Версия для печати

ПОПУТЧИК 
 
Арч СТРЭНТОН 
 
 
ONLINE БИБЛИОТЕКА http://russiaonline.da.ru 
 
 
   " - Пошла прочь!". Смерть!
   - Я не смерть.
   - Смерть, я узнаю тебя, ты сегодня вырядилась девочкой.
   Но под веснушками я вижу кости!"
   Рэй Бредбери
 
   "Смерть и Дева"
   "Чую, что Зло грядет".
   Уильям Шекспир
   "Макбет"
 
   Дождь. Черный дождь. Дождь и  молния,  освещающая  редкими  вспышками
дорогу, равнину и гордые, осанистые горы за ней. Чудесная парочка. Дождь
и молния. Дождь, убаюкивающий, усыпляющий,  зовущий  и  готовый  принять
тебя в свои ласковые объятия, приподнять над миром и  укачать  в  уютной
колыбели. Укачать, чтобы твои усталые веки сомкнулись, и ты провалился в
сон, который закончится где-нибудь на обочине горящей ярким белым  огнем
машиной и корчащимся обгорелым человеком в ней.
   Веки, Веки слипаются. Спи, СПИ.
   Молния. Она ухмыляется в окно своей кривой беззубой ухмылкой,  словно
говоря:
   - Привет, парень. Как дела? Куда ты едешь? Зачем? Разве ты не устал?
   - Устал.
   - Так в чем же дело? Спи,  парень.  Что  может  быть  лучше  хорошего
глубокого сна? Спи, парень. Расслабься, а уж мы позаботимся о тебе. Спи,
парень...
   Она пропадает. Веки наливаются тяжестью. Руки обвисают,  не  в  силах
больше держать руль.
   Сон.  Пришел.  Навалился.  Придавил  грудь.  Вжал  в  удобную  спинку
сиденья. Набросил петлю на руки.
   СПИ.
   Резкий сигнал вывел Джеймса Холзи  из  небытия.  Черт,  он  v  правда
уснул. Подав машину вправо, он разглядел в свете фар  за  пеленой  дождя
мать его так горбатенький белый "фольксваген".  Мигнув  своими  красными
глазенками,  "жучок"  обошел  его  и,  набрав  скорость,  ушел   вперед.
Несколько секунд Холзи еще видел его огоньки за тягучим  вязким  дождем,
но вскоре и они пропали, дружески подмигнув последний раз.
   Удачи тебе" Джеймс  Холзи  сунул  в  рот  "Лакки  Страйк"  и  чиркнул
спичкой. Яркая вспышка резанула по глазам. Какое-то время он видел  лишь
оранжевое пятно и  слепо  тыкался  сигаретой  в  руку,  пытаясь  поймать
дрожащий огонек. Наконец ему это удалось. Нельзя сказать,  что  сигарета
доставила ему большое удовольствие. Она просто прогнала сон. Хотя  он  и
не ушел совсем. А примостился на спинке соседнего сиденья, выжидая.
   "Надо включить приемник,  послушать  музыку,  иначе  и  правда  можно
уснуть, а с этим недалеко до беды".
   Джеймс Холзи, двадцати трех лет от роду, вел  новенький  "роллс-ройс"
уже восемнадцать часов. В фирме, которая наняла его на эту  работу,  ему
объяснили, что хозяину нужна машина не позже, чем послезавтра  а  десять
утра. В противном случае, он теряет свои комиссионные и может катиться к
чертовой матери.
   Мы думаем, Холзи, вы понимаете, что апеллировать будет не к кому. Да,
сэр. Конечно, сэр.
   Чертов дождь. Холзи потянулся к приемнику,  включил  его  и  покрутил
ручку  настройки.  Ничего,  кроме  сводки  погоды   К   утру   ожидается
просветление и последних новостей. Он раздраженно выключил приемник.
   Вынул одной рукой  из  отделения  для  перчаток  небольшой  термос  и
поставил себе на колени. Кофе. Стакан крепкого,  горячего  кофе.  Именно
это ему сейчас и нужно. Холзи прижал локтем  руль  и  начал  отвинчивать
крышку.
   Он плеснул  горячую  тягучую  жидкость  в  алюминиевый  стаканчик  и,
перехватив руль, устроился поудобнее.
   Двигайся. Двигайся. Иначе СОН.
   СОН - БЕДА - ЧЕРНАЯ ПТИЦА.
   ОНА ВПЕРЕДИ.
   И ОН.., какого черта?..
   И ОН ЧУВСТВУЕТ ЕЕ.
   Господи, что это со мной...
   ОНА ПРИТАИЛАСЬ ВПЕРЕДИ.
   ЧЕРНАЯ ПТИЦА - СМЕРТЬ.
   Холзи понял, что ничего не видит. Голову  заволокло  туманом,  черным
грязным туманом ОНА ВПЕРЕДИ.
   ПОСМОТРИ ВНИМАТЕЛЬНО. ВГЛЯДИСЬ В ТЕМНОТУ И ТЫ...
   Господи, что это?..
   УВИДИШЬ ЕЕ. ОНА НА ДОРОГЕ.
   ЧЕРНАЯ ПТИЦА - СМЕРТЬ с запахом крови. Запах крови и кофе.  Стаканчик
с тупым звоном катался под ногами, стукаясь о педали. Холзи осознал, что
уже несколько секунд слышит яростный рев рефрижератора и  поднял  глаза.
Прямо из темноты на него двигалось огромное светящееся чудовище.
   Над круглыми, горящими ослепительным светом глазами красовался значок
"мерседес". А  еще  выше  Холзи  разглядел  перекошенное  лицо  водителя
грузовика. Глаза - блюдца, рот - тарелка. Все  это  промелькнуло  в  его
сознании за какую-то ничтожную долю секунды.
   Все, приятель, допрыгался.  Он  сомнет  тебя  в  лепешку,  разжует  и
выплюнет.
   В следующую секунду руки Холзи повернули руль в сторону, нога вдавила
педаль газа в пол, и "ролле", вильнув, вернулся паевою  полосу,  избежав
столкновения каким-то чудом. Грузовик промчался  мимо,  прорычав  угрозу
вслед неудачнику.
   Холзи потер рукой лоб. Что это с ним? Странное чувство  надвигающейся
беды не оставило, а, наоборот, еще сильнее сдавило грудь и вызвало спазм
в животе.
   "Похоже, я сошел с ума", - сказал он себе.
   "Ты просто устал..." Это дождь.
   "Спи, парень..."
   Молния.
   "Что это было? Предчувствие?.. Или он н правда сходит с ума?.. Что за
странное существо нашептывало ему страшное пророчество  из  глубины  его
разума?.." Страх подкатил к горлу, вытеснив остальные чувства  и  мысли.
Безумный страх перед тем, что произойдет и чего невозможно избежать.
   ВГЛЯДИСЬ В ТЕМНОТУ.
   ОНА ЖДЕТ ТЕБЯ. ЧЕРНАЯ ПТИЦА...
   Черная фигура выросла из пелены дождя.
   КРЫЛЬЯ.
   У НЕЕ КРЫЛЬЯ.
   ВОДА СТЕКАЕТ С ПЕРЬЕВ И СКАТЫВАЕТСЯ КАПЛЯМИ НА МОКРЫЙ АСФАЛЬТ.
   Глаза Холзи расширились от ужаса. Паника, гнездившаяся  в  его  душе,
готова была выплеснуться наружу громким, пронзительным воплем.
   Уйди! Сгинь!! Рассыпься!!!
   Боже мой, да  это  же...  Человек.  Это  был  всего-навсего  человек.
Одинокий, голосующий на дороге СМЕРТЬ попутчик. Их много, стоящих  вдоль
дороги с вытянутой вперед рукой и опущенным вниз большим пальцем. Что  с
тобой, парень?  Чего  ты  испугался?  Это  же  только  СМЕРТЬ  хичхайкер
.
   Им нужно где-то переночевать, а утром на попутных машинах пробираться
куда-нибудь подальше. В Калифорнию ли или  через  Мексиканскую  границу,
сейчас не имело ни малейшего значения. Главное, подальше от  полиции  и,
если получится, от Джона Райдера.
   XAXA-XAAAA-XAAAAAA... - отозвался  на  это  голос  в  его  голове.  -
СТРАННО.
   НЕУЖЕЛИ Я ОШИБСЯ В ТЕБЕ, ХОЛЗИ?
   "Пошел ты к матери, ублюдок!" - равнодушно отмахнулся от него Холзи и
вдруг остолбенел... "Я привык к нему! Я разговариваю с ним, как с чем-то
живым и уже не удивляюсь, что ЭТО у меня в голове!! И не  боюсь  его!  Я
воспринимаю ЭТО, как нечто само собой разумеющееся! - ему стало жутко. -
Вот, наверное, что имел в виду Райдер, когда сказал, что мы с  ним  одно
целое".
   Странное оцепенение охватило его. Он начал понимать, что Райдер может
не  бегать  за  ним.  Он  может  просто  свести   его   с   ума   своими
нашептываниями. Сперва Холзи будет отмахиваться  от  него,  как  сейчас,
затем, незаметно для себя, начнет слушать его подсказки  и  указания,  а
потом настанет день, когда он,  принимая  эти  мысли  за  собственные...
Нет!!! НЕЕЕЕЕЕТ!!!
   Голос Райдера свернулся в куколку и нырнул обратно в  свою  раковинку
под черепом.
   "Никогда этого не будет! Ты слышишь меня? Никогда, выродок,  тебе  не
править моим телом?! Запомни это! Я понял, чего ты  хочешь.  Я  раскусил
тебя!" Его начало колотить от ярости. Удар  за  ударом  он  вгонял  этот
голос туда, откуда он возник. В темноту небытия. И в этот момент  тихий,
как шелест, вздох:
   ТЫ ГЛУПЕЕ.
   ЧЕМ Я ДУМАЛ...
   ТЫ - ДУРАК, ХОЛЗИ.
   НО Я ДАМ ТЕБЕ ЕЩЕ ОДИН ШАНС.
   Все. Тишина. Молчание.
   "Он ушел. Сгинул. Убрался прочь, в свою преисподнюю.
   Упырь. Вурдалак из ночного кошмара... Но что это за шанс,  о  котором
он говорил?.. Эй,  ответь  мне!  Что  ты  говорил  о  шансе?!!"  Тишина.
Молчание. Райдер пропал. Он не ушел совсем.  Наши  ужасные  фантазии  не
умирают, они уходят так глубоко, что мы не  можем  их  чувствовать.  Они
уходят в подсознание. И как раз там микроскопически  маленькая,  черная,
как безлунная ночь,  жуткая,  как  сумасшествие,  частичка  успокоилась,
готовясь умереть или восстать вновь.
   - Центр вызывает патрульные машины.
   Вторую,  третью,  шестую,  девятую...  Вы  в   порядке?   -   Резкий,
заглушаемый треском помех голос раздался из селектора, выдернув обоих из
оцепенения,  как  рыбу  из  реки.  -  Отзовитесь!  -   Нэш   затравленно
оглянулась.  -  Почему  не   отвечаете?   Тройка,   девятка,   шестерка?
Отзовитесь!
   - Все. - Сказал Холзи. - Уходим.
   Он выбрался из машины через пустой проем и даже хотел было захлопнуть
дверь, пока не понял, что ее просто нет. Нэш выбралась  следом  за  ним,
оцарапав палец о рваные края дыры, проделанной дробью. Ей было страшно.
   "Сколько крови, Господи... Сколько крови... Их всех  убило  существо,
сидящее в Джимми. Но кроме него был еще и Попутчик.
   Тот самый человек, которого  она  видела  у  ресторана.  И  сейчас  в
"джипе". С кошмарными пустыми глазами и жуткой ухмылкой. Тот, о  котором
Джим рассказывал ей, сидя в автобусе. И в Джимми. В  Джимми  тоже  сидел
он!!! Убийца с дороги. Жуткая фигура в черном дождевике. Он идет  следом
за ними. Не зря же  он  появился  у  ресторана  и  здесь.  Но,  если  он
преследует Холзи,  то  почему  он  просто  не  убил  их?"  Холзи  сделал
несколько шагов в вечернюю темноту и, остановившись, оглянулся на Нэш.
   - Пошли.
   - Спокойно сказал.
   - Куда? - нервно спросила она. - Куда?!!!
   Холзи спокойно смотрел ей прямо в глаза.
   - Почему он нас не убил? - Нэш почувствовала, что земля зашаталась  у
нее под ногами. - Почему он нас не убил??!!! -  Слезы  хлынули  из  глаз
горячим  потоком,  но  она  не  утирала  их,  а  давала  скатываться  до
подбородка и срываться вниз крупными солеными каплями.
   - Пойдем. - Уже иначе, мягче сказал Холзи и взял ее за руку.  -  Надо
идти.
   Они пошли в темноту, в сторону от дороги, несущей смерть.  Холзи  шел
уверенным шагом. Он больше не боялся. Райдер убрался из  его  разума,  а
это значило, что ему больше не  найти  их.  И  лишь  крохотный  червячок
пульсировал в сердце. ШАНС. Райдер что-то сказал про шанс. И все же...
   "Я буду внимателен. Так внимателен, как никогда. И мы  выберемся.  Мы
больше не купимся на его уловки, как раньше. Мы ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЫБЕРЕМСЯ".
   Огромные, стоящие рядами  ветровые  вышки  вращали  своими  крыльями,
словно махали руками им вслед, прощаясь.
 
