое оружие
и опять примется за старое.
   Заплатка и Оджо собрали все иголки и уложили их в узелок, чтобы удоб-
ней было нести. Теперь Чиз был не опасен, и Косматый отпустил его.
   - Подлый трюк! - проворчал Чиз. - Что бы ты  сказал,  Косматый-Лохма-
тый, если бы я отнял у тебя твои лохмы?
   - Если бы я кидался ими в путников, то ты бы правильно сделал, -  ус-
мехнулся тот.
   Сердитый и огорченный, Чиз так и остался лежать на  дороге,  а  отряд
двинулся дальше. Косматый прихрамывал - рана давала о себе знать,  да  и
Заплатка ворчала, что стрелы понаделали дырок в ее пестром наряде.
   Когда путники поравнялись с большим плоским камнем, Косматый  сел  на
него, а Оджо стал рыться в корзинке, разглядывая талисманы, которые вру-
чил ему Кривой Колдун.
   - Я - Оджо Невезучий, - жалобно  говорил  мальчик.  -  Из-за  меня  и
повстречался нам этот противный дикобраз. Но кто знает, вдруг  тут  есть
какое-то средство от ран.
   Тотчас же ему попался амулет с ярлычком: "От  телесных  повреждений".
Это был невзрачный корешок, но Оджо потер им ранку на ноге Косматого,  и
она тотчас же затянулась. Нога снова сделалась целой и невредимой.
   - Потри и мои лоскутки, - попросила Заплатка.
   Оджо так и сделал, но дырки не исчезли.
   - Тебе нужны другие талисманы, - сказал ей Косматый. - Нитка и  игол-
ка. Но ты не расстраивайся, эти дырки тебя вовсе не портят.
   - Но в них будет дуть ветер, а я не хочу, чтобы люди подумали, что  я
ветреная особа, - возразила Лоскутушка.
   Отряд снова двинулся в путь. Вскоре они подошли к  небольшому  пруду.
Привязав к узелку с иголками Чиза камень, они бросили его в мутную воду,
и он сразу пошел ко дну.

   13. ЛОСКУТУШКА И СТРАШИЛА

   Постепенно дорога сделалась приятнее, и стали попадаться  плодородные
земли. Но домов по-прежнему не было видно. Друзья поднимались на холмы и
спускались в долины. Оказавшись на вершине одного такого  холма,  друзья
вдруг увидели перед собой высокую стену, которая простиралась направо  и
налево, как им показалось, до бесконечности. Дорога подвела их к воротам
из прочных железных прутьев. Они были заперты на большой заржавевший за-
мок.
   - Здесь мы, похоже, и остановимся, - сказала Лоскутушка.
   - Верное предположение, - согласился Оджо. - Кажется, здесь уже давно
никто не проходил.
   - Это тебе только кажется, - со смехом поправил его Косматый. - И эта
преграда - одна из наиболее сбивающих с толку вещей в Стране Оз.
   - Так или иначе, дальше нам не пройти, - сказала Лоскутушка. - У  во-
рот нет привратника, а у нас нет ключа от замка.
   - Действительно, - сказал Оджо, подойдя вплотную к воротам и загляды-
вая через железные прутья. - Что нам теперь делать, Косматый? Если бы  у
нас были крылья, мы бы перелетели через ограду, но крыльев у нас  нет  и
перелезть нам не удастся. А если я не попаду в Изумрудный  Город,  я  не
смогу помочь дяде Найди.
   - Все правильно, - сказал Косматый, - только я преодолевал эту  прег-
раду, и не раз.
   - Как? - хором спросили его путники.
   - Сейчас увидите, - сказал Косматый.
   Он велел Оджо встать перед воротами, а  Лоскутушку  поставил  за  его
спиной, велев ей положить руки на плечи Оджо. За Лоскутушкой он поместил
Вузи, ухватившегося ртом за край юбки Лоскутушки. Замыкал  эту  вереницу
Стеклянный Кот, уцепившийся зубами за кончик хвоста Вузи.
   - Теперь, - распорядился Косматый, - вы должны крепко  зажмуриться  и
открыть глаза, только когда я вам велю.
   - Как же мне зажмуриться, если у меня вместо глаз пуговицы? - спроси-
ла Лоскутушка.
   Тогда Косматый завязал ей глаза-пуговицы своим носовым платком и  еще
раз напомнил остальным, что они должны закрыть глаза так,  чтобы  ничего
не было видно.
   - Мы будем играть в жмурки, да? - спросила Заплатка.
   - Тихо! - скомандовал Косматый. - Все готовы? Тогда - за мной!
   Взяв Оджо за руку, он подвел его по дороге из желтого кирпича к воро-
там. За Оджо последовали все остальные, ожидая вот-вот упереться  в  же-
лезные ворота. Косматый тоже закрыл глаза. Он шел впереди и после  того,
как вслух отсчитал сто шагов, остановился и сказал:
   - Теперь можете открыть глаза!
   Путники послушались и, к своему  огромному  удивлению,  увидели,  что
стена и ворота остались позади, а перед ними зеленели поля.
   - Эта стена - оптический обман, - пояснил  Косматый.  -  Она  кажется
настоящей, если на нее смотреть, но если закрыть глаза, то она исчезает.
Так бывает часто со злом в нашей жизни: оно вроде бы существует, но  это
только кажется. Эта стена - или то, что нам показалось стеной, - отделя-
ет земли Жевунов от Зеленой Страны, окружающей Изумрудный Город, который
находится в самом центре Страны Оз. Через Страну Жевунов  к  Изумрудному
Городу ведут две дороги из желтого кирпича. Мы пошли по лучшей  из  них.
Дороти как-то выбрала вторую и столкнулась с  большими  опасностями.  Но
теперь все наши невзгоды кончились. Еще день пути - и  мы  в  Изумрудном
Городе.
   Это известие вселило новые силы в путешественников.  Часа  через  два
они остановились у домика фермера. Люди там оказались  гостеприимными  и
пригласили их отобедать. Они смотрели на Лоску  тушку  хоть  и  с  любо-
пытством, но без большого удивления: они привыкли к тому, что  в  Стране
Оз попадаются самые необычные существа.
   Хозяйка вооружилась ниткой с иголкой и заштопала дырки от иголок  ди-
кобраза, после чего Лоскутушка решила, что снова выглядит писаной краса-
вицей.
   - Тебе бы надо носить шляпку, - посоветовала хозяйка,  -  тогда  твое
лицо не полиняет и не выгорит на солнце. У меня в сундуке есть кое-какие
лоскутки и обрывки материи, и, если ты подождешь  день-другой,  я  сошью
тебе шляпку.
   - Спасибо за предложение, но нам некогда, -  отвечала  Лоскутушка.  -
Пока я что-то не заметила, чтобы мое лицо выгорело.
   - Это верно, - согласилась хозяйка. - Несмотря на долгое путешествие,
выглядишь ты отменно.
   Дети хотели, чтобы Стеклянный Кот остался с ними, но Промаху не  тер-
пелось узнать, чем закончатся похождения Оджо, и он не  пожелал  принять
их предложение.
   - Дети могут заиграться, - пояснил он Косматому, - и хотя  здесь  мне
нравится куда больше, чем у Кривого Колдуна, мальчишки и девчонки быстро
превратят меня в груду осколков.
   Отдохнув, они снова двинулись в путь. Чем ближе они подходили к Изум-
рудному Городу, тем красивей становились места и ровней  дорога.  Посте-
пенно Оджо перешел на зеленую лужайку, что тянулась вдоль дороги, и шел,
внимательно глядя себе под ноги.
   - Что ты ищешь? - спросила Заплатка.
   - Клевер с шестью лепестками.
   - Не делай этого! - предупредил его Косматый. -  Рвать  такой  клевер
запрещено законом. Подожди, пока Озма не разрешит тебе это.
   - Она и не узнает! - отвечал мальчик.
   - Озма знает очень многое, - возразил Косматый. -  У  нее  во  дворце
есть Волшебная Картина, которая показывает ей ту часть  Страны  Оз,  где
появились странники. Возможно, как раз сейчас она наблюдает за нами.
   - Она что, всегда смотрит на Волшебную Картину?
   - Нет, конечно, у нее много других дел, но не исключено, что она  как
раз сейчас смотрит на нас.
   - Подумаешь! - упрямо возразил Оджо. - Озма - всего лишь девочка.
   Косматый удивленно посмотрел на Оджо.
   - Если ты хочешь помочь своему дядюшке, ты не должен так говорить,  -
сказал он. - Ведь если ты впадешь в  немилость  к  нашей  могущественной
правительнице, твое путешествие окончится ничем. Если же ты  подружишься
с Озмой, она с удовольствием поможет тебе. А насчет того, что Озма - де-
вочка, могу сказать, что это еще одна причина, по которой ты должен быть
вежлив и учтив. Все жители Страны Оз обожают Озму и ненавидят ее врагов:
она столь же справедлива, сколь и могущественна.
   Оджо еще немного подулся, но потом вернулся на дорогу, оставив клевер
в покое. Еще час-другой он сердился, потому что не  видел  беды  в  том,
чтобы сорвать клевер с шестью лепестками, если такой попадется. Несмотря
на слова Косматого, он счел закон Озмы несправедливым.
   Вскоре путники подошли к роще. Дорога петляла между красивых  высоких
деревьев. Вскоре они услышали пение, сначала отдаленное, но затем  стали
различать слова, хотя певца видно не было. Вот что это была за песня:
   Когда я вижу соломы сноп,
   Мне хочется петь и плясать.
   Ведь эта солома создана, чтоб
   Страшила мог существовать.
   - А! - воскликнул Косматый. - Это же мой друг Страшила!
   - Как, живой Страшила? - удивился Оджо.
   - Ну да. Я о нем рассказывал. Он очень умный и вам обязательно понра-
вится.
   Тут из-за поворота показался и сам Страшила. Ехал  он  на  Деревянном
Коне, причем таком маленьком, что ноги седока  свешивались  чуть  не  до
земли.
   Страшила был одет в голубой сюртук, что  носят  Жевуны,  ибо  в  этой
стране он и появился на свет. На голове у него была остроконечная  шляпа
с плоскими полями, украшенными маленькими колокольчиками.
