Алексей Зикмунд

Дочь сатаны или
По эту сторону добра и зла

Пролог.

Много веков назад, наша гибель была предсказана на небесах. И только
бесконечная глубина глаз маленького Эмануила может спасти наши души и,
расплавив железные сердца наши, поселить в них частицу той безусловной и
бесконечной любви, которую невозможно отыскать на земле.

Плоть, деньги и страх потерять эти сокровища разве не верно. Все остальное
просто накладывается на эти понятия. Зависть. Яд её сжигает умы и сердца, а
в основе все та же плоть. Мягкая плоть хлеба, плоть красивого тела,
наконец, невидимая плоть уюта и тепла и страх, вырабатывающий адреналин, он
как бы предвосхищает ощущение потери. Страшнее погибает великая любовь. Она
погибает под аплодисменты толпы. Под гром этих же аплодисментов начинаются
мировые войны. Аплодисменты приветствовали изобретение лекарства от
полиомелита и крушение третьего рейха, но мы не знаем, на какую вершину зла
способно взобраться добро. В мире бесконечных категорий двух слов "хорошо"
и "плохо" явно не хватает, надо привыкать к мысли, что хорошо будет только
одному из многих, остальным будет плохо или никак, что в данном случае одно
и тоже. Благополучие любой пирамиды покоятся на человеческих останках.


Глава первая.

Страшный декабрь сорок первого года обрушился на улицы Москвы как
неразорвавшийся фугасный снаряд. На серой прямоугольной башне,
расположенной напротив метро "Красные ворота", минутная стрелка часов
приблизилась к двенадцати. По темному садовому кольцу, громыхая цепями,
двигались военные грузовики. В них сидели люди в белых маскировочных
халатах, к каждому грузовику была прицеплена пушка на резиновом ходу. Это
были заградительные отряды автоматчиков, которые должны были блокировать
отступление наших частей на горячих участках фронта. Колонна была
бесконечной. Редкие горящие окна, заклеенные крест накрест бумагой, бросали
на мостовую и тротуар призрачные какие-то тени. Падал легкий и пушистый
снег. Стрелка часов на прямоугольной башне перевалила за двенадцатичасовую
отметку. У памятника сезоннику рядом с зенитной установкой зажегся огромный
прожектор, он осветил небо, два овальных неподвижных аэростата и
беспорядочные, куда-то бегущие облака. Затем он погас.

В старом пятиэтажном доме на Земляном валу горело несколько окон. Окна эти
выходили во двор. Двор представлял из себя глухой квадрат, кирпичные стены
с провалами черных ходов окружали заброшенный круглый фонтан, в центре
которого стояла статуя Дон-Кихота без шпаги и без головы. Единственный
въезд во двор был через арку, на которую были навешаны запертые чугунные
ворота. Таким образом, что бы попасть в этот маленький московский дворик,
вероятно когда-то используемый для ожидания экипажей, надо было проникнуть
через парадный вход на черный. Светящиеся окна были уютны, на них не было
бумажных полос. Зеленый шелковый расписанный попугаями абажур сохранял
бесконечную легкость того недавнего времени, при котором металлический
Дон-Кихот ещё имел и шпагу и голову. За столом, накрытом на троих, сидели
двое. Говорил мужчина. Женщина молчала. На вид её было чуть больше
тридцати, каштановые волосы собраны на затылке в пучок, в пучке заколка,
изображающая бегущего слона. Лицо неправильное и непривлекательное, но с
особенно притягивающими зелеными глазами. Длинные пальцы с сильно
расширенными фалангами сжимают мундштук.

Возраст мужчины близок к почтенному. Он почти лыс, редкая бахрома волос
облегает заднюю часть черепа. Неопределенного цвета глаза так близко
посажены к переносице, что кажется, будто на Вас смотрит не человек, а дуло
охотничьей двустволки. Голос у него тихий, но очень отчетливый.

- Страдания посылаются не в наказание, а только для исправления сознания.
Если же урок проходит в пустую, то испытание может закончиться смертью.

- Да что Вы, Борис Соломонович! - В первый раз женщина возразила мужчине,
до этого она целый час сидела и слушала.

- Я помню Крым в двадцатом году. Мне тогда и было-то всего ничего, но
сколько еще после эвакуации Врангеля гремели расстрелы... Потопленные баржи
с оставшимися офицерами... И слухи, слухи, похожие на яд. - говоря это,
женщина свела свой голос до змеиного шепота.

- Анна Сергеевна, вы затрагиваете социальный аспект проблемы, я же имел в
виду то, что существует всегда. Больные глаза наркомана только повод для
беседы о качестве наркотика, если только сам наркоман не наш родственник
или хороший знакомый, но ведь и испытание смертью не является последним
этапом, это всего лишь начало, только другое, невидимое. Последняя часть
цепи является и первым её звеном. Так будет. Сильно переживающий утрату
мешает эмпирической инициативе духа. Магнетическая система человека
действует в режиме тонких вибраций. Чем более индивид духовен, тем труднее
душе, покинувшей тело, открепиться от живого источника. Негры на похоронах
поют и пляшут и таким образом прерывают естественную скорбь. Они
нейтрализуют нематериальные связи. Надо смеяться сквозь слезы, тогда душе
будет не так тяжело расставаться с тем, кого она любила на земле. Кстати,
вы когда уезжаете? - спросил мужчина, неожиданно прервав разговор.

- Точно не знаю, но думаю в конце февраля. Если конечно немцы... она
запнулась, переведя на него полувопросительный взгляд.

Вдруг женщина перешла на шепот.

- Москва падет ... Как Париж... Что мы увидим? Колонны тевтонов на любимых
улицах?

- Да, да, именно любимых, - тяжело вздохнув, как бы про себя произнес Борис
Соломонович.

- Любовь, Любовь. Снова это страшное слово. Между прочим, кроме Парижа есть
еще Варшава и Прага. Но я хочу Вас успокоить, город они не возьмут.

После этих слов и некоторой паузы молодая женщина снова заговорила.

- Вчера я слушала Берлин. У мужа есть радиоприемник, ему разрешили. И они
говорят, они говорят, что рассматривают в морские бинокли наши окраины.

- Знаешь, они прежде всего люди, а уже потом воины и насильники. Люди
хвастаются и лгут. Даже если это и правда, даже если они рассматривают в
бинокль красные башни Кремля, все равно они проиграют.

- Но почему же они так сильны?

- Конечно сильны. Вот именно поэтому-то и проиграют.

Женщина рассеянно оглядела стол и поправила челку.

- Мне кажется, что нас всех еще ждет множество испытаний, трагедия в самом
начале. - сказала она.

- Да, конечно, испытания. Их будет много, но время идет очень быстро, а
жизнь человека проходит, и не остается от неё на земле почти никакого
следа, и только избранные заслуживают место в пантеоне бессмертия.

Взгляд мужчины сделался неподвижным как будто стеклянным.

- Борис Соломонович, я вижу Вас в пантеоне бессмертия, - с улыбкой
проговорила женщина и встала из-за стола. Она подошла к буфету, вынула из
него бутылку вина и две рюмки. - Эту бутылку я купила в Тбилиси в прошлом
году. Вы не представляете, какой это красивый город. В мае там все цвело,
можно было задохнуться от воздуха.

Мужчина развернул бутылку этикеткой к себе, затем поднял её вверх и
посмотрел на свет. Женщина протянула ему длинную змейку штопора.

- Прекрасно, - отметил Борис Соломонович, отпивая из рюмки вино.

- Говорят, что виноград разминается ногами.

- Да, это так, я даже видела, как это происходит. Давильщик стоит в
деревянном корыте и как будто бежит на месте. Но так делают вино в деревнях.

- Сквозь красный сумрак этой бутылки я вижу волосатую ногу горца. Знаете.
Анна Сергеевна, в средние века раскаленный клинок рыцаря пронизывал
сыроватый мрак будущего. Всякие войны, уничтожения - это гигиеническая
акция. Переизбыток положительного потенциала рождает на другом полюсе
потенциал отрицательный. И вот происходит... Когда Нобель проводил опыты с
нитроглицерином, он и не предполагал, что сделал большой вклад в укрепление
мирового порядка, открыл новую эру, в которой не будет войн. Раньше люди
убивали друг друга камнями, скоро начнут убивать взглядом, а итог один.
Добро и зло придумали не мы, а тот, кто намного умнее нас. Нельзя изменить
мир, потому как люди измениться не могут. Мы видим, как под ударами
многотонных бомб падают прекрасные здания, под обломками их умирают люди,
но это только часть игры. Вторая часть - это вновь рожденные, идущие на
смену погибших.


Глава вторая

Германия 1926 год. Май месяц.

На открытой террасе невдалеке от маленького уютного озера беседуют двое.
Это молодой человек, высокий и очень худой, и пожилой аристократ с
непропорционально большой головой, с синими кругами бессонницы под опухшими
маленькими глазами.

- Я покажу Вам двадцать первый век в зеркале металла, - говорит пожилой,
опираясь на деревянные перила террасы, - но будет кровь, и один из нас
отдаст свое сердце фиолетовой крысе.

- Надо же какая кровожадность. Это что, плата за знание?

- Да.

- Знаете, фон Альбиц, я не верю Вам, но я приду, приду убедиться, что всё
это вымысел.

Дорогой цвета слоновой кости Хорьх съехал с шоссе на проселок и двинулся
вдоль липовой аллеи. В автомобиле сидел молодой человек, он был в смокинге
и в белых лайковых перчатках. Оставив машину в конце аллеи, он вышел и
пошел пешком. Миновав несколько деревянных мостиков, он пошел по тропе, в
конце которой начинались ступени. На вершине горы был воздвигнут большой
каменный дом. Сам дом был построен таким образом, что у всякого, кто видел
его впервые складывалось впечатление, будто никто его и не строил, а будто
родила его большая скала. Заходящее солнце переливалось в верхней части
готических окон, выложенных разноцветной мозаикой. Поднявшись по лестнице,
мужчина очутился наверху каменной площадки, которая заканчивалась калиткой.
Толкнув металлические створки, он прошел за ограду и, подойдя к парадному,
стал шарить глазами, отыскивая кнопку электрического звонка. Но тут дверь
перед ним распахнулась. На пороге стояла высокая костлявая женщина с
лошадиным лицом. Её длинные черно-коричневые волосы сбегали по плечам как
струи расплавленной смолы.

- Прошу Вас, -тихо сказала она и отошла в сторону. Мужчина шагнул за порог,
дверь за ним затворилась. Это было 26 мая 1926 года.


Глава третья

14 декабря 1941 года, десять часов утра.

Начальник специального подразделения МГБ сидел у себя в кабинете. На столе
остывал стакан крепкого чая, в мраморной пепельнице сгорала душистая
папироса. Начальник смотрел на черный эбонитовый диск телефона и размышлял
о нелегкой своей судьбе. Подразделение, которым он руководил, уже несколько
лет располагалось в глубине тихого переулка. Это было ложно -готическое
здание, построенное нуворишем перед октябрьским переворотом.

Организация имела аббревиатуру и гриф с особым шифром. Даже не всё высшее
руководство МГБ имело представление, чем же занимается данная совершенно
автономная структура, почему-то входящая в состав внешней разведки.

Антона Ивановича Демидова по понятиям советского, да и досоветского,
времени можно было назвать человеком высокообразованным.

В свое время он служил в белой армии, затем эмигрировал, закончил Сорбонну,
вероятно, не без помощи ОГПУ, и как резидент этой организации долгое время
проработал нелегалом сначала в Италии, а потом в Германии. В тридцать пятом
он был отозван домой, где и возглавил вновь созданную структуру МГБ.

Он видел, как проходят сквозь стену, как стеклянные шарики под воздействием
взгляда начинают быстро-быстро вращаться, пока в конце концов не
растворятся в воздухе, как твердые предметы буквально испаряются на глазах
в закрытом пространстве.

Чтение мыслей на расстоянии, вот вопрос, который занимал Антона Ивановича в
данное время.

Вчера вечером его люди арестовали старичка колдуна. Соседи описали
происходящее. Синее пламя в квартире, посторонние сквозь которых можно
пройти, как сквозь дым, и сам колдун, не выходящий из квартиры долгое время
и неизвестно чем питающийся. Антон Иванович оторвался от доноса и посмотрел
в окно. Серо металлический утренний свет пробивался в комнату сквозь
полуопущенные шторы. Он выключил настольную лампу, подошел к огромному
кожаному дивану и убрал в шкаф одеяло и подушку. Немолодая женщина в форме
внесла в кабинет чай с бутербродами, поставила всё это на стол и молча
закрыла дверь. Сев за стол Антон Иванович извлек из нижнего ящика огромную
картонную папку, положил её перед собой и развязал тесемки. Первые
несколько страниц состояли из машинописного текста, их он убрал в сторону,
не читая, после чего пошли фотографии. Это были мужские и женские снимки в
профиль и в фас, снятые с тюремной линейкой. Затем пошли фотографии
странных предметов, можно даже сказать, приспособлений, также были фото
геометрических фигур и формул. Антон Иванович открыл ещё один ящик и
вытащил на свет небольшой металлический куб, легко умещающийся на ладони и
такой же по размеру металлический шар. Затем он раскрыл картонную папку с
конца и вынул из неё прямоугольный кусок кожи, покрытый разными хитрыми
знаками, соединенными между собой и похожими на бесконечную лестницу. Затем
Антон Иванович вытащил из ящика стола склянку с красными чернилами и самое
настоящее гусиное перо, каким вероятно писал сам великий Пушкин. Затем он
стал обводить нарисованные знаки по существующим линиям. И вот весь кабинет
стал меняться, потолок стал ниже, исчезли углы. Антон Иванович встал,
подошел к двери и запер её на ключ... Вскоре на столе, в центре которого
лежал кусок кожи, стали происходить события необычайные. Шар и куб стали
самопроизвольно приближаться друг к другу и, наконец соприкоснулись.
Геометрические фигуры эти потеряли свои формы и как бы перетекли друг в
друга. Теперь на их месте находилась огромная серебристая капля. Внутри неё
происходило брожение, как будто кто-то изнутри пытался раздвинуть
бесформенное вещество и вырваться наружу. Антон Иванович, не отрываясь,
смотрел на клокочущую каплю металла, затем он услышал шуршание песка, как
будто в разных местах комнаты посыпались на пол тонкие песочные струйки, но
и шорох этот постепенно стал исчезать и сменился на приглушенные короткие
выкрики и стоны, которые постепенно усиливались и в конце концов достигли
какой-то высокой точки. И вот из капли этой, из бесформенной капли этой
полуметалла полустекла выскочила на стол страшная оскаленная крыса. Она
встала на задние лапы и, угрожающе зашипев, надвинулась на неподвижного
Антона Ивановича. Но вот раздался стук в дверь. Крыса сделала шаг назад и
вся ушла в каплю, после этого вещество разделилось, на столе вновь возникли
два геометрических предмета, потолок поднялся вверх, обозначились углы, и
стремительно, как блуждающий электрический разряд, пронеслось сквозь
кабинет прямо по воздуху искрящиеся и прозрачное покрывало. Сбросив
оцепенение, Антон Иванович открыл дверь и впустил двоих в форме и старика.
Люди в форме ушли, а старик остался. Он стоял посередине комнаты, и ему
можно было дать шестьдесят, сто или даже сто двадцать лет. Есть такие люди,
в определенный момент они теряют свой возраст и начинают выглядеть моложе.
Хозяин стоя разглядывал старика, затем он сел, а старик остался стоять,
прижимая к себе старомодную фетровую шляпу.

- Фамилия, имя, отчество, - спросил Антон Иванович.

- Милер Артур Карлович, - ответил старик.

- Ну, а меня зовут Антон Иванович, я занимаюсь вот такими чудесными людьми,
как вы, и мне хочется узнать о Вас как можно больше.

Старик усмехнулся.

- У Вас на столе лежит предмет, с помощью которого вы и так можете узнать
что угодно.

- Да, кое - что конечно можно, но ведь хочется живого общения.

- Что же во мне живого, я, может быть, старше, чем кусок этой человеческой
кожи, - сказал Милер и посмотрел в окно.

- То, что вы делаете, направленно против божественного закона, - отметил
Антон Иванович, поднимая в воздух толстый карандаш.

- Но вы тоже нарушаете божественный закон, утверждая, что бога нет.

- Я ничего не утверждаю, утверждает идеология - основа социальной системы.

Наука о боге и наука об отсутствии бога - это всего лишь вера, а потом
концепция. Борьба за место под солнцем ведется по всем направлениям и она,
эта борьба, не утихает. Одна половина человечества утверждает, что бог
существует, другая сомневается, но и те, и другие в какой-то страшный и
тяжелый момент восклицают, что бога нет. Да вы садитесь, не стойте.

Милер опустился на краешек стула, повесив шляпу к себе на колено.

- Почему же это происходит? Позвольте узнать,

- в вопросе Милера ощущалась ирония, но хозяин кабинета как бы не замечал
её.

- Ну, прежде всего потому, что бог не появляется в том виде, в котором его
представляет себе большая часть человечества. Он не появляется на небе
среди облаков и ангелов, бог не появляется среди нас в разнородной толпе.
Реально его как бы и не существует. Мы знаем, что хорошие поступки от бога,
а плохие от дьявола. Но кто из образованных людей хоть раз в жизни не
вспоминал фразу "Какое зло мы добротой творим".

- А, может быть, мы это не мы, - прервал Милер Антона Ивановича. - Может
быть, мы лишь орудия в руках бога или дьявола и в зависимости от того, кто
сильнее влияет на нас в данный момент, мы и совершаем хорошее или дурное.
Основная борьба происходит в душе человека. Но святые могут быть злыми по
отношению к неправедным, ибо они охраняют веру. А вера это все. Сейчас мир
развернулся лицом в сторону зла. Невидимые полчища бесов бьются под черным
солнцем ада, рождается новая формула зла, и борьба между добром и силами
зла будет происходить именно здесь в России. Бесконечные снега покроют эту
землю, и снега эти будут пропитаны кровью, и среди снегов этих родится
фиолетовая крыса.

Антон Иванович слушал и наблюдал за стариком, но, когда разговор коснулся
крысы, улыбка с его лица сбежала, и он сделался мрачным.

- Да, вы оракул, колдун. Голос Антона Ивановича дрожал.

- Я, просто знаю, что изменяет мир, что движет скрытыми от глаз законами.
Вы же, получая формулу власти, совсем не представляете, как она действует.
Спрятанный в ней механизм разрушителен для дилетанта. В тот час, когда
здесь воцарится фиолетовая крыса, Советские войска выйдут к берегам Волги.
Её царство начнется с громких побед.


Глава четвертая.

Германия 26 мая 1926 года. Молодой человек перешагнул порог гостиной, в
которой уже находилось несколько человек. Все посмотрели на вошедшего и
слегка поклонились ему. Он сел в кресло и огляделся. Гостиная представляла
из себя огромный усеченный эллипс с треугольными и овальными окнами
перемежающимися полукруглыми брусьями, которые собирались в связку в центре
самого купола. Остатки солнечных пятен таяли на стенах гостиной. На столе в
низких пузатых рюмках был разлит коньяк, и лежали дольки лимона. Молодой
человек взял коньяк и только лишь пригубил его, как сверху послышались
шаги. По узенькой винтовой лестнице в гостиную спускался фон Альбиц. Он был
одет, как тиролец, куртка с шитьем, мягкие брюки и высокие кожаные ботинки.
Подойдя ближе, фон Альбиц взял молодого человека за локоть и увел в
соседнюю комнату. Там за длинным прямоугольным столом сидели две бледные
девушки близнецы, они были похожи на маленьких бледных мышей.

- Это сиамские близнецы, - шепнул фон Альбиц, - у них удивительная энергия.

Постепенно в темную залу из разных комнат стали проникать званные люди. Это
были либо худые тени в длиннополых сюртуках, либо пышущие здоровьем
толстяки. Они рассаживались вокруг стола, будто готовились к трапезе. Лакеи
плотно прикрыли двери, внесли канделябры и задернули шторы. Было слышно,
как ветер стучится в закрытые окна. Фон Альбиц ненадолго исчез и вернулся.
В руках у него было два предмета: треугольник и шар, а под мышкой маленький
сверток. Он сел с узкой стороны стола и развернул перед собой сверток,
представляющий из себя прямоугольный кусок кожи с непонятными знаками.
Положив недалеко от кожаного прямоугольника треугольник и шар, Фон Альбиц
поднял руки в верх и произнес несколько фраз на тарабарском языке.

Затем он напомнил, что все присутствующие приняли его предложение
добровольно и отвечают за свои действия. После этого фон Альбиц извлек
авторучку и стал старательно обводить знаки по контуру, он что-то шептал
себе под нос, и в процессе этого шептания все присутствующие ощутили, как
комната начинает заполняться некоторыми сущностями. С начало это
неизвестное напоминало горячую массу воздуха, пляшущую над пламенем костра.
Затем эта однородная вибрирующая масса стала складываться в замысловатые
фигуры. Страшные дьявольские рожи, демоны, существующие параллельно с нами,
но не видимые, тощие лица длинноносых ведьм с выпученными глазами, все это
мрачное, базедовое и рогатое закружилось вокруг стола, протягивая руки и
языки. Вдруг громкий надтреснутый голос проговорил: "Вежливая форма отказа.
Формула записана неправильно". Воздух, в котором находились эти частично
материализовавшиеся существа, замер и остекленел. Неподвижная
патологическая панорама окружала собравшихся. Угрожающие облики монстров,
словно впечатанные в пространство, стали бледнеть, оцепенение покинуло
собравшихся, и вскоре только едва уловимое колебание где-то на уровне
потолка напоминало о том, что в этой комнате что-то происходило.

Фон Альбиц поднял глаза и оглядел присутствующих.

- Ну, вы видели, видели. Теперь вы не сомневаетесь.

- Да, это было волшебно, - сказал, вставая худощавый мужчина с бельмом на
глазу. - Но вы перепутали знаки.

- Да, я перепутал. Я нервничал и поэтому перепутал, но опыт можно и
повторить, если вы, конечно, не чувствуете усталости.

Фон Альбиц зазвенел колокольчиком, и лакей вкатил в комнату стол на
колесиках, на котором стояли бутылки вина и бокалы, перевернутые горлышком
вниз.

Молодой человек, который приехал на шикарном автомобиле, подошел к фон
Альбицу и взял его под локоть.

- Я хочу поговорить с Вами, - сказал он и отвел его в угол комнаты. -Я
плачу Вам тысячу долларов, если я сам, слышите, сам, обведу эти знаки.

- Но вы же никогда не участвовали в подобных встречах, у Вас нет опыта.

- Ну и что же. Вы скажете мне, как их обводить, и все.

- Этого мало, надо ещё верить в силу и могущество того мира... - фон Альбиц
сделал паузу, - того, который ты вызываешь.

- Я видел его!

- Этого мало. Надо верить.

- Я поверил.

- Вы можете так говорить, на сомом же деле всё обстоит иначе. Вы видите и
не верите, внутри Вас бродят сомнения, и в этом случае, отчеркивая эти
знаки, вы можете принести себе вред.

- Я буду осторожным. Я выполню все правила.

Помолчав какое-то время, фон Альбиц вздохнул и быстро сказал:

- Все знаки соединены между собой особыми линейными звеньями. Сначала ты
обводишь звезду, она находится в центре. Затем круг, причем начинаешь с
луча, потом переходишь на четные знаки, всего их шесть, в каждом знаке
шесть прямых линий и шесть параболических. Твоя вера в силу вызываемых
тобой сущностей должна быть обратно пропорциональна зависимости от бога и
веры в него.

- Вы должны, - фон Альбиц сделал паузу, видимо, ему было не очень легко
произносить это вслух, - вы должны отказаться от него ..... от спасителя,
от того, кто сберегает душу и с помощью заклинаний вызвать служителей князя
тьмы.

Молодой человек рассеянно посмотрел вокруг и снова остановился на лице
собеседника.

- Я не знаю, зачем мне это нужно, но мне кажется, что всё это делается
помимо моей воли.

- Ну да, именно так все и происходит, - промолвил фон Альбиц, задумчиво
покачав головой. - Кто-то управляет, а мы только делаем вид, что
сопротивляемся. Нужно, отказаться от привычного представления о мире, от
ценностей веры. Добро и зло должны поменяться местами ... и тогда время
побежит обратно. Вы снова станете маленьким, затем станут маленькими Ваши
родители, земля опустошится до девственного слоя, погибнут растения и
твари, начнут разрушаться клетки, ну а после начнется распад земной коры.
Вспыхнут потухшие вулканы, образуются новые, клубящаяся лава будет
наплывать на остатки живого. И всё! Цивилизация, которая так долго
двигалась к закономерному финалу, получит воплощение в своей новой и
последней реальности.

Фон Альбиц перевел дух и глотнул вина. Рот молодого человека, открывшийся в
процессе монолога старого монстра, так и не закрылся.

- Но я думал, это игра, - проговорил молодой человек.

- Нет, милый, это не игра, тут всё серьезно. Погубленный мир, раздвоенная,
деградирующая совесть. Нельзя сомневаться в силе запущенного процесса, как
нельзя сомневаться во всем, что связано с Ним.

- Вы говорите языком канонов, и вместе с тем это похоже на вымысел, -
сказал молодой человек, поднимаясь с кресла.

- Ну, даже если это и вымысел, постарайтесь не ошибиться.

- Я постараюсь, не ошибусь.

Молодой человек внимательно оглядел прямоугольную кожу с иероглифами и стал
шептать заклинания, написанные на листочке бумаги. Рука его обводила
контуры магических формул. Постепенно публику вновь захватило состояние
транса. Вуаль из легкого газа пронеслась над головами присутствующих и
растаяла, слабый свет настенных бра несколько раз мигнул, и погас. На
короткое время комната погрузилась во мрак, после чего осветилась светом,
похожим на дневной, а когда вспыхнуло электричество, все присутствующие
увидели, что на кресле в углу сидит существо непонятного пола с широко
расставленными глазами и с почти полным отсутствием лба. Впалые щеки
существа и сложенные трубочкой губы выглядели безобидно, блуждающая на лице
улыбка выражала степень крайней иронии.

- С прибытием к нам, - сказало существо свистящим полупридушенным шепотом.
Голос у него был на редкость неприятным. И даже можно было сказать, что был
это не голос, а какой-то особенный звук, похожий на скрип механической
куклы.

- Я пришел к Вам, потому что вы этого хотели. Я пришел выбрать спутника.

- Один из Вас отправится со мной и вернется к концу сеанса. В процессе
путешествия вы будете наблюдать события, происходящие с Вашим партнером,
когда он вернется назад, вы его не узнаете. Закончив фразу, существо
инстинктивно подалось назад, затем вперед, после чего части тела сложились
в совершенно ровный и плотный квадрат. Затем происходит следующие. Квадрат
на несколько сантиметров зависает над креслом и превращается в куб, который
раскачивается вправо и влево, а потом начинает вращаться. Из куба этого
выскакивают мужские и женские руки, гипертрофированные выпученные глаза
выдавливаются на плоскости и лица сменяют друг друга. Существо, которому
нельзя было подобрать пол, теперь возникло в совершенно ином образе. На
этот раз это была очаровательная брюнетка с темным испанским лицом и худыми
руками, какое-то мгновение она как бы рассматривала собравшихся, затем она
в буквальном смысле взлетела на стол, подбежала к молодому человеку и,
обхватив руками его голову, жадно поцеловала в губы, в ту же секунду
загремел гром, сверкнула молния и осколки цветного витража посыпались на
застеленный церковной парчой стол. Молодой человек упал навзничь, стул под
ним подломился, тогда оборотень оседлал его и стал прыгать на нем, имитируя
страсть. Комната стала изменяться в размерах, а рука испанки превратилась в
узловатую, покрытую шерстью лапу демона, длинные когти вонзились в грудь
молодого человека и вырвали у него сердце, в то же мгновение прямоугольный
кусок кожи с магическими значками вспыхнул голубым пламенем и превратился в
маленький кусочек золы.


Глава пятая.

Москва, декабрь сорок первого года.

- Кровь. Вот на чем можно строить будущее,

- говорит Борис Соломонович, раскручивая в руках папиросу.

- Вся информация о прошлом и будущем кроется в кровяной плазме. Кровь - это
шифр нашего подсознания. Миллиарды кровяных клеток, мельчайших кровяных
телец, несут в себе информацию тысячелетий, самые невероятные сочетания
шифров хранит в себе кровь. Искусство демона - это прежде всего

работа с этим рисунком. Принесенный в жертву младенец ни что иное, как
записанный символ крови. Демон считывает формулу крови, и таким образом
жертвенный младенец прерывает связь с будущими рождениями, и кровь
становится основанием для создания знака, то есть сыворотки. Ведьмы
используют её. Насильно прерванная последовательность рождений несет в себе
интерес для ищущих материю антимиров. Знаки кабалы, существующие в мертвой
крови, посредством заклинания и обряда способствуют вызыванию определенного
демона, того, который соответствует кровяной формуле. Конечно, на сегодня
ситуация такова ...

В эту минуту в дверь позвонили, и женщина пошла открывать. На пороге стоял
нестарый еще мужчина с бесцветными голубыми глазами.

- Я принес, - сказал он и шагнул за порог.

Женщина закрыла дверь. В гостиной было темно, хозяйка зажгла настольную
лампу и осветилась часть стола, покрытого зеленой клеенкой, а с высоты
платяного шкафа глянула на них картонная голова школьного глобуса. Человек
снял кожаное пальто на цигейке и бросил его на кресло, затем расстегнул
пиджак и вытащил из внутреннего кармана длинный прямоугольный сверток. Это
был продолговатый мешочек из темного шелка. Распутав веревочку, он вытащил
небольшой кусок кожи и разложил его на столе.

- Старая, - сказал Борис Соломонович, ощупывая предмет.

- Какая нашлась, какая нашлась, - скороговоркой проговорил человек.

- А вот и самое главное, - он поднял к небу длинный и неправдоподобно
тонкий указательный палец, затем извлек из кармана бутылочку и поставил её
на стол.

- Я сам умертвил его, он был очень слабым и все равно бы умер, - как бы
оправдываясь, проговорил мужчина, открывая бутылочку и рассматривая
содержимое на свет.

- Хорошая кровь, свежая, - тихо сказал Борис Соломонович как будто бы
самому себе.

- Надеюсь, он не крещеный.

- Да, какое сейчас крещение!

- Ну, тогда начнем, - сказал Борис Соломонович и попросил принести новое
перо. Женщина вышла из комнаты и вернулась с тонкой деревянной ручкой для
письма и новым блестящим перышком. Борис Соломонович разгладил
прямоугольник кожи и придвинул к себе бутылочку с детской кровью. Он открыл
рот и приготовился нашептывать заклинания, но вдруг смешался, встал из за
стола и пошел в прихожую. Там среди вороха одежды он откопал портфель,
открыв его, он извлек на свет огромную толстую книгу. Это была очень старая
книга в кожаном переплете с бронзовыми углами и бронзовой же застежкой в
виде оскаленной головы какого-то зверя.

- Я забыл формулы, вернее, не забыл, но мне показалось, что забыл.

Борис Соломонович положил книгу на край стола и раскрыл её. На пожелтевшей
странице была изображена кричащая кошка, кошка лежала на спине с
развернутыми в разные стороны лапами. Из разрезанного живота и головы в
разные стороны картины были направлены стрелки, текст под стрелками пояснял
значение каждого органа. Мгновение Борис Соломонович рассматривал картинку,
затем перевернул ещё несколько страниц и разгладил лист, на котором был
изображен кожаный прямоугольник, очень похожий на тот, который сейчас лежал
перед ним.

- Так, нужны ножницы, - попросил он. Женщина ушла в соседнюю комнату и
вернулась с большими портняжными ножницами.

- Это самое сильное заклинание, которое я когда-либо видел. Каждый из Вас
должен отрезать часть волос с головы и лобка, после чего каждый из Вас
связать их друг с другом, и все мы должны соединить их кольцо, после чего
положить это кольцо на звезду. Которая находится в центре прямоугольника из
человеческой кожи.

Каждый из присутствующих по очереди уходил в соседнюю комнату и, проделав
операцию, возвращался назад, неся в руке тонкий жгут с маленьким узелком.
Борис Соломонович связал эти охвостья в кольцо и положил его на
пятиконечную звезду таким образом, что сама звезда очутилась в центре
круга, а очерченное ранее кольцо едва ли не наползало на мохнатое ожерелье.
Обмакнув чистое перо в детскую кровь, Борис Соломонович стал нашептывать
заклинания. Он нашептывал и закрашивал знаки точно так, как это было
указано в книге. Таинственное слово "шеран", или что-то похожее по звуку,
повторялось с периодичностью в полминуты. - Вы помните свои волосы? -
спросил он. Мужчина и женщина кивнули. Борис Соломонович вытащил из пиджака
длинную булавку. Он оторвался от чтения заклинаний и посмотрел вокруг
мутными голубыми глазами, казалось, что всех он видит впервые.

- Когда я закончу, каждый из Вас должен будет проколоть себе большой и
указательный палец. Ваша кровь должна соединиться с кровью младенца через
волосы. Мужчина и женщина прокололи пальцы и стали ждать. Они сидели со
скрюченными руками, глаза их были мутны и полны ожидания. Как только адепт
закончил и произнес три раза слово "шеран", они опустили свои руки на
кольцо из волос. То же самое сделал и сам адепт. Сильная вибрация прошла
сквозь тела вызывающих, глаза у них закатились, губы дрожали. Под нажимом
кольца, зажившего своей жизнью, руки их вознеслись вверх на пол метра от
уровня стола. После чего кольцо стало вращаться, сначала медленно, затем
всё быстрее, и, наконец, оно закрутилось так быстро, что было уже
невозможно понять, из чего же оно сделано. Кольцо увеличилось в размерах
теперь напоминало огромное блюдце, густые темные волосы, как побеги
тропического растения, касались магических знаков, окрашенных младенческой
кровью. Дым повалил из этого, теперь совсем медленно вращающегося кольца,
сначала слабый, затем все сильней и сильней, и медленно из облаков этого
дыма стала вытягиваться вверх оскаленная голова крысы из раскаленного
металла. Глаза у неё были человеческие, и глядела она на мир с большим
сожалением. Постепенно металл стал темнеть, глаза потухли, и само выражение
крысячей морды стало равнодушным и каким-то усталым. Постепенно из
колдовского круга показались плечи и туловище, волосатое кольцо медленно
опускалось на стол, а сама фигура как бы вырастала из ниоткуда. Когда
кольцо опустилось и рассеялся дым, то все присутствующие увидели, что на
столе стоит рослая фигура в старомодных и узких брюках со штрипками и в
остроносых ботинках. Крысиная голова исчезла, на месте её возникла обычная,
вполне человеческая, только черты её отдаленно напоминали крысиные.
Возникшее это существо закашлялось, затем стянуло с руки перчатку и,
прошагав по столу, соскочило на пол. В глазах этого существа застыла такая
глубокая тоска, что если бы не знать, откуда он пришел вполне можно было бы
решить, что это и "страдание" за каждого из живущих.

Странная на свете происходит вещь. Все, вызывающие демона, почему-то
думают, что это они его вызывают, а ведь на самом деле это он вызывает их.

Демон повернулся лицом к столу и медленно протянул вперед руку, она у него
была узкая с ярко выраженными косточками фаланг и длинными миндалевидными
ногтями, слегка закручивающимися на конце.

- Ху, - сказал демон с пристальным, играющим в глазах, интересом оглядел
сидящих за столом и покачал головой. В глубине глубоких, почти бездонных
зрачков адского вестника блуждала нескрываемая ирония. И вдруг все горе
волшебники стали низко склоняться над столом. Языки у них вывалились и
стали длинными-длинными, и эти языки, эти длинные фиолетовые языки
опустились на край кольца, сплетенного из лобковых волос. И тут в руках
демона возник молоток и несколько гвоздей, которыми он в считанные секунды
приколотил к столу высунутые языки.

- Ху, - снова сказал демон так, как будто выпил рюмку водки и выпустил из
себя отягощающий легкие алкогольный дух. Глаза жертв на мгновение вылезли
из орбит, яркий огонь вспыхнул на дне этих полубезумных от боли зрачков,
затем глаза их так же быстро потухли, как и зажглись.


Глава шестая.

