Версия для печати

     Евгений Зыков.
     Сорок три Медвежки и Мидвидятина


                      Сорок три Медвежки и Мидвидятина

                                Знакомство,
                      или кто такие Настоящие Медведи.

                             Медвежка, Медвежка
                              Слопала орешки.
                            Не поет, не скачет,
                             А сидит и плачет:
                            "Ой-ей-ей, ой-ей-ей!
                          Как теперь пойду домой?
                          Дома ждут меня подружки,
                        В лапках - глиняные кружки.
                           Глазки голодом горят,
                         Сорок две Медвежки в ряд.

                          Я - дежурная по средам,
                          В лес ходила за обедом,
                          Потому что утром завтрак
                            Я успешно проспала.

                       М-м... Э-э-э... Тэк-тэк-тэк...
                                  А, вот!

                            А в лесу у нас грибы
                         Все закончились... бы-бы!
                          Малину нашу съел барсук,
                         Совсем отбившийся от рук,
                         Всю клюкву лоси потоптали,
                          Когда от волка убегали.
                          И я, изведав сотню мук,
                         Нашла орехов восемь штук.
                      Для всех Медвежек - очень мало,
                       А мне поесть как раз хватало!

В зарослях малины было очень душно и пыльно. Медведь едва сдержался, чтобы
не чихнуть. Он впервые видел такого странного зверя - маленького,
косолапенького, с коричневой шерсткой. Зверюшка была одета в коротенькие
шортики и жилетик. В такт песне она размахивала огромной кружкой. "Вот мне
бы такую - для меда", - мечтательно подумал Медведь.

Судя по всему - по тропинке шла Медвежка. Никто и никогда не видел еще их в
этом лесу живьем, но слухов и рассказов про них ходило немало. Говорили,
что они ужасно хитрые, коварные и к тому же не любят мыться. Сорока -
соседка Медведя - чуть ли не каждый вечер обсуждала со своими подружками
новости о Медвежках: как они огромной толпой гонялись за лосем; как в
соседней деревне на всех огородах выпололи морковь, свеклу и редиску; как
на прошлой неделе спасали якобы "тонущего" бобра. Весь лес со страхом
ожидал появления Медвежек.

И вот это случилось. Медведь с любопытством рассматривал гостью, а та,
увлекшись поеданием спелой малины, замедлила шаг и перестала петь. Только
пыхтела что-то себе под нос - "Бу-бу... Вот еще ягодка... Ням, ах,
ням-м-м... трам-па-па, в кружку еще успеется - вон сколько ее здесь...
Пых-уф-пух, ля-я-ля-ля..."

"Странно, - подумал Медведь, - и чего это их все так боятся? Ничего в них
нет такого страшного. С виду вполне нормальный зверь. Даже я - и то выгляжу
страшнее." Медведь довольно улыбнулся, вспомнив, что он никогда с утра не
причесывался - когда-то знакомый заяц сказал ему, что это придает зверю
солидности и заставляет других относиться к нему с надлежащим уважением.

"Проверим, на что годятся эти зверюшки-Медвежки. А вдруг она испугается и
убежит прочь из нашего леса - тогда я буду Первым Медведем - Победителем
Медвежек!" И Медведь представил себе дубовый венок на шее, крики: "Качать
его! Качать спасителя леса! Ура - защитнику слабых! Ура - Победителю
непобедимых!", уважительный шепот сзади: "Он один не испугался самых
страшных из зверей"...

Чуть дальше в лесу тропинка делала крутой поворот вправо. Медведь тихо-тихо
пробрался через заросли и лег прямо посреди тропинки. "Надо закрыть глаза -
на всякий случай." - подумал Медведь.

Чуть дальше в лесу тропинка делала крутой поворот вправо. Медведь тихо-тихо
пробрался через заросли и лег прямо посреди тропинки. "Надо закрыть глаза -
на всякий случай." - подумал Медведь. Медвежку было хорошо слышно - она
медленно приближалась, шумно сопя и причмокивая. "Так она всю мою малину
съест", - возмущенно подумал Медведь и уже хотел было встать и закричать:
"Хватит рвать ягоду без моего разрешения!", но вовремя опомнился. А
Медвежка была все ближе. Вот уже не стало слышно, как шумит речка на
плотине Трех бобров. "Ну что же она? Неужели не увидела меня? - недоумевал
Медведь. - А если увидела, то почему не убегает? Не боится? Это
подозрительно и непонятно."

Если бы Медведь прислушался к бормотанию Медвежки, то он сразу бы все
понял. Медвежка сама с собой обсуждала ситуацию: "Вот Медведь лежит на
тропинке. Вкусная ягодка... Живой вроде. Без дела лежит. Может, его потерял
здесь кто-нибудь? Или он здесь специально валяется? Эх, самая-то сладкая
малинка на самом верху растет... Как бы ее достать?"

- Ура! Так вот зачем здесь Медведь лежит! Для любименькой и замечательной
Медвежки специально! - с этим криком Медвежка вскарабкалась на Медведя и,
пританцовывая и подпрыгивая, принялась срывать малину, густо усыпавшую
кусты прямо над Медведем.

В голове ее сразу же сочинилась песенка:

                         Ах, какой прекрасный лес!
                        В малину здесь Медведь залез
                          И посреди тропинки спит.
                         И не сопит! И не храпит!!
                     Сюрприз! - для маленькой Медвежки,
                        Чтобы она могла без спешки,
                       Забравшись на живот мохнатый,
                        Малинку сверху правой лапой
                      Собрать, а левой лапой - съесть.
                          Потом на животе присесть
                        И отдохнуть... Медведь лежит
                          И правым ушком шевелит.

- И вовсе я не сплю! - закричал Медведь и вскочил. Но через мгновение снова
оказался на земле, носом в пыли, а на спине у него сидела очень довольная
Медвежка, так удачно поставившая ему подножку. Медвежка стучала маленькими
лапками по спине Медведя и кричала:

- Ура! Покатаемся! Поехали, поехали - за спелыми орехами!