   Препоясан был Страшила обыкновенной веревкой, чтобы  солома,  которой
он был набит, не высыпалась. В голове у него была не солома, а опилки  с
отрубями, куда были добавлены иголки с булавками.  Эти  мозги  вложил  в
Страшилу Волшебник Изумрудного Города, а иголки с булавками должны  были
придать хозяину мозгов остроты ума. Головой ему служил  холщовый  мешок,
пришитый к шее, и на нем краской были нарисованы рот, нос, уши и глаза.
   Вид у Страшилы был весьма комичный, но  симпатичный.  Один  глаз  был
больше другого, а уши были нарисованы на разной высоте. Фермер,  сделав-
ший Страшилу, зашил его крупными стежками, из-за чего то здесь,  то  там
из прорех торчала солома. На руках у него были белые перчатки, а на  но-
гах сапоги с отворотами из голубой кожи, как у всех Жевунов.
   Деревянный Конь был не менее удивительным созданием, чем  его  седок.
Когда-то это были самые обыкновенные козлы, на которых пилят дрова.  Ту-
ловищем ему служил обрубок бревна, в которое были вставлены  четыре  но-
ги-полена. Хвостом была маленькая веточка, а головой - шишковатое  утол-
щение на переднем конце бревна. Два сучкаглазка и зарубка-рот  дополняли
картину.
   Когда козлы стали Конем, у них не было ушей, но мальчик, Тип, оживив-
ший Деревянного Коня, вырезал уши из  коры,  после  чего  новоиспеченный
Конь стал прекрасно слышать.
   Этот скакун пользовался большим расположением принцессы  Озмы,  кото-
рая, кстати, и была тем самым Типом, - ее превратила в мальчика колдунья
Момби. Озма велела сделать для него золотые подковы, чтобы дерево  копыт
не стачивалось. Седло у него было расшито золотом и украшено рубинами  и
изумрудами. Уздечки у Коня не было.
   Увидев странников, Страшила остановил своего Коня и слез с него,  ве-
село кивая Косматому. Затем он с любопытством уставился на Лоскутушку, а
она - на него.
   - Дружище, - прошептал он Косматому, отведя его в сторонку, - а ну-ка
охлопай меня, выровняй солому.
   Пока Косматый приводил в порядок туловище Страшилы, выравнивая  горки
и ямы, Лоскутушка прошептала Оджо:
   - Покатай-ка меня по земле, а то от долгой ходьбы я сильно осела.
   С этими словами она плюхнулась на землю, и Оджо стал катать  ее,  как
скалку, после чего вата выровнялась и фигура Лоскутушки приобрела перво-
начальную стройность. Страшила и Лоскутушка одновременно закончили  при-
водить себя в порядок и снова уставились друг на друга.
   - Позвольте, госпожа Лоскутушка, представить вам моего друга -  Стра-
шилу из Страны Оз, - сказал Косматый. - Страшила, это -  госпожа  Лоску-
тушка.
   Оба с достоинством поклонились друг другу.
   - Прошу прощения, что столь неучтиво вас разглядывал, - сказал  Стра-
шила, - но никого прекраснее вас я в жизни не видел.
   - Это высшая похвала от человека, который сам на редкость  хорош  со-
бой, - пробормотала Лоскутушка, потупив взор, для чего ей пришлось опус-
тить голову.
   - Я страшно рад, что встретил вас, - отозвался  Страшила.  -  Дружище
Косматый, представь нас еще разочек!
   - Одного раза вполне достаточно, -  отозвался  тот,  посмеиваясь  над
своим увлекшимся другом.
   - Тогда расскажи, где ты ее нашел. Господи! А  это  что  за  странная
кошка?! Из чего ты сделан, котище, не из желатина?
   - Из чистого стекла, - отвечал Кот, довольный, что  привлек  внимание
Страшилы. - Я гораздо красивее, чем Лоскутушка. Я прозрачный, а она нет.
У меня розовые мозги и рубиновое сердце, причем тщательно отшлифованное,
а у Лоскутушки и вовсе нет сердца.
   - И у меня тоже нет! - воскликнул Страшила  и  пожал  руку  Заплатке,
словно поздравляя ее с этим обстоятельством. - Мой друг, Железный Дрово-
сек, получил сердце от Волшебника Изумрудного Города, но я,  признаться,
отлично обхожусь без сердца. А вот и маленький Жевун! Пожмем друг  другу
руки, мальчик!
   Оджо вложил руку в мягкую,  набитую  соломой  перчатку,  что  служила
Страшиле рукой, и Страшила так сердечно пожал ее, что солома в  перчатке
затрещала.
   Тем временем Вузи подошел к козлам и начал их обнюхивать. Деревянному
Коню не понравилась такая фамильярность, и он внезапно лягнул Вузи в го-
лову своим копытом с золотой подковой.
   - Вот тебе, чудовище! - крикнул он. - Получи!
   Вузи и глазом не моргнул.
   - Я готов получить, что мне причитается, - сказал он, - но не вздумай
рассердить меня, деревянное животное, ибо из  глаз  моих  тогда  полетит
огонь, который может спалить тебя.
   Конь завращал глазами-сучками и снова лягнулся, но Вузи спокойно ото-
шел в сторонку и сказал Страшиле:
   - Очаровательный нрав у этого существа! На твоем месте  я  бы  пустил
его на дрова, а ездил на мне. У меня плоская спина, и ты с меня не  сва-
лишься.
   - Пожалуй, вся беда в том, что вас как следует  не  представили  друг
другу, - сказал Страшила, восхищенно оглядывая  Вузи:  такого  странного
зверя ему еще видеть не приходилось. - Деревянный Конь -  любимец  нашей
правительницы Озмы, и живет он на задворках королевского замка в  конюш-
не, украшенной жемчугом и изумрудами. Он быстр, как  ветер,  неутомим  и
добр к друзьям. Когда я посещаю Озму, она иногда разрешает  мне  на  нем
покататься, как, например, сегодня. Теперь ты знаешь, какая важная особа
наш Деревянный Конь. Если ты сообщишь мне свое имя, звание, положение  в
обществе и биографию, я с удовольствием поведаю о них Деревянному  Коню.
Это поможет установить дружеские отношения.
   Вузи несколько оторопел от этих слов и не знал, что ответить, но  ему
на помощь пришел Оджо, сказавший:
   - Зверя этого зовут Вузи. И его тоже можно назвать  важной  персоной,
ведь на конце хвоста у него и растут три волоска.
   Страшила пригляделся и убедился, что это и впрямь так.
   - Но в чем важность этих волосков? - озадаченно спросил он. - У  Кос-
матого в шевелюре их тысячи тысяч, но никто и  не  подумал  назвать  его
важной персоной.
   Пришлось Оджо снова рассказать печальную историю о том, как дядя Нан-
ди и Марголотта стали мраморными статуями, а также о путешествии, в  ко-
торое он пустился, чтобы помочь им. Он рассказал, что, не сумев  вырвать
три нужных Кривому Колдуну волоска, решил захватить Вузи с собой в поход
за прочими составными частями чудодейственного снадобья.
   Страшила его серьезно выслушал, неодобрительно качая головой.
   - Надо поговорить об этом с Озмой, - сказал он. - Кривой Колдун нару-
шает закон, занимаясь магией без соответствующего разрешения, но, я  на-
деюсь, Озма позволит ему вернуть жизнь дяде Нанди и Марголотте.
   - Я уже предупреждал об этом мальчика, - подал голос Косматый.
   Оджо заплакал.
   - Я знаю, как вернуть жизнь дяде Нанди, - бормотал он сквозь слезы, -
и я этого добьюсь, что бы там ни сказала ваша Озма.  Какое  право  имеет
эта девчонка, хоть она тут и главная, оставить его навсегда статуей?!
   - Об этом потом, - сказал Страшила. - Пока же отправляйся в  Изумруд-
ный Город, а там пусть Косматый представит тебя Дороти. Расскажи ей все,
и она тебе поможет. Дороти - лучшая подруга Озмы, и если ты сделаешь  ее
своей союзницей, с дядей Нанди все будет в порядке. - Обернувшись к  Ву-
зи, он сказал: - Боюсь, ты не настолько важная персона, чтобы я предста-
вил тебя нашему Деревянному Коню.
   - Я гораздо лучше, чем он! - фыркнул Вузи. - Мои глаза  могут  истор-
гать огонь, а его - нет.
   - Это правда? - спросил Страшила Оджо.
   - Да, - отвечал тот и рассказал, как Вузи поджег забор.
   - Какие еще у тебя есть достоинства? - спросил Страшила.
   - У меня душераздирающий рык. Иногда, - поправился Вузи, заметив, что
Косматый улыбнулся, а Лоскутушка и вовсе расхохоталась.
   Ее смех заставил Страшилу забыть о Вузи.
   - Вы - удивительная молодая особа. Мы должны познакомиться поближе. Я
никогда не встречал еще девушку такой оригинальной расцветки и с  такими
естественными манерами.
   - Неудивительно, что вас называют Страшилой Мудрым, - отозвалась Лос-
кутушка.
   - Мы еще встретимся в Изумрудном Городе, - сказал Страшила. - А  сей-
час я должен навестить свою добрую знакомую, Джинджер, она обещала зано-
во нарисовать мне левое ухо. А то краска немного осыпалась, и я стал ху-
же слышать. Джинджер всегда приводит меня в порядок.
   - А когда ты собираешься вернуться в Изумрудный Город? - спросил Кос-
матый.
   - Сегодня же вечером. Я хочу еще успеть погулять с Заплаткой. Ну что,
скакун, ты готов к быстрой скачке?
   - Я всегда готов, - отозвался тот.
   Страшила уселся в украшенное драгоценностями седло и помахал  шляпой.
Деревянный Конь рванул с места, и вскоре оба они скрылись из виду.

   14. ОДЖО НАРУШАЕТ ЗАКОН

   - Какой странный человек! - сказал Оджо, когда отряд снова двинулся в
путь.