Освенцим задыхался от огромного числа пребывающих жертв, человеческими
потоками, вливающимися через его широкие ворота. Шла тяжелая изнуряющая
работа. Ругались эсэсовцы, ругались работники медицинской службы и каппо,
набранные из уголовного элемента. Всю ночь горели прожектора, освещающие
хитросплетения железнодорожных путей и бесконечные вагоны, из маленьких
окошечек которых глядели измученные и растерянные люди. Система лагерей,
задуманная как трамплин для решения еврейского вопроса, давала метастазы.
Германия воевала с половиной мира, и постепенно еврейский вопрос
переместился из области национальной в область мега политическую.
Завоеванные территории давали свежую кровь, человеческий поток не кончался.
Эсэсовцы писали домой грустные письма, и жаловались на длинный рабочий
день. Около часа ночи в лагерь пришел эшелон из Кракова. Маленький
маневровый паровоз, подцепленный к последнему вагону, пыхтя, заталкивал в
ворота длинный тридцати вагонный состав. Отец капитана СС Александра Бюлова
преподавал философию в Берлинском университете. Это был светский,
высокообразованный человек, владеющий пятью языками, замечательно играющий
на скрипке и органе. Матери Александра не знал, в доме отца не было её
фотографии. В Освенцим он попал после контузии на польском фронте. Работа
эта ему не нравилась, но долг заставлял его закрывать глаза на многие
неприятные детали. В юности он посещал митинги Гитлерюгенда, носил форму и
бил стекла в еврейских лавчонках. Став постарше, он стал увлекаться
книгами, читая всё без разбора. Библиотека отца позволяла притрагиваться к
самым различным темам. Там были книги по философии, истории, юриспруденции
и даже по черной магии. Последние сильно подействовали на юного Александра.
Он перечитал всё, что было у отца, и стал покупать ещё. Таким образом, у
него за несколько лет собралась внушительная библиотека. Он покупал книги
по хиромантии, пиромании, астрологии и даже астрономии, однако особенное
внимание он уделял книгам по черной магии. Эти книги были особенно
дорогими, они были дорогими уже тогда, когда были написаны, и с каждым
годом их цена возрастала. Деньги он тратил на книги, форму выдавали
бесплатно. Голубоглазые наивные Лорелеи смотрели на него с нескрываемым
восторгом, но Александр не интересовался девушками. Он читал книги и ставил
опыты, это было неблагодарное занятие, причем совершенно безуспешное,
однако в глубине своей он осознавал, что дело только в нем. На разгадку
тайны о его сокровенном желании, которое никак не может осуществиться, его
натолкнула разбитая витрина фешенебельного галантерейного магазина. Перед
витриной лежали поломанные манекены, и женский пиджак был вывернут
наизнанку, солнце играло на белой подкладке и на осколках витрины. Он
смотрел на ослепительную подкладку с отпечатком огромного сапога и
размышлял: "Я не владею секретами, потому как не знаю истории их авторов.
Надо прожить их жизнь, попытаться понять, что двигало этими людьми,
устремившимися навстречу запретному, к скорой своей гибели". Волшебные
имена магов звучали, как недоступная пониманию музыка, тайну создания
которой он в скором времени сможет понять. Подкладка пиджака с отпечатком
сапога привела его к постижению формул, тех формул, которых он не мог
почувствовать и к которым не мог прикоснуться. Как автор романа переживает
жизнь персонажей, так и Александр, отправляясь в путешествие по биографиям
колдунов, переживал их юность, восхождение и смерть. Он сам становился их
частью, и его жизнь как бы перетекала в них. Такое взаимопроникновение не
давалось легко. Он стал замечать, что с каждым постигнутым монстром
частичка его души переходила в небытие.

Горячий холод кабалистических знаков опустошил и включил обратный ход
времени, который уходил в безотчетную пустоту. В воображении этот ход
открывал для Александра гигантский подземный коридор, вдоль стены которого
располагалась атрибутика книги и таблицы, а в нишах мумии великих колдунов.
Все перевернулось в жизни Александра в новогоднюю ночь 41 года. Он
возвращался домой в пятом часу утра. Открыв калитку палисадника, он увидел,
что на скамейке перед домом кто-то сидит, он остановился за несколько шагов
до незнакомца и какое-то время рассматривал его. Германия - зимняя сказка.
Легкий снег опускался на землю. На дорожке палисадника стоял мужчина в
эсэссовской форме, на каменной лавке сидел другой в старомодном длиннополом
пальто и фетровой шляпе с большими полями. Внешне человек этот представлял
смесь карбонария и грабителя почтовых вагонов с американского запада.

- Сегодня полнолуние. Можете загадать желание, в новогоднюю ночь многое
исполняется, - сказал незнакомец, затем снял шляпу и поклонился.

- Я знаю, что у Вас самая большая в Берлине частная коллекция книг
известного плана.

- Да, это правда, но вы не представились. И потом откуда вам это известно?

- Меня зовут Георг. Я приехал специально, чтобы встретиться с Вами, поезд
пришел ночью, потому я и оказался здесь так поздно.

- Ну хорошо, предположим, что все это так, но откуда вы узнали мой адрес?

- О, это элементарно, - сказал незнакомец и потер одной рукой о другую. Вы
были в Гамбурге в книжном магазине, вы оставили залог и просили переслать
Вам книгу чисел. Я привез её Вам, хозяин магазина мой давний друг, он
рассказал мне, что один раз Вы купили у него книгу очень большой стоимости.

- Да, это так. Когда-то она находилась в библиотеке чешского королевского
дома. Это так называемая книга Люцифера.

- Неужели самого Люцифера? - переспросил незнакомец, и в тот же момент
Александру показалось, что он говорит с пустотой. На мгновение другое
незнакомец исчез, как будто его вовсе и не было, но вот он снова появился,
как будто бы ниоткуда. Теперь он прижимал к груди фетровую шляпу, теперь он
чуть наклонился вперед, и лицо его стало напоминать Александру Вольтера.
Если бы не некоторая асимметричность, лицо незнакомца можно бы было назвать
красивым, оно было запоминающимся это лицо, черты его как бы помимо воли
внедрялись в сознание.

- Я благодарен вам за книгу, - сказал Александр и я прошу Вас разделить со
мной это начинающееся утро. В каминной зале было холодно, Александр щелкал
клещами, разводя огонь. Когда пламя разыгралось и пошло вверх, он обернулся
к гостю и увидел, что тот сидит с закрытыми глазами и мокрым от снега
воротником.

- С Вас потекло, - заметил Александр, прикуривая от раскаленных клещей.

- Коньяк или шампанское?

- Ну, какое шампанское, на пороге утро, - заметил гость, расстегивая
пальто.

- У меня есть мартель и грецкие орехи, они очень полезны для щитовидной
железы.

- Да? - переспросил гость.

- Великие маги средневековья обожали орехи, - сказав это, Александр
покраснел.

- Я очень мало ем и в принципе могу не есть вообще.

- Вот тебе на. А чем же вы живы?

- Хм, - усмехнулся гость. - я живу степенью участия в судьбах других. Это
моя почва, моя пища и, можно сказать, мой смысл вне жизни и смерти.

- Вы фаталист?

- Я?

- Да.

- В какой-то степени, в какой-то мере фаталист, но мы живем по законам
предпочтения, а судьбы складываются или распадаются в разных аспектах. В
положительных или отрицательных, все зависит от суммы наших предпочтений.
Это гипотетическая связь с реальностью, её либо замечают, либо нет, но она
существует всегда. Из суммы наших предпочтений складывается роль.
Трагический или счастливый финал неважно, важно, что мы рисуем карандашом
по чистому полю, и возникают фигуры из подсознательной сферы, они-то и
решают, как нам быть, а бытие и небытие - это одна медаль, только стороны
разные. Когда мы почти не существуем, когда нас окружают болезни и нищета,
на другой стороне планеты наш антипод пользуется всеми благами, тратит,
соблазняет и очаровывает зеркала, из зыбкой плоскости которых возникает
кошмарный финал. Это для уяснения и простоты картины, так же, как два слова
"хорошо" и "плохо", как полюса батарейки, из суммы которых рождается
энергия и вспыхивает лампочка над столом. Вдумайтесь, ведь мы живем в
зависимом мире, он, этот мир абсолютно зеркален. Вот вы собрали уникальную
коллекцию книг и скорее всего добьетесь какого-то результата. А ведь кто-то
мечтает об этих знаниях, грезит смутными формами могущества, проступающими
внутри сознания как перевернутая картинка. Он грезит и ничего не может, а
вы все сможете, к тому же я рядом.

- Вы прямо мессия с обратным знаком.

- Польщен, польщен, - сказал гость и закашлялся. - А потом все меняется
местами: бедный превращается в богатого, а богатый гибнет, предавая друзей,
не в силах изменить время, которое потеряло к нему интерес. О, как бы
страдали люди, зная, что они передают свое значение другим. Из этого
переправленного на другой полюс планеты знака может возникнуть полная
химера. А может получиться так, что новые возможности, обретая новое тело,
совсем не испортят того, к кому обращены эти возможности, однако, я не
должен говорить об этом, к тому же я здесь совсем для другого.

- Для чего же, интересно узнать?

- Как для чего? Для того, что бы вы поняли, что Вы не один.

- Конечно, я не один, за мной целая страна.

- Не надо позировать, вы не умнее меня и вы не на партийном митинге.

- Да, я не на митинге, но и вы не на отпевании покойника.

- Не на отпевании? - в свою очередь переспросил гость. - А может быть, все
таки на отпевании, ведь я появился затем, что бы вы обрели почву для ног,
но бойтесь поверить в то, что увидите вы.

- Я постараюсь не поверить, - отпарировал Александр.

- И напрасно. Погибать не менее прекрасно, чем думать, что ты переживаешь
лучшее и счастливейшее время жизни, а на самом деле стареешь и бесцельно
тратишь себя.

- Вам удобно? - спросил Александр, заметив, что гость приостановил диалог.

- Да, вполне. Я освоился, повеселел.

- Вы даже можете у меня остановиться, - сказал Александр и вдруг понял, что
совсем не хотел этого говорить и что вся фраза вытекла из него как бы
помимо воли.

- Я с удовольствием поживу у вас некоторое время. Кстати, я забыл
представиться. Меня зовут Георг, я злой волшебник и это абсолютно серьезно.


Глава седьмая.

Утром Георг уходил, уходил из дома и Александр. Однажды вечером волшебник
принес домой небольшой кожаный мешок, перевязанный пеньковой веревкой. В
это время хозяин сидел в столовой, пил пиво и ел сосиски с капустой. Обойдя
стол кругом, волшебник остановился на противоположной стороне, затем он
развязал мешок и извлек на свет стеклянную бутылку квадратной формы,
горлышко её было запечатано сургучом. Георг вытащил из мешка корень
замысловатой формы, спиртовку, отрез шелка и кусок мела.

- Сейчас я Вам покажу кино, только принесите поднос, желательно побольше.

Александр вышел и вернулся с подносом. Сначала колдун поднял руки вверх,
закрыл глаза, затем сложил руки на груди и так стоял некоторое время,
раскачиваясь, потом он подвинул поближе спиртовку и поджег её. На спиртовку
он водрузил маленький металлический стаканчик и, как в вазочку, поставил в
него корень, дым защекотал ноздри.

- Это мандрагора, - сказал колдун.

Александр опустил на стол стакан с пивом и замахал руками. Колдун продолжил
приготовления. Он расстелил на столе кусок шелка и, взяв мел, стал рисовать
на материале различные замысловатые значки и фигуры. Закончив рисовать, он
поставил поднос на шелковый прямоугольник, вынул перочинный нож и,
сковырнув с бутылке сургуч, налил воду в поднос.

- Какое событие моровой истории вы желаете увидеть? - спросил он, поднимая
руки над подносом.

- Я бы хотел увидеть гибель Наполеоновской гвардии при Ватерлоо.

Георг щелкнул костяшками пальцев, и дым затянул пространство над водой на
подносе. Александр стал замечать, как из этой однородной и серой массы
стали возникать перепутанные между собой разноцветные полосы, и постепенно
разноцветные и бесформенные очертания сложились в конкретную картину.
Сначала возникли пушечные стволы, затем появились люди. Карэ наполеоновской
гвардии ощетинились штыками, напротив расположились орудия Веллингтона,
рядом с которыми находилась прислуга с дымящимися фитилями, но вот офицер в
треуголке и в красном мундире отмахнул шпагой, канониры поднесли к гнездам
дымящиеся фитили и горячие ядра накрыли карэ. Одни орудия отъезжали, на
место их закатывались другие, через несколько минут все было кончено,
площадь, на котором находилось карэ, представляло теперь груду дымящихся
тел.

- Как быстро. А как это происходит? Как вы достигаете этого чуда? Я
упражнялся в этих эзотерических техниках и ничего не достиг.

- О, дорогой мой, - в словах колдуна была ирония. - Многие знают, как, но
мало, кто может. Однако, этот метод может показать только прошлое, что бы
увидеть будущее, нужен магический шар. Но прежде этого необходимо
отказаться от самого себя, надо подчинить душу воле демонов, которые
подчиняются силе герметических знаков. Это зависимое друг от друга
состояние включает в себя полное подчинение логике нематериального мира.
Зависимость должна быть такой же, как зависимость сердца от крови,
протекающей через него. Частичка энергии, а по сути души, адепта должна
быть трансформирована в тонкую оболочку, находящуюся под защитной скорлупой
демона. Такой энергетический обмен просто необходим, иначе ничего не
выйдет. И, конечно, главное - это отречение от бога, это, смею Вас
заверить, любому демону приятно, так как он прекрасно понимает, что не
смотря на свое могущество, он в мире вторичен. В общем, можно сказать, что
это первое условие и главное. За короткое время гость и хозяин привыкли
друг к другу, но в один замечательный день Георг исчез, не попрощавшись и
даже не оставив записки. Александр скучал без своего знакомого, он привык к
тяжелому мрачному перстню на руке колдуна и его узким холеным рукам,
завораживающим своими движениями, они вздымались над книжными страницами,
как крылья. Несколько дней ему казалось, что все, что происходило с ним за
последние две недели, было ничто иное, как сон. Александр не знал, куда
исчез гость, но в один прекрасный день утром принесли телеграмму следующего
содержания: "В Берлин едет моя дочь, она везет книги и карты, которые
понадобятся Вам для работы, встречайте её завтра в семь вечера. Покажите ей
Берлин, она никогда не была в этом городе. Георг".

Без пятнадцати семь Александр, не ожидавший такого разворота событий, уже
стоял у буфетной стойки берлинского вокзала и мелкими глотками пил
коньячный спирт, почему-то называвшийся коньяком. Он не представлял, что
ему сказать неизвестной девушке. На перроне он сразу узнал её. Она была во
всем черном и в яркой красной шляпе со страусиным пером, только перчатки и
воротничок были у неё белые.

- Лина, - представилась она и протянула руку, переложив в левую тяжелый
чемодан из крокодиловой кожи.

- Вы устали? - спросил Александр.

- Нет, не особенно, - ответила девушка, поправляя рукой выбивающиеся из-под
шляпки волосы.

- Ну, а если вы не устали, то мы можем пообедать в кафе.

- Я не устала, давайте пообедаем.


Глава восьмая.

На время мы оставим наших героев и вернемся в будущее.

Ближняя дача министра госбезопасности Лаврентия Берии находилась в
Сокольниках на одном из майских просек. Построенная перед войной дача имела
вид огромного кирпича, несколько облагороженного орнаментом. Электрический
камин, выпущенный фирмой Дженерал Электрик без устали раскалял
коммунистический воздух, окружавший хозяина. Лаврентий Павлович дремал. На
маленьком шахматном столике стояла полупустая бутылка вина и лежала книга
"Кентерберийские рассказы". Воздух над камином переливался в змееобразные
струи. Тихий стук часов разносил по гостиной блаженство, мир и покой.
Очнувшись, Берия протер глаза, взял со стола книгу, подержал немного в
руках и вновь положил на стол, поиграв ещё сонными пальцами, он подхватил
недопитый бокал с вином и допил его. Затем он взял сложенный вчетверо
листочек бумаги, развернул его и начал читать. В углу листа гриф МГБ,
номер, серия и шифр с аббревиатурой. Жирным пунктиром подчеркнуто два слова
"Совершенно секретно".

"Уважаемый Лаврентий Павлович.

Довожу до Вашего сведения, что мной, старшим следователем Ивасько Сергеем
Леонардовичем, был произведен следующий эксперимент. В обнаруженную нами
ранее камеру масонов, представляющую из себя геометрический цилиндр /2х2/ с
овальной металлической дверью, изготовленный из металла неизвестной
характеристики, был помещен объект № 8 с культовыми предметами и в
соответствующей экипировке. После того, как все приготовления были
завершены и дверь в камеру закрыта, иллюминатор, изготовленный из
прозрачной массы, стало заволакивать дымом, через минуту объект из поля
зрения исчез. Густой дым не позволял рассмотреть происходящее за
иллюминатором. Однако несмотря на то, что сама камера была тщательно
закреплена в железо - бетоне, я, старший следователь Ивасек, а так же
помогавшие мне сотрудники Гершович и Лазарев, заметили сильную вибрацию,
идущую от цилиндра. У всех у нас, участников эксперимента, было такое
ощущение, что комната изменяет параметры. Через десять минут дым исчез.
Открыв дверь, мы увидели пустое пространство. Наблюдаемый объект из камеры
исчез, также исчезла и атрибутика, представляющая значительную материальную
ценность. Золотой жезл с изумрудами и бриллиантами был оценен экспертами
госхрана в двенадцать тысяч североамериканских долларов, но так как
эксперимент проводился с Вашего ведома, то опись атрибутики, исчезнувшей
вместе с объектом, прилагаю. Старший следователь при прокуратуре МГБ Ивасек
С.Л."

"хитрый, собака, а дурак", - подумал Берия, наливая в бокал темное как ночь
вино. Взяв с пола телефонный аппарат, министр набрал две цифры, однако на
другом конце провода трубку не брали. Тогда министр встал и пошел наверх.
Поднявшись по лестнице, он прошел по балкону до последней двери и толкнул
её. За дверью была кромешная тьма, и только в углу у дальней стены горел
продолговатый рефлектор. Министр закрыл дверь, прошел в глубину комнаты и
сел в квадратное кожаное кресло.

- Начинайте, -громко сказал он, голос у него был приятный и хрипловатый с
небольшим акцентом. Вспыхнул экран. Министру показывали американскую
картину. "Серенада солнечной долины", где красивые лыжники спускались с гор
по отлогим голубым снегам где-то далеко - далеко в таком месте, которое,
может быть, и не существует на карте.


Глава девятая.

Поздно вечером Лина и Александр возвращались из ресторана. Умиротворенные
едой и спокойствием вечера они не спеша, двигались по городу и беседовали.

- Между прочим, я не знаю, кто я по национальности. Вы же знаете моего
отца, согласитесь, что человек он более чем странный.

- Да, это есть, но он научил меня пользоваться книгами.

- Ну, так вот, Александр, я не знала матери и не знаю отца. Если уж
говорить о существе дела, то я не хотела ехать сюда, но он очень просил
отвести Вам эти книги и вероятно, - она выдержала паузу, - вероятно, он
хотел, что бы я с Вами познакомилась.

- Ну и что, в этом же нет ничего плохого.

Лина промолчала, она шла впереди, демонстративно отмахивая рукой. - Мне уже
двадцать четыре года, он переживает за меня и хочет, чтобы я вышла замуж.
Может быть, он хочет, чтобы я вышла замуж за вас? А ведь я подданная
Швейцарии и, насколько понимаю, брак с иностранкой для офицера СС вещь
невозможная.

- Ладно, я подам в отставку, - пошутил Александр.

Уже у себя в спальне Александр раскрыл саквояж с книгами, который привезла
Лина, и оторопел. На дне его лежала корона, черно-красный материал и письмо.

"После двенадцати ночи моя дочь Лина станет Лилит. Семя, которое ты
передашь ей, нужно для продолжения дела, ведь главный изъян закрытых
пространств это отсутствие воздуха. Она должна понести! Живая частичка твоя
- это залог нашего могущества".

Александр ещё раз перечитал письмо сел в кресло и закурил. Была половина
двенадцатого. Посидев немного, он встал и подошел к окну. Открыв его, он
выглянул на улицу и увидел, что в комнате гостьи горит свет. "Готовится", -
промелькнуло у Александра, возрастающее волнение не давало мыслям
окрепнуть. В сознании Александра все расплывалось. "Неужели она Лилит,
этого не может быть". И вдруг он отчетливо услышал, как кто-то рядом с ним
сказал: "Дневное солнце - это не то солнце, которое появляется ночью". Он
вытащил из саквояжа материал, который оказался плащом, на задней стороне
его находилась красная пятиугольная звезда, затем достал и корону она была
старая и тяжелая, сделанная из золотого металла. Шесть пятиугольных звезд
украшали обруч короны.

"Власть. Власть, а зачем она мне, меня интересует невидимое и правила игры
с ним, потом, когда я научусь пользоваться этими знаниями, я могу потерять
к ним всякий интерес. Но будет поздно". В начале первого он услышал, как
заскрипели на лестнице деревянные ступени. "Вот оно начинается", - успел
подумать он и в ту же секунду дверь распахнулась. Лилит была на пороге. На
ней была черная полумаска и черный пояс с чулками. Лифчика и трусов у нее
не было. Едва заметная улыбка блуждала у нее на лице. Перешагнув порог,
Лилит закрыла глаза и наклонила голову. Александр взял корону и надел её на
голову девушки, на плечи её он накинул черно-красную мантию. Медленно
подойдя к креслу, Лилит села в него, закинув ноги на подлокотники. Было уже
утро, когда она закончила терзать Александра. Только теперь он внимательно
рассмотрел её. Первое впечатление было обманчивым. Лилит была совсем не
такой хрупкой, какой показалась в начале. Эта женщина в короне со звездами
была крупной плотоядной самкой. "Бедное мое тело, во мне совсем не осталось
сил", думал Александр, смотря на свой измученный увядший цветок.

- Думаю, что-то у нас получилось, - сказала она и усмехнулась. На
горбоносое лицо её падал отсвет нового дня. -Гибель Германии будет подобна
гибели Атлантиды, и она уже началась.

- Послушайте, Лина, я кое-что хочу сказать вам.

- Я не Лина, и вы ничего не хотите сказать мне, вы просто хотите спать, -
сказала она и вышла из комнаты. Потом Александр заснул, когда он проснулся,
был уже вечер, и он забыл абсолютно все, что произошло с ним за эту
удивительную ночь.


Глава десятая.

Атон Иванович рассматривал пустоту огромного своего кабинета и пытался
осмыслить свое занятие с точки зрения определенной полезности для
диалектики.

"Нет правил, нет критериев, та огромная информация, которой мы обладаем,
практически не систематизируется. Мы занимаемся тем же, чем занимались
средневековые схоластики, они искали точку опоры в каждой философской
модели, и каждый раз эта точка оказывалась ложной. Бессмысленные
эксперименты, они ничего не приносят. Чудеса при всей кажущейся доступности
выполняют какую-то свою одним им понятную роль. Почему это происходит? В
чем секрет этой проблемы? За столько лет интенсивного контроля такие
ничтожные результаты". На утро была назначена встреча с Милером, которого
везли из подмосковного санатория, и Антон Иванович с досадой думал о том,
что эта встреча перерастет в малозначительную болтовню. Он придвинул
поближе холодный стакан с чаем и закурил. Синие клубы дыма окутали кабинет.
"Я знаю немецкий, я так его знаю, как наверное не знаю русский. Я бы мог
работать с агентурой, да что там агентура, я бы с языками пошел работать,
только бы не заниматься этой хреновиной", - думал Антон Иванович, беда
которого заключалась в неполном понимании того, что происходит вокруг него.
Его вера в справедливость и любовь к Родине была главным препятствием к
успеху и постижению результата. Антона Ивановича оторвал от раздумий
заговоривший селектор. Милер был в приемной, и он бросился убирать со стола
лишние предметы: машинку для скручивания папирос, табак, бумагу, части
разобранного для чистки вальтера и кучу красновато желтых патрон с зелеными
ободками. Вошел Миллер. Антон Иванович не видел его несколько недель, за
это время лицо и весь внешний облик подопечного существенно изменились.
Теперь он уже не выглядел заложником из блокадного города. Осмысленно
комфортное выражение лица наводило на мысль о разнообразных полезных
продуктах, скормленных ему.

- Как Вы себя чувствуете?

- Я удивлен.

- Чем же?

- Ну как чем? Я живу в отдельном флигеле, три комнаты, терраса, телефон,
камин, вокруг сосны и тишина. Обеды! Такие обеды я ел до войны. В Эрмитаже
до нашествия была замечательная столовая. Прикрепленные могли ей
пользоваться. Там была интересная публика, с ней было приятно сидеть.

- Значит, приятная публика, - переспросил Антон Иванович, раскручивая между
большим и указательным пальцем толстый шестигранный карандаш. Миллер ничего
не ответил и заговорил сам.

- Ведь я, Вы поймете меня, я занимался столоверчением и гаданием на колоде
"Торо", а то, что я делал те серьезные опыты, которые я ставил до
революции, они ведь сейчас невозможны, к тому же моя нынешняя религиозность
к этому не располагает.

- Вы что же сильно верующий?

- Да, я стал очень, очень религиозен. Перед первой войной, я имею в виду
мировую, то есть империалистическую войну, возникла масса разнообразных
теософских кругов, в которых ставились очень серьезные эксперименты.
Двойное пространство, пространство шара, полюс зла, как эквивалент
разрушения и антитеза созидания, я уже не говорю о вызывании усопших
различными способами с разными элементами потерь.

- Поясните, пожалуйста, что значит различные элементы потерь?

- Ну, это как бы следующее. Возникающий мир всегда неравен существующему,
это так же ясно, как то, что вчерашний день отличается от сегодняшнего.
Маг, фигура непростая, очень часто зависимая от обстоятельств, которые
связаны с вызовом той или другой формы. Если форма на энергетическом уровне
оказывается сильнее самого адепта, то нарушение баланса между живым полем
человека и полем вызываемой сущности может быть изменено. Очень многие,
вступающие в контакт с закрытым пространством, даже не представляют, какой
опасности они подвергают себя. Есть энергетические формы защиты,
предохраняющие колдуна от воздействия нематериальной природы, однако мало,
кто в полной мере владеет этими знаниями. Со времен Парацельса и Гермеса
Трисмегиста формулы эти перетерпели значительные изменения. Переписчики
книг, маги, возомнившие себя посланцами дьявола, вся эта разношерстная
публика только затемняла процесс. Хотя друиды и халдеи, вызывая к жизни
силы потусторонние, пользовались специальными правилами, которые
сознательно отвергали любой элемент защиты. Считается, что именно эти
ранние цивилизации достигли огромных результатов, так как они опирались на
магию, как на стержень всего мироздания. Так вот, потери, мы отклонились от
темы. - Миллер поправил на носу очки и внимательно посмотрел на Антона
Ивановича, расслабленно вращающего между пальцами толстый карандаш.

- Хотите, я дам Вам хороший совет, - предложил Миллер.

- Дайте.

- Бросьте Вы это занятие.

- Почему же? Меня сюда поставили и я не могу вот так вот взять и все
бросить, - сказал он и подумал, что Милер читает мысли, хотя это наверно не
так и трудно.

- Дело в том, - продолжал Милер, - что все или почти все занимавшиеся
магией плохо закончили свою жизнь. Их преследовали болезни и неудачи, а в
конце концов и разочарование в предприятии, которому они посвятили жизнь.
Черная магия подчиняет жизнь человека и начинает управлять ею, и в конечном
итоге это занятие не приносит ничего, кроме гибели порой очень мучительной
и совершенно реальной. Отказываясь от создателя, от благодати его даже на
словах, они воздвигают непреодолимую преграду между богом и чернокнижником,
которая если и исчезают, то только после смерти последнего. Никогда и
никому дьявол ничего не дал. Он даже во временном мире дает только затем,
что бы потом отобрать все.

- Мне кажется, что вы не верите в то, что говорите, - заметил Антон
Иванович и опустил глаза на зеленую ткань стола.

- Верю, верю, я верю в то, что в юности мы ближе к смерти, чем в наши
зрелые года, об этом написал большой русский поэт Осип Мандельштам. Я
увлекался этими фокусами на заре этого страшного века, тогда эта зараза с
успехом проникала и в купеческие дома, и в салоны аристократии, да вы сами
знаете, весь царствующий дом был загипнотизирован разными придурками. У
меня были замечательные учителя: Ганецкий, фон Алов, Гарнфельд. Последний
хоть и был еврей, а состоял в штабе Врангеля, он застрелился на корабле
между Севастополем и Константинополем. Ганецкий со всеми своими знаниями
закончил жизнь полотером в польском ресторане, там ему размозжили голову
бутылкой. Вы сами, наверное знаете, что неопределенность, предощущение
зыбкости в социальных системах с незапамятных времен рождает в людях
интерес ко всему необъяснимому. Вспомните средневековые процессы ведьм.
Сколько различных обществ и сект возникало тогда в Праге, Берлине,
Амстердаме, и каждый раз, словно по невидимой цепочке, идущей от конца
одного столетия к концу другого, словно по телефонным проводам передавалось
волнение узнать тайну, узнать во что бы то ни стало любой ценой. Зыбкий и
тревожный мир в конце столетий подталкивал общество к отказу от привычных
форм семьи и морали. А ведь революция - это расплата за те вопросы, на
которые магия не дает и не может дать ответа. Вот Вы, Вы ... - Милер сделал
паузу. - Вы человек государственный, вы служите строю, который отвергает
религию и уж тем более считает предрассудком все предполагаемо - невидимое,
волшебное, то, к чему так тянуться люди. Однако вы поняли или Вам
приказали, что это надо понять, и Вы стали заниматься систематизацией и
учетом всех возможных оккультных моделей. А ведь это то же самое, что
остановить луну на небесном своде. Вы не теург, не маг, Вы в принципе не
можете обладать элементами тайного знания, Вы канцелярский работник, а
волшебство - это не род занятий, это не профессия, это образ существования.
Этому нельзя научиться, это должно быть внутри человека, его подсознание
должно кипеть, как расплавленная смола, и из этого раскаленного сознания в
логическую систему мысли должно попадать то, что человек знает помимо
своего желания, помимо слов "хочу" или "не буду". Ложные маги, их
большинство, всегда несут окружающим вред. Чему-то все-таки научиться
можно, скажем, простейшим вещам, у Вас могут получаться опыты, возможно,
что вы даже почувствуете свою приверженность некоторому высшему смыслу, но
я знал людей, у которых помутился разум, я знал людей, растративших на
обладание этими знаниями гигантские состояния, но еще никому, Вы слышите,
никому, чешуйчатый хвост дьявола не нарисовал формулу, используя которую,
можно было спастись. Спастись никогда, только погибнуть.

- Вас интересно слушать, - перебил Милера Антон Иванович -однако, меня
интересует конкретность. Я занимаюсь нематериальными явлениями уже очень
большой период времени. Я видел призраков, как две капли воды, похожих на
живых людей, у них были теплые руки и тем не менее, они проходили сквозь
нас, как дым, на столах буквально из неоткуда возникали вазы с душистыми
разнообразными цветами и тарелки с едой. То, что я видел на картинках в
Эрмитаже, вдруг стало реальностью: тяжелые серебряные блюда, хрустальные
графины с вином. Проплывающие по воздуху канделябры кем-то аккуратно
опускались на стол. Вы знаете, Милер, мы пробовали эту пищу, она была
восхитительна ... но в ней не было жизни. Мы вставали из-за стола, и нам
хотелось есть. Все эти годы я видел только туман, сплошной туман, из этого
тумана выплывали предметы и люди, уже не существующие, но видимо когда-то
существовавшие, все это было похоже на грандиозную театральную постановку.
Сейчас мы работаем над программированием определенных людей. Мы ставим
перед ними, скажем так, небольшие задачи, и они их выполняют. Отсутствует
явный компромат, звонки, телеграммы, письма, интерес прикладной, зато
вполне конкретный, однако все остальное советы неизвестно кого, возникающее
неизвестно что, замечательная, волшебная жизнь, полностью опровергнутая
классиками марксизма, реальной пользы для нас не имеет, и как извлечь эту
пользу, я не знаю. Не знаю, понимаете, Артур Карлович.

- И не извлекайте её, это не приоритет государства. Вы можете только
контролировать процесс, но вы не вправе вмешаться в него. Вот, например,
верчение стола, вращение блюда, ведь это такой фокус, который доступен
всем, нет в нем ничего особенного, на его примере очень легко понять, что
это просто игра с людьми духов низших субстанций. Только в одном случае из
ста на сеансе присутствует тот, с кем хотят говорить, в других случаях это
просто элементалии, то есть субстанция, пытающаяся освоить образ
вызываемого. Они часто путаются, отвечают неправильно, а чаще всего
попросту снимают информацию из подсознания вызываемого, создавая ощущение
подлинности, но это в общем-то безопасная игра, падение сил маленькое по
сравнению с более сложными опытами.

- А, Вы знаете, Артур Карлович, у меня к Вам большая просьба.


Глава одиннадцатая.

Лина Винтермаер была беременна. Полгода она жила в Москве, и все это время
живот увеличивался и увеличивался. Слепое орудие в руках собственного отца,
она и представить не могла, что в ней находится плод, который в дальнейшем
сможет поменять температурные условия на целой планете. Муж её, Рудольф
Винтермаер, был молод, перспективен и бесконечно влюблен в жену. Да и сама
Лина, в сущности была замечательной женщиной, если только сбросить со
счетов то, к какой жизни должен был принадлежать её будущий ребенок. Когда
Георг, её отец, стоял перед выбором, он был совсем не тем человеком, севшим
на скамейку перед домом эсэсовца. Выбирая путь, Георг знал, что над родом
его тяготеет проклятие, многие его предки вели оккультную практику. Есть
люди, падению которых бог не препятствует никаким видимым образом, они
пользуются плодами негативных энергий и могут ставить на ноги равно в такой
же степени, как и отправлять в гроб. И вот проклятие это можно было снять,
только принеся в жертву собственного ребенка. Тогда у Георга уже родилась
маленькая Лина, и когда гадалка, страшная темноволосая ведьма, сказала ему
об этом внутри у него все похолодело от ужаса. Поразмышляв неделю, Георг
все-таки решился, тем более что следующий ребенок, который должен был
появиться, уже бы не нес на себе никакого проклятия. События эти
происходили в теперь уже далеком восемнадцатом году, через несколько
месяцев после разгрома Германии странами атлантического блока. Что бы
выполнить все, что ему наказала ведьма, Георг отправился в гетто. После
недолгих поисков он нашел дом, в котором была покойница. Это была молодая
девушка, умершая от туберкулеза и скудной, нищенской жизни. С большими
трудностями пробрался он в комнату покойной и проделал с трупом ряд диких и
страшных вещей. Гроба в комнате не было, такая вещь после войны была
роскошью, и девушку должны были похоронить в наемном. Она была очень
красива. Вообще евреи, рожденные в Европе, отличаются от пришедших с
востока. Девушка была в глухом черном платье и густые каштановые волосы
тонкими змейками расползлись по плоской подушке. Георг вынул из кармана
стеклянную баночку и достал оттуда маленькую влажную тряпку. Рука у него
дрожала, он подошел к покойной и протер ей лицо и руки, а затем шею и
грудь. Убрав тряпку, он вынул ножницы и срезал с головы покойной немного
волос, после всего он задрал ей платье и стал снимать панталоны, открыв
бедра и лобок, Георг состриг волосы и оттуда. Достав из кармана холщовый
мешочек, он вытащил из него две деревянные палочки средних размеров.
Раздвинув ноги покойной, он сначала произвел дефлорацию влагалища, а затем
другой палочкой проделал ту же операцию с анальным отверстием. Придав
девушке её прежний вид, он покинул комнату. Вечером он разложил все эти
предметы на столе, достал ещё одну склянку с порошком и, высыпав его в
тряпочку, соскреб с деревянных палочек верхний слой и, смешав его с
порошком, соорудил подобие матерчатой колбаски, потом Георг положил ее в
кожаный мешочек с тесемкой и вошел в комнату дочери. Маленький, не знавший
материнской ласки ребенок спал, подложив под голову обе ладошки.
Рассматривая сонную Лину Георг отметил, что лицо его дочурки феноменально
похоже на лицо покойной. И надел он амулет с дьявольским секретом на шею
своей дочери, встал на колени в темной, только луной освещенной комнате, и
стал шептать заклинания. До двенадцати лет у ребенка не замечалось никаких
отклонений, но однажды, когда время перевалило за первый час ночи,
маленькая Лина вошла в комнату отца абсолютно голая. Из порезанного пальца
на правой руке капала кровь, а на животе её была нарисована красная
пятиконечная звезда. Глаза у девочки были узкими, как лезвие ножа, лицо
поддергивалось, она ничего не видела и не слышала, а когда заговорила, то
голос у нее оказался мужским и грубым. Дочь его не принадлежала себе, она
протянула вперед руки и сказала.

- Дай мне семя для рождения сына.

- Какого сына? - спрашивает Георг, в котором ещё подсознательно участвует
какое-то чувство тревоги за жизнь этого ребенка, но постепенно тревога
уходит и её место занимает любопытство, помноженное на страх. "Как же быть?
Этот ребенок уже не ребенок, но я сам сделал с ней это". Страшная
потусторонняя природа формировала в сознании Георга состояние полураспада.
Происходил процесс отмирания привычных канонизированных представлений о
реальности и их замена на правила игры в мире демонов. Маленькое
погубленное существо росло, приобретая в качестве дальнейших предпосылок
всё новые и новые странности. Чтобы усилить свою власть над душой и телом
дочери, пока еще не достаточно разбирающейся в этих тонкостях Георг повесил
на грудь золотую пятиугольную звезду, замкнутую в круг. Как только
наступало полнолуние, и возбужденные коты начинали свои атаки на невидимый
мир, Лину охватывал транс, она вставала шла в комнату отца, умоляя его
попросту совершить с ней половой акт. Тело её должно было принять семя
главного разрушителя и врага человеческого рода, а так как вибрации Георга,
имевшего отношения с сонмом демонов, были привлекательны для сомнамбулы,
заложенная темным стихиям душа подталкивала юное тело на кровосмесительный
инцест. В полнолуние возникала она на пороге его комнаты бледная, вся как
будто обсыпанная пудрой.