Такого Медведь никак не ожидал - Медвежка совсем его не боялась. И он решил
попробовать самое сильное средство - медвежий рев. Он замотал головой из
стороны в сторону, поднялся на задние лапы, задрал голову кверху и грозно
зарычал. В лесу все знали этот звук и, едва заслышав его, спешили уйти с
дороги Медведя.

- Вот это да! Ты ревешь как Настоящий Медведь! - закричала восхищенная
Медвежка и захлопала в ладоши, когда он закончил. - А еще раз можешь?

- Что значит - как Настоящий? - тяжело дыша, спросил Медведь. - Я и есть
самый настоящий, с четырьмя лапами, чуть косолапый, бурой породы Медведь.
Все в лесу это знают.

- Это еще ничего не значит. У большинства зверей четыре лапы, косолапить
можно научиться, а шерсть в бурый цвет тебе любая Медвежка покрасит. Так
что никому не известно, кто ты такой есть. А вдруг ты гиппопотам
какой-нибудь крашеный?

Мысль, что он может оказаться каким-то неизвестным гиппо-кто-то-тамом, так
поразила Медведя, что он сел посреди тропинки и задумался, глядя в заросли
малины прямо перед собой. Он ни разу не слышал про такого зверя, ничего не
знал про его привычки и повадки. А если этот гиппо-крото-здесь
водоплавающий? Или, что еще хуже, летающий? Что тогда делать - ведь Медведь
ни того, ни другого не умел.

Лучше было бы остаться Медведем.

- Слушай! - просияв от внезапно пришедшей к нему мысли, сказал Медведь
Медвежке. - Ты ведь сказала "как Настоящий." Значит, ты знаешь, как
выглядят и ведут себя Настоящие Медведи?

- Ну, выглядят они обыкновенно. Ты, кстати, очень похож. Но самое главное
свойство Настоящих Медведей вот какое - они помогают собирать Медвежкам
ягоды - малину, например, катают их по полю на шее и отвозят вечером домой,
в берложку.

Медведь подозрительно посмотрел на Медвежку.

- Что-то не верится мне. Откуда тебе про это известно? Может, ты Настоящих
Медведей- то и не видела никогда? Может, ты все это сейчас выдумала?

- Ха! Не веришь - ну и оставайся тогда косолапо-бурым гиппопотамом. А про
Настоящих Медведей я в Энциклопедии читала - страница три-три-два, пятый
абзац сверху. Я среди Медвежек самая грамотная - знаю почти все буквы и
умею считать до семнадцати. Кстати, гиппопотамы, кажется, в болоте живут.
Вот так вот. Пока.

И Медвежка повернулась, чтобы идти дальше.

- Постой! Там малина мелкая! - закричал Медведь. - Давай сюда свою кружку и
пойдем со мной - я тебе такое место покажу! А потом, так и быть, покатаю
тебя. Я же все-таки Настоящий Медведь!

                              Шепталка первая,
                       или Откуда появились Медвежки.

Никто в лесу не знал, откуда появились Медвежки. И поэтому то здесь, то там
- на полянках, на ветвях деревьев, среди зарослей орешника - разгорались
нешуточные споры.

- Да что тут обсуждать! - кричали красноголовые Дятлы. - Медвежки пришли с
далекого севера. Мы сами видели, как они входили в лес длинной вереницей со
стороны Холодных Ветров.

- Вы же ничего-ничего, кроме своих короедов, никогда не видите! - галдели
суетливые Сороки. - Только и делаете весь день, что стучите по деревьям.
Голова от вас болит постоянно, а короедов в лесу меньше не становится.
Никакой пользы от вашего стука нет. А про Медвежек - мы все-все знаем.
Видели-видели, как они пришли рано-рано утром со стороны солнца.

- Вы, болтушки, дятлов не обижайте, - медленно говорил старый дряхлый
Филин. - Без них наш лес недолго зеленеть будет. Ну а откуда взялись эти
странные зверюшки - не все ли равно? Лучше бы разузнали, скоро ли они нас
покинут. Очень уж шумные они - покоя от них нет.

Сороки срывались стайкой с веток и летели по лесу, крича:

- Видели-видели. Все-все. Рано-рано утром пришли Медвежки в наш лес. Из тех
мест, где солнышко по утрам просыпается.

Серые Зайцы слушали их и смеялись:

- Глупенькие! Кто в лесу не знает, что Медвежки никогда раньше обеда не
просыпаются! И рано-рано утром они еще сладко спят в своих берложках.

- Скорее всего, они приплыли к нам на большом плоту по реке, что стекает с
Высоких Гор, - высказывались хмурые и мокрые Бобры. - Вот только непонятно,
куда они спрятали плот. Нам бы он очень пригодился.

- Ха! На плоту! По реке! - возражали внезапно появлявшиеся из-за кустов
Волки. - Ох, вы и выдумщики, Бобры! Видели бы вы, как они умываются по
утрам! Да Медвежки воды боятся как огня! Кстати, - Волки подозрительно
принюхивались, - тут Зайцы не пробегали?

Но Зайцы были уже далеко - они бежали домой, по дороге собирая заячьей
капусты на обед.

На пути им встречались Кроты, греющиеся за солнечных полянках.

- Медвежки пришли из темных холодных пещер, что находятся на закате, в двух
днях пути по Глубокому Оврагу, - сообщали они Белкам, торопливо грызущим
сосновые шишки. - Поэтому они такие мрачные и мохнатые.

- Вряд ли, - отвечали Белки и скрывались на деревьях в своих дуплах.

- Вряд ли, - замечали юркие Мышки и убегали в свои норки продолжать уборку
кладовок.

- Действительно, в это мало верится, - глубокомысленно замечал огромный
лось. - Мне кажется, что мрачные они оттого, что все время голодны. Так и
рыщут по нашему лесу в надежде чем-нибудь поживиться.

Так с утра до вечера весь лес шелестел и шептался: Медвежки, Медвежки,
Медвежки...

- Да что мы все спорим и шумим - кто они такие, откуда, - не выдерживал,
наконец, какой-нибудь Ежик. - Давайте пойдем и спросим у них самих, кто они
и зачем пришли в наш лес.

- Ш-ш-ш! Тише! Тише!! Вдруг они услышат и обидятся! - дружно пугались все
обитатели леса и разбегались по своим норам, лежкам, дуплам. Лес ненадолго
замирал.