   - И какой учтивый! - добавила Заплатка. - Это самый красивый мужчина,
что попадался мне на глаза.
   - Кому что нравится, - заметил Косматый. - Но, пожалуй, из всех живых
страшил он - самый красивый. Но главное  достоинство  моего  соломенного
друга - то, что он великий мыслитель, и в Стране  Оз  принято  следовать
его советам.
   - Что-то я не заметил в его голове мозгов, - буркнул Стеклянный Кот.
   - Их хоть и не видно, но они есть. Я и сам, признаться,  поначалу  не
очень в них верил, потому что их дал ему этот обманщик - Волшебник Изум-
рудного Города. Но вскоре я убедился в его мудрости. И если это не  моз-
ги, тогда я уж и не знаю, что такое мозги.
   - А Волшебник - обманщик? - спросил Оджо.
   - Он был обманщиком. Теперь - нет. Он исправился и помогает Волшебни-
це Глинде. Только ей разрешено заниматься магией в Стране Оз, и она нау-
чила его многому.
   После короткого молчания Оджо спросил:
   - Если Озма не разрешит Кривому Колдуну оживить дядю Нанди,  что  мне
тогда делать?
   - Тогда - ничего, - ответил Косматый, покачав головой. - Но не  вешай
носа. Мы расскажем обо всем Дороти и попросим ее замолвить словечко  пе-
ред Озмой. У Дороти самое доброе сердце в мире. На ее долю выпало в свое
время столько невзгод, что я не сомневаюсь: она непременно поможет.
   - Дороти - та самая девочка, что прибыла сюда из Канзаса?
   - Да. Там ее звали Дороти Гейл. Мы там с ней  встречались.  Она-то  и
взяла меня с собой сюда. Но теперь Озма сделала ее принцессой, а ее дядя
Генри и тетя Эм тоже к ней переехали. - Тут Косматый тяжело  вздохнул  и
продолжал: - Странное это место - Страна Оз, но я ее люблю.
   - Что же в ней странного? - спросила Лоскутушка.
   - Хотя бы ты.
   - Неужели ты не видел девушек красивее меня в своей родной стране?  -
полюбопытствовала Заплатка.
   - Таких разноцветных красавиц - нет. В Америке никому и в  голову  не
пришло бы сделать девицу из лоскутного одеяла.
   - Чудная же страна Америка! - воскликнула Заплатка. - Страшила, кото-
рого ты сам хвалил за ум, сказал, что я самая красивая из всех  девушек,
что он когда-либо видел.
   - Наверное, так оно и есть. Для всех Страшил, по крайней мере,  ты  и
есть красавица, - сказал Косматый и улыбнулся, но почему - Заплатка  так
и не поняла.
   Чем ближе подходили путники к Изумрудному Городу, тем прекрасней ста-
новилось вокруг. По обе стороны дороги попадались прекрасные дома с  зе-
леной лужайкой и цветником перед каждым.
   - Еще час, - возвестил Косматый, - и мы увидим Изумрудный Город.
   Он шел впереди с Лоску тушкой, за ними - Вузи и Стеклянный Кот. Замы-
кал процессию Оджо. Несмотря на предупреждение, он не сводил глаз с кле-
вера, что рос по обе стороны дороги. Вдруг он остановился и  стал  прис-
тально вглядываться в заросли клевера. Да, перед ним  был  клевер-шести-
листник. Он еще раз пересчитал листочки, чтобы не ошибиться. Сердце  бе-
шено забилось у него в груди - ведь он нашел то, за чем пришел.
   Он посмотрел на своих товарищей. Они продолжали идти, не  обращая  на
него внимания. Других людей поблизости не было. Искушение казалось  неп-
реодолимым.
   "Я могу потратить недели и больше не найти такой клевер", - сказал он
себе и, быстро сорвав растение, спрятал его в корзину,  прикрыв  другими
предметами, которые там находились. Затем, стараясь не подать виду,  что
он набедокурил, Оджо прибавил шагу и догнал спутников.
   Изумрудный Город по красоте и великолепию превосходит все прочие  го-
рода мира, даже в волшебных странах. Он обнесен стеной из мрамора,  тща-
тельно отшлифованного и украшенного изумрудами. В стене  четверо  ворот:
одни обращены в сторону Страны Жевунов, вторые смотрят на  Страну  Мигу-
нов, от третьих начинается дорога в Страну Кводлингов, а от четвертых  -
в Страну Гилликинов. Изумрудный Город находится в  самом  центре  Страны
Оз, состоящей из этих четырех частей. У ворот есть  решетки  из  чистого
золота, и увенчаны они башенками, на которых  развеваются  флаги.  Стена
украшена и другими башнями, находящимися на значительном расстоянии друг
от друга. Стена такая широкая, что по ней в ряд могут идти сразу  четыре
человека.
   Впервые путники увидели это зелено-золотое искрящееся  великолепие  с
верхушки небольшого холма. За стеной начинался большой прекрасный город:
на фоне ясного неба вырисовывались сотни шпилей, куполов башен, украшен-
ных флагами и драгоценными камнями. В центре  города  поднимались  кроны
высоких-превысоких деревьев. Косматый пояснил, что они  растут  в  коро-
левском саду Озмы.
   Путники долго стояли и любовались красочным зрелищем.
   - Ой! - воскликнула Лоскутушка, в восторге сжимая руки. - Вот тут  бы
я и пожила. Хватит с меня голубой Страны Жевунов! Хватит с меня  Кривого
Колдуна!
   - Но ты принадлежишь доктору Пипту! - удивленно возразил Оджо. - Тебя
сделали как служанку. Ты не принадлежишь сама себе.
   - А ну его, этого доктора Пипта! Если я ему понадоблюсь, пусть прихо-
дит за мной сюда! Но по доброй воле я в его дом не вернусь. Только в од-
ном месте Страны Оз я бы хотела жить, и это Изумрудный  Город.  Он  пре-
лесть! Он почти так же прекрасен, как я.
   - В этой стране, - подал голос Косматый, - люди  живут  там,  где  им
скажет наша правительница. Что хорошего, если все поселятся в Изумрудном
Городе? Кто-то должен пахать землю, выращивать пшеницу,  фрукты,  овощи.
Одни рубят лес, другие ловят рыбу, третьи пасут овец...
   - Бедняжки!.. - вздохнула Лоску тушка.
   - Возможно, они даже счастливее, чем горожане, - продолжал  Косматый.
- В сельской жизни есть свобода и независимость, которых  не  найдешь  в
городе, даже в Изумрудном. Я знаю, что многие из горожан с удовольствием
жили бы на природе. Например, Страшила, Железный Дровосек и Тыквоголовый
Джек живут на природе, хотя им были бы рады во дворце Озмы. Слишком мно-
го роскоши утомляет. Но надо поторапливаться, если мы  хотим  попасть  в
Изумрудный Город до захода солнца. До него еще идти и идти.
   Они прибавили шагу и оказались у городских ворот,  когда  солнце  уже
садилось и алый цвет заката заставил по-иному засверкать изумруды на го-
родских стенах и на шпилях домов. Где-то в городе играл  оркестр,  из-за
стены доносился приглушенный гул голосов, из окрестных фермерских хлевов
доносилось мычание коров, ждущих, чтобы их подоили.
   Путники уже хотели войти, как золотая решетка вдруг опустилась,  и  к
ним вышел высокий Солдат. Оджо никогда не видел такого высокого  челове-
ка. На нем была красивая зеленая с золотом форма, высокая шапка с пером,
а его ремень был украшен изумрудами. Но самым удивительным в его  облике
были длинные зеленые усы и борода, которая опускалась ниже пояса.  Из-за
нее-то он, наверное, и казался особенно высоким.
   - Стойте! - сказал Солдат довольно дружеским тоном.
   Путники сделали это еще до того, как он отдал такое  распоряжение,  и
оглядывали его со всех сторон.
   - Добрый вечер, - сказал Косматый. - Ну, что произошло за время моего
отсутствия? Что-то важное?
   - Биллина высидела тринадцать цыплят, -  доложил  Солдат  с  Зелеными
Усами и Бакенбардами, - прелестные маленькие желтенькие комочки.  Желтая
Курица очень ими гордится.
   - Имеет право, - сказал Косматый. - Ну что ж, всего, значит, она  вы-
сидела семь тысяч цыплят, верно, полковник?
   - Никак не меньше, - отозвался тот. - Пойдите и поздравьте ее.
   - С удовольствием, - сказал Косматый.  -  Но,  как  видите,  со  мной
странники. Я бы хотел представить их Дороги.
   - Минуточку, - сказал Солдат, загораживая им дорогу. - Я ведь на пос-
ту, и у меня есть инструкции. Среди вас случайно нет Оджо Невезучего?
   - Это я! - воскликнул мальчик, с удивлением услышав свое имя  от  со-
вершенно незнакомого человека.
   Солдат с Зелеными Усами и Бакенбардами кивнул.
   - Я так и думал. К сожалении, я вынужден тебя арестовать.
   - Арестовать?! - воскликнул Оджо. - За что?
   - Я не посмотрел, - признался Солдат, - сейчас мы это исправим. -  Он
вытащил из кармана листок, прочитал его и объявил: - За сознательное на-
рушение одного из законов Страны Оз.
   - Нарушение закона? - переспросила Лоскутушка. - Ерунда,  Солдат,  ты
шутишь.
   - На сей раз нет... - вздохнул тот. - Я  представляю  собой,  дорогое
дитя, Телохранителя нашей повелительницы Озмы, Армию  и  Полицию  Страны
Оз.
   - И это все один человек? - изумилась девушка.
   - И одного-то много! Вот уже много-много лет по службе у меня  вообще
не было никаких дел. Я начал было опасаться, что вообще не нужен. Но се-
годня все изменилось. Час назад меня вызвали к нашей правительнице  Озме
и велели арестовать мальчика по имени Оджо Невезучий, который из  Страны
Жевунов отправился в Изумрудный Город и должен прибыть в ближайшее  вре-
мя. Услышав этот приказ, я чуть было не упал в обморок: я не помню  слу-
чая, чтобы у нас кого-то арестовывали. Тебя верно зовут Оджо Невезучий -
тебе сильно не повезло, ибо ты нарушил закон.