- Георг, - в моменты забвения она называла его по имени, я хочу
захлебнуться семенем, хочу захлебнуться.

"И это я сделал со своей дочерью! Но мне же обещано прощение. Все мои
родственники по мужской линии умерли насильственной смертью, а я не хочу
умирать, я так умирать не хочу. У меня обязательно будут жена, дети, я умру
на руках собственных внуков". Но он ошибался, дать событиям обратный ход он
не мог. Однако и знал Георг теперь гораздо больше, чем тогда, когда он в
первый раз обратился к Сантарии, этой грязной румынской ведьме, теперь он
посещал семинар по теологии, ставил примитивные опыты и уже вполне мог
понять, что на этом не остановится. Умершая к тому времени ведьма стала
посещать его по ночам. В полубессознательном состоянии он совокуплялся со
старухой, причем ему самому было совершенно непонятно, что это, сон или
материализованный инкуб. Старая ведьма была отвратительна и похотлива,
жирные дряблые ноги, живот свисающий чуть ли не до самых колен, длинные
сальные волосы, падающие на мягкую отвислую грудь, и тем не менее в этих
промежуточных между сном и бодрствованием состояниях он был счастлив со
старой ведьмой Сантарией. Мягкая и сырая воронка её влагалища уводила
Георга в отвратительное забвение. Проникая во внутренность этой материи
зла, он уменьшался до размеров бактерии, путешествуя в кровеносном шарике,
как в круглом лифте огромного здания из далекого и страшного будущего.
Потоки крови сшибались в артериальных связках и разбегались по разным
направлениям, в разновеликих шариках лифтах сидели такие же, задолжавшие
душу за честное слово тому, кому верить нельзя ни при каких
обстоятельствах. Вот такая вот аллегория. Чем дальше дочь его отодвигалась
от момента фактического своего рождения, тем более она становилась похожей
на неизвестное лицо. Это не моя дочь, при рождении, такое случается, её
подменили. Соображение это чрезвычайно нравилось Георгу, голос идущий из
глубины его сердца, голос, ненавидевший его за этот страшный богопротивный
поступок, становился все тише, он был ещё слышен, этот тоненький детский
голосок, голосок его дочери из того далекого времени, когда душа ее только
обследовала чрево его неверной супруги. "Но, с другой стороны, если она не
моя дочь, то жертва моя или её, она бессмысленна". Георг жил с
раздвоившимся сознанием, успокаивая себя, он не верил в то, что жена, очень
быстро после рождения оставившая его и ребенка, изменяла ему с кем-либо в
тот момент предполагаемого зачатия. "И с другой стороны ребенка могли
подменить в родильном доме, жена могла быть неверна, она на меня не похожа,
это не моя дочь". По несколько раз в день он размышлял над этим бесконечным
вопросом, выходящим к нему из глубины подсознания. "Я болен, я
раздваиваюсь", - это он еще понимал и понимал он, что определенность в этом
вопросе нужнее всего. - "Передо мной два поля: поле истины и поле надежды",
- так он думал, но поле было одно, и не имело оно отношения к истине, и уж
тем более не было полем надежды. Это было поле борьбы с постоянным
отклонением стрелки в сторону боли, безумия и смерти. Однажды во время
одного из опытов Георг покинул собственное тело, он увидел себя, сидящего в
кресле, и в ту же минуту на плечи нового прозрачного, только возникшего
тела, опустились руки и он оглянулся. Рядом с ним была ведьма, змеевидное
тело её находилось в движении и так же было прозрачно. "За оградой кладбища
есть большой пустырь, ты должен быть там в шесть вечера, день я назначу
сама". В то же мгновение ведьма превратилась в длинный, толстый сверху и
утончающийся на конце винт, голова, имеющая цвет и более приближенную к
реальности форму, исчезла за окном, винтообразный хвост полетел следом
почему-то на некотором расстоянии от головы. И возникло у Георга желание
полететь за ней, и вылетел он в окно вслед за Сантарией, и увидел внизу
улицу полную людей и автомобилей, и поплыл воздушный Георг над городом.
Однако чем дальше отлетал он от того другого Георга, сидящего в комнате,
тем медленнее становится его полет и сильнее желание вернуться. Страшный
холод стал пронзать новый воздушный образ Георга короткими импульсами, и
через мгновение он вернулся обратно. Однажды ближе к вечеру он увидел себя
на другой стороне улицы. Это был человек внешне абсолютно идентичный с ним.
Пройдя кладбище насквозь, двойник провел его через вторые ворота и пошел по
аллее, с которой начинался парк. Свернув в сторону, двойник миновал дубовую
рощу и остановился на пригорке, вокруг которого росли молоденькие дубовые
деревья. Он обернулся и перевел глаза на холм, в который была воткнута
небольшая лопата. Георг наблюдал за тем, как двойник исчезал за деревьями,
когда он стал почти неразличимым, с места его исчезновения вспорхнула
ворона. Опустившись на дерево, она стала внимательно разглядывать человека.
Георг взял лопату и обошел холм вокруг, недолго думая, он ковырнул землю с
краю. Ворон громко закаркал и захлопал крыльями, тогда Георг отошел от
этого места и так же тронул лопатой землю, и опять ворон закаркал и
захлопал крыльями, и это место было выбрано наверно. Взобравшись на вершину
холма, он решительно ударил лопатой в самую макушку. Ворон молчал.

"На этот раз я не ошибся", - думал Георг, неистово орудуя лопатой. Копал он
долго, на землю опустилась кромешная тьма, а он так устал, что уже стал
испытывать к этой своей работе полное безразличие. Он сел на дно ямы и
вытащил сигарету, теперь яма была вполне пригодна для взрослого человека.
Георг лег на спину. Миллионы звезд глядели ему в лицо, он вкапывал мертвую
ведьму и пока еще не представлял, что лежит над ней. Ерзая затылком по
промерзшей земле, Георг вдруг почувствовал твердое основание.
Перевернувшись на бок, он ощупал ладонью возвышение, помешавшее его голове.
Перевернувшись, он увидел контуры черепа, освещенные полной луной. Георгу
стало не по себе, несмотря на то, что он заложил дьяволу сразу две души,
его еще не оставлял человек. Да и нет в этом ничего удивительного, люди они
всегда люди, и им свойственен страх перед свирепыми тайнами мира и перед
холодом безымянных могил. Полежав немного, Георг встал на четвереньки и
ощупал землю, отмерив на глаз расстояние, где по его предположению могли
находиться бедра скелета. Он разгреб землю и стал добираться до останков,
вскоре он их и обнаружил. Собрав кости и землю, он рассовал все это
хозяйство по карманам и вернулся домой. Высыпав содержимое в холщовый
мешочек, он тщательно перемешал кости и землю большим молотком. После этого
Георг погрузился в горячую ванну. Когда тело распарилось, и поры открылись,
он натер себя смесью земли и тазобедренных костей ведьмы. Через несколько
минут появилась страшная ломота в суставах, кожа вспыхнула огнем, стала
подниматься температура. Так продолжалось несколько часов, затем
температура упала, жжение и ломота исчезла, и Георг заснул. Через несколько
дней, в полнолуние, наконец-то перешагнувший через себя Георг овладел своей
дочерью.


Глава двенадцатая.

Зеркало в стиле модерн было сделано в виде змееобразной фигуры тролля,
цветные эмалевые стершиеся от времени когти кокетливо поджаты, черные
глазки блестят и выглядят, как живые. Низкие облака проплывают над Прагой и
отражаются в этом волшебном зеркале, острые шпили соборов разрывают мягкую
плоть облаков.

Утопающий в стеклянном тумане безлюдный фантастический город смотрел на мир
снисходительной улыбкой мудрости и покоя. На шестьдесят пятом году жизни
Цимера волновал пейзаж города так же, как и много лет назад, когда он
двухлетним малышом первый раз выглянул в это окно. За четыре века дом, в
котором он жил многократно перестраивался внутри, однако готический фасад
здания не менялся. На первом этаже помещалась мастерская и часовой магазин.
Сквозь открытую форточку, до глуховатого Цимера доносилась отчетливая
немецкая речь. Спустившись вниз, он включил электрический чайник и свет над
конторкой. Первым в дверь постучался немецкий мотоциклист с месяцеобразной
бляхой на груди. Он протянул Цимеру дешевые часики, которые выпускались
миллионами, в этих часах даже не было рубиновых камней. Цимер без всякого
интереса сковырнул крышку и углубился в механизм, это были неинтересные
часы, примитивные, как будильник, он быстро справился с ними, и вскоре
солдат ушел. Но зато следующий посетитель поразил много повидавшего
часовщика. Широкополая шляпа, какие сто лет назад носили бродячие
музыканты, закрывала половину его лица. Странная одежда, толи фрак,
переходящий в пальто, то ли пальто, переходящее во фрак, была на нем и в
довершение облика старомодные черно-белые башмаки, один из которых был явно
больше другого. Этот худой и высокий господин, похожий на дирижера
симфонического оркестра, вынул из внутреннего кармана крупную золотую
луковицу на массивной золотой цепи. На эмалевом циферблате с затейливо
выписанными арабскими цифрами был нарисован Бафомет, древний символ темной
стихии. Цимер сразу понял, что часы эти старые, ценные и очень дорогие, и
сделаны не менее двух веков назад.

- Хочу располагать этим временем, - произнес человек в черном, и грустная,
едва уловимая улыбка пробежала по его тонким губам.

- Посмотрим, - сказал Цимер и открыл заднюю крышку, за которой находилась
ещё одна, представляющая головоломку, в центре ее была расположена
маленькая пятиконечная звезда, и, как понял Цимер, золотой столбик с
рубином надо было перевести с края головоломки в центр. Механизм часов был
сломан, это был очень сложный механизм, раньше Цимер таких не встречал.

- Попробую что-нибудь сделать, - тихо сказал Цимер, погружаясь во
внутренности прибора.

- Пожалуйста, постарайтесь, мне необходимо получить это время, - промолвил
симфонический дирижер и вышел из мастерской на негнущихся ногах.

Днем Цимер принимал немногочисленных посетителей. Каждый раз, как
захлопывалась дверь и успокаивался колокольчик, он вынимал часы и через
лупу рассматривал их под сильной электрической лампой. С виду механизм был
абсолютно здоров и, казалось, часы вот-вот задвигают стрелками. Цимер
прогрел часы над лампой и провернул заводной ключ, и как будто маленькое
медное эхо зазвучало во внутренностях механизма, потом он тронул маятник,
но золотой полумесяц качнулся и замер. "Не понимаю", - пробурчал Цимер,

- "На взгляд механизм не имеет дефектов". Так размышляя, он стал рассеянно
передвигать столбик головоломки. Через некоторое время Цимер оказался в
середине звезды, столбик сложился и ушел внутрь, а маленькие золотые
пластинки, похожие на пластинки в фотографическом объективе, закрыли
отверстие в центре звезды. И часы пошли, застучал механизм и Цимеру
показалось, что все его тело наполнено разновеликими шестеренками, которые
вдруг ожили и завертелись, а на груди у него закружились огромные жирные
стрелки, это были руки Цимера привинченные к центру груди. Он почти
физически ощутил, как внутри его тела начинают движение раскаленные
металлические колеса. Тысячи шестеренок жили и двигались в теле его, но
стрелки-руки, прибитые к груди, двигались в обратном направлении. Это время
дьявола. Стрелка, бегущая в обратную сторону, слова читаемые наоборот,
мужские имена у женщин и женские имена у мужчин, инфернализация сознания,
все это он с разнообразными своими приемами, это был он в одежде
провинциального дирижера. И с каждой ускользающей в обратном направлении
секундой его сознание становилось все менее подвластным ему. Прожитые
когда-то минуты реанимировали мертвые клетки, время побежало вспять. И из
этого мертвого времени, которое вдруг стало как бы живым, стали появляться
давно исчезнувшие минуты и дни. Бежавшие в обратном направлении стрелки
воплощали в его сознании другой, исчезнувший мир. Сам Цимер, заключенный
как бы под стеклянный колпак, наблюдал за сменой лет и эпох. Одежда
проходящих по улице терпела изменения, она становилась все более затейливой
и не современной, изменялись модели автомашин и повозок, изменилась
противоположная сторона улицы. Находящийся напротив дом стали разбирать, и
за несколько оборотов стрелки вокруг циферблата он полностью исчез. Вместо
электрических фонарей появились газовые, а затем керосиновые. По улице
маршировали войска и двигались траурные катафалки, и смеющаяся публика
разных эпох появлялась на свет из могил, из того, что уже представляло
собой состояние небытия. Находящийся в неподвижности Цимер чувствовал
огромную усталость. В доме его поменялась конфигурация окон, они стали уже
и добавились дополнительные переплеты. Теперь по улице двигались рыцари и
повозки с осадными мортирами. Цимер сообразил, что стрелки довели его до
тридцатилетней войны. Но вот они замедлили бег и наконец остановились
совсем. По-прежнему вокруг были рыцари и бронированные лошади в шорах.
Цимер почувствовал, как тяжесть, как бы лежавшая на плечах, куда-то уходит.
Он оторвался от кресла и взял в руки золотую луковицу часов, ему
показалось, что в голове у него вспыхнула электрическая лампочка и осветила
часть текста, написанного мелом на темном стекле.

"Башня в старом городе перед мостом. Иди". Цимер покинул дом и пошел по
мощеным булыжником улицам Праги, они вели его через развязки разновеликих
мостов и тоннелей. Проделав путь, он понял, что жители города не видят его,
он проходил сквозь них, а они проходили через него. Тем не менее, что бы
убедиться, что он еще существует, Цимер подошел к кирпичной стене и ощупал
кладку, кирпичи были скользкими и холодными, с мягкими прожилками мха. Не
сам шел Цимер вперед, не была его воля. Пройдя несколько кварталов, он
понял, что сильно устал. Он сидел на чугунной скамейке и разглядывал
островерхие крыши соборов и облака, проплывающие над головой. Мимо него
проходили жители средневекового города. Цимер знал, что они давно уже
умерли, знал он, что нет их на свете, но смотрел на них, как на живых,
которым предстоит уже не существующее будущее. Цимер шел мимо торговых
рядов, мимо петляющих на разном уровне улочек, так что, оказываясь внизу,
он мог видеть сразу несколько улиц, распластавшихся ниже уровня глаз, а,
поднимаясь наверх, обозревать невысокие здания и вереницу движущихся
пражан. И дошел он до башни, которая была невысокой, приземистой и имела
отдельный подъем с моста. Когда-то весь город представлял из себя большую
крепость, он мог защищаться, превращая каждую улицу в бастион. На вершине
башни были расположены чугунные орудия, в случае опасности они легко могли
перекрыть мост. Оказавшись рядом с башней, Цимер услышал, как в его кармане
бьют часы, он вытащил их и посмотрел на циферблат. Минутная стрелка
медленно двинулась вперед. "Значит, это время уже существует. Тогда почему
они проходят через меня, почему реальные предметы этого мира не
преодолеваются мной?" Не находил Цимер ответов на этот вопрос. Так, не
находя ответов, он стал подниматься по лестнице, обвивающей башню, будто
змея. Цимер толкнул дверь, но она оказалась закрытой, тогда он обошел башню
вокруг, наверху площадки он увидел каменный люк, он был открыт, и Цимер
медленно стал спускаться вниз, застревая на каждой ступеньке. Посередине
круглой комнаты стояло деревянное кресло, на котором спиной к нему сидел
человек. Это был тот самый провинциальный дирижер, который принес ему
ремонтировать часы. Изменилась его одежда. Теперь он был в рясе монаха, в
руках он держал камень черного цвета, похожий на кусок угля. Подняв голову,
он посмотрел на Цимера, и тому показалось, что его протыкают шпагой.

- Семь колен миновало, - сказал странный посетитель, владелец часов, - да,
семь колен. Сейчас вы просто часовщик и ничего более, но если бы ваша
далекая родственница предпочла любовь, а не деньги, вы бы не стали
часовщиком, вы бы получили вот эту, вот эту душу. Душу, спрятанную в куске
антрацита. Несколько веков камень этот жжет мою руку. Семь поколений должно
было исчезнуть прежде, чем возможность рождения вновь обрела реальность
свою.

Было у Цимера чувство, что лжемонах говорит через силу.

- В ненаступивших часах и минутах заключено величие прошлого. Вы останетесь
таким же, но вы должны мне помочь. Освободите душу, заключенную в этом
кристалле.

- Каким образом? - спросил Цимер.

- Разбейте его. Лжемонах протянул часовщику кусок антрацита, и тот
почувствовал, как на ладонь его опустили кусок скалы.

- Разбейте, - просил демон, и вся его фигура выражала степень крайнего
беспокойства.

Цимер подбросил кристалл, камень упал и разлетелся на множество осколков.
После этого башня как будто бы наклонилась, по воздуху поплыли маленькие
лопающиеся пузырьки. Цимер инстинктивно вынул часы и посмотрел на
циферблат. Стрелки вертелись в правильном направлении, а на месте Бафомета
возникла башня с двенадцатью апостолами, которые в окошечке напротив
двенадцатичасовой отметки каждый час сменяли друг друга. Исчез сидящий на
кресле лжемонах, исчезли рассыпанные по полу осколки, и, выглянув в
амбразуру, наивный доверчивый Цимер, обольщенный сопричастностью к тайнам
вселенной, увидел как меняется ландшафт. С огромной скоростью дробились
перспективы в амбразуре башни, времена барокко и ренессанса, классицизма и
модерна сменяли друг друга, пока, наконец, не появились первые автомобили,
похожие на кареты, и стрелки часов не пошли медленнее, почти так, как им
было положено идти по законам часовой механики.

Душа великого и страшного демона несколько веков таившаяся в куске
антрацита была выпущена на волю. Часы набирали обычные присущие им обороты.
Цимер покинул башню и пошел по темному, плохо освещенному мосту.
Чехословакия была предана и растоптана немецкими армиями, но выпущенный на
волю демон уже покинул ее.


Глава тринадцатая.

Жена сотрудника швейцарского посольства в Москве Лина Винтермаер находилась
в роддоме, ребенок её был готов появиться на свет, но мысли, беспокойные
мысли мучили молодую женщину.

"Мое будущее, - размышляла Лина, - конечно же будет связано с мужем, семьей
и этим ребенком, - и пока Лина была сама собой, эти мысли казались ей
естественными, но как только менялось её состояние, её охватывала паника. -
Я должна попросить политического убежища". Лина вбивала себе в голову эту
непривычную, неизвестно откуда взявшуюся мысль. Однажды, когда за окном
собралась кромешная темнота, она вышла в коридор и подошла к дежурной.

- Я хочу сделать заявление, - сказала Лина.

- Вы чем-нибудь недовольны? - спросила дежурная.

- Нет, я всем довольна, но это будет заявление политического характера.

Дежурная на мгновение задумалась, затем вытащила из ящика чистый лист
бумаги и протянула его беременной женщине. Лина взяла бумагу, вернулась в
палату и легла на кровать, она включила настольную лампу, достала вечное
перо и написала заявление на немецком языке. Две недели путешествовала
бумага по советским правительственным каналам. Никто не мог понять, почему
женщина из благополучной страны просит политического убежища в стране,
ведущей такую изнурительную войну. Представитель МИДА кадровый сотрудник
МГБ так и не понял, какая причина подвигла благополучную швейцарку на такой
серьезный шаг.

- Муж Ваш знает о Вашем решении? - спрашивает сотрудник, и Лина качает
головой. - Но он - то наверняка не поддержит Вас.

- Ну и пусть не поддержит, мне все равно. Чувствую, что должна остаться
здесь. Эта страна станет моей новой родиной, за ней будущее, она сформирует
облик нового мира.

- Вы принадлежите к какой-нибудь партии? - спросил представитель советской
власти, голос его звучал неуверенно.

- Есть только одна партия, к которой с радостью примкнет каждый прозревший.
Это партия труда.

Слова сами собой срывались с Лининого языка, едва ли она понимала, что
говорит, в данную минуту звук её голоса отражался в её голове и исчезал, не
оставляя следа, разум её был пуст, как никелированный барабан.

"На шпионку она не похожа, значит, это сумасшедшая", - подумал
представитель режима, покидая здание родильного дома.


  Глава четырнадцатая.

Спал окруженный колючей проволокой лагерь. Время от времени прожектора
пробегали по металлической сетке, тень от которой лежала на легком снегу.
Стыли на вышках тяжелые пулеметы, готовые в любую минуту разорвать на куски
черную усеянную звездами безотчетную пустоту ночи. Вдалеке за оградой лагеря
на железнодорожной развязке чавкали буферами сгоняемые в состав товарные
вагоны. Ещё дальше за железнодорожным перегоном начиналось асфальтированное
шоссе, ведущее к поселку, в котором жил обслуживающий персонал. В нескольких
П-образных аккуратных домах горели окна. Александр сидел за письменным столом,
на котором стояло шато двадцать восьмого года и лежали рассыпанные в
беспорядке игральные карты. Он стряхнул пепел и взял первую лежавшую с краю
карту, перевернув её, он увидел, что это пиковый туз. Александр внимательно
посмотрел в центр карты и ему показалось, что черное сердце приобрело форму
глаза и подмигнуло ему.
"Я сравняю зависимость от них с зависимостью от себя и, таким образом, мы
никогда не будем неожиданностью друг для друга, а пока я только закрываю
шахматные клетки тенью своего тела" - подумал Александр. Через минуту он вышел
из дома.
Он шел по обочине асфальтированного шоссе и яркая, круглая, как сыр, луна
светила ему, и казалось, что вовсе это и не луна, а просто большой белый
фонарь из китайского балаганчика. Он миновал металлические ворота и теперь
находился на территории лагеря. Из трех труб крематория валил черный дым.
Александр вошел в низкое здание с металлическими дверями. Это был морг.
- Покажите свежих, - попросил он, и его подвели к штабелю, сложенному из
человеческих тел.
Тронув мыском сапога курчавую голову, он приказал вытащить труп и перевезти
его в прозекторскую.
- Снимите кожу с его спины и принесите мне, я буду на улице. Александр вышел,
и тяжелый запах ушел из легких.
На улице шел снег, ветер раскачивал фонарь. Александр прищурил глаза, и
золотые лезвия лучей метнулись от лампы во все четыре стороны света. Через
двадцать минут ему вынесли кусок кожи, завернутый в мешковину.
Вернувшись, Александр тщательно запер дверь и прошел в комнату. Он убрал со
стола всё лишние и положил на него огромный кусок темно-синей бумаги. На улице
кожа замерзла и съежилась и теперь, что бы отогреть её, он наставил вокруг
зажженные свечи. Прикрепив кожу канцелярскими кнопками, он стал выставлять на
стол разные нужные ему предметы. Это были металлические кубики с замысловатыми
рисунками, похожими на хитросплетение миниатюрной чугунной ограды,
составленные друг в друга наподобие складного стаканчика, потом он выложил на
стол короткие тупые спицы с треугольным свечением серо-зеленого цвета. Посидев
немного, Александр подождал, когда материал прогреется, и намотал на палец
шелковый шнурок, на конце которого находился маленький треугольный отвес из
темного металла. Наклонившись над столом, он стал передвигать отвес над
поверхностью кожи. Над некоторыми местами отвес замирал, почти не
раскачиваясь, над иными он начинал вращаться и двигаться по всем направлениям.
В одном из таких активных мест Александр и нарисовал звезду, используя циркуль
и треугольник. Затем он взгромоздил друг на друга металлические кубики, а на
самую вершину поставил золотую четырехгранную пирамидку с перламутровым
глазом. Долго Александр рисовал значки и писал тарабарские слова с обратным
прочтением, но к первому часу ночи он закончил свои упражнения в рисунке и в
работе со шрифтом. Теперь все кожаное поле действия было сплошь покрыто густой
сетью символов, приводящих в действие энергию из страшного мира бесконечной
тьмы. Александр знал, что самые сильные демоны приходят из восточных пределов
земли, поэтому он развернул стол таким образом, что бы глаза его смотрели
прямо на восток. В комнате было тепло и уютно, теперь стол стоял напротив окна
и волнующиеся огоньки свечей отражались в покрытых морозным узором окнах. В
стакане вина он размешал порошок, чем-то похожий на порох, и выпил эту смесь с
закрытыми глазами.
- О, Великий зодчий подлунного мира! Мать и Отец, рожденный от звезды Астарот!
Перед твоим величием рушились царства, и потоки крови устремлялись в моря и
океаны вселенной. Ты могущественней творца людей, сильнее света, звезд и ярче
солнца - фальшивого знака бренных рождений. Ты отличаешь избранных, и слабый
умирает, освобождая путь понявшим тебя. Приди, могучий Вельзевул, приди,
заклинаю тебя символом и именем твоим.
И слова больше не похожи на слова, а похожие на точки и запятые со свистом и
шорохом слетали с горячих губ Александра. Перед ним прямо на столе вспыхнуло
яркое пламя. Горела кожа, испещренная символами и значками. И теперь под
магическим материалом, под его частью, когда-то представлявшей из себя часть
человеческого тела, прошло движение, похожее на ветер, крадущийся между двух
шелковых покрывал. И вот из-за завесы огня, из нестерпимого этого жара перед
глазами Александра стал возникать прекрасный, как сама сказка, город. На
минарете кричал муэдзин, и распластавшиеся в экстазе мусульмане стучали лбами
о тысячелетние камни. Протяжно и тупо ревели ослы, и важно ступающие по узким
улицам верблюды перешагивали через нищих, распластанных в дорожной пыли. На
базаре горластые торговцы обманывали горожан, а стража визиря плетками
разгоняла зевак, расчищая дорогу для важной персоны, которую несли на носилках
черно-синие, как ночное небо нубийцы. Постепенно воздух в комнате стал
наполняться запахами южных растений: шалфей, роза, мандарин и корица, и особое
теплое и зыбкое марево, плывущее над маленькими людьми и маленькими
постройками, обволакивало предметы и проникало глубоко в подсознание
Александра, туда, где реальное и нереальное сливалось в одну волнующую
бесконечность, манящую и мерцающую, как летучий голландец за острой волной.
Шум южного города и терпкие запахи вскружили голову Александра, так что он
почти забыл, зачем он сидит за этим столом и кто должен к нему явиться. Но вот
сильный ветер ударил в окно, и длинная трещина перебежала стекло от одного
угла до другого. И тогда в единое мгновение сорвалось и улетело в безотчетное
никуда волшебное это царство, а на стол и подоконник посыпались осколки
стекла, и облако образный пар ворвался в комнату, разрушая и благополучие
маленького восточного города, поднявшегося из человеческой кожи, и саму жизнь
Александра, которому до смерти оставались считанные мгновения. Песочные
постройки города поблекли и обесцветились. Маленькие люди с ужасом смотрели на
небо затянутое страшными холодными тучами. Смерч закружился над городом,
песочный столбик прошелся по улицам и площадям. Сначала он был маленьким, а
потом начал расти, и превратился в высокий, уходящий к самому небу столб. Но
смерч этот был смерчем только для маленьких человечков, копошащихся на улицах
города. Для Александра же это было почти живое существо, напоминающее иглу
рожденную из человеческой кожи. И вот по мере того, как смерч разрушал город,
само, неизвестно что, и почти живое существо стало на глазах Александра
превращаться в трость с острым концом и массивным набалдашником в виде руки,
лежащей на шаре. И вот, танцуя, замечательная трость перебралась сначала на
край стола, а затем и на колени Александра, так, вращаясь, слегка застревая в
тканях мундира, она донесла свое острое жало до подбородка и, задержавшись
немного на этом уровне, пошла дальше вверх. Александр сидел с прямой спиной,
положив пальцы на край озаренного свечами стола. Перед ним лежал почти начисто
разрушенный город. Мертвые животные и люди были похоронены под облаками
зданий. Трость замерла над теменем Александра. Рука на шаре ожила и задвигала
пальцами, а затем, захватив набалдашник покрепче, с силой опустила острый
конец на голову Александра. Пробив темечко, трость, оказавшаяся невероятно
длинной, пригвоздила мага к креслу прошла сквозь него и воткнулась в пол. Из
подъезда, в котором проживал Александр, вскоре вышла высокая, худая женщина в
траурной черной одежде. Сквозь редкую сетку вуали на белый снег глядело узкое,
как лезвие ножа, лицо и два горячих темных, как маслины, глаза. Энергии
Александра хватило на то, что бы материализовать демона и придать ему
целенаправленное движение.


Глава пятнадцатая.
Круглые сутки составы с техникой и продовольствием двигались на фронт. Глаза
охранников пронзали кромешную тьму, огни поселков и городов убегали за
горизонт. Вся страна работала с величайшим напряжением сил. В половине пятого
ночи вождь ещё не спал, перед ним были разложены карты, изображающие небесный
свод из двух полушарий.
- Продолжайте, товарищ Тур, - тихо проговорил вождь и углубился в чтение
каких-то пожелтевших, обкусанных огнем и временем листов, старая бумага
хрустела под руками. Вождь читает, беззвучно шевеля губами, один глаз
прищурен, рука плывет по воздуху, захватывает стакан в подстаканнике и
замирает.
Тур, бритый наголо, с длинным треугольным носом, коренастый, широкоплечий с
чрезвычайно узким тазом.
- Есть фотографии, - говорит Тур, сделавший паузу в монологе. Он подает
Сталину конверт, тот молча принимает его и опускает на стол.
- Продолжайте, пожалуйста, - едва слышно говорит он и смотрит на
замешкавшегося человека.
Откашлявшись, Тур продолжает.
- Время для исследования было крайне мало, но кое-что можно сказать вполне
определенно. Их клеточная структура не разлагается до конца даже под
воздействием сильных химических препаратов. Казалось бы, мертвая клетка
делится, параметры её изменяются, можно сказать, что клетка активно
сопротивляется, то есть мутирует, сохраняя жизненно важные для нее компоненты.
Мы воздействовали на тела электрическими разрядами. Реакция отсутствует. В
наших реальных условиях даже частичная регенерация в данный момент невозможна.
Мы столкнулись с совершенно новым небиологическим строением клетки. Вскрытие
показало, что в строении данных объектов отсутствует костное вещество, зато
много хрящеподобных конструкций различного профиля, напоминающее образцы
высококачественного пластика. Спектральный анализ так же невозможен по причине
неразложимости тканей. Трепанация черепа, проводимая военным хирургом
генералом Асатиани, показала наличие желеобразного зеленоватого вещества с
черными схематическими линиями, представляющими сложный геометрический
рисунок. Сквозь руки и ноги объекта проходит несколько крупных артерий, внутри
артерий голубовато зеленая жидкость. При вскрытии женской особи в брюшной
полости находился зародыш, представляющий из себя уменьшенный вариант
взрослого. Глазные яблоки объектов огромны и представляют из себя шары из
темно-зеленого вещества, диаметр глаза взрослого больше десяти сантиметров.
При легком нажиме на глазное яблоко внутри зрачков происходит перемещение
разноцветной радужной массы и возникает туман или дым, который оседает в
состоянии покоя. Ярко выраженная хрящевая борозда пересекает на две части
основание лба и, увеличиваясь на темени, спускается по затылочной части,
создавая на шее и спине подобие позвоночника, заканчивающегося маленьким
конусообразным хвостиком. Объекты шестипалы, между пальцами имеются небольшие
треугольные перепонки.
Тур закончил читать и посмотрел на вождя. Сталин следил за толстым пауком,
поднимавшимся вверх и не обращавшим никакого внимания на происходящее в этой
комнате.
- Результаты исследований засекретить. Для объектов соорудить бункер с
морозильными камерами, проводивших исследование ликвидировать, - тихим голосом
проговорил Сталин и взял со стола маленькие маникюрные ножницы.
- Слушаюсь, товарищ Сталин. Тур закашлялся, голос у него сорвался на фальцет,
он повернулся и, по военному щелкнув каблуками, вышел из кабинета.
А Сталин, мудрый, рябой человек, отвинтил колпачок золотого паркера и написал:
  Ведь есть события, поступки,
  И города и корабли.
  Они к нам движутся навстречу
  Под тайным градусом земли.
В молодости он писал неплохие стихи, и это четверостишие была дань времени,
которое уже невозможно вернуть.