*** 
 
   - Этот парень настоящий  мясник,  -  выдавил  лейтенант,  перечитывая
доклад патрульной бригады. - Господи, даже не верится. Сбил  вертолет  и
уничтожил ПЯТЬ машин. Он что, базуку за плечами таскает, что ли?  Или  у
него в кармане ракеты типа "земля-воздух"?
   - Не дергайся. - Жестко оборвал  его  Эстридж.  -  Если  бы  не  ваши
выкрутасы с арестом, эти люди могли бы быть живы. Да и я хорош.  Мог  бы
запретить вам. Родным сообщили?
   - Я отправил людей. - Вздохнул лейтенант. -  Хотя,  какие  уж  тут  к
черту... Господи, ну попадись он мне.
   - Перестань, этот парень ни при чем.
   Г- Да ну? - сорвался лейтенант. - Если уж он ни при чем, то кто тогда
при чем, хотел бы я знать? Кто перерезал полицейских в участке,  перебил
людей на дороге, уничтожил пять  машин  и  вертолет,  Джордж  Вашингтон,
по-вашему?
   - Он орал, совершенно не  обращая  внимания  на  столпившихся  вокруг
патрульных, на то, что лицо капитана наливается кровью, на то, что голос
его срывается на визг. Ему было плевать на все. - Или, может  быть,  дух
святой ходит по дороге с ножом в руке, мать вашу? А, может быть, нам все
это померещилось, и семнадцать человек не в окружном морге, а пьют чай в
соседней комнате, а? - Он театрально развел руками. - А все  из-за  вас,
капитан! Если бы не ваше сюсюканье, мы давно окружили бы этого говнюка и
расстреляли к едрене матери. Из-за таких вот  мягкотелых  над  нами  все
и...
   Костлявый кулак капитана врезался ему в челюсть, и лейтенант, отлетев
к стене, бесформенной кучей грохнулся на пол.
   - Прекрати истерику, - жестко сказал Эстридж. - Мне ничуть не меньше,
чем тебе, жаль этих людей. Но если бы они  поучились  выдержке  у  этого
Холзи, то, возможно, были бы живы. Все.
   Он подошел к столу и взял с него лист бумаги, в то время, как  кто-то
из патрульных помог лейтенанту встать и отряхнуться. Эстридж обернулся к
нему и протянул лист.
   -  Это  заключение  экспертов.  Я  ждал   его,   чтобы   окончательно
подтвердить то, что раньше было только догадкой. Этот парень -  Холзи  -
не виновен.
   - Откуда это такая уверенность? -  Едко  спросил  лейтенант,  потирая
багровое пятно на скуле.
   - На ноже, изъятом у Холзи, отпечатки пальцев  двух  человек.  Знаешь
кого?
   - Догадываюсь, - буркнул лейтенант. - Холзи и полицейского, изъявшего
этот нож.
   - Насчет полицейского - верно, -  согласился  Эстридж.  -  А  вот  по
поводу вторых должен тебя разочаровать . Отпечатков Холзи на ноже НЕТ!
   Лейтенант внимательно посмотрел на него.
   - Он их стер, - упрямо заявил он.
   Патрульные сосредоточенно следили за перепалкой.
   - Он не мог их стереть, не стерев первых  отпечатков.  Так  что  этот
вариант не годится.
   - Ладно, допустим, - согласился лейтенант,  -  ну  и  что  же  такого
выдающегося в этих первых отпечатках?
   - А выдающееся  в  них  то,  что  у  человека,  оставившего  их,  НЕТ
ПАПИЛЛЯРНЫХ ЛИНИЙ!
   - Перчатки? - осторожно спросил один из патрульных.
   - Нет. Именно пальцы, - ответил Эстридж, - но без папиллярных  линий.
И именно поэтому я склонен все больше верить показаниям этого  парня.  Я
думаю, что человек, который устроил эту резню,  будет  поопаснее  любого
убийцы, с которым вам когда-нибудь приходилось иметь дело.
   - Выходит, что парень- чист, пусть себе гуляет, а вы,  ребята,  идите
туда - не знаю куда, и схватите того - не знаю  кого.  Так,  что  ли?  -
снова съязвил лейтенант.
   У Эстриджа появилось огромное желание врезать ему еще раз.
   - Не совсем, - ответил он, подавляя искушение. - Мы знаем, куда идти.
И знаем, кого искать.
   - Ну и кого же?
   -  Холзи.  Джеймса  Холзи.   -   И   заметив   удивление   в   глазах
присутствующих, он  пояснил.  -  Холзи  говорил,  что  этот  человек  -,
ПОПУТЧИК  -  преследует  его.  Найдем  Холзи  -  найдем   ПОПУТЧИКА,   а
следовательно, и убийцу.
   Он положил лист с результатами экспертизы на стол.
   - И вот что, лейтенант. Позвоните  на  радио.  Пусть  каждые  полчаса
передают его описание. И усильте  патрулирование  в  районе  катастрофы.
Холзи с этой девушкой передвигаются пешком и вряд ли ушли далеко.
   - А если они остановили попутку? - спросил  один  из  полицейских.  -
Вполне уже могут подъезжать к Калифорнии.
   Эстридж внимательно посмотрел на него.
   - Молитесь, чтобы этого не произошло, - вздохнул он.
 
*** 
 
   Мотель "Кросс Роад", оправдывая свое название, стоял  на  пересечении
4-й и 110-й дорог.  Лет  десять  назад  хозяин  его,  толстый  маленький
итальянец, продал мотель за гроши некоему Спилберду Коннору. И  тот,  за
полгода приведя его в порядок, начал заколачивать  неплохую  деньгу.  Он
часто удивлялся, как же "макаронник" сумел довести "это золотое дно"  до
такого "дерьмового состояния". В первую очередь Спилберд отделал  домики
плиткой "под дерево",  поставил  кондиционеры  и  установил  телевизоры.
Водители трейлеров, именовавшие мотель не иначе как "эта чертова  дыра",
теперь с удовольствием останавливались здесь на ночевку,  зная,  что  за
весьма  умеренную  плату  получат  отличный   номер   с   кондиционером,
телевизором и даже (заметьте, джентльмены) холодильником, а также вполне
приличный ужин. Благо, что мотель  располагался  на  отличной  трассе  с
довольно оживленным  движением,  и  клиентуры  хватало.  Одними  словом,
"Кросс Роад" переживал расцвет. Берди, как его звали постоянные клиенты,
уже давно начал подумывать, не стоит ли пристроить  к  мотелю  заправку.
Его нюх чувствовал, что,  несмотря  на  хлопоты,  это  должно  приносить
хороший доход. - "А ведь бабки никогда не бывают лишними, верно?" Так  и
вышло,  что  когда  Холзи  открыл  дверь  в  офис,  в  мотеле  оставался
один-единственный незанятый домик.
   Хозяин сидел у стола перед включенным приемником и слушал  трансляцию
бейсбольного матча из Бостона. "Ред соке"  в  очередной  раз  одерживали
победу, и, как уроженец Нью-Йорка, Берди не мог не радоваться  этому.  И
уж тем более он вряд ли сильно симпатизировал бы  человеку,  отрывающему
его от такого отличного занятия.
   - Чего тебе, парень? - Спросил он не то  чтобы  грубо,  но  и  особой
радости в его голосе тоже не наблюдалось.
   - Я хотел бы снять два домика. - Спокойно  ответил  Холзи,  сознавая,
что его растрепанный вид не приводит в восторг этого человека.
   - Да?
   - Берди оценивающе осмотрел его. - Ну, а  деньги-то  у  тебя  на  это
есть?
   Холзи молча вытащил из кармана несколько банкнот, которые сунула  ему
Нэш.
   - Окей. - Берди словно бы мельком глянул через  стеклянную  дверь  на
улицу и увидел стоявшую неподалеку девушку. Он довольно расплылся.  -  А
где твоя машина, приятель? - Ласково поинтересовался он. - Что-то  я  не
слышал, как вы заезжали на стоянку. Или вы без машины?
   - С машиной.
   - Без тени смущения ответил Холзи. - Мы оставили ее чуть  дальше.  Не
смогли подъехать к стоянке из-за грузовиков.
   "А ведь ты врешь, парень", - подумал Берди. Но  он  не  сказал  этого
вслух, а только согласно кивнул.
   - Окей. Ты один?
   - Один. - Ответил Холзи. Он уже понял, что хозяин заметил Нэш, но все
равно стоял на своем.
   - Отлично,  парень,  У  меня  есть  домик,  хотя  придется  заплатить
вдвойне. Время позднее, сам понимаешь.  -  Холзи  кивнул.  Ему  хотелось
только одного - уйти отсюда, добраться до номера и почувствовать себя  в
безопасности. - Ну и, конечно, с ужином  тоже  напряженка.  Работницу  я
отпустил, почти ночь уже. Да и вообще сегодня наплыв народу, съели почти
все.
   - Окей. Я согласен. Могу я заплатить и забрать ключи?
   - Конечно, сию секунду. Только в.
   От еще придется оплатить стоянку машины и  заполнить  регистрационную
карточку.
   - Это все? - нетерпеливо спросил Холзи.
   - Да, конечно. - Ответил хозяин.
   - Сколько я должен заплатить?
   -  Тридцать  четыре  доллара.  -  Берди  замер,  глядя,   как   Холзи
отсчитывает банкноты.
   - Возьмите, здесь сорок долларов.
   - Окей. Сейчас поищу сдачу. - Он наклонился к ящику. - Что-то сегодня
с мелочью туго, знаете ли. День такой  неудачный.  Все  больше  крупными
давали.
   - Ключи. - Спокойно сказал Холзи. - Давайте ключи, а  сдачу  оставьте
себе.
   - Конечно. Спасибо, мистер. Вот ваши ключи. - Он положил на стол  два
ключа на одном колечке. - Ваш домик  крайний  в  правом  ряду.  Карточку
возьмите с собой. Можете занести ее завтра утром вместе с ключами.
   Спокойной ночи.
   Холзи, не говоря ни слова, вышел из конторки, а Берди вновь прилип  к
своему приемнику. Когда полчаса спустя он услышит объявление  по  радио,
то без труда опознает в разыскиваемом своего  позднего  гостя.  И  тогда
Спилберд Коннор снимет трубку и наберет номер,  а  услышав  голос,  тихо
скажет:
   - Алло, полиция? Говорит Берди Коннор, хозяин мотеля "Кросс  Роад..."
Но это потом, а  пока  Берди  с  блуждающей  на  губах  улыбкой  слушает
трансляцию бейсбольного матча из Бостона, а в нем -  в  который  раз!  -
ведут его любимые "Ред соке".
 