   - Вы ошибаетесь. Озма ошибается. Все ошибаетесь, - сказала  Лоскутуш-
ка. - Оджо никаких законов не нарушал.
   - Значит, он скоро будет отпущен на свободу, - сказал Солдат с  Зеле-
ными Бакенбардами. - Обвиняемый в преступлении имеет право доказать свою
невиновность на процессе, где судья - наша правительница. Но  сейчас  ее
приказ должен быть выполнен.
   С этими словами он вынул из кармана наручники из  золота,  украшенные
рубинами и бриллиантами, и защелкнул их на запястьях Оджо.

   15. ПЛЕННИК ОЗМЫ

   Мальчик был так потрясен, что не оказал никакого сопротивления. Он-то
знал, что виноват, но как, спрашивается, об этом узнала эта девчонка Оз-
ма? Он передал корзинку Лоскутушке и сказал:
   - Пусть она побудет у тебя, пока я не выйду из тюрьмы. А  если  я  из
нее никогда не выйду, отдай Кривому Колдуну. Это его корзинка.
   Косматый посмотрел на Оджо, не зная, заступиться или нет за него,  но
что-то в лице мальчика заставило его не вмешиваться. Косматый был  огор-
чен, но знал, что Озма не ошибается и, стало быть, мальчик и впрямь  на-
рушил закон.
   Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их  через  ворота  в  маленькую
комнату в стене. Там сидел веселый человек в зеленом. На шее у него была
тяжелая золотая цепь, на которой висели большие золотые ключи.  Это  был
Страж Городских Ворот. Когда они вошли в комнату,  он  играл  на  губной
гармошке.
   - Послушайте! - сказал он, поднимая вверх руку. - Я только что  сочи-
нил мелодию под названием "Пятнистый аллигатор". Я сделал  это  в  честь
Лоскутушки, которая прибыла в наш город.
   - Откуда вы знаете, что я прибыла? - спросила Лоскутушка.
   - Я обязан знать, кто прибывает в наш город. Я ведь  Страж  Городских
Ворот. А теперь тихо: я сыграю вам "Пятнистого аллигатора".
   Песня была ни хороша ни плоха, но все вежливо слушали, а Страж,  зак-
рыв глаза и покачивая головой из стороны в сторону, извлекал  из  своего
инструмента мелодию. Когда он окончил, Солдат  с  Зелеными  Бакенбардами
сказал:
   - Я привел арестованного.
   - Ты кого-то арестовал?! - воскликнул человечек, вскакивая со  стула.
- Кого? Неужели Косматого?
   - Нет, этого мальчика.
   - Надеюсь, вина его столь же мала, как и он сам. Но что он такого со-
вершил? И почему?
   - Не могу сказать, - отвечал Солдат. - Я только знаю, что он  нарушил
закон.
   - Но этого никто у нас не делает!
   - Значит, он невиновен и его скоро отпустят. Но пока мне велено преп-
роводить его в тюрьму. Дай мне арестантскую одежду  из  Государственного
Гардероба.
   Страж открыл ключом шкаф и вынул оттуда белое одеяние, которое Солдат
набросил на Оджо. Оно покрыло его с ног до головы, оставив для глаз  две
прорези. В этом наряде мальчик являл собой жуткое зрелище.
   Когда Страж отпирал ключом дверь, что вела из его  комнаты  в  город,
Косматый сказал Лоскутушке:
   - Пожалуй, я провожу тебя прямо к Дороти, а Вузи и Кот могут пойти  с
нами. Оджо отведет в тюрьму Солдат с Зелеными Бакенбардами, но с ним бу-
дут обращаться вежливо и за него не надо беспокоиться.
   - А что с ним теперь будет?
   - Не знаю. При мне в Стране Оз никого никогда не  арестовывали  и  не
сажали в тюрьму. Оджо - первый.
   - По-моему, ваша девчонка-правительница поднимает шум из-за пустяков,
- сказала Заплатка, стряхивая со лба пряди рыжих волос. - Не  знаю,  что
там натворил Оджо, но вряд ли это что-то серьезное. Ведь все мы  были  с
ним рядом.
   Косматый промолчал, а Лоскутушка тотчас же забыла об Оджо - так  вос-
хитил ее прекрасный город.
   Солдат с Зелеными Бакенбардами повел мальчика по переулку  в  тюрьму.
Оджо было горько и стыдно, но вскоре он  начал  сердиться.  Вместо  того
чтобы встретить его как доброго друга, который  вправе  рассчитывать  на
гостеприимство и радушие, его ведут в наручниках в тюрьму, напялив  этот
дурацкий балахон, чтобы все прохожие знали о его позоре.
   Оджо был по натуре добрым и послушным, и если он и нарушил закон,  то
лишь потому, что очень хотел поскорее вернуть жизнь своему дяде. Просту-
пок он совершил не по злонравию, а по опрометчивости, но все же это  был
проступок. Сначала он испытал угрызения совести, но затем, вспомнив, как
с ним несправедливо обошлись, - по  крайней  мере,  ему  это  показалось
несправедливым - стал винить Озму в придумывании глупых законов и  прес-
ледовании честных граждан, которые их нарушали. Подумаешь, сорвал шести-
листник клевера! Ну и что? Да его все равно кто-нибудь растоптал бы. Ко-
му он, Оджо, причинил вред, сорвав его? Нет, Озма, похоже, слишком суро-
вая правительница для такой прекрасной страны! Косматый говорил, что  ее
все обожают, но как это может быть?
   Оджо так углубился в мрачные мысли, которые  обычно  приходят  на  ум
тем, кто кругом виноват, что не замечал  великолепия,  окружающего  его.
Когда Оджо встречал улыбающихся прохожих, он стыдливо отворачивался, хо-
тя они не могли догадаться, кто скрывался под арестантской одеждой.
   Вскоре они подошли к дому у городской стены. Он был недавно выкрашен,
и у него было много окон. Перед домом благоухал цветами сад. Солдат про-
вел Оджо по гравийной дорожке к двери и постучал.
   Дверь отворила женщина. Увидев Оджо, она воскликнула:
   - Наконец-то арестованный! Но какой он маленький!
   - Дело не в росте, дорогая Толлидигль. Главное, что это -  арестован-
ный, - сказал Солдат. - А поскольку это тюрьма, а ты тюремщица, мой долг
- передать его тебе в руки.
   - Верно. Входите, а я выпишу на него квитанцию.
   Они вошли в дом и прошли через холл в круглую  комнату,  где  женщина
сняла балахон с Оджо и добродушно на него  посмотрела.  Оджо  восхищенно
озирался - он никогда еще не бывал в таких роскошных хоромах.  Купол-по-
толок был из цветного стекла с красивым рисунком. Стены были обшиты  зо-
лотыми пластинами и украшены драгоценными камнями  огромных  размеров  и
самых разных цветов. Кафельный пол был покрыт  мягкими  коврами.  Мебель
была отделана золотом и обита атласом и парчой. Она состояла из диванов,
кресел-качалок и табуреточек. Были там столы с зеркальной  поверхностью,
а также шкафы, уставленные разными редкостными вещицами. У  стены  стоял
шкаф с книгами, а напротив был другой шкаф со всякими играми.
   - Можно я немножко побуду здесь, а потом уж пойду в тюрьму? - умоляю-
ще попросил Оджо.
   - Так это же и есть твоя тюрьма, а я - тюремщица, -  отвечала  Толли-
дигль. - Сними с него наручники, Солдат. Ведь отсюда нельзя убежать.
   - Знаю, - отвечал тот и снял их с Оджо.
   Женщина нажала кнопку в стене, и тотчас же загорелась большая люстра,
подвешенная к потолку. Это было кстати, потому что  за  окном  стемнело.
Затем она села за стол и спросила:
   - Как тебя зовут?
   - Оджо Невезучий, - отвечал за мальчика Солдат с Зелеными Бакенбарда-
ми.
   - Невезучий? Ну тогда все понятно, - сказала женщина. - В чем  заклю-
чается его преступление?
   - Нарушил закон Страны Оз.
   - Так, вот квитанция, Солдат. Теперь за узника отвечаю я. Я очень ра-
да, ведь впервые за время моей работы у меня появился узник!  -  сказала
женщина с явным удовольствием.
   - У меня тоже! - усмехнулся Солдат. - Но мой долг исполнен, и  теперь
я вернусь к себе и напишу рапорт Озме, что я сделал все, что должны были
сделать Армия, Полиция, а также Телохранитель правительницы  Страны  Оз.
Ведь все это я в одном лице.
   С этими словами он кивнул Толлидигль и Оджо и удалился.
   - А теперь, - сказала женщина, - мне надо тебя покормить.  Ты  небось
проголодался. Что хочешь: запеченную рыбу, омлет с  джемом  или  бараньи
отбивные с подливкой?
   Оджо подумал и выбрал отбивные.
   - Отлично. Я скоро приду, а ты пока развлекайся сам, - сказала женщи-
на и удалилась.
   Оджо был сильно удивлен. Не только это помещение совершенно не  похо-
дило на тюрьму, но и обращались с ним не как с арестантом, а как с  гос-
тем. На окнах не было задвижек, в комнате имелось три двери, но ни  одна
из них не была заперта. Оджо осторожно приоткрыл одну из них  -  за  ней
был коридор. Он и не думал о побеге. Его тюремщица оказывает  ему  дове-
рие, зачем же ее подводить? Более того,  ему  готовят  горячий  ужин,  и
тюрьма оказалась очень даже приятной. Оджо взял из шкафа книгу и  сел  в
кресло посмотреть картинки. За этим занятием его и застала женщина.  Она
принесла большой поднос и стала расстилать на столе скатерть. Ужин  ока-
зался восхитительным.
   Пока он ел, Толлидигль сидела рядом с вышиванием.  Когда  Оджо  поел,
она унесла тарелки и стала читать ему вслух историю из книжки.
   - Это действительно тюрьма? - спросил Оджо, когда  женщина  закончила
читать.
   - Ну да. Это единственная тюрьма в Стране Оз.