Во всем лесу только Медведь знал правду. Однажды, лежа под старым дубом, он
спросил тринадцатую Медвежку:

- Послушай! Ты не обидишься на меня, если я задам тебе один очень серьезный
вопрос?

- Не-а, - ответила она, сидя на толстой ветке и болтая задними лапами в
воздухе. Но на всякий случай сорвала парочку желудей.

Приготовившись убежать, Медведь выпалил:

- Откуда вы к нам свалились?

Медвежка вдруг громко рассмеялась.

- Вот это да! В самую точку попал! - кричала она, хохоча и вытирая лапками
слезы, катившиеся из глаз от смеха. Медведь с недоумением смотрел снизу на
развеселившуюся вдруг Медвежку.

- Знай же, о недостойный Медведь из этого леса... - торжественно сказала
она, немного успокоившись. - Хотя нет, погоди. Ты что-нибудь про
астранномию знаешь?

- Что-что? - переспросил Медведь.

- Эх ты, неученый Медведь из этого леса, - с сожалением сказала тринадцатая
Медвежка. - Астранномия - это наука о странствиях. Ну да ладно. Видел ты
ночью на небе маленькие точки?

- Звезды, что ли? Кто ж их не видел? - ответил Медведь.

- Иногда они падают на землю. Как-то в начале лета на опушку вашего леса
упала сначала одна звезда. Вот так, - Медвежка легонько бросила желудь в
Медведя и попала ему по макушке.

- Ой-ой-ой! Ты чего кидаешься? - Медведь вскочил и спрятался за ствол дуба.

- На этой звезде прилетели сорок две Медвежки. А следом за ней упала еще
одна звездочка. Вот так, - Медвежка бросила второй желудь в выглянувшего
из-за ствола Медведя и попала ему по носу. - И на ней прилетела я. Только
ты никому об этом не рассказывай. Ладно?

- Ладно, - Медведь недовольно потер нос. - Все равно этому никто не
поверит. Даже я.

                           Рассыпанная земляника,
                    или Вредина, Вредятина, Мидвидятина.

- А как ты собираешься с ними сидеть? - спросил Медведь, взяв со стола
большое красное яблоко, уже четвертое по счету.

- А что здесь такого непонятного? - тринадцатая Медвежка с сожалением
посмотрела, как стремительно исчезает яблоко во рту Медведя. - Жалко, что у
меня от яблок поднимается температура.

- Угу, ошень вжвалко. Жвалко, што штволько от яшбвлок, - промычал Медведь с
набитым ртом. - А всше-тшаки - как шы шобираешшя ш ними шидеть?

- Шидеть, шидеть, - передразнила Медвежка, нехотя вставая со стула. Она
окинула берложку взглядом, потом решительно подошла к холодильнику и,
широко раскрыв дверцу, посмотрела внутрь. - Хочешь узнать, как Медвежка
нянчится с чужими детьми - пойдем со мной. Только сначала надо узнать, что
ты умеешь делать.

Она села на пол перед раскрытым холодильником и, подперев лапой голову,
стала внимательно изучать его содержимое. Некоторое время в берложке были
слышны только медвежьи "Хрум! Хрум! Хрум!" да горестные вздохи Медвежки.

Наконец, расправившись с яблоком, Медведь спросил:

- Ну, что? Мучаешься?

- Ага, - задумчиво ответила Медвежка. - Хочется съесть что-нибудь, а что -
не могу выбрать. Земляника - надоела, грибов - не хочу, орехи надо колоть,
картошку - чистить, мед кончился и вообще... Я уже похудела, - немного
помолчав, сообщила Медвежка.

- Да? Что-то не очень заметно, - пробормотал Медведь, думая о чем-то своем
и смотря в холодильник. - Так, говоришь, земляника тебе уже надоела?

- Да. Сколько можно: целую неделю утром, днем и вечером - одна земляника.
Глаза б мои на нее не смотрели! - Медвежка хотела захлопнуть дверцу
холодильника, но Медведь не дал ей этого сделать.

- А откуда у вас столько такой прекрасной земляники? - спросил он, снимая с
верхней полки огромную кастрюлю с ягодами и ставя ее на стол.

- Бабушка прислала, - ответила Медвежка и закрыла холодильник.

- Ну, так что ты умеешь делать? - требовательно спросила она у Медведя.

Медведь молча закивал головой - мол, сейчас скажу, минуточку; видишь - я
занят; ах, какая вкусная земляника - еще ложечку; нет, еще одну; совершенно
невозможно оторваться...

- Ну? - грозно спросила Медвежка, схватившись за ручку кастрюли.

- Ой-ой-ой! Подожди! - взмолился Медведь. - Еще пять... м-м, лучше восемь
ложек. Ладно?

- Нет - шесть!

- Ну что, жалко тебе, что ли? - Медведь тянул кастрюлю к себе. - Все равно
ведь пропадает!

- Ничего, не пропадет. Мы из нее компот сделаем. Решай: или шесть ложек или
ничего больше не получишь, - Медвежка одной ногой зацепилась за ножку
стола, а другой потверже уперлась в пол.

- Ха! Чтобы Медвежки компот сварили - такого я еще не слышал! Хочу восемь
ложек земляники и на меньшее не согласен! - заявил Медведь и резко рванул
кастрюлю на себя.

- Да кто ты такой, чтобы в нашей берложке свои требования выставлять! -
Медвежка выдержала первый натиск, хотя стол переместился на середину
берложки. - Сейчас же отдавай нашу землянику! А то закричу, сбегутся все
Медвежки и хорошенько поколотят тебя, жалкий медвежонок!

- Я - Медведь! И требую уважать меня и мои требования, - гордо
выпрямившись, сказал Медведь. - Тем более, что они разумные. Ну, что ты
жадничаешь? Всего восемь маленьких ложечек земляники - и все довольны. А?

- Это не я жадничаю, а ты вредничаешь! Ему предлагают целых шесть ложек
ягод, а он нос воротит - восемь ему подавай. Ты самая настоящая вредина! -
Медвежка уже просто кипела от негодования. - Ты даже хуже! Ты - вредятина!