*** 
 
   Нэш, свернувшись клубком, лежала на широкой кровати, заново переживая
события сегодняшнего дня. Она слышала, как Холзи присел у нес за  спиной
и тихо спросил:
   - Ну, как ты?
   - Нормально, спасибо.  -  Не  поворачивая  головы  ответила  Нэш.  Ей
казалось, что стоит только донести голову  до  подушки,  как  она  сразу
забудется сном, но все получилось совсем не так. Сон не шел.  Нэш  вдруг
вспомнила, как она не хотела открывать ему дверь утром в ресторане и  ей
стало стыдно. Ей вспомнился Джек, брат и...
   - Может, я могу чем-то помочь? - Мягко спросил за спиной Холзи. -  Ты
устала?
   Нэш отрицательно покачала головой. Она вспоминала нечто очень важное,
и, как ни стыдно было сознавать это, Холзи мешал ей.
   - Прости, но кому-то из нас придется не спать. Можно я посижу рядом с
тобой?
   Нэш кивнула, соглашаясь, и  тут  же  вспомнила...  Отец!  Она  должна
позвонить отцу! Нэш потянула руку к телефону.
   - Что ты делаешь? - резко спросил Холзи.
   - Я хочу позвонить отцу, - ответила она.
   - Никаких звонков. - Отрубил Холзи.
   - Отцу!
   Я же говорю тебе! - Нэш повернулась к нему лицом.
   - Нет. - И уже мягче: - Не нужно звонить. Я могу все объяснить тебе.
   - Ты думаешь, это так просто? - вдруг спросила Нэш, пристально  глядя
ему в глаза. Она хваталась за эту "соломинку" так же, как и он  утром  в
ресторане.
   - Я попробую. - Холзи не отвел глаз. Он хотел рассказать ей  о  своем
состоянии, о том, как он боится того, что кто-нибудь увидит их и сообщит
в полицию, о том, что ему очень не хочется, чтобы они умерли, о том, как
он гнал из своего разума ПОПУТЧИКА, но вместо этого он тихо сказал: - Ты
знаешь, мне страшно.
   И Нэш безумно захотелось обнять его. Обнять и заплакать.  Но  она  не
позволила себе этого, а только так же тихо ответила:
   - Мне тоже.
   Холзи погладил ее ладонь. Ему тоже очень хотелось обнять ее.  Он  уже
понял, что любит эту девушку и обязательно скажет  ей  об  этом,  но  не
сейчас. Завтра. Или послезавтра, когда кончится этот кошмар. А пока...
   - Спи. - Сказал он и повернул выключатель. Лампа погасла,  и  комната
погрузилась в тягучую  темноту,  прорезаемую  лучами  фар  бегущих  мимо
автомобилей, в которых сидели люди, ничего не знающие о  ПОПУТЧИКЕ  и  о
Джимми Холзи. Но если бы Холзи сейчас  встал  и  посмотрел  в  окно,  то
увидел бы подъезжавший к мотелю черный "джип-интсрнейшнл".
 
*** 
 
   - Капитан Эстридж слушает. - Эстридж схватил  трубку,  словно  боялся
опоздать.
   - Капитан? Докладывает сержант О'Хара  из  Центральной  диспетчерской
службы, - произнес приятный женский голос.
   - Слушаю вас, сержант. - Эстридж боялся. Боялся, что  снова  окажется
какой-нибудь случай, требующий его личного присутствия. Боялся, что  его
разыскивает кто-нибудь из начальства, боялся, что этот звонок  снова  не
будет иметь никакого отношения к тому, чего  он  ждет  больше  всего.  К
Джеймсу Холзи.
   - Капитан, несколько минут назад нам  позвонил  человек,  назвавшийся
хозяином "Кросс Роад", и сообщил, что у него остановился  парень,  очень
похожий на описанного нами по радио. С парнем, как ему показалось, еще и
девушка, хотя точно ручаться он не может. Мы сразу сообщили вам.
   -  Отлично,  сержант.  Просто  отлично.  Передайте  всем   патрульным
машинам, пусть подтягиваются к мотелю.
   - Слушаюсь.
   - Да! И предупредите всех, чтобы выключили сирены и "маячки" и ничего
не предпринимали до моего приезда. Мы будем на месте минут  через  сорок
пять-пятьдесят.
   - Хорошо, капитан. Обязательно.
   На том конце  повесили  трубку,  и  Эстридж  некоторое  время  слушал
короткие гудки, а затем осторожно, словно боясь спугнуть удачу,  положил
трубку на рычаг и вытер разом вспотевшие ладони. Он постоял, собираясь с
мыслями, потом вынул из кобуры револьвер и проверил барабан, хотя  знал,
что тот полон. Эстридж  не  выносил  незаряженного  оружия.  Он  толкнул
дремлющего за столом лейтенанта  и,  увидев  поднятые  на  него  красные
заспанные глаза, сказал:
   - Поехали.
   Его засекли. - Лейтенант поспешно  вскочил,  но  его  качнуло,  и  он
ухватился за край стола. - Да, проверь пистолет.  Сдается  мне,  опасней
зверя, чем этот ПОПУТЧИК, нам ловить не доводилось.
 