   - А я - заключенный? т - Господи, ну конечно!
   - Тогда почему тюрьма такая роскошная, а вы так со мной добры?
   Толлидигль явно удивилась вопросу, но ответила серьезно:
   - Мы считаем, что заключенному не повезло - причем в двух отношениях.
Потому, что он сделал что-то противозаконное, и потому, что  его  лишили
свободы. Поэтому мы и должны обращаться с ним по-доброму. Иначе он ожес-
точится, озлобится и не станет  раскаиваться  в  своем  проступке.  Озма
убеждена, что тот, кто совершает проступки, делает это  потому,  что  не
обладает силой духа и мужеством. Вот мы и сажаем его в тюрьму, чтобы  он
окреп духом и обрел достаточно сил, чтобы противостоять искусу нарушения
закона. Доброта делает людей сильными духом и храбрыми - вот мы и  отно-
симся по-доброму к нашим арестантам.
   - А я-то думал, что с арестантами всегда обращаются грубо  в  наказа-
ние, - сказал после некоторого раздумья Оджо.
   - Что ты! - вскричала Толлидигль. - Провинившийся и так наказан  соз-
нанием того, что поступил дурно. Разве ты не раскаиваешься, Оджо, в том,
что нарушил закон?
   - Я... я такой же, как и все прочие люди...
   - Если тебя признают виновным, ты, конечно,  будешь  вынужден  как-то
искупить вину, - сказала женщина. - Я не знаю, что сделает с тобой Озма,
- впервые в этой стране кто-то нарушил закон. Но знай: она проявит мило-
сердие и справедливость.  Жители  Изумрудного  Города  слишком  довольны
судьбой, чтобы  совершать  проступки,  но  ты,  наверное,  из  какого-то
дальнего уголка и, толком не зная, какая удивительная у нас правительни-
ца, неосторожно нарушил закон.
   - Да, - признал Оджо. - Я прожил всю жизнь в густом дремучем  лесу  и
не видел ни одной живой души, кроме дяди Найди.
   - Я так и подумала, - сказала Толлидигль. - Но хватит разговоров. Да-
вай-ка поиграем в какуюнибудь игру.

   16. ПРИНЦЕССА ДОРОТИ

   Дороти Гейл сидела в одной из своих комнат в королевском дворце. У ее
ног, свернувшись клубочком, лежала черная косматая собачка с  блестящими
глазками. На девочке было белое платье и никаких украшений, если не счи-
тать изумрудно-зеленой ленточки для волос. Роскошь, окружавшая  эту  де-
вочку, ничуть ее не испортила. Когда-то Дороти жила в канзасских степях.
Но на роду ей было написано стать путешественницей, и, несколько раз по-
бывав в Стране Оз, она в конце концов осталась в ней навсегда. Ее лучшая
подруга Озма так полюбила Дороти, что отвела ей покои  в  своем  дворце.
Озма также доставила сюда из Канзаса единственных родственников Дороти -
дядю Генри и тетю Эм. Дороти знала почти всех в Стране Оз. Это она нашла
Страшилу, Железного Дровосека, Трусливого Льва и Тик-Тока.  Хотя  она  и
стала принцессой, но не важничала и оставалась все той же милой и доброй
Дороти Гейл из Канзаса.
   Дороти читала книгу, когда к ней вошла служанка Джелия Джемм и  сооб-
щила, что ее хочет видеть Косматый.
   - Пусть приходит, - сказала девочка.
   - Но с ним какие-то престранные существа, - заметила Джелия. - Я  та-
ких отроду не видывала.
   - Неважно. Пусть приходят все, - сказала Дороти.
   Но когда дверь отворилась и в ее комнату вслед за Косматым вошли Лос-
кутушка, Вузи и Стеклянный Кот, Дороти ошеломленно уставилась на гостей.
Особенно поразила ее Лоскутушка: Дороти сперва не могла  взять  в  толк,
настоящая ли это девушка, или кукла, или вообще привидение. Тотошка, пе-
сик Дороти, подошел к Лоскутушке, обнюхал ее, но тотчас же снова улегся,
давая понять, что тау кие создания его совершенно не интересуют.
   - Мы не знакомы, - обратилась Дороти к Лоскутушке. - Расскажи, откуда
ты.
   - Я? - переспросила та, глядя не на Дороти, а на ее комнату. - Думаю,
что из лоскутного одеяла. А зовут меня Заплатка. Теперь  ты  знаешь  обо
мне все.
   - Не совсем, - улыбнулась Дороти. - Расскажи, как тебя оживили.
   - То была пара пустяков, - отвечала Заплатка, усаживаясь в  кресло  и
подпрыгивая на его пружинах. - Марголотте понадобилась служанка, вот она
и смастерила меня из старого, ненужного лоскутного одеяла. Набила ватой,
пришила две пуговицы вместо глаз, сделала из красного плюша язык,  а  из
бусин - жемчужины-зубы. Кривой Колдун изготовил Оживительный  Порошок  и
посыпал им меня - вот я и ожила. Я - очень разноцветная.  Воспитанный  и
образованный господин по имени Страшила сказал, что я самое красивое су-
щество в Стране Оз. Я ему верю.
   - Ты уже познакомилась со Страшилой? - спросила Дороти, слегка оторо-
пев от такого краткого рассказа.
   - Да, он прелесть!
   - У Страшилы много прекрасных качеств, но ты меня огорчила историей о
Кривом Колдуне. Озма будет вне себя от гнева. Опять он взялся за  магию.
Она же велела ему перестать!
   - Он делает это только для семейных нужд, - пояснил  Стеклянный  Кот,
держась на почтительном расстоянии от Тотошки.
   - Ой, а тебя я и не заметила! - воскликнула Дороти. - Ты из стекла?
   - Из прозрачного стекла, - отозвался Стеклянный Кот,  довольный,  что
на него обратили внимание. И еще у меня розовые мозги.  Ты  можешь  уви-
деть, как они работают.
   - Правда? Ну так подойди ближе, и я погляжу.
   Стеклянный Кот заколебался, опасаясь Тотошки.
   - Прогони этого зверя, и я подойду, - наконец сказал он.
   - Зверя? Это мой песик Тотошка. Добрее его нет собаки  на  земле!  Он
очень много знает, почти столько же, сколько я.
   - А почему он ничего не скажет? - спросил Промах.
   - Он не умеет говорить. Он не волшебный, а настоящий пес. Самый обык-
новенный пес из Соединенных Штатов. Но я отлично понимаю его, а он меня.
   Тотошка встал, потерся головой о руку Дороти и заглянул  ей  в  лицо,
словно и впрямь понял все, что она сказала.
   - Этот Кот, Тотошка, - пояснила она, - сделан из стекла, и ты не дол-
жен приставать к нему так, как ты пристаешь к  моему  Розовому  Котенку.
Он, наверное, очень хрупкий и может разбиться вдребезги, если обо что-то
стукнется.
   - Гав! - сказал Тотошка, явно в знак согласия.
   Стеклянный Кот подошел поближе к Дороти, чтобы она могла  посмотреть,
как вертятся его розовые шарики-мозги.
   Полюбовавшись их работой, она погладила Промаха, но стекло показалось
ей слишком твердым и холодным, и она решила, что он вряд  ли  станет  ее
любимчиком.
   - А что ты знаешь о Кривом Колдуне, который живет на горе? - спросила
Кота Дороти.
   - Он меня сделал. Поэтому я знаю о нем все. Эта лоскутная девица поя-
вилась на свет лишь несколько дней назад, а я живу в доме доктора  Пипта
уже много лет. Я не большой его друг, но скажу прямо: он всегда  отказы-
вался колдовать для тех, кто приходил к нему в дом. Но он  считает,  что
нет большой беды, если он немножко поколдует для дома. Поэтому он и сде-
лал меня из стекла. Ведь обычные кошки пьют слишком много молока. А  еще
он оживил Лоскутушку, чтобы та прислуживала его жене Марголотте и делала
работу по дому.
   - Почему же вы оба ушли от них? - спросила Дороти.
   - Лучше об этом расскажу я, - подал голос Косматый и  поведал  Дороти
историю Оджо.
   Дороти слушала его с большим интересом, вполне одобряя действия Оджо.
Но когда Косматый сообщил, что Оджо арестован за нарушение закона, Доро-
ти нахмурилась.
   - Что же он такого натворил? - спросила она.
   - Боюсь, он сорвал клевер-шестилистник... - печально вздохнул  Косма-
тый. - Я не видел, как он это сделал, и я его предупреждал, что это зап-
рещено, но, похоже, он ослушался.
   - Очень жаль, - отозвалась Дороти. - Ведь теперь  некому  помочь  его
дяде и Марголотте, кроме Лоскутушки, Стеклянного Кота и Вузи.
   - Я тут ни при чем, - возразила Лоскутушка. - Марголотта и дядя Нанди
никакого отношения ко мне не имеют. Они стали мраморными  статуями,  как
раз когда я ожила.
   - Ясно... - с сожалением вздохнула Дороти. - Эта женщина, похоже, за-
была вложить в тебя сердце.
   - И хорошо сделала, - отозвалась Лоскутушка. - От сердца только и жди
неприятностей. Люди начинают огорчаться, мучаться  совестью,  сочувство-
вать, испытывать преданность...
   - У меня есть сердце - из большого рубина, - сообщил Стеклянный  Кот.
- Но оно вряд ли заставит меня помогать дяде Нанди и Марголотте.
   - Да, у тебя не сердце, а камень, хоть и драгоценный, - заметила  До-
роти. - Ну, а у Вузи и подавно...
   - Что касается меня, - подал голос Вузи, улегшийся на полу  так,  что
всем своим видом напоминал очень большой продолговатый ящик, - я не  ви-
дел и в глаза этих бедняг, но очень им сочувствую, ибо и сам успел хлеб-
нуть неприятностей. Когда меня обнесли забором Жевуны, я  мечтал,  чтобы
кто-то пришел и вызволил меня. Так и случилось - это сделал Оджо. Поэто-
му я готов выручить его дядюшку. Я всего лишь глупый зверь,  но  это  не
моя вина, и если ты, Дороти, научишь меня, что делать, чтобы помочь  Од-
жо, я с радостью все выполню.