Глава шестнадцатая.
Антон Иванович вывозил Милера на последнее место жительства. Ночью пришел
приказ о ликвидации группы, дело рушилось как карточный домик. Окинув опытным
взглядом свое беззаветное прошлое, Антон Иванович понял, что в новой системе
координат места ему не найти.
"Я строил то, что не понимал, и я был вежлив с теми, кто ненавидел меня,
теперь всё кончилось, теперь я, помимо воли привязавшийся к этим странным,
вероятно больным людям, должен их убить". Раскачиваясь в машине, он думал о
хрупкой девочке подростке, умевшей сгибать на расстоянии вилки и ложки. У неё
были большие коричневые глаза, острый, вытянутый, как хоботок, нос и очень
тонкие кисти рук. Когда он встречался с ней, то рассовывал по карманам конфеты
и печенюжки. Теперь он должен был её уничтожить, беззащитную, маленькую,
похожую на выпавшего из гнезда птенца. Помимо девчушки в обойме колдунов было
ещё несколько откровенно вызывающих жалость типов. Но были и другие,
надменные, страшные, со спутанными волосами и безумными пустыми лазами.
Трясущиеся руки, бесконечные, как пороги горной реки, подбородки, все это
"великолепие" проплывало перед глазами Антона Ивановича как в волшебном и
разноцветном тумане.
За окном автомобиля проносились безрадостные, угрюмые пейзажи, овраги,
смешанное редколесье, утыканное пугалами ворон, и бесконечные деревенские
тракты, прорезанные полу развалившимися заборами. Ветхие желто-серые старухи
стояли у дороги и провожали бесцветными глазами кувыркающийся в ямах
автомобиль. Те же, все простившиеся и ничего не понявшие глаза, смотрели на
веселую тьму татарских коней, на раскосые лица и железные шлемы завоевателей,
перед ними, все простившими и ничего не понявшими, рысью проносились опричники
Грозного, к седлам которых были прикручены отрезанные собачие головы. Лихие
красные комиссары расстреливали их из быстрых, как сама смерть, пулеметов. Но
ничего, кроме жалости, ничего кроме рабства, все простившие и ничего не
понявшие. Из дикой азиатской ярости под святым крестом Византии возникла эта
империя, обильно посыпавшая костями своих верных и неверных шестую часть
света.
- Любовь к Родине движет Вами. Вы хотите победить в этой войне любым способом?
- спросил Миллер.
- Да, любым. Цель оправдывает средства, - ответил Антон Иванович.
- Насколько я знаю, ваша организация вызвала к жизни несколько демонов -
болидов, доминирующих в активных полях. Так вот, эти существа должны
находиться под постоянным контролем адептов, давших им плоть, пусть даже как
бы и не реальную, но для них-то вполне ощутимую. Вся беда нынешних оккультных
практик состоит в том, что очень часто вызываемый к жизни демон по сумме
характеристик своих энергетических полей оказывается сильнее самого адепта. В
этом случае контроль над таким искусственно рожденным субъектом, пускай даже
пребывающим в мире сильфид и карлов, крайне затруднен. Если интеллектуальный
уровень посвященного перекрывает его энергетические параметры, тогда
совершенно точно можно сказать, что вы запустили слепую торпеду, которая будет
поражать цели, спонтанно выбранные из общего потока раздражающих субстанций.
Очень часто демоны убивают своих создателей. Долгое хранимое желание убийства
и разрушения обрушивается на голову слабого, не имеющего возможности удержать
их, и демон-болид выходит из-под контроля. Существа эти не могут испытывать
чувства благодарности и понимают только силу и страх. Демон-болид может быть
сателлитом только в случае жесткого контроля за его движением на
астрологическом плане. И потом, Антон Иванович, простейший вопрос. Где больше
крестов, протянутых вверх к так называемому лону создателя, здесь или в
Германии? Здесь их почти нет. Вон пожалуйте. - Артур Карлович кивнул на
завалившуюся на бок деревенскую колокольню. - А в Германии национал социализм
сохраняет к крестам так называемый осторожный нейтралитет. Вышедший из-под
контроля болид в случае неуспеха обязательно вернется сюда, здесь он рожден,
здесь он совершил первый после рождения грех, здесь ему понравиться больше.
Совокупность возможностей данного существа на этой почве возрастет
многократно, к тому же, откренившись, они любят служить противоположным
задачам.
Свернув с проселочной, эмка въехала в лес и понеслась по асфальтовой ленте,
петляющей среди сосен, стройных как шведские девушки. Через пару минут пути
показались деревянные ворота с красными фанерными звездами и будкой охраны.
Это была территория военной части, которую Антон Иванович использовал для
содержания своего необычайного питомника. В здании казармы располагались
разнообразные службы: повара, врачи, машинистки, тщательно документирующие
каждый эксперимент. Вся эта свора имела звания и льготы и кормилась вокруг
проекта. У всех была бронь, их не отправляли на фронт, раз в неделю они могли
ночевать дома, они имели американскую одежду и обувь, полученную по каналам
ленд-лиза, они ели масло, тушенку и сгущенное молоко. И вот Сталин,
посчитавший этот эксперимент дорогостоящим и бесперспективным, решил поставить
на нем жирную кровавую точку. И теперь Антон Иванович сам своими руками должен
был в прямом смысле похоронить то, что делало его ночи бессонными в течение
стольких лет, зачеркнуть жирной кровавой чертой огромный кусок своей жизни,
превратить живых людей в мертвых, уничтожить и засекретить материалы
экспериментов, разметать в пыль материально техническую базу, чуть ли не
стереть сами казармы с лица земли. Спустившийся с самого верха приказ оброс
дополнениями и рекомендациями. Проводя Артура Карловича по еще охраняемым
коридорам, он подумал о том, что в общем ничего бы не изменилось, если бы он и
вовсе не появлялся на свет. Но эта мысль Антона Ивановича была неверна.
Наверняка изменилось бы все: и пространство, и время, и перечень событий,
следующих друг за другом. А замечательные надежды, падающие друг на друга, как
капли расплавленного свинца. "Но в чем же дело? Почему я так мучаю себя?" -
думал Антон Иванович и не находил ответа на этот вопрос. "Я шагнул во вторую
половину жизни, но по-прежнему не раб чужой воли, и, вероятно, в последний
свой день я встречу темную ночь с широко открытыми глазами".
- Ведь вот, Артур Карлович, вы сейчас со мной опускаетесь туда, куда не могут
войти не только генералы, но даже и маршалы этой страны.
Артур Карлович внимательно посмотрел на спутника, двигающегося впереди, и
ухмыльнулся.
- И с чем же связано такое исключительное мое погружение?
- Ну, скажем так. Мне необходим Ваш совет или консультация, мне не легко
объяснить, о чем идет речь, но вы все увидите сами.
Коридор, по которому они двигались, сужался, как горло бутылки, пока не
превратился в узкую, длинную ленту, освещенную яркими лампами в металлических
сетках. Стены, потолок и пол были выкрашены в белый цвет, отчего у Артура
Карловича мелькнула мысль, что это вовсе и не подземные казематы НКВД, а
просто туннель, пробитый спелеологами внутри огромного айсберга. Но мелькнула
мысль и растворилась. Коридор закончился, и теперь перед ними была маленькая
полукруглая площадка с большой металлической дверью лифта. Рядом с площадкой
была выдолблена двухметровая ниша, в которой стоял стол с телефоном, а на
стуле сидел охранник, здоровенный детина с неглупым лицом и выпученными, как у
рака, глазами. Охранник надавил кнопку, расположенную у него на столе, и Артур
Карлович услышал глухое напряжение механизма где-то глубоко под землей. Через
некоторое время появился лифт, охранник поднялся и, открыв двери, вежливо
пропустил вперед обоих гостей. Закрылись двери, и лифт медленно пошел вниз.
Артур Карлович не чувствовал время, оно как бы совсем встало, и теперь,
опускаясь вниз в глухую глубокую шахту, он думал о солнечном свете, звездах и
млечном пути, по которому можно путешествовать, мысленно превращая звезды в
сверкающие камни на дне холодной горной реки. И каждый шаг Артура Карловича,
каждая клетка и вздох, увлекающий его в воображаемый мир, были последними
жердочками моста, уводящими в мир реальный, теперь уже точно оставленный за
спиной. Лифт остановился на неизвестном этаже, и услужливые руки, специально
обученные открыванию дверей, выпустили в подземный коридор Артура Карловича и
Антона Ивановича, двух невольных свидетелей трагедии, которая почему-то
называется жизнью.
Они шли по коридору, а за ними шли два человека. Эти двое были безмолвны, и
Артур Карлович понял, что за его спиной развернулось многозначительное
ожидание, похожее на смертный приговор. Это ожидание молчаливо следовало за
ними, рождая в каждой клетке Артура Карловича великое напряжение и
сопротивление желанию не обернуться и не смотреть на сопровождение. Они
остановились перед дверью со стеклянным окошечком. Антон Иванович нажал на
кнопку электрического звонка, и через мгновение дверь распахнулась. Они вошли
в полупустую комнату, в углу которой стоял маленький письменный стол на
дубовых ножках, на столе электрический рефлектор, пол и стены в комнате
металлические. Человек, открывший дверь, так же одет в военную форму. В
глубине комнаты при неверном свете электрической лампы видны металлические
шкафы. Человек в форме подходит к стене и включает фиолетовую лампу. Все
окунается в синее марево, при котором происходит рождение. Они подходят к
металлическому шкафу, на верхней панели которого горят два маленьких
электрических глаза, и открывают его. Служитель выдвигает металлические
носилки, на которых лежит тело, покрытое черной клеенкой, и отходит в сторону.
Антон Иванович медленно снимает клеенку, и видит Артур Карлович перед собой
существо, похожее на человека. Остатки летательного аппарата и тела были
обнаружены нами над зоной боевых действий. Мы не знаем причины катастрофы,
возможно их сбила зенитка, возможно какие-то неполадки в конструкции, когда их
подобрали, все они были мертвы. Широко открытыми глазами смотрел Артур
Карлович на беззащитное и жалкое тело пришельца. Линии широкой вверху головы,
сбегая вниз, формировали усеченный конус, закруглявшийся на подбородке. Два
застывших матовых глаза смотрели в фиолетовую муть, при которой происходит
рождение.
- Что вы можете сказать по этому поводу? - спросил Антон Иванович, как бы
оборвав ход собственных мыслей.
- Это существа не из нашей солнечной системы. У них нет защитных полей, я это
чувствую, - ответил Артур Карлович и продолжал:
- Дело в том, что солнечный свет, работающий на генерацию эманирует в
пространстве, энергетические фазы его постоянно меняются. Живая природа света
постоянно переливается из живого в живое и в искаженном, детерминированном
виде возвращается обратно на полюс источника. Любая физическая жизнь имеет
энергетическое поле. Заземленные и разлагаемые останки этих полей присутствуют
на низшем астральном плане в виде неадаптированных оболочек, имеющих мягкое
угасающее свечение. Над этими объектами таких оболочек нет. В книге Мардохая
Спонариуса упоминаются существа с планеты Отрон. Планета не видна даже в
сильный телескоп, но она существует, и это не вымысел. То, что мы видим перед
собой очень похоже на то, что он описал тогда давно в среднем четырнадцатом
веке. Когда-то еще до первой войны я учился в Пражском университете, и тогда
на Градчанах существовала так называемая библиотека ведьм, которую чешский
король Рудольф выкупил в Гольштинии у разоренного герцога. Там был огромный
каталог, содержащий в себе самые разнообразные сведения. Книги, протоколы
свидетелей на процессах ведьм, вообще масс разнообразной оккультной
литературы. Вот тогда то мне и попалась книга Мордрхия Спонариуса, ученого,
придворного нотариуса, крещеного еврея, умнейшего человека. Книга была
составлена для сугубо личного пользования и копирование её было запрещено
особой канцелярией герцога, да и вряд ли сейчас кого-то могли заинтересовать
те, прямо скажем, странные вещи, которые я в ней прочел. Ну вот, допустим,
глаза, обратите внимание на глаза. У Спонариуса написано, что при определенной
обработке… Да, при определенной обработке… - Артур Карлович сделал паузу, как
бы сосредотачиваясь на своих мыслях. На некоторое мгновение он замолчал и
обвел глазами пространство вокруг.
- Так что же при определенной обработке? - подтолкнул Антон Иванович затихшего
гостя.
Артур Карлович, смотревший в одну точку, вздрогнул и как бы очнулся. - Если
эти глаза подвергнуть воздействию определенных веществ, то можно увидеть
будущее. У Спонариуса сказано, что магический шар, изготавливаемый из
различных прозрачных камней и даже из стекла, в идеальном варианте
представляет из себя глаз пришельца, поучаствовавший в определенном процессе.
Стеклянные и каменные шары только приблизительная копия глаза. В книге описаны
несколько случаев и даны характеристики явного превращения глаза в так
называемое всевидящее око. Определенная сумма знаков и цифр, записанная в
повторяющемся порядке, плюс какие-то уже совсем нетрадиционные формы
воздействия.
- Вы напишете все, что знаете об этих глазах, - сказал Антон Иванович и отвел
подопечного в длинную, узкую комнату, напоминающую пенал для карандашей. Окон
в ней не было, горело яркое электричество. У стены стоял стол покрытый
клеенкой в крупную каштановую клетку с маленькой настольной лампочкой на углу.
Рядом с дверью стояла длинная металлическая кровать.
"Камера для особо опасных преступников", - мелькнуло в сознании Артура
Карловича. Он сел на кровать и ощутил под собой жестокий и непримиримый холод,
холод того учреждения, в котором он был вынужден пребывать. Через некоторое
время охранник вкатил в комнату маленький металлический столик, выкрашенный
масляной краской. Такой Артур Карлович видел в молодости, когда навещал жену в
родильном доме. На столике был обед. Борщ, котлеты с гречневой кашей, стакан
компота и пачка Беломорканала со спичечным коробком.
"Натуральная тюрьма", - подумал Артур Карлович, зачерпнув ложкой борщ, красный
как кровь. После обеда он заснул и ему приснился сон. Будто взбирается он
вместе с Антоном Ивановичем на вершину горы, по узкой, обледенелой тропе
движутся они к самой вершине, а вокруг бесконечные, отвесные скалы и страшные
пропасти без дна. И вот, замешкавшись на каком то отрезке пути, Артур Карлович
протягивает руку и просит Антона Ивановича помочь ему, но тот не обращает на
его слова никакого внимания и продолжает идти вперед. Скользит Артур Карлович,
вот-вот свалится в пропасть, цепляется за лед и ломает ногти. И ужас,
шевелящийся внутри, головкой змеи проникает в него сквозь легкие, забитые
холодным воздухом, сквозь почти невозможность дышать. Но не соскользнул Артур
Карлович в пропасть, заставил себя проснуться и увидел над головой тусклую
лампочку, горящую в четверть накала, как-то во время его сна подкрутил
реостат. Как следует разув глаза, он увидел, что металлический столик с
грязными тарелками исчез, а на столе лежит стопка бумаги и автоматическое
перо. Артур Карлович встал, походил по комнате и уселся за стол. За
какой-нибудь час он изложил все, что прочел в библиотеке ведьм на Градчанах.
Откинувшись на спинку стула, Артур Карлович немного пораскачивался на задних
ножках, погрыз колпачок авторучки и заметил, что свет в комнате прибавил в
накале. Буквально через несколько минут после того, как он закончил писать, в
замке задвигался ключ и дверь распахнулась. На пороге возник Антон Иванович,
он прошел в комнату, сделал несколько шагов, сел и закурил.
- Все написали, ничего не забыли? - спросил он с легкой иронией.
- Да, вроде бы, все.
- Ну и замечательно, идемте. Он подошел к столу и размял в пепельнице остаток
своей папиросы. Они шли по узкому, ярко освященному коридору. Антон Иванович
откашлялся и сказал:
- Я тут зайду на минутку по делу, а потом Вас догоню. Голос его два раза
свистнул на каких-то высоких гортанных нотках и переломился в конце фразы на
две половинки так, как будто его со всей силы ударили по шее ребром ладони.
- Идите вперед, - сказал охранник, и эта не грубая, а какая-то презрительная,
обреченная фраза вдруг в одну секунду разрушила все надежды.
Немного пропетляв по коридорам, охранник ввел Артура Карловича в ярко
освещенный каменный мешок, стены, пол и потолок которого были выкрашены густой
коричневой краской. Двигаться в таком помещении было нельзя, но в конце узкой
глухой стены стоял металлический стул, привинченный к полу. Артур Карлович сел
на него, а охранник сказал, что он должен подождать и что вскоре за ним
придут. Откинувшись на спинку, он прислонился головой к стене, и закрыл глаза.
Бесформенные пятна кирпичного цвета запрыгали перед закрытым взором. И вдруг
неожиданно для себя он вспомнил о маленьком мальчике в гольфах и пестрых
штанишках. Мальчик этот сидит на корточках на гранитной ступени канала, а
перед ним тихо дрожит черная петербургская вода, и мальчик этот он, Артур
Карлович, пожилой, подслеповатый человек, владеющий некоторыми секретами,
пытавшийся петь на оперной сцене, проработавший инженером в пароходной
компании и бухгалтером на Петроградском заводе Вульфа. И вот все события,
спрессованные в крайне короткий отрезок времени, промелькнули перед закрытым
взором за какую-то долю секунды, они промелькнули и растворились, ушли в это
волшебное никуда, туда - откуда приходит все и куда уходит это же все. Выстрел
в затылок из пистолета наган с близкого расстояния почти раскроил череп Артура
Карловича на две неравные половинки. Он медленно сполз со стула, и кривые
кровавые трещины расписали череп покойника подобно голубым рекам проходящих
линиями сквозь оба полушария земли.
Антон Иванович сидел за столом и читал страницы, последние страницы,
написанные покойником на этой земле. Прошло ещё несколько дней, и вот однажды
около трех часов утра топот солдатских сапог разрушил беспокойные сны
колдунов, заставив их приподняться с подушек, затем их собрали во дворе,
посадили в грузовики и повезли. Беспокойные, нервные люди, они чувствовали
приближающуюся развязку, но вдали от своих книг и атрибутики, сделать что-либо
были бессильны. Урчание и гортанные птичьи возгласы звучали под брезентовой
крышей грузовика. Несколько вооруженных людей блокировали борт автомашины,
отрезав колдунам дорогу к возможному бегству. Грузовик долго ехал по
асфальтированной ленте шоссе, затем свернул на проселочный тракт, наконец
машина остановилась. НКВДешник с добрым и открытым лицом выпрыгнул из кабины
грузовика и зажег электрический фонарь.
- Я отведу Вас в бункер, - громко сказал он, и цепочка озирающихся колдунов
пошла за ним так же, как в старой сказке вереница крыс пошла за юношей с
чудесной дудкой.
Бункер, в который спустились люди, представлял из себя заброшенный объект,
оставшийся от одного из бесконечных учений, которые красная армия регулярно
проводила на просторах бескрайней страны. На простом деревянном столе стояла
зажженная керосиновая лампа. Вокруг стола располагались сырые, серые от
времени лавки, на них и опустили колдуны свои беспокойные чуткие тела.
Опустили и принялись ждать. НКВДешник с добрым лицом ушел, предварительно
заперев дверь. Через несколько минут солдаты частей особого назначения тихо
окружили здание и, просунув стволы винтовок в узкие окна бункера, в
какие-нибудь несколько минут расстреляли несчастных. Когда процедура
закончилась, добрый НКВДешник, докурив папиросу до конца картонного мундштука,
поднял с земли два тонких провода и, посветив на них фонариком, снял с конца
одного намотанный кусочек изоляционной ленты и соединил оба контакта. Взрывная
волна подбросила вверх деревянные перекрытия, и трупы колдунов засыпало землею
и балками.


Глава семнадцатая.
Комната, в которой лежала Лина, была переделана в палату из узкого коридора.
Дверь на запасную лестницу была закрыта, а на ступеньках и лестничных
площадках лежали плотные брезентовые сумки с красными крестами и белые
маскировочные халаты. Ночью у Лины начались схватки и были они такими
сильными, что она несколько раз теряла сознание. Ребенок предчувствуя свое
великое предназначение с неистовой силой рвался вперед. Минутная стрелка
танковых часов с недельным заводом в приемном покое родильного дома
перевалилась за двенадцатичасовой рубикон. Дежурный врач, молодая,
кругленькая, темноволосая, с пучком редких волос стянутых сзади резинкой,
суетилась, расстилая салфетки, и раскладывая блестящие инструменты. На
электрической плитке в металлической ванночке кипела вода. Молодой муж Лины,
бесконечно влюбленный в неё, двигался по заснеженным московским улицам на
служебном хорьхе посольства. Редкие горящие окна глядели вслед уходящей машины
тускловатыми квадратными своими глазами. На коленях Линин супруг держал
тяжелый глиняный горшок с маленьким лимонным деревом. Иногда дерево
подпрыгивало у него в руках и пружинило слабой макушкой о мягкую обивку
салона, рядом лежала коробка швейцарских конфет "Монблан" с островерхими,
засыпанными снегом вершинами и выпуклыми голубыми облаками. Несколько дней
назад посол вызвал к себе Винтермаера и сообщил ему неприятную новость.
- Ваша жена обратилась в министерство иностранных дел Советского Союза с
просьбой о политическом убежище. Попробуйте повлиять на неё.
- Я ничего не знаю, - рассеянно проговорил Винтермаер.
- Он смотрел на маленького круглого посла в наглухо застегнутом двубортном
костюме. Посол стоял, повернувшись к нему спиной, стряхивал пепел в круглую
бронзовую пепельницу и смотрел в окно.
- Мы находимся между двух враждующих полюсов. Наша страна при любом исходе
войны вероятнее всего окажется катализатором нейтралитета, то есть той
неизменной константой, на которую уже несколько лет опирается воюющая Европа.
Подумайте, что произойдет с вашей женой и ребенком, если документы с просьбой
о политическом убежище попадут в руки германских властей. Нонсенс, это нонсенс
за всю историю швейцарской дипломатической службы не было случая, что бы
какой-то сотрудник или супруга сотрудника попросили в другой стране
политическое убежище.
Автомобиль остановился на противоположной от фасада родильного дома стороне
улицы. Много раз Винтермаер прокручивал в голове текст, который собирался
произнести для Лины, и теперь, открывая дверь автомобиля, вдруг почувствовал,
как много раз произнесенные внутри него слова убеждения отпечатываются в
сознании так, как будто сквозь его голову проносится лента телеграфного
аппарата. Воспоминание о несостоявшемся разговоре с женой в одно мгновение
пробежало перед ним в цветах и красках. Винтермаер переходил улицу в почти
полной темноте, было организовано затемнение, свойственное военному времени,
так что мостовую освещала только полная луна и звезды. Он дошел до половины
улицы, прижимая к груди цветочный горшок и коробку конфет, как вдруг из
переулка выпрыгнул грузовой автомобиль с погашенными фарами. Винтермайер
заметался. Он пробежал вперед, затем вернулся назад. Автомобиль, петляя, стал
тормозить, но было поздно. Тяжелый студебекер отбросил секретаря посольства на
каменный тротуарный бордюр, в полете с него слетела шапка, и от сильного удара
голова третьего секретаря треснула и образовала на снегу неравномерное красное
пятно, которое медленно увеличивалось. Рядом лежал разбитый горшок и нелепое
лимонное дерево трепала злая январская поземка. На груди трупа лежало
несколько конфет, выскочивших из коробки и расположившихся в абстрактном
порядке. Оба русских шофера после аварии вышли на большую дорогу, и подошли к
трупу. Взяв конфету с груди Винтермаера, шофер посольства отправил её к себе в
рот, водитель Студебекера так же поднял конфету и стал её есть. Они стояли на
холодной январской улице и пережевывали редкий в России швейцарский шоколад,
поднятый с мертвого тела.


Глава восемнадцатая.
Берия проснулся от громкого лая собак, которых охрана на ночь спускала с
цепей. Он посмотрел на черный циферблат с фосфорическими стрелками и тихонько
зевнул, прикрыв рот ладонью. Было начало седьмого утра. Берия выглянул в окно
и увидел собак, которые оперевшись на забор облаивали снегоуборочный
автомобиль, сгребавший огромными лапами большие сугробы. Ещё раз зевнув, он
отошел от окна, вышел из комнаты и прошел в кабинет, отделанный светлыми
дубовыми панелями с широким окном, завешанным бархатными шторами. Министр не
любил сидеть спиной к двери, не нравилось ему так же сидеть спиною к окну, и
поставил он стол таким образом, что с одной правой стороны у него было окно, а
с другой дверь. Берия бросил взгляд на телефон и левая его рука автоматически
двинулась к трубке, но на пол дороге остановилась и опустилась на край стола.
Звонить было поздно, поэтому он придвинул к себе настольную лампу и распахнул
папку с чистой бумагой, затем немного подумав, облизнул языком губы и начал
писать.
"Милый Коба.
Несмотря на то, что мы приняли решение ликвидировать эксперимент ЖХ, я прошу
твоего разрешения продлить одну ветвь проекта. Это связано с погибшими
инопланетянами, информация о которых у тебя есть. Заранее благодарен за
положительный ответ.
Твой Лаврентий".
Министр запечатал конверт и щелкнул кнопкой электрического выключателя,
который разогревал медный тигелек с сургучом, через пару минут сургуч
расплавился. Берия обмакнул в него тяжелую металлическую печать и трижды
опечатал конверт. Позвонив в колокольчик, он попросил принести чашку крепкого
кофе и ночные туфли, забытые у кровати. Потом он позвонил Туру, курировавшему
этот процесс со стороны высшего эшелона разведки. А Тур в свою очередь
телефонировал Антону Ивановичу и попросил подыскать кандидатуру для зарубежной
операции.


Глава девятнадцатая.
В двухкомнатной квартире капитана НКВД Николая Журавлева ранним январским
утром зазвонил телефон. Только неделю назад вернувшийся из заграничной
командировки Николай отдыхал на широкой кровати с законной супругой и был
удивлен таким ранним звонком, так как обычно агенту после успешной ликвидации
давали как минимум месячный отдых на общую коррекцию организма и на
восстановление морального облика. Николай работал на заказ и недавно с блеском
выполнил непростую работу, ликвидировав прославленного белогвардейского
генерала. Звонил его куратор, который, ничего не объясняя, попросил приехать
на Полянку по неизвестному адресу. Ранний этот звонок насторожил и озадачил
Колину голову. Он положил трубку и посмотрел на зашевелившуюся во сне супругу,
крупную, высокую блондинку, студентку медицинского института и умную бабу,
которая явно догадывалась о цели его заграничных поездок, и которой он через
свою контору устроил бронь, освобождающую от отправки на фронт. Квартира,
которую Николай получил перед самой войной, представляла из себя две смежные
небольшие комнаты, по габаритам немного превосходящее церковные кельи. Окна
одной выходили во двор, другой на улицу. В одной из комнат имелся маленький
железный балкон. Кухня имела площадь два с половиной метра и включала в себя
двух конфорочную плиту со странным названием "Газоаппарат", железную круглую
чашку, опрокидывающуюся в трубу мусоропровода и маленькое прямоугольное
засиженное мухами окно, в которое никогда не заглядывало солнце. Впрочем,
солнце не заглядывало и в комнаты, и если бы не электрический свет, постоянно
горевший днем, то квартиру вполне можно было бы назвать пещерой. Единственный
радующий глаз предмет располагался между узкой чугунной раковиной и прибором с
пугающим названием "Газоаппарат". Это был холодильник "Электролюкс". Маленький
ящик сливочного цвета на пухлых металлических ножках. Холодильник Коля вывез
из Швеции, где он побывал больше года назад так же по очень важному и
серьезному делу. Отдельное место в описании Колиной квартиры займет ванная
комната. В принципе как таковой ванной комнаты вовсе и не было, а был толчок с
железным бачком наверху и душ, находящийся в полуметре от самого толчка. Дверь
в туалет складывалась в гармошку из-за чрезвычайной узости коридора. Дом был
кооперативным и построился в 32 году для красной профессуры. Но так как
большая часть жильцов уже долбила кайлом магаданские земли, НКВД, в ведении
которого находились бывшие жильцы, решил передать свободные площади своей
ответственной агентуре, в среде которой и находился капитан Журавлев. Капитан
хорошо водил автомобиль и всегда возил себя сам, у него была служебная эмка.
По данному адресу Николай нашел низкорослое двухэтажное здание, расположенное
во дворе, типичный образец недорогих наемных домов середины девятнадцатого
века, переоборудованный под советскую контору. Фасад здания был недавно
отреставрирован, а убранное от снега крыльцо с мраморными ступенями, хорошая
дубовая дверь и фарфоровая кнопка электрического звонка - все это говорило о
том, что даже в воскресный день это здание не остается без присмотра, и что
внутри есть люди, и они явно ждут капитана НКВД Колю Журавлева. Он надавил
кнопку электрического звонка, и дверь почти сразу же отворилась. За порогом
стояло двое мужчин в штатских костюмах. Коля назвал фамилию, и его пропустили
в приемную, уставленную массивными кожаными креслами и карликовыми пальмами в
огромных горшках. Он опустился в кресло и осмотрелся. На стенах хорошие копии
русской классической школы, Суриков, Шишкин, Левитан. "Прямо какой-то филиал
Третьяковки", - подумал он, и тут же его окликнули. Наверху стоял Антон
Иванович, и вежливое подобие улыбки блуждало у него на лице.
- Проходите наверх, Журавлев, - сказал он и повернулся к нему спиной.
Поднявшись наверх, Николай попал в длинную прямоугольную комнату с П-образным
столом и жесткими стульями с высокими спинками. Над дверью - огромные оленьи
рога, на противоположной стене - портрет Дзержинского с напряженным взглядом.
В комнате - Антон Иванович и Тур, люди с явно высокими званиями в разведке, на
руке Тура золотые часы с эмалированным циферблатом.
- Садитесь, пожалуйста, - говорит Тур, имени и отчества которого Коля не
знает, и в ту же минуту в дверном проеме возникает куратор и он успокаивается,
понимая, что сейчас разговор войдет в понятное для него русло.
- Мы пригласили Вас, что бы объяснить суть вашей будущей поездки. Тур говорил,
но взгляд его скользил по паркету и по нижней части стены, не останавливаясь
на собеседнике.
- До первой мировой войны в Праге существовала библиотека Ведьм. Ваша задача
разыскать её и привести в Москву книгу Мордохая. Спонариуса "Источники жизни в
мертвых материях


Глава двадцатая.
". Через две недели капитан Николай Журавлев оказался в Швейцарии, где скорые
на руку сотрудники консульства вручили ему паспорт на имя болгарского
гражданина Владимира Стоичева, и это не удивило Колю, так как его главной
специализацией были балканские страны. Приехавший в Прагу вновь созданный
болгарин сначала решил осмотреться. ОН погулял по городу, на улицах и площадях
которого слышалась по большей части немецкая речь, и не узнавал его. Коля был
в Праге шесть лет назад, тогда его группа проводила эвакуацию перебежчика,
завербованного ГПУ, русского эмигранта, начавшего работать на английскую МИ.
Тогда, в начале мая это был утопавший в запахах распустившийся зелени и цветов
город. Работа была непыльной и сделалась быстро, поэтому у Коли была
возможность запомнить и дружелюбные улыбки пражан, и узкие улочки,
запутавшиеся в бесконечном кроссворде, и острые шпили соборов, которые словно
сложные инструменты пирожника рассекали белое тесто облаков, совершенно
сказочных и уж точно не настоящих. Капитан Журавлев был далеко не глупым
человеком и прежде, чем начать поиски он решил присмотреться к городу и его
внутреннему ритму, к биению сердца, спрятанному в каменных недрах, к самой
жизни пражан, потускневшей, растерянной и даже как бы не готовый на
продолжение. Коля медленно брел по улочкам, разглядывая витрины и верхние
этажи зданий, наползающих друг на друга и уходящих вдаль бесконечною
лестницей. Он задержался у витрины антикварного магазина, и какое-то время
разглядывал гравюры, эстампы и фамильные гербы чешской аристократии, внизу
располагались статуэтки и лежало старинное оружие, кинжалы, пистолеты и рожки
для пороха, инкрустированные перламутром и золотом. "Книга, которую я ищу -
это очень старая книга, возможно, что антиквар что-то знает про эту
библиотеку", - решил Коля и толкнул дверь магазина. Звякнул колокольчик.
- Просим, просим, - сказал женский голос из глубины, и навстречу ему вышла
миловидная рыженькая чешка лет двадцати пяти.
Она была в желто-коричневом платье с большими черными пуговицами на груди.
- Что желает господин? - спросила она по-немецки.
- Да я, собственно, зашел без всякой причины. Такие важные предметы … они
притягивают сами собой.
- Это Вы верно отметили. Вещи эти очень важные и часто играют большую роль в
судьбе человека. Если вы покупаете, получается одно, если продаете, другое. Но
всегда этот процесс-акт ритуальный.
- Вы, вероятно, в очень хороших отношениях со своими экспонатами. И эта
комплиментарная фраза зажгла в глазах девушки огоньки настоящей симпатии.
- Это старинные пражские гравюры, - сказала она, уловив взгляд Николая,
движущийся по стене.
- Вон там, в углу … Я сейчас зажгу свет. - Оборвав фразу, она двинулась к
стене и щелкнула выключателем. Полумрак исчез, яркий золотой свет хлынул на
небольшую прямоугольную гравюру.
- Это Шлимбах, придворный гравер, ювелир и художник. Молодая женщина так по
особенному произносила слова, что сохранялась дистанция даже между слогами, не
говоря уже о словах.
- И чем же знаменит этот Шлимбах? - поинтересовался Николай, переводя взгляд с
гравюры на девушкино лицо.
- Ну, помимо того, что он был замечательным мастером, он ещё был колдуном.
Предание рассказывает, что родился он крысой, а потом один юный чародей,
спавший со своей матерью и получивший от нее волшебное знание, превратил его в
человека. Но когда Шлимбах умер, тело его не нашли, а слуга, войдя в комнату,
увидел на полу огромную крысу. Это одна из его гравюр, - сказала девушка,
показав рукой на небольшую картинку в тонкой металлической рамке. - На ней
были изображены три ведьмы, кружащиеся над городом. Взгляды их устремлены на
маленький шар, он висит в воздухе, и каждая из ведьм будто бы делится взглядом
с подружкой радостью сопричастности к тайне.
- Как Ваше имя? - спросил Коля, дружелюбно посмотрев на девушку.
- А, имя? - она сначала как будто не поняла, о чем же он спрашивает её.
- Меня зовут Божена.
- Так, вот Божена, я ищу книгу Мордохая Спонариуса.
- Больше ничего не говорите. - Девушка подняла вверх обе руки и с радостной
улыбкой посмотрела на него. "Сумасшедшая", - подумал тот, но его вывод был
преждевременным.
- У меня есть эта книга. Очень странно, но у меня есть именно эта книга.
- Я не верю, - эта искренняя фраза вырвалась у Коли сама собой. - Такого не
может быть! Я приехал за ней с другого конца земли. Я захожу в первый же
магазин и нахожу её. Это невероятно!
- Это судьба, - сказала умная Божена, чуть прищурив глаза. - Когда-то давно на
Градчинах сгорела библиотека. Эту книгу моему отцу принес пожарник. Он в
суматохе украл её и очень боялся, что кто-то узнает об этом. Книга эта
чрезвычайно дорогая, мой отец заплатил за нее большие деньги, жалко, что его
нет он знал про её историю больше меня, она немного попорчена огнем, однако
весь текст сохранился.
- Но … - Божена сделала паузу. - Я бы хотела получить за нее твердыми
деньгами.
- Долларами?
- Можно и долларами, но лучше фунтами, мне кажется, фунт очень надежная
единица.
- Хочу посмотреть книгу, - попросил Коля и Божена, закрыв магазин, увела его в
маленькую комнату без окна с одной настольной лампой на шахматном столике.
Открыв сейф, она извлекла из него книгу и положила её перед почти изумленным
капитаном НКВД Колей Журавлевым. Цель его поездки, его кардинальное незнание
области поиска, вдруг завершилось чудесным фантастическим образом. Только
немного съежившийся от огня переплет и потемневший обрез говорили о том, что
она когда-то побывала в огне. На титульном листе с помощью черной и красной
краски была нарисована рука с длинными миндалевидными ногтями, пальцы
полуразжаты, в руке шар, руку и шар обвивает змея, маленькая головка её лежит
на вершине шара, рот змеи слегка приоткрыт, а на голове трехзубчатая корона.
"Источники жизни в мертвых материях" - таким было заглавие. На другой странице
дан перечень имеющих доступ к данному изданию и подпись королевского
секретаря.
- Кстати, эта книга иллюстрировалась Шлимбахом, здесь двенадцать гравюр,
сделанных его рукой, тринадцатая - титульный лист. Капитан Николай Журавлев
защелкнул позеленевшие бронзовые замки и вопросительно посмотрел на Божену,
стоящую у него за плечом.
- Цена, Сколько она стоит?
- Вы знаете, я ведь не так давно занимаюсь делами отца. Эту книгу он покупал
около десяти лет назад. По-настоящему ценный антиквариат прибавляет в
стоимости по десять процентов в год. Думаю, что ценность этой книги достойна
такого пропорционального вырастания. Семь тысяч фунтов. За эту сумму я могу с
ней расстаться.
У Коли сперло дыхание.
- Я должен подумать.
Он сидел в жестком кресле с прямой спинкой и поглаживал рукой кожаный уголок.
И в эту минуту капитан НКВД Николай Журавлев подумал о том, что десять лет
назад над этой книгой размышлял отец Божены, принимая её из вороватых рук
борца с огненной стихией. Вероятно, и стол, и лампа, и само кресло, на котором
сидел Коля, были теми же, теми же, вот что интересно. Только тогда эту книгу
покупали, а теперь продают.
- Скажите, Божена, а почему Вы не побоялись говорить со мной так открыто,
нынешние хозяева города не приветствуют операции с такими денежными единицами,
как фунт.
Божена усмехнулась и перевела глаза на портрет, висящий на стене маленькой
комнаты.
- Вот это моя мать, - почему-то сказала она, кивком головы указав на картину.
- Интересная дама, - отметил Коля, вежливо прищурив глаза.
- Ну, что вам ответить. Я не испугалась, потому что мне тридцать два года и у
меня рак. Если Вы купите эту книгу, я смогу уехать, - она сделала паузу, -
туда, где останавливают болезнь,скажем в Швейцарию, и продлить ещё несколько
лет, а если Вы не купите книгу, то я умру здесь, среди этих камней и этой
потертой роскоши, которую, увы, в нынешнее тяжелое время никто и не покупает.