- Ах, так?! Так вы, Медвежки, гостей принимаете?! Хочу земляники! -
закричал Медведь и сильно-сильно дернул кастрюлю за ручку.

Ручка со стороны Медвежки с тихим звоном оторвалась, и Медведь вместе с
кастрюлей полетел назад. Раздались треск ломающейся дверцы шкафа для
грязной посуды, грохот падающих тарелок, ложек и вилок.

В куче обломков лежал Медведь. На нем стояла перевернутая вверх дном
кастрюля, а вокруг была рассыпана земляника - крупная, сочная и очень
сладкая.

- Нет, - прошептала ошеломленная Медвежка,- ты не вредятина! Ты еще хуже!
Ты - самая настоящая МИДВИДЯТИНА!

                              Шепталка вторая,
                           или Медвежка и мышата.

По вторникам и пятницам, после умывания и плотного завтрака, тринадцатая
Медвежка брала свой старенький складной зонтик и выходила из берложки. Ей
было абсолютно все равно, какая за порогом стоит погода. Остальные Медвежки
недоумевали сначала, зачем она берет с собой зонтик, а потом привыкли и
перестали обращать на это внимание, тем более что именно по утрам у каждой
из них было особенно много забот.

Медвежка проходила мимо старого дуба с вороньим гнездом, спускалась в
Глубокий Овраг, частенько съезжая вниз по склону на спинке, затем шла до
второго поворота и выбиралась на другую сторону Оврага около барсучьей
норы. Всю дорогу Медвежка постоянно оглядывалась, проверяя, не идет ли за
ней какой-нибудь любопытный зверек.

Совсем недалеко от барсучьей норы находилась маленькая полянка, посреди
которой стояло одинокое дерево. Медвежка забиралась на него и удобно
устраивалась на толстой нижней ветке, да так, что снизу ее совсем не было
видно.

На поляне жили любопытные мышата. Медвежка узнала это очень давно, и с той
поры начались эти утренние прогулки.

Усевшись на ветке, Медвежка оглядывалась вокруг. Было тихо и спокойно.
Птицы пели где-то в глубине леса, солнце еще не стало жарким и
ослепительным. Медвежка негромко говорила:

- Вжинкс! Вжинкс!

Никто, кроме тринадцатой Медвежки, не знал, что любопытные мышата, живущие
на этой поляне, услышав слово "Вжинкс!", бросают все свои дела и опрометью
мчатся по своим подземным галереям наверх, на поляну. Но не все сразу. Даже
среди любопытных мышат всегда найдутся и сомневающиеся, и трусишки, да и
просто очень-очень занятые делами по хозяйству. Поэтому, услышав "Вжинкс!",
такие мышата только настораживаются и начинают внимательнее прислушиваться
к звукам, идущим с поверхности.

На каждый "Вжинкс!" обычно выбегало пять или шесть зверьков. Они садились
на задние лапки возле норок и, подняв свои остренькие ушки, старательно
вслушивались в утренний шум леса.

Медвежке было мало пяти-шести мышек. И она снова говорила:

- Вжинкс! Вжинкс!

Но уже немного громче и отчетливее.

На полянку выбегало еще мышат десять. Но Медвежке и этого было мало.

- Вжинкс! Вжинкс! Вжинкс!! Вжинкс!!! - весело кричала Медвежка, и вся
поляна превращалась в мышиное собрание.

Мышата оживленно обсуждали между собой медвежкины "Вжинксы".

Полюбовавшись сверху на юрких маленьких зверьков, Медвежка осторожно
нащупывала кнопку на зонтике и нажимала ее. Зонтик с шумом хлопал и
раскрывался.

Этот оглушительный внезапный треск заставал мышат врасплох. Они замирали на
месте, и на мгновение поляна словно застывала. А потом начиналась кутерьма
- мышата бросались в свои норки, пытались спрятаться в невысокой траве,
пища и смешно дергая маленькими хвостиками. Казалось, что сейчас на этой
полянке собрались мыши со всего леса.

Медвежка с веселой улыбкой смотрела на мышиную неразбериху. Ведь именно за
этим она приходила сюда по вторникам и пятницам.

Через пять минут поляна пустела. И только оседающая пыль да разорванные,
пяшущие на легком ветерке паутинки напоминали о недавнем происшествии.

Медвежка шла обратно в берложку.

Пора было приниматься за дела.

                              "Но!" и "Тпру",
                        или мед, Медвежка и лошади.

С самого утра настроение у Медведя было замечательное. Он быстренько
умылся, взял с полки большой горшок с медом и пошел гулять по лесным
тропинкам, весело напевая песню:

                             Я буду лопать МЕД
                            Огромными горшками.
                             И пусть душа поет.
                              Пока МЕД есть -
                              Его я буду есть.
                             Вы убедитесь сами!

                               Хо-хо! Хо-хо!
                             Вы убедитесь сами!

Медведь остановился, зачерпнул ложкой мед и отправил его в рот. Потом
заглянул в наполовину уже опустевший горшок, подумал: "Хорошо, что Медвежки
мед не любят!" и пошел дальше, продолжая петь:

                            А грустные Медвежки,
                              Не любящие МЕДА,
                           Пусть щелкают орешки.
                               Пусть говорят,
                              Что арбуз хотят.
                           Им ждать его полгода!

                               Хо-хо! Хо-хо!
                           Им ждать его полгода!

- Эй! Мидвидятина! Постой-ка! - вдруг услышал Медведь голос тринадцатой
Медвежки.

"Ну вот, только про них вспомнишь - они тут как тут. Эх, не повезло," - с
досадой подумал Медведь и спрятал горшок с остатками меда за спину - на
всякий случай.

- Какие-то ты странные песни поешь, - сказала Медвежка, вылезая из зарослей
малины. - Кто это тебе сказал, что мы мед не любим?

- Да ты и сказала. Вчера, когда я тебя вечером до берложки провожал. "Мед,
дескать, липкий, пачкает все вокруг".

- Так это если его лапками есть. А у тебя ведь ложка? - как бы между прочим
спросила Медвежка.