   Дороти подошла к Вузи и погладила его квадратную голову.
   - Ты хоть и не красавец, но мне нравишься, - сказала она. - А что  ты
умеешь делать?
   - Я могу метать огонь из  глаз,  когда  хорошенько  рассержусь.  Если
кто-нибудь крикнет мне "Кризл-Кру! ", я впадаю в такую ярость, что глаза
мои исторгают пламя.
   - Фейерверком тут делу не поможешь, - сказала Дороти. - А что еще  ты
умеешь?
   - Мне... мне казалось, что у меня страшный,  душераздирающий  рык,  -
неуверенно промямлил Вузи, - но, похоже, я ошибался.
   - Это точно, - подтвердил Косматый. - Ошибался, и еще как! - И  обер-
нувшись к Дороти, он спросил: - А что станет с Оджо?
   - Не знаю, - задумчиво покачала головой девочка. - Озма во всем  раз-
берется и, конечно, его накажет, но как - понятия не имею,  ведь  с  тех
пор, как я живу в Стране Оз, здесь никого и никогда не наказывали. Плохо
дело, очень плохо.
   Пока они разговаривали, Лоскутушка ходила по комнате  и  разглядывала
обстановку. В руках у нее была корзинка Оджо, и она  решила  посмотреть,
что в ней. Хлеб и сыр ее никак не заинтересовали, да и талисманы не выз-
вали любопытства. Но под ними она обнаружила  злополучный  клевер-шести-
листник.
   Лоскутушка была смекалистой, и, хотя у нее отсутствовало сердце,  она
знала, что Оджо - ее первый друг. Она поняла, что  из-за  этого  клевера
мальчика и арестовали, и он отдал ей корзинку, чтобы при  нем  не  нашли
изобличающего стебелька. Поэтому, улучив момент, она вынула стебелек  из
корзинки и бросила его в золотую вазу на столике. Затем она сказала  До-
роти:
   - Я бы не стала беспокоиться из-за дядюшки Нанди, но  самому  Оджо  я
помогу. Он не нарушал законов, никто не сможет этого доказать, и  Солдат
с Зелеными Бакенбардами его арестовал зря.
   - Оджо арестован по приказу Озмы, - пояснила Дороги, - а уж она  зна-
ет, что делает. Но если ты докажешь его невиновность, его,  конечно  же,
сразу освободят.
   - Им ведь надо доказать его вину, так?
   - Ну да.
   - Тогда у них ничего не выйдет.
   Дороти уже было пора идти на обед к  Озме,  и  потому  она  позвонила
прислуге и велела отвести Вузи в удобную  комнату  и  вдоволь  накормить
тем, что он пожелает.
   - Я бы поел пчел, - сказал он.
   - Пчел у нас не едят, но тебя угостят чем-то не менее вкусным, - поо-
бещала ему Дороти.
   Затем она распорядилась, чтобы и Коту  отвели  для  ночлега  комнату.
Лоскутушку она решила поместить в своих покоях, потому что очень заинте-
ресовалась этим необычным созданием и решила побольше узнать о ней.

   17. ОЗМА И ЕЕ ДРУЗЬЯ

   Косматый пошел в свои покои, чтобы переодеться. Он снял свой запылив-
шийся в странствиях косматый костюм и выбрал другой, не менее  косматый,
из зеленого и розового атласа и бархата, украшенный бахромой и  сверкаю-
щими жемчужинами. Потом он искупался в бассейне из алебастра и  расчесал
свои шевелюру и усы так, что они стали еще  более  косматыми,  оделся  и
отправился в банкетный зал Озмы, где застал Страшилу, Дороти и Волшебни-
ка Изумрудного Города. (Страшила успел подправить свое левое ухо и  вер-
нуться в Изумрудный Город.)
   Вскоре слуга распахнул двери, заиграл оркестр, и вошла Озма.
   Много было уже сказано и написано о красоте и обаянии этой юной  пра-
вительницы Страны Оз, самой богатой, самой счастливой и  самой  восхити-
тельной из всех волшебных стран, о которых нам известно. И  все  же  при
всех своих замечательных свойствах Озма оставалась девочкой и  любила  в
жизни то, что нравится всем остальным девочкам. Когда она  восседала  на
изумрудном троне своего великолепного тронного  зала,  издавала  законы,
разрешала споры между своими подданными, она держалась величественно и с
достоинством. Но когда она отбрасывала скипетр и мантию, когда она  ока-
зывалась в своих личных покоях, невозмутимую правительницу заменяла  ве-
селая и жизнерадостная девочка.
   Сегодня в банкетном зале собрались старые и самые близкие  друзья,  и
потому Озма была весела и беспечна. Она приветствовала Дороти  поцелуем,
Косматого - улыбкой, маленького старичка Волшебника - дружеским  рукопо-
жатием и, стиснув руку Страшиле, весело воскликнула:
   - Какое очаровательное левое ухо! Оно во сто раз лучше, чем прежнее!
   - Рад, что оно тебе понравилось, -  отвечал  польщенный  Страшила.  -
Джинджер и впрямь неплохо поработала. И главное, я теперь гораздо  лучше
слышу. Просто удивительно, на какие чудеса способна обыкновенная краска,
если ее правильно положить.
   Озма полностью с ним согласилась, и все стали рассаживаться.
   - У Коня, наверное, подковы только и сверкали, - заметила Озма, - так
быстро он тебя домчал. Мы-то думали, что ты  не  вернешься  раньше,  чем
завтра к полудню.
   - На дороге мне повстречалась  очаровательная  девушка,  -  признался
Страшила, - и я поспешил обратно, чтобы побольше с нею пообщаться.
   - Знаю, знаю! - рассмеялась Озма. - Это Лоскутушка.  Если  она  и  не
красавица, то особа занимательная.
   - А ты ее уже видела? - заинтересовался соломенный человек.
   - Только на Волшебной Картине.
   - Боюсь, Картина не показала ее во всей красе, - заметил Страшила.
   - Я была поражена буйством красок, - призналась Озма. - Тот, кто тру-
дился над лоскутным одеялом, из которого потом сделали  эту  девицу,  не
поленился и выбирал самые яркие, самые кричащие лоскутки.
   - Я рад, что она тебе понравилась, - успокоился Страшила.
   Хотя он и ничего не ел, но частенько принимал участие в обедах Озмы -
за компанию с остальными. Перед ним были тарелка и салфетка, но официан-
ты не предлагали ему еды. Вскоре он спросил:
   - А где сейчас Лоскутушка?
   - У меня, - сказала Дороти. - Мне  она  понравилась  -  такая  ориги-
нальная, ни на кого не похожая...
   - По-моему, она немного не в себе, - буркнул Косматый.
   - Но зато красавица, - откликнулся Страшила таким тоном, что дальней-
шие критические замечания выглядели просто неуместными.
   Это вызвало смех присутствующих, но Страшила не шутил. Видя это,  его
друзья решили попридержать язык.  Вокруг  Озмы  собиралась  компания  из
столь непохожих существ, что нужно было проявлять немало такта, чтобы не
обидеть и не задеть чувств каждого.  Такое  предупредительное  отношение
друг к другу делало их дружбу еще более  прочной  и  позволяло  получать
удовольствие от общения.
   Кроме того, они избегали затрагивать неприятные темы, и потому об Од-
жо и его бедах не было сказано ни слова. Косматый, однако,  рассказал  о
листьях-гигантах, пленивших путников, а также о том, как  он  отобрал  у
дикобраза все его иголки, которыми Чиз любил  стрелять.  Дороти  и  Озма
одобрили Косматого и сказали, что так Чизу и надо.
   Затем речь зашла о Вузи. Озма и не подозревала, что в  ее  лесах  су-
ществовал уже долгие годы такой зверь. Дороти похвалила  Вузи  за  чест-
ность и верность, однако сказала, что придерживается не  очень  высокого
мнения о Стеклянном Коте.
   - Но Стеклянный Кот красив, - заметил Косматый, - и, если бы  не  его
самолюбование, он мог бы стать неплохим товарищем.
   Волшебник, который до сих пор ел молча, поднял голову.
   - Оживительный Порошок, - сказал он, - большое чудо. Но  доктор  Пипт
не знает его истинной цены и расходует попусту.
   - Я с этим разберусь, - пообещала Озма, а потом улыбнулась и  продол-
жала гораздо веселее: - Именно этот его Порошок  и  позволил  мне  стать
правительницей Страны Оз.
   - Первый раз слышу об этом, - признался Косматый.
   - Давным-давно, когда я была еще крохой, меня похитила колдунья Момби
и заколдовала в мальчика. Я не знала, кто я такая на самом деле, и когда
я подросла, старуха заставила меня работать на себя:  таскать  дрова  из
леса, полоть огород и так далее. Как-то раз она принесла от доктора Пип-
та немного Оживительного Порошка. А я сделала из жердей и тыквы чучело и
поставила его на дорожке, чтобы напугать старуху. Но она  разгадала  мои
планы и, чтобы проверить Порошок, посыпала им мое чучело.  Оно  ожило  и
стало Джеком Тыквоголовым, которого все вы знаете и любите. В тот же ве-
чер я сбежала с Джеком, потому как старуха хотела превратить меня в ста-
тую. Я захватила с собой и Порошок. По пути мы наткнулись на  деревянные
козлы, стоявшие у дороги. Я оживила их с помощью Порошка, и  с  тех  пор
Деревянный Конь - мой верный спутник. Когда я добралась  до  Изумрудного
Города, добрая волшебница Глинда, зная, кто я на самом деле,  превратила
меня из мальчика Типа в девочку Озму, и я стала править Страной Оз. Если
бы старуха Момби не принесла домой Оживительный Порошок, я бы  не  стала
Озмой, а также среди нас не было бы ни Джека Тыквоголового, ни  Деревян-
ного Коня.
   История очень заинтересовала Косматого, да и те, кто знал о ней, так-
же выслушали ее с удовольствием. Когда обед закончился,  все  перешли  в
гостиную Озмы, где прекрасно провели время до отхода ко сну.