*** 
 
   Холзи открыл  глаза.  Он  вынырнул  из  дремы  быстро,  как  поплавок
выскакивает на поверхность воды. В комнате что-то  изменилось.  Казалось
бы, все осталось  по-прежнему:  запертая  дверь,  кровать,  посапывающая
рядом Нэш.., и все же что-то произошло. Ему почудилось, что он увидел  в
темном углу силуэт прижавшегося к стене человека. Страх  ледяной  волной
окатил его с ног до головы. Он закрыл глаза, а когда  снова  открыл  их,
видение исчезло. Осталась только причудливая тень на стене.
   Господи! Опять?!! Успокойся, парень. Ты  прогнал  его.  Он  не  может
знать, где вы. Успокойся.
   Холзи некоторое время слушал, как посапывает Нэш, а  затем  осторожно
позвал:
   - Нэш?
   - Тишина. - Ты спишь, Нэш?
   - Все то же ровное дыхание. Холзи осторожно,  стараясь  не  разбудить
ее, встал и включил телевизор. Показывали  старый  боевик  про  пожар  в
небоскребе. Молодой Пол Ньюмен в пожарной  форме  обернулся  и  закричал
кому-то за кадром:
   "Эй, что происходит?" Холзи выключил  телевизор  и  пошел  в  ванную,
расстегивая по дороге рубашку. "Ему в самом  деле  не  мешает  помыться.
Все-таки бензин  -  штука  въедливая,  воняет  от  него,  как  от  целой
бензозаправки. А потом, душ прогонит сонливость. Странно, дверь в ванную
открыта настежь. Хотя ему казалось, что, когда  он  выключал  свет,  она
была закрыта на щеколду. Наверное, Нэш вставала, когда он уснул".
   Холзи вошел в ванную и,  включив  свет,  закрыл  за  собой  дверь.  А
снаружи, по ту сторону, прислонившись  к  стене,  остался  Джон  Райдер,
ранее прикрытый дверью, невидимый в ночной  темноте  комнаты.  Он  вынул
новый чистый платочек, вытер рот и убрал  его  снова  в  карман  черного
плаща. Нэш не спала. Она слышала, как Холзи позвал ее, но  не  ответила.
Она ждала той минуты, когда сможет позвонить отцу. Услышав, как полилась
вода в душе, Нэш сняла трубку  и  осторожно,  стараясь  производить  как
можно меньше шума, набрала номер.
   Холзи плескался под тонкими колючими струями ледяной воды. Он был  на
вершине блаженства. Почти счастлив от того, что стоит под душем,  смывая
с себя грязь, копоть и кровь, въевшиеся в кожу за такой короткий и такой
бесконечный сегодняшний день. Вместе с  грязью  уходила  боль  в  ноющих
усталых мышцах и сонливость. И оглушенный этим счастьем, Холзи не слышал
ее тихого взволнованного голоса.
   - ...Нет, папа. Я же  говорю,  все  в  порядке.  Со  мной  ничего  не
случилось. Да, я чувствую себя  нормально.  Да.  Я  просто  хотела  тебе
сказать, где я. Да нет, пап. Голос странный, но все  в  порядке.  Точно.
Спокойной ночи, пап. Я тоже люблю тебя. Пока. - Нэш  осторожно  положила
трубку на рычаг и, откинувшись на подушку, закрыла глаза.
   "Все- не так плохо. Далеко не  так  плохо,  как  ей  казалось  совсем
недавно. У нес есть папа и Джим. Разве  может  быть  плохо,  когда  тебя
любят и ты любишь. Завтра они позвонят Эстриджу и все выяснится. Полиция
во всем разберется. Ведь они  не  убийцы.  Они  никого  не  убили.  Джим
расскажет Эстриджу про человека в черном плаще, а она подтвердит это.  И
полиция поймет, что они ни в чем не виноваты. Она  увезет  Джима  домой,
познакомит с отцом и братом. Он им понравится, она уверена в этом.  Ведь
она любит его. Разве может он не понравиться  отцу?"  Нэш  слышала,  как
Холзи, стараясь не шуметь, тихо подошел к кровати и лег рядом.  "Вон  он
как заботится о ней. Боится разбудить".
   Его рука осторожно легла на ее плечо.
   Надо сказать ему, что я не сплю. Или нет. А то он еще обидится. Лучше
чуть-чуть подождать и сделать вид, будто я только что проснулась".
   Сильная  ладонь  осторожно  скользила  по  ее  руке  и   плечу.   Нэш
почувствовала себя спокойно, как в детстве. "Пока он рядом, со  мной  не
может случиться ничего плохого". Ее ладошка осторожно коснулась  пальцев
Джима и накрыла его ладонь.  "Странно,  почему  у  него  такая  холодная
рука?" И в этот момент она поняла, что человек, лежащий рядом с ней,  не
Холзи. Крик рванулся вверх из легких., ударил в небо и  достиг  губ.  Но
ледяная ладонь плотно зажала ей рот, мешая крику выбраться  наружу.  Нэш
дернулось в слабой надежде освободиться, но сильные руки крепко  держали
ее, лишая возможности шевелиться.  Единственное,  что  ей  удалось,  это
немного повернуть голову, и тогда она увидела.., пустые холодные  глаза.
Глаза человека в дождевике. Глаза ПОПУТЧИКА.
   Ужас, охвативший се, был  настолько  велик,  что  распространился  по
комнате и просочился под дверь ванной. Холзи  почувствовал  его  в  виде
запаха. Запаха крови и кофе. Он быстро выключил воду и  стал  вытираться
огромным махровым полотенцем. Натянул штаны и  рубашку  и  начал  быстро
шнуровать кроссовки, волнуясь и из-за этого не попадая в петли.
   В комнате громко забормотал телевизор:
   "Вы слушаете последние новости..." - бодро вещал голос диктора.
   Запах становился все сильнее, вселяя тревогу.
   - Нэш? - закричал он. - Нэш!! - Тишина.
   "Она не могла уйти. Скорее всего она проснулась и смотрит  телевизор.
Этот ящик включен слишком громко, и поэтому она не слышит его".
   Он уже знал, что это не так, но все еще надеялся. Холзи пинком открыл
дверь ванной и.., увидел, что он один. Нэш пропала.
   Он здесь, ПОПУТЧИК снова добрался до него! Как?  Каким  образом?  Где
Нэш? Дверь была заперта на ключ! Как он сумел войти? Что с девушкой?  Он
убил ее? Но если убил, то где тело?
   - Нэш!!! - Заорал Холзи, давясь собственным страхом,  и  бросился  на
улицу. Запах догнал его и затуманил мозг. Запах кофе и крови.
   Уже подъезжая к мотелю, Эстридж понял, что они опоздали.  Еще  издали
можно было увидеть мерцание красно-синих огоньков патрульных машин.
   - Там что-то случилось. Судя по всему, мы опоздали. Скорее всего этот
парень - ПОПУТЧИК - настиг Холзи. - Сказал он лейтенанту.
   На стоянке  суетились  патрульные.  Кто-то  отдавал  резкие  команды.
Машины  оцепили  стоянку  со  всех  сторон  правильным  кольцом,   тесня
посторонних. Эстридж остановил свой "форд" чуть в стороне и,  выбравшись
из машины, поспешил к ограждению. Ему навстречу шагнул сержант  дорожной
полиции. Он загородил дорогу и твердо сказал:
   - Весьма сожалею, но...
   - Я -  капитан  Эстридж.  -  Эстридж  протянул  ему  удостоверение  с
подколотым  к  нему  значком.  -  Это  лейтенант  Келлеган.  Что   здесь
произошло, сержант?
   - Нам сообщили о том, что Вы приедете, капитан.  -  Ответил  сержант.
Эстридж огляделся. За машинами сгрудилась кучка заспанных постояльцев, с
любопытством наблюдая за происходящим. - Здесь какой-то парень  захватил
грузовик-трайлер, привязал к нему девчонку и  требует,  чтобы  ему  дали
поговорить с неким Холзи.
   - Что значит "привязал к нему девчонку?" Выражайтесь точнее, сержант.
   - Да, сэр. Он  растянул  ее  между  фонарным  столбом  и  грузовиком.
Говорит, что держит ногу на стартере, и,  если  мы  попытаемся  помешать
ему, нажмет на газ. Если машина проедет хотя бы десять сантиметров,  эту
девушку разорвет пополам.
   - Вы нашли этого Холзи? - Эстридж посмотрел на сержанта в упор.
   - Пока нет, капитан. Мы оцепляли место происшествия. Парень опасен, а
мало ли кого может занести на стоянку.
   - Ясно. - Эстридж пошел к стоящим в оцеплении машинам.
   - Вот что, сержант, немедленно отыщите Холзи. Он должен быть в  одном
из номеров мотеля.
   Холзи выскочил на улицу, затравленно озираясь. Он  был  так  напуган,
что не сразу обратил внимание на то, как  светло  и  шумно  на  стоянке.
Мигали огни, ревели  двигатели  грузовиков,  кто-то  кричал  в  мегафон,
отдавая непонятные  команды.  Мозг  Холзи  отмечал  это,  но  как-то  со
стороны.
   Нэш! Где Нэш? Он выкрал ее и скрылся. Где? Куда он ушел?
   -  Нэш!!!!  -  Закричал  он.  Ответом  был  яростный  рев   двигателя
грузовика. Холзи побежал по стоянке между спящими  громадами  трайлеров,
стараясь оставаться в тени.
   Они должны быть где-то здесь. Райдер не повез бы ее  далеко.  В  этом
нет смысла. Он должен был что-то сделать, но это  что-то  рассчитано  на
меня. На Холзи.
   Холзи почти выскочил из-за кузова на свет, когда заметил  полицейский
"форд", замерший в стороне.
   Полиция! Здесь полиция!!! Может быть Нэш вышла и попала прямо к ним в
лапы? Но тогда откуда этот запах?
   Откуда здесь,  в  темноте,  возникла  мрачная  фигура  ЧЕРНОЙ  ПТИЦЫ?
Попутчика в дождевике?
   Выкатив глаза, Холзи смотрел, как колеблющийся темный фантом  вытащил
нечто из кармана ПЛАТОК!