Глава двадцать первая.
Капитан Журавлев вышел из антикварного магазина с упавшим настроением. Он не
мог купить эту книгу. У него была толстая пачка рейхсмарок, гулявших по
территории Чехословакии после аншлюса и две тысячи страховочных долларов,
спрятанных в подкладке пальто. Но семь тысяч фунтов здесь, в Праге, при почти
полной консервации всей агентуры, он бы не смог собрать и в течение месяца, а
может и вообще не смог бы собрать. Он, солдат враждебной страны, прогуливался
по городу, занятому немецкими войсками, и думает о том, как заполучить книгу,
написанную крещеным евреем в середине пятнадцатого века. "Да, книгу нельзя
купить, она не сбросит половину цены, но её можно украсть", - решил он и пошел
в гостиницу. Там за стаканом светлого пива среди салфеток со слониками в
голове его созрел план похищения. Он наймет такси и оставит его за углом,
затем свяжет Божену и книга в его руках. Пока она будет освобождаться, он
успеет уехать из города или даже из страны. Коля засыпал, а над его головой
этажом выше какие-то шумные люди смеялись и заводили патефон. Проигрывались
популярные мелодии Роза Мунда, Ком Цурюк и какие то долгие танго, вошедшие в
моду ещё во время первой мировой войны. Коля заснул под звон столовой посуды и
почти сразу оказался в туннеле. Вокруг была кромешная тьма, беззвучная и
опасная. Это был железнодорожный тоннель. Он шел по нему, спотыкаясь о шпалы,
в спину ему дул ветер, и один раз он упал, больно ударив колени. Как слепой
котенок обследовал он неизвестную перспективу, пока, наконец, не наткнулся на
холодную сталь колеи. Он шел через туннель, и ему было страшно. Внутри самого
сна он сосредотачивался на мысли, что тоннель когда-нибудь кончится, и он
пойдет по ровной дороге, которая приведет его к гостинице с обильной едой и
мягкой постелью. Устав идти, он побежал, желая поскорее выскочить из тоннеля,
но попал в яму. Пролетев некоторое время в темноте, он по пояс погрузился в
горячую воду, почти в кипяток. Ощупав руками стены, он понял, что его со всех
четырех сторон окружает мягкая глина. Тогда Николай уперся в стену ногой и
попробовал выбраться, но соскользнул. На мгновение рука его задержалась на
неровной стене и попала в углубление, внутри которого пальцы ухватились за
что-то скользкое и холодное, похожее на застывшую резину. Ужас пробежал по
спине Николая. Липкими пальцами ощупал он гутаперчивый выступ и понял, что
перед ним находится замурованная в стенку человеческая голова. И в горячей
этой темноте при постоянно увеличивающейся температуре ощупал он всю яму по
всей окружности и понял, что пять лиц, смотрят на него мертвыми глазами,
отыскивая в его лице или в сознании одну им известную точку. Все вокруг него
было мягким и липким, и гутаперчивые лица покойников, и глина, по неровной
поверхности которой двигались вниз тонкие теплые струйки. И перепачканный во
всем этом кошмаре Коля поднес руку к лицу и по сладковатому запаху понял. Что
это кровь. Однако ноги его стояли на каком-то твердом предмете, и тогда
обследовав мыском ноги твердое его основании, капитан НКВД Николай Журавлев
понял, что стоит в центре пятиконечной звезды. И стоял Николай Журавлев на
пятиконечной звезде, которой поклонялась шестая часть земного шара, а над его
головой грохотали тяжелые поезда, и едкая паровозная гарь, смешиваясь с
кровавыми испарениями, окружала Николая, проникая в мозг. И когда уже спасения
ждать было неоткуда, когда отчаяние и физическая боль, проникающие в него
стали почти невыносимыми, Коля поднял глаза вверх, и увидел, что на него
смотрит женское лицо, освещенное неверным красноватым светом. И вот лицо и
фигура женщины опускаются все ниже, и теперь уже Коля хорошо видит вокруг. Он
видит, что женщина голая и что она лежит в огромной сетке, которая медленно
опускается в яму. Женщина подает ему руку, и Коля хватается за неё и за
стенку, затем он вползает в это не очень удобное средство перемещения и в
изнеможении ложится с ней рядом.
- Ты не узнал меня, я Божена, - говорит девушка, приближая к нему бледное, как
мел, лицо. - Я умерла, но это уже не имеет значения. Вот книга, она твоя, -
говорит она, протягивая ему в красноватом свете толстый кожаный фолиант.
Коля открывает обложку и видит руку, опутанную змеей, и волшебный мерцающий
шар, внутри которого передвигаются разноцветные огоньки. Он проснулся в
холодном поту и механически посмотрел на циферблат наручных часов. Было раннее
утро и было ещё темно, тогда он зажег настольную лампу, и сразу же глаза его
наткнулись на дешевую литографию со старой гравюры. Внизу была изображена
старая Прага, а над всеми этими фантастическими в своем великолепии зданиями
распростер черные крылья летящий на змее Бафомет, существо с козлиной головой
и человеческим торсом


Глава двадцать вторая.
. Его встреча с хозяйкой антикварного магазина была назначена на одиннадцать
утра. После такого дикого сна заснуть он уже не смог, поэтому он, не спеша,
выпил кофе с печеньем и вышел на улицу. Когда он переходил Карлов мост, ему
казалось, что все статуи и дома, конечно же, имеющие глаза и уши, глядят ему
вслед. И почудилось капитану НКВД Николаю Журавлеву, что над всем этим
потускневшим великолепием простирает свои могучие крылья все знающий Бафомет,
существо с козлиной головой и человеческим торсом. Оставив такси за углом, он
заплатил водителю вперед, попросив его подождать. В голове Журавлева
гнездилось несколько планов, с помощью которых он бы мог нейтрализовать
Божену. Самое простое - это сильное снотворное, которое можно было подсыпать в
вино, помимо усыпляющего оно обладало ещё и парализующими свойствами. К тому
же у Коли имелась капсула с ядом, зашитая в воротник пиджака, но сама мысль об
этом предмете вызывала у него тошноту. Коля хотел жить! Подойдя к уже знакомой
двери с чугунными лилиями, Коля потянул за плетеный шнурок колокольчика и,
услышав волнистое дребезжание, вдруг как-то сразу понял, что изъять книгу у
Божены будет не просто. Ему долго не открывали, тогда он позвонил ещё. Через
некоторое время он увидел, как с обратной стороны стекла возникла рослая
фигура в форме офицера гестапо. "Донесла, колабрационистка, шлюха", - подумал
Журавлев, уже успевший испытать к Божене нечто, похожее на сексуальную
симпатию. Однако бежать было поздно.
- Проходите, Божена ждет Вас, - сказал немец, улыбнувшись Коле, как старому
знакомому. - Посидите, она скоро спустится, а я пойду приготовлю кофе.
Немец исчез за малозаметной дверцей, врезанной в панель стены.
"Вероятно, это её любовник", - решил Коля, постепенно обретающий внутреннее
равновесие. Он достал бутылку вина и поставил её на стол.
- Доброе утро, - услышал Коля и поднял голову. По лестнице спускалась хозяйка,
она была в длинном шелковом халате и ночных туфельках.
- Доброе утро, - ответил ей Коля, подавая руку.
- Вы приготовились к серьезному разговору? - спросила она.
- Да, вполне, только сначала я бы хотел ещё раз взглянуть на книгу.
Никогда бы я не заплатил ей никакие деньги при этой нацисткой физиономии. А
может, она просто хочет подставить меня? Так или иначе, есть один способ
перевести эту беседу в более абстрактную, надо найти недостаток в самом
издании, и вот сейчас-то я и решу, каким должен быть этот недостаток. Божена
привела его в уже знакомую комнату, вынула из сейфа книгу, тек же, как в
прошлый раз, зажгла лампу и положила книгу на шахматный стол. В дверном проеме
стоял гестаповец с подносом, на котором стояли чашки с дымящимся кофе и
вазочка с легким печеньем.
"Несомненно, это любовник. В то время как все честные люди, эта мразь …"
- Вы знаете, я хочу, что бы вы закрыли парадную дверь, не хочу, что бы нам
кто-нибудь помешал, и ещё я хочу помыть руки, я взял с собой лупу и буду
внимательно заниматься Вашей книгой.
- Вебер, проводите молодого человека в ванную комнату. Гестаповец сделал жест,
и Коля пошел за ним. План окончательного захвата книги созрел у него
моментально, не было никакой лупы, но он тщательно помыл руки, думая о том,
что в таком здании должен быть запасной выход. Затем он оглянулся и, увидев,
что между дверью и дверным переплетом только узкая щель, вытащил изящный баярд
и навернул на ствол крупный шестигранный глушитель. Он заткнул пистолет за
брючный ремень и застегнул пиджак на верхнюю и нижнюю пуговицы. Войдя в
маленькую комнату с книгой, он моментальным движением выхватил пистолет и
выстрелил Божене в левую грудь, в то самое место, где должно было находиться
холодное сердце колабрационистки. Бросивший на руку смелый гестаповец Вебер
был сражен тремя выстрелами, следующими один за другим. Он упал, зацепив край
подноса с дымящимися кофейными чашками. Расплескавшийся аромат крепкого кофе
поплыл по маленькой комнате, а на шахматном столике лежала книга Мордохая
Спонариуса "Источник жизни в мертвых материях".


Глава двадцать третья.
На электрической плитке в металлической ванночке кипела вода. Лина Винтермаер
не знала, что её супруг только что отправился на тот свет. От боли она
закрывала глаза, синие и красные круги проплывали перед закрытым взором.
Бульканье воды в эмалированных ванночках и тихое дребезжание инструментов не
давало ей отключиться, напоминая о том, что сейчас должно было произойти самое
важное событие в её жизни, может быть, более важное, чем её собственное
рождение и будущая смерть. Она кусала сухие, потрескавшиеся губы, а при
спазмах тискала холодную ткань простыни. На поверхности живота вспыхивали
протуберанцы ударов маленьких ножек и рук, ищущих выхода.
- Применяйте усилие, тужьтесь, работайте мышцами живота, когда Вы
почувствуете, что он пошел, сразу наступит облегчение. Попробуйте снять
напряжение, представьте, что перед Вами сиреневое яйцо.
Врачиха произносила заранее заученный текст, она нервничала, и смысл некоторых
неправильно произнесенных слов не всегда проникал в напряженное сознание Лины.
Наконец, ребенок пошел. Ей показалось, что из нее вынули пробку. Теплые струи
смешанной с кровью воды вытекали на простыню. Младенец освобождался от
девятимесячного плена, показались плечи и грудь. Врач и сестра стали помогать
ребенку, однако в процессе освобождения все большую тяжесть стала чувствовать
Лина. В груди её возникло сильное жжение, а затем появилась и боль. Ей
показалось, что несколько сотканных из воздуха рук положили на её грудь
тяжелую прямоугольную плиту. С каждым новым сантиметром выходящего в мир
ребенка прибавляла в весе и плита, положенная ей на грудь. Плита эта положила
основание фундаменту, и теперь обостренное восприятие Лины фиксировало
прозрачные руки, воздвигающие на её груди пирамидальную постройку. Каждый
новый используемый в постройке камень умножал и без того невыносимую боль в
груди. Она задыхалась, ребенок почти вышел на свет, а пирамида была почти что
построена. Прозрачные руки демонов с длинными голубыми ногтями аккуратно
подгоняли друг к другу правильные квадраты прозрачных камней, как будто бы
сделанных из воздуха, но имеющих вес настоящих. Ребенок окончательно покинул
лоно Лины Винтермаер, и в то же мгновение прозрачные руки с длинными голубыми
ногтями завершили строительство пирамиды, поставив на вершину треугольник с
открытым перламутровым глазом, и в ту же секунду Лина перестала дышать. Сестра
и врач делали ей искусственное дыхание, а Лина, другая Лина, уже покинувшая
тело, с интересом наблюдала за их бесполезной работой. Теперь она была очень
маленькой и шла по шелковой ленте дороги, примыкающей к ресницам большого
широко открытого глаза, сверкающего, как северное сияние. Когда она подошла
совсем близко, то увидела, что глаз разделен на две круглые половинки. Круглые
эти ворота распахнулись и Лина увидела Бафомета, сидящего на золотом троне с
высокою спинкой.
- Путь всегда уходит во тьму, - говорит он и протягивает ей руку, и без
всякого страха Лина подает ему свою руку.
И в ту же минуту Бафомет снимает со своей головы карнавальную маску козла и
Лина видит, что перед ней находится её отец, и огибают они роскошный золотой
трон, и идут по дороге, усыпанной рубинами, в сторону театральной сцены с
опущенным занавесом из черной парчи, на котором сияют золотые пятиугольные
звезды, и медленно поднимается занавес, и пораженная Лина видит на сцене
огромный черный кристалл, в котором находится тело Гермафродита с мужскими
половыми органами, женской грудью и лицом старика.
- Освободи его! Освободи его! - слышит она со всех сторон крики и шепот,
похожий на свист, и отец ее подает ей изящный золотой топорик с короткой
рукояткой.
Лина принимает топорик, подходит к кристаллу и, как в колокол, со всей силы
ударяет в него. И тут же свист, вой и грохот наполняют всю сцену, а
гермафродит складывает руки над головой, поднимается в воздух и устремляется к
только что появившемуся Лининому ребенку, а Лина смотрит и видит стремительный
полет и радостное лицо старика, который, как длинная игла, проникает внутрь
только что рожденного ребенка через половую промежность.


Глава двадцать четвертая.
Даже в самые трудные времена Красная площадь была самым доступным местом
Москвы. Вызванные на ковер директора оборонительных заводов и простые рабочие,
уставшие от изнурительного труда, мужчины и женщины, все кого не обманывал зов
сердца, в любое время дня и ночи могли прийти на площадь и постоять у
каменного мавзолея. Круглосуточно дежурившие сотрудники МГБ внимательно
следили за тем, что бы поклонение вождю мирового пролетариата было недолгим.
Если гражданин находился вблизи первого охраняемого объекта страны больше
десяти минут, то к нему могли подойти сотрудники в штатском и отвести человека
в специальное помещение для выяснения личности и намерений. Для охраны площади
ночь с 12 на 13 была обычным холодным днем тревожного года, ничем не
отличавшийся от многих и многих таких же дней, бесконечной чередой бежавших
следом за отступающими армиями. И, тем не менее, мы должны со всеми
тщательными подробностями остановиться именно на этом дне и рассказать о тех
событиях, которые произошли. На шестнадцатом этаже гостиницы Москва находилось
кафе, работающих до двух часов ночи. Медленный лифт поднимал прикрепленных
гостей. Там, на шестнадцатом, почти до утреннего часу подавали чай и
бутерброды с колбасой, сделанной из неизвестного вещества. Там же имелась
яичница и маленькие пирожки с капустой, похожие на большие каштаны. Алексей
Иванович Кулаков имел должность главного инженера на крупном военном заводе,
эвакуированном в Новосибирск в самом начале войны. Он жил один в двухкомнатном
номере с ванной, телефоном и видом на Красную площадь. В гостиницу он вернулся
около двенадцати ночи. Прослушав по радио мрачную информацию с фронтов, он
выпил стакан воды и закурил папиросу. Хотелось есть. Отодвинув штору, Алексей
Иванович увидел лежавший на газете ломоть черного хлеба и похожий на айсберг
кусок сахара. Выйдя в коридор, он обратился к дежурной, которая и отправила
его на шестнадцатый этаж. Там он перекусил, затем достал папиросу и вышел на
балкон. Алексей Иванович кутался в пальто с барашковым воротником и
рассматривал перспективу города. Из-за сильного затемнения казалось, будто
весь город вырезан из черной бумаги и только яркий свет звезд, падающий на
бесконечный дым работающих предприятий поднимал над далеким горизонтом
темно-синий занавес какого-то фантастического спектакля. Редкие, холодные
снежинки опускались на лицо и руки Алексея Ивановича, затянутые в желтые
кожаные перчатки. Подойдя к самому краю балкона, он посмотрел вниз и увидел
высокую, ссутулившуюся фигуру, пересекавшую по диагонали Манежную площадь. В
небе над городом висели продолговатые сигары аэростатов. Зенитные прожектора,
несмотря на отсутствие тревоги, время от времени для очистки совести
пересекали небесный свод. Человек, переходивший по диагонали Манежную площадь,
все время находился в поле зрения Алексея Ивановича, он буквально следил за
ним точно так же, как смотрит мощный прожектор за ускользающим крестом
мессершмита. И вдруг, вдруг этот человек исчез, до ближайшего угла было, по
крайней мере, метров сто пятьдесят, но человека уже не было, не было и все, он
прямо-таки растворился в серебристой московской метели, пропал прямо в сердце
великой Родины, будто вовсе его и не существовало. Алексей Иванович выронил
папиросу и она полетела вниз, мигая красною точкой. "Что со мной происходит?
Только что я видел идущего человека, и вот уже его нет", - подумал Алексей
Иванович, проводя рукой по лицу. Но вот потерянный из виду снова возник,
теперь уже на брусчатке Красной площади, толстым шарфом протянутой в сторону
Манежной. Расстояние в двести метров он перелетел по воздуху. "Как такое может
быть?" - бормотал себе под нос Алексей Иванович. -" Но этому есть объяснение,
не может быть, что бы этому не было объяснения. Скорее всего, я просто уснул,
а когда проснулся, то снова увидел его". Но было это объяснение
неправдоподобным, так как знал Алексей Иванович, что не было никакого сна, а
был неизвестный, перемещавшийся по Манежной загадочным образом. Уже лежа в
постели, Алексей Иванович пытался найти хотя бы какое-то объяснение этому
событию и найти его не мог.


Глава двадцать пятая.
Клавдия Нестеренко, необразованная рабочая, едва умеющая писать, протирала
мокрой тряпкой бронзовую фигуру рабочего с огромным пистолетом в руке.
Эскалаторы были остановлены, зал был совершенно пустым. Клавдия поправила
волосы и бросила в ведро мокрую тряпку. Спускаясь по лестнице, она посмотрела
в зал, и увидела высокую, худую женщину в черной одежде и черных ботинках со
шнуровкой на каблуке.
- Гражданка! - окликнула Клавдия. - Метро закрыто! Немедленно покиньте зал!
Однако на возглас женщина не обернулась. Тогда Клавдия, в ведении которой
находились и эти тяжелые, неуклюжие фигуры, и лестница, и ведро с тряпкой,
вытянула вперед руки и приготовилась оскорблять. И в ту секунду, когда слова
были уже готовы сорваться со злого женского языка, незнакомка, уже почти
шагнувшая на ступень неподвижного эскалатора, вдруг исчезла. И пережила
товарищ Нестеренко такое же неожиданное и трудно объяснимое словами чувство
потери, подобное тому, какое пережила она прошлым летом в деревне, когда погас
колхозный кинопроектор и на экране, где только что двигались люди с саблями,
возникла кромешная тьма. Ошеломленная таким разворотом событий двинулась она к
эскалатору и, посмотрев вверх, увидела на другом конце узкую черную спину,
готовую исчезнуть под куполом павильона.


Глава двадцать шестая.
Куранты на Спасской башне отбили для многих долгожданную полночь. Сменился
караул у Мавзолея. Сменились посты МГБ. Над каменной брусчаткой двигались
тихие струйки январской поземки. Гигантская полная луна освещала застывших
солдат караула и редких прохожих, пересекающих площадь. По каменным ступенькам
Мавзолея с правой и левой стороны с интервалом в несколько минут поднимались
на трибуну капища дико одетые существа. Солдат караула видел одного из этих
людей. На человеке этом было надето рваное пальто. Он был без шапки, густые
вьющиеся кольцами волосы обсыпаны снегом, и что наиболее сильно впечатлило
солдата так это то, что мужчина был совершенно босым. Босой двигался по
диагонали, так что второй караульный видеть его не мог. Метров за двадцать от
входа в главную могилу страны босой человек прямо на глазах часового исчез, то
есть превратился в воздух, будто его и не было. Сам часовой, простой парнишка
из глухого сибирского села, сразу же подумал о ведьмах и оборотнях и, не
смотря на то, что он был комсомольцем и совсем не верил во всю эту
потустороннюю гадость, тем не менее, он стал молиться своими словами и теми,
которые слышал в детстве от древней выжившей из ума прабабки. Он молился,
путая род и местоимение, и чем активнее были его самодельные молитвы, тем
больше раскалялся штык карабина, который он держал перед собой. "Слова могут
расплавить металл", - подумал часовой. Но вот штык начинает темнеть, а слова
молитвы звучат внутри его сознания все глуше и глуше, пока не превращаются в
некоторый бессвязный шепот, похожий на громкое журчание воды.


Глава двадцать седьмая.
Темно-серая эмка наружного наблюдения была припаркована на противоположной от
мавзолея стороне Красной площади. В машине находилось двое сотрудников. Один
из них спал, облокотившись головой на стекло. Другой, сидящий за баранкой,
стриг ногти маленькими маникюрными ножницами. Над рулевой панелью лежал
замшевый чехол, на котором серебряными буквами было написано слово "Золинген".
Оторвавшись от ногтей, агент бросил бессмысленный механический взгляд на
лобовое стекло и в прямом смысле остолбенел. Прямо на крышу мавзолея из
бездонной и черной глубины воздуха медленно опускался столб серебристого
цвета. Он был похож на огромный палец, спрятанный за облаками руки, не имеющей
ногтей. В буквальном смысле, открыв рот, смотрел агент на необыкновенное это
явление. Наверное, так же, как некогда его дикие предки с чувством священного
ужаса наблюдали за радугой, за движением луны в последней фазе и солнечным
затмением. Однако у сотрудника МГБ с сердцем все было в порядке, оно у него
никогда не болело и работало, как швейцарский хронометр. Но, увидев это, он
открыл рот и не смог произнести ни слова, и всего его в буквальном смысле
перекосило. Он почувствовал, как у него цепенеет челюсть и отнимаются пальцы
на ногах и руках. Он было хотел пошевелиться, что бы растолкать напарника, но
этого сделать не смог и вместо слов из гортани его вырывался тонкий неприятный
свист, напоминающий капризное дребезжание закипевшего чайника. И много людей,
специально обученных для наблюдения за сердцем родины, так же, как и сотрудник
МГБ, сидящий в автомобиле, были парализованы необыкновенным этим зрелищем и в
этот момент не могли не только пошевелиться, но даже подать какой-нибудь
членораздельный возглас. А столб лунного света, на короткое время омертвивший
специально обученных людей, неумолимо приближался к крыше мавзолея, пока, в
конце концов, не встал над ней, как вандомская колонна. И из разных точек
первого охраняемого объекта страны видели специально обученные люди, как в
голубоватом дыму в жуткой волшебной пляске закружились на куполе мавзолея пять
оборванных существ. На иных кожа висела лохмотьями, и эти вырванные из небытия
полутрупы, пропутешествовавшие по разным отрезкам времен разное количество
лет, по велению князя мира сего должны были воссоздаться в одно. Цельность
этого существа должна была быть составлена из разновеликих энергетических
масс, направленных на сохранение единства. Они кружились вокруг пятиконечной
звезды красного цвета, испепеляющие воздух потоки энергии вертикально
поднимались вверх, окруженные безжизненным светом голубого столба. Быстро
раздевшись, женщина-фантом разомкнула круг и прыгнула в центр звезды. Траурная
одежда упала вниз и вспыхнула. Она танцевала в центре голубого столба, а
четверо других закружились вокруг нее с дикой невиданной скоростью. Лики
фантомов, искаженные страстью, подпорченные временем, которое неумолимо
обесточивало первоначальный заряд, местами потекли, как расплавленный
пластилин, а местами обуглились. Одежда на них задымилась. Затем один из них
разомкнул кольцо и бросился в объятия противоположного пола. Они совокуплялись
в центре звезды, и двуликий образ вселенной в одном случае изображал гнев и
презрение, а в другом сладострастную радость. Половые судороги фантома
закончились полным его разрушением. Он в прямом смысле распался на части, а
вспыхнувшие останки усеяли пятиугольный знак и в считанные мгновения
превратились в горячие угли. Однако это не остановило других. За распавшимся в
центр прыгнул еще один и, проделав то же самое, так же рассыпался. Когда
четвертый фантом овладел ею, она была уже не она. Из разных возникло одно.
Теперь это был пятидесятилетний мужчина с постоянно изменяющимися чертами
лица. Это лицо напоминало неоднородную кипящую массу. В какие-то доли секунды
грубый каменный профиль менялся на женский утонченный со следами безумия и
смерти, и снова неоднородная масса, находящаяся в состоянии постоянного
волнения выбрасывала в образ все новые и новые черты. Оцепеневшие агенты
наблюдали за невероятным этим событием, однако пошевелиться не могли, не
заводились машины, оцепенели люди, и когда по мраморной лестнице вниз сошел
абсолютно голый мужчина, его никто не остановил. Голый прошел через красную
площадь и повернул в переулок. В процессе движения на нем стала появляться
одежда. Сначала возникли высокие фланелевые унты бежевого цвета с
разновеликими вставками, затем черная барашковая папаха и, наконец, на плечах
фантома появилось коричневое пальто. Теперь по переулку в центре военной
Москвы двигался вполне респектабельно одетый для того времени человек средних
лет, по виду ответственный работник государственного аппарата. По малопонятной
траектории двигался этот вновь возникший субъект. В движении его был хаос.
Средним шагом двигался он по бесчисленным московским переулкам, он попадал в
тупики, заходил в глухие дворы и, сделав круг, вновь появлялся на улице, в
этом его движении не было логики, но она была ему не нужна. Просто-напросто
тело его свыкалось с внутренним обликом и в движении оно подыскивало для себя
оптимальный режим существования. Один раз на него обратил внимание военный
патруль. Козырнув, офицер попросил документы, и человек моментально вытащил из
внутреннего кармана удостоверение. Сравнив фотографию и живое лицо, патруль
извинился и, вернув документы, продолжил обход почти безлюдного в эти часы
города. Через какой-нибудь час никуда не спешащий, медленно бредущий мужчина
попал на Старый Арбат. В середине уютного тихого переулка начинался невысокий
деревянный забор зеленого цвета, подойдя к которому, мужчина пошел совсем
медленно. За забором параллельно друг другу стояли два прямоугольных
четырехэтажных здания. Дойдя до калитки, мужчина просигналил электрической
кнопкой. Через минуту из зеленой же будки показалось заспанное лицо в шинели и
в фуражке с голубым околышем.
- Доброй ночи, Иван, - сказал мужчина, и Иван отступил, пропуская жильца на
территорию комплекса, построенного родиной для высоких сынов.
- Морозно сегодня, - подметил жилец.
- Да, прохладно, Карп Силыч. А я, честно сказать, и не заметил. как вы вышли,
как будто по воздуху пролетели.
- Бывает, Ваня, бывает, все устаем.
Иван проводил глазами фигуру и полез к себе в будку. А Карп Силыч зашел в
подъезд и стал подниматься наверх. Добравшись до третьего этажа, он
остановился перед квартирой с номером семь и позвонил. За дверью долго не
открывали, и тогда Карп Силыч позвонил ещё раз. Наконец, заспанный и
удивленный голос спросил "кто там?", и почти сразу же дверь распахнулась. В
момент отмыкания замков сложные чувства охватили старого большевика Сироткина.
За последнее время сильно мешавший ему страх куда-то ушел, и Сироткин, всегда
спавший без каких-либо сновидений, вновь восстановил оглушающее спокойствие
организма, готовя его для важной государственной работы. И теперь, отпирая
дверь, он испытал только недоумение, помноженное на любопытство, и досаду за
прерванный сон. За дверью он увидел зеркало, в котором отражался он, Карп
Силыч Сироткин. Не было на нем ночного халата, а была на нем обычная его
уличная одежда, и, отпрянув в сторону от неожиданного этого явления, он, не
боявшийся казацких нагаек и револьверов, оцепенел так же, как и агенты МГБ,
охранявшие площадь. И этого его оцепенения было вполне достаточно, чтобы новый
Карп Силыч шагнул в прихожую и захлопнул за собой дверь. И тогда страшная,
леденящая кровь сцена разыгралась в доме старых большевиков. Не мог шевелиться
Карп Силыч, не мог открыть рта и стоял он, прижавшись спиной к деревянной
вешалке, над которой были прибиты маленькие козлиные рожки. А новый Карп
почему-то медленным семенящим шагом подходил к нему, и гипнотизирующий взгляд
его проникал в центр мозга старого Карпа, никогда не видавшего снов. Старый
Карп не мог пошевелиться, он стоял, потеряв дар речи, а новый Карп медленно
раздевал его. Он снял с него вязаный колпак и погладил по седеющим волосам. И
старый Карп, человек, лишенный всякой сентиментальности, вдруг ощутил на своей
голове не руку незнакомого, похожего на него как две капли воды, мужчины, а
руку матери из далекого своего деревенского детства, гладившую его по
белобрысой головке. И увидел Карп, что перед ним вовсе не мужчина, а молодая
хорошенькая крестьянка в простой хлопчатобумажной блузе и длинной юбке на
широкой резинке. И вот постигшая его парализованность стала удаляться, как
удаляется незнакомый и неприятный человек из перспективы наблюдающих глаз, и
горячее, ни с чем не сравнимое, давно забытое старым Карпом желание охватило
все его существо. Даже в далекой революционной юности старый Карп, испытавший
действительно испепеляющую страсть к Доре Львовне Рывак, не чувствовал ничего
подобного. Руки его в каком-то сомнамбулическом затмении потянулись к такому
знакомому и такому непреодолимо манящему существу и, судорожно застревая в
складках одежды, распатронил и молодую женщину, которая в действительности ею
и не была. С таким же успехом женщиной мог бы стать встретившийся в лесу
медведь или настольная лампа с бронзовой одалиской, держащей на вытянутой руке
зеленый матовый абажур. Карп Силыч вступил в связь с фантомом прямо на полу
прихожей, и когда его долго не употребляемый по назначению орган проник внутрь
нового Карпа, на мгновение ставшего женщиной, произошло следующее. Тело
фантома и клетки его с непреодолимой страстью к делению стали поглощать
старого Карпа, и старый Карп, взвыв от боли, вдруг почувствовал, как то, что
когда-то являлось им, беспредельно растворяется в Новом Карпе с безумной болью
и отчаяньем для его существа. Через пару минут все было кончено и в прихожей с
висящими над вешалкой козлиными рожками теперь находился один человек, Карп
Силыч Сироткин, объединивший в себе прошлое и будущее этого грешного мира.


Глава двадцать восьмая.
Сложным, запутанным путем добирался Николай Журавлев до первопрестольной. В
закрытом "паккарде" с опущенными занавесками везли его по ночной и безлюдной
Москве. Книга Мордохая Спонариуса была упакована в папиросную бумагу и
погружена в портфель, лежавший на Колиных коленях. Он сидел на широком заднем
сидении комфортабельного автомобиля и думал о превратности судьбы и о влиянии
предметов на жизнь человека. Плавное покачивание большого автомобильного тела
слегка усыпляло капитана НКВД, и сквозь нелегкую память о недавнем своем
поступке на него надвигались сумрачные картины города с оборванными цепями
редких фонарей и беспорядком улиц и переулков, мелькавших перед глазами.
Машина прошла Сокольники и въехала в майские просеки. Пошли бесконечные заборы
и правильные перекрестки. Автомобиль затормозил у дачи министра
Госбезопасности. Ещё никогда Николай не забирался так высоко, он не хотел и не
стремился к этому, инстинктом понимая опасность, идущую из этих заоблачных
сфер. И вот они въехали во двор и остановились в глубине у малозаметного
крыльца. Антон Иванович, ехавший вместе с Николаем, прошел вперед и открыл
дверь. В спину им смотрели внимательные глаза Бериевской охраны. Спустившись
вниз по глубокой лестнице, они оказались в длинной прямоугольной зале с
металлической дверью и факелоподобными настенными бра. Металлическая дверь с
тихим щелчком захлопнулась за ними.
- Подождем, - сказал Антон Иванович, и они опустились на стулья. Берия
появился из стены. Створки разъехались, и он шагнул в залу - в темно синем
костюме и легендарном пенсне.
- Сидите, - сказал он, махнув рукой, и демократично опустился рядом, буквально
в каком-нибудь полуметре, от Коли. - Как прошла операция? - спросил Берия,
внимательно разглядывая Колино лицо.
- Успешно, товарищ министр, только мне пришлось принимать незапланированное
решение.
- Какое же? - в свою очередь спросил Берия с почти незаметной улыбкой.
- Я нашел эту книгу так, как будто бы сам бог или дьявол подвел меня к ней. Я
коммунист, но вы знаете, Лаврентий Павлович, когда ты на задании и идешь по
чужому враждебному городу, когда на тебя со всех перекрестков смотрят немецкие
патрули и когда ты заходишь в первый попавшийся антикварный магазин и
начинаешь разговор, рассчитывая только на вежливое внимание, а находишь то,
что искал!
- Так в чем же заключалось Ваше незапланированное решение? - спросил Берия и
цокнул языком.
Журавлев вжал голову в плечи и сосредоточился на темной точке паркета. Пауза
становилась неприличной, разновеликий ранг воинских званий требовал её
прекращения.
- В отношении хозяйки магазина и её гостя я поступил негуманно.
- Как это. Позвольте узнать? - спросил Берия. Ирония дрожала на кончике его
языка.
- Мне … мне пришлось их застрелить.
- Вот как, не очень оригинально, однако, продолжайте.
- Понимаете, Лаврентий Павлович, - голос Журавлева задрожал и сорвался, он
явно был не готов к этому объяснению. - Она назвала слишком высокую цену, у
меня не было таких денег.
- И вы пошли на уголовное преступление? - Берия явно был доволен собой. Глаза
его улыбались, ирония светилась в каждой клеточке его широкого лица.
- Я выполнил задание и свой долг, - тихо сказал Журавлев. Взгляд его
остановился на синем плече министра, после чего плавно перешел на нагрудный
карман, где покоились золотые колпачки Уотерманов.
Берия демонстративно похлопал в ладоши.
- Дорогой Антон Иванович, если бы все Ваши сотрудники работали с такой
самоотверженностью. Он явно переводил стрелки и Антон Иванович, старый
энкаведешный волк, почувствовав это, в свою очередь передвинул их подальше от
себя.
- Как же это произошло, Журавлев? Ведь вы прекрасно понимаете, что не
скоординированные действия …
- У меня не было выбора. - Впервые он оборвал на полуслове старшего по званию.
- У меня не было явок, не было связи с резидентом и потом она
колабрационистка, её любовник гестаповец.
- Вы не имели права убивать их без соответствующих санкций. Достаточно было
связаться со Швейцарской резедентурой, и деньги бы Вам нашли, - продолжал
отчитывать Антон Иванович.
- У меня была цель, я думал, что результат важнее всего, мне казалось, что
победителя не судят, - тихо сказал Журавлев, и пальцы его заскользили по
кожаным граням портфеля.
- Судят, судят, ещё как судят, - хохотнул Берия и этой своей фразой разрядил
обстановку.
- Деньги, отпущенные на поездку со мной, я почти ничего не истратил. - Коля
говорил и чувствовал, как его бросает то в жар, то в холод.
- Деньги сдадите под опись. Давайте книгу, - сказал Берия и протянул вперед
пухлую руку с обручальным кольцом.
Министр щелкнул замком и перевернул обложку.
- Бафомет, - сказал он будто бы про себя, пальцы его заскользили по
многовековым страницам. - Скажите честно, капитан, вы верите в судьбу? -
спросил Берия и пристально посмотрел на Журавлева.
Сам вопрос был поставлен так, что честно на него отвечать было никак нельзя.
- В судьбу я не верю.
- Ну и напрасно, а я верю. То, что Вы нам рассказали, и то, что Вы поступили
не совсем правильно, это была судьба, и не в Вашей власти было изменить ход
этих событий. Вы теперь майор Журавлев и я благодарю Вас за службу.


Глава двадцать девятая.

Несколько дней Коля отдыхал. Он спал и читал Жуль Верна. По утрам он видел
растрепанную мятую жену. Она ходила вокруг кровати, выуживая из груды тряпок,
лежащих на кресле, чулки, рубашки и лифчики. Одевалась она медленно и долго, и
постоянное шуршание материала раздражало его. Она выщипывала пинцетом густые
черные брови и что-то выдавливала на лице маленькими стеклянными лопаточками.
Однажды Коля проснулся позже обычных девяти часов и обнаружил, что жены его
уже нет. Он послонялся по комнатам, поискал неизвестно что и отправился в душ.
Там, стоя под теплыми струями воды, он увидел лицо Божены. Мертвое, с
закрытыми глазами, в пузырящейся пене возникло оно в белом овале унитаза,
расположенного в каком-нибудь полуметре от душа. Видение это длилось всего
ничего, какую-нибудь незначительную маленькую часть от минуты, но за короткое
время через сознание Журавлева в обратном порядке пронеслись все более или
менее значительные события, случившиеся в его жизни. Встреча с министром,
убийство гестаповца и Божены, ликвидация генерала, женитьба, учеба и детство,
бесконечные эпизоды детства, нанизанные один на другой, как бусы в ожерелье
дикаря. Возникло лицо Божены и исчезло, и показалось майору Журавлеву, что
вокруг его головы заботливые женские пальцы завязали тонкую красную ленточку.
Несколько дней подряд у Журавлева болел зуб, он глотал таблетки, делал
водочные компрессы, но ничего не помогало. Страшно боявшийся зубной боли
Журавлев медленно одевался. Нижние глазные зубы разрушенные, как город после
бомбежки, неприятно кололи язык. Зубы требовали немедленного вмешательства.
Боль была невыносимой. Несколько дней автомобиль его находился на
профилактике. По эскалатору спускался Журавлев в подземелье станции им.
Маяковского. Навстречу ехала разношерстная публика военного города.
Бесконечные, мрачные пальто и шинели и только на светлых, не подпорченных
временем лицах юности горели сильные фонарики глаз, готовых влюбляться и
смотреть без конца. И вдруг на противоположном поднимающемся навстречу
эскалаторе Журавлев увидел женщину среднего роста в вязанной коричневой
шапочке. Она ехала, опустив глаза на ступени, но что-то показалось Журавлеву в
её облике страшно знакомым. Обернувшись, смотрел он на уплывающую вверх
коричневую шапочку. Взгляд его словно прикрепился к ней, и вот женщина, не
выдержав такой целенаправленной волны внимания, обернулась. С вершины
эскалатора на майора НКВД Николая Журавлева смотрел череп, туго обтянутый
кожей со следами ожогов от кислоты. Это было вконец изуродованное лицо, почти
не имеющее отношения к жизни. Николай ждал поезда, облокотившись на одну из
многочисленных колонн станции, и в его сознании не было света. В одном
полушарии мозга располагался унитаз с мертвым лицом Божены, а в другом вязаная
шапка, натянутая на череп. Из квадратной дыры туннеля появился темно-синий
вагон. Журавлев стоял почти у самого края платформы. Его дорогие купленные за
границей ботинки наступали на полоску из белого кафеля, бегущую вдоль перрона,
ближе которой подходить было нельзя. И вдруг за спиной Журавлева как-то сразу
и со всех сторон возник громкий шум. Долго не было поезда, и на перроне
собралась порядочная толпа. И вот через эту толпу продирался совершенно пьяный
человек без шапки с подбитым глазом. В одной руке у него была авоська, а в
дугой рыбный сачок на длинной металлической палке. Толпа уже ревела "Милиция"
и мужик, чувствуя что его сейчас свяжут и арестуют, действовал ещё более
решительно. Он медленно продирался вперед к цели, известной только ему одному.
И уже на огромном этом медвежеподобном существе повисла толпа, а из глубины
зала бежали два милиционера, мужчина и женщина в темно-синих шинелях. И
медленно ползла вперед синяя гусеница метро. И сделав последний отчаянный
рывок перед полной остановкой, пьяный, находившийся в каком-нибудь метре от
Журавлева изловчился и надел ему на голову рыбный сачок. И смешалось все в
сознании Журавлева. Шум поезда, крики людей, и милицейская трель, и, неловко
взмахнув рукой, капитан НКВД угодил на рельсы. Он больно ударился головой о
шпалу и потерял сознание. И уже не слышал он дикого визга форсированных
тормозов и отчаянных криков толпы, но из потерянной этой реальности на него
надвинулась козлиная физиономия "Бафомета", существа с человеческим торсом
сидящего на змее.