   18. ПРОЩЕНИЕ

   На следующее утро Солдат  с  Зелеными  Бакенбардами  забрал  Оджо  из
тюрьмы и увел во дворец, где тот должен был предстать перед судом  Озмы.
Снова он надел на мальчика наручники и  белый  балахон.  Оджо  было  так
стыдно своего проступка, что он даже обрадовался: по крайней мере,  люди
на улицах не могли бы запомнить его в лицо. Он охотно последовал за Сол-
датом, желая, чтобы его участь поскорее решилась.
   В Изумрудном Городе живут воспитанные люди, которые никогда не смеют-
ся над тем, кто попал в беду, но они  впервые  видели  арестанта  и  во-
лей-неволей бросали на Оджо любопытствующие взгляды, а многие  поспешили
во дворец на процесс.
   Когда Оджо ввели в Тронный зал, там уже  собрались  сотни  людей.  На
изумрудном троне восседала Озма в мантии, украшенной изумрудами и жемчу-
гом. Справа и чуть ниже от нее на ступеньке сидела  Дороти,  а  слева  -
Страшила. Еще ниже был Волшебник Изумрудного Города, а на столике  перед
ним стояла золотая ваза из комнаты Дороти, куда Лоскутушка бросила злос-
частный клевер!
   У ног Озмы лежали два огромных зверя - Трусливый Лев и Голодный Тигр.
Они всегда охраняли Озму, когда та вершила суд. Был в зале  и  еще  один
зверь, но его Дороти держала на руках - то  был  Тотошка.  Он  прекрасно
знал и Трусливого Льва и Голодного Тигра и часто с ними играл.
   На стульях из слоновой кости восседали представители местной знати  -
дамы и господа в прекрасных нарядах,  а  также  официальные  лица  коро-
левства в парадной униформе Страны Оз. За  ними  расположились  все  ос-
тальные, заполнив собой весь огромный зал.
   Не успел Солдат ввести Оджо, как в другую дверь вошел Косматый,  а  с
ним Лоскутушка, Вузи и Стеклянный Кот. Они  остановились  перед  троном,
где сидела Озма.
   - Привет, Оджо! - крикнула Лоскутушка. - Как дела?
   - Все в порядке, - отозвался мальчик, но обстановка очень  подейство-
вала на него, и голос его слегка дрожал.
   Но Лоскутушку мало что могло смутить, и если Вузи  слегка  нервничал,
то Стеклянный Кот был в восторге от всего этого великолепия  и  торжест-
венности случая.
   По знаку Озмы Солдат снял с Оджо балахон, и мальчик оказался лицом  к
лицу с правительницей, которая должна была решить его судьбу.  Он  сразу
увидел, что она красива и обаятельна, и сердце его забилось с  надеждой:
быть может, она окажется еще и милосердной.
   Озма долго глядела на узника. Затем тихо заговорила:
   - Один из законов Страны Оз запрещает рвать клевер-шестилистник. Тебя
обвиняют в нарушении закона, хотя ты был предупрежден, что это  запреще-
но.
   Оджо понурил голову и пока собирался с духом, чтобы ответить,  Лоску-
тушка вскочила и заговорила:
   - Это все чепуха, Озма! Ты не можешь доказать, что он сорвал  клевер,
а значит, не имеешь права обвинять его в этом. Обыщи его,  если  хочешь,
но клевера у него не найдешь. Посмотри в его корзинке - его и там нет. У
него нет клевера, а потому я требую:  отпусти  бедного  мальчика  подоб-
ру-поздорову.
   Такие смелые речи сильно удивили собравшихся. Но принцесса Озма сиде-
ла молча, не шелохнувшись. Ответил Лоскутушке Волшебник:
   - Говоришь, клевера нет нигде? Ошибаешься, думаю, что он положил  его
в корзинку, а корзинку отдал тебе. И еще мне  кажется,  что  ты  бросила
клевер вот в эту вазу, которая стояла в комнате принцессы Дороти. Ты на-
деялась избавиться от него, чтобы выгородить  Оджо.  Ты  здесь  впервые,
Заплаточка, а потому не знаешь, что нет ничего, что укрылось бы от  Вол-
шебной Картины или от Волшебника Изумрудного Города. А  ну-ка,  смотрите
все!
   И он махнул руками в сторону вазы, которую Лоскутушка  сначала  и  не
заметила. Из вазы стал расти куст, а на одной из его верхних ветвей воз-
ник тот самый злополучный клевер, что сорвал Оджо. Лоскутушка, видя это,
сказала:
   - Значит, вы его нашли? Ну, так теперь докажите, что Оджо его сорвал.
   - Ты сорвал клевер? - обратилась принцесса Озма к Оджо.
   - Да, - отвечал он. - Я знал, что это запрещено, но мне так  хотелось
помочь дяде Нанди. И я боялся, что, если я  попрошу  разрешения  сорвать
клевер, ты мне откажешь.
   - Почему ты так подумал? - спросила Озма.
   - Закон мне показался глупым, несправедливым. Даже теперь я не  пони-
маю, что тут такого, если кто-то сорвет стебелек. И... и я тогда еще  не
видел ни Изумрудного Города, ни тебя и подумал, что девочка, которая из-
дала такой глупый закон, не захочет никому помочь.
   Озма задумчиво смотрела на Оджо, положив подбородок на руку.  Но  она
не сердилась. Напротив, она даже улыбнулась своим мыслям, а потом  снова
сделалась серьезной.
   - Возможно, многие законы кажутся глупыми тем, кто их не понимает,  -
наконец сказала она. - Но у каждого закона есть  свое  назначение,  и  в
первую очередь - защищать всех граждан и их благосостояние. Поскольку ты
здесь впервые, я объясню тебе смысл этого закона, который  кажется  тебе
столь глупым. В свое время в Стране Оз было много волшебников и  волшеб-
ниц, и клевер очень часто был нужен им для разных превращений.  Они  так
часто использовали свое магическое искусство во вред людям, что  я  была
вынуждена запретить заниматься магией и волшебством всем, кроме  Глинды,
доброй волшебницы, и ее помощника, Волшебника Изумрудного Города.  После
издания этого закона в Стране Оз все стало гораздо  спокойнее,  хотя  до
меня и доходили слухи, что кое-кто из волшебников и волшебниц тайно про-
должает колдовать и использует клевер для своих снадобий. Тогда я издала
другой закон, запрещавший кому бы то ни было рвать  и  такой  клевер,  и
другие растения, и травы, которые необходимы магам, чародеям, ведьмам  и
колдунам. Это почти положило конец тайному волшебству в Стране  Оз.  Так
что, во-первых, закон не такой уж глупый, а во-вторых, на то он и закон,
чтобы его соблюдать.
   Оджо сознавал правоту Озмы, и ему было не по себе, что он  говорил  и
вел себя так нелепо. Он поднял голову и, глядя Озме в глаза, сказал:
   - Я сожалею, что поступил плохо и нарушил закон. Я сделал это,  чтобы
спасти дядю Нанди, и думал, что об этом никто не узнает. Я кругом  вино-
ват и готов понести наказание.
   Озма снова улыбнулась, на сей раз весело, и одобрительно закивала.
   - Ты прощен, - сказала она. - Проступок твой серьезен, но ты  раскаи-
ваешься и уже достаточно пострадал. Солдат, отпусти Оджо Везучего.
   - Виноват, но я - Оджо Невезучий, - поправил ее мальчик.
   - На сей раз тебе повезло. Отпусти его, Солдат, он свободен.
   Приговор Озмы вызвал одобрительный гул в зале. Все стали выходить  из
зала, и вскоре кроме Оджо и его спутников там остались лишь  Озма  и  ее
приближенные.
   Юная правительница велела Оджо сесть и рассказать все по порядку, что
он и сделал. Озма внимательно слушала, а когда он закончил, помолчала  и
затем сказала:
   - Кривой Колдун поступил нехорошо, сделав и Стеклянного Кота, и  Лос-
кутушку, - он не имел права нарушать закон. А если бы  он  незаконно  не
хранил Окаменитель, то ничего бы не случилось ни с его женой, ни с твоим
дядей. Но Оджо, конечно, не будет счастлив, пока не вернет  дяде  жизнь.
Да и разве можно оставить этих бедняг стоять мраморными статуями,  когда
они имеют право на жизнь. Поэтому я разрешу доктору Пипту исполнить  за-
думанное и оживить тех двоих. Также мы должны помочь Оджо найти то,  что
ему требуется. Что ты на это скажешь, Волшебник?
   - Это единственно верное решение, - согласился тот. - Но  после  того
как Колдун наведет порядок, тебе следует лишить его магических свойств.
   - Ладно, - сказала Озма.
   - А теперь скажи, что тебе велено отыскать для снадобья? -  обратился
Волшебник к Оджо.
   - Три волоска из хвоста Вузи я уже добыл, - отвечал мальчик.  -  Вер-
нее, я добыл Вузи вместе с хвостом и волосками. Клевер-шестилистник я...
   - Можешь оставить его у себя, - разрешила Озма. - Это  уже  не  будет
нарушением закона. Ты его сорвал раньше, но это мы тебе простили.
   - Спасибо! - воскликнул Оджо и продолжал: - Еще мне надо гиль воды из
темного колодца.
   - Это непросто, - отозвался Волшебник, качая головой, -  но  если  ты
готов на долгое путешествие, то найдешь этот колодец.
   - Если он существует, я готов искать его годы! - воскликнул  мальчик.
- Лишь бы помочь дяде Нанди!
   - Тогда лучше отправляйся в путь прямо сейчас.
   Дороти, внимательно слушавшая разговор, обернулась к Озме:
   - Можно мне пойти с Оджо?
   - А тебе хочется?
   - Да, я ведь знаю Страну Оз - в отличие от Оджо. Мне жаль и его  дядю
и бедняжку Марголотту. Так можно?
   - Если тебе так хочется, - повторила Озма.
   - Если Дороти пойдет, то и я с ней,  -  сказал  Страшила.  -  Колодец
этот, наверное, где-то в отдаленной местности, а там может быть опасно.