   БЕЛЫЙ ПЛАТОК! и вытер рот.
   ТЫ СПРАШИВАЛ О ПОСЛЕДНЕМ ШАНСЕ.
   ХОЛЗИ?
   ВОТ ОН!
   - фигура вытянула руку, указывая на что-то невидимое за грузовиками -
ИДИ И СДЕЛАЙ ТО. ЧТО ДОЛЖЕН СДЕЛАТЬ!
   Холзи бросился бежать. Он нырнул за очередной трайлер и наткнулся  на
высокого худого человека с жестким лицом. Острые глаза смотрели на Холзи
из-под белого широкополого "стетсона". Человек  ухватил  его  руками  за
плечи и тряхнул.
   - Успокойся!
   Успокойся!! - Сказал он, глядя  в  перекошенное  от  напряжения  лицо
парня. - Ты Холзи?
   - Да! А ты кто? - Холзи почти  не  соображал,  что  делает.  Он  знал
только одно. Там,  за  грузовиками,  его  ждет  что-то  страшное,  такое
страшное, что все  происшедшее  ранее  покажется  раем  по  сравнению  с
происходящим сейчас.
   - Я - капитан Эстридж. Ты со мной разговаривал по радио.
   Эстридж! Райли! Они  с  Нэш  едут  а  патрульной  машине  в  Райли  к
Эстриджу.
   - Где она? Где Нэш? - заорал Холзи, хватая капитана за руки.
   - Пойдем со мной. - Мягко сказал  Эстридж.  -  Нам  понадобится  твоя
помощь.
   Вдруг  мощно  заревел  мотор  грузовика  и  следом  истошный,  полный
невыносимой муки голос Нэш:
   - НЕЕЕЕЕТ!
   Холзи бросился на голос, и Эстридж еле успел выкрикнуть:
   - Не стрелять!
   Не крикни он этого - и Холзи, перемахнувшего через заграждение, убили
бы на месте. Эстридж осторожно подошел к Холзи и замер  за  его  спиной.
Парень молча стоял, оцепенев от того, что открылось его глазам.
   Нэш висела в воздухе, вытянувшись струной, между фонарным  столбом  и
громадой грузовика. Ее руки и ноги,  стянутые  веревкой,  вывернулись  в
суставах. По  перекошенному  болью  лицу  текли  слезы.  Кожа  на  руках
лопнула, и  кровь  алыми  капельками  падала  на  асфальт,  собираясь  в
маленькую, быстро густеющую лужицу.
   Человек, сидящий в кабине, отжал до упора сцепление и начал  медленно
нажимать на газ. Двигатель заревел, набирая мощь, клубы дыма  вырывались
из выхлопной трубы, оседая серой сажей на ржаных волосах Нэш.
   Машина едва заметно дернулась, веревки впились в  напряженные  кисти,
выворачивая кости из суставов, и из горла Нэш вырвался крик, полный боли
и ужаса:
   - Несет! Помогите же кто-нибудь!!!
   Холзи в ярости обернулся к Эстриджу.
   - Почему Вы ничего не предпринимаете? Сделайте хоть что-нибудь! Он же
убьет ее!
   - Мы НИЧЕГО не можем сделать.
   Грузовик заревел, и раздался новый вопль отчаяния:
   - Несет, Господи, несет!!!
   - Ну хоть что-нибудь! Убейте его! Перережьте веревки! Ну хоть что-то!
   - Мы пробовали подобраться к ней. Ничего не выходит. У этого человека
в машине, похоже, есть глаза на затылке. А убить его тоже не выйдет.
   - Почему? - упавшим голосом спросил Холзи.
   - Даже если мы застрелим его, он все равно успеет нажать на стартер и
грузовик  покатится.  Немного,  но  вполне  достаточно,  чтобы   девушка
погибла.
   Рев двигателя. Грузовик качнулся. Кровь тоненькой  струйкой  брызнула
из-под веревки на заляпанный грязью кузов трайлера.
   - Неееет! Пожалуйста, неееет!!! Сделайте ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ, пожалуйста!
   Эстридж с сожалением посмотрел на бледное лицо Холзи.
   - Иди к нему. Он хочет тебя видеть. Может быть,  ты  сможешь  сделать
что-то. Давай, парень. Удачи тебе.
   Холзи на обмякших подгибающихся ногах побрел к кабине. Он уцепился за
ручку двери  и,  чувствуя  невероятную  тяжесть  тела,  подтянулся.  Ему
казалось, что к ногам подвесили две гири, и пришлось напрячь  все  силы,
прежде чем он оказался на высоком мягком сиденье грузовика.
   Райдер сидел за рулем, глядя прямо перед  собой  в  черное  окно,  на
котором поблескивали, отражаясь, вспышки полицейских "маячков".  Свет  в
кабине горел, но,  когда  синие  блики  падали  на  лицо  Попутчика,  он
становился похож на вурдалака.
   ОН И ЕСТЬ ВУРДАЛАК МЕРТВЕЦ, ВОССТАВШИЙ ИЗ ГРОБА! - Ничего она, да?  -
Вдруг безжизненным голосом спросил  Райдер.  Он  повернулся  к  Холзи  и
уставился на него своими оловянными глазами-плошками. Палец его  ткнулся
в лежащими рядом с сиденьем "кольт". - Пистолет заряжен... Ну?
   ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ?
   - Давай, давай, хватай его,  если  сможешь.  -  Попутчик  замолк.  Он
выжидающе смотрел на Холзи.
   ЕСЛИ Я СХВАЧУ ПИСТОЛЕТ.
   ОН УСПЕЕТ НАЖАТЬ НА ГАЗ.
   - Вот что я тебе скажу. - Снова поплыл  по  кабине  черный  бездонный
голос. - Наставь на меня револьвер, прежде чем я успею ЭТО сделать.
   - Они тебя поймают! - Сдавленным хрипом выдавил из себя Холзи.
   - Конечно. - Легко подтвердил Райдер. - Ну и что?
   ОН НЕ БОИТСЯ!
   КОНЕЧНО.
   ПОТОМУ ЧТО ИМ НЕ УДЕРЖАТЬ ЕГО! НЕЛЬЗЯ ПОЙМАТЬ СМЕРТЬ И НАДЕТЬ НА  НЕЕ
НАРУЧНИКИ.
   - Бери револьвер! - Голос Райдера из  безжизненного  стал  твердым  и
острым, словно меч. Слова  прозвучали,  как  приказ,  и  Холзи,  сам  не
понимая почему, подчинился. Он схватил "кольт" и сжал его в руке, ожидая
продолжения. - Наставь мне его в рожу! Прямо сюда! - Палец ткнул в точку
чуть выше пустых голубоватых глаз,  и  Холзи  поспешно  поднял  "кольт",
прижав его ко лбу Попутчика.  -  Вот  так!  -  Удовлетворенно  оскалился
Райдер. - Ты ведь знаешь, ЧТО нужно делать, верно? Ну так делай! Нажимай
на курок! - Холзи колебался. Его палец задрожал на спусковом крючке.  Он
чувствовал, что сейчас ИСКУШЕНИЕ  станет  невыносимым  и  он  выстрелит.
Выстрелит, несмотря ни на что.
   ОН НЕ БОИТСЯ УМЕРЕТЬ!
   ОН НЕ МОЖЕТ УМЕРЕТЬ!
   ВЕДЬ, УБИВАЯ.
   ТЫ СНОВА ПОРОЖДАЕШЬ СМЕРТЬ!
   - Правда, она все равно умрет. - Добавил Райдер, и Холзи очнулся.  Он
видел две вжатые в пол педали и знал, что, если отпустить одну  из  них,
Нэш не станет. Она умрет.
   - Боже мой! - простонал он, опуская пистолет и пряча лицо в  ладонях.
И тогда из темноты донесся разочарованный голос ПОПУТЧИКА:
   - Да, ты так ничего и не понял. Совершенно ни  на  что  не  годен.  И
никому не нужен.
   Холзи успел открыть глаза до того, как ЭТО произошло, и увидеть,  как
нога ПОПУТЧИКА легко соскользнула с  педали  сцепления  и  машина  резко
рванулась вперед. А еще он  успел  закричать,  прежде  чем  опустился  в
кроваво-темную мглу.
   - Нееееее...
   Холзи не слышал страшного чавкающего звука и криков ужаса стоящих  за
ограждением людей. Он не увидел,  как  разлетелись  кровавые  брызги  по
темному, мерцающему отблесками огня  асфальту,  как  суетились  доктора,
увозя то, что осталось от Нэш, как целая куча полицейских навалились  на
Джона Райдера.  И  как  Райдер,  прямой  и  застывший,  надменно  шел  к
полицейскому фургону, гордо неся  голову  и  звеня  цепочкой  браслетов.
Холзи потащил мутный поток небытия. И в этом небытии  к  нему  в  машину
снова садился Попутчик, и Холзи не мог, как  ни  старался,  увидеть  его
лица, закрытого черным  капюшоном  дождевого  прорезиненного  плаща.  Он
кричал и бился, пытаясь выбраться из машины,  но  что-то  цепко  держало
его, а врачи, глядя на кричащее, бьющееся пристегнутое к носилкам  тело,
с сочувствием качали головой, тихо говоря:
   - Бедный парень. Еще бы пережить ТАКОЕ!
   И он не слышал, как один из патрульных, засовывая пистолет в  кобуру,
вдруг втянул носом воздух и пробормотал:
   - Черт, кофе пахнет. Надо же, кто-то еще и жрать может после ЭТОГО.
   Он не видел, что Эстридж просидел целую  ночь  возле  его  кровати  в
больнице, с состраданием глядя на мечущегося в бреду Холзи.
   Он просто хотел убежать, скрыться от Попутчика, и  не  мог.  Попутчик
садился на переднее сиденье автомашины, и капли, падая с  его  капюшона,
оставляли темные пятнышки на светлой обивке кресла.
   - ТЫ ДУМАЕШЬ.
   ЧТО ЗЛО - ЭТО Я? НЕТ, ХОЛЗИ, ЗЛО - ЭТО ВЫ.
   ВЫ - ЛЮДИ.
   ВЫ САМИ ДЕЛАЕТЕ ЗЛО, ПОРОЖДАЯ ЕГО, И ПРИПИСЫВАЕТЕ ЭТО КАКИМ-ТО ТЕМНЫМ
СИЛАМ.
   ЭТО ВЫ, ВМЕСТО ТОГО ЧТОБЫ НЕ СОВЕРШАТЬ  ЗЛА,  ТВОРИТЕ  ЕГО,  А  ПОТОМ
ПРИДУМЫВАЕТЕ СЕБЕ ЖАЛКИЕ ОПРАВДАНИЯ И МОЛИТЕ О ПРОЩЕНИИ.
   КАЖДЫЙ ИЗ ВАС, ТВОРЯ ЗЛО, ПОЛУЧАЕТ  УДОВОЛЬСТВИЕ,  А  ПОТОМ  ОБВИНЯЕТ
ДРУГИХ ЗА СОДЕЯННОЕ ИМИ.
   РАСКАИВАЯСЬ.
   ВЫ ИСКУПАЕТЕ ГРЕХИ, И ТУТ ЖЕ СОВЕРШАЕТЕ НОВЫЕ.
   УКАЖИ МНЕ ХОТЯ БЫ НА ОДНОГО ИЗ ЛЮДЕЙ.
   КОТОРЫЙ БЫ НИ РАЗУ В ЖИЗНИ НЕ СОЛГАЛ.
   НЕ УКРАЛ, НЕ УБИЛ... А? ТЫ МОЛЧИШЬ.
   ХОЛЗИ?
   ЗЛО НЕ ВО МНЕ, А В ВАС САМИХ.
   И СТРАШНЫЙ СУД ТОЖЕ БУДЕТ НЕ В НЕБЕСАХ.
   А В ВАШИХ ДУШАХ.
   - Ты лжец!
   - ТЫ БУДЕШЬ ВСЕГДА ПОМНИТЬ МЕНЯ, ХОЛЗИ. И  НАСТАНЕТ  ДЕНЬ,  КОГДА  ТЫ
ПОЙМЕШЬ.
   ЧТО Я БЫЛ ПРАВ.
   ПРОЩАЙ!
   Темный человек пропал, растворясь во мраке ночи.
   Эстридж  подождал,  пока  полицейский  врач   закончит   осмотр,   и,
поднимаясь с кресла, мягко сказал:
   - Я даже не могу передать тебе, как мне жаль, сынок.  Могу  я  что-то
сделать для тебя?
   Холзи лишь отрицательно мотнул головой.
   Когда утром он вышел из больницы, Эстридж понял, что в  парне  что-то
надломилось. Он выглядел бледным  и  осунувшимся.  Под  глазами  темнели
синеватые мешки.
   "Надо бы его растормошить, - решил про себя Эстридж. - Того  и  гляди
замкнется в себе и навсегда останется таким угрюмым и молчаливым."  Врач
подписал бумажку и протянул ее Холзи.
   - Когда ты  тут  освободишься,  тебе,  наверное,  надо  обратиться  к
хорошему врачу и пройти полное освидетельствование.
   "Я ведь предлагал ему остаться в больнице еще на пару дней, так  нет.
На все один ответ.  Куда  ему  в  таком  состоянии?  Он  ведь  еле  ноги
таскает". - Глядя на Холзи думал Эстридж.
   Холзи кивнул головой, показывая, что услышал  сказанное  и  принял  к
сведению, молча взял рубашку, надел ее и  так  же  молча  застегнул  все
пуговицы. Со вчерашнего дня он еще не сказал ни слова.
   Заправив подол рубашки в джинсы, Холзи повернулся к Эстриджу, как  бы
спрашивая, что делать дальше? И капитан заметил, как у  него  изменились
глаза. За одну ночь они стали светлее и  в  них  появился  металлический
блеск. Эстридж открыл дверь, и они с Холзи  пошли  по  гулкому  коридору
департамента полиции Райли.
   - Мы знаем, сынок, что  ты  ничего  не  мог  сделать,  -  сказал  он,
придерживая Холзи за локоть.
   МОГ!
   Я МОГ УБИТЬ ЕГО!
   Молодой сержант вытер пот со лба и, выпятив губу, выдохнул.
   - Черт, ничего. К ответственности не привлекался, места рождения нет,
водительские права не получал. Мы даже пропустили  его  отпечатки  через
компьютер. И НИ-ЧЕ-ГО.
   Мы не знаем даже, как его зовут.
   Он подвел Эстриджа, и Холзи к огромному окну на стене.  Холзи  увидел
маленькую комнатку. Посередине стоял стол и два стула. На одном  из  них
сидел человек в штатском, а на втором... На втором  сидел  Джон  Райдер.
Попутчик. Запястья его украшали хромированные браслеты.
   ТЫ ДУМАЕШЬ.
   ЧТО ЗЛО - ЭТО Я? НЕТ, ХОЛЗИ. ЗЛО - ЭТО ВЫ. ВЫ - ЛЮДИ!
   Человек в штатском  записал  что-то  в  листочек  и,  повернувшись  к
Райдеру, спросил:
   - Как вы себя чувствуете?
   Райдер даже не поднял  на  него  глаз.  Глухим,  выходящим  из  груди
голосом он сказал:
   - Я очень устал.
   - С той стороны, для него, это - зеркало. - Пояснил  Эстридж.  -  Так
что увидеть нас он не может. И услышать тоже.
   И вдруг с  Холзи  что-то  произошло.  Глаза  его  вспыхнули  холодным
голубоватым блеском, и он хриплым голосом произнес:
   - Я хочу поговорить с ним.
   - Как вас зовут? - Спросил человек в штатском.
   -  Перестаньте.  -  Тот  же  глухой  голос,  безжизненные  глаза.   -
Перестаньте.
   ТЫ ДУМАЕШЬ.
   ЧТО ЗЛО - ЭТО Я?
   - Как вас зовут? - настойчиво повторил человек. -  У  Вас  есть  имя,
фамилия?
   - Джон Райдер. - Тихо, одними губами прошептал Холзи.
   - Что ты сказал, сынок? - спросил Эстридж.
   - Его зовут Джон Райдер.
   Попутчик за стеклом вдруг встрепенулся, словно  услышал  Холзи.  Губы
его расплылись в улыбке, к он посмотрел  через  зеркало  прямо  в  глаза
Холзи. Холзи мог бы поклясться, что Райдер видит его.
   ОН ВИДИТ МЕНЯ!!!
   ОН ВИДИТ!!!
   - На Вас заведено уголовное дело? - поднял глаза человек в штатском.
   Райдер пожал плечами, словно говоря: "Откуда мне знать".
   - Место вашего рождения?
   Попутчик медленно повернул к нему голову и жутко ухмыльнулся.
   - Диснейленд.
   Эстридж внимательно наблюдал за этой странной пантомимой.
   "Господи, что-то происходит.  Они  чувствуют  друг  друга,  как  МАТЬ
чувствует РЕБЕНКА!" Он быстро взял Холзи за руку и, выйдя  из  кабинета,
постучал  в  соседнюю  дверь,  перед  которой  расположился   в   кресле
полицейский, читавший комиксы.
   - Разрешите на минутку?
   Человек в штатском, обернувшись, посмотрел на Эстриджа.
   - Пожалуйста.
   Холзи перешагнул порог и понял, что попал  в  ту  самую  комнату  для
допросов, на которую минуту назад смотрел сквозь стекло. Через всю стену
тянулось огромное, желтоватое зеркало. Холзи перевел взгляд с зеркала на
Попутчика, который, как это ни странно, был все еще в черном  дождевике.
Глаза их встретились.
   ТЫ ХОТЕЛ ВИДЕТЬ МЕНЯ?
   Ну и  что  ты  будешь  делать  теперь,  когда  на  твои  руки  надеты
наручники, ублюдок?
   ТЫ ДУМАЕШЬ.
   ЧТО МЕНЯ ЭТО ВОЛНУЕТ?
   ТЫ ЕЩЕ НЕ ПОНЯЛ.
   ЧТО МНЕ ПЛЕВАТЬ НА ЭТИХ УРОДОВ СИХ ИДИОТСКИМИ БРАСЛЕТИКАМИ?
   НИКТО, ЗАПОМНИ ЭТО, ХОЛЗИ, НИКТО ИЗ ВАС НЕ  СМОГ  БЫ  ЗАДЕРЖАТЬ  МЕНЯ
ДАЖЕ НА СЕКУНДУ, ЕСЛИ БЫ Я ЭТОГО НЕ ЗАХОТЕЛ!
   ЧТО ТЫ СКАЖЕШЬ НА ЭТО, ХОЛЗИ?
   В голове Холзи бушевал ураган мыслей. Он  ЗНАЛ,  что  Райдер  говорит
правду. Кто может поймать ЗЛО, арестовать СМЕРТЬ или засадить за решетку
ДЬЯВОЛА?
   ПОДОЙДИ И ПОЖМИ ЕМУ РУКУ!
   Двигаясь, словно во сне, Холзи подошел к  Попутчику  и  протянул  ему
руку.
   ТЫ ДОЛЖЕН ЭТО СДЕЛАТЬ!
   Часть  Райдера,  которая,  как  казалось  Холзи,  исчезла  из   него,
вынырнула из темноты и теперь снова нашептывала ему в уши свои приказы.
   Райдер осторожно, словно ценную китайскую  вазу  тончайшего  фарфора,
взял руку Холзи в свои холодные пальцы и пожал ее. Мягко,  нежно,  будто
боясь раздавить.
   ТЫ ВСЕ ПОЙМЕШЬ.
   А КОГДА ПОЙМЕШЬ.
   ТЫ САМ СТАНЕШЬ ИСКАТЬ МЕНЯ.
   И Холзи из последних сил своего собственного измученного "Я" плюнул в
лицо Райдеру. Вкладывая в этот плевок всю свою ненависть, страх и  боль,
пережитые за последний день.
   Будь ты проклят, ублюдок!
   "Что-то происходит. Они разговаривают. Точно, они разговаривают,  вот
только, убейте меня, не пойму как". - думал Эстридж.
   - Ну ладно, все хватит. - Быстро проговорил капитан,  беря  Холзи  за
плечо. - Пойдем, сынок, нам пора.
   Они через длинный гулкий коридор шли к выходу.
   ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ.
   ХОЛЗИ. ТЫ ОЧЕНЬ СКОРО ВЕРНЕШЬСЯ"
   Эстридж вздрогнул. Дуновение ветра. Откуда здесь мог  взяться  ветер.
Наверное, ему показалось.
   Оставшийся в комнате Райдер пальцами вытер плевок с лица и  задумчиво
посмотрел на него, затем словно желая попробовать его на ощупь, размазал
между большим и указательным пальцами.
   - Так как Вас зовут? - Вновь принялся за работу человек в штатском.
   - Микки Маус. - Ответил ему Райдер, откидываясь на стуле  и  улыбаясь
своей безобразной улыбкой. .
   Они стояли у полицейского "джипа-чероки",  наблюдая,  как  из  здания
Департамента полиции выводят Джона Райдера. ПОПУТЧИКА.
   Убийцу.  Толпа  репортеров  гудела  у  самого   входа.   Пронырливые,
томящиеся от информационного голода люди.
   Это же гвоздь  программы.  Представляю,  как  завтра  будут  пестреть
газеты. "Убийца-попутчик остановлен доблестной полицией штата" Дерьмо!
   ВЕРНО, ХОЛЗИ.
   ОНИ ТОЖЕ НИ ЧЕРТА НЕ ПОНИМАЮТ.
   Им с трудом удалось пробиться через плотную толпу на ступенях.
   - Капитан, что вы можете сказать об этих убийствах?
   - Скажите, удалось установить, кто этот парень?
   Я бы ответил им, но все равно мне никто не поверит.
   Если бы не Эстридж, им пришлось бы туго.
   - Давай, сынок, поторопимся, а то эти стервятники заклюют нас.
   Попутчик шел, высоко подняв голову, в окружении, пятерых полицейских,
держащих наготове карабины.
   Защелкали затворы фотоаппаратов. Замелькали блицы фотовспышек.
   - Скажите...
   - Скажите...
   - Скажите...
   - Я отвезу тебя в аэропорт и куплю билет до Чикаго.
   За счет нашего департамента,  разумеется,  Окей?  Полетишь  в  первом
классе, как Рокфеллер. - Эстридж надеялся, что Холзи улыбнется.  Тщетно.
- Не так уж наш департамент и скуп, как об этом пишут в газетах.
   Кстати, если возникнут проблемы в фирме, дай им наш.
   Телефон.  Пусть  позвонят  мне.  Насчет  страховки  пусть   тоже   не
беспокоятся. Все будет нормально. - Он покосился на Холзи, проследил его
взгляд и понял, на кого тот смотрит.
   Райдер плыл над толпой,  совершенно  не  обращая  внимания  на  суету
вокруг. Ему не было дела до этих ничтожеств, охраняющих его. Он был выше
всех. Огромный, великий, недоступный. И лишь один  человек  привлек  его
внимание в этой галдящей толпе.  Этим  человеком  был  Холзи.  Несколько
секунд они смотрели друг на друга, а затем Райдер  исчез  в  полицейском
автобусе с зарешеченными окнами.
   Эстриджу  стало  страшно.  У  него   создалось   ощущение,   что   он
присутствует при каком-то  жутком  ночном  священнодействии,  в  котором