Глава тридцатая.
Антон Иванович и Лаврентий Павлович сидели в глубоких и мягких креслах,
поставленных так, что их плечи буквально соприкасались друг с другом. На
журнальном столике, освещенном торшерной лампой, лежала книга Мордахая
Спонариуса "Источники жизни в мертвых материях". Антон Иванович пытался
читать, однако многие обороты старогерманского языка были малопонятны ему. Он
что-то бормотал тихо и, вслух перестраивая фразы, пытаясь добиться полноты
картины. Однако мало что получалось.
- Что Вы бормочите, как старый еврей на молитве. Скажите, что не знаете этого
языка, будем вызывать специалиста. Жалко этого мальчишку Журавлева, нелепо
погиб, в мире столько опасности и такая жестокая смерть. Антон Иванович
посмотрел на министра так, как смотрят на голые провода при их безусловном
замыкании.
- Наверное, это судьба, - осторожно сказал Антон Иванович, поежившись в
кресле.
- Судьба, это судьба, то судьба, все судьба. В конечном итоге, и то, что мы
сейчас сидим и разглядываем эту книгу, в этом тоже судьба, что мы не в
оккупированом городе, не под бомбежкой и не умираем с голоду. На Антона
Ивановича из-под тонкого золотого пенсне глядели умные и жестокие глаза, для
которых ничего не стоило послать в расход целый эшелон или даже два эшелона.
И, тем не менее, слова о нелепости и судьбе кое-что прояснили в психологии
этого монстра.
"Все они хотят быть людьми, только с каждой минутой и годом человека все
меньше и все больше формы, содержание для которой не найдено", - подумал Антон
Иванович.
Через два с половиной часа привезли ученого, худого, высокого старика,
дрожащего и заикающегося.
Двумя тремя пустыми фразами о здоровье и детях Берия успокоил его. Старец
перестал дрожать и понимающе заморгал. Теперь он был похож на старую гончую,
которую из уважения к её прежним охотничьим победам, решили оставить на
псарне.
"В сущности, люди такой слабый материал", - думал Антон Иванович, раскручивая
между большим и указательным пальцем автоматический карандаш.
Берия отпустил на все только три дня. Через три дня работа, к которой
привлекли еще двенадцать человек, была закончена. Стопка аккуратно
отпечатанных страниц была положена министру на стол, а ученый старичок получил
гигантское количество продуктов: американского бекона, пшеничной муки и
сгущенного молока, полученного по каналам ленд-лиза. Обласканный старец ушел,
сохраняя в душе признание, помноженное на глубоко запрятанный ужас.
- Как поживают посланники звезд? - спросил Берия.
- Строго при минус шестнадцати.
- Это хорошо, жаркий климат им вреден.
- Постараемся им понравиться. Антон Иванович пропустил лицо моментальный штрих
юмора, и так же быстро, как штрих появился, свел его на абсолютное нет. С
министром госбезопасности можно было существовать долгое время только в том
случае, когда он сам выступал в роли главного шутника, равного отношения он не
терпел, и Антон Иванович, зная это, только слегка подыгрывал ему.
- У Вас есть кураж, - говорил Берия Антону Ивановичу. - Верить, не верить -
это дело десятое, должен быть кураж. То чем мы занимаемся - чистая бесовщина!
Тут может быть важен и не результат, а его явная возможность. Ведь мы, что
греха таить, идем против практики марксизма и тратим государственные деньги на
сомнительные мероприятия в такие тяжелые для страны времена. Это говоря между
нами девочками.
- Ну, что Вы, я могила, могила … - и тут Антон Иванович поймал себя на мысли,
что выразился он не совсем удачно. И Берия, уловив неудачность этой фразы,
уцепился за нее, как за спасательный круг.
- Ты - могила, Антон Иванович, верная, холодная могила. Где твои ведьмы и
колдуны?
Антон Иванович не знал, что ему отвечать, ситуация отыгрывалась явно не в его
пользу.
- Так ведь был же приказ о ликвидации. Вы же его и подписали.
- Ну, да, подписал. И что же?
- Так вот, нет теперь ни ведьм, ни колдунов, есть только перевод этой книги и
намерение осуществить весь этот грандиозный план. Есть мертвые сателлиты
плана, так сказать, фундамент здания, и при определенном желании, и при
наличии куража мы вытянем это дело.
- Думаете, вытянем? - спросил Берия и хитро прищурился.
- Определенно, вытянем, Лаврентий Павлович, уж в этом вы не сомневайтесь.


Глава тридцать первая.
- В книге Спонариуса говорится о хранении глаз принадлежащих пришельцам, в
ледниках и холодных источниках. Это правило мы соблюдаем. Теперь о свойствах
ткани. Прозрачное вещество с двумя разновеликими радужными кромками имеет
форму слегка приплюснутого шара. При правильном использовании магических
символов и технологий в центре зрачка открывается круглое окно, дающее
возможность увидеть то, что как бы еще не существует. Все почти точно
совпадает с тем, что имеется у нас. Нет только фиолетовой серы. Когда-то она
добывалась в предгорьях Тянь-Шаня. Но сейчас эти запасы полностью выработаны,
и где мне взять эту серу, я не знаю.
Двое в штатском слушали Антона Ивановича с напряженным вниманием.
- Теперь ещё один важный аспект. - Антон Иванович персонально обращался к
пожилому мужчине с сильно выдающимся вперед подбородком и маленькими голубыми
глазками, похожими на крошечные озера. - Товарищ Фицротер, какое время
понадобится на изготовление пирамиды?
- Думаю, не больше двух недель.
- Даю неделю, и учтите, сам Лаврентий Павлович заинтересован в нашем проекте.
- Антон Иванович, - голубоглазый развел руками, изображая недоумение. - Неделя
- абсолютно нереальный срок. Надо приготовить форму, проверить её на простом
материале, а уже потом заливать платину. Ведь двенадцать килограммов
ценнейшего материала.
- Послушайте, Марк Давыдович, это бесполезный разговор и форма и пирамида
должна быть изготовлена в недельный срок. Разрешаю использовать спецтехнику ТМ
19.
Фицротер задумчиво пожевал губами.
- Ну, это меняет дело, в этом случае хватит и пяти дней. Но нужны санкции с
особым режимом работы, это ведь номерные специалисты.
- Не сомневайтесь, санкции будут. Теперь, что у нас с шифрованными таблицами?
Слова там читаются в обратном порядке, иначе теряется всякий смысл.
Шифровальщики выдвинули несколько гипотез, и во всех случаях при пропускании
четных букв возникает слово Армагеддон. Однако лично мне очень многое
непонятно в этих таблицах. Я не вижу смысла, не вижу логической связи между
всем этим набором знаков.
- А какая, Антон Иванович, может быть логика у цифр кодового замка. Ведь,
казалось бы, абсолютно никакой. Тем не менее, замок открывается. Так же,
вероятно, и здесь. Человечество случайно изобрело порох. Нобель почти что
случайно открыл динамит, и не ищите логику, здесь её просто нет. Вот если у
нас ничего не получится, тогда можете задавать себе разные нелепые вопросы, а
пока положитесь на перевод и не мучайте себя.
Это говорил другой мужчина высокий, сильно сутулый с маленьким птичьим лицом и
выпуклыми глазами. Его можно было бы признать полным уродом, если бы не
детская улыбка, как фонарик, озарявшая его непривлекательное лицо.
- Да, вы правы, Степан Петрович, не стоит об этом думать, но за последнее
время я сильно устал.
- Итак, товарищ Фицротер, встречаемся через неделю для окончательной
корректировки наших надежд. - Антон Иванович мелко засмеялся. - Теперь уже
поздно. - Он посмотрел на часы. - О, уже второй час ночи, ну не буду больше
никого задерживать.
Он потушил свет, и вся троица вышла из кабинета и шаги этих людей ещё какое-то
время были слышны в коридоре, а потом погасли на ковровых дорожках лестницы,
но в пустой и темной комнате, как на невидимой вешалке, висело невидимое
пальто этого разговора, который сформировал идею, озвученную и воплощающуюся
не только людьми.


Глава тридцать вторая.
Антон Иванович полуспал-полубодрствовал в своей московской квартире. Он сидел
за огромным дубовым столом, по краю которого была проложена великая муравьиная
тропа. Тропа появилась недавно, и ему нравилось наблюдать за маленькими рыжими
насекомыми, бегущими в оба конца. Все было готово к эксперименту, и он,
прищурившись на свет настольной лампы, обдумывал последние детали. Теперь он
ждал полнолуния, этого таинственного часа демонов и влюбленных, которое
попадало как раз на восьмое марта. Последние три ночи он практически не спал,
растворяя в кофе порошки чистого кофеина, и от постоянного его употребления в
его лице возник зеленоватый оттенок. И вот именно теперь, непосредственно
перед началом эксперимента его вдруг охватило полное безразличие. Он сидел,
раскачиваясь на задних ножках жесткого кожаного кресла, и равнодушная его
судьба, которой он уже не мог распоряжаться, стояла за его спиной в виде
маленького черного чертика. И в одно мгновение, в какую-то долю этого
мгновения ему стал безразличен и окружающий его мир, и он сам, получивший
точку опоры, что бы перевернуть окружающий его мир, который он почти и не
любил, но который никак не хотел оставить его в покое. Жестокая война
развернулась на старой земле, и только стук двух великих сердец нарушал
беспокойную атмосферу вечности. Это был стук сердца всегда маленького Эмануила
и железный грохот раскаленного маятника в сердце "Бафомета". В равновеликом
мире существовали две этих полярных, гипнотизирующих друг друга силы, между
которыми находилось маленькое человечество, вот уже две тысячи лет занятое
поиском правильного пути.
Помещение, в котором должен был осуществляться эксперимент, находилось в
сорока километрах от Москвы в совершенно закрытом поселке физиков. Почти всех
их в самом начале войны эвакуировали в Новосибирск, и теперь в пустынном
городке оставалось только несколько старцев, чуть ли не учителей Циолковского,
да рота охраны, бессмысленно щелкающая замками, опухшая от тоски и безделья. В
середине поселка напротив маленькой статуи Ильича была сооружена усеченная
пирамида, внутри нее находилась маленькая комната, в центре которой имелась
пирамидка поменьше, изготовленная из платины. Над самой пирамидой была
сооружена сложная система для передачи световых потоков, состоящая из зеркал и
увеличительных линз. Пол в комнате был сделан из стали, и на нем красной
краской были нарисованы совершенно фантастические фигуры существ, создать
которых могло либо очень незаурядное воображение, либо совершенно иная среда.
В огромное, круглое, встроенное в верхнюю часть пирамиды окно смотрели
холодные меленькие звезды, и только полная луна висела низко-низко, так будто
бы бледное человеческое лицо прильнуло к стеклу. В специально оборудованном
помещении были приготовлены приборы, которые к двум часам ночи должны были
оживить глаз пришельца с запрятанной в нем информацией о будущем, далеком и
близком. И никто из собранных в поселке людей не верил в положительный исход
этой затеи, ни умные мгбешники с химико-технологическим и физическим
образованием, ни специалисты в приготовлении отрав, сонных порошков и
тончайшей конспиративной техники, ни даже сам Антон Иванович, угрюмо
взбадривающий себя лошадиными дозами кофеина. На уровне фундамента пирамиды
под самым её основанием был устроен бункер, через специальное окно которого
можно было наблюдать за ходом эксперимента, там же стоял телефон прямой
правительственной связи. Войдя в подземную комнату, Антон Иванович включил
верхний свет и зажег маленькую продолговатую подсветку, расположенную над
смотровым окном. Он сел на стул, вплотную придвинулся к длинному
прямоугольному стеклу и закурил. "В сущности, даже если все это предприятие
закончится полной катастрофой, я сумею объяснится с Лаврентием. Он меня ценит,
и я вполне могу рассчитывать на резидентуру в Боливии". Без пяти минут два
конструкция ожила. Свет толстых свечей, отталкиваясь от отражателей бежал
через увеличительные линзы, попадая на влажный, чуть приплюснутый шар, лежащий
на вершине рукотворной пирамиды. Круглое окно на вершине строения было открыто
и Антон Иванович видел, как случайные редкие снежинки опускаются и тают на
серой платине. Лунный свет проникал через хрустального двойника. Это была
такая же пирамида, только не платиновая, а скорее из горного хрусталя. Она
была закреплена на специальных кронштейнах так, что острый её конец указывал
на верхнюю часть глаза. Таким образом, лунный свет, проходя через
увеличительное стекло, концентрировался на конце перевернутой фигуры, точно
попадая в самый центр глаза, где в голубовато желтом тумане находился черный
лепесток зрачка. Через некоторое время в пирамидальной комнате появился
медиум, лохматый старик, никогда не видевший электрического света. Колдун был
найден сотрудниками в глухом сибирском селении. Он не знал, когда он родился и
родился ли он вообще. Однако он пользовался черными книгами и читал по латыни
и, несмотря на свою пергаментную субтильность, обладал ясным умом. Старик мог
читать книгу, не заглядывая в нее. Он держал в руках переплет с переводом
Спонариуса, и незнакомые слова слетали с его губ легко, как движимые ветром
воздушные волны. Глядя на этого седого ветхозаветного старца, Антон Иванович
вспомнил гравюру, иллюстрирующую рассказ Гоголя. На ней был изображен колдун
со спутанными длинными волосами. Он стоял, подняв вверх худые, длинные руки, а
очи его буквально метали огонь, который был представлен на черно белой гравюре
в виде молниеобразных зигзагов, выскакивающих из глаз. И сопоставив
возникающие в его сознании картины с тем, что он видел сейчас, Антон Иванович
мелко засмеялся. И пока какие-то спонтанно всплывающие в нем ассоциации
будоражили его мозг, он, давящийся смехом полковник МГБ, не заметил, как
пирамидальную комнату стало заволакивать дымом и в этом вееобразном дыму уже
происходило следующее. Глаз оторвался от платиновой чашки и поднялся в воздух
на несколько сантиметров. Повисев немного, он стал медленно вращаться сначала
в одну, затем в другую сторону. А Антон Иванович все смеялся над колдуном,
который превратился в иллюстрацию к страшному суду. Но вот прошли последние
конвульсии смеха, он потушил папиросу и бросил взгляд на смотровое окно. Глаз
висел в воздухе, и нежные розовые лучи скользили по пирамидальной комнате.
Теперь Антон Иванович понимал, что измененное состояние глаза не только
открывает огромные возможности для постижения не наступившего мира, но и
означает большие перемены в собственной его судьбе. "Получилось", - подумал
он, и в какую-то долю мгновения ему показалось, что неизвестная рука пробежала
по его затылку и растаяла в воздухе. Старые чертежи Спонариуса были
использованы по назначению, и теперь Родина имела возможность заглядывать в
чужие альковы с ещё не родившимися людьми. Антон Иванович по-прежнему сидел за
узким столом и, прижимая руку ко рту, со страхом и восхищением наблюдал за
всем этим процессом. "Значит, мы не можем изменить будущее потому, как оно уже
существует. Мы не можем быть лучше или хуже других потому, как мы не можем
быть лучше самих себя. Так зачем же нам знать то, на что мы не можем влиять? И
вот передо мной лежит истерзанное кинжалами поле моих намерений, многолетняя
практика с этими несчастными безумцами и их уничтожение. Теперь я имею
возможность узнать свое будущее. Теперь жить станет неинтересно". Чувство
всепоглощающей неизбежности в буквальном смысле раздавило его. В душе Антона
Ивановича под прессом событий лежала тайная надежда, что вся эта история в
конечном итоге просто развалится, как разваливались все проекты, связанные с
контролем над паранормальным процессом, однако на этот раз этого не произошло.
Можно сказать, что все обломки провалов "НЕКТО" скидывал в кучу, и вот она
вспыхнула и превратилась в гигантский костер. Бесноватый колдун то впадал в
транс, то вновь выходил из него, прочитанные речитативом криптографические
формулы успешно растворялись в воздухе, формируя заряженную массу воздействия
на этот объект. Ключ, открытый Мордохаем Спонариусом много веков назад,
отомкнул сейф со спрятанной в нем кинематографической лентой. И теперь сквозь
темную пелену разновеликих мыслей по черной, до бесконечности длинной
самоварной трубе, как по пневматической почте, взад и вперед через голову
Антона Ивановича летели картонные капсулы со свернутыми в рулон гравюрами
Шлимбаха, среди которых самой впечатляющей был титульный лист с "Бафометом",
существом с козлиной головой и женским торсом, сидящем на толстой змее.


Глава тридцать третья.
В спальной комнате Берии было почти темно, и только узкая полоска лунного
света проникала через окно, отрезая угол кровати, на которой лежал
могущественный монстр, создатель самой блестящей разведки мира. Перед сном
хозяин комнаты читал Достоевского. Это было хорошее издание Вольфа в
темно-вишневом матерчатом переплете с кожаными уголками. Раскрытая на середине
книга была повернута страницами вниз, а сверху лежало знаменитое золотое
пенсне. В последнее время Берия плохо спал, его мучили кошмары. Как только из
зыбкого пространства памяти исчезали образы реальных событий, с ним начинали
происходить жуткие вещи. И он, всесильный министр, никак не мог понять,
действительно ли это сон или какая-то другая реальность, существующая как бы
параллельно с действительностью. Реальность проводит его в строго охраняемые
зоны кошмара, что бы определить степень его, Берии, вины. Вины за то, что он
был не заурядным токарем на заводе "Электросила", а могущественным маршалом, в
подчинении которого находилась бесчисленная армия слуг и объектов, агентов,
резидентов, зон, лагерей и ударных строек, охраняемых дивизиями НКВД. Кровь!
Кровь ударяла в виски Лаврентия. Чужая кровь! И он, пытавшийся объяснить
самому себе свою собственную вынужденную жестокость, был бессилен в
оправдывании перед самим собой в этом то ли сне, то ли не сне, в том, что
пыталось стать частью его существа, несмотря на все меры предосторожности,
отделявшие самого министра от страданий приносимых в жертву людей. Последние
пять дней погружение в сон происходило по одному и тому же сценарию. Свист и
грохот выпущенных на волю стихий. Ужас возникал еще до момента, когда начинали
появляться реальные жители зазеркалья. Страшен был сам звук, поднимавшийся
вверх и стремительно падающий вниз. Звук, похожий на синтезированный сплав
миллионов человеческих голосов, душ, проходящих сквозь страшные, не
человеческие муки. Страшен был этот звук. В прохладном поту просыпался
Лаврентий Павлович от центростремительной силы этого звука, но не менее жутко
выглядели и рожи, окружавшие его в момент перехода от сильного визга к более
слабому. Выпученные красные глаза, когти и зубы, припадшие к самому его горлу.
Калейдоскоп рож был настолько отвратителен, что описать его с помощью языка
просто таки напросто было невозможно. И нельзя было передать, какой ужас
чувствовал засыпающий Берия. И даже, когда его человеческая воля, как будто
пользующаяся огромным ножом, разрезала материал сна, разрывала его на клочки,
даже несколько минут спустя после того, как кошмар в виде теплого липкого
"нечто" отплывал от кровати с красным балдахином, даже после этого сбросивший
сон организм сотрясался, как от сильного электрического удара. Нервная система
Берии была развинчена до предела. Устав засыпать и просыпаться от одного и
того же, он подолгу курил в кровати, иногда пил коньяк или вино и засыпал уже
только под утро. Но и этот утренний сон не приносил ему ничего хорошего. Уже
не понимал он, спит он или не спит, не понимал он, что происходит вокруг, но
видел он, как буквально из ниоткуда появляются в его спальне незнакомые хмурые
люди без головы в длинных серых одеждах. Они садятся к нему на кровать и
кладут на нее различные отрезанные части человеческих тел. Либо это руки от
плеча, либо ступня или кисть, нет только голов, они как бы не существуют
вообще, их не кладут на кровать и их не имеют тела, обкладывающие лежбище
монстра обрубками плоти. И вот, устав от бесконечных этих бессонниц, он решил
одним махом прекратить всю эту разнузданную вакханалию и, посоветовавшись со
своим врачом, принял на ночь большую дозу "веронала". Принял он "веронал" и
увидел хороший сон. Освещенная солнцем, кривая, как сабля, железобетонная
дамба врезается в морской залив. Низкие скалы подступают к самому берегу и,
сколько видит глаз, тянуться вдоль него до горизонта. Теплый морской ветер
несется в лицо, и маленькие брызги ложатся на синие брюки и белую рубашку
министра. Лаврентий Павлович щурится от солнца и видит, как на самом конце
этой огромной каменной сабли стоит худенькая темноволосая девчонка и бросает в
воду цветы. Она аккуратно отделяет каждый цветок от букета и опускает его в
спокойную воду залива. Министр поправляет пенсне и идет ей навстречу. Под
кожаными подошвами его лакированных башмаков поскрипывает морской песок. Он
доходит до конца мола, и садиться на корточки рядом с девчушкой. Она опускает
в воду цветы, а он наблюдает за её смуглой рукой и замечает, что у нее
длинные, как у женщины, ногти.
- Сколько тебе лет? - спрашивает министр.
- Мне только девять, но я уже все знаю, мне даже неинтересно жить. В другом
мире мы уже не увидим цветов, в другом мире мы будем вместе, - говорит она,
бросая в воду остатки букета, затем оборачивается, и забрасывает ему на шею
свою смуглую тонкую руку.
Они сидят на корточках напротив друг друга и рука девушки притягивает тяжелую
голову министра и целует его в лоб. От леденящего холода её поцелуя Берия
просыпается и механически шарит вокруг, разыскивая пенсне, и в ту же секунду
звонит телефон. Ещё как следует не проснувшись, он снимает трубку.
- Кажется, эксперимент прошел удачно. Направляемся к вам.
- Очень хорошо, - говорит Берия и опускает трубку на рычаги аппарата.
Глава тридцать четвертая.
Тяжелый "Пакард" несется по утренним темным улицам на ближнюю дачу министра. В
машине Антон Иванович, рядом с ним на заднем и переднем сидении два офицера
охраны, у одного из них на коленях металлический ящик, прикованный к руке
браслетом. Антон Иванович сидит с закрытыми глазами, откинувшись на мягкие
кожаные подушки, и перед закрытым взором его проплывают пейзажи заснеженной
Лапландии. Кокетливые лыжницы в толстых свитерах, оленья упряжка, влекущая
деревянные сани, в которых разместились веселые мальчишки и девчонки, на ходу
они забирают руками снег, превращая его в маленькие ледяные снежки. Вдалеке за
лесом виднеются светлые деревянные постройки и церковь с одиноким крестом.
"Иногда ловишь себя на мысли, что внутри тебя находится другое время, то,
которое ты никогда не знал. Оно существует как бы вместе с тобой и
одновременно как бы вне тебя", - подумал Антон Иванович и открыл глаза. Машина
подъезжала к даче министра, а на коленях охраны покачивался металлический
ящик. Два часа рассказывал Антон Иванович, как протекал эксперимент. А Берия
все кивал и кивал головой, и даже могло показаться, что он спит. Но он не
спал, он внимательно слушал, однако это было похоже на медитацию. Он
раскачивался взад и вперед, и от изменяющегося угла стекла пенсне пускали по
комнате маленькие желтые зайчики.
- В последней фазе эксперимента, когда шар опустился на платиновую чашу,
колдун потерял сознание.
- Да? - Берия поднял голову. - Скажите, какой чувствительный колдун.
- Мы ему дали возможность прийти в себя. Эксперимент был завершен.
- Во имя человеколюбия? - сострил Берия. Эта фраза была признаком того, что
министр находился в хорошем расположении духа.
Антон Иванович знал о его склонности в момент важного разговора вдруг
проявлять остроумие с некоторым наклоном смысла в сторону садизма, но с другой
стороны было видно, что он нервничает, потому, как в этот момент он начинает
говорить с сильным акцентом. Антон Иванович сделал жест левой рукой, и к ним
подошел офицер охраны, до этого молча стоявший у стены. Он поставил ящик на
стол и отстегнул его от браслета. Антон Иванович отомкнул крышку, которая тоже
была на замке, и Берия, как хищная птица, склонился над круглым сокровищем. Он
подвинул поближе лампу, и некоторое время молча разглядывал шар. Затем
почмокал губами и как ребенок спросил: - Можно потрогать?
- Сейчас уже можно, но, когда он прекратил вращение и замер, к нему нельзя
было прикоснуться, он был раскален, хотя луна символ ночи и холода, - заметил
Антон Иванович.
- Вероятно, это какой-то другой вид энергии,
- проговорил Берия, - державший шар в обеих ладонях. - Похоже на стекло,
- продолжал Берия, - я ощущаю много тепла, руки стали горячими. Положив шар
обратно, он долгим взглядом посмотрел на Антона Ивановича и хотя разговор
протекал в хорошем ключе, у того засосало под ложечкой.
- В два часа дня я позвоню Сталину, он сейчас в Кунцево на ближней, -
проговорил Берия как будто для самого себя.
Миновав многочисленные посты охраны, машина министра медленно вкатилась в
зеленые ворота дачи, за которыми находился вождь. Он сидел один в гостиной
комнате на неудобном кожаном кресле, очень низком, с огромным сиденьем и
круглыми валиками подлокотников. Маленький, рябоватый, он находился с краю
этого чудовищного кресла. Одет он был по-домашнему полувоенный френч и мягкие,
много раз перечиненные сапоги. Когда Лаврентий Павлович и Антон Иванович вошли
в гостиную, Сталин встал. Он пожал им руки и коротким очень неловким жестом
показал на овальный стол, вокруг которого были расставлены высокие стулья в
белых чехлах.
- Ну, герои, какие у нас результаты? - спросил он.
Берия едва заметно повел головой, и Антон Иванович поставил на стол
металлический ящик.
- Я надеюсь, что Вы не пытались заглянуть в будущее без меня? - задал вопрос
Сталин и сам же подмигнул Антону Ивановичу, после чего тот почувствовал, что у
него отнимается челюсть.
- Что ты, Коба, мы еще не знаем, сможет ли эта штука что-то нам дать, но
сделали все, как по написанному. - Берия говорил уверенно и громко, но в
голосе его ощущался надрыв.
- Открывайте ящик, - приказал Сталин, и Антон Иванович мгновенно отомкнул
крышку.
Он ухмыльнулся: - Так называемое всевидящее око. Пора и тебе Лаврентий завести
дюжину таких для нашей с тобой безопасности. Вождь тихо засмеялся и похлопал
министра по широкой спине.
- Ты, Коба, не сомневайся, мои глаза стоят многих всевидящих.
- Не сомневаюсь, дорогой, ни на минуту. Показывайте Вашу чертовщину, - сказал
вождь и подошел поближе, что бы лучше видеть и понимать.
- Вот это, товарищ Сталин, шар, - пояснил Антон Иванович.
- Я вижу, что это шар, а не треугольник.
И после замечания этого замешкался Антон Иванович, заговорил на пол тона ниже.
- В этом ящике есть перевод со старогерманского и сопутствующие предметы,
сработанные нашими специалистами. Прежде всего, это малая пирамида.
Антон Иванович запустил руку в ящик и поставил её на стол, на вершине пирамиды
так же находилась небольшая круглая площадка, чем-то напоминающая солнечные
часы. Сталин с ухмылкой смотрел на различные предметы, извлекаемые из ящика.
Это была небольшая металлическая полоска с врезанными в нее увеличительным
стеклом и электрической лампочкой с отражателем на конце. И наконец Антон
Иванович вытащил прямоугольную шелковую салфетку, на которую по трафарету
каким-то красным веществом были нанесены непонятные, бегущие по кругу знаки,
чем-то напоминающие шифропись ацтеков, такие же полу буквы, полу узоры, какие
встречаются на чугунной крышке городского колодца. В центре салфетки была
нарисована спираль, уходящая в точку. Поверх спирального кольца были наложены
проведенные пунктиром контуры пятиконечной звезды.
- Все, товарищ Сталин, сделано так, как описано в книге.
- Только лампочка явно не из того времени, и я предлагаю заменить её на свечу,
- сказал Вождь и мягко отошел к буфету, и Антону Ивановичу показалось, что он
не идет, а просто таки плывет по воздуху, маленький дирижабль в черных
сапожках.
Сталин вернулся с короткой и желтой, как сыр, свечкой, вероятно пролежавшей у
него не один год. О вывернул из патрона лампочку и кое как втиснул туда свечу.

- Теперь время суток уже не играет роли. Если желаете, все можно сделать прямо
сейчас, - пояснил Антон Иванович.
- Да, прямо здесь и прямо сейчас, - сказал Сталин, ухмыляясь в усы, и позвонил
в колокольчик.
- Три стакана чая, - сказал он в приоткрывшуюся дверь и через несколько минут
на столе уже стоял железный поднос с тремя дымящимися стаканами, пухлой
металлической сахарницей с узорами железных цветов и продолговатой фарфоровой
тарелочкой, на которой лежал нарезанный тонкими дольками душистый лимон.
Сталин взял стакан, пепельницу и сел в свое тяжелое кресло. Сидя в нем, он
медленно набивал трубку, наблюдая за действиями Антона Ивановича.
Хорошо раскурив её, он прищурил глаза и, посмотрев на Берию, сказал:
- Вот мы с тобой. Лаврентий, коммунисты, а занимаемся черт знает чем.
- Я, Коба, может и не совсем верю во все это, но почему бы не попробовать,
если столько сошлось. Ведь ты же сам говорил, интересы дела прежде всего, а уж
чертовщина это или нет, пусть решает история.
Сталин затянулся трубкой и ничего не сказал. Походив немного по комнате, он
подошел к Антону Ивановичу и спросил:
- Вы, товарищ медиум, все вопросы решили?
- Да, товарищ Сталин, практически все готово.
- Ну, тогда начинайте. - Вождь сделал несколько глотков из чайного стакана
встал и подошел к столу. - Я хочу увидеть конец этой войны, - сказал он.
На столе была разложена черная салфетка, на ней стояла платиновая пирамидка, а
на площадке сверху нее лежал затвердевший, принявший идеальную форму глаз
инопланетного существа. Антон Иванович вытащил спички и поджег фитиль. Пламя
дернулось в разные стороны, затем потянулось вверх и выпрямилось. Сооружение
со свечой было закреплено в небольшом портативном штативе, с таким расчетом,
что пламя, оттолкнувшись от отражателя через систему линз, попадало в центр
зрачка, похожего на сложенные лепестки цветка или на крылья экзотической
бабочки. До того, как приехать к Сталину, Антон Иванович разучивал заклинание
перед домашним зеркалом. В переводе было сказано, что само обращение должно
выходить из глубины вашего подсознания, из самого сердца, и что сами слова
мысленно должны выстраиваться в замкнутое кольцо, вращающееся вокруг
всевидящего ока. У Антона Ивановича с воображением не все в порядке. Он даже
не мог представить себе улицы, на которой проживала его двоюродная сестра. И
однажды под праздник, зайдя совсем не туда, он столкнулся с двумя мрачными
типами, сделавшими попытку напасть на него, и только вид пистолета отрезвил
негодяев. Да, с воображением у Антона Ивановича было не все в порядке, и, тем
не менее, он сокрушил это костное свое воображение и за несколько часов сделал
его эластичным, почти управляемым. Он начал с детских утят. Дав каждому утенку
отдельное слово, он запустил их по кругу. Утята пошли друг за другом, неся на
спине волшебные слова. По мере продолжения упражнений Антон Иванович научился
убирать утят, оставляя одни слова. Однако теперь в его воображении слова были
сделаны из дерева и соединены друг с другом с помощью веревок. Слова буквально
выскакивали из воды, увеличивая и без того длинную деревянную змейку. Вода не
давала возможности утонуть деревянным словам. В другом случае воображение
Антона Ивановича было бессильно, слова падали на землю, из них выпадали буквы,
похожие на те, которые он когда-то давно, работая наборщиком, забивал в
свинцовые рамки, создавая газетную матрицу. Через десять минут после начала
так называемой завершающей стадии опыта Сталину показалось, что по гостиной
комнате пролетела бесплотная какая-то масса, пролетела и растворилась в углу,
ушла в него, как в отверстие, похожее на кольцо фокусника, через которое
продергивают газовый шарф. Прошло ещё несколько мгновений и опять это же
нечто, но уже из другого угла, пропутешествовало по воздуху и так же исчезло.
Это "нечто" имело вид большой скатерти или простыни, произвольно согнутой в
разных местах. Края этого нечто были неровными и то возникали, очерчивая свой
контур, то расплывались в воздухе. "Похожее на морского ската", - решил
Сталин, опускаясь все ниже. Теперь эти скаты пролетали над его головой, то
сворачиваясь в восьмерку наподобие огромного тента, то снова обретая вид
полотна, подброшенного в воздух. Слова, которые проговаривал Антон Иванович,
превращались в сознании вождя в набор разновеликих отмычек, с помощью которых
ему, избранному и понявшему суть этой игры, давалась возможность заглянуть за
серебряную фольгу обычного зеркала и увидеть события, которых в
действительности пока и не существовало. Но уже двигались навстречу друг другу
из двух неизвестных точек огромные корабли с названиями великих планет, уже в
бесчисленных, разделенных на микроскопическую самостоятельность клетках
происходил беззастенчивый выбор партнерши, с которой будет хорошо и удобно,
уже фугасные разрывы калечили человеческие массы, ещё не рожденные на земле,
уже собирательный образ мироздания попадал в прицел наемного убийцы, уже
скрюченные лопатки и ключицы малышей, попавших под атомную бомбардировку,
искала назойливая кинокамера американца. Ещё хлеб не был высеян на поля и не
был убран, а уже мы имели возможность узнать, кто его будет есть. И вдруг в
одно мгновение перемещение "нечто" закончилось. Теперь великолепные и
прозрачные банты развернулись и превратились в два огромных прямоугольных
экрана, примыкавших друг к другу наподобие двух игральных карт, образующих
треугольник. Антон Иванович закончил с текстом и теперь стоял, пристально
вглядываясь в танцующий разноцветный туман, совершавший движение внутри
магического предмета. Антон Иванович повернулся и вышел из под двух скрещенных
карт, образующих треугольник, выходя, он зацепился за прозрачное мерцающее
крыло. Послышался звук, очень похожий на тот, который слышат студенты в
физическом кабинете при работе динамо с двумя заряженными электричеством
шарами. Сталин и Берия подошли к Антону Ивановичу, который пристально
вглядывался в медленно открывающийся зрачок. Маленький Сталин отодвинул
большого Лаврентия и шагнул под прозрачную крышу, зрачок медленно растворялся.
Он растворялся, как раковина, хранящая в себе живое сердце жемчужины. Задолго
до войны ученые привезли и показали Сталину телевизионный приемник, экран у
него был круглым точно таким же, как и этот всевидящий глаз.
- Последний день войны, - шептал Сталин одними губами.
Он согнул ноги в коленях и, опираясь двумя руками на стол, вглядывался в
разноцветный дым и в черную глубину зрачка, в котором уже обозначились контуры
какого-то пока ещё малоприятного изображения. Но вот фокус туманной этой
картинки стал настраиваться, и Сталин увидел трибуну мавзолея и себя в
окружении соратников, после чего картинка поменялась и вождь увидел, как
рослые гвардейцы, по всей видимости, хорошо проверенные на благонадежность
люди, бросают к подножию мавзолея штандарты поверженных германских дивизий и
корпусов. Древняя свастика, символ плодородия и молота Тора, брошена к
подножию большого пергамского алтаря. Что же нужно ещё, что бы понять, что
победа это не всегда только победа! А потом Сталин увидел радостные лица
москвичей и разноцветные гирлянды салюта, рассыпающиеся в теплом весеннем
небе. Затем глаз медленно закрылся.
Сталин повернулся к Лаврентию Павловичу и к Антону Ивановичу, которые
внимательно, буквально затаив дыхание, наблюдали за ним.
- Да, - сказал вождь и выдержал длинную паузу, после чего снова заговорил:
- Не знаю, как ты, Лаврентий, но в том, что мы победим, я никогда не
сомневался.
- И я, Коба, в этом ни на минуту не сомневался.
- Но дело совсем не в этом, Лаврентий. Дело в том, что мне не нужен этот
шарик. Я не хочу ничего знать про будущее, которое не могу изменить. Представь
себе, во что знания превратят мою жизнь. Я хочу, батано Лаврентий, что бы ты
послал это чудо моему врагу и, как ты говоришь, искреннему почитателю. Пусть
он посмотрит на наш парад, на нашу победу и решит, что ему делать. Это
возможно Лаврентий?
- Конечно, Коба, буквально через две недели глаз будет у … - Берия сделал
паузу - …. У этого выродка.