- Конечно, ложка, - самодовольно усмехнулся Медведь. - Медведи никогда мед
лапами не едят.

- Так ведь и Медвежки тоже только в ложках мед любят. Не веришь? Давай
докажу.

- Верю, верю, - закивал головой Медведь.

- Одной веры мало. Надо еще и знания иметь, - назидательно сказала
Медвежка. - Давай сюда горшок и ложку, - потребовала она.

- А если я не дам тебе МОЙ мед? - спросил Медведь, медленно отступая назад
по тропинке.

- Тогда... - Медвежка задумалась. - Тогда я не покатаю тебя на лошади!!!

Медведь остановился, как вкопанный. С детства он мечтал прокатиться верхом
хотя бы на маленьком пони.

- На лошади? - прошептал Медведь. - Где?

- Тут, неподалеку, - Медвежка махнула лапкой куда-то вправо. - Ну, так как
насчет меда?

- Да-да, конечно бери. Только ешь побыстрее, пожалуйста.

Медвежка села на траву рядом с тропинкой и стала не спеша, явно растягивая
удовольствие, доедать мед, а Медведь принялся ходить мимо нее по тропке
взад-вперед, нетерпеливо поглядывая то на небо, то на горшок в лапах
Медвежки.

- Наконец-то! - сказал Медведь, когда мед закончился. - Теперь пошли
кататься на лошади!

- Пойдем, но только, чур, я первая катаюсь.

- Это почему?

- Потому что я первая лошадей нашла. Я, может, уже почти на лошади сидела,
да тебя услышала и пошла встречать. Я же знаю, как ты мечтаешь покататься
верхом. Сам мне вчера рассказывал.

Большая лесная поляна появилась из-за кустов внезапно, и Медведь с
Медвежкой чуть было не выскочили на нее, увлеченные спором. Притаившись в
кустарнике на краю поляны, они рассматривали лошадиный табун, любуясь и
восхищаясь красивыми животными.

- Ну, - сказала деловито Медвежка, когда первые восторги поутихли, - на
какой поедем?

- Даже не знаю. Может, вон на той рыжей, что в стороне от остальных стоит?

- А что, хорошая лошадка, - одобрила Медвежка выбор своего товарища. -
Спокойная, уткнулась мордой в траву и стоит себе, как будто спит. Такая не
понесется, сломя голову, а пойдет медленно и величаво, как верблюд по
пустыне.

- Медвежка, ты иногда так красиво говоришь, - прошептал восхищенный
Медведь.

- Учись - пригодится в жизни, - ответила Медвежка тоном учителя литературы.
- Но вернемся к нашим лошадям. У меня есть неплохая идея.

- Хм, а разве у Медвежек бывают плохие идеи? - как бы про себя заметил
Медведь.

- Что? Я не расслышала, - спросила Медвежка.

- Нет-нет, ничего.

- Так как лошади очень пугливы и к ним нельзя приблизиться просто так, то,
следовательно, надо их удивить чем-нибудь...

- Чем?

- А вот в этом-то идея и состоит! Слушай внимательно. Лошадей можно удивить
каким- нибудь Диковинным Животным...

- А где мы его возьмем? - спросил Медведь.

- Не перебивай. Если я встану тебе на плечи, а ты возьмешь в руки горшок
из-под меда, то как раз такое Диковинное Животное и получится. Лошади
удивятся и не убегут от нас. А мы подойдем поближе к той рыжей лошадке, и я
спрыгну прямо ей на спину.

- Здорово! Идея принимается.

И вот на поляне появилось странное животное - высокое, мохнатое, с каким-то
горшком впереди. Оно постепенно двигалось вдоль поляны, но иногда вдруг
падало на землю с воплями:

- Ай! Опять в яму наступил! Я же говорила - вправо, вправо иди! - слышался
голос Медвежки.

- Сначала вправо, потом влево, и вдруг - опять вправо! Я же не вижу ничего
из-за этого горшка! Дорогу выбирать получше надо! - отвечал сердитый голос
Медведя. - И опять ты на меня упала! Говорил же - отпрыгивай!

- Чтобы поцарапаться и синяк набить? Ну уж нет!

- А мне, значит, можно? Вон у меня уже вторая коленка поцарапана, и шишка
огромная на лбу вскочила - о горшок ударился.

- Ну давай, я тебе пластырем все раны залеплю.

Медвежка доставала из кармана жилетика пластырь, и на Медведе появлялось
несколько новых белых полосок. Потом Диковинное Животное со вздохами и
стонами снова поднималось из травы и шло дальше. Через несколько шагов
история повторялась.

Диковинное Животное остановилось в двух шагах от рыжей лошади. Лошадь не
шевелилась.

- Ну, что? Прыгать? - прошептала Медвежка сверху.

- Ага! А то я сам тебя сброшу! - хриплым шепотом ответил Медведь.

Лесную тишину нарушил клич:

- Й-эх! Залетная! - прокричала Медвежка где-то прочитанную фразу. Табун
сорвался с места и скрылся в лесу. Но рыжая лошадь даже не шелохнулась.

- Кричи: "Но! Но!" - шепотом стал советовать Медведь.

- Сама знаю. Н-но! Н-но!! Н-но!!! - громко закричала Медвежка. Но лошадь
только дернула ухом и осталась на месте.

- Слушай! - сказала Медвежка после минутного раздумья. - Лошади не любят
мух и слепней.

- И что?

- Пожужжи немного, - попросила Медвежка жалобно.

- Ладно, - нехотя согласился Медведь и начал жужжать.

- Ж-ж-ж-ж! Ай! Она хвостом по мне попала! Жу-ж-жу-ай-ж-жу! Ой! Прямо по
носу! Ж-ж- ж-жу-у-у-ж! Ай-ай-ай! Больно! Все, не могу больше быть мухой! -
Медведь, кряхтя и охая, сел рядом с лошадью на траву.

- Но что же делать? - со слезами в голосе спросила Медвежка.

- Не знаю. Слезай. Давай я сам на нее сяду.

Услышав эти слова Медведя, лошадь вздрогнула, подняла голову и пустилась
вскачь. Медвежка закричала: "Ура! Поскакали!", а Медведь побежал следом,
крича: "Я тоже хочу!"

- Сейчас остановимся, и ты тоже покатаешься! - отвечала Медвежка.

Но лошадь и не думала останавливаться. Она мчалась по прямой к лесу,
стремясь сбросить своего седока ветвями деревьев.

- Тпру! Тпру-у! - кричала Медвежка, но это не помогало. До леса оставалось
совсем немного.

- Тпру-у-у!!! - страшным голосом закричал Медведь лошади, из последних сил
догнал ее и дернул за хвост.

Лошадь поднялась на дыбы, заржала и забила передними ногами в воздухе.
Медвежка, не удержавшись на ее спине, скатилась вниз, прямо на Медведя.

Лошадь, почувствовав, что теперь она свободна, фыркнула и медленным шагом
пошла в лес.

- Опять ты на меня упала! - проворчал Медведь. - На мне уже живого места не
осталось.

- Ничего, у меня еще есть немного пластыря, - ответила Медвежка.

- В следующий раз я первый катаюсь на этой лошади, - заявил Медведь и
грозно посмотрел на Медвежку, которая скромно промолчала.

                              Шепталка третья,
                        или Тырканосики и Медвежки.

Тырканосики не любили Медвежек. Как только какая-нибудь Медвежка подходила
к их Желтой Поляне, все тырканосики тут же прятались. И, затаившись в
траве, начинали перешептываться между собой:

- Смотри-ка, сюда направляется!

- Лапами-то, лапами как машет! Бестолковая зверюшка!

- Ага. И еще бесполезная! Ну какая от нее польза? Только суета и
беспорядок.

- Да-да! В прошлый раз, помнишь, они впятером пытались забраться на сосну,
чтобы окрестности оглядеть.

- Хи-хи-хи! А чем дело закончилось?

- Тремя рваными шортами!

- Ха-ха-ха!

- Ш-ш-ш! Остановилась! Наверное, прислушивается.

Медвежка и в самом деле останавливалась под высоким дубом, мучительно
раздумывая над тем, чего ей хочется больше: полежать в тени или пойти
собирать чернику.

Тырканосики подбирались поближе к Медвежке.

- Ну что, уже пора? - шептали самые нетерпеливые.

- Нет, еще рано, - отвечали более спокойные.

Медвежка, выбрав самое верное решение: сначала полежать в тени, а потом
пойти за черникой, удобно устраивалась под деревом.

- Вот теперь пора!

Тырканосиков на Желтой поляне жило очень-очень много. Это были маленькие,
едва видимые букашки с длинным носиком.

И вот, как только Медвежка закрывала глаза, все тырканосики бросались к
дереву, забирались на него и рассаживались по листьям. На один дубовый
листок могло поместиться сто или двести букашек. Они перепиливали острым
прутиком ножку листа и летели вниз, трубя своими носиками:

- Тыр-тыр-тыр! Тыр-тыр-тыр! Тыр-тыр-тыр!

Поэтому их и прозвали тырканосиками.

Медвежка, конечно, сразу же просыпалась, но было уже поздно. Через
несколько мгновений под дубом шевелилась высокая гора листьев. А довольные
тырканосики разбегались в разные стороны, торжествующе трубя:

- Тыр-тыр-тыр!!!

Медвежка выползала из-под листьев, с недоумением оглядывалась вокруг.

- Странная какая-то поляна, - ворчала она, разыскивая среди листьев свою
кружку. - Лежишь спокойно под деревом, ветра нет, землетрясения нет, и
вдруг - "тыр-тыр-тыр" и засыпана листьями по самую макушку. Сколько раз уже
так было. Ничего не понимаю. Если бы не отличная черника, ни за что бы сюда
не приходила.

Озадаченная Медвежка шла к другому дереву, приговаривая: "Перед работой
полезно отдохнуть." Но история с листьями повторялась вновь. И еще раз. И
снова.

Ничего не поделаешь - тырканосики очень любили летать.

                             Молочный коктейль,
                          или Чем болеют Медвежки.

- Медведь! Ты вообще-то понимаешь всю серьезность ситуации? - Медвежка
любила при случае сказать какое-нибудь необычное слово.

- Нет. А что это такое - ситуация? - Медведь потянулся и сладко-сладко
зевнул. Он очень хотел спать, но пока Медвежка у него в гостях, об этом не
могло быть и речи. "И чего ей не спится? Прибежала ко мне в берлогу
рано-рано утром, разбудила, назвала "сонной мухой" и "сплюшкой". И уже
целый час твердит про какую-то страшную болезнь", - подумал Медведь и снова
зевнул.

- Ситуация - это то, что с кем-нибудь происходит вдруг. Например, ты
шел-шел, да и упал в лужу. Вот это и есть "ситуация". Да перестань ты
зевать!

- Ну хорошо, хорошо. Но я все равно не понимаю, почему это "вдруг"
происходит так рано утром. Неужели нельзя подождать хотя бы до обеда? И что
это за болезнь такая ужасная с тобой приключилась? Вид у тебя совершенно
здоровый, - Медведь снова зевнул и еле-еле успел увернуться от тапка,
брошенного в него Медвежкой. В ответ он кинул одну подушку и, схватив с
кровати другую, с криком "Нечего кидаться моими тапками!" вступил в
поединок с хохочущей Медвежкой.

- Уф-ф! - сказал он через пять минут, с изумлением разглядывая беспорядок в
берлоге. Везде были разбросаны перья из подушек, стулья, одежда. Вешалка
покосилась и грозила упасть на пол, а стол с середины комнаты был задвинут
в угол.

- В общем, так. Объясняю все сначала и в последний раз, - отдышавшись,
Медвежка уселась на кровать. - Мы - Медвежки то есть - подвержены приступам
ужасной болезни...

- А как она называется?

- Не перебивай! Никто не знает, как она называется. Но если ее не вылечить
в первые три дня, то Медвежка перестает быть Медвежкой.

- Как это? А кем же она становится? - спросил Медведь.

- Ну, это так просто говорится. С виду, конечно, это обыкновенная Медвежка,
но характер, привычки и поступки совсем не медвежкинские. Понимаешь?

- Да. Теперь я понимаю, почему ты примчалась ко мне рано-рано утром.

- Наконец-то. Хочешь, чтобы так было каждый день?

- Нет-нет. А чем лечить будем? - деловито спросил Медведь, поднимая с пола
одежду и развешивая ее на стулья и вешалку.

- Молочным коктейлем, разумеется.

- А ты умеешь его готовить? - удивился Медведь.

- Не-а. Да это и не нужно. Главное, найти место, где его можно взять.
Пойдем, я тебе все по дороге расскажу, - Медвежка открыла дверь берлоги, но
вдруг, вспомнив что-то, остановилась на пороге. - Чуть не забыла - возьми с
собой большую банку меда. Потом все объясню, - сказала она, заметив
вопрошающий взгляд Медведя, и вышла наружу.

Через пятнадцать минут они шли по лесной тропке к недалекой деревне. По
пути Медведь хотел съесть семь-восемь ложек меда - он и ложку специально
взял для этого, но Медвежка не позволила. На все расспросы, почему нельзя
есть мед, который несешь собственными лапами, она отвечала уклончиво и
туманно. Поэтому ей даже пришлось немного побегать от Медведя, но только
немного, потому что бежать с полной банкой меда гораздо труднее, чем без
этой самой банки! И зачем они взяли с собой мед?!

Медведь вздыхал и с сожалением посматривал на банку, а Медвежка
рассказывала о своей странной болезни и о том, как в самый первый раз
случилась настоящая эпидемия - заболели сразу тридцать семь Медвежек. Это
же так ужасно - тридцать семь цветущих, энергичных и задорных созданий
вдруг, за каких-то три дня превратились в жалких, скучных, стеснительных и
ноющих зверюшек. И это продолжалось до тех пор, пока она, как единственная
умеющая читать, не нашла в энциклопедии - нет, ты послушай, послушай, и
нечего на меня смотреть такими просительными глазами - лекарство, которым
эта болезнь лечится. И почему она сразу не посмотрела букву "К", а стала
читать с самого начала книги?!

Они подошли к крайнему дому, на воротах которого висела какая-то табличка.
Медвежка прочитала вслух: "Осторожно, злая собака спит" и спросила:

- Скажи, ты хочешь, чтобы тебя называли "Сэр Благородный Рыцарь Медведь"?

- Н-не знаю, - задумчиво и даже с сомнением ответил Медведь. - Смотря что
для этого надо сделать. Звучит-то, конечно, неплохо, но как-то...
по-старинному.

- Это звание получали только те, которые совершали какой-нибудь подвиг во
имя дамы сердца, - торжественно сказала Медвежка.

Медведь с изумлением посмотрел на нее.

- Ты иногда говоришь так, как пчелы жужжат - ясно, что о меде, но неясно,
где его искать. Расскажи, что надо делать, тогда я отвечу на твой вопрос.

Медведь уселся на обочину дороги, поставил рядом банку и приготовился
слушать.

Медвежка устроилась рядом, на сорванном листе лопуха. Деревня уже
проснулась - где-то были слышны гоготание гусей, кукареканье петухов, лай
собак и веселый детский смех. Но здесь, на окраине, было пока тихо.

- Значит, так. В этом доме два дня жили родители с детьми. Вчера они уехали
в город, а перед отъездом сделали молочный коктейль. Но не смогли его весь
выпить, представляешь? И остаток поставили в холодильник на веранде.
Принеси, пожалуйста, его мне, а? А я за это иногда буду называть тебя "Сэр
Благородный Рыцарь Медведь", - сказала тринадцатая Медвежка.

- Но коктейль-то чужой? А Медведи чужое без разрешения не берут.

- А давай поменяем мед на коктейль. Тогда мед будет чужим, и его, конечно,
брать ни в коем случае нельзя. А молочный напиток будет наш. А раз он наш,
то нечего ему стоять в чужом холодильнике и портиться. Мы его возьмем и
выпьем. Только чур, сначала буду пить я. Ну, как?

Медведь задумался, а потом с сомнением произнес:

- Все вроде бы хорошо, если бы не мед. Получается, что я буду менять свой
сладкий густой цветочный мед на что-то, чего еще ни разу в жизни не
пробовал. Нет, с медом ты плохо придумала. Надо было брать для обмена
что-нибудь другое. Пойдем домой, поищем.

Медведь встал, отряхнул пыль и, подняв с земли драгоценную банку,
направился обратно к лесу.

- Да у тебя в берлоге ничего, кроме меда, подходящего нет, - сказала
Медвежка ему вдогонку.

- А у тебя? - спросил он, не останавливаясь.

- И у меня тоже. Думаешь, я к тебе просто так пришла сегодня? Я же к тебе
за помощью пришла.

Медведь замедлил шаг, а Медвежка продолжала:

- Послушай, Мидвидятина. Если ты достанешь мне молочный коктейль, то я буду
звать тебя "Сэр Любимый Благородный Рыцарь Медведь". А? И потом - эта банка
ведь не последняя у тебя. Неужто тебе жалко чуть-чуть меда для
выздоровления Медвежки?

- Ладно, убедила, - махнул лапой Медведь и подошел к дому. - Только -
ш-ш-ш.

Он отворил дверь в воротах и шагнул во двор.

За воротами было тихо. Невдалеке стояла собачья будка, из которой
доносилось размеренное сопение. Медведь осторожно, на цыпочках прошел через
двор, поднялся на крыльцо и открыл дверь веранды.

Внутри, действительно, стоял холодильник. Найти коктейль было легко, потому
что кроме него в холодильнике ничего не было. Поставив банку с медом на
полку рядом с высоким стаканом, Медведь вдруг увидел, что обмен получается
неправильный. Меда в банке было значительно больше, чем напитка в стакане.
"Нет, так дело не пойдет", - решил Медведь и стал доставать ложку из
кармана штанишек, чтобы съесть явно лишний мед. Но ложка почему-то
выскользнула из лапы и упала на пол, звеня и подпрыгивая. Медведь замер.

- Р-р-р! Гав! Гав! - раздалось за его спиной.

Он быстро повернулся. В дверь веранды заглядывала сонная и удивленная
голова собаки.

- Ты что здесь делаешь?

- М-м-меняю, - ответил Медведь.

- Что? - собака удивилась еще больше. - Что ты меняешь?

- Меняю свой мед на ваш молочный коктейль.

- Интересно. А ложка зачем?

- Хотел съесть лишний мед, а то неравный обмен получается.

Собака задумалась. И тут Медведю пришла в голову замечательная мысль.

- Послушай, давай я лишний мед отдам тебе. Тогда все будет в порядке.

Собака широко улыбнулась, показав острые зубы.

- Отлично. Я очень люблю мед.

- Я тоже, - вздохнул Медведь и стал выкладывать мед в собачью миску.

Закончив с этим, он поставил банку в холодильник и взял стакан.

- Спасибо. Я пошел.

- Заходи еще, - ответила собака, облизываясь.

Когда Медведь вышел из ворот, Медвежка сразу же отобрала у него стакан и
стала расспрашивать, помаленьку отпивая коктейль:

- Все нормально? Там собака проснулась, да? А звенело что - ложка?

Но настроение у Медведя было почему-то плохое. А Медвежка отхлебывала из
стакана и распевала новую песенку:

                     Медвежки иногда бывают грустными,
                      Бывают также мрачными и хмурыми.
                     Но никогда нигде не быть Медвежкам
                      Скучающими, гнусными и глупыми.

По дороге домой Медвежка часто называла его "Сэр Любимый Благородный Рыцарь
Медведь", и поэтому настроение Медведя постепенно улучшалось. А совсем
хорошим, даже замечательным, оно стало в берлоге, когда он открыл новую
банку с медом, понюхал его, попробовал и сказал:

- В следующий раз буду менять самую маленькую баночку меда на пять стаканов
коктейля. Или даже на шесть.

                            Шепталка четвертая,
                              или Про Любовь.

Совершенно внезапно тринадцатая Медвежка изменилась. Она перестала ходить
по вторникам и пятницам на мышиную поляну, прекратила распевать веселые
беззаботные песни по вечерам, а лишь сидела в своей берложке целые дни
напролет и что-то бубнила. Любая Медвежка могла услышать эти "бу-бу-бу",
если подходила близко к двери. А что толку? В этих странных звуках нельзя
было ничего разобрать, и поэтому все разговоры других Медвежек об этом
событии были такие:

- Ну, как она?

- Да все также. Бедненькая. Уже вторую неделю бурчит.

Но однажды днем тринадцатая Медвежка вышла из своего заточения, зажмурилась
от яркого солнечного света и, конечно же, оглушительно чихнула. Все
Медвежки, которые были поблизости - а их оказалось ровно двадцать восемь,
немедленно собрались возле ее берложки и стали молча рассматривать сильно
похудевшую подругу.

- Ну, что уставились? Медвежку никогда не видели?

- Такую тощую - никогда. О чем ты там бубнила все эти дни?

- Я сочиняла стихи!

- Ха! - засмеялись и зафыркали Медвежки. - Любая из нас умеет сочинять
стихи.

- Да, - согласилась тринадцатая. - Но я сочиняла не простые стихи, а стихи
про Любовь.

Она обвела многозначительным взглядом мгновенно притихшую толпу Медвежек.

- Хотите послушать?

Все сразу закивали головами и уселись полукругом прямо на траву перед
берложкой.

Тринадцатая Медвежка подождала, пока все успокоятся и стала читать свои
стихи:

                    Медвежка решила Медведю признаться.
               Но в чем? Вот вопрос. Надо в нем разобраться.
                   Припомнив все случаи в жизни, Медвежка
                    Решила признаться, что съела орешки.

                     Спустя полминуты подумала: "Дудки!
                  Признаюсь-ка лучше в потерянной шубке."
                      Но шубку она никогда не теряла,
                  А в чем бы еще ей признаться - не знала.

                     Промучившись день или два или три,
                    Решила: "Признаюсь Медведю в Любви!"

- И что теперь? - спросила какая-то любопытная Медвежка.

- По-моему, все ясно, - заявила тринадцатая. - Я сейчас иду к Медведю и
читаю ему этот стих. Потом мы собираем его вещи и переносим их сюда, в мою
берложку. Он будет жить у меня.

- А что он умеет делать?

- Ну-у, много чего. А если что и не умеет - мы его научим. Медведи ведь
очень хорошо обучаются. Но в любом случае - он умеет собирать малину и
знает самые замечательные малинники в здешнем лесу.

- Это хорошо! Ладно, пусть будет по-твоему, - одобрительно зашумели
Медвежки.

- А черничники? - спросила какая-то неугомонная.

- Всему свое время, - успокоили ее остальные и разошлись по своим делам.

На следующее утро тринадцатая Медвежка проснулась в особенно хорошем
настроении. Несмотря на то, что предстоял обычный день, она чувствовала
себя умиротворенной и очень счастливой. Пытаясь сообразить, отчего же ей
так хорошо, Медвежка случайно поглядела направо. И сразу все поняла. Рядом
спал ее любимый Медведь!

С этого дня жизнь Медвежки пошла совсем по-другому. Теперь она просыпалась
рано- рано утром и уходила гулять по окрестностям берложки, собирая цветы и
сочиняя стихи. Правда, Медведь не очень-то одобрял эти походы. "Потому что,
- говорил Медведь назидательно, - вполне можно что-нибудь найти. А будет ли
это что-нибудь нужным - неизвестно."

Но Медвежка его не слушала и каждое утро отправлялась по полянам и оврагам.
Так были найдены: старая калоша, дырявый самовар, сломанный градусник и
немного лопнутый воздушный шарик. Градусник Медвежка тут же засунула себе
подмышку и с тех пор с ним не расставалась. Самовар Медведь кое-как
приспособил под умывальник. Калошу пришлось снова "потерять", так как для
нее на нашлось пары. И только воздушный шарик долго никуда нельзя было
пристроить. Медведь уже подумывал о том, не сделать ли из него заплату на
штанишки, но позавчера...

Позавчера Медвежка нашла Медвежонка. И шарик подарили ему.

                         (c) Зыков Евгений, 1998 г.