предусмотрено человеческое жертвоприношение. И чтобы  стряхнуть  с  себя
это наваждение, он кашлянул и сказал:
   - Залезай в машину, сынок. Нам пора.
   Холзи в последний раз посмотрел в сторону удаляющегося автобуса и сел
на сиденье рядом с Эстриджем. "Джип" покатил по дороге в противоположную
от автобуса сторону, оставляют позади Департамент, толпу журналистов  на
ступенях и Попутчика.
   Эстридж мурлыкал себе  под  нос  какой-то  модный  мотивчик,  изредка
поглядывая на сосредоточенно молчащего Холзи.
   А Холзи...
   ОI СИДИТ В ДУШНОЙ ЗАРЕШЕЧЕННОЙ БУДКЕ АВТОБУСА И СМОТРИТ.
   КАК ЧЕТВЕРО КОНВОЙНЫХ ИГРАЮТ В ПОКЕР.
   ЕГО  ПАЛЬЦЫ  ПЕРЕБИРАЮТ  ЗВЕНЬЯ  НА  ЦЕПОЧКЕ  БРАСЛЕТОВ,  СКОВЫВАЮЩИХ
ЗАПЯСТЬЯ.
   ЕМУ СТАЛО ВЕСЕЛО. НЕУЖЕЛИ ЭТИ НЕДОУМКИ  ВСЕРЬЕЗ  ДУМАЮТ,  ЧТО  СМОГУТ
УДЕРЖАТЬ ЕГО ТУТ? ОН ПОВЕРНУЛ ГОЛОВУ И УВИДЕЛ ЗАТЫЛОК ВОДИТЕЛЯ.
   ПАПЫ ЩЕННЫЙ ИНДЮК.
   ПЕРЕПОЛНЕННЫЙ ГОРДОСТЬЮ ЗА ТО, ЧТО ДЕЛАЕТ.
   СЕЙЧАС ОН ВСТАНЕТ И ВЫЙДЕТ ИЗ ЭТОЙ ЧЕРТОВОЙ КОЛЫМАГИ.
   Холзи побледнел, и Эстридж, заметив это, тут же отреагировал.
   - Эй, ты в порядке?
   - Вам не удержать его... - глядя в пустоту, проговорил Холзи, пустым,
вялым, как мокрая промокашка, голосом.
   Эстриджа не покидало ощущение, что Холзи видит ЧТО-ТО, чего не  может
увидеть он, йот этого чувства собственного бессилия где-то внутри начала
закипать злость.
   - Слушай меня внимательно, парень.
   КАРАБИН ЛЕЖИТ В ДВУХ ШАГАХ, НА КОЛЕНЯХ ОДНОГО ИЗ ПОЛИЦЕЙСКИХ.
   - Странное что-то происходит между  вами  двоими.  ВСЕГО  В  ДВАДЦАТИ
ДЮЙМАХ ОТ ПАЛЬЦЕВ.
   - Что я не знаю, но скажу тебе вот  что.  Что  бы  с  ним  сейчас  ни
случилось, решать это будешь не ты, ясно?
   СЕЙЧАС ОН ВОЗЬМЕТ КАРАБИН И ВСЕ ЭТИ ЖАЛКИЕ ЛЮДИШКИ УМРУТ.
   - Ты поедешь домой, договорились?
   Я ДОЛЖЕН ОСТАНОВИТЬ РАЙДЕРА., И Я ОСТАНОВЛЮ ЕГО.
   - Сигареты есть? - вдруг спросил Холзи.
   - Конечно. - Ответил Эстридж. - В кармане.
   Холзи наклонился к нему и резко выдернул из поясной  кобуры  Эстриджа
пистолет. Эстридж еще не  успел  даже  сообразить,  что  произошло,  как
небольшой револьвер "бульдог"  уже  смотрел  ему  в  лицо.  Голос  Холзи
решительно сказал:
   - Останови машину.
   - Ты ведь не выстрелишь, сынок. - Спокойно констатировал  Эстридж.  -
Ты же не убийца.
   - Останови машину. - Настойчиво повторил Холзи, и  щелчок  взводимого
курка подтвердил его слова, сделав их гораздо весомее.
   - Ну ладно. - Пожал плечами Эстридж, останавливаясь у обочины. -  Что
ты решил?
   - Вылезай.
   Эстридж открыл дверцу и ступил на утреннее шоссе.
   - Убьют ведь тебя, сынок. А если не убьют, то все равно неприятностей
будет по горло.
   - НУ-КА, ОТКРОЮ ТЕБЯ. ДАВАЙ, ПОКАЖИ СВОЕ ГОВЕНОЕ КАРЕ...
   - У МЕНЯ ФЛЕШ-РОЯЛЬ.
   - ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЗДОРОВО.
   Я ВОВРЕМЯ СБРОСИЛ.
   - ЭЙ, РЕБЯТА, ДАЙТЕ ВОДЫ! - СКАЗАЛ ШОФЕР.
   ОДИН ИЗ ОХРАННИКОВ ПОШАРИЛ РУКОЙ ПО ЛАВКЕ В ПОИСКАХ ФЛЯГИ.
   - ПАС.
   - ПОДНИМАЮ ЕЩЕ НА ДВАДЦАТЬ.
   - Простите, сэр. - Холзи действительно было жаль его. - Но  я  ДОЛЖЕН
это сделать. САМ.
   - Ты не знаешь, во что ввязываешься.
   - Я знаю, что я буду делать. - Сказал Холзи, перебираясь за руль.  Он
резко развернул "джип" и помчался по шоссе, догоняя  желтый  полицейский
автобус с зарешеченными окнами.
   Холзи выжимал из "джипа" все, на что тот был способен. Он  чувствовал
усиливающийся запах  КОФЕ  и  КРОВИ  и  знал,  что  медленно,  но  верно
настигает автобус.
   - ЭЙ, БРАУН, ПОГОДИ НЕМНОГО, ПОКА МЫ КОН ДОИГРАЕМ!
   - НУ-КА, ОТОРВИ СВОЮ ЗАДНИЦУ ОТ ЛАВКИ И ДАЙ МНЕ ВОДЫ.
   - Л, ЧЕРТ! ВЕЧНО ТЫ НЕ ВОВРЕМЯ.
   БРАУН. СЕЙЧАС, РЕБЯТА, ТОЛЬКО ДАМ ЭТОМУ ПАРНЮ ВОДЫ.
   А ТО ЕГО ТЕПЛОВОЙ УДАР ХВАТИТ.
   На горизонте появилась маленькая точка.
   ОН ВСТАЕТ И КЛАДЕТ КАРАБИН НА ЛАВКУ. ОТЛИЧНО.
   КАК ЖЕ ОНИ САМОУВЕРЕННЫ.
   ЭТИ ТУПОГОЛОВЫЕ.
   ГОРДО ИМЕНУЮЩИЕ СЕБЯ ЛЮДЬМИ.
   ОНИ ДУМАЮТ.
   ЧТО ВСЕ ДОЛЖНЫ ТРЯСТИСЬ ПЕРЕД НИМИ, ЖАЛКОЙ И НЕМОЩНОЙ КУЧЕЙ ДЕРЬМА.
   ПАТРУЛЬНЫЙ.
   ШИРОКО РАССТАВИВ НОГИ, СТАРАЯСЬ УДЕРЖАТЬ РАВНОВЕСИЕ, ИДЕТ  В  СТОРОНУ
ВОДИТЕЛЯ.
   ПРЕКРАСНО.
   Райдер  поднимает  с  лавки  карабин  и  всаживает  пулю  в   широкую
качающуюся  спину.  Патрульного  бросает  на  кресло   водителя,   фляга
переворачивается, и вода льется Брауну за шиворот.
   - Дьявол. - Орет он, отпихивая локтем мертвое тело.
   БАНГ!
   Запах стал невыносимым, и Холзи понял, что опоздал.  Выстрел  донесся
до него  отчетливо,  как  звук  хлопушки  на  новогоднем  карнавале.  Он
опоздал.  Автобус  приблизился  настолько,  что  Холзи  без  труда   мог
прочитать номер на задней табличке.
   Off РЕЗКО РАЗВОРАЧИВАЕТСЯ К ОСТАВШИМСЯ ОХРАННИКАМ.
   ДВОЕ ВСКАКИВАЮТ.
   А ОДИН ТАК И СИДИТ НЕ ДВИГАЯСЬ С ПЕРЕКОШЕННЫМ ОТ СТРАХА ЛИЦОМ.
   ВЫСТРЕЛ!
   И ВТОРОЙ ПАТРУЛЬНЫЙ, ОТЛЕТЕВ К ДВЕРИ, БЕСФОРМЕННОЙ КУЧЕЙ СПОЛЗАЕТ  НА
ГРЯЗНЫЙ ПОЛ. ТРЕТИЙ УЖЕ СДЕРНУЛ КАРАБИН И ИЗГОТОВИЛСЯ К СТРЕЛЬБЕ.
   ТЫ ШУСТРЫЙ ПАРЕНЬ, НО ТЫ МНЕ НЕ НУЖЕН.
   БАНГ!
   ПАТРУЛЬНЫЙ ВЫПУСТИЛ КАРАБИН, СХВАТИВШИСЬ ЗА ЖИВОТ.
   ПРИСЕЛ НА КОРТОЧКИ И ПОВАЛИЛСЯ НА БОК, ПОДТЯНУВ КОЛЕНИ К ПОДБОРОДКУ.
   - ЭЙ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЧТО ТАМ У IAN ПРОИСХОДИТ?!! - это Браун.
   СПОКОЙНО.
   ПАРЕНЬ, ДО ТЕБЯ ЕЩЕ ДОЙДЕТ ОЧЕРЕДЬ.
   Автобус придвинулся вплотную. Между  ним  и  "джипом"  оставалось  не
больше десяти футов.
   СИДЯЩЕГО ПОЛИЦЕЙСКОГО НЕ ХВАТИЛО ДАЖЕ НА ТО.
   ЧТОБЫ ПОДНЯТЬ ОРУЖИЕ.
   УВИДЕВ  ПЕРЕД  СОБОЙ  СТВОЛ,  ОН  ТОЛЬКО  И  СМОГ,   ЧТО   ПРОШЕПТАТЬ
ПОБЕЛЕВШИМИ ГУБАМИ:
   - НЕ НАДО!
   ПОЖАЛУЙСТА!
   БАНГ! СЕРЫЕ ОШМЕТКИ РАСПЛЕСКАЛИСЬ ПО СТЕНЕ,  СМЕШАВШИСЬ  С  КРОВАВЫМИ
БРЫЗГАМИ.
   Холзи взвел курок.
   ЧЕРТ ВОЗЬ...
   БАНГ! БРАУН ТКНУЛСЯ ЛИЦОМ В РУЛЬ, АВТОБУС ПОТЯНУЛО К ОБОЧИНЕ.
   ЗА КОТОРОЙ НАЧИНАЛСЯ ВЫСОКИЙ ПЕСЧАНЫЙ ОТКОС.
   БАНГ!
   На месте замка появилась рваная  дыра,  и  дверь  вдруг  отскочила  в
сторону, открыв на всеобщее обозрение залитый кровью темный салон.  А  в
дверном проеме возник Джон Райдер. Сжимая в руках  полицейский  карабин,
прищурившись от бьющего в глаза утреннего солнца, он смотрел, как  Холзи
медленно поднимает пистолет.
   Автобус все больше сносило к обочине. Еще  секунда  -  ион  покатится
вниз с откоса, пережевывая тело Райдера, хороня его в  песке  и  заметая
следы, чтобы никто никогда не нашел его могилы.
   ХА-ХА, ХОЛЗИ.
   МЕНЯ НЕ ТАК ПРОСТО УБИТЬ.
   Райдер  вытянул  перед  собой  руки  с  зажатым  в   них   карабином,
оттолкнулся ногами и взлетел. Он прыгнул как раз  в  тот  момент,  когда
автобус накренился, выбросив из-под колес кучу песка и, переворачиваясь,
загромыхал под откос.
   Райдер ввалился  через  лобовое  стекло  в  салон  "джипа",  и  Холзи
закричал от ужаса.
   Все снова! Все начинается снова!!!
   - Привет, парень! - прохрипел Попутчик, ткнув ему ствол карабина  под
челюсть.
   Я ЖЕ ГОВОРИЛ, ЧТО ТЫ ПРИДЕШЬ!
   Холзи с силой ударил по педали тормоза, и "джип" встал, как вкопанный
чуть не оторвавшись задними колесами  от  асфальта.  От  резкого  толчка
Холзи налетел грудью на рулевое колесо и услышал, как трещат, ломаясь  в
нескольких местах ребра. Райдер же, не найдя опоры,  вылетел  из  машины
через проем, в котором раньше стоял лобовик, и покатился по дороге  "как
мешок" набитый хламом.
   Холзи замер. Он попытался нащупать пистолет и не нашел его.
   Где же он? Господи, где же он?!!! Пистолета не было.
   Наверное, ты выронил его, когда тормозил! Попутчик пошевелился.
   Что же делать? Что же мне теперь делать?! Он оперся ладонями о  землю
и встал.
   Браслеты зазвенели на его запястьях, когда он нагнулся, чтобы поднять
карабин.
   Райдер сложил приклад и дернул затвор, загоняя патрон в ствол.
   БАНГ!
   Со звоном лопнуло стекло в правой  фаре,  Попутчик  сделал  один  шаг
вперед.
   Холзи нырнул под руль, прижавшись щекой к осколкам  лобового  стекла,
чувствуя, как они полосуют лицо.
   Резкая боль в груди мешала дышать.
   ТЫ УЖЕ ОБМОЧИЛ ШТАНЫ.
   ХОЛЗИ, ИЛИ ЕЩЕ НЕТ?
   БАНГ!
   Посыпались осколки второй фары. Попутчик сделал еще один шаг.
   Я БУДУ ПОДХОДИТЬ ВСЕ БЛИЖЕ И БЛИЖЕ, ХОЛЗИ.
   ШАГ - ВЫСТРЕЛ, ШАГ - ВЫСТРЕЛ.
   ПОКА НЕ ОКАЖУСЬ НА РАССТОЯНИИ ВЫТЯНУТОЙ РУКИ.
   Холзи поднял руку и попробовал завести мотор "джипа". Раздался слабый
скрежет стартера, но мотор молчал.
   И ТОГДА Я РАЗНЕСУ ТВОЮ БАШКУ.
   ХОЛЗИ. ТВОЮ ГЛУПУЮ.
   СМЕШНУЮ БАШКУ.
   Холзи попробовал еще раз.
   БАНГ!
   Пуля сорвала с крыши "маячок". Еще  один  шаг.  Ветер  развевал  полы
дождевика, делая их похожими на крылья большой черной птицы.
   БАНГ!
   Слетело зеркальце с правой дверцы. И еще один шаг.
   Холзи дернул ключ.
   - Ну, давай, заводись! - Заорал он в полный голос. И,  словно  внемля
его мольбам, мотор вдруг взревел, огласив мощным ревом дорогу.
   - Давай!
   Давай!!! - крикнул Попутчик, опуская  карабин.  Холзи  выпрямился  на
сиденье и нажал  на  газ.  "Джип"  послушно  рванулся  вперед,  сокращая
расстояние между собой и Райдером. Казалось,  Райдер  даже  и  не  думал
уворачиваться от надвигавшейся на него блестящей никелированной  решетки
радиатора. Удар был настолько силен, что тело подбросило в воздух  почти
на шесть футов.  Холзи  успел  заметить  выгнутую  напряженную  спину  и
развевающийся дождевик. Перед его глазами  мелькнули  скошенные  каблуки
сапог Попутчика, а потом тело исчезло за капотом, завернувшись в  черный
плащ. Райдер прокатился по дороге несколько футов и  застыл,  прижимаясь
окровавленным лицом к теплому пыльному покрытию. Он  еще  вздохнул  пару
раз" и при выдохе возле рта завивалось легкое облачко пыли. И вдруг тело
обмякло, словно из него вынули  стержень,  и  стало  похоже  на  рыхлый,
скомканный, переломанный остов  некогда  бывшей  полной  сил  и  энергии
машины.
   Холзи вылез из-за руля "джипа" и,  осторожно  наклонясь,  подобрал  с
асфальта отброшенный Райдером при ударе карабин.
   ВСЕ. ОН МЕРТВ.
   ЕГО БОЛЬШЕ НЕТ.
   Ветер шевелил светлые волосы распростертого на асфальте тела, и Холзи
казалось, что Попутчик качает головой.
   СЕЙЧАС.
   ДАЙ МНЕ ТОЛЬКО ОПРАВИТЬСЯ ОТ УДАРА.
   Холзи приблизился к мертвому Попутчику и осторожно  коснулся  стволом
карабина его головы.
   Ничего,  утренняя  тишина,  нарушаемая  только   урчанием   двигателя
"джипа". Резко болят в груди сломанные ребра. И странный туман  клубится
под сводами его черепа, заволакивая мозг грязно-серой мглой.
   СЕЙЧАС, ХОЛЗИ. Я ВСТАНУ.
   ДАЙ МНЕ ЕЩЕ СЕКУНДУ.
   ТЫ СИЛЬНЫЙ ПАРЕНЬ И УМНЫЙ.
   Я НЕ ОШИБСЯ.
   Он повернулся и пошел обратно к "джипу", стараясь  не  делать  резких
движений, чтобы не тревожить и без того ноющие ребра. И тогда...
   НУ, ЧТО ЖЕ.
   ПАРЕНЬ.
   Я НАДЕЮСЬ.
   У ТЕБЯ ХВАТИТ СИЛ И МУЖЕСТВА.
   ЧТОБЫ ДОВЕСТИ НАЧАТОЕ ДО КОНЦА.
   За спиной он услышал знакомое  шуршание  дождевика.  Туман  в  голове
сгустился, застилая глаза бордовой дымкой. Со звоном  что-то  грохнулось
об асфальт, и, опустив глаза, Холзи увидел  скованные  длинной  цепочкой
стальные браслеты.
   - ТАК-ТАК.
   ЗНАЧИТ, ТЫ ЕЩЕ ЖИВ?
   - КОНЕЧНО.
   ХОЛЗИ.
   Я ЖЕ НЕ МОГ УЙТИ, НЕ СКАЗАВ ТЕБЕ "ПРОЩАЙ".
   Он  медленно  повернулся)  поднимая  карабин,  передергивая  на  ходу
затвор, стреляная гильза со звоном покатилась по асфальту.
   НУ, ДАВАЙ ЖЕ, ХОЛЗИ.
   ДОВЕДИ ДЕЛО ДО КОНЦА.
   Райдер, склонив голову набок, щуря глаза  в  ярком  утреннем  солнце,
стоял на дороге, с любопытством  изучая  Холзи  взглядом.  Из-под  волос
вытекала струйка застывшей крови и  тянулась  через  щеку,  заканчиваясь
где-то на подбородке.
   НУ, ТАК КАК, ХОЛЗИ?
   Холзи несколько минут разглядывал Райдера, словно видел его впервые и
надеялся запомнить получше, а потом спокойно нажал на курок.
   БАНГ! Пуля, попав Попутчику в грудь, откинула его назад. Он  взмахнул
руками,  ловя  равновесие.  Полы  черного  плаща  распахнулись.   Райдер
переступил с ноги на ногу и на мгновение Холзи показалось, что сейчас он
рухнет, растекаясь черным вонючим пятном. Но Райдер, к удивлению  Холзи,
удержался на ногах. Туман наползал все сильнее, мешая смотреть. Багровая
пелена затянула все, и Холзи уже не  видел  утра,  солнца  и  шоссе.  Он
различал только туманный расплывчатый темный силуэт Попутчика.
   БАНГ!
   Гильза запрыгала по асфальту, сверкая на солнце полированными боками.
Попутчик пошатнулся, откинувшись назад.
   Темная мгла  сомкнулась,  охватив  мозг  Холзи  тугой,  непроницаемой
оболочкой. Его умирающее "Я" уже не могло пробиться к  нему,  сдавленное
со всех сторон тяжелым страшным туманом. В третий  раз  он  стрелял  уже
наугад.
   БАНГ! Попутчика швырнуло на спину. Он еще пробовал подняться, но  сил
на это уже не было. Колени  подогнулись,  скрюченные  пальцы  попытались
подмять под себя асфальт, но не успели.  В  этот  момент  Холзи  испытал
самое большое наслаждение, когда-либо испытанное им.
   ВОТ И ВСЕ, ХОЛЗИ.
   ВОТ И ВСЕ. ТЫ ПОБЕДИЛ.
   ТЕПЕРЬ ТЫ - ПОПУТЧИК РАЙДЕР.
   - Сказал голос и захохотал жутким торжествующим хохотом.
   Попутчик умер.
   А вместо него...
   Холзи подошел к "джипу" и облокотился о дверцу. Он забыл все.  Он  не
помнил, как, его зовут и откуда он родом. Он напрочь  забыл,  как  попал
сюда и что он вообще делает на дороге. Он помнил только того, кто  лежит
вытянувшись на асфальте, и то, что ему теперь надо делать...
   ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ ДЕПАРТАМЕНТ РАЙЛИ. ШТАТ ТЕХАС.
   ВЫДЕРЖКА ИЗ ПРОТОКОЛА ОСМОТРА ТРУПА.
   ДАТА: 29.08.87.
   ВРЕМЯ ОСМОТРА: 11 часов 30 минут.
   Мужчина. На  вид  35  лет.  Хронологический  возраст  не  установлен.
Приблизительный вес - 195 фунтов, рост - 5 футов 9 дюймов.
   ЛИЧНОСТЬ УБИТОГО: не установлена.
   ДОМАШНИЙ АДРЕС: не установлен.
   ПРИЧИНА СМЕРТИ:
   Три огнестрельных ранения. Две пули в области сердца, с левой стороны
груди. Входные отверстия от пули калибра 12 мм, выпущенных, по-видимому,
из полицейского полуавтоматического карабина. Размеры ран 1,0х1,25 см.
   Первое входное отверстие расположено...
   ПРИМЕЧАНИЯ:
   При осмотре тела наблюдаются признаки полного трупного разложения. На
этой стадии разложения тело может находиться примерно через 1 - 4 недели
после наступления смерти, в зависимости от условий  содержания  трупа...
..При  вскрытии  черепа  и  исследовании  мозга  наблюдается  ускоренное
гниение мозговых тканей. Причина гниения не установлена.
   ГАЗЕТА "РАЙЛИ УИК НЬЮС" от 30.08 87
   "МИСТЕР СМЕРТЬ МЕРТВ!"
   4 стр.
   Ход Куппер.
   "...Наши читатели, несомненно, с содроганием  и  крайним  облегчением
прочли в нашей газете от 29.08, отчет о поимке маньяка-убийцы, который в
течение суток хладнокровно, одного за другим, убил двадцать три человека
и уничтожил пять машин и один полицейский вертолет.
   Но... Вчера в 10 часов утра на пригородной окружной  дороге  №52,  по
которой в целях  безопасности  везли  преступника,  были  найдены  новые
жертвы Мистера Смерть.
   Вот как оценил ситуацию шеф  департамента  полиции  Райли  -  капитан
Донован Эстридж:
   "Судя по всему, убийце удалось  каким-то  образом  завладеть  оружием
одного  из  сопровождавших  его   полицейских.   Воспользовавшись   этим
обстоятельством,  преступник  застрелил   пятерых   конвойных,   пытался
сбежать. Но догнавший автобус с  убийцей  молодой  парень  Джеймс  Холзи
вступил с ним в перестрелку, в которой убийца сам пал жертвой..."
   Напоминает классический вестерн, не правда ли? Далее капитан  выразил
сожаление о том,  что  Дж.  Холзи,  проходящий  по  делу  маньяка-убийцы
свидетелем, до сих пор не найден.
   "Скорее всего в перестрелке Холзи сам был ранен,  а,  может  быть,  и
убит. Мы пытались обнаружить его тело  под  обломками  автобуса,  но,  к
сожалению, поиски не увенчались успехом. Очень  хочется  надеяться,  что
Холзи жив и мы отыщем его.
   - Завершил свое интервью капитан. - Это  действительно  очень  смелый
парень".
   Итак, еще один смелый парень  выполнил  функцию  полиции,  которая  в
очередной раз оказалась не на высоте. Кто следующий?.."
 
ЭПИЛОГ 
 
   Дождь. Страшный ливень, захлестнувший Нью-Йорк.
   Сорокалетний коммивояжер Рон Делахью  остановил  машину  на  обочине,
поджидая, пока хичхайкер заберется в кабину. Дверь открылась, и попутчик
забрался на переднее сиденье, стряхивая воду с черного дождевика.
   - Премерзкая ночка выдалась, верно? - улыбнулся Рон. - Хуже нет,  чем
в такой ливень - да в дорогу.
   Попутчик снял капюшон, и Рон увидел, что это совсем молодой  двадцать
четыре, не больше парень.
   - Машину я Вам не замочу? - спросил парень, поворачиваясь к водителю.
И тот испугался. У парня были странные, пустые голубоватые глаза.
   - Ничего страшного. Вам далеко ехать? - в свою очередь  задал  вопрос
Рон.
   - Далеко. - Кивнул парень и отвернулся.
   - Меня зовут Рон Делахью.
   - Сказал водитель, чтобы хоть что-нибудь сказать. Ему было страшно.
   - Джон. - Представился попутчик, улыбаясь  каким-то  жутким,  мертвым
оскалом. - Джон Райдер.
   И, вытащив из кармана белый платок, тщательно промокнул губы... 2
 
 
3