   - Я тебе позволяю сопровождать Дороти, - сказала Озма. -  А  пока  ты
путешествуешь, я позабочусь о Лоскутушке.
   - Я сама о себе позабочусь, - объявила та. - Я  отправляюсь  с  Оджо,
Страшилой и Дороти. Я обещала Оджо помочь ему отыскать то, что нужно для
снадобья, и обещание выполню.
   - Хорошо, - согласилась Озма. - Но вряд ли стоит брать с собой Вузи и
Стеклянного Кота.
   - Я бы остался, - сказал Кот. - Меня и так чуть было не  разбили  раз
десять. Это же кошмар! Путешествие будет опасным, так что мне лучше  по-
беречься.
   - Пусть за ним присматривает Джелия Джемм, - сказала Озма. - Мы обой-
демся и без Вузи, но о нем надо позаботиться из-за трех волосков на  его
хвосте.
   - Возьмите меня с собой, -  попросил  Вузи.  -  Мои  глаза  исторгают
огонь, и я умею рычать - немножко.
   - Нам будет спокойнее, если ты останешься, - сказала Озма, и Вузи  не
возражал.
   Посовещавшись, они решили, что путешествие начнется завтра с утра,  а
пока все разошлись готовиться.
   Косматый порядком попутешествовал по Стране Оз, но никогда не  слышал
о темном колодце. Дороти тоже.
   - Если бы колодец был в людных местах, мы бы о нем знали, - размышля-
ла Дороти. - Если же он в диких краях, то кому там нужен  колодец?  Воз-
можно, его вообще не существует.
   - Он должен существовать, - возразил Оджо, - иначе в книге Колдуна  о
нем не было бы ни слова.
   - Наверное, - согласилась Дороти. - Но если он находится в Стране Оз,
мы обязаны его отыскать.
   - По крайней мере, мы должны его поискать, -  сказал  Страшила.  -  А
найдем мы его или нет, зависит от везения.
   - Ой! - воскликнул Оджо. - Но я ведь Оджо Невезучий...

   19. ВСТРЕЧА С ТОТТЕНГОТАМИ

   Через сутки пути отряд подошел к дому Джека Тыквоголового.  Джек  сам
сделал его из огромной тыквы и очень им гордился. В тыкве были прорезаны
дверь и окна, а также сделано отверстие для трубы от маленькой печки.  К
двери вели три ступеньки. В доме был неплохой  пол.  В  гостиной  стояла
удобная мебель.
   Разумеется, Джек мог бы переехать в более роскошный дом, если бы того
захотел, - Озма очень любила этого глупца,  вместе  с  которым  когда-то
давно порядком попутешествовала, но Джек предпочитал  оставаться  в  до-
ме-тыкве, считая, что это жилище очень ему идет, с чем  трудно  было  не
согласиться.
   Туловище этого существа было сделано из дерева - из  веток  и  сучьев
различных размеров, а на этот деревянный каркас была надета красная  ру-
башка в белый горошек. Также на нем были синие  штаны,  желтая  жилетка,
зелено-золотистый сюртук и на ногах - крепкие кожаные сапоги. Шеей  слу-
жила заостренная палка, на которую была насажена тыква. В ней были выре-
заны глаза, уши, нос и рот.
   Дом Джека стоял посреди большой бахчи, где росли тыквы разных  разме-
ров - от гигантских до самых маленьких. Среди тех, что как раз  поспева-
ли, было несколько размером с его теперешний особняк, и он признался До-
роти, что подумывает о том, чтобы сделать к своему дому новую  тыквенную
пристройку.
   Путникам был оказан радушный прием. Джек пригласил их переночевать  в
его доме-тыкве, на что они, собственно, и  рассчитывали.  Лоскутушка  не
сводила с Джека восхищенных глаз.
   - Ты очень хорош собой, - сообщила она ему, - хотя  Страшила  все  же
будет покрасивее.
   Джек пристально посмотрел на Страшилу, и его старый  приятель  лукаво
подмигнул нарисованным глазом.
   - О вкусах не спорят... - вздохнул Джек. - Старая ворона как-то  ска-
зала мне, что я - просто загляденье, хотя птица могла и заблуждаться.  Я
заметил, что вороны избегают Страшилу. Он отличный парень, хотя и  набит
соломой. Я же не набит ничем, а сделан из лучшего орешника.
   - Обожаю набитых! - сказала Лоскутушка.
   - Ну, раз на то пошло, моя  голова  набита  тыквенными  семечками,  -
признался Джек. - Они у меня вместо мозгов. Когда тыква свежая, я  очень
умен. Сейчас, к сожалению, семечки подсохли, и вскоре мне придется  сме-
нить голову.
   - Ты меняешь головы? - удивился Оджо.
   - Ну да. Тыквы не вечны. Они довольно быстро  портятся.  Потому-то  я
выращиваю столько тыкв, чтобы, когда понадобится, без труда  можно  было
выбрать подходящую.
   - А кто вырезает рот, нос, уши, глаза?
   - Я сам. Снимаю старую голову, ставлю на стол и срисовываю с нее узор
на новую. Иногда новое лицо выходит лучше старого - выразительнее, весе-
лее, но в целом всегда получается неплохо.
   Собираясь в путь, Дороти упаковала все необходимое в рюкзачок,  кото-
рый Страшила забросил себе за спину.  Дороти  надела  простое  платье  и
клетчатый капор - то, что и требовалось для  долгого  путешествия.  Оджо
прихватил с собой свою корзинку, куда Озма положила  флакончик  с  Пита-
тельными Таблетками и фрукты. Но у Джека в огороде росли не одни  тыквы,
и он угостил Дороти, Оджо и Тотошку отличным овощным супом, а также тык-
венным пирогом и сыром. Вместо постелей Джек предложил им охапки  свеже-
высушенного сена, Дороти и Оджо были  вполне  довольны.  Тотошка  улегся
спать рядом со своей маленькой хозяйкой.
   Страшила, Джек и Лоскутушка не знали усталости и обходились без  сна.
Они проговорили всю ночь напролет под звездами. Чтобы  не  мешать  спать
Дороти, Оджо и Тотошке, они вышли из дома и  разговаривали  полушепотом.
Страшила рассказал Джеку, что они ищут темный колодец, и спросил его со-
вета, как разыскать такую диковинку. Тыквоголовый Джек тщательно обдумал
это и сказал:
   - Задача не из легких. Но на вашем месте я бы нашел первый попавшийся
колодец, накрыл его - и он сделается темным.
   - Боюсь, это не то, - сказал Страшила. - Колодец должен  быть  темным
от природы, с водой, на которую никогда не падал луч света,  иначе  вол-
шебство не сработает.
   - А сколько надо воды?
   - Один гилл.
   - А сколько это?
   - Надо спросить у Дороти.
   Наутро они спросили ее и услышали в ответ:
   - Я не знаю, сколько это, но захватила золотую фляжку... Там,  навер-
ное, больше, чем гилл. Кривой Колдун может отлить себе столько,  сколько
нужно. Беда в другом: мы понятия не имеем, где искать этот колодец.
   Джек осмотрелся по сторонам и сказал:
   - Вы вряд ли найдете здесь темный колодец - вокруг сплошные  равнины.
Вам нужно пойти в горы.
   - А куда? - спросил Оджо.
   - В Страну Кводлингов. Она к югу отсюда, - сказал Страшила. - Я так и
знал, что нам придется идти в горы.
   - Я тоже, - отозвалась Дороти.
   - Но в Стране Кводлингов полно опасностей, - сказал Джек. - Правда, я
сам там не бывал, но...
   - Зато я бывал, - сказал Страшила, - и знаю, что такое Стреляющие Го-
ловы. У них нет рук, но бодаются они - будь здоров! Я имел дело с  Воюю-
щими Деревьями, которые наклоняются и дерутся ветками, и  повидал  много
чего другого.
   - Места там дикие, - согласилась Дороти, - и на нас могут  обрушиться
разные невзгоды, но делать нечего: раз нам нужна вода из темного колодца
- надо идти.
   Попрощавшись с Джеком, они двинулись на  юг,  туда,  где  раскинулась
Страна Кводлингов - с горами, скалами, горными пещерами  и  лесами.  Эти
земли хоть и входили в Страну Оз, но были такими неосвоенными и  удален-
ными от Изумрудного Города, что в дремучих лесах там жили самые странные
существа, и не подозревавшие, что ими правит Озма.  Когда  их  никто  не
трогал, эти существа тоже никого не трогали, но тех, кто вторгался в  их
владения, подстерегали немалые неприятности.
   До Страны Кводлингов от домика Джека было два дня пути. Ни  Оджо,  ни
Дороти не могли идти очень быстро, и друзья часто делали привалы. Первую
ночь они провели в открытом поле среди лютиков и маргариток, а когда Од-
жо и Дороти легли спать, Страшила накрыл их тонким, но теплым одеялом из
рюкзака, чтобы дети не замерзли. К вечеру второго дня они вышли на  пес-
чаную равнину. Идти по песку было трудно, но путники приметили на  гори-
зонте рощицу пальм, у подножия которых виднелись какие-то черные  точки.
Они прибавили шагу, чтобы заночевать под этими пальмами.
   Они шли, и точки становились все больше и больше.  Хотя  уже  смерка-
лось, Дороти казалось, что она видит огромные котлы, перевернутые  вверх
дном. А за пальмами начинались россыпи огромных камней, за которыми  вы-
силась гора.
   Путники решили начать подъем с утра, а ночь провести  на  равнине.  К
пальмам они подошли уже в сумерках. Дороти  решила  получше  рассмотреть
один из странных черных предметов, которых вокруг были десятки. Она  по-
дошла к одному из них - а он был высотой с нее, - и в этот момент с гро-
хотом отскочила крышка, и из предмета в воздух  взмыло  странное  темное
создание, которое потом плюхнулось на песок рядом с Дороти.  За  ним  из
отверстия стали выпрыгивать другие. Точно так же пооткрывались крышки  и
в других "котлах", и из них, словно чертики из коробки, начали  выскаки-
вать загадочные существа. Примерно  сотня  этих  созданий  окружила  ма-
ленький отряд.