Глава тридцать пятая.
Через двенадцать дней агенты Канариса уже держали в руках этот ящик. Они
предполагали все, что угодно, но то, что в этой штуковине находятся игрушки
для магических опытов, этого они конечно предположить не могли. Резидент
Канариса в Бухаресте разложил на письменном столе предметы из металлического
ящика и углубился в руководство заведомо переведенное на понятный немецкий. В
процессе чтения он хватался то за один, то за другой предмет и, дочитав до
конца, засмеялся. Он, человек абсолютно реальный и очень расчетливый, не мог
представить себе, что кто-то даже в очень отдаленном его окружении, действуя
чисто спорадически, может заинтересоваться этой балаганной чепухой. Он
подбросил в воздух шелковый квадрат с письменами и подумал, что эта штука не
годиться даже для носового платка. И в ту же секунду он ощутил сильный удар в
переносицу, лопнули капилляры и на стол закапала кровь. Резидент, почти
пятидесятилетний человек, находился в глубоком шоке и теперь он, никогда не
веривший ни во что, хотя бы отдаленно связанное с понятиями мистики, со
священным ужасом смотрел на диковинные эти предметы, разложенные на столе.
Резидент знал, что фюрер имеет склонность к оккультному восприятию мира и
теперь, глядя на все это, он понимал, что удар, обращенный на него, был прямым
ответом на его дерзкие и непочтительные к этим волшебным предметам мысли.
Через несколько дней посылка попала в Берлин, а ещё через несколько дней
Канарис должен был делать доклад у фюрера в так называемом волчьем бункере,
туда-то он и захватил посылку. После доклада, длившегося несколько долгих
часов, Канарис подошел к бледному, уставшему Гитлеру и, тронув его за локоть,
отвлек в сторону для разговора о злополучной посылке. Он, хорошо знавший
фюрера, даже отдаленно не мог предположить, какую реакцию вызовет у него этот
разговор. Поэтому он решил начать беседу, шутя. Румынский резидент поведал ему
про свой печальный опыт и он целых два дня ломал голову над именем
предполагаемого отправителя.
- Мой фюрер, наш человек в Румынии получил загадочный ящик, - адмирал сделал
паузу. - адресованный Вам. - Гитлер насторожился, щетка усов его вздернулась,
а глаза забегали по золоту адмиральских погон.
- Наши агенты, - продолжал Канарис, - тщательно обследовали его на предмет
взрывчатки и яда и ничего не обнаружили. В ящике атрибутика оккультного
характера, и мне кажется, что Вы разберетесь в ней лучше, чем я.
- Идемте, это интересно, - сказал Гитлер и увлек адмирала в одну из боковых
дверей. Там он погрузился внутрь ящика и очень оживился. Затем пробежал
глазами так называемый сопроводительный текст. - Вы знаете, мне всегда
хотелось заглянуть в будущее, потому как я, именно я, формирую его. Я убежден
в своей победе. Уже сейчас она лежит на тяжелом щите крестоносца и ждет, когда
я возьму её вот этой самой, - Гитлер потряс в воздухе кистью, - вот этой
самой, слышите, вот этой самой рукой.
Канарис вышел от фюрера в состоянии явной озадаченности.
"Он что-то принимает, возможно, какие-то сильно действующие транквилизаторы, у
него сильно расширен зрачок и он производит впечатление больного человека", -
подумал адмирал.


Глава тридцать шестая.
Вечером Гитлер остался один. Он долго рассматривал сложенные в ящике предметы,
тер их и даже пытался нюхать. В них была заключена тайна, всегда сильно
притягивающая фюрера. Он поставил перед собой пирамиду и водрузил на нее
всевидящий глаз, затем снял его с пирамиды и, прижимая к себе, стал
всматриваться в темную глубину, в разноцветное переливающееся пространство
зрачка. Гитлер долго метался по маленькой прямоугольной комнате и, наконец,
решился. Он выстроил все предметы так, как это было написано в переводе
Спонариуса, и попытался сосредоточиться. Однако разные мысли, связанные с этой
войной, не давали покоя его голове. Дикое поражение под Курском, завязнувший в
Африке Ромель и прочие негативные аспекты отвлекали его. Как волк, ходил он по
узкой и длинной комнате и не находил себе места. Висящая в конце комнаты за
маленьким прямоугольным столом огромная карта мира вся была утыкана флажками
со свастикой. Гитлер сел на угол стола взял прозрачный шар и некоторое время
вращал его в руках, поднимая вверх на вытянутых пальцах. Карта, усеянная
флажками со свастикой, успокаивала его. Огромные территории, оккупированные
рейхом, подводные глубины, рассекаемые его субмаринами, и флоты Андриатики,
пока еще густо, как шпинатом, напичканные германскими крейсерами. И только
далекая, почти не распознаваемая в буре событий частичка страха мерцала в его
душе, как далекий огонек зажигалки. Гитлер положил шар в платиновое ложе и
сполз со стола. Он походил взад и вперед по комнате-пеналу, похрустел пальцами
и вдруг в едином порыве, расчистив стол, быстро расставил на нем все, что
заключал в себе металлический ящик. Через какие-нибудь двенадцать минут он
увидел в черной миндалине глаза руины Берлина и красный флаг над куполом
Рейхстага. И в одно мгновение вся его жизнь потускнела и съежилась,
рассыпавшись на многие тысячи мельчайших осколков. Обойдя стол, Гитлер сел в
кресло, выдвинул ящик письменного стола и вынул из него маленький
хромированный браунинг. Затем быстро, вероятно пугаясь самого себя, он закусил
зубами ствол и выстрелил. А потом долгих два года страной управлял двойник,
никто, муляжная кукла, благополучно сожженная во дворе Рейхсканцелярии
специалистами советского МГБ.


Глава тридцать седьмая.
Новый Карп Силыч, успешно проглотивший старого Карпа, сидел в глубине гостиной
комнаты и смотрел в окно. Снежинки, пролетая через холодное это воскресное
утро, ложились на узкий подоконник, который со временем должен был
превратиться в продолговатый сугроб. Сумрак позднего зимнего рассвета застал
нового Карпа в крайне сложном положении. Завладевший его телом, фантом
перестраивал сознание старого большевика. Возникшее из двух теперь уже единое
существо находилось в состоянии смятения и полной неопределенности.
Разрушенное до обломков сознание старого Карпа зондировалось новыми
информационными потоками. И как бы с трудом пока ещё мыслящая часть старого
Карпа пыталась вытолкнуть из головы события, которые никогда с ним не
происходили. Фантом, представлявший интересы Нового Карпа, пущенный с силой и
упорством никогда не ошибающейся руки, взламывал смысловую систему координат
старого Карпа, постоянно насилуя уже зависимое сознание чужеродными и пока ещё
отторгаемыми информационными моделями. Однако мутагенез, проводимый князем
мира сего, крупнейшим специалистом по генной инженерии, в конце концов, принес
свои результаты. Теперь уже не существовало старого Карпа. Растворенный в его
сознании и теле фантом так же перестал существовать, как самостоятельная
субстанция, и теперь только постаревший на несколько лет новый Карп Силыч
Сироткин с невообразимой для смертного сознания болью пытался понять, что же
произошло за эти несколько часов и почему ему так страшно, одиноко и тяжело. В
большой, неуютной квартире старого большевика Сироткина никогда не проживала
никакая божья тварь, но в прихожей над зеркалом были прибиты маленькие злобные
рожки, а в темной и душной спальне с постоянно закрытыми шторами на платяном
шкафу стояли два чучела, барсука и совы. Барсук был маленький, сухонький,
убитый ещё в конце девятнадцатого века, на деревянной подставке, к которой он
был прикреплен, была сделана надпись "Торговый дом Абачин и Орлов". У барсука
не хватало нескольких передних зубов, мех был в проплешинах, и если бы
домработница не снимала его со шкафа и не протирала каждую неделю влажною
тряпкой, то, вполне вероятно, барсук мог бы прожить ещё лет пятьдесят. Сова
была много больше барсука. Это была огромная мужская особь какого-то почти не
передаваемого красно-шоколадного цвета. На месте выпавшего стеклянного глаза
зияла черная, почти револьверная глубина. Помимо двух этих предметов у старого
Карпа был еще сын, рожденный вне брака, погибший в самом начале войны. И вот
это тяжелое, скучное утро. "Я не помню, когда я встал, и ложился ли я вообще",
- подумал Новый Карп, ощущая сильное черепное давление в области лба и
затылка. Онемевшие руки и ноги едва повиновались ему. С большими трудностями и
очень медленно оторвался Карп Силыч от кресла и подошел к окну. Перестал
падать снег и теперь из бесконечной стальной голубизны в лицо ему светило
белое и безжизненное солнце. Никогда ещё думы об одиночестве так сильно не
донимали коммуниста Сироткина. Постояв какое-то время под лучами холодного
солнца, Карп Силыч привел свои мысли в относительно логический порядок. Пока
еще плохо подчиняющееся тело медленно пропутешествовало по квартире.
Задержавшись в прихожей, тело его обратило внимание на ветхие, почти истлевшие
лохмотья, лежавшие на полу. Тот старый Карп уже ничего не помнил. Теперь он
только недоумевал: "Откуда взялась эта ветошь? Её место в мусорном ведре". И
он, нагнувшись, сгреб в кучу буквальные останки фантома, с удивлением отмечая,
как материал превращается в пыль. "Квартира моя плохо проветривается, вещи
истлевают на вешалках". Зайдя на кухню, он расчистил подоконник от кактусов и
растворил окно. Все утро и половину дня новый Карп чистил и убирал квартиру. И
не мог объяснить себе Карп Силыч, но чувствовал он, что с этого момента все
его тело начинает подчиняться пока ещё неведомой малопонятной цели. Открыв
сразу все окна, он изрядно выстудил старческое свое жилье. Выстудил он жилье,
сдул пыль с подоконников и в прямом смысле почувствовал внутри себя какое-то
новое, доселе неизвестное существо. Впрочем, так оно и было. Ведь энергия
тьмы, точно как и энергия света, приходит на землю из разных точек планетной
системы. Человек, получающий эту энергию и сублимирующий её, как в случае с
посетившим фантомом, получает огромную сокрушительную силу, которая в
состоянии не только изменить систему самооценки, но даже поменять
биологический состав клетки. Впервые за много лет он с аппетитом пообедал. В
партийно-государственной иерархии Карп Силыч Сироткин был одним из
ответственных работников, курирующих табачную промышленность. Для страны,
ведущей такую большую войну, табак был сырьем почти стратегическим. Ибо все
знают, что значит для бойца перекур, когда рядом нет женщины, а вокруг гуляет
беспардонная смерть. Однако сам Карп Силыч никогда не курил, он нюхал табак,
дешевую крепкую пыль, исчезающую радость девятнадцатого столетия. Уже двадцать
с лишним лет по России шагала одна огромная нескончаемая победа и
старорежимная сироткинская привычка, больше подходящая к дооктябрьскому
надзирателю Бутырского замка, в лихое время ракетных минометов выглядела
анахронизмом.
И в этот воскресный, по-особому счастливый для Карпа день он не изменил своей
привычке. Понюхав зелье и раз двадцать чихнув, он снял телефонную трубку и
набрал номер своего старого друга Максима Максимовича Воробейчика, с которым
работал в ревкоме ещё во времена гражданской войны.
- Выслушай, друг Максим, иду к тебе как будто с новой душой, - сказал Карп
Силыч, ещё не понимавший, что души его как таковой уже не существует. Сам
Воробейчик жил в доме старых политкаторжан. Все в нем было спроектировано так,
что мысль о каторжных казематах возникала сама собой. Чрезвычайная узкость
лестничных пролетов, низкий, придавливающий потолок да и сами размеры дверей и
окон напоминали гостям и жильцам о мучительной жизни во время самодержавия.
Старый товарищ Сироткина Максим Максимович Воробейчик проживал в крошечной
двухкомнатной квартирке вместе с женой, тихой партийной старушкой, чем-то
напоминавшей Надежду Крупскую. Тот же бесцветный пучок волос и явная
некрасивость лица. Жертвенность - вот что было написано на лице этих женщин,
незатейливых спутниц основателей "народной воли". Незадолго до войны дом
политкаторжан сильно пощипали. Многие поехали в повторные, теперь уже в
советские, беспощадные ссылки, а иные, иные сложили головы на великом алтаре
коммунизма. Изрядно подчищенный дом заселили все те же сотрудники МГБ. И
теперь на каждого политкаторжанина приходился один потенциальный вертухай, или
конвойный, уж как кому нравится. А Воробейчиков не арестовывали по причине их
полной неактивности, и умереть они могли только естественной смертью. Войдя в
квартиру, новый Карп Силыч поздоровался с ветхим, дрожащим, как осиновый лист,
хозяином прошел в одну из двух маленьких комнат и сел на диван. Карп Силыч
отодвинул расшитые крестиками и розетками маленькие подушки и, откинувшись на
спинку дивана, заговорил. Он говорил о холоде, об одиночестве, о пустоте
своего дома, об отсутствии близкого человека и о том, что его, пламенного
борца с несправедливостью, родина не пускает на фронт, он говорил о том, что
ему уже много лет, и еще раз о тепле, об отсутствии тепла и о необходимости
тепла. А народоволец Максим Максимович сидел со своей "Крупской" на другой
половине дивана и ничего не говорил. Ещё ни разу не видел он своего друга в
таком взволнованном состоянии.
- Слушайте, Карп, Вы замечательно выглядите, лучше всех. Столько у Вас
энергии, темперамента, - сказала жена Максима Максимовича и ушла на кухню. -
Вам нужно усыновить ребенка, - эта фраза долетела до Карпа из какого-то
приглушенного далека так, что он сразу и не понял, какого ребенка она имеет в
виду.
Однако само слово "ребенок", как будто бы написанное огромными транспарантными
буквами, отпечаталось в его сознании. И еще почему-то вращалась в голове Карпа
фраза "выплеснуть с водой ребенка", но вот, куда выплеснуть и зачем, он пока
ещё не понимал.
- Возьми девочку, - доносилось из кухни, - они ласковые.
"Крупская" вернулась с двумя стаканами чая и вазочкой с сухарями.
Поставив все это на стол, она поведала Карпу историю, которую в свою очередь
ей рассказала врач родильного дома, её соседка по лестничной площадке и дочь
одного крупного и к этому времени уже покойного политкаторжанина. Ошеломленный
этой историей шел Карп Силыч по холодной Москве и обдумывал детали удочерения
несчастного этого существа. Ещё не знал он, отдадут ли ему девочку, но все же
склонялся к тому, что отдадут. Он был проверенным человеком, фронт ему не
грозил и теперь было необходимо решить только вопрос с нянечкой, так как сам
Карп имел стол в министерстве и долгие присутственные часы. Так, не спеша, он
добрался до дома и уснул в кресле. И вот сквозь частокол полубессознательных
событий и образов в сознание нового Карпа внедрился разноцветный сон. Надо
сказать, что старый Карп за всю жизнь видел всего несколько снов, да и то
черно-белых, и вдруг цветной сон. Ещё в середине двадцатых Карп побывал в
Германии, где закупал по заданию правительства оборудование для производства
папиросных гильз. Там в Берлине в один из свободных вечеров он посетил
кинотеатр, где и увидел цветную кинокартину, ещё не звуковую, но уже цветную.
Однако то, что он увидел во сне, было значительно интереснее. Во сне Карп
превратился в маленького мальчика. Одесса. Начало века. Он в квартире Софочки
Рутман на пятом этаже фешенебельного шестиэтажного дома. Маленький Карп стоит
у окна на детском стуле и смотрит на улицу, по которой движется пышная
свадебная процессия. Черный жених и белая невеста проходят через чугунную арку
в окружении разряженной пестрой толпы, их забрасывают розовыми лепестками, и
светит ослепительное солнце. А за спиной Карпа пляшут польку дети обеспеченных
горожан. Но вдруг, как это бывает во сне, картина начинает быстро меняться,
комната сужается до размеров коридора, ведущего в туалетную комнату, входит
солнце и дети, и сама свадебная толпа превращается в застывшие фигуры,
напоминающие раскрашенных святых в нишах костела. А в комнате-коридоре
появляются полки с уменьшившимися до размеров статуэток свадебными людьми, а
над уменьшенной, поставленной в ряд статуэточной свадьбой разместились кожаные
меха с вином и разнообразные, красиво оформленные блюда с едой. И тут
маленький Карп, тоже как-то здорово уменьшившийся, заметил, как один мешок
шевелиться, и сквозь небольшие отверстия на волю просачиваются тонкие и острые
усики. Эти усы или щупальца стали развязывать узел, которым было завязано
горло мешка. И вдруг Карп понимает, что внутри мешка находится черепаха, из
которой должен быть сварен суп. И тогда он распахивает окно и кричит:
"Черепаха не хочет, чтобы её ели!". И в ту же секунду видит, как узлы
развязываются, и на стол, почему-то на стол выползает ребенок. Он в черном
костюме с маленьким белым воротничком, руки у него непропорционально большие,
между суставов перепонки. И вот это существо получеловек-получерепаха
соскальзывает вниз со стола и разбивает себе голову об пол. И тогда маленький
Карп снова кричит, он кричит для всех глиняных статуй и для тех, которые
встали на улице и для тех, которые занимают книжные полки: "Он покончил с
собой, он не захотел, чтобы из него сделали черепаховый суп!". И вот теперь он
видел перед собой невысокую детскую кровать, на которой лежит маленькое тельце
получеловека-получерепахи, вздрагивающее в конвульсиях. И проснувшийся новый
Карп вспомнил, как тогда в своем далеком и вполне безоблачном детстве он стоял
на расписанном розами стульчике, и чудовищная жажда падения буквально
выталкивала его из окна.
А на следующий день вечером он встретился с врачом родильного дома и
договорился об удочерении. Так у маленькой Лилит появился всем обеспеченный
родственник. С большим трудом разыскал Карп Силыч для своей дочурки кормилицу
и та, польстившись на хорошие продукты, согласилась вскормить ребенка. До года
кормила она ее, но в один прекрасный день девчушка перестала брать грудь,
теперь она охотно ела американские молочные смеси, которые Карп Силыч получал
по своему кремлевскому пайку. А еще через некоторое время Новый Карп узнал,
что кормилица умерла от рака в какой-то очень короткий срок. Так незаметно
убывало время. Лилит, которую теперь звали Наташа, приемный Карп отводил в
ясли и ему очень нравился этот процесс, девочка привязалась к нему и называла
его папой. А первого мая, когда все уже было ясно и не за горами был конец
этой страшной войны, он взял ее на демонстрацию. В первых рядах главной
колонны шел старый большевик Карп Сироткин, держа на руках ребенка, и вся
огромная площадь с цветами, транспарантами и красными флагами будто бы
поднималась над землей и будто бы, отделяясь от всей плоскости праздника, плыл
над площадью вместе с маленькими фигурками вождей искривленный квадрат
мавзолея - пергамский алтарь князя мира сего. Никто, никто не в состоянии
понять путей господних, но и пути дьявола спрятаны от человека, как алмазная
трубка от неудачливого кладоискателя. Лилит - Натали и предназначенный ей
Цербер Сироткин теперь существовали в режиме обычного, будем так говорить,
реального времени, и только тогда, когда заложенная в них программа, начинала
перенасыщаться энергией сверхзадач, а случай для их воплощения не
подворачивался, вот тогда клапан в этих зомбированных человекопроэктах
приоткрывался сам


Глава тридцать восьмая.
Весной сорок девятого года к Лилит - Натали в качестве музыкального
преподавателя была приглашена Тамара Леонидовна Бруль, блестящая пианистка и
просто красивая женщина. У нее была настолько узкая талия, что при желании
любимый мужчина мог бы легко обхватить ее с помощью большого и указательного
пальца. Все свое тело, руки и голову Тамара Леонидовна отдавала любимому делу.
Музыка жила в этой женщине, ее походка, движения, голос, все сливалось в
абсолютно нерасторжимое одно, и присутствие высокого, необыкновенного по
чистоте звука, неслышимого, не ощущаемого, но явно присутствующего, заполняло
все окружавшее ее пространство. Когда она шла по улице, мужчины двигались за
ней почти в гипнотическом трансе, однако она могла обходиться без них. Музыка
- вот единственная страсть, которой отдавалась она со всей свойственной ей
самозабвенностью. Первое, что увидела Тамара, переступив порог сироткинского
дома, были внимательные серо-зеленые глаза Лилит - Натали. Они буквально
приперли ее к стене и под гипнотическим воздействием этого взгляда Тамара
почувствовала, как тело ее становится безвольным, мягким и абсолютно не
слушается ее. С трудом оторвавшись от завораживающего этого взгляда, она
поздоровалась с новым Карпом и осмотрела инструмент. Это был дорогой
кабинетный рояль марки "Петроф", инкрустированный бронзой и перламутром. С
первых же занятий Тамаре стало ясно, что девочка гениальна. А Лилит - Натали
была вежлива, послушна и очень внимательна. Светлым существом была Тамара
Леонидовна, откровенная, никак не защищенная, без всяких вторых и третьих
смыслов, свойственных людям оберегающим свое будущее. Обычная привязанность
между учеником и преподавателем, такая естественная, теплая, хорошо описанная
в классической литературе, не имела ничего общего с тем, что испытывала
Тамара, приходя на свой еженедельный урок. Уже подходя к дому, она испытывала
глубокое трагическое волнение, какое, вероятно, испытывали идолопоклонники,
приближающиеся к любимой братине. О Лилит - Натали была отнюдь не деревянная
кукла. Необъяснимая тревога, почти что ужас, охватывал Тамару Леонидовну после
того, как она покидала квартиру Сироткиных. Успехи Лилит на музыкальном
поприще были просто фантастическими. И вот как-то раз, когда между ними уже
вовсю действовал контракт, обрекающий ее на общение с маленькой Лилит, между
учительницей и ученицей произошел следующий разговор.
- Вам бы хотелось почувствовать счастье? - спросила Лилит - Натали после того,
как закончилась музыка.
- Я счастлива, Наташа, - ответила Тамара, но это конечно же было неправдой.
- Нет, Вы несчастны.
- С чего ты взяла, что я несчастна?
- Я так вижу, - сказала Лилит - Натали и леденящий, и вместе с тем обжигающий
взгляд ее, просвистев в воздухе, как копье, проник в самое сердце Тамары
Леонидовны, буквально пригвоздив ее к месту. Никогда она не задумывалась ни о
каких эзотерических проблемах мироздания. Она не верила в бога и никогда не
спрашивала себя, существует ли дьявол. Развязка этих странных отношений
состоящих из любви - нелюбви, должна была произойти в самое ближайшее время, и
Тамара чувствовала это и уж конечно знала об этом сама малышка Лилит.
- Значит, я несчастна?
- Да, но это можно поправить. В воспоминаниях Ваших находится будущее счастье.
Тамара стояла в прихожей, сжимая уродливую медную ручку.
- Ты такая маленькая. Откуда ты все это знаешь?
- Что знаю?
- Откуда ты … Кто тебя научил так говорить?
- Никто, но это же так ясно. Я всегда знала, что говорю. И в звуках грудного и
совсем не детского, тяжелого, как духи отцветающей дамы, голоса промелькнула
ирония и рассыпалась на тысячу звездочек.
- Да, ты говоришь … - сказала Тамара, повернулась и, как пьяная, вышла из
сироткинского гнезда.
Надо сказать, что была она птицей подстреленной, в том смысле, что любила она
и потеряла любовь. Оборвалась ее любовь самым трагическим образом. Рано вышла
замуж Тамара и вышла по сильному чувству. Муж ее, симфонический скрипач, был
арестован во Львове по национальному признаку, и сама Тамара чудом избежала
удушающих эсэсовских объятий. С приключениями появилась она у двоюродной
сестры в военной Москве. Она любила и была любимой, и потеряла любовь. А муж
ее, известный скрипач, погиб в каком-то польском концлагере. Уже после войны
Тамара узнала подробности его гибели. Оркестр, собранный из заключенных играл
какую-то примитивную пьеску, и вдруг у ее мужа горлом пошла кровь. Эсэсовец
отвел его за барак и застрелил. Все слышали выстрел, и тогда еще с одним
музыкантом случилась истерика. Он стал рвать на себе волосы и одежду, немец
застрелил и его. История, рассказанная виолончелистом этого горе - оркестра,
сильно потрясла молодую женщину. Тамара была птица со сломанным крылом. И вот
теперь эта маленькая змейка. Так про себя Тамара называла Лилит - Натали,
имеет наглость говорить о счастье, которого она Тамара не имеет. "Какая дрянь,
такая маленькая и такая жестокая, и этот постоянный магнит любви - нелюбви в
серо - зеленых глазах. Я бы хотела ее не видеть и вместе с тем я очень хочу ее
видеть. Что такое со мной? Я нахожусь под властью этого непростого и злого
существа. Абсолютно гениального в музыке".
Был теплый весенний вечер, канун девятого мая. На улице Горького у входа в
Центральную толпились увешанные орденами фронтовики. Тамара медленно
поднималась вверх по неровной улице когда внимание ее привлек огромный белый
бьюик, припаркованный рядом с гостиницей. "Вот бы прокатиться на таком", -
подумала она. И когда она уже миновала роскошную эту машину, от группы людей с
орденами отделился один и, подойдя к ней сзади, тронул за локоть.
- Вы извините меня, - он говорил, слегка запинаясь. - Заказал стол, ждал
фронтовых друзей, и никто не пришел. Посидите со мной, сделайте одолжение.
И Тамара, блестящая пианистка Тамара, игравшая по памяти целые симфонические
концерты и до этого размышлявшая о жестокости Лилит - Натали и о красоте
белого "Бьюика", неожиданно для себя самой согласилась составить компанию
этому, как ей показалось, растерявшемуся человеку. Ослепительный свет заливал
ресторанную залу. Приборы, посуда и белые, не гнущиеся от крахмала скатерти
сверкали от нестерпимого для глаз электрического огня. Оркестр исполнял легкие
мелодии, привезенные на Родину из освобожденных стран. Тамара ничего не ела,
однако она выпила два бокала шампанского и пригубила третий, и почувствовала,
как давно забытое чувство опьянения растекается по всему телу. Военный что-то
говорил, и она отвечала ему иногда складно, иногда невпопад. Шум ресторана и
опьянение сделали свое дело. Красивый мужчина, похожий на актера Кадочникова,
сидел напротив и уже держал ее руку в своей. И тут Тамара заметила на его руке
перстень. Пятиконечная рубиновая звезда, окруженная золотым кольцом, была
помещена на массивное основание.
- Вы не сердитесь? - донеслось до нее из глубокой сумятицы звуков, хаотично
плывущих. То поднимающихся вверх, а то падающих вниз. Корабли скифов,
Византия, русские отдельные слова проносились через сознание ее и застывали
как будто обагренные кипящей лавой.
- Я совсем не сержусь, просто тут очень шумно, - отметила Тамара.
- Пойдемте ко мне, у меня наверху номер с пальмами. Там тихо, не слышно шума,
окна выходят во двор.
- А рояль там есть? - зачем-то спросила Тамара, прекрасно понимая, зачем он
зовет ее в номер и что за этим последует.
Вероятно в судьбе каждой женщины, даже распоследней дурнушки, бывали случаи,
когда натура почти бессознательно подчиняется голосу плоти. Военный и Тамара
вышли из ресторана с двумя бутылками шампанского и большой коробкой конфет. И
вот, когда они поднимались по лестнице, внутри нее зазвучала тонкая и очень
далекая мелодия флейты, и в помутившейся от вина голове Тамары Леонидовны
возник лабиринт, в конце которого на маленьком коврике сидит человек в чалме и
в восточной одежде с флейтой в руках. И вот, по мере того, как она поднималась
по ступенькам наверх под ручку с похожим на Кадочникова военным, лифт в
гостинице не работал, по мере ее восхождения, юноша с флейтой оторвался от
земли и, по - прежнему сидя на маленьком коврике, полетел к ней навстречу. И в
процессе полета его, увеличивалось и наполнялось глубиной звучание
инструмента, и в тот момент, когда Тамара и ее спутник шагнули в холл
четвертого этажа, в затылке ее как бы открылись створки ворот, и музыкант на
маленьком ковре-самолете влетел в ее голову, которая теперь в сознании ее
превратилась в круглую комнату без углов и без какого-либо выхода вообще.
Однообразный, повторяющийся, как болеро Равеля, мотив, но было что-то страшное
в этой музыке. Номер, в который она пришла был огромен, в нем были и пальмы в
плетеных дореволюционных кадках, и даже небольшой рояль. Военный сразу включил
торшер и опустился в кресло, а Тамара, открыв крышку рояля и устроившись на
табурете, попробовала сосредоточиться на каком-то музыкальном фрагменте.
Однако голова ее не могла удержать даже маленький отрывок из набившей оскомину
седьмой симфонии Моцарта, и только флейта с постоянно повторяющейся
музыкальной фразой звучала настойчиво и всепобеждающе. И Тамара, выпив еще
один полный бокал шампанского, заиграла так, как не играла никогда в жизни.
Эмоции этой мелодии, от которых не было спасения, набросились на нее и
подчинили себе. И после получаса такой вдохновенной и безумной игры уже совсем
пьяная Тамара отъехала на вертящемся табурете немного назад и, закрыв рояль,
положила на крышку руки и голову, а в круглой комнате внутри сознания ее
задремал на ковре-самолете мальчик-флейтист. Когда уже все формы и контуры
были растворены в мороке сна, из черной бесконечной пустоты надвинулась на
самые глаза пьяного Тамариного забвения физиономия Лилит - Натали.
- Счастье - это когда за твоими плечами вырастают крылья любви, пускай даже
той, которая давно затерялась во времени, - сказало лицо Лилит и в то же
мгновение Тамара очнулась. Обернувшись назад, она увидела, что в комнате
никого нет. И она, решив, что военный просто устал слушать ее малопонятную
музыку, встала и прошла в соседнюю комнату. Там не было света, и стояла
огромная деревянная кровать. На подоконнике глиняные горшки с цветами, между
ними стопка бумаги. Подойдя поближе, Тамара увидела, что это ноты, но когда
она прочла на титульном листе заглавие, ее сердце забилось, как воробушек,
стиснутый рукой великана. "Давид Баум" было написано на титульном листе, это
была фамилия Тамариного мужа, погибшего в концлагере.
"Откуда эти ноты?" - подумала она и тут же ощутила у себя на затылке горячее
прикосновение взгляда. Резко обернувшись, она в буквальном смысле остолбенела.
На пороге темной комнаты стоял ее муж.
- Я знаю, тебе тяжело меня видеть, но это действительно я.
Слезы полились из Тамариных глаз. Она завертела головой и прижала к груди руки
с его кантатой.
- Ты живой, живой, я не могу в это поверить.
Она подошла к ожившему своему мужу и тронула его за плечо. Плечо было мягким и
теплым, каким оно и должно быть у живых людей.
- А как же военный? Куда он исчез?
- Он не исчез, просто ушел. Он подошел к тебе по моей просьбе.
У нового Давида оказался огромный член, значительно превосходящий все мыслимое
и немыслимое в этой области.
Рано утром Тамара проснулась и увидела, что в комнате никого нет, а сама она
лежит в кровавой луже, которая заполняет расстояние от таза до колен. Тамара
села на кровати и ее в прямом смысле скрутила сильная боль, как будто бы в нее
по самую рукоятку погрузили острую шпагу. Пальцами обследовала она промежность
и поняла, что разорвана. В номере не осталось никаких следов пребывания кого
бы то ни было, исчезли бокалы и бутылки с шампанским, исчезли ноты, из
пепельницы пропали окурки. "Несомненно, это был Давид, хотя фаллос был не его.
Запах был его, руки его, а фаллос был не его". Кое как перебинтовав себя и
бросив в корзину окровавленные простыни, Тамара села за стол и написала Давиду
письмо. Это было письмо оскорбленной, оставленной и растерявшейся женщины,
однако, покидая номер, она не забыла надписать адрес и номер своего телефона.
В больнице ее осмотрели, покачали головой и, положив под наркоз, зашили
разорванную промежность.
"Он должен позвонить, он не может исчезнуть бесследно", - думала она,
пересекая порог своего дома. Однако он не позвонил, а позвонила ее ученица.
- Как Ваше здоровье? - спросила Лилит - Натали, и по ее первому этому вопросу
Тамаре стало ясно, что змея знает все.
И сразу же после того, как мысль эта осенила ее, внутри нее как будто бы
включилось слабое радио. И звучала по нему все та же бесконечная флейта.
Мелодия то взмывала вверх до высокой точки холодной заснеженной горной
вершины, то падала вниз в гулкую грохочущую пропасть безвременья, такое было
чувство, что сама природа с навязчивой агрессией запустила бесконечный
невидимый этот маятник. Поблагодарив Лилит за заботу и сказав, что заедет в
пятницу, Тамара положила трубку. Кое как придя в себя после страшного этого
приключения и окончательно поняв, что она манипулированный объект, она стала
робко созидать понятную ей систему защиты. Она посетила Елоховскую церковь и
приобрела десяток желтеньких свечек и несколько картонных икон с грозными
неприступными ликами. Придя домой Тамара, окропила комнату святой водой,
расставила иконы и зажгла свечи. Она, совершенно не знавшая никаких молитв,
долгие несколько часов просила господа спасти ее. И действительно, после такой
долгой молитвы мелодия флейты исчезла совсем. А потом много долгих ночных
часов пролежала Тамара без снов, ожидая звонка от мужа, одновременно понимая,
что он не позвонит, и так же понимая, что над всеми этими событиями витает
образ маленькой негодяйки. В пятницу Тамара проснулась без десяти шесть, ее
разбудила мелодия флейты. Молитва не помогла. Наверное, я делала это
неправильно. Спустя несколько часов она уже приближалась к дому маленькой
Лилит - Натали. До конца она так и не смогла объяснить и понять, что же
произошло с ней. Сквозь неверие, через фантастичность и боль коротких
отношений с призраком, к теплому Тамариному плечу прижималась маленькая
надежда. И теперь, пересекая улицу, она испытывала смешанное чувство неприязни
и любопытства. Медленно поднималась она по лестнице, ощущая боль в нарушенных
лже-Давидом гениталиях. И уже почти дошла она до лестничной площадки, когда за
дверью Лилит зазвучали фортепьянные аккорды той же мелодии, что играла флейта
в руках восточного мальчика, сидящего у нее в голове. И с первых же
фортепьянных аккордов Тамара ощутила страшную ни с чем не сравнимую зубную
боль. Боль эта прошла сразу по всем зубам по верхнему и нижнему ряду,
вертикально вонзилась в область переносицы, а затем в глаза. И совсем забыла
Тамара об иконе, заблаговременно положенной в карман, и о своих произвольных
молитвах, которые должны были спасти ее от этой чудовищной девочки. Музыка,
безумная музыка, от которой не было никакого спасения, выворачивающая
наизнанку мелодия, составленная из тех же нот, что и бессмертные произведения
классиков, доконала ее. Эта зомбирующая сознание мелодия звучала в каждой
клетке метущейся Тамариной души, одна половина которой подталкивала ее руку к
кнопке электрического звонка, а другая не давала нажать на него. В конце
концов не до конца потерянная воля свела Тамару вниз, музыка, немыслимая,
сводящая с ума музыка, исполняемая маленькой гениальной колдуньей, неслась ей
в след. И перебегая вдоль дома по охраняемой территории, больше всего боялась
Тамара обернуться и посмотреть на окна Лилит - Натали. И пронеслась через ее
сознание фраза из Гоголевского "Вия" "Не смотри, - сказал Хоме внутренний
голос, но он не выдержал и глянул". И ссутулившись, бегущая, как воровка,
Тамара почти достигла зеленого ограждения, когда та часть ее души, которая
толкнула руку нажать кнопку звонка не выдержала. Тамара обернулась и увидела,
что Лилит - Натали сидит на подоконнике открытого настежь окна и наблюдает за
ее бегством. А музыка, дьявольская музыка разрывает пространство, уничтожая
живые клетки воспринимающего ее человека. Фортепьянные звуки, как наряженные
белыми голубями вороны, вылетали из открытого окна, и нигде не было от них
никакого спасения. На губах Лилит - Натали блуждала трехсмысленная улыбка,
которая могла означать все, что угодно. Какое-то недолгое время парализованная
Тамара смотрела на девочку с серо-зелеными глазами, которые буквально
обездвиживали ее. Эта немая сцена видно могла продолжаться ещё какое-то время,
если бы Лилит не помахала Тамаре рукой. И побежала Тамара по переулку, и дикая
зубная боль, разрывающая ее на части перебила тупую боль в разорванной лже -
Давидом промежности. Вместе с продолжавшей звучать мелодией в гортань Тамары
Леонидовны стала пребывать обильная слюна. Она забежала в подворотню и
выплюнула накопленную во рту жидкость … вместе с зубами, зубы ее перестали
держаться в деснах. Бегущая трусцой, плачущая навзрыд Тамара выковыривала
языком свои великолепные, никогда раньше не болевшие зубы и выплевывала их на
тротуар. Почти подойдя к своему подъезду, она обследовала языком мягкие, как
вата, кровоточащие развалины десен и поняла, что за страшные эти двадцать
минут потеряла все зубы, кроме дальних глубоко запрятанных клыков, которые
тоже качались. Заплаканная она вернулась в квартиру и, упав на диван,
пролежала до сумерек. Вечером разбитая, обезумевшая Тамара вошла на кухню и,
оперевшись руками на стол, почувствовала, как большой палец выходит из
сустава. На ладони лопнула кожа, и косая трещина тот час же заполнилась
кровью. Однако Тамара не чувствовала боли. С удивлением посмотрев на руку,
она, почти не понимая, что делает, захватила указательный палец и потянула его
на себя, и палец легко выскочил из сустава. То же самое Тамара проделала со
всеми остальными пальцами левой руки. Как ребенок ломает и разбирает на части
не очень сложную игрушку, так Тамара последовательно сокрушала пальцы на своей
же руке. В конце концов она дошла до мизинца. Теперь вся рука представляла из
себя сплошную кашу из вывернутых фаланг и разорванных сухожилий. Затем она
встала со стула и правой, пока еще послушной рукой открыла все краны на
газовой плите. Опустив вниз железную крышку духовки, Тамара встала на колени,
и легла на нее грудью. Так, втягивая в себя ядовитый воздух, она медленно
уходила в другую реальность, в то невидимое неощущаемое, но уже очень близкое
время, которым с такой виртуозностью распоряжалась змея с серо-зеленым
взглядом, маленькая Лилит-Натали.


Глава тридцать девятая.
В первых числах августа 1952 года двухмоторный "Дуглас" взлетел с аэродрома
Кубинка и взял курс на полуостров Крым. На борту самолета находились отпрыски
ответственных работников. Дети направлялись в Артек. Среди них находилась и
наша знакомая Лилит-Натали. Всю дорогу просидела она с закрытыми глазами.
Казалось, будто она никак не реагирует на детские игры на громкие слова и
смех. Только было видно, как мысль, пронзительная, бесконечная мысль блуждает
по лицу маленькой Лилит в виде какого-то то бледнеющего, то проступающего
геометрического рисунка.
Через несколько дней в бухте Артека появился военный корабль и встал на якорь.
А еще через несколько дней в лагерь приехал министр государственной
безопасности и член ЦК Лаврентий Павлович Берия. Ему отвели целый лагерный
корпус в котором он разместился вместе с охраной. Берия прибыл в Артек поздно
ночью. На море был шторм. С треском и грохотом обрушивалась на берег вода, а
вдалеке, почти за горизонтом чертила зигзаги острая молния. Осколки воды
летели министру прямо в лицо. Он стоял, опираясь на каменные перила балкона, в
расстегнутой белой рубахе и стаканом коньяка в левой руке, и тугой,
стремительный ветер раздувал легкие министра, как паруса огромного корабля.
Всю ночь Берия не спал, буря разрушила сон, и только под утро он задремал,
провалившись в какую-то взвизгивающую черно-красную бездну, а утром раннее
солнце августа ударило министра в переносицу и заставило открыть глаза. Выйдя
на балкон, он увидел яркое белое солнце, висящее над самой водой. Нежное
голубое небо отражалось в спокойной воде залива. По мачтам крейсера полетели
вверх веселые треугольные вымпелы. Уходящая в даль кривая сабля бетонного
мола. Какое-то давно похороненное воспоминание всплывало в сознании министра.
Сквозь толщу наслоившихся друг на друга лет, как в волнующемся объемном
зеркале видел он ускользающее контуры воспоминания этого, словно подернутые
туманом, плывущим прямо в лицо. Берия оделся и стал медленно спускаться по
лестнице. Озаренный солнцем, с движущейся вокруг охраной был он похож на
языческое божество. На самом краю мола, напоминающего кривой ятаган, стояла
обращенная к морю лицом маленькая Лилит-Натали. Берия вступил на мол и кожаные
подошвы его заскрипели на белом песке. С двух сторон лестнице стояли высокие
офицеры охраны, рассматривающие горные склоны и бесконечную перспективу
берега, еще один человек двигался позади метрах в пятнадцати и разглядывал
спину министра. Лилит-Натали стояла на самом краю железобетонного мола с
горсткой камешков в левой руке и изредка бросала их в воду. И когда Берия был
уже совсем близко от нее, у него почему-то мелькнула совершенно абсурдная и
малообъяснимая даже для него самого мысль: "Цветы превратились в камни и
тонут, неинтересные, мертвые камни".
- Доброе утро, - громко произнес министр.
- Доброе утро, - ответила маленькая Лилит и даже не обернулась.
Берия подошел ближе и встал рядом с девочкой. После небольшой паузы Лилит
бросила в воду маленький камешек.
- Ты из лагеря? - спросил Берия.
- Да.
- Тебе нравится море?
- Да.
- Мне тоже оно нравится. Ночью был сильный шторм. Как тебя зовут?
- Наташа.
- Ты не хочешь поговорить?
- Скажем так, не очень хочу, но я буду отвечать вам, ведь вы старше меня.
- Нет, не надо заставлять себя, можешь молчать.
- Спасибо, - сказала девчушка, и в голосе ее могущественный министр уловил
иронию.
Они стояли рядом и молчали, и вероятно каждый думал о чем-то своем. После
долгого разглядывания моря и паузы длинной, как полярная ночь, заговорила
Лилит-Натали.
- Предположим, Вы едете в поезде, и случайный спутник говорит Вам. Что через
два года Вы умрете.
- Как умру? - воскликнул Лаврентий Павлович, растерявшийся от неожиданности
этой прозвучавшей фразы.
- Вас расстреляют, - ответила Лилит и внимательно с ног до головы оглядела
министра. - Так вот, - продолжала она, - если этот неизвестный скажет Вам
такое, какими будут Ваши действия?
- Я … я постараюсь узнать, кто он такой.
Девочка повернулась к нему спиной и медленно пошла обратно в сторону берега.
Берия провожал ее глазами.
- И напрасно, - громко сказала она, когда уже отошла от министра на несколько
метров.
- Что напрасно? - в свою очередь спросил Берия и двинулся следом.
- Напрасно Ваше желание узнать, кто он такой … ваш случайный попутчик.
- Почему же?
- Потому, что он сказал правду!
Какое-то время министр молчал и смотрел на хрупкие детские лопатки,
шевелящиеся в такт походке на спине Лилит.
- А ты кто такая? Кто ты такая? - неожиданно и зло выкрикнул он.
Лилит-Натали медленно обернулась к нему и негромко сказала: - Я - октябренок
Наташа Сироткина.
После этого Берии стало стыдно и он, что бы скрыть смущение, отвернулся к
тихому и гладкому морю, похожему на огромное неровное зеркало.


Глава сороковая.
В середине лета 1959 года Лилит-Натали познакомилась с художником, он догнал
ее на Кузнецком мосту и, показав удостоверение Мосха, предложил сделать ее
портрет.
- Портрет, - это хорошо сказала Лилит, только я должна вас предупредить. Он
получится не таким, каким Вы себе его представляете.
- Почему же это не таким? - спросил художник.
- Ну, это долго объяснять, но я согласна. Рисуйте.
Художник был уже не молодым человеком и прославился еще до войны, написав
батальное полотно, посвященное финской компании. На этой картине молодцеватые
красные зуавы с лицами ударников тут и там поражали растерянных финских
стрелков, которые напоминали сильно увеличенных в размерах полевых мышей.
Художник не отставал от века и постоянно иллюстрировал в красках всякие
выдающиеся события: революция в Китае, война в Корее, да мало ли там чего.
Однако лица их он воспроизводил по памяти и по газетным фотографиям, и не
таили они в себе ту необходимую степень достоверности, не таили и все.
Нарисовав нескольких рабочих и работниц, он вдруг понял, что идет по
неправильному пути. Бездуховные, механические физиономии нарисованного им
пролетариата стали пугать художника особенно по ночам, когда он, страдая от
бессонницы, входил в мастерскую, зажигал свет и видел уродливых питекантропов
женского и мужского рода, которые пялились на него, не оставляя никакой
надежды на эволюцию. Но в один прекрасный день художник не выдержал. Он сжег
все портреты и окрыленный перспективой пустого пространства вышел на улицу, и
первая девушка к которой он осмелился подойти, была Лилит-Натали.
Художник позвонил по оставленному Лилит телефону, однако, договариваясь, она
предупредила, что время ее ночь, и что писать ему придется с вечера до утра.
- Ну, это не страшно, я все равно не сплю. А как Ваши родители, они против не
будут?
- На этот счет можете не беспокоится, мои родители очень спокойные люди.
Весь вечер художник готовился к приему натурщицы. Он купил бутылку
Киндзмараули, яблоки и виноград. Однако ухаживание за малышкой Лилит не
входило в планы творца. Просто вино и фрукты по его замыслу должны были
располагать к беседе. Около одиннадцати раздался звонок, и он пошел открывать.
Девушка была одета во что-то длинное и черное, так что, когда художник увидел
ее, у него перехватило дыхание. На ней был широкий шелковый пояс
темно-красного цвета, само платье было оборудовано огромным старомодным
воротником, он вырастал как бы из самих плеч и полностью закрывал затылок и
шею с обеих сторон. Такие воротники носили в эпоху короля Артура. Голову Лилит
- Натали стягивала черная лента с пятиконечной звездой из блестящих камней на
уровне лба, черные туфельки на небольшом каблуке и черные перчатки дополняли
эту картину.
- Как же вы шли по улице? - воскликнул художник.
- А я не шла, я ехала в машине отца.
Художник отступил в прихожую, и Лилит - Натали вошла в дом. Надо сказать, что
дом, в котором находилась мастерская художника был замечательным местом в
послевоенной Москве. Сама мастерская располагалась на последнем этаже
двенадцатиэтажного дома, который как бы уже и не был этажом, но был чем-то
тринадцатым. По всему периметру дома шел огромный балкон, и все, кто получили
эти мастерские, имели возможность прогуливаться по нему и даже заглядывать в
чужие окна. Занервничал художник, не ожидавший увидеть такую красавицу, руки у
него стали влажными.
- Вино, фрукты, - произнес он скороговоркой и отступил в глубь мастерской.
Лилит прошла на балкон и облокотилась на толстые железобетонные перила. Город
был залит электричеством. Вспыхивали и гасли разноцветные окна, за шторами
которых умирали и рождались разные люди. Любовь и радость, слезы и горе
проживали в бесчисленных комнатах и квартирах Москвы. Люди, мягкий
недолговечный материал из плоти и крови, понастроили зданий и придумали себе
разнообразные занятия, наполнявшие их существование смыслом. Долго стояла на
балконе Лилит - Натали, за это время, художник открыл бутылку вина и разлил
его по бокалам, после чего включил телевизор. Через линзу, наполненную водой,
он видел умиравшую Майю Плисецкую, уже тогда популярную и известную на весь
мир балерину. Она трепетала в образе прекрасного лебедя, а ненавистный злодей
размахивал над ее головой черными крыльями с огромными бесформенными дырами.
Посмотрев балет, художник встал и прошел к настежь открытой двери.
- Вас не продует? - спросил он.
- Здорово, - словно не слыша его вопрос, сказала Лилит. - Вы, вероятно, очень
талантливы, такая мастерская в центре не каждому дается.
Художник пожал плечами. - Возьмите вино, - предложил он.
Лилит - Натали захватила бокал и они чокнулись.
- За Ваш несомненный успех, - сказала девушка и выпила до дна.
Он тоже выпил, потом поставил в центр мастерской стул с высокой резной спинкой
и подлокотниками с деревянными львами и, усадив на него девушку, стал кружить
вокруг, подыскивая точку, с которой лучше всего начать рисунок картины. Две
ночи он рисовал ее. На третью ночь, когда он уже должен был закончить портрет,
она не пришла. Он ждал ее полтора часа и выпил за это время почти две бутылки
вина. В пол первого он подошел к портрету, что бы подправить волосы и увидел,
что лицо девушки совершенно живое. Горят глаза, улыбаются губы, а на щеках
играют маленькие треугольные ямочки. Лилит - Натали была написана в полный
рост, она сидела на стуле, положив ногу на ногу. Этот портрет можно было бы
назвать портретом эпохи раннего средневековья, если бы не полная свобода, с
которой девушка расположилась на стуле. "Дьявольщина какая-то", - подумал
художник и отвернулся, что бы плеснуть в бокал немного вина. И вдруг он явно
услышал, как за спиной его зашелестела одежда. Он резко обернулся и увидел,
как туфелька девушки скользнула за багетную раму и растаяла на холсте. Она
просто сменила положение, у нее затекла нога и она сменила положение. Теперь
правая нога была закинута на левую, а не наоборот. Краем неверного полупьяного
глаза художник уловил движение, однако поверить в реальность того, что он
видел. Еще не мог. Он подошел к портрету и указательным пальцем дотронулся до
холста. Ощутив шероховатую поверхность материи, он успокоился. Налив вина, он
сел напротив холста. За всю свою долгую и не очень трудную жизнь ему еще ни
разу не удавалось нарисовать полотно такой поражающей выразительности. Он
смотрел на картину и ощутил вокруг себя еще чье-то присутствие. Допив
очередной бокал. Он встал и обошел холст с другой стороны. Встав за спиной
портрета, он нагнул голову и заглянул в нарисованное лицо, и портретная Лилит
- Натали подмигнула ему.
"Нечистая сила", - мелькнуло у него и он, обойдя портрет, отошел в угол
комнаты, где стояла еще одна бутылка вина. Так, пялясь на портрет, он открыл
бутылку и отхлебнул из горла добрую треть. Взяв папиросу, художник сел на
табурет в углу мастерской. Он выпил до дна третью бутылку, закашлявшись на
последнем глотке, и опустив голову вниз, а когда поднял ее, то увидел что
девушка стоит рядом с ним.
- Такого не может быть, - промолвил художник, прижимаясь плечом к стене и
инстинктивно закрывая лицо рукой.
Пьяный, он затравлено поглядывал то на девушку, то на пустую багетную раму. А
Лилит -Натали стояла и смотрела на стоптанные мыски его видавших виды сандалет
и молчала. Потом она медленно подняла левую руку и протянула ее художнику, и
тот, как будто заговоренный, в свою очередь протянул ей свою. Лилит - Натали
вывела его на балкон и довела до разрушенной мастерами загородки. Несколько
месяцев назад на балкон с крыши рухнула плохо закрепленная люлька. Она
забрызгала краской один из углов и упала вниз в палисадник, к счастью никого
не задев. Владелец смежной с художником мастерской, писатель, на чью
территорию приходился разрушенный угол, натянул между развалинами балконной
ограды толстые веревки. Однако подойдя к этому месту, увлекаемый Лилит
художник увидел, что веревочных заграждений этих нет вовсе, а прямо от места
этого поднимается вверх под небольшим углом асфальтированная дорожка, в конце
которой виден золотой трон с сидящим на нем существом с козлиной головой и
человеческим торсом.
- Не бойтесь, - сказала Лилит и робкий, боявшийся даже мышей художник смело
шагнул на асфальтированную эту плоскость, выросшую прямо из небесного свода. -
Это бог, - сказала Лилит - Натали, и художник повторил: - Это бог.
И так они шли по направлению к этому диковинному богу, который с каждым их
шагом отодвигался все дальше и дальше. "Так вот он какой, бог, вот он какой",
- думал художник. Но вот трон, освещенный золотыми лучами, прекратил движение
и замер. И когда уже волшебные его лучи ласково пощекотали лицо художника,
трон вместе с его хозяином вдруг покачнулся и, опрокинувшись навзничь, ушел в
черную пустоту ночи, исчез в ней, со свистом и грохотом увлекая за собой и все
свое призрачное великолепие. И в ту же секунду растворилась в черном мороке
ночи этой и сама Лилит - Натали, выдернула она руки и исчезла, а стоявший на
краю пути художник шагнул вниз в пропасть реальную, которая и была для него
закономерным концом. Утром дворник обнаружил труп жильца и вызвал милицию.
Вскрыв мастерскую, органы увидели три пустых бутылки из-под вина и пустую
багетную раму.


Глава сорок первая.
В конце весны Лилит - Натали закончила десять классов. В конце лета того же 59
года она приехала в ближний подмосковный санаторий для высокопоставленных
работников аппарата ЦК и членов их семей. Это было большое монументальное
здание. Построенное в стиле сталинского неоклассицизма с колоннами, залами и
гигантскими покрытыми коврами золоченными лестницами с таким чудовищным
запасом прочности, что при желании по ним можно было бы провести танк средней
тяжести. Так среди бесчисленных хрустальных люстр и дубовых дверей Лилит -
Натали решила подыскать для себя правильную тропинку в этой непростой и
стремительно не меняющейся жизни. Сразу же по приезде она заперлась в номере и
целый день пролежала на огромной дубовой кровати, не выходя на к обеду, ни к
ужину. На следующее утро она рано проснулась и целый день провела на аллеях
парка, разглядывая пруд и слушая соловьев. Пение птиц не понравилось юной
Лилит - Натали, однако так же нельзя было сказать, что она предпочитает
скрежет металла и раскаленные топки ада, которыми как бы должен был заведовать
ее настоящий отец. Самое главное заключалось в том, что она абсолютно не
замечала добрые поступки, она не придавала им никакого значения, считая их
обыкновенными, ничем не примечательными событиями, которые жизнь выстраивает в
один бесконечный ряд. А зло, которое она причиняла другим, она не помнила.
Совершаемое ею зло мгновенно по прошествии стиралось из ее памяти, таким вот
образом был создан ее организм. Молодых людей в санатории было мало и она
заскучала. Но к вечеру третьего дня она открыла окно услышала, как где то
звучит духовой оркестр. Исполнялся популярный в начале века вальс "На сопках
Манчжурии". Натали вышла из санатория и пошла по направлению звука. Она
миновала парк и вышла на территорию соседнего пансионата. На танцевальной
веранде играл духовой оркестр и кружилось несколько пар. Очень просто одетая
Лилит - Натали села на скамейку рядом с верандой, и буквально через несколько
минут на другой край скамейки сел молодой человек. Из кармана пиджака он
достал пачку американских сигарет марки "Кэмел" и маленькую блестящую
зажигалку. Он закурил и затянулся несколько раз, затем спросил:
- Вы из Москвы?
- Да, ответила Лилит - Натали.
А через две недели он перевез ее к себе в пятиэтажный, недавно
отремонтированный дом на земляном валу. Поднимаясь по лестнице, юная Лилит -
Натали испытала невероятное, ни с чем не сравнимое волнение. Весь подъезд
светился от побелки и пах свежей только что отвердевшей краской, однако Лилит
- Натали видела и чувствовала совершенно иное. Перед ее взором возникли
холодные, серые стены и замусоренные, пыльные ступени. Ядовитый запах мочи
наполнил ее легкие, стало дурно и, что бы не упасть, она облокотилась на
стену, и за закрытыми глазами ее возникла картина в красно-черных тонах. За
какую-то долю секунды она увидела все, что происходило в этом доме холодной
ночью далекого сорок первого года, после чего одетый во все красное слуга, ее
слуга положил ей на плечо тяжелую руку в железной перчатке и Лилит - Натали
перешагнула порог квартиры, в которой произошли события, положившие начало
этому повествованию. Человек, с которым она предполагала существовать под
одной крышей, был молодой дипломат, сын Анны Сергеевны, погибшей в этой
квартире восемнадцать лет назад. Через несколько дней он уезжал в Лондон на
стажировку, которая должна была продлиться несколько месяцев. Ему, молодому
советскому дипломату, была необходима жена, в этом случае пребывание на
островах могло бы стать долгим. Отец его будущей жены - старый большевик, для
молодого дипломата такая девушка была просто находкой. На следующий день Лилит
- Натали вышла замуж, раньше это делалось быстро, раз, два и готово. Вечером
они сидели за бутылкой вина и постоянно донимавшее Лилит - Натали чувство
нелюбви стало рассеиваться. Ее круглый и плотный, как головка сыра, муж должен
был уезжать в далекую страну, и та часть женской природы, которая перетекла в
Лилит, завершив неестественное ее рождение, вдруг потребовала проявления
чего-то, похожего на ласку и доброту. Она сама собрала чемодан мужа, и сама
застегнула на нем длинные кожаные ремни. Где-то в глубине души, или не души,
уж не знаю, что им там дается в замену ей, даже захотелось поплакать, чего она
раньше вообще никогда не делала. Но в последнюю секунду она сдержала себя.
Страсть разожглась в ней на огромной кровати уже после двенадцати ночи.
Устроившись сверху, она стала терзать своего мужа, она искусала ему плечи и
грудь, когтями исцарапала спину, и лишь только растворявшийся в блаженстве
супруг начинал сосредотачиваться, что бы расстаться с собственным семенем, как
она выводила его из этого состояния, причиняя сильную боль. Один раз во время
очередного оргазма она завизжала так тонко, неожиданно и пронзительно, что в
комнате, где они занимались любовью, лопнуло оконное стекло. Косая, неровная
трещина пробежала от одного угла до другого. Супруг ее в буквальном смысле
оглох. Тысячи разновеликих демонов, населявших порочную плоть Лилит - Натали,
вырывались наружу, они разрывали ее на тысячу мелких частей, и каждая
требовала безусловного и бесконечного наслаждения. В процессе занятия этого
она перестала контролировать себя и теперь методично и самоуверенно
утрамбовывала находящийся под ней объект, неслучайную жертву, положенную на
алтарь сладострастия. Буквально змеей извивалось сильное ее тело, и по мере
занятия этого амплитуда ее вырастала, поднималась все выше и дальше. Ток,
живительный ток сладострастия бежал по артериям ее и сейчас пробирался в
область великолепного ее мозга, такого циничного и холодного, но все же
побеждаемого всепоглощающей половой стихией. Буквально изнасиловав мужа,
доведя его до полного бесчувствия, Лилит - Натали в последнем пароксизме
страсти сомкнула на шее его сильные свои руки. Муж стал задыхаться, он
попытался освободиться и снять руки Лилит со своего горла. "Она сильнее меня,
она может меня задушить", - мелькнуло у него, и в ту же секунду он потерял
сознание, но тот час же холодная, как лед рука, легла на чело Лилит - Натали и
фаланги пальцев, как лепестки ядовитого цветка, ослабили и разомкнулись. "Отец
мой, ты всегда рядом, я знаю, что это ты", - прошептала она и рухнула на
бесчувственного, но живого и теплого человека. Утром дипломат трепетал от
восхищения и любви к необыкновенной своей половине. Но в глубине сознания его,
как лодка по бурным волнам, плавала мысль, что все же она могла задушить его.
"Да могла! Какая женщина!" - думал он, идя по перрону вокзала, и рассматривая
теперь уже совершенно холодное и неприступное лицо ее, прогнавшее страсть и
сменившее выражение. На шее дипломата - мужа было повязано шелковое кашне,
закрывающее темно-синие подтеки от ее пальцев.


Глава сорок вторая.
Проводив мужа, Лилит вернулась домой в новое свое жилище, пахнущее свежим
ремонтом и неизвестностью. "Железный век, железные замки, железное сердце
мое", - подумала девушка, открывая дверь. Она прошла на кухню, распахнула окно
и, сев на подоконник, выглянула во дворик. Еще за день до этого она обратила
внимание на обезглавленную статую и теперь, подогреваемая любопытством, решила
спуститься вниз, что бы поближе рассмотреть и сам дворик, и фонтан со статуей.
По периметру основания статуи была сделана надпись по-русски, но с
дооктябрьской орфографией.
- Дон-Кихот Ломанческий, - прочитала Лилит - Натали и вслух добавила: - Без
головы.
Бессмысленные подвиги, никому не нужная доблесть. Несчастный гранд, сквозь
толщу железных веков словно нарочно пришел ты сюда, что бы разрушить мое
равновесие и покой. Жалкая, бессильная статуя", - подумала молодая женщина,
присаживаясь на полуразрушенный железобетонный фонтан. Так она просидела
какое-то время, наблюдая за разгулявшимися котами и сгущавшейся темнотой. Из
многочисленных кухонных окон стали доноситься голоса и крики жильцов.
Большинство квартир в доме было коммунальными, и потому кухни гудели, как
пчелиные ульи. Матерные крики, детский и женский плач смешивались со звоном
посуды. "Бессмысленный железный смутьян, ты окружен нуждой и бессилием и лишен
головы. Вот твоя награда за благородство и сострадание". Поднявшись к себе,
Лилит откупорила бутылку вина. Еще недавно совсем безразличная к алкоголю, она
теперь и дня не могла провести без рюмки, другой. Выпив пару стаканчиков и
почувствовав, как по щекам у нее побежал румянец, она подошла к зеркалу и
постояла перед ним некоторое время, рассматривая себя.
- Хороша, чертовка, - тихо произнесла Лилит, сложив губы трубочкой и прищурив
глаза.
Выпив еще вина, она включила стоявший на холодильнике приемник. Зажглась
электрическая подсветка, осветившая названия загадочных и далеких городов.
Париж, Прага, Лондон, Нью-Йорк, Лилит переходила в волны на волну, пока не
наткнулась на мелодию, которую исполнял красивый мужской баритон. Это была
популярная, раскручиваемая на всех радиостанциях мира любовная баллада
совершенно незнакомого ей Элвиса Пресли. Песня начиналась словами "Ловми
тендер ловми свит". Погрустив немного за пустым столом с бутылкой вина,
девушка вытащила из сумки красную картонную пачку сигарет Фемина и закурила.
Затянувшись несколько раз, она сломала сигарету в огромной стеклянной
пепельнице, затем быстро встала, прошла в комнату и стала одеваться. Она
выбрала матросский костюм, который недавно привез из Гавра ее дрожайший
папочка, ездивший закупать какие-то механизмы для табачной промышленности.
Темная юбка, матроска и беретка с помпоном. Посмотрев в зеркало и тронув губы
помадой, Лилит выскочила на улицу. Поймав такси, она велела шоферу ехать на
Горького к коктейль - холлу. Теплый и тихий вечер опустился на город. Лилит
сидела на переднем сидении "Победы" и легкий веселый ветерок дул ей в лицо.
Расплатившись с машиной, она прошла на второй этаж и забралась на высокий
стул, стоявший рядом со стойкой. Оглядев внушительную батарею бутылок, она
заказала сто грамм "Бехера", зеленого ликера в замысловатой колченогой
бутылке. Коктейль-холл был создан почти сразу после войны, и место это быстро
завоевало популярность. В нижнем и верхнем зале было полно людей, скучающая
Лилит скользила глазами по лицам. В углу стоял игральный автомат, периодически
исполнявший какую-то музыку. Посидев минут двадцать, она заметила, что
компания молодых ребят видимо обратила на нее внимание. В зеркалах бара видела
Лилит волнение и интерес на лицах мужчин, и это разволновало ее. Ей так остро
захотелось любви, что внутри ее организма, где-то в области живота,
образовалась удивительная сладкая пропасть. Она заказала вторую рюмку ликера и
мороженное. Отпивая ликер, она то подливала масла в рвущийся наружу огонь, то
остужала его ложкою холода. Лилит сощурила глаз и, подмигнув зеркалу,
произнесла про себя: "Я хочу, отец мой, что бы сейчас вон тот, светленький в
черной рубашке встал и подошел сюда". На другом конце стойки сидел грузный
пожилой мужчина в форме капитана корабля. Было особенно душно, будто перед
грозой. Капитан сидел в расстегнутом френче и пил коньяк, закусывая лимоном. И
чем больше он принимал коньяка, тем краснее становилась его физиономия. Глаза
его, похожие на две выпученные перламутровые клипсы, буквально пожирали Лилит.
"Нет, дорогой мой, - подумала она, - тебя я не хочу. Пускай он уйдет, отец
мой". И вот по веления Лилит, как по мановению волшебной палочки, толстый
моряк буквально подпрыгивает со своего кресла так, будто его ошпарили
кипятком. Дрожащими руками застегивает он помятый свой китель и, глядя перед
собой, будто бы рассматривая какую-то мысль, выскакивает из коктейль-холла. А
за спиной Лилит уже раздается покашливание, молодой человек подошел к ней
сзади и встал за плечом. Положив руки на стойку, он сделал заказ, и Лилит
обратила внимание на его длинные пальцы с крупными фалангами. "Какие
музыкальные руки", - подумала она, поднося к губам рюмку с ликером.
- Вы скучаете? - спросил ее молодой человек.
- Да нет, не особо. А что? - Лилит прищурила один глаз и стала похожа на юного
проказливого лисенка.
- Мы хотим позвать Вас к нашему столику. Вы не против?
Лилит пожала плечами, и молодой человек понял, что она как бы не против.
- Ну, если идете, тогда возьмите эти стаканчики.
Он кивнул на стойку. Лилит поправила на плече сумку, взяла стаканы и подошла к
столу, за которым сидели крупная светловолосая девушка и двое молодых мужчин.
Третий пригласил за стол Лилит и он же представил ее.
- Мы все студенты, - сказал один из сидящих за столом ребят, чем-то
напомнивший Лилит отбывшего за границу мужа.
- Она будет поэтессой, - молодой человек, пригласивший Лилит кивнул на
светловолосую девушку, которая фыркнула и отвернулась.
- Что это за она? Меня, между прочим, Лида зовут.
- Простите его, Лида, - поправила Лилит молодого человека, - он не хотел Вас
обидеть, просто неудачно определил Ваше предназначение. После этой невероятной
в их кругу фразы голубые глаза поэтессы буквально выдавились из орбит, взгляд
ее прошелся по всем присутствующим и уперся в стол. На какое-то время все
замолчали.
- А мы все трое - будущие архитекторы. Мертвой птицей повисла над столом эта
фраза.
- О, я страшно люблю архитектуру. Любимый отец мой - архитектор. Он безумно
талантлив, но мы редко встречаемся.
- А как его фамилия? - спросил до этого молчавший чернявый юноша с узким
лицом.
- Это неважно, он очень известен, однако я не хочу называть его имя, - сказала
Лилит и быстро захлопала ресницами. Итак, Виктор, Антон и, если не ошибаюсь,
Петя. Она глянула на маленького хрупкого юношу и отбросила челку со лба.
- Откуда Вы знаете мое имя? - спросил настороженный мальчик.
- Так Вы же сами назвали его.
- Я ничего не называл, - сказал Петр и так сильно замотал головой, что
показалось, будто она у него просто - таки напросто отскочит.
- Ну, не сердитесь. Какая разница, как имя Ваше попало ко мне на язык,
главное, я не ошиблась, угадала.
Лилит улыбнулась, обнажив ровный, безупречный ряд белых зубов. Кто то в другом
конце зала в очередной раз завел автомат, и "Лунный свет" Глена Миллера
заметался по коктейль холлу.
- Потанцуйте со мной, - попросила Лилит и Виктор, пригласивший ее к столу,
встал и протянул ей руку. - Я хочу пригласить Вас в гости, - проговорила она,
прижимаясь к ведущему ее партнеру.
- Весь наш стол, всех?
- Да нет же, только вас. Поедете?
- Поеду.
Получив согласие, она прекратила танец, подошла к столу и сказала: - Я похищаю
у вас друга. Он обещал оказать мне одну услугу.
- Какую это? - спросил маленький худенький Петя, имя которого так легко
отгадала Лилит.
- Это наша с ним тайна, - сказала она, и злая, холодная усмешка скользнула по
ее губам, как маленькая змейка.
Глава сорок третья.
Приехав домой, Лилит завела случайного мужчину на кухню, включила радио и
поставила на стол недопитую бутылку вина. Покрутив настройку, она нашла
симфоническую музыку, которая как-то быстро закончилась. Пошли новости. Диктор
зачитывал обращение Фиделя Кастро к гражданам Кубы, первой свободной страны
Латинской Америки. Поговорив о печальном наследии режима Батисты, диктор
углубился в риторику. Удары сыпались на голову империалистов, скупые,
бесцветные слова мусорной кучей ложились на стол, за которым сидели Виктор и
Лилит.
- Как ты меня выбрала?
- Ну, выбрала и все. Я знала, что ты подойдешь ко мне.
- Откуда?
- Знала и все.
- И я подошел?
- Да, и ты подошел.
- Это страсть, скажи мне, что это было?
- Ну, как бы получше объяснить тебе …
- Ну, объясни как - нибудь.
- Я пожелала тебя, и ты подошел. Сила моего желания заставила тебя встать и
пригласить меня за свой столик.
- Ты колдунья?
- Да, я что не похожа?
- Не очень.
- Ну, тогда внимательно смотри мне в глаза.
И вот с глазами ее стали происходить невероятные, ранее никогда не виданные
Виктором преображения. Из двух зеленых они превратились в черные, затем в
голубые, и, наконец, в красные, последние были самыми страшными, а потом цвет
их стал совмещаться, красный с зеленым, желтый с синим, и вот радужный свет,
многовеличие радуги, и от одного глаза Лилит - Натали до другого, поднимаясь
над переносицей, возникло радужное полукольцо.
"Действительно, колдунья", - подумал молодой мужчина, состояние которого можно
было охарактеризовать, как полуобморочное. Но вот Лилит - Натали опустила
глаза, по телу ее прошла сильная дрожь, и медленно сопровождаемое судорогами
лицо девушки приобрело обычное выражение меланхолической иронии и покоя.
- Идем за мной, - сказала она и пошла в спальню. Подойдя к шкафу, она
распахнула дверцу и вытащила кожаный ремень. Протянув ремень молодому мужчине,
она сказала: - Я взойду на ложе, а ты, ты, - она обернулась и уперлась ему в
грудь указательным пальцем, - ты привяжешь мои руки к кровати.
Она легла на спину и вытянула руки над головой, полежав мгновение,
перевернулась на живот, встала на четвереньки и схватилась за тонкую
перекладину железной кровати. Мужчина соединил ее руки ремнем и закрепил
ремень на металлической перекладине. "Это ведьма. Надо бы уйти", - решил
Виктор, в котором сексуальный инстинкт подавлялся инстинктом самосохранения.
- Если убежишь, умрешь, - сказала Лилит, скрипнув зубами. - Раздень меня.
И он стал раздевать ее.
Оставшись совершенно голой, она встала на колени и, опустив голову на подушку,
выставила зад, покрутив им, она вопросительно посмотрела на Виктора, который
молчал, прислонившись к стене. Вращающийся зад ее был похож на пляшущий на
волнах бочонок.
- Ты сейчас покроешь меня, я очень хороша, я стану для тебя незабываемой
женщиной.
Обреченно, как солдат штрафного батальона, пристроился он к ее заду и,
вздохнув, вошел в ее лоно.
- Не кончай, не кончай, - шептала ведьма, и молодой мужчина продолжал
услаждать ее ненасытное тело.
Теперь его разум полностью зависел от ее команд, произносимых с каким - то
шипящим свистом. Теперь с ее помощью он мог изменять температуру тела, она
возрастала пропорционально частоте фрикций. Лилит не меняла позу, она не
переворачивалась на спину. Таким образом, уже три часа она находилась в
неудобном переломленном состоянии, которое вероятно вполне устраивало ее. В
начале четвертого часа Лилит легла на живот и заставила Виктора проникнуть в
свое анальное отверстие, которое оказалось на удивление влажным и
располагающим к различным движениям.
- Быстрее, быстрее, еще быстрее! И весь далеко не маленький член ее живого
орудия проникал в нее, создавая абсолютное равенство, почти свободу и братство
между двумя отверстиями в нижней, самой сокровенной части Лилит.
- Быстрее, быстрее! - подгоняет она и что-то бормочет и Виктор, отыскивающий
внутри себя невидимую середину между страхом и наслаждением, начинает
подмечать своим полупарализованным сознанием, что окончания произносимых ей
слов начинают подменяться на нечленораздельный скрежет и свист.
Но постепенно и эти слова заменяются другими, произносимыми на незнакомом
языке. Смысл этих слов теряется в глубине веков.
- Армагеддон! Армагеддон! Можешь кончать, - произносит Лилит тоном приказа, и
долго сдерживаемый поток спермы заполняет анальное отверстие дочери князя мира
сего. И сразу же после того. Как у него закончились судороги она сказала:
- Одевайся и уходи. - И когда он, не попадая в штанину и путая пуговицы,
закончил свой туалет, Лилит добавила: - И забудь дорогу сюда!
Когда мужчина ушел, она зубами развязала узел на кожаном ремне и перевернулась
на спину. Сладострастные судороги пробежали по ее совершенному телу. Если бы
даже Лилит была помещена как черная кошка в темную комнату, а из светлой к ней
бы входил мужчина с полномочиями на один час, а за ним бы входил следующий, и
так все двадцать четыре часа, то и тогда, учитывая страстность Лилит, первый
никогда не узнал бы что он первый, а последний никогда бы не узнал, что он был
последним. Было четыре часа утра. В окна заглядывал уже прохладный осенний
рассвет. Лилит - Натали спала совсем немного и проснулась оттого, что перед
лицом ее пронесся сильный источник тепла. У нее запылали щеки так, будто бы
она низко наклонилась над костром или испытала острое чувство стыда. Она
открыла глаза и увидела, что вся комната заполнена солнечным светом. И сон ее,
великолепный, мягкий послелюбовный сон, исчез быстро и сразу, будто его и не
было вовсе. Лилит подошла к окну и выглянула во двор. Безголовая, залитая
солнцем статуя была прекрасна трагической своей бессмысленностью. "Стоит ли
задумываться над тем, что произошло? Пожалуй, что нет. А жалеть, жалеть
кого-либо? Пожалуй, этого делать не стоит. Любить же я не хочу, хотя и слышу
вокруг бесконечное это слово, перемноженное на пустоту.
Мягкая плоть хлеба, плоть красивого тела, невидимая плоть уюта и тепла. Страх,
животный страх потерять эти сокровища. Они цепляются за это, как утопающий за
тонкую соломинку, и они будут гибнуть. А я, я буду наблюдать за ними сначала
своими глазами, потом глазами своего сына и, наконец, глазами отца моего, с
которым когда-нибудь я сольюсь в одно неразделимое все".

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.