Версия для печати

   Джон МАКДОНАЛЬД 
   СМЕРТЕЛЬНЫЙ БЛЕСК ЗОЛОТА 
 
 
Глава 1 
 
   Свежая кровь пахнет металлом, как только что поцарапанная медь.  Этот
чистый специфический запах, так поражающий вначале,  по  мере  отмирания
клеток быстро превращается в отвратительно сладковатый.
   Если это кровь незнакомого человека, вы испытываете желание держаться
подальше. Если это ваша собственная кровь, вам хочется знать,  насколько
плохи ваши дела. Вы превращаетесь в огромное ухо, которое вслушивается в
самого   себя,   ожидая   потери   сознания,    сопровождаемой    глухим
всепоглощающим ревом. Мозг в это время повторяет  четыре  вечных  слова:
пожалуйста, только не сейчас. Пожалуйста, только не сейчас.
   Если это кровь друга...
   Может, он  тоже  сказал:  пожалуйста,  только  не  сейчас...  Но  рев
подхватил его, и он рухнул вниз...
   В  Лодердейле  стояла  прекрасная  погода.  День  выдался   ясный   и
безоблачный, дул прохладный февральский ветерок. Мы с Мэйером  играли  в
бэкгеммен <Игра, похожая на нарды.>  на  борту  моей  яхты  "Сорвавшийся
флеш" <Комбинация карт в  покере.>  в  окружении  нескольких  намазанных
кремом для загара девчонок, дремлющих под навесом. Яхта стояла у причала
"Ф-18" в Бахья Маре.
   Снизу раздался телефонный звонок. Я спустился в каюту и снял трубку.
   - Макги? - произнес чей-то как будто знакомый голос. - Эй, Макги! Это
Трэвис Макги?
   Я сунул большой палец за щеку и осторожно ответил:
   - Его нет. Я тут за всем присматриваю.
   - Макги, дружище, ты что, надрался? Неожиданно я вспомнил этот голос.
Это был голос Сэма Таггарта.
   - Откуда ты звонишь? - поинтересовался я уже  нормальным  голосом.  -
Когда приедешь?
   Голос Таггарта куда-то пропал, потом возник снова.
   - ..слишком далеко, чтобы появиться в течете следующих девяти  минут.
Подожди, я посмотрю, что написано на двери телефонной кабины.  Уэйкросс,
Джорджия. Знаешь, я проезжал его и решил позвонить. А  потом  испугался,
вдруг тебя нет.
   - А я на месте.  Тогда  тебе  лучше  выспаться,  пока  ты  никого  не
задавил.
   - Трэв, мне нужна помощь.
   - Всем нужна помощь.
   - Послушай, я серьезно. Ты все  еще..,  занимаешься  тем  же,  чем  и
раньше?
   - Только когда нужны деньги. В данный момент я  на  отдыхе.  Приезжай
побыстрее. Здесь столько замечательных девчонок.
   - На этом деле можно здорово заработать.
   - Мне будет намного  приятнее  отказать  тебе  при  встрече,  чем  по
телефону. Сэм...
   - Да?
   -  Хочешь,  чтобы  я  кое-кому  позвонил  и  сообщил,  что  ты  скоро
приедешь?
   Это был вопрос с подтекстом, таким же завуалированным,  как  если  бы
его задала дохлая макрель. Как я и ожидал, наступила долгая пауза.
   - Не шути так, - раздался наконец хриплый голос Сэма.
   - А что, если это не шутка, Сэм?
   - Не может быть! Если у нее под рукой  окажется  пистолет,  она  меня
пристрелит. Мы оба прекрасно это знаем. Господи, ты же понимаешь, что ни
одна  женщина,  особенно  такая,  как   Нора,   не   стерпит   подобного
оскорбления. Я сам решил раз и  навсегда  выйти  из  игры.  Послушай,  я
отлично знаю, от чего добровольно  отказался,  Трэв.  К  тому  же  такая
девочка не станет ждать три года. Так что лучше не шути так, парень.
   - Она по-прежнему здесь. Сэм, ты когда-нибудь давал ей шанс  простить
тебя?
   - Она никогда меня не простит! Поверь, никогда.
   - У тебя кто-нибудь есть?
   - Не будь дураком.
   - Но почему, Сэм?
   - Еще одна неудачная шутка.
   - Она тоже до сих пор одна. По крайней мере была  две  недели  назад.
Может, в силу тех же самых причин, что и ты?
   - Хватит! Я не могу думать об этом. Я не могу  ни  о  чем  думать.  Я
сейчас рухну от усталости.
   - Тебе и не надо ни о чем думать. Нужно только чувствовать, Сэм.  Она
захочет повидаться с тобой.
   - Откуда ты знаешь?
   - Оттуда, что она рыдала на моем плече, кретин ты собачий!
   - Господи, если бы ты только знал, как я хочу повидаться с ней.
   - Сэм, ей будет очень плохо, если она узнает, что ты  приезжал  и  не
встретился с ней. Разреши мне позвонить ей. О'кей?
   - Ты точно уверен в этом, Макги?
   - Сэм, чертяка, я искал тебя все эти три года.
   Таггарт опять замолчал, потом я услышал тяжелый вздох.
   - Я должен был уехать. Послушай, я приеду завтра к вечеру. Что у  нас
завтра? Пятница. Найду где-нибудь номер...
   - Приезжай прямо ко мне.
   - Нет. Это будет  глупо  по  причине,  которую  я  объясню  тебе  при
встрече. И еще... Мы должны поговорить с тобой, прежде чем я встречусь с
Норой. Трэв, скажи ей лучше, что я  приеду  в  субботу.  Сделай,  как  я
прошу. Я.., мне необходима помощь.  Не  задавай  мне  никаких  вопросов.
Просто сделай, как я прошу. Я позвоню после того, как устроюсь.
   Положив трубку, я нашел  номер  магазина  Норы  Гардино.  К  телефону
подошла незнакомая женщина, которая разговаривала с венгерским акцентом.
Через минуту трубку взяла Нора Гардино.
   - Макги! - с веселым озорством воскликнула она. - Я попробую угадать.
Что-то между восьмым  и  десятым  размером,  кружева,  высокая  цена  и,
конечно, в отличной упаковке.
   - Ничего подобного. На этот раз мне в подарок нужна сама  хозяйка.  В
отличной упаковке. Я заеду сам. Часов  в  семь,  хорошо?  Стейки,  вино,
танцы и вкрадчивые беседы.
   - Семь часов... Но почему? Мне, конечно, приятно и все такое, но  что
случилось?
   - Потому что Макги никогда не сдается.
   - Ах да, неугомонный Макги днем и ночью ухлестывает за мисс  Гардино.
Раз в год с поразительным постоянством кружит ей голову и не  дает  даже
перевести дух. Лучше в половине восьмого. О'кей?
   Я вернулся на палубу и проиграл и эту, и две следующие партии.  Мейер
проницательно посмотрел на меня.
   - После телефонного звонка ты стал играть еще хуже, хотя хуже некуда.
   - Старый друг.
   - И, разумеется, со своими проблемами. Макги, выражение "старый друг"
быстро устаревает и выходит из  моды.  В  нашем  доблестном  новом  мире
остаются только новые друзья.
   Отказавшись от последнего стаканчика виски, он спустился по  трапу  и
поплелся к своей ужасной маленькой яхте, стоящей у соседнего причала. На
транце золотыми буквами было выведено: "Джон Мейнард Кейнс".
 
*** 
 
   В восьмом часу вечера я подъехал к дому Норы Гардино  -  когда-то  он
был коттеджем садовника в огромном поместье. Я сидел за  рулем  "роллса"
36-го года выпуска, пожалуй, самой громоздкой модели. Один из предыдущих
владельцев, очевидно, разбил ему зад, после чего переделал  "ролле"  под
пикап. Следующий перекрасил автомобиль в ужасный голубой цвет.  Похожего
цвета были волосы у моей учительницы. Когда я его  купил,  меня  охватил
приступ эксцентричности, и я назвал "ролле" в ее честь -  "мисс  Эгнис".
Машина очень  медленно  набирала  скорость,  но,  разогнавшись  миль  до
восьмидесяти, могла бесшумно мчаться целый  день.  Родившаяся  во  время
депрессии "мисс Эгнис" унаследовала все ее пороки.
   Фары "роллса" осветили маленький черный "санбим" Норы возле  дома.  Я
поднялся на крыльцо и постучал. Дверь открыла высокая стройная девушка с
широким  лицом  и  волосами  цвета  древесного  пепла,  в   светло-сером
комбинезоне с большим красным сердцем  вышитым  на  левой  груди.  Из-за
акцента я с трудом разобрал, как ее зовут - что-то вроде  Шаджи  Добрак.
После того как я представился, она пригласила меня войти и сказала,  что
Нора скоро будет готова. Смешав коктейли, Шаджа села  напротив,  подобав
под себя длинные ноги. Она рассказала, что уже семь месяцев  работает  у
Норы, а четыре месяца живет у нее в доме. Она была серьезной, спокойной,
изящной и по-своему очень привлекательной девушкой.
   Через несколько минут в гостиную торопливо вышла Нора Гардино, гибкая
смуглая женщина с черными глазами, немного великоватым носом и небольшим
лбом. У Норы прекрасная фигура и великолепные ноги, тембр голоса  близок
к баритону.  Несмотря  на  энергичное  лицо  и  довольно  редкую  манеру
общения. Нора Гардино очень  чувственная  женщина,  из  тех,  кто  может
одарить страстной лаской.
   Она надела меховую накидку цвета кремового  шерри.  Блестящие  черные
волосы с синеватым отливом, туфли на высокой шпильке, сумочка  в  руках,
ярко-красные губы, а в глазах радостный  блеск  предвкушения  праздника.
Мне показалось, что с  момента  нашей  последней  встречи  Нора  немного
похудела - слегка запали щеки.
   Мы по-дружески обнялись, и я чмокнул ее в щеку. Потом  попрощались  с
улыбающейся Шаджей. На улице Нора сказала:
   - Я так давно не была на свидании, что чувствую себя,  как  неопытная
девчонка.
   - Ничего страшного. На чьей машине поедем?
   - Трэв, разве ты забыл, с каким уважением я отношусь к "мисс  Эгнис"?
Я не хочу чтобы она стояла здесь и дулась на меня.
   Я усадил ее в "ролле", сел за руль, завел мотор и выехал  на  дорогу.
Через две минуты заметил:
   - Я думал, ты любишь одиночество.
   - Ты о Шадже? Она просто золото. Сейчас я стараюсь  вести  дела  так,
чтобы она со временем могла стать компаньоном. Ее муж намного старше ее.
Два раза в год Шаджа получает от него  письма.  Он  сидит  в  венгерской
тюрьме. Кажется, сидеть ему еще четыре года, а потом возникнет  проблема
с выездом из Венгрии в Штаты. У Шаджи поразительный оптимизм. Ты знаешь,
мы с ней отлично уживаемся.
   - Как насчет "Майл О'Бич"? - поинтересовался я.
   - Гм... А может "Багама Рум"?
   - Позже, если у нас будет настроение. Только  пить  и  есть  будем  в
"Кэптен Рум".
   - Отлично!
   Мы приехали в небольшой слабо освещенный ресторанчик  весь  в  черном
дереве, коже и бликах мигающего света. Сначала подошли к  бару.  Меню  я
попросил Чарльза принести минут через десять и объяснил, какой нам нужен
столик. За коктейлями и ужином мы с Норой весело болтали о пустяках.
   Не знаю,  догадалась  ли  она  об  истинной  причине,  по  которой  я
пригласил ее. Они с Сэмом были настолько созданы друг для друга, что  на
их фоне и нам с Ники стало казаться,  будто  между  нами  не  дружба,  а
что-то большее. Обычная четверка друзей, однако подобные компании иногда
могут давать волшебный эффект.  Когда  между  Сэмом  Таггартом  и  Норой
произошла  та  ужасная  ссора,  мы  с  Ники  попытались  сохранить  наши
отношения, но из них исчезло что-то очень  важное.  Похоже,  и  для  них
слишком много значила наша компания с ее  шутками,  легкой  болтовней  и
доверчивой откровенностью.
   После ужина я уговорил Нору заказать ирландский кофе. Так и не улучив
более подходящего момента выложить новости, дождался паузы и брякнул:
   - Сэм возвращается. Он хочет повидаться с тобой. Глаза  Норы  Гардино
расширились, а между черными бровями пролегла глубокая морщинка.
   - Сэм? - прошептала она, прижав руку к горлу. - Он хочет...
   Внезапно от ее лица  отхлынула  кровь,  она  резко  отодвинула  стул,
нагнулась и опустила голову между коленей.  К  нам  подбежал  испуганный
Чарльз. Я объяснил, что  мне  нужно,  и  он  вернулся  через  двенадцать
секунд. Я нагнулся над Норой и поднес к ее носу  пузырек  с  нюхательной
солью. Чарльз не отходил от нас. Через минуту Нора  выпрямилась,  но  ее
лицо оставалось очень бледным.
   Она попробовала улыбнуться и прошептала:
   - Уведи меня отсюда, Трэв. Пожалуйста.
 
Глава 2 
 
   Мы шли по большому двору отеля. В открытых местах  дул  пронизывающий
ветер.
   - Ну как, сейчас лучше? - поинтересовался я.
   - Я вела себя, как благородная девица, да? Как это  раньше  называли?
Ипохондрия?
   - Это я виноват. Совсем не подготовил тебя.
   - Как он разговаривал?
   - Усталым голосом. Он очень долго ехал.
   - Откуда?
   - Сэм не сказал.
   - Что он говорил.., обо мне?
   - Он убежден, что ты никогда не простишь его.
   - О Господи! Вот дурак! Кретин чертов! Все эти бесцельно  прожитые...
- Она повернулась и в темноте посмотрела на меня. - Почему  он  считает,
что я никогда не смогу понять? Ведь такие мужики, как он, всегда  боятся
сильной привязанности. Он поступил грубо и жестоко, но я могла бы...
   Нора отвернулась, как-то  странно  пискнула  и,  шатаясь,  подошла  к
тонкому дереву. Схватилась за него левой рукой, нагнулась, и  ее  начало
рвать. Я обнял ее за талию, чтобы поддержать, и схватил левой  рукой  за
левое плечо. Стройное тело Норы Гардино вздрагивало от  спазмов,  и  она
негромко умоляла меня уйти. Я вспомнил, как больно и жестоко убивать то,
что больше всего любишь.  Наверное,  это  делаешь  потому,  что  боишься
любви, подумал я.
   Сэм  Таггарт  был  неугомонным  парнем,  бывшим  морским  пехотинцем,
любителем драк и спиртного. Он любил  и  хорошо  знал  море.  Плавал  на
гоночных яхтах, работал в порту. Потом взял  кредит  и  купил  яхту  для
морских прогулок. Сначала все у него шло нормально, но  в  конце  концов
Таггарт разорился. После этого какое-то время был рыбаком. Затем недолго
ходил капитаном  на  колесном  пароходике,  принадлежавшем  одной  очень
влюбчивой вдове. Короче, Сэм Таггарт был парнем, которого можно найти на
любом морском курорте, каким-то неорганизованным и нецелеустремленным. И
лишь спустя месяцы, а то и годы дружбы, вы обнаруживали под этой внешней
оболочкой совсем другого человека - сердечного и  отзывчивого.  Он  имел
степень бакалавра по искусствоведению. Сэм много умел в жизни, но  ни  к
чему не стремился.
   Потом он познакомился с Норой  Гардино,  и  она  стала  тем  чудесным
синтезатором,  который  сфокусировал  всю  его  энергию  и  направил  на
определенную цель.
   В это же время я  познакомился  с  Ники,  и  мы  вчетвером  составили
маленькую дружную компанию. Когда объявились  мы  с  Ники,  Нора  и  Сэм
находились на стадии планирования  своей  будущей  жизни.  Магазин  Норы
процветал, а Сэм нашел на побережье подходящий участок и  хотел  сделать
марину <Портовый бассейн со специально оборудованными  причалами.>.  Для
этого у него были толковые идеи и хорошие  связи.  Они  поженятся.  Нора
будет заниматься магазином до самых родов, потом продаст  его  и  вложит
деньги в марину. Жить они собирались в большом просторном доме прямо  на
берегу.
   Возможно, Сэм почувствовал, что мосты начинают загораться,  возможно,
посчитал себя недостойным того абсолютного доверия, которое испытывала к
нему Нора, а может, боялся, что вопреки всей своей уверенности  не  даст
ей всего того, что ей необходимо. Тогда он неплохо зарабатывал в доках и
потихоньку копил деньги. У Норы работала хорошенькая  полная  девушка  с
глупым лицом по имени Сандра. Думаю, подсознательно Сэм  Таггарт  хотел,
чтобы все так и  получилось.  С  другой  стороны,  все  могло  произойти
случайно, по пьянке. Как бы то ни было, он поступил жестоко. Целые сутки
Нора искала его и нашла в конце концов в постели с  мирно  похрапывающей
толстушкой Сандрой. На лице Таггарта была глупая  ухмылка.  Нора  быстро
вышла из комнаты и тихо закрыла за собой дверь. На  следующий  день  Сэм
собрал вещи и исчез. Я помогал Hope искать его. Она потратила на  поиски
больше тысячи долларов, но он как сквозь землю провалился.
   Я всегда думал, что через какое-то  время  человек  перестает  ждать.
Может, я не прав?..
   Нора постепенно пришла в себя и медленно выпрямилась.  Она  держалась
за деревце обеими руками и прижималась лбом к мягкой  серебряного  цвета
коре.
   - Да, отличное я тебе устроила свидание, - прошептала она.
   - Прошло три года...
   - Три года. И я не знала, жив он или нет, здоров или болен.
   Нора задрожала.
   - Хватит, - сказал я и похлопал ее  по  плечу.  -  Пойди  освежись  и
поедем отсюда.
   - Когда он приедет?
   - В субботу.
   - Во сколько?
   - Не знаю.
   - Он.., придет в магазин?
   - Или позвонит тебе. Не знаю.
   - Он знает, что ты рассказал мне о его приезде?
   - Да.
   - Сэм до сих пор никого себе не нашел?
   - По той же самой причине, что и ты.
   - Я рада, что ты предупредил меня, Трэв. Но, боюсь, до воскресенья не
дотяну.
   Я подождал Нору в холле. Когда ока привела себя в порядок, мы поехали
в Бахья Map. Поговорить можно и на яхте. Я понимал, что Hope  необходимо
выговориться.
   Я включил отопление и сделал ей слабый коктейль. Нора сняла  туфли  и
забралась с ногами на желтую кушетку. Ее лицо было задумчиво.
   - Черт побери, Трэв, я совсем не знаю, что делать.  Броситься  в  его
объятия? Страшно хочется. А ему? Может, ему хочется, чтоб его  наказали?
Знаешь, Сандра - это пустое место.
   - Нора, я не знаю, чего он от тебя хочет.
   - Если бы ты знал, что это был за удар по моей гордости!
   - Он пил.
   - Почему?
   - Возможно, от страха.
   - Страха перед чем?
   - Знаешь, настоящая стопроцентная женщина может  вызывать  в  мужчине
страх.
   - Я что, слишком сильно к нему приставала?
   - Ты такая, какая есть. Нора. Настоящая женщина.
   - Сейчас мне двадцать девять. Прошли три гнусных никчемных года.  Что
он сказал обо мне?
   - Призывал Бога в свидетели  того,  как  сильно  хочет  повидаться  с
тобой.
   Нора Гардино вскочила с кушетки и  принялась  ходить  по  каюте,  как
пантера.
   - За кого, черт возьми, он меня принимает? За святую из белого гипса?
Я абсолютно не знаю, как вести себя при встрече.
   - Только ничего не планируй заранее. Делай  все  по  вдохновению.  Не
надо пытаться специально провоцировать его на что-то. Вот и все.
   - Почему он позвонил тебе?
   - Чтобы узнать, не уехала ли ты, - солгал я. - Чтобы узнать, есть  ли
у него хоть малейший шанс. Чтобы узнать, не поздно ли вернуться домой.
   - Не поздно. Поверь мне, не поздно.
 
Глава 3 
 
   К югу от Лодердейла раскинулись убогие  поселки,  построенные  еще  в
тридцатые годы, которые губернатор Флориды на какой-то пресс-конференции
назвал бельмом на глазу штата.
   Сэм Таггарт остановился в одной из шести обветшалых хижин  за  старой
заправкой, торгующей каким-то бензином под названием "Хейст".
   Когда Сэм вставал, под  ним  заскрипела  кровать.  Он  впустил  меня,
крепко хлопнул по груди и сказал:
   - Ты стал еще безобразнее, чем был.
   - Я компенсирую недостаток красоты мальчишеским обаянием.
   Мы пожали друг другу руки. Ладонь Таггарта сохранила прежнюю силу. Он
показал на единственный стул, а сам сел на кровать.  Я  еще  никогда  не
видел его таким загорелым. Сейчас его кожа была бронзового цвета, как  у
семинола. Таггарт был  одет  в  полинявшие  штаны  цвета  хаки  и  белую
заштопанную хлопчатобумажную рубашку. Он похудел, на подбородке появился
шрам в форме полумесяца, которого раньше я не видел. У него  не  хватало
нескольких зубов. Черные волосы были коротко подстрижены.
   - Как дела, Трэв?
   - Ты имеешь в виду Нору?
   - О'кей. Как Нора восприняла новости о моем приезде?
   - Сначала ей стало плохо, и ее стошнило,  а  потом  она  решила,  что
по-прежнему любит тебя и хочет, чтобы ты к ней вернулся.
   - Ого! Похоже, я в ореоле славы. Не правда ли, я вернулся в  отличной
форме?
   - Самое главное, что ты вернулся.
   - Как она собирается меня наказать?
   - Почему ты с ней так поступил, Сэм?
   Таггарт обхватил руками колени и уставился в пол.
   - Не знаю. Честное слово, не знаю, Трэв. Клянусь! -  Он  взглянул  на
меня. - Как она выглядит? Как живет?
   - Похудела на лицо. И стала немного спокойнее, чем раньше. В магазине
все в порядке. Сейчас он находится на новом месте. Нора  теперь  торгует
более дорогими вещами. У нее до сих пор самые красивые ноги в городе.
   - Мое возвращение не принесет ей радости.
   - Пусть она сама решает это, Сэм. Если, конечно,  ты  не  собираешься
отмочить тот же номер.
   - Нет. Поверь мне, никогда! Трэв, у нее были парни?
   - Вы сами решите при встрече, стоит устраивать вечер воспоминаний или
нет.
   - Знаешь, я часто себя спрашивал, почему у вас с ней ничего не было?
   - Да брось ты. Конечно, когда-то такая идейка всплывала,  но  из  нее
ничего не вышло. Где ты пропадал все эти годы, Сэм?
   -   Большую   часть   времени   провел   в   мексиканском   городишке
Пуэрто-Альтамура за Гуаймасом. Это даже не город, а рыбацкая деревня.  Я
стал residente <Местный житель (исп.).>. Помогал одному типу  устраивать
спортивные рыбацкие угодья, которые приносят ДОХОД.
   - Вид у тебя что-то не очень преуспевающий.
   - Пришлось срочно уносить ноги, Трэв. Господи, ты не видел еще  такой
рыбалки, как там! День  за  днем  так  клевала,  что  уставала  кисть  и
приходилось отставлять удочку в сторону.
   - Да, ты всегда любил порыбачить, Сэм.
   - Конечно. - Он пристально посмотрел на меня.  -  Конечно,  сукин  ты
сын. Когда забываешь о себе, то и об остальном тоже.
   - Ты говорил, что у тебя неприятности.
   - Ты занимаешься тем же, чем и раньше, Макги?
   - Да, я по-прежнему последняя соломинка для жертв абсолютно законного
воровства,  а  также  воровства  столь  хитрого,  что  закон  перед  ним
бессилен. Люди испытывают вес средства, а потом приходят  ко  мне.  Если
мне удается им помочь, половина моя.  Половина  значительно  лучше,  чем
ничего. Но сейчас, извини, я на время отошел от дел.
   - После нашего разговора по телефону я много думал. Интересно,  думал
я, когда я решил вернуться в Лодердейл, чего я хотел больше:  обратиться
к тебе за помощью или найти предлог для встречи с Норой? Не  знаю.  Люди
любят  обманывать  себя.  В  своих  чувствах  разобраться  нелегко.  Мне
почему-то казалось, что сейчас она замужем и у нее двое  детей.  Я  даже
представлял себе ее мужа:  ярко  одевается,  любит  произносить  речи  в
клубах,  играет  в  гольф,  летает  на  собственном  самолете.   Короче,
прекрасный парень с несколькими десятками спортивных пиджаков.
   - Ей двадцать девять, а она до сих пор не замужем, хотя уже пора.
   - Хочешь, чтобы она вышла за меня, Трэв? Присмотрись ко мне получше.
   Сэм Таггарт отвел  взгляд  в  сторону.  Он  сжал  пальцы  в  кулак  и
уставился на него.
   - Может, ты уже очистил свой организм от яда, - возразил я. -  Может,
сейчас ты готов?
   - Может, - вздохнул он. - Один Бог знает, готов я или  нет.  Я  много
думал, есть ли у нас с Норой хотя бы один шанс. Если есть,  то  дело,  в
котором мне необходима твоя помощь.., может, не так уж и важно. Дружище,
меня облапошили. Они забрали мое  добро.  Видишь  ли,  если  ничего  не,
получится с Норой, тогда очень важно его вернуть.  Вернее,  половину,  а
вторую  отдать  тебе.  Конечно,  если  ты  поможешь.  Дело  трудное,   и
неизвестно, удастся ли оно тебе. Это высшая  лига,  а  не  какие-то  там
любители.
   - Я не очень понимаю, о чем ты говоришь.
   - Наверное, во всем виновата моя гордость, - признался Сэм Таггарт. -
Со мной поступили, как с желторотым птенцом. Но  лучше,  думаю,  вернуть
хотя бы то, что еще можно. - Он встал. -  Подожди  здесь.  Я  хочу  тебе
кое-что показать.
   Сэм вышел к поржавевшей  машине  с  калифорнийскими  номерами.  Через
полминуты он вернулся со  свертком.  Сел  на  кровать,  развязал  грубую
бечевку, развернул грязную замшу и протянул почти квадратную,  маленькую
статуэтку дюймов пяти с половиной в высоту. Она оказалась такой тяжелой,
что я от неожиданности чуть не уронил ее.
   Фигурка была очень грубой  работы,  словно  вылепленная  ребенком  из
глины. Но она была отлита из желто-оранжевого  металла,  почерневшего  в
углублениях и блестевшего в местах, где не держали.
   - Золото? - полюбопытствовал я.
   - Да, хотя и не очень  чистое.  Литая.  Но  ценность  ей  придает  не
золото, а возраст. Ее отлили  еще  до  Колумба.  Не  знаю,  кто,  может,
ацтеки. Вполне возможно. Она стоит намного дороже, чем золото, но  никто
не может точно определить ее цену,  разве  что  какой-нибудь  музей  или
коллекционер. По-моему, эта штука является символом могущества.  У  меня
было двадцать восемь таких фигурок, одни побольше, другие  поменьше,  из
разных стран, разных эпох. Две были очень древние, из  Вест-Индии.  Три,
кажется, сделаны инками.  Когда  все  статуэтки  отняли,  эта  осталась,
потому что по счастливой случайности в тот момент находилась отдельно от
всей коллекции.
   - Они принадлежали тебе?
   Я ничего не смог прочитать в его глазах.
   - Если принять во внимание некоторые обстоятельства,  можно  сказать,
что больше им некому оказалось принадлежать.  Кое-кто,  возможно,  и  не
согласился бы с этим, но когда они попали ко мне,  то  стали  моими.  По
очень грубым подсчетам вся коллекция тянет  на  триста-четыреста  тысяч.
Знаешь, сколько они весят? Две тысячи двести сорок одну и шесть  десятых
унции. Даже если отбросить примеси, останется  куча  золота.  -  Сэм  не
спеша завернул статуэтку и завязал бечевку узлом. - К сожалению,  трудно
найти покупателя на всю коллекцию сразу.
   - Все упирается в то, кому они принадлежат по закону?
   - А как по-твоему, кому могут принадлежать такие предметы?
   - Я просто рассуждаю, Сэм.
   - Рассуждай, рассуждай, приятель. В одиночку  мне  с  этим  делом  не
справиться. Несколько человек  уже  пострадали  из-за  этих  фигурок.  Я
считал, что уже все кончено, но потом  подумал  -  какого  черта!  -  Он
ударил завернутым куском золота  по  своей  загрубевшей  ладони.  -  Эта
последняя вещь не дает им покоя не столько из-за  ее  ценности,  сколько
из-за того, что я могу воспользоваться ею для  шантажа.  Если  я  захочу
полностью выйти из игры и избавиться от этого малыша,  может  возникнуть
политический скандал. Поэтому сегодня я решил вернуть хотя  бы  то,  что
еще можно. Я потратил уйму  монет  и  несколько  раз  останавливался  по
дороге, чтобы позвонить. Они согласны забрать эту статуэтку  и  прикрыть
все дело.
   Я запросил пятнадцать штук, но они дают десять. Так что скорее  всего
сойдемся на двенадцати с половиной. Они пришлют за ней человека.  -  Сэм
широко улыбнулся, и между зубами показалась большая дыра. -  По  крайней
мере я вернусь с приданым. Двенадцать с половиной тысяч плюс Нора лучше,
чем триста, но без нее. Урок номер один.
   - Много же у тебя ушло временя на то, чтобы выучить его. Слава  Богу,
хоть сейчас дошло!
   - Можно у тебя что-нибудь перехватить?
   - Сорока хватит? - спросил я, заглянув в бумажник.
   - Вполне, Трэв. Отлично.
   - Когда встретишься с Норой?
   - После того, как закончу с этим делом, -  смущенно  ответил  Сэм.  -
Господи, понятия не имею, как себя с ней вести. Наверное,  нужно  упасть
на колени и бухнуться лбом о пол.  Завтра...  Три  года  думать  о  ней,
помнить все до мельчайших подробностей и  встретиться  завтра.  Я  боюсь
этого завтра, Трэв. Что мне делать?
   - Найми пятьдесят трубачей-женщин, выряди их в белые одеяния и...
   - О'кей. Согласен, это моя проблема. Трэв, как Ники?
   - Не знаю. Она давно уехала.
   - А...
   - При расставании мы пожали друг другу  руки.  Знаешь,  что  ей  было
нужно? Яма для барбекью <Жаркое на вертеле (тива ваоигыка).>  на  заднем
дворе, трехколесные велосипеды в гараже, полотенца. Для гостей  и  чтобы
папочка в пять пятнадцать был дома, как штык. Ники пыталась  измениться,
стать другой, но у нее ничего не получилось. Кстати, она,  очень  хотела
вступить в АУР <Ассоциация учителей и родителей.>.
   Таггарт удивленно посмотрел на меня и сказал:
   - Я тоже.
   - У тебя получится.
   - Время от времени мы будем приглашать тебя на ужин.
   - А я буду пользоваться вашими гостевыми полотенцами.
   - Только детей мы будем кормить в первую очередь. Я вернулся на яхту,
чувствуя смутную тревогу. Необходимо забыть, как выглядит  Сэм  Таггарт,
как робко и в то же время кокетливо шла ко мне через комнату  Ника,  как
умирал Лоис. Веселись, паренек, пока веселится. Пока тебя не вышибли  из
игры.
 
Глава 4 
 
   Меня  разбудили  непрерывные  звонки.  Будильник  показывал  четверть
первого. Вечер я провел дома. Почитал, немного выпил, сварил кусок  мяса
и зажарил большую картофелину. Посмотрев последние новости, лег спать.
   Я накинул халат, включил свет и поднялся на палубу. Нора Гардино  как
раз застегивала цепь,  перегораживающую  трап.  Она  проскочила  мимо  и
спустилась в каюту. Потом повернулась ко мне и,  сузив  глаза  и  уперев
кулак в бок, гневно спросила:
   - Где он?
   - О Господи! - сонно пробормотал я, зевнул и потер глаза.
   - Знаешь Бини из "Марта"?
   - Да.
   - Она позвонила час назад, может, полтора, и сказала, что видела Сэма
около восьми в  "Говарде  Джонсоне".  Бини  уверена,  что  это  был  Сэм
Таггарт.
   - Хочешь выпить. Нора?
   - Не уходи от ответа. Где он? Ты сказал, что он приедет завтра.
   - Я солгал.
   - Почему? Ну почему?
   - Сядь, милая. У Сэма  есть  одно  важное  дело,  которое  он  должен
сделать в первую очередь.
   - Я тебе звонила, звонила... Потом подумала, что  ты  опять  на  ночь
отключил телефон и решила приехать. Я хочу его увидеть, Трэв.
   - И он хочет. Завтра.
   - Нет, - покачала головой Нора. - Сейчас.  Где  он?  Нора  с  вызовом
смотрела на меня и  постукивала  ногой.  Она  надела  фланелевые  брюки,
желтый свитер с большим отложным воротом и светлое кожаное полупальто.
   - Пусть он поступает, как хочет, Нора.
   - Можешь мне поверить, я не намерена ждать всю ночь. Это  же  смешно.
Сейчас самое время нам во всем разобраться. Где он?
   - Не знаю.
   - Трэвис!
   - О'кей, о'кей, милая. - Я вновь зевнул. - Сейчас  оденусь  и  отвезу
тебя к нему.
   - Просто скажи мне, где он.
   Мне очень  хотелось  сказать,  но  я  подумал,  что  Таггарт  страшно
разозлится, если Нора заявится без предупреждения в тот сарай. По-моему,
лучше всего оставить ее в машине и сходить за Сэмом.
   Я быстро оделся, плеснул в лицо холодной  водой,  чтобы  окончательно
проснуться, запер дверь и пошел с Норой. Мы сели в  "мисс  Эгжжс".  Нора
Гардино осторожно спросила:
   - Что у него за дело?
   - Пусть сам расскажет.
   - Когда он приехал?
   - После обеда.
   - Как он выгладит?
   - Прекрасно. Сэм в отличной форме.
   Я  выехал  на  шоссе  и  свернул  налево.  Нора  сидела  рядом  очень
напряженно, как заводная кукла с заведенной до отказа пружиной. Я  видел
в свете уличных фонарей ее нервную улыбку. На  заправке  было  темно.  Я
притормозил у заправочных колонок и вышел.
   - Неужели он остановился в одной из этих лачуг?
   - Не беспокойся, у него вес в порядке, - ответил я.
   - Мне плевать! Я иду с тобой.
   - Черт побери, Нора, ты  останешься  здесь.  Я  пришлю  его  к  тебе.
О'кей?
   - Ладно, Трэв, - покорно  согласилась  она.  Я  направился  к  домику
Таггарта. Купидон Макги! Машина Сэма стояла рядом с коттеджем. Слева,  у
последнего домика, виднелся пикап. В остальных коттеджах, похоже,  никто
не жил. Я постучал. Тишина. С шоссе доносились звуки проезжающих  машин.
Я постучал вновь и крикнул:
   - Эй, Сэм!
   Не дождавшись ответа, толкнул дверь. Она распахнулась. В  нос  ударил
запах старого линолеума, вонь канализации и металлический  запах  только
что поцарапанной меди. Я пошарил рукой по стене рядом с дверью и нащупал
выключатель. Загорелась лампа. Она лежала на столе, а в нескольких футах
валялся абажур. Человеческие глаза  обладают  свойством  замечать  яркие
подробности и запоминать их надолго.  Сэм  Таггарт  лежал  на  боку.  На
застывшем серо-бронзовом лице выделялись полузакрытые глаза.  Одна  рука
была откинута  в  сторону.  Сэм,  сразу  ставший  каким-то  маленьким  и
сморщенным, лежал в луже крови. Одна щека была  разворочена  и  обнажала
розовые зубы. У меня мелькнула идиотская мысль, что с другой  стороны  у
Сэма не хватает зубов.
   Итак, они прислали человека прикрыть дело.
   Я услышал шаги, но не сразу догадался, кто это.
   - Сэм? - раздался встревоженный голос Норы. - Где ты, дорогой?
   Я попытался остановить ее, но было слишком поздно.  Мои  руки  словно
одеревенели. Она вырвалась, вбежала в комнату и увидела, что они  с  ним
сделали. Существуют трупы, к которым  можно  спокойно  приблизиться,  но
труп Таггарта к таковым не относился. Нора то ли пискнула, то ли чихнула
и замерла, как жена Лота.
   У меня хватило ума выключить свет. Я медленно обнял Нору и  вывел  на
улицу. Она двигалась, как во сне. В темноте на ее лицо  изредка  попадал
свет  от  проносящихся  мимо  машин.  Нора  Гардино  произнесла   вполне
нормальным голосом:
   - О нет, только не это! Я не вынесу этого! Он же вернулся ко мне. Это
не могло случиться. Я этого не переживу. По-моему, это уж слишком.
   Неожиданно Нора Гардино затряслась. Может, она хотела  избавиться  от
своей души. Нора заскулила,  как  собака.  Она  оказалась  на  удивление
сильной. Я с трудом вытащил ее на свет. Ее глаза были безумны, в уголках
губ запеклась кровь. Она попыталась выцарапать мне глаза. Я  схватил  ее
за голову, сунул большой палец под подбородок и сильно надавил на сонную
артерию. Нора сделала несколько бессмысленных движений и начала  падать.
Я подхватил ее за талию и  поволок  к  машине.  Бросил  на  водительское
место, потом передвинул на соседнее сиденье, сел за руль и поехал.
   Когда я помогал Hope войти в ее дом,  она  так  яростно  и  безутешно
рыдала, что, как мне казалось, должна падать  на  колени.  Шаджа  Добрак
набросила голубой халат. Ее пепельные волосы были непричесанны, на  лице
застыла тревога..
   - Я возил ее к Сэму Таггарту, - объяснил я. - Когда мы туда приехали,
он уже был мертв. Его кто-то зарезал.
   Она произнесла что-то на незнакомом мне языке,  потом  обняла  убитую
горем Нору.
   - Сделайте с ней что-нибудь, - попросил я. -  Если  есть  снотворное,
дайте ей.
   - Есть.
   - Мне нужно позвонить.
   Шаджа повела Нору в спальню. Я уселся на  золотисто-серую  кушетку  и
набрал номер конторы шерифа округа.
   - В коттедже номер три, в полумиле от города,  слева,  убит  человек.
Моя фамилия Макги. Я нашел несколько минут назад  труп  и  сейчас  выеду
туда.
   Дежурный попытался забросать меня вопросами,  но  я  положил  трубку.
Шаджа одной рукой поддерживала Нору за  плечи,  другой  подносила  к  ее
губам стакан с водой. Нора закашлялась, и изо рта брызнула вода.
   - Я вернусь позже, - сказал я.
   Шаджа Добрак кивнула с серьезным видом.
 
*** 
 
   Когда я подъехал к заправке, перед домиком  Сэма  уже  стояла  машина
шерифа. В коттедже горел свет. У открытой двери  застыли  два  помощника
шерифа: один средних лет, второй - помоложе.
   - Туда нельзя! - остановили они меня.
   - Это я звонил. Моя фамилия Макги.
   - О'кей. Только ничего не трогайте. Мы ждем ребят из  лаборатории,  -
сказал тот, что постарше. - Я - Хоукс. Это - помощник шерифа  Деволл.  -
Он закашлялся и сплюнул. - Это ваш друг?
   - Да.
   - Когда вы его нашли?
   - Примерно без четверти час. Нет, пожалуй, чуть позже. Фараоны  народ
довольно примитивный. Средний гражданин за всю жизнь всего несколько раз
встречается с представителями закона и при этом ведет  себя  либо  очень
серьезно, либо постоянно Шутит, а то говорит, не умолкая.  Когда  кто-то
ведет себя иначе, фараоны думают, что перед ними  или  бывший  служитель
закона, или человек, который часто его нарушал.  Я  понял,  что  начинаю
вызывать у них подозрения. И сказал:
   - Господи, какой кошмар! Вы, ребята, наверное, часто видите такое, но
я вряд ли смог бы когда-нибудь привыкнуть к трупам. Боже, я буду помнить
Сэма таким до конца жизни. До сих пор не могу в это поверить.
   - Кто-то здорово его обработал, мистер Макги, -  Хоукс  зевнул.  -  В
журнале регистрации записано, что его зовут Сэм Таггарт.
   - Да, Сэм Таггарт. Он жил здесь раньше. Уезжал на три  года,  но  вот
вернулся.
   Приехал доктор. Что-то напевая,  он  осмотрел  труп,  потом  раскурил
окурок сигары. За второй патрульной машиной прибыла машина с экспертами,
а чуть позже зеленый "фольксваген"  с  двумя  репортерами.  Сейчас  всем
командовал молодой, начавший лысеть, широкоплечий мужчина в брюках цвета
хаки, шерстяной рубашке и мешковатом твидовом пиджаке.  Хоукс  и  Деволл
что-то тихо ему докладывали, пока он смотрел на труп. При этом они  раза
два показали на меня. Эти парни вели себя спокойно и  без  суеты.  Когда
убивают человека, имеющего машину стоимостью в сто долларов и живущего в
лачуге за четыре доллара в  сутки,  профессионалы  не  больно  суетятся.
Фотограф сделал необходимые снимки. Потом несколько фотографий сделал  и
репортер, хотя ему вряд ли разрешат  поместить  их  в  газете.  Твидовый
Пиджак дал сигнал доктору. У коттеджа курили двое санитаров с носилками.
Они ждали, когда судмедэксперт закончит предварительный осмотр.
   Наконец доктор вышел на улицу, что-то сказал Твидовому Пиджаку, сел в
машину и уехал.  Твидовый  Пиджак  проверил  содержимое  карманов  Сэма.
Санитары отнесли труп на  носилках  в  машину  "скорой  помощи"  и  тоже
уехали, но без сирены  и  красных  огней.  Твидовый  Пиджак  дал  сигнал
приступать к работе и попросил экспертов обыскать машину  пострадавшего.
Потом  подошел  ко  мне.  Репортеры  направились  было  за  ним,  но  он
повернулся к ним и терпеливо сказал:
   - Обязательно расскажу, если  что-нибудь  окажется  достойным  вашего
внимания. Так что устраивайтесь поудобнее. - Потом протянул мне  руку  и
представился. - Мистер Макги, я Кен Бренкс. Мы очень  благодарны  людям,
которые  сообщают  о  таких  ужасных  происшествиях,  а  не  скрываются.
Пойдемте к машине. Там нам будет удобнее разговаривать.
   Мы сели на переднее  сиденье  его  машины.  Бренкс  достал  маленький
магнитофон и воткнул шнур от микрофона в зажигалку на приборном щитке.
   - Надеюсь, вы не против? У меня ужасная память.
   - Не возражаю.
   - Назовите, свое полное имя, фамилию и адрес.
   - Трэвис Д. Макги, причал "Ф-18", Бахья Map, яхта "Сорвавшийся флеш".
   - Яхта принадлежит вам или вы ее просто водите?
   - Она принадлежит мне.
   - А теперь расскажите, как вы нашли труп.
   - Сэм Таггарт раньше жил здесь. Три года  назад  он  уехал.  Вернулся
сегодня после обеда и позвонил мне на яхту. Я сразу приехал, и мы с  час
поболтали. Я занял Сэму сорок долларов. Он сказал, что приехал насовсем.
Я вернулся на яхту и провел вечер  один,  отключив  телефон.  Потом  лег
спать. В четверть первого приехала моя знакомая, которая знала Сэма.  Ей
позвонила подруга и сказала, что Сэм вернулся. Моя знакомая решила,  что
я знаю, где он остановился. Она считала, что нужно нанести ему визит.  Я
оделся и привез ее сюда. Свою машину она оставила в Бахья  Марс.  Машина
Сэма стояла у домика. Я постучал, но никто не ответил. Тогда  я  толкнул
дверь. Она оказалась незаперта. Я нашел выключатель. Она подошла к двери
и тоже увидела Сэма. С ней случилась истерика.  Раньше  они  дружили.  Я
отвез ее домой, позвонил оттуда вам и вернулся.  Там  есть  кому  о  ней
позаботиться.  Когда  я  вернулся,  здесь  уже  оказались   двое   ваших
помощников. Я решил подождать вас.
   - Кто эта женщина?
   - Местная жительница, занимается бизнесом. Лучше, если в  газетах  не
напишут, что она была со мной, когда я нашел труп.
   - Понимаю, мистер Макги. Кто она?
   - Нора Гардино. У нее магазин на Цитрус Гейт Плаза.
   - Знаю.  Дорогой  магазин.  Как  такая  преуспевающая  женщина  могла
дружить с подобным типом?
   - По-моему, последние три года ему не очень везло.
   - Где Таггарт работал и жил, когда обитал здесь? Я вспомнил несколько
мест работы Сэма и адресов.
   - В полиции на него что-нибудь есть?
   - Если и есть, то ничего  серьезного.  Разве  что  обычная  драка,  -
ответил я.
   - Кто сообщил Hope Гардино, что Сэм Таггарт в городе?
   - Женщина по имени Бини.  Я  не  знаю  ее  фамилии.  Она  работает  в
"Марте", напротив шестьдесят шестого пирса.
   - Не знаете, где она видела Таггарта?
   - В ресторане "Говард Джонсон" около восьми.
   - С ним кто-нибудь был?
   - Не знаю.
   - Вы давно знакомы с Таггартом?
   - Познакомился за два года до его отъезда.
   - Как?
   - Через друзей. Общий интерес к яхтам, морю и рыбалке.
   - Где он жил раньше?
   - В Калифорнии. И еще в Мексике.
   - Значит, Сэм Таггарт вернулся в плачевном финансовом состоянии?
   - Он одолжил у меня сорок долларов.
   - Чем вы занимаетесь?
   - Инвестиции, сделки по продаже земли и тому подобное.
   - У мисс Гардино было какое-то дело к Таггарту?
   - Думаю, что нет. Просто она хотела с ним повидаться.
   -  Вы  не  заметили  никакой  отъезжающей  машины  или   удаляющегося
человека, когда приехали?
   - Нет.
   -  Он  относился  к  любителям  посидеть  в  баре   и   побузить?   -
поинтересовался Бренкс.
   - Иногда.
   - Придется поговорить с мисс Гардино.
   - Она сейчас скорее всего спит после снотворного. Для  нее  это  было
ужасным потрясением.
   - Да, нож часто оставляет после себя много крови. Ничего страшного, я
поговорю с ней попозже. У Таггарта были родственники?
   - Кажется, у него где-то есть двоюродные братья. В  окне  со  стороны
Бренкса появилось лицо человека, и шериф выключил магнитофон.
   - Все сделано, Кен. Мы  набрали  отпечатков  больше,  чем  нужно,  но
большинство смазано.
   - Проверили последний домик?
   - Фермер из Южной Калифорнии с придурковатым ребенком. Они ничего  не
видели и не слышали. Остальные коттеджи пустуют.
   - Владелец?
   - Приедет с минуты на минуту. Он живет очень далеко отсюда.
   - Заправка тоже принадлежит ему? - поинтересовался Бренкс.
   - Да.
   - Узнайте, не приезжал ли кто к Таггарту. Что скажешь о его вещах?
   - Я бы не дал за все его имущество  больше  двадцати  восьми  центов,
Кен.
   - Пусть  Сэнди  все  рассортирует  и  спрячет.  Колымагу  отгоните  в
управление.
 
*** 
 
   Помощник ушел. Кен Бренкс потянулся и зевнул.
   - У него осталось чуть больше  двадцати  долларов  из  ваших  сорока,
мистер Макги. Во всем происшедшем  просматривается  определенная  схема.
Мне кажется, Таггарт отправился погулять  на  ваши  деньги.  Заглянул  в
несколько баров, с кем-то поссорился, и этот кто-то отправился  за  ним,
прихватив нож. Нападение произошло в темноте. Таггарт яростно отбивался.
В комнате почти все перевернуто  вверх  дном.  Судя  по  всему,  убийца,
прежде чем попасть в шею, нанес с десяток ран в руки и лицо.  В  комнате
все в крови. Думаю, найти его будет нетрудно. Нужно только  пройтись  по
барам, узнать, где произошла ссора и кто в ней участвовал.  Мы  приведем
Таггарта в порядок и сделаем фотографию, которую можно  будет  показать.
Не бойтесь найти в газетах свое имя или имя мисс  Гардино.  Убийство  не
должно вызвать много шума. Знаете, сезон уже начался,  и  нельзя  пугать
любителей позагорать. - Мы вылезли из машины. Кен Бренкс покачал головой
и добавил:
   - Какой-то сукин сын сейчас где-нибудь  зарывает  одежду,  бросает  с
моста в воду нож, пытается смыть кровь с заднего сиденья  своей  машины,
но он от нас не уйдет. Он, наверное, страшно ревнив и убежден, что никто
не имеет права приставать к его девчонке. Она будет раз в месяц навещать
его в "Рейфорде". Можете отправляться домой, мистер Макги. Если я захочу
узнать что-нибудь еще, я с вами свяжусь.
   Он очень тщательно проверит нас  с  Норой,  а  когда  его  версия  не
подтвердится, возьмется за нас снова.
   В гостиной дома Норы Гардино горела единственная лампа. Шаджа открыла
мне дверь. Я вошел вслед за ней в гостиную.
   - Как у нее дела?
   - Недавно заснула. - Я заметил, что Шаджа причесалась и  накрасилась.
- Какой кошмар! Да, мой муж может умереть от тюремных  болезней,  но  ее
Сэм...  Просто  не  верится!  Пожалуйста,   присаживайтесь.   Что-нибудь
выпьете?
   - Пиво есть?
   - "Амстель" из Кюрасао.
   - Отлично.
   Она пошла на кухню и вернулась с двумя  очень  высокими,  сужающимися
кверху стаканами на маленьком оловянном подносе.
   - Нора с таким волнением ждала его  возвращения.  Так  радовалась.  У
меня сердце за нее кровью обливается.
   - Шаджа, мне пришлось сказать полиции, что Нора была со мной.
   - Конечно!
   - Я соврал, будто Сэм просто ее старый знакомый. Послушай, что  я  им
сказал. Запомни это и, как только Нора проснется, расскажешь ей.  К  ней
приедет Бренкс. Она должна будет рассказать ему  то  же  самое.  Это  не
трудно, потому что почти все правда.
   Шаджа согласилась, и я повторил то, что рассказал Бренксу.  Время  от
времени девушка кивала. Когда я закончил, она нахмурилась и сказала:
   - Извините, но что плохого в том, что она любила своего Сэма все  эти
три года? Это не преступление.
   - Видишь ли, все не так просто. Ее ресницы дрогнули, и я  понял,  что
она жаждет выслушать тайну.
   - Она этого еще не знает? - полюбопытствовала Шаджа.
   - Не знает.
   - Но вы ей расскажете?
   - Расскажу, когда ей станет лучше.
   Девушка надолго задумалась, не спуская с меня взгляда.
   - Вы редко с ней видитесь, но вы хороший друг, да?
   - Надеюсь.
   - Я тоже ее подруга. Она мне давно помогает.
   - Ты хорошая девушка, Шадж. Она улыбнулась и слегка покраснела.
   - Спасибо.
   Я сделал глоток вика. Свет от лампы упал на светлые волосы Шаджи и ее
широкую щеку. Она, как и Нора, отлично знала себе цену.
   Шаджа  поднесла  стакан  к  губам,  и,  запрокинув  голову,   сделала
несколько глотков.
   - Чем занимается твой муж, Шаджа?
   - Он был учителем истории. - Девушка пожала плечами. - Он ниже  меня,
начал лысеть. Мы были женаты всего год. Его  вынудили  это  сделать,  но
после этого, как вы знаете, весь мир отвернулся от нашей  страны.  Мы  с
ним в этом не виноваты. Я уехала,  потому  что  не  могла  принести  там
пользы. - Она протянула руку. - До свидания и спасибо.
   Шаджа  Добрак  крепко,  по-европейски,  пожала  мне  руку  и   слегка
поклонилась. По пути к машине я оглянулся и увидел ее силуэт  в  дверном
проеме. Мы оба понимали, что нравимся  друг  другу,  но  она  все  равно
никогда не нарушит клятву верности.
   Возвращаясь в  Бахья  Map,  я  пытался  представить  Шаджу  Добрак  в
эротических позах - это чтобы не думать о  Сэме  Таггарте.  Не  успел  я
дойти до дома, как он завладел моими мыслями. Я  открыл  калитку,  сунул
руки в карманы и медленно побрел по мокрому песку городского пляжа.
   Величественный Макги идет, съежившись от холода, и старается прийти в
себя после смерти друга. Но там, в моем сознании, Сэм так  и  продолжает
лежать на полу... Придется  перекинуться  парой  словечек  с  теми,  кто
приехал закрыть дело. В этом-то я и не хотел себе  признаваться.  Только
это никакая не театральность, не юношеская  любовь  к  мести,  а  просто
холодное, пытливое любопытство.
   Почему те люди думают, что все так просто?
   Этот вопрос я хотел задать себе, хотя уже знал ответ на него.
   Это вовсе не просто.
 
Глава 5 
 
   Через каждые пятнадцать минут я заглядывал в спальню к Hope  Гардино.
Наконец в половине одиннадцатого оттуда донесся шорох, и я  вошел.  Нора
стояла у туалетного столика  и  завязывала  пояс  голубого  халата.  Она
испуганно повернулась, беззвучно произнесла мое имя и бросилась  ко  мне
на грудь. Она обнимала меня и вся дрожала. У нее изо рта неприятно пахло
чем-то кислым.
   - Мне приснился ужасный сон, - прошептала Нора. - Просто кошмар.
   - Он никогда не возвращался, - сказал я, гладя ее спину. - Вот и все.
   Она оттолкнула меня.
   - Думаешь, все так просто?
   - Ну, не совсем.
   - Тогда оставь.
   Я пошел  на  кухню  и  налил  кофе.  Потом,  передвигаясь  маленькими
шажками, появилась Нора. Я достал из холодильника апельсиновый сок.
   Она села за стол, сделала несколько глотков и сказала:
   - Я сегодня нервничаю, Трэв. Не обращай на меня внимания.
   - Шадж ушла без четверти девять. Она  сказала,  что  в  магазине  все
будет в порядке.
   - Да благословит ее Господь. И тебя, мой друг. Нора  не  накрасилась.
Ее лицо было точно из бумаги и  казалось,  что  треснет,  если  до  него
дотронуться.
   Я рассказал ей о Бренксе так же подробно, как Шадже Добрак.
   - Справишься? - спросил я.
   - Думаю, да. Хочешь, чтобы я сказала, что Сэм был всего лишь уехавшим
другом? Да, справлюсь. Но зачем все это?
   - Он не должен знать, что мы очень хотим найти тех, кто...
   - Кто убил его? Не ищи  мягких  слов.  Используй  грубые.  Пусть  они
причиняют боль. Но почему он должен знать, что мы очень хотим найти  их,
Трэв?
   - Потому что он помешает нам в наших поисках. В этом деле все не  так
просто.
   Нора поставила на стол пустой стакан.
   - Тебе что-то известно?
   - Кажется, да.
   - Бренкс знает об этом?
   - Нет, я ему ничего не сказал.
   Трудно описать выражение ее лица после того, как я  это  сказал.  Оно
было очень похоже на выражение ожидания на лице притаившегося охотника.
   - Я хочу, чтобы все оставалось в тайне, - прошептала она.
   -  Тогда  сделай  так,  чтобы  у  шерифа  не  возникло  ни   малейших
подозрений. Он сообразительный парень.
   - Я думала, его убил какой-то зверь, который грабит дома...
   - Нет, здесь другое.
   - Тогда что? - Ее ледяные пальцы сжали мое запястье. - Какое  у  него
было дело? Какое?
   - Позже, Нора. Не сейчас.
   По ее лицу я понял, что она поверила моему обещанию. По крайней  мере
я  дал  ей  простое  объяснение,  с  которым  можно  жить,  а  в  случае
необходимости и умереть.
   Бренкс позвонил в 11.15 и приехал через полчаса.
   Нора к тому времени оделась. Ей хотелось облачиться во все черное, но
она надела желтую плиссированную юбку  и  свитер  из  ангорки.  На  ярко
накрашенных губах застыла вежливая улыбка.
   - Да, просто друг, сказала Нора. Столь  поздний  визит  был  в  стиле
наших отношений. Вини позвонила, потому что знала, что Нора  когда-то  с
ним дружила. Макги  тоже  старый  друг.  Хотели  поздравить  Таггарта  с
возвращением. Но Господи, кто же  мог  знать,  что  нас  ожидает  в  его
домике! О да, совсем потеряла над собой контроль.  Никогда  в  жизни  не
видела ничего столь ужасного, никогда! Может, следовало там остаться, но
не смогла.
   Бренкс поблагодарил Нору и еще раз меня. Он сказал,  что,  по  словам
Бини, Сэм в одиночестве ужинал за стойкой. Владелец коттеджей и заправки
видел, как Таггарт уехал около семи. Заправку он закрыл в девять, но Сэм
к тому времени еще не вернулся.
   - Мы найдем убийцу, - с полной  уверенностью  заявил  Кен  Бренкс.  -
Денька через два все узнаете из газет.
   И он уехал, оставив Нору Гардиво с застывшей на лице жалкой улыбкой.
   - По.., позаботишься о похоронах Сэма?
   - Этим займутся власти округа.
   - Нет!
   - Милая, какое это имеет теперь значение  для  Сэма?  Нора  прикурила
дрожащими руками сигарету.
   - Я откладывала деньги к его возвращению. Он вернулся. Что мне делать
с деньгами? Они больше ничего не значат.
   - Что ты хочешь сделать? Купить участок земли  на  кладбище?  Сделать
гроб с бронзовыми ручками? Снять зал с плакальщицами?
   - Я просто хочу, чтобы у него были роскошные похороны.
   - Ладно. Сделаем, только тихо и спокойно, чтобы у Бренкса не возникло
лишних вопросов. Накупим цветов  и  закажем  самую  длинную  надпись  на
надгробии.
 
*** 
 
   Нас было шестеро в тот ветреный безоблачный день:
   Шаджа, Нора, я, пастор и двое землекопов. Над головами летали  клочья
испанского мха, ветер вырывал изо рта пастора избитые слова и уносил  их
куда-то. Меня немного беспокоило, что наш букет ослепительно белых,  как
для невесты, роз, вызовет у кого-нибудь  подозрение.  Потом  мы  отвезли
убитую горем Нору домой. С той ночи она здорово похудела.
   Шаджа поспешила вернуться в магазин. Я налил  Hope  громадную  порцию
бренди и рассказал все, что знал.  Ее  оцепенение  постепенно  сменилось
гневом.
   - Это все, что ты знаешь? Что это значит? Господи, что  же  мы  можем
сделать?
   - Сэм хотел, чтобы я ему помог, а потом из-за  тебя  он  передумал  и
решил с ними договориться.
   - Но я думала, мы сможем быстро найти этих людей здесь!
   - Нет, предстоит большая работа.
   - Какая?
   - Могу тебе сказать только одно. Кое-что  нам  известно  уже  сейчас.
Если взяться за дело с умом и если  ты  будешь  меня  слушаться,  мы  их
найдем.
   - Я хочу этого! - Пальцы правой руки Норы изогнулись, как когти.
   - Попытаемся. Это все, что я могу тебе обещать. Не забывай, Нора, Сэм
был крутым и ловким парнем. Но ты видела, чем все для него закончилось.
   - Не надо. Но.., с чего мы начнем?
   - Сначала выясним, что он считал своим. Этим займусь я сам. Ты за это
время должна подготовить Шаджу,  чтобы  она  могла  сама  управляться  в
магазине.
   Профессор Уорнер Б. Гиффорд оказался  толстым  и  неряшливым  молодым
человеком. Битых два часа я объяснял ему, что мне  нужно,  а  он  только
переспрашивал:
   - Что?.. Что?..
   Я заговорил громче, будто  разговаривал  с  глухим.  Очень  тщательно
описал золотую фигурку, и на лице профессора промелькнула обида  за  мой
дилетантский язык. Он вышел из кабинета и  вернулся  с  толстой  книгой.
Найдя нужную страницу, подвинул книгу мне и показал грязным  пальцем  на
фотографию.
   - Похожа?
   - Очень, профессор.
   Он начал скучно и очень подробно объяснять, а я, сперва думал, что он
говорит на каком-то иностранном языке.
   - Ничего не понимаю, -  прервал  я  профессора.  Гиффорд  обиделся  и
решил, что со мной следует объясняться на еще более примитивном  уровне.
Короче, нам обоим следовало пройти курс общения.
   - Восемьсот лет назад. Ясно? Обожженная глина. Национальный  музей  в
Мехико. Золота мало.  Ясно?  Испанцы  его  все  забрали,  переплавили  в
слитков и вывезли в Испанию. Индейские культуры постоянно  находились  в
движении, симилировали, видоизменялись. Некоторые использовали золото. В
церемониальных целях. Люди перерезали  в  горах  вены.  Ясно?  У  золота
низкая температура плавления. Легко обрабатывается. Приятный цвет. Маски
и прочее. Потом война и столкновение культур. Значение золота  меняется.
Его начали переплавлять, за ним охотились. Из-за него пытали и  убивали.
Из-за золота и серебра. Ясно?
   - Значит, золота осталось мало?
   - Только в музеях. Поздние находки, то, что не  обнаружили  раньше...
Археологическая ценность ниже, чем может показаться.  Начали  делать  из
глины, вырезать из дерева-кости и так далее. Это - копии. Ясно?
   - А заинтересовала бы музей та штука, которую я описал?
   - Конечно. Очень. Но не с археологической точки зрения, а для обменов
экспонатами. Для поддержания престижа.
   - А что  скажете  о  коллекции  из  двадцати  восьми  фигурок  разных
размеров? Все сделаны из золота, все из разных мест. Ацтеки, инки, часть
из Вест-Индии.
   Профессор пожал плечами.
   - В  древности  люди  делали  фигурки  для  церемониальных  целей  из
подручных материалов: слоновой и другой кости,  дерева,  глины,  золота,
серебра, железа, свинца. Боги, духи, демоны, фетиши разнообразных  форм.
От самых грубых и примитивных до очень изящных. Одно то, что они сделаны
из золота, еще не  превращает  их  в  музейную  коллекцию.  Музеи  могут
собирать подобные экспонаты из разных мест:
   Египет, Китай...
   - Значит, такая коллекция скорее всего будет частной?
   - Возможно. Но частные коллекции рано или поздно  попадают  в  музеи.
Там их сортируют профессионалы.
   - Как вы думаете, такая коллекция стоила бы дорого?
   - В деньгах? Да.
   - Кто может знать, существует такая коллекция или нет, профессор?
   Гиффорд опять начал что-то искать. После  долгих  поисков  достал  из
низкого комода папки с перепиской, потом  сунул  их  назад.  Наконец  он
нашел нужное письмо и оторвал для меня адрес. "Галерея Борлика,  Мэдисон
авеню, 511, Нью-Йорк".
   - Они могут знать, - объяснил Уорнер  Б.  Гиффорд.  -  Коллекционеры.
Ищут антиквариат по всему свету.  Занимаются  бизнесом  в  международных
масштабах.
   Не успел я дойти до двери его кабинета, как он уже вернулся к работе.
   "Мисс Эгнис" с радостью увезла меня отсюда, и скоро  мы  уже  мчались
домой сквозь холодную февральскую ночь.
 
Глава 6 
 
   Горе - неведомая буря. Оно превратило  очаровательное  и  решительное
лицо  Норы  Гардино  в  застывшую  маску.  Ее  горе  качалось  в   своих
собственных приливах и отливах и поддерживало себя всем, что  попадалось
под руку. Мы с Шаджей Добрак совместными усилиями старались  вернуть  ей
спокойствие.
   Утром я должен был улетать в Нью-Йорк. Нора отвезла меня в  майамский
международный аэропорт на маленьком черном "санбиме". У нас было  время,
и мы зашли в ресторан на последнем этаже аэропортовского отеля.
   - Я обязана быть более терпеливой, - начала Нора, - но просто...
   - Торопиться некуда. Нора.  Все  делю  в  том,  какая  у  тебя  цель:
избавиться от переживаний или на самом деле чего-то достичь.
   - Я хочу...
   - О'кей. Тогда будем действовать по-моему. Я долго  и  трудно  учился
быть терпеливым и расчетливым.
   Объявили мой рейс. Нора спустилась со мной. У стойки  она  поцеловала
меня, как сестра. На узком излученном горем лице темнели огромные глаза.
   -  Если  ты  не  обманываешь  меня,  если  мы  действительно   что-то
предпримем, тогда о'кей, Трэв. Будем действовать по-твоему.
   В первый день марта Нью-Йорк встретил  меня  отвратительной  погодой,
смесью дождя, снега, сажи, грязи и ветра.
   В 2.45 я подошел к узкой  двери  в  галерею  Борлика.  Входя  внутрь,
спросил себя, похож ли я на человека, который  часто  посещает  подобные
места?
   Когда я открыл дверь, раздался звон  колокольчиков.  Навстречу  вышел
бледный  молодой  человек  в  похоронном  костюме.  Он  и   разговаривал
подобающе своему заду.
   - Чем могу быть полезен? - тихо поинтересовался  молодой  человек.  С
первого  взгляда  он  мгновенно  оценил  меня,  и  в  тоне  его   голоса
чувствовалось легкое превосходство и нетерпение.
   - Не знаю. Кажется, вы торгуете старьем?
   - Мы много чем торгуем, сэр. -  Он  назвал  меня  "сэром"  с  большим
трудом.   -   Мы   специализируемся   на   предметах,   которые    имеют
антропологическую и археологическую ценность.
   - А как насчет старинного золота?
   Он нахмурился и спросил с таким видом, будто у него что-то болит.
   - Вы говорите о старинных монетах, сэр?
   - Нет. Я говорю о фигурках, сделанных из золота. Очень старинных. Вот
такого размера. Ну знаете, разные боги, дьяволы и все такое.
   Продавец надолго замолчал, потом слегка пожал плечами. Судя по всему,
сегодня для меня выдался долгий и тягучий день.
   - Сюда, пожалуйста.
   Он оставил меня ждать у витрины, а сам скрылся в служебном помещении.
Отсутствовал парень минут пять. Наверное, открывал сейф, или кто-то  его
ему открывал. Вернувшись, включил две яркие лампы,  положил  на  витрину
предмет, завернутый в голубой бархат,  и  осторожно  развернул  его.  На
бархате лежала отвратительная золотая жаба размером с мой кулак.  У  нее
были рубиновые глаза, из головы торчал рог, а все туловище  в  чешуйках,
как у рыбы.
   - Сейчас у нас  есть  только  это,  сэр.  Все  документы  в  порядке.
Явайская империя, возраст - почти две тысячи лет.
   У жабы была мудрая сардоническая усмешка. Она как  бы  говорила,  что
люди умирают, а золото  продолжает  жить,  и  в  конце  концов  рептилии
унаследуют землю.
   - Сколько вы за нее просите?
   Продавец вновь завернул жабу в бархат и ответил:
   - Девять тысяч долларов, сэр.
   - Разве я сказал, что не покупаю, Чарли? Парень злобно  уставился  на
меня, пробурчал извинение и опять развернул жабу.
   - Великолепная работа, - похвалил он. - Просто потрясающая!
   - Как она к вам попала?
   - Точно не  знаю,  сэр.  К  нам  попадают  предметы  антиквариата  из
разнообразнейших источников. В глазах рубины, хотя и плохо обработанные,
конечно.
   - Сколько вы заплатили за эту лягушку?
   - Это не имеет никакого отношения к ее стоимости, сэр.
   - Ладно, сформулируем иначе, Чарли. Допустим, я бы принес  вам  такую
же лягушку. Я бы тоже стал одним из ваших разнообразнейших источников?
   - Я вас не понимаю, сэр, - ответил продавец,  но  в  глазах  мелькнул
интерес.
   - Ладно, объяснюсь. Это золото. Верно? Предположим, кто-то  не  хочет
чеков  и  всего  такого.  Самый  простой  способ  получить  наличные   -
переплавить эту старинную лягушку.
   - О Господи! - ужаснулся продавец.
   - Естественно, так он кое-что потеряет...
   - Он потеряет очень много, сэр.  Это  предмет,  имеющий  историческую
ценность, предмет искусства.
   - Но, предположим человеку  не  нужна  вся  эта  волокита  с  чеками,
Чарли?
   - Ну... - Его глаза испуганно забегали. - Это все  очень  абстрактно,
вы же понимаете.., если кто-то захочет тихо продать за наличные не очень
известных предмет.., из музейной коллекции, например, что-нибудь  всегда
можно придумать. Но я...
   - Но ты здесь просто работаешь, Чарли. Правильно?
   - Вы будете ее покупать? - спросил продавец, дотрагиваясь до жабы.
   - Только не сегодня.
   - Подождите, пожалуйста.
   Он завернул жабу и скрылся на очередные пять  минут.  Интересно,  что
они делали для своих клиентов? Наконец  ко  мне,  шаркая  ногами,  вышел
маленький старичок с седыми волосами, пожелтевшими от никотина  усами  и
довольно суровым  лицом.  Думаю,  он  не  весил  и  ста  фунтов.  Старик
представился густым басом. Оказалось, это и есть сам Берлика.
   Наклонив голову набок, он пристально посмотрел на меня и заметил:
   - Мы не берем краденое, мистер.
   - В том случае если можно проследить, откуда его украли, старина.
   - Убирайтесь отсюда! - закричал Борлика, показывая на входную дверь.
   Но мы оба знали, что это игра.
   - Старина, я большой поклонник искусства, - признался я, положив руку
на сердце. - Мне будет так обидно переплавлять это прекрасное старье!
   Борлика жестом велел мне подойти поближе,  облокотился  на  стойку  и
спросил:
   - Все?
   - Двадцать восемь предметов, старина.
   Он положил на стойку вторую руку  и  надолго  закрыл  глаза.  Я  даже
подумал, что он уснул. Наконец  он  открыл  их  и  подмигнул  мне,  как,
наверное, подмигнула бы та жаба.
   - Сегодня моя внучка оценивает одну коллекцию в Филадельфии. О  таких
вещах нужно говорить с ней. Она сможет их увидеть?
   - Это можно будет устроить после нашей договоренности.
   - Вы могли бы описать хотя бы один предмет?
   Я дал ему грубоватое, но точное описание того очаровательного малыша,
и его глаза блеснули, как у жабы.
   - Где она сможет найти вас сегодня вечером, мистер?
   - Я сам позвоню ей и договорюсь о встрече.
   - Вы очень осторожный человек, - заметил Борлика.
   - Есть ради чего осторожничать.
   Он написал на клочке бумаги номер телефона и попросил позвонить после
восьми. Зовут ее миссис Антон Борлика.
   Вернувшись в отель, я полистал телефонный  справочник.  Она  жила  на
Восточной 68 улице, то есть недалеко  от  Третьей  авеню.  У  меня  было
свободное время, поэтому я поймал такси и отправился на разведку. Миссис
Борлика жила в районе, в котором гуляют с пуделями. К пяти я подыскал  в
двух кварталах от ее дома подходящее место для встречи.
   Спокойный  голос  с  бостонским  акцентом,  которым  миссис   Борлика
ответила по телефону, не говорил мне ровным счетом ничего. Ей было около
тридцати, брюнетка с голубыми глазами  и  молочно  белой  кожей,  слегка
полновата. Одета в строгий деловой костюм и  длинный  серый  вельветовый
плащ. В черных с синеватым  отливом  волосах  блестели  капельки  дождя.
Когда она подошла к кабине, я встал и поинтересовался:
   - Миссис Борлика?
   - Да. - Она сняла плащ, и я повесил его на  спинку  стула.  -  Я  вас
легко нашла, мистер...
   - Таггарт. Сэм Таггарт. - Я пристально посмотрел на нее, но она никак
не отреагировала.
   - Бетти Борлика, - представилась девушка. - Вы ужинали? Я лишь  съела
в поезде ужасный сэндвич.
   - Может, сначала чего-нибудь выпьем?
   - Конечно.
   Появившийся официант взял заказ  на  коктейли  и  ушел.  Несмотря  на
дружеский тон, я догадался, что подвергаюсь тщательнейшему  изучению.  И
занялся  тем  же  самым.  Обручального  кольца  нет,  полноватые   руки,
обгрызенные ногти, наметившийся двойной подбородок, небольшие  капризные
губы.
   - Ваш муж тоже занимается антиквариатом? - полюбопытствовал я.
   - Занимался. Он умер.
   - Давно?
   -  Три  года  назад.  Его  отец  и  дядя   большие   специалисты   по
антиквариату. И дедушка, конечно. Отец с  дядей  продолжают  работать  и
поныне.
   - С - ми иве тоже придется разговаривать?
   - Возможно.
   - Предпочел бы иметь дело с вами.
   - Я буду так же скупа, как и они.
   - При условии, если дело дойдет до сделки, - заметил я.
   - А вы в этом сомневаетесь, Сэм?
   - Существует множество проблем, Бетти. Сейчас есть два крупных  рынка
золота - Аргентина и Индия. И для меня так.., безопаснее.
   - О чем вы?
   - Я хочу сказать, что для меня безопаснее переплавить золото,  чем..,
заключать с вами сделку.
   - Господи, даже не  упоминайте  слова  "переплавить",  -  нахмурилась
Бетти Борлика.
   - Мой товар не краденый  в  обычном  смысле  этого  слова,  но  могут
возникнуть  кое-какие  проблемы.  Правда,   не   со   стороны   властей.
Понимаете?
   - Возможно.
   - Еще коктейль? - спросил я.
   - С удовольствием.
   Когда официант ушел, она сказала:
   - Пожалуйста, поверьте мне. Мы привыкли вести переговоры в обстановке
абсолютной  секретности.  Иногда,  в  случае  необходимости,  мы   можем
придумать довольно правдоподобный вариант для покупки. -  Бетти  Борлика
широко и доверчиво улыбнулась, но в улыбке было  что-то  недоброе.  -  В
конце концов, Сэм, я не собираюсь заставлять вас признаваться, где вы их
храните.
   - Только не рассчитывайте купить товар дешево, Бетти.
   - Естественно, я отдаю  себе  отчет,  что  придется  заплатить  сверх
стоимости золота, но вы тоже  обязаны  кое-что  понять.  Мы  -  одна  из
немногих компаний, которая имеет возможность купить у вас всю  коллекцию
целиком. Это значительно упростит вашу задачу.
   - Всю?..
   - Всю.., коллекцию предметов искусства. Вы сказали, что  их  двадцать
восемь?
   - Сказал. Помножьте двадцать восемь на цену той лягушки. Это будет...
   - Чепуха.
   - Вовсе не чепуха, когда вы их продадите.
   - Только после того, как вы продадите их нам, Сэм. Несмотря  на  свои
женские чары, она оказалась очень сообразительной особой.
   - Если я продам их вам.
   - Если мы захотим купить у вас то, что у вас  есть,  дорогой  мой,  -
рассмеялась Бетти. - Мы не купим товар, если не будем уверены в том, что
нам удастся его продать.
   - По-моему, с ними все в порядке.
   - А вы,  естественно,  большой  специалист  по  антиквариату.  -  Она
достала из большой  сумки  толстый  коричневый  конверт  и  положила  на
колени, где я не мог его видеть. С серьезным  видом  рассортировала  его
содержимое. Наконец Бетти Борлика улыбнулась и сказала:
   - Сейчас мы с вами, Сэм, сыграем в маленькую  игру.  Мы  снимаем  все
наши дорогие товары. Это фотографии из нашего архива. Их пятьдесят  одна
штука. Я хочу, чтобы  вы  внимательно  их  просмотрели  и  отобрали  те,
которые есть в вашей коллекции. Тогда мы будем знать, о чем идет речь.
   - Я изучал их не очень внимательно, Бетти.
   - Ну постарайтесь.
   Она передала толстую пачку черно-белых фотографий  размером  пять  на
семь дюймов, полу глянцевых, отличной  резкости  и  чистоты.  На  каждом
рядом с предметом лежала  линейка,  позволяющая  определить  размеры,  и
маленькая карточка с каталожным номером и  ценой.  Я  напустил  на  себя
абсолютно невозмутимый вид, зная, что Бетти не сводит  с  меня  глаз,  и
начал по очереди рассматривать их. Это  была  ловушка.  Необходима  хоть
какая-то зацепка. Где-то в середине попался знакомый малыш,  сидящий  на
корточках и смотрящий в даль пустыми глазницами, но я не остановился  на
нем. Я теперь все меньше и меньше уделял внимания фигуркам и  карточкам.
На большинстве регистрационных карточек в правом углу  были  проставлены
чьи-то инициалы. Я вернулся к своему малышу. На нем стояли буквы  "КМК".
Я продолжил перебирать фотографии в поисках тех же инициалов и увидел их
еще на пяти снимках. Фигурки были  необычные  -  красивые,  агрессивные,
грубые, наивные, шокирующе натуралистичные.
   Наконец я поднял голову и неуверенно заметил:
   - Даже не знаю, что сказать. Абсолютно не уверен.
   - Ну еще раз попробуйте, пожалуйста.
   Я взял пачку и начал откладывать некоторые фотографии на  стол  лицом
вниз. Пришлось рискнуть. Отобрав девять  снимков,  отодвинул  в  сторону
остальные. Потом еще раз просмотрел отобранные девять, вздохнул и  сунул
одну обратно в пачку. И протянул Бетти восемь фотографий.
   - В кое-каких из  этих  более-менее  уверен.  Я  попытался  прочитать
что-то на ее лице, пока она разглядывала фотографии. Маленький рот Бетти
Борлика кривился в загадочной улыбке.  Она  тоже  понимала,  что  нельзя
выдавать себя. Через несколько секунд  она  вернула  мне  три  снимка  и
спросила:
   - В этих вы уверены, Сэм?
   - Да, - с притворным изумлением ответил я. - Как вы догадались?
   - Неважно. - Она сложила  фотографии  в  конверт  и  спрятала  его  в
сумочку. - Давайте выпьем еще по коктейлю и закажем ужин.
   - Хорошая идея.
   - Мистер Таггарт, ваши вверительные грамоты в полном порядке. Но я не
знала, что у него их было так много.
   - У кого?
   - А, бросьте! Может, хватит  играть  в  игры?  Он  купил  их  у  нас.
Естественно, у него имелись и другие источники.
   - Верно, Бетти. Но в деле замешана еще одна сторона.
   - Так вы действуете, не как его агент?
   - Почему вы меня об этом спросили, Бетти?
   - Не думаю, что вы такой чурбан, каким притворяетесь, Сэм.  Сейчас  я
могу понять, почему он захотел их продать через толкового  агента.  Если
вы докажете, что действуете от его имени, это  поможет  облегчить  много
формальностей. В конце  концов  когда-то  давно  он  был  нашим  хорошим
покупателем.
   - Если бы я знал его имя, я бы попытался убедить вас, что работаю  на
него.
   - Политика все сильно запутывает нас, не так ли?
   - Даже не знаю, что вы хотите этим сказать.
   - Тогда вы слишком наивны, чтоб заниматься такими делами.  Ладно,  не
буду больше вас смущать, Сэм. Я только хочу сказать, что мы  убеждены  в
том,  что  эти  двадцать  восемь  предметов  не  украдены  и  хотим   их
приобрести.
   - За сколько?
   - За сто тысяч долларов, Сэм.
   - Ну что же, придется их расплавить, Бетти. За  одно  золото  я  могу
получить столько, а то и больше.  Не  забывайте,  разговор  идет  о  ста
сорока фунтах золота.
   - Представьте, сколько сил у вас уйдет на то, чтобы найти  безопасное
место  для  переплавки,  вывезти  контрабандным  путем   золото,   найти
покупателя и при этом все время думать о том, как бы вас не пристукнули.
   - Я уже сталкивался с подобными проблемами.
   - Мы платим наличными, Сэм. Если захотите, мелкими купюрами. При этом
не останется никаких записей, никаких документов. Мы спишем эту сделку в
наших бухгалтерских  книгах  на  фамилию  какого-нибудь  несуществующего
иностранца. Вам придется всего лишь встретиться  с  нами  где-нибудь  на
нейтральной территории и забрать деньги для Менте.., за коллекцию.
   - Что вы хотели только что сказать?
   - Ничего важного. А вы довольно наблюдательны.
   - Мою наблюдательность обостряют деньги, Бетти.
   - У меня к ним тоже теплое чувство. Поэтому я всегда  и  расстаюсь  с
ними без особой радости.
   - Вам не придется расстаться ни с одним центом из этих ста тысяч.
   - Ас чем мне придется расстаться?
   - Ну скажем, с суммой в два раза больше.
   - О Господи, да вы мечтатель!
   - Вы тоже, леди.
   - Знаете, что я вам скажу? Если остальные предметы так же хороши, как
те пять, которые нам известны, я  подниму  цену  до  ста  двадцати  пяти
тысяч, но это предел.
   - Остальные еще лучше,  и  сто  семьдесят  пять  тысяч  -  абсолютный
минимум. Или да, или нет.
   Мы заказали ужин, во время  которого  продолжали  торговаться.  Бетти
Борлика превосходно играла свою роль.  На  десерт  мне  принесли  черный
кофе, а Бетти - кофе с пирожным. За десертом мы довели разницу  в  нашей
цене до пяти тысяч, поделили ее пополам, остановились  на  окончательной
цифре в 137500 долларов и пожали друг другу руки.
   - Даже если бы вы были его агентом, я не дала бы вам ни цента больше.
   - Вы на них заработаете четверть миллиона, - возразил я.
   - Возможно,  но  через  много  лет.  Антиквариат  подобного  рода  не
пользуется особым спросом, Сэм. Вы видели жабу с  драгоценными  камнями?
Она у нас больше четырех месяцев. Мы уже понесли убытки, они  выражаются
в ренте помещения, жалований служащим и не вложенных в оборот денег.
   - Я сейчас расплачусь.
   - Не стоит. Вы заключили очень выгодную сделку.  Какими  купюрами  вы
хотели бы получить?
   - Пятидесятидолларовыми и более мелкими. И не новыми.
   - Для того чтобы собрать подобную сумму, потребуется несколько  дней,
Сэм.
   - Но и я не храню этих золотых человечков в ящике своего  письменного
стола.
   - Естественно, вы не храните их дома. Если я в вас не  ошиблась,  они
находятся,  вероятно,  в  очень  надежном  месте.  Сколько   потребуется
времени, чтобы привезти их в Нью-Йорк?
   - Собирайте деньги и ждите меня. Как будет происходить обмен?
   - Вы мне не доверяете, Сэм?
   Я никак не мог привыкнуть, что меня  называют  Сэмом.  Перед  глазами
по-прежнему были его окровавленные зубы.
   - Я никому не доверяю, - улыбнулся я в ответ. -  Это  у  меня  что-то
вроде религии.
   - Значит, мы с вами принадлежим к  одной  и  той  же  вере,  дорогой.
Поэтому у нас возникла проблема. Есть какие-нибудь идеи?
   - Обмен будет происходить в людном месте, - предложил я. - Как насчет
банка? Снимем отдельную комнату. У них такие имеются. Тогда  само  собой
отпадает искушение обманывать.
   - Вы очень умный человек, мистер Таггарт. Давайте забудем о  деле  до
вашего звонка. Закажите, пожалуйста, бренди. Сделка заключена, и  сейчас
между нами должны установиться вполне человеческие отношения.
   - Человеческие, - кивнул я.
   Ее глаза подобрели, улыбка стала чуточку шире.
   - Вы очень опытный  и  ловкий  мошенник,  Сэм.  Знаете,  мне  с  вами
пришлось нелегко.
   - Виноват.
   Я почувствовал, что у меня кружится голова.
   Я наблюдал подобные  явления  с  бизнесменами.  Незавершенная  сделка
заставляла их не ослаблять внимание, но после  заключения  договора  они
мигом превращались в добрых и податливых людей.
   Я оплатил чек и помог Бетти  надеть  плащ.  Мы  оказались  последними
посетителями ресторана.
   Мы вышли на улицу. Подморозило.  На  ясном  небе  мигали  звезды.  Мы
направились к дому Бетти Борлика. Ее высокие каблучки  уверенно  стучали
по тротуару, и она крепко держала меня за руку.
   - Вы не сказали о себе ни слова, Сэм.
   - Особенно  нечего  и  рассказывать.  Переезжал  с  места  на  место.
Старался избегать сильных эмоций.
   - Чем займетесь после этого дела?
   - Может, съезжу на Багамы. Сниму маленькую  яхту,  буду  удить  рыбу,
развлекаться, пить черный гаитянский ром,  плавать  с  аквалангом  среди
кораллов в поисках красивых рыб.
   - Господи, как здорово! Можно мне с вами?
   - В качестве мальчика-прислуги? Конечно. Мы очутились возле ее  дома.
К входной двери вели три ступеньки.
   - По-моему, сейчас самое время выпить коктейль на ночь, -  предложила
Бетти Борлика.
   - Все что угодно, кроме бренди.
   - К черту бренди!
   У Бетти оказалась большая квартира. Бетти включила во  всех  комнатах
свет и сбросила плащ. Потом открыла небольшой лакированный бар и  подала
два хайболла.
   - У меня есть небольшая коллекция предметов искусства  восемнадцатого
века. Пойдемте.
   И Бетти уверенно повела меня в спальню.
   - Очень красиво, - похвалил я.
   - Посмотрите на них повнимательней, дорогой,  -  ухмыляясь  попросила
она.
   Я вгляделся и неожиданно понял, что это совсем не то, что  кажется  с
первого взгляда. Это были далеко  не  безобидные  сценки  из  придворной
жизни. Их нельзя было назвать порнографическими в  прямом  смысле  этого
слова, но они были чрезвычайно эротическими.
   - Чтоб мне провалиться! - хрипло рассмеялся я от удовольствия.
   Бетти подошла ко мне и показала на одну.
   - Моя самая любимая. Как  вам  нравится  довольная  физиономия  этого
хитрого дьявола?
   - А у нее абсолютно невинный вид.
   - Конечно. - Улыбка Бетти погасла, когда она взглянула на меня.
   Она отвернулась и подчеркнуто аккуратно поставила свой пустой  стакан
на маленький резной столик со столешницей из белого мрамора.  Когда  она
повернулась ко мне, ее глаза были  почти  закрыты.  Она  словно  наощупь
бросилась в мои объятия и зашептала, будто споря сама с собой.
   - Я не такая. Я вовсе не такая.
 
*** 
 
   Физический акт любви, если в  нем  отсутствует  сама  любовь,  быстро
забывается. Душа где-то блуждает,  самолюбие  испытывает  некое  подобие
отвращения. Бетти Борлика была зрелой привлекательной  женщиной,  но  мы
все равно остались с ней чужими. Она хотела использовать меня как орудие
против демонов собственного одиночества, а мне была нужна от нее  только
информация.  Скорее  всего  мы   были   не   любовниками,   а   обычными
собеседниками.
   - Никогда не думала, что это произойдет, - сообщила  Бетти,  довольно
потягиваясь. - Ты очень славный.
   - Стараюсь.
   Она взяла меня за запястье и приблизила мою руку с  сигарой  к  своим
губам. Затянувшись, поинтересовалась:
   - Ты думал, что все закончится постелью?
   - Скажем, надеялся. Жизнь полна  совпадений  и  случайностей,  Бетти.
Некоторые из них ужасны, некоторые приятны. По-моему, в целом  плохое  и
хорошее уравновешивает одно другое. Можно сказать,  нас  познакомил  тот
тип.
   - Какой тип, дорогой?
   - Ну тот, который собирал золотых человечков.
   - А... - сонно пробормотала Бетти. - Карлос Ментерес Крусада.
   - Кто он? - Я постарался произнести это равнодушным тоном.
   - Скотина,  дорогой.  Кубинская  скотина.  Очень  близок  к  Батисте.
Коллекционер. Он купил те пять фигурок,  которые  ты  отобрал,  в  нашей
галерее. - Бетти Борлика зевнула, прижалась ко мне поудобнее, насмешливо
фыркнула и добавила:
   - Он и меня выбрал мимоходом. По-моему, женщин  у  сеньора  Ментереса
еще больше, чем золота. Раньше я его ненавидела, а сейчас перестала.
   - Как это случилось?
   - Все случилось из-за того, что я была тогда глупой девчонкой,  а  он
многоопытным мужчиной.
   - Сколько ему тогда было?
   - Ммм... Тогда, восемь лет назад, сорок с небольшим. На двадцать  лет
старше меня.
   - Красивый?
   - Нет. Небольшого роста, грузноват, тоненькие  усики,  начал  лысеть.
Правда, очень красивые глаза и длинные  ресницы.  Прекрасно  одевался  и
очень следил за своим внешним видом. Маникюр,  массаж  лица,  одеколоны.
Уже на следующий день после работы меня ждала машина с шофером. Тогда он
приехал в Нью-Йорк с другими кубинскими бизнесменами по делам.
   - Чем он занимался на Кубе?
   - Не знаю, - зевнула Бетти. - Почти всем. После того, как на Кубе  на
них обрушилась крыша, я часто себя спрашиваю, что случилось с коллекцией
Ментереса? Скорее всего, он ее вывез. Интересно, думала я, услышим ли мы
"о ней когда-нибудь? Даже  иногда  надеялась,  что  он  продаст  ее  нам
обратно. Но кто-то забрал коллекцию у него,  а  ты  забрал  ее  у  этого
человека. Да?
   - Что-то вроде этого.
   - Какая разница, дорогой? Мне наплевать, жив он или мертв. Мне  очень
хочется спать, дорогой. Давай немного поспим.
   Меня что-то разбудило, возможно, легкий наклон кровати,  когда  Бетти
встала. Я перевернулся на другой бок и притворился, будто  крепко  сплю.
Сквозь ресницы я видел белую обнаженную фигуру Бетти в прозрачном ночном
свете. Бетти смотрела на меня, слегка наклонившись ко  мне.  На  бледный
лоб упали черные пряди волос. Ее успокоило мое глубокое ровное  дыхание.
Она бесшумно подошла к стулу, на который я  побросал  одежду.  Мне  было
плохо ее видно, но я знал, что она проверяет мои карманы, однако ничего,
кроме сигарет, зажигалки, мелочи и тонкой пачки банкнотов ей  не  найти.
Все документы остались в ящике стола в моем номере в "Уортоне". Проверив
карманы, Бетти тихо вернулась в постель и быстро  и  крепко  заснула.  Я
слегка потряс ее за  плечо,  несколько  раз  произнес  ее  имя,  но  она
буркнула что-то нечленораздельно и негромко захрапела.
   Минут через десять я поймал такси на Третьей авеню. Начало светать. В
"Уортоне" я взял у портье ключ и поднялся в номер.
   После  душа  сел  на  кровать  и  достал  фотографии   из   конверта,
прихваченного из сумочки  Бетти  Борлика,  при  уходе.  Пять  фотографий
фигурок, принадлежащих Карлосу Ментересу Крусаде сунул в саквояж,  а  на
конверте крупными заглавными буквами  написал  фамилию  и  адрес  Бетти.
Писать заглавными буквами  -  единственный,  хотя  и  старый  способ,  с
помощью которого можно изменить свой почерк. Держать карандаш нужно  как
можно более вертикально и писать заглавными буквами, причем  обязательно
квадратными, так чтобы "О", например, было квадратом, а "А" -  квадратом
без нижней линии, но с линией посередине.  Тогда  ни  один  графолог  не
сможет сказать, кто это написал, потому что не  существует  ни  малейшей
связи с вашим обычным почерком. Выспавшись, я запечатаю конверт, куплю в
холле марки и отправлю Бетти письмом по почте.
   Нырнув под одеяло, я выключил ночник.  За  окнами  серел  рассвет.  Я
попытался рассортировать полученную информацию. Факты  перемешивались  с
эротическими воспоминаниями о женщине, которая жаждала заняться любовью.
Эти факты и Бетти не оставляли меня в покое даже во сне. Золотые фигурки
ожили, и одна  из  них,  шестирукая  женщина  из  Вест-Индии,  с  криком
прилипла к моей ноге, как огромный паук, и  впилась  золотыми  зубами  в
вену, а я старался ее отшвырнуть.
 
Глава 7 
 
   Я успел на дневной рейс в Майами из аэропорта Кеннеди. Перед  вылетом
позвонил Hope из здания терминала, и она встретила меня в аэропорту.
   - Ты выглядишь лучше, - заметил я.
   - Вчера у нас целый  день  светило  солнце,  и  я  загорала  в  саду.
Что-нибудь выяснил?
   - Так, кое-что.
   - Правда?  А  что?  Любопытство  неожиданно  сделало  ее  похожей  на
ястреба. Темные глаза сверкнули, губы стали тоньше,  нос  превратился  в
хищный клюв.
   Когда мы выехали на шоссе, я ответил:
   - Золотые фигурки собирал богатый кубинец, друг Батисты. Пять из  них
он купил в галерее Борлика. К огромному счастью, та, которую мне показал
Сэм, оказалась одной из  этих  пяти.  У  меня  появилась  зацепка,  и  я
рискнул.  Все  закончилось  очень  удачно.  Карлос   Ментерес   Крусада,
бизнесмен, сейчас ему около пятидесяти лет, если он еще жив.
   - Почему они тебе это рассказали?
   - У них сложилось впечатление, будто  вся  коллекция  у  меня,  и  им
плевать, как она у меня очутилась.  Мы  уже  договорились  о  цене.  Сто
тридцать семь с половиной тысяч долларов. Наличными. Все  пройдет  очень
тихо. Никто не будет ничего знать.
   - Сэм считал, что они стоят дороже.
   - Все правильно, но это если продаешь в открытую.  Когда  продаешь  с
заднего входа, всегда получаешь меньше. Так со всеми товарами. Не думаю,
чтобы Сэм на самом деле обладал правами на эту коллекцию.
   - Сэм украл их у Карлоса Как-там-его?
   - Кражи были не в его стиле.
   - Я так и думала. Но тогда каким образом они к нему попали?
   - Как бы они к нему ни попали. Нора, они привлекли к нему  совсем  не
то внимание, на какое он рассчитывал.
   - Ладно, -  сказала  Нора  Гардино.  -  Итак,  ты  знаешь,  кому  они
принадлежали раньше. Что это нам дает?
   - Когда приедем на яхту, я тебе кое-что покажу.
   Я сделал ей коктейль и оставил в салоне. Саквояж отнес в  капитанскую
каюту,  быстро  переоделся  в  джинсы  и  спортивную   рубашку,   достал
фотографии и отнес Hope.
   - На верхнем снимке изображена фигурка, которую  мне  показывал  Сэм.
Остальные четыре из коллекции Ментереса.
   Нора очень внимательно изучала их,  поджав  губы  и  нахмурив  густые
темные брови. Потом посмотрела на меня.
   - Какие странные и ужасные фигурки, да?
   - Я уже не раз спрашивал себя, сколько людей  погибли  из-за  них?  В
Нью-Йорке мне показали золотую жабу с рубиновыми  глазами,  которой  две
тысячи лет. У нее такой вид, будто она не  в  состоянии  вспомнить  всех
людей, которые погибли у нее на глазах.
   - Уже есть кое-что определенное. - Нора постучала костяшками  пальцев
по фотографиям. - Это вполне  реальная  вещь,  Трэв.  Я  мало  смыслю  в
догадках и версиях, но это то, что  можно  подержать  и  до  чего  можно
дотронуться.
   Я забрал у нее фотографии и запер их в сейф. На любой яхте  длиной  в
54 фута имеется великое множество потайных мест.  Когда-то  я  пригласил
своего знакомого, очень опытного вора, и  дал  ему  четыре  часа,  чтобы
найти сейф. Я наблюдал за поисками. Четыре часа прошли,  а  он  даже  не
приблизился к сейфу.
   - Что будешь делать с фотографиями? - поинтересовалась Нора, когда  я
вернулся.
   -  Не  знаю.  Эти  снимки  могут  оказаться   для   кого-то   большим
потрясением.
   - Как поступим дальше?
   - Необходимо хоть что-то узнать о Ментересе.
 
*** 
 
   Вечером того же дня я битый час проискал в Майами моего  друга  Рауля
Тенеро. Парню около тридцати, но выглядит он на все сорок. Когда  власть
захватил Кастро, Рауль только начинал карьеру архитектора  в  Гаване.  Я
познакомился с ним на одной вечеринке в Гаване еще до Кастро. Выбравшись
с Кубы, Рауль нашел меня, и я его кое с кем познакомил.  Какое-то  время
он работал в Америке, потом вернулся на свой остров и  попал  в  плен  в
неудачной авантюре в Заливе Свиней. В  конце  концов  вместе  с  другими
пленными его обменяли. У Рауля  хорошенькая  жена  Нита,  которая  имеет
очень смутное представление о распорядке  дня  своего  мужа.  Наконец  я
нашел его в молодежном центре, расположенном в парке.
   Я заметил Рауля в дальнем углу комнаты в окружении группы  человек  в
девять.  Они  поставили  стулья  кругом.   Тенеро   обладал   внешностью
настоящего испанца: длинное, белое, как мел,  лицо,  глубоко  посаженные
глаза, впалые щеки и элегантная походка. Увидев меня, он поднял  руку  с
оттопыренными большим и указательным пальцами - жест, обычно  означающий
у латинян просьбу еще немного подождать. В  большой  комнате  находились
еще  шесть-семь  таких  же  групп,  которые  что-то  обсуждали.   Причем
некоторые разговаривали довольно громко. Я вышел  на  улицу  в  ночь  и,
прислонившись к стене, закурил. Мимо по дороге  с  шипением  проносились
машины.
   Минут через десять появился Рауль Тенеро.
   - Занят? - поинтересовался я.
   - Нет, здесь я уже закончил.
   - Хочу получить кое-какую информацию и выпить.
   - Я выпью молока, сеньор, а вы можете выпить чего-нибудь покрепче.
   - Никак не поправишься?
   - Я отдал свой желудок своей стране, - невесело рассмеялся  Рауль.  -
Как вы меня нашли? Видели Ниту?
   - Она замечательно выглядит.
   - Как ее английский? Она много занимается.
   - Она разговаривает по-английски безупречно.
   - Поезжайте за мной. О'кей?
   Я поехал за его старым разбитым "шевом" в бар на  обшарпанной  улице,
где собирались одни кубинцы. Рауля  Тенеро  здесь  знали.  Я  подошел  к
столику в  дальнем  углу.  Раулю  по  пути  пришлось  останавливаться  и
обмениваться приветствиями со знакомыми.  Наконец  он  подошел  к  моему
столику со стаканом молока в  одной  руке  и  стаканом  темного  рома  в
другой.
   - Как работа, Рауль?
   - Сейчас мне уже больше доверяют, - он пожал  плечами.  -  Какая  вам
нужна информация?
   - Об одном человеке. Карлосе Ментересе Крусаде.
   - Черт бы его побрал! - неожиданно выругался Тенеро.  -  Давно  я  не
слышал имя этого сукиного сына, Трэвис. Очень скользкий и очень  опасный
тип. Его хорошо помнят. Если бы люди знали,  где  он  прячется,  его  бы
укокошили в два счета. Где он?
   - Не знаю. Если бы я о нем  что-нибудь  знал,  я  бы,  вероятно,  его
отыскал.
   - Я хам кое-что расскажу, - Рауль Тенеро откинулся на спинку стула. -
Вы должны помнить, что все это происходило при  Батисте.  Иначе  вам  не
понять. Этот Ментерес играл важную роль в  жизни  моего  отца  и  других
богатых  людей  на  Кубе.  Они  знали  его  и  вели  себя  с  ним  очень
осмотрительно. Ментерес был большой  шишкой.  Импорт,  экспорт,  склады,
корабли. Большой дом, огромное поместье. Он специализировался  на  ловле
диссидентов. После ареста заявлял, что, кроме него, их никто  спасти  не
сможет. Ментерес предлагал продать ему пятнадцать процентов  их  бизнеса
за определенную сумму песо, всегда очень небольшую. Потом подкупал судей
и высуживал остальное. Этим  занимались  подставные  лица,  за  которыми
прятались люди из правительства. Если бывший владелец поднимал шум, этот
тип просто исчезал. Трэвис, Ментерес был  настоящей  барракудой.  Унюхав
крошечную каплю крови, он брал большую добычу. Его боялись  все  честные
люди. Он разбивал сердца и ломал жизни. Нет, если бы он  жил  в  Майами,
его бы давно прихлопнули. Естественно, Ментерес вовремя уехал. Но  куда?
По одним слухам он прячется в Швейцарии, по другим - в Португалии.
   - А его личная жизнь?
   - У него была жена,  но  детей  не  было.  Маленькая  тихая  женщина,
которую он, по-моему, превратил в рабыню. Ментерес был большим любителем
женского пола. В Гаване он всегда содержал несколько любовниц. Среди них
попадалось много глупых американок.  У  него  были  большие  автомобили,
телохранители,  громадный  дом  в  Вардеро,  красивая  яхта.  И  еще  он
отличался страстью к золоту. Золотые украшения на машине, яхте, в  доме,
безделушки из золота и украшения из золота для женщин, золотые  предметы
искусства. Вульгарный человек, мой друг.  Опасный  и  вульгарный.  Таких
людей немало в Латинской Америке.
   - Не только в Латинской Америке. Они есть повсюду.
   - Но подобная скотина могла процветать только на  батистовской  Кубе.
Если вы его найдете,  Трэвис,  обещайте,  что  скажете,  где  он  живет.
Конечно, Ментерес изменил имя.
   - Если я найду его живым, я обязательно сообщу тебе, Рауль. Но у меня
сильное предчувствие, что он мертв.
   - Почему вы так думаете?
   - Когда-нибудь, когда закончится эта  история,  а  ты  вылечишь  свой
желудок, амиго, мы сядем, хорошенько выпьем, и я тебе все расскажу.
   Тенеро кивнул.
   - Извините меня,  Трэвис.  Приезжайте  к  нам  в  гости.  Нита  будет
использовать новые слова. Ее сейчас не могут понять ни кубинцы, ни янки.
Зато она у меня стала отличным поваром.
   У двери я оглянулся и увидел, что Рауль негромко спорит  с  какими-то
людьми.
   Я взял курс  на  север,  двигаясь  на  средней  скорости,  и  как  бы
прицениваясь к личности Карлоса Ментереса Крусады, коллекционера золота,
женщин и многого другого.
   На яхте меня ждал Кен Бренкс в желтой вязаной  рубашке,  бесформенной
шляпе и твидовых штанах. Он осторожно пил маленькими глотками  дымящийся
кофе и молот всякую чепуху. С вполне заурядного лица  на  меня  смотрели
умные и проницательные глаза.
   - Вас допрашивали несколько раз, Макги,  -  наконец  приступил  он  к
делу. - И здесь, и в Майами.
   - Мне ни разу не было предъявлено обвинение.
   - Знаю. Похоже, у вас повсюду какие-то таинственные делишки. Это меня
и заинтересовало.
   - Почему?
   - Еще меня интересует смерть Сэма  Таггарта.  Все  оказалось  не  так
просто, как я думал. Мы проверили все бары, но ничего подозрительного не
нашли. Знаете, сначала я думал, что  Таггарта  убил  любитель.  Какой-то
парень, возможно, пьяный, работал вслепую в  темноте  и  кромсал  вашего
друга ножом, пока не прикончил.
   - Что, все оказалось не так?
   -  Я  думал,  что  орудие  убийства  могут  спрятать  где-нибудь   за
коттеджами, и послал туда пару своих людей. Там стоят старые заброшенные
машины. Мои парни нашли абсолютно новый нож  для  мяса  за  один  доллар
девятнадцать центов.  Полсотни  супермаркетов  в  нашем  округе  продают
такие. Вместе с ножом лежал новый дождевой плащ очень большого  размера,
резиновая одежда и набор из полиэтилена, знаете, такие мешочки,  которые
надевают на туфли. Все было свернуто и  засунуто  в  багажник  одной  из
машин. На одежде нашли кровь Таггарта. Что это значит, как вы думаете?
   - Кто-то боялся испачкаться в крови.
   - Кто-то не любил вашего Таггарта. Эти люди умели обращаться с  ножом
и постарались растянуть мучения  вашего  друга.  Они  хотели,  чтобы  он
оставался в сознании и все понял. Если  взглянуть  на  убийство  с  этой
точки зрения и повнимательнее присмотреться к ранам,  станет  ясно,  что
это работа профессионалов. Кто-то поиграл с ним, а потом  прикончил.  Мы
выяснили, откуда у Таггарта машина. Около двух недель назад ее купили за
наличные в Сан-Диего.
   - О чем вы хотите спросить меня?
   - Кто мог так сильно не любить Сэма Таггарта?
   - Он отсутствовал три года и за это время не написал мне ни строчки.
   - Вы виделись после его возвращения, - нахмурившись, заметил  Бренкс.
- У вас, приблизительно,  этот  размер.  А  что  если  Таггарт  вернулся
узнать, так же  плохо  вы  к  нему  относитесь,  как  раньше,  или  чуть
подобрели? Может,  вы  вернулись  на  яхту  перед  самым  приездом  Норы
Гардино.
   - Если вам все известно, зачем тратить время на меня? - отрезал я.
   - Да, вы правы, - шериф криво усмехнулся. - У нас не  хватает  людей,
Макги. У нас нет времени.
   - Человек мог купить одежду большего размера, чтобы лучше укрыться.
   - Конечно. Я не хочу на вас давить. Не хочу, чтобы газеты подняли шум
по поводу таинственного  убийства.  Поэтому  и  стараюсь  придерживаться
версии обычной ссоры, кровавого, но случайного убийства.  Я  не  намерен
никому показывать окровавленную одежду. Я послал  запрос  в  Калифорнию.
Проверил Таггарта, когда он жил здесь три года назад,  но  не  обнаружил
ничего примечательного. У него была обычная работа и  больше  ничего.  О
чем вы с ним разговаривали?
   - О знакомых - где они, как поживают.  Задавали  друг  другу  вопросы
типа: а помнишь? Сэм сказал, что вернулся навсегда, и занял у меня сорок
долларов.
   - Он вернулся навсегда. В этом он не солгал.  Кстати,  так  загореть,
как он, можно только работая на яхтах.
   - У меня есть идея, чем он мог заниматься.
   - В Калифорнии?
   - Или в Мексике. Я же вам говорил, что  он  сказал,  будто  некоторое
время жил в Мексике.
   - У человека яхта, он живет неподалеку от границы... А что,  если  он
был курьером и сбежал с товаром? - предположил Бренкс.
   - Он занял у меня сорок долларов.
   - Возможно, у него было что-то, что он мог продать. Кто-то приехал за
этим товаром и забрал его. Возможно, Таггарт пытался договориться.
   - Не слишком ли много догадок?
   - А что... Возможно, их было двое, он вам ничего  о  них  не  сказал.
Допустим, они не сумели договориться. А вдруг в деле замешана женщина, и
к Таггарту явился муж. Можно выдвинуть миллион разнообразнейших  версий,
Макги. Это нам ничего не стоит. Меня очень настораживает то, что  убийца
оделся специально для кровавой работы. Если он так тщательно готовился к
этому делу, значит, он так же готовится ко  всему.  Не  думаю,  что  это
убийство удастся раскрыть здесь. Не могу поверить, что кто-то из местных
жителей ждал Таггарта целых три года, чтобы свести с ним счеты.  За  ним
либо приехали, либо его выследили, или же просто договорились о  встрече
здесь. Это мне подсказывает интуиция.
   - Вынужден согласиться.
   Хорошие  полицейские  обладают  талантом   импровизации.   Информацию
следует им выдавать маленькими частями, особенно когда  вы  знаете,  что
они обо всем догадываются.
   - Может, я вас кое в чем не совсем правильно информировал, но, думаю,
это не столь важно, - сказал я. - Возможно, я недооценил отношений между
Норой Гардино и Таггартом. Я вам сказал,  что  он  ей  просто  нравился.
Наверное, между ними было что-то чуть больше этого. И еще  мне  кажется,
что у Сэма было какое-то дело, которое он хотел  сделать  до  того,  как
встретится с ней. Наверное, поэтому он и  попросил  передать  Hope,  что
приедет только на следующий день, в субботу. Знаете, мне  кажется,  даже
можно сказать, что они любили друг друга.
   - И он уехал на три года? Они поддерживали связь?
   - Нет. Между ними произошла размолвка.
   - Если это было воссоединение влюбленных, какого черта там делали вы,
Макги?
   - Она не знала, где он остановился.
   - А почему она решила, что вы это знаете?
   - Ну.., ведь это я предупредил ее о возвращении Сэма.
   - Кстати, как вы узнали об этом?
   - Таггарт позвонил мне в четверг из Уэйк росса,  что  в  Джорджии,  и
спросил, обижается ли она на него по-прежнему и захочет ли его видеть. Я
ответил, что Нора его простила.
   - Он что, не мог приехать и сам у нее спросить?
   - Может,  он  бы  даже  не  приехал,  если  бы  я  ответил,  что  она
по-прежнему сердится, или что она уехала, или вышла замуж.
   - О'кей, - кивнул шериф. - Тогда почему вы ей просто не сказали,  где
он живет?
   - Сэм был в плохой форме и остановился в настоящем сарае. Он  мог  бы
обидеться, если бы я сказал, что он приехал в пятницу, а не  в  субботу,
как он меня попросил. Я считал, что, если поеду  с  ней,  то  смогу  его
предупредить и он выйдет к машине. Сами понимаете, такой сарай не  очень
подходящее место для воссоединения.
   - На это я еще и мог бы купиться, хотя  кое-что  здесь  не  сходится,
Макги. Например, почему мисс Гардино чуть не упала  в  обморок  в  "Майл
О'Бич" в четверг вечером?
   - Именно там я сказал ей о  его  возвращении.  Может  вы  думаете,  я
сказал Hope, что кто-то собирается его убить?
   - У меня мелькнула эта мысль. Я даже задал себе  вопрос:  не  тот  ли
кубинец, которого вы вчера разыскивали в Майами, сделал это?
   - Ну вы даете!
   - Или же вы летали в Нью-Йорк затем, чтобы узнать имя этого кубинца.
   - Я очень рад, что все вам рассказал, - сказал я.
   - Все ли?
   - Могу еще кое-что добавить. Нора Гардино до сих пор не может  прийти
в себя после случившегося.  Мы  с  ней  старинные  друзья.  У  нее  есть
девушка, которая помогает в магазине. По-моему, мисс Гардино  стоило  бы
на время уехать отсюда.
   - В Мексику? - полюбопытствовал Бренкс после небольшой паузы.
   - Хотя бы и в Мексику.
   - А вы наглец, Макги. Только смотрите, не перегните палку.
   - Послушайте. Я его не убивал. И Нора тоже. Ни я, ни она не имеем  ни
малейшего представления, кто это сделал. Мы оба хотели бы это  выяснить.
У вас ограниченный бюджет, и  ваша  юрисдикция  не  распространяется  за
границы округа. Зато вас снедает любопытство, а еще  терзает  гнев,  что
это случилось именно на вашей территории. Мы тоже терзаемся от того, что
погиб наш друг. Вам вполне может быть известно  то,  что  нужно  нам.  Я
готов обменять эту информацию на свой рассказ о том, чем все закончится.
Если не захотите заключить со мной эту сделку, вы лишитесь шанса  узнать
финал этой истории.
   - О Господи, ну вы и наглец! Знаете, мой друг, кого я больше всего не
люблю? Мстителей-дилетантов, которые суют носы в серьезные  дела  и  все
портят!
   - У меня кое-какая  практика  в  делах  подобного  рода.  Кен  Бренкс
задумался. Он откинулся на  спинку  стула,  оглядел  каюту  и,  наклонив
голову, искоса посмотрел на меня.
   - Чем вы занимаетесь, Макги?
   - Оказываю услуги друзьям.
   - Таггарт тоже хотел, чтобы вы  оказали  ему  услугу?  Будь  проклята
полицейская интуиция!
   - Не знаю, - ответил я. - Если и собирался, то либо  передумал,  либо
не успел.
   - Вас все считают тихим парнем, Макги.
   - Я никого не трогаю первый.
   - Я даже слышал, что вы выиграли свою яхту в крэп.
   - В покер.
   Он замолчал и тяжело вздохнул.
   - Ладно. Я вам все расскажу, за исключением одной мелочи. У меня  нет
смысла молчать. Его фотографию узнал бармен. Бар расположен в полумиле к
югу отсюда, на шоссе. Таггарт приехал без четверти девять,  позвонил  из
телефонной кабины, сел за стойку и заказал пиво. Через четверть часа ему
позвонили. Бармену показалось, что  он  нервничает.  Еще  через  полчаса
приехал хорошо одетый мужчина  с  портфелем.  Смуглый,  среднего  роста,
около тридцати. Судя по всему, они были знакомы. Таггарт и  этот  парень
сели в кабину и долго о чем-то  разговаривали.  Около  одиннадцати  ушли
вместе. К счастью, нам попался наблюдательный бармен. Знакомый  Таггарта
не пил. Он сидел в шляпе, в  темном  костюме,  белой  рубашке  и  черном
галстуке. Бармену показалось, что они о  чем-то  торгуются  и  настроены
довольно агрессивно.
   - Совсем немного.
   - По крайней мере кое-что. Достаточно, чтобы оставить  вас  в  покое.
Таггарт куда-то позвонил и оставил  номер.  Потом  в  бар  позвонил  его
знакомый, и Таггарт сообщил ему, куда приехать. Сэм  Таггарт,  наверное,
решил, что они договорились, и  привез  смуглого  в  коттедж.  Допустим,
Таггарт что-то продавал. Они едут каждый в своей машине. Смуглый следует
за вашим другом. О  чем-то  договариваются,  и  незнакомец  уезжает.  Он
съезжает с дороги, оставляет машину на  автосвалке,  надевает  резиновую
одежду, берет нож  и  возвращается.  Кто  знает,  может,  ему  приказали
заключить сделку, но тут же  ее  расторгнуть,  если  представится  шанс.
Убийство заняло пять минут. Он забрал деньги, спрятал одежду и уехал.
   - На взятой напрокат машине? Обратно в аэропорт Майами?
   - Может, вы не такой уж и клоун, - одобрительно заметил Бренкс.
   - Но вы не смогли проверить эту версию?
   - Знаете, сколько народу звонит из аэропорта, сколько  там  машин,  и
сколько прилетает каждый день тридцатилетних мужчин  среднего  роста?  К
тому же, все дело может быть хорошо организовано, и наш брюнет  местный.
Короче,   проверить   невозможно,   Макги.   Когда   за   дело   берутся
профессионалы, не  удается  найти  ни  одного  следа,  разве  что  очень
повезет.
   - Разве это профессиональное убийство?
   - Это мог оказаться  профессионал,  испытывающий  к  Таггарту  личный
интерес. Или же он  таким  образом  развлекается  на  досуге.  -  Бренкс
улыбнулся. - Я тоже профессионал. Поэтому вы поедете со мной и подождете
в моей машине, пока я буду беседовать с мисс Гардино. Только так я  могу
быть уверен, что вы не предупредите ее по телефону.
   Ему так и не удалось  заманить  Нору  в  ловушку.  Единственное,  что
удалось Бренксу, это довести ее до слез и заставить  рассказать  правду.
Потом он уехал, оставив меня успокаивать  Нору.  Постепенно  ее  рыдания
затихли. Шаджа долго смотрела  на  нас,  потом  одобрительно  кивнула  и
вышла.
   Нора высморкалась в салфетку и попыталась улыбнуться.
   - Он затронул больное место.
   - Он прочитал тебя, как открытую книгу. Нора. Это его работа.
   - Трэв, я не.., сказала ни слова.., о золоте.
   - Я знал, что ты не скажешь.
   - Но ему известно все остальное, О  нашей  любви.  На  узком,  живом,
прекрасном  и  одновременно  некрасивом   лице   Норы   мелькнула   тень
недовольства.
   - Зато сейчас мы можем уехать в любое время, - возразил я. - Конечно,
когда ты будешь готова.
   Нора разнервничалась.  Да,  она  горела  желанием  узнать  тайну,  но
колебалась с отъездом.
   - Я.., у меня столько дел.
   - Поедем, как только ты будешь готова.
 
Глава 8 
 
   Служащий туристического бюро  в  Лос-Анджелесе  оказался  симпатичным
парнем в зеленых штанах  в  обтяжку,  желтой  рубашке,  широком  зеленом
галстуке и ковбойских сапожках. Я ему ясно дал понять,  что  мы  -  мисс
Гардино и мистер Макги.
   - Тогда вам очень понравится в Масатлане или Гуаймасе, а может,  и  в
Мансанильо, - обиженно сказал он, - с Пуэрто Альтамурой труднее.
   - В каком смысле?
   - В смысле транспорта, сэр. - Он подошел к огромной  настенной  карте
Мексики. - Правда, я мог бы рекомендовать очаровательное местечко в...
   - Пуэрто-Альтамура кажется мне превосходным местечком, - прервал  его
я. - Мы бы хотели пожить где-нибудь в.., глуши.
   Его взгляд задержался на Hope, и он сдался.
   - Я выясню, что можно  сделать,  сэр.  Только  на  все  приготовления
потребуется время. Сколько времени вы думаете там пробыть, сэр?
   - Месяц или недель шесть.
   - О, Господи! - изумился парень, - Э.., две комнаты, сэр?
   - Будьте так добры! Он взглянул на часы.
   - Позвоните, скажем, через час. К тому времени я,  может,  что-нибудь
выясню.
   Мы вышли в солнечное мартовское  утро.  Нора  посмотрела  на  меня  с
усмешкой и спросила:
   - Правда, молодец?
   - Кажется, он знает свое дело.
   - Может, погуляем? Я очень взвинчена.
   - Конечно, Нора.
   Когда я позвонил в полдень в туристическое агентство, парень сообщил:
   - Все получилось намного лучше, чем я ожидал, сэр. Я забронировал вам
номер с завтрашнего вечера. Управляющий, мистер  Ариста,  заверил  меня,
что комнаты очень удобные. Он предложил маршрут, и я заказал  билеты  до
Дуранго на завтра, на девять двадцать утра. Сейчас я соображаю, как  вам
добраться от Дуранго до Кульякана, где вас будет ждать автомобиль отеля.
Зайдите в три. К тому времени я все устрою.
 
*** 
 
   Самолет сделал остановку в Чиуауа и взял курс на Дуранго.  Стюардесса
сообщила, что нам предстоит пролететь около тысячи трехсот миль. Прибыть
мы должны по расписанию, в 1.30. На высоте дул ветер, было  очень  ясное
утро и страшно холодно в  тени.  Таможенники  оказались  очень  ловкими,
приветливыми и опытными малыми. Один из  них  говорил  по-английски.  Он
позвонил в авиакомпанию "Три звезды",  и  через  десять  минут  какой-то
допотопный автобус отвез нас в дальний конец  аэродрома.  Через  полчаса
появился  третий  пассажир,  молодой  священник.  Наш  самолет  оказался
стареньким "бичкрафтом", а летчик очень юным  на  вид.  Он  вырядился  в
остроносые желтые туфли, бейсбольную шапочку и все время  улыбался.  Нас
отделяли от моря горы высотой в десять тысяч  футов,  поросшие  зелеными
джунглями,  сквозь  которые  проглядывали  голые  скалы.  До   Кульякана
оказалось более двухсот миль, и мы прилетели туда почти  в  четыре.  Там
нас уже ждал низенького роста человек в ярко-голубой форме.  На  фуражке
было написано "Каса Энкантада", эта  же  надпись  находилась  и  с  боку
ярко-голубого автобуса "фольксваген".
   Мы доехали по шоссе  номер  15  до  Перикоса  и  свернули  налево  на
грунтовую дорогу. Еще миль двадцать пришлось пробираться  через  влажные
джунгли по песку, камням и грязи.
   В полшестого наш автобус наконец выехал из джунглей, перевалил  через
невысокий хребет и спустился в  городок  Пуэрто-Альтамура.  Несмотря  на
лазурную бухту и изумрудные островки, Пуэрто-Альтамура нас  разочаровал.
Это был скорее не городок, а деревня, раскинувшаяся полукругом на берегу
бухты. Между домиками виднелись полусгнившие причалы, неухоженные пляжи,
сохнущие сети и грубые черные лодки.
   - Настоящий рай! - прошептала Нора.
   Потом мы увидели "Касу Эскантаду", низкое белое  здание  в  окружении
белых домиков, покрытых, как и гостиница, оранжево-красной черепицей.
   Водитель, заулыбавшись, кивнул нам, показал вперед и воскликнул:
   - Хелло! Хелло!
   - Рай? - поинтересовался я у Норы.
   - Просто невероятно! - восхищенно воскликнула она. - Фантастика!
   К нам спустился по широким ступенькам лысый смуглый мужчина.
   - Мистер Макги? Мисс  Гардино?  Меня  зовут  Ариста.  Я  управляющий.
Надеюсь, вам у нас понравится.
   - Здесь очаровательно, - сказала Нора.
   - Как добрались, сеньорита?
   - Спасибо, хорошо.
   Мы зашли внутрь и  заполнили  карточки.  В  центре  маленького  холла
находился фонтан. Пол был выложен плиткой, на потолке  массивные  темные
балки, на стенах яркая мозаика.
   - Сейчас у нас наполовину пусто, - сообщил Ариста. - Ужин с восьми до
половины двенадцатого. Мы  рады,  что  вы  решили  остановиться  у  нас.
Пройдите, пожалуйста, за мной.
   Он щелкнул пальцами, и парни подхватили наши чемоданы,  Мы  пошли  за
Аристой по длинному коридору, с  одной  стороны  которого  располагались
номера, а с другой - открытые арки, выходящие на море. Нас  поместили  в
номера 39  и  40.  Комнаты  связывала  общая  дверь,  которая  оказалась
открытой, что спасло Аристу от маленького неудобства открывать ее.
   - Номера устраивают? Хорошо. - В дверях появилась застенчивая смуглая
девушка с широким лицом и в голубом фирменном платье. Ариста сказал:
   - Это Ампаро.  Она  будет  вам  прислуживать.  Ампаро  немного  знает
английский. - Девушка  улыбнулась  и  кивнула.  Ее  черные  волосы  были
заплетены в косы и завязаны голубыми ленточками. За ней стоял  невысокий
мужчина, тоже в голубой форме, с лицом,  напоминающим  плохо  выделанную
кожу. В улыбке сверкнули золотые зубы. - Это Хосе, ваш слуга, - объяснил
Ариста. - Это кнопка вызова Ампаро, а эта - Хосе. Ампаро  будет  стирать
вам одежду,  гладить,  зашивать  и  все  такое.  Когда  будете  уезжать,
пожалуйста, оставьте им чаевые. Я дам вам столик номер десять. Вас будет
обслуживать один и тот же официант. При отъезде не забудьте и  ему  дать
чаевые. - Он слегка поклонился нам по очереди и сказал на прощание:
   - Добро пожаловать в "Касу Энкантаду".
   Нора выбрала номер 39, и Хосе занес ее вещи. Ампаро  начала  помогать
распаковывать чемоданы, и Нора закрыла связывающую наши  комнаты  дверь.
Хосе распаковал мои две сумки. Сам я  достал  два  предмета,  не  желая,
чтобы он дотрагивался до них: сумочку на молнии с  фотографиями  золотых
фигурок и  довольно  большой  несессер  с  туалетными  принадлежностями.
Распаковав вещи, Хосе поинтересовался, не нужно ли еще  чего-нибудь,  и,
поклонившись, вышел, улыбаясь своей сверкающей  золотом  улыбкой.  После
этого я занялся поисками тайника для пяти  фотографий.  Конечно,  трудно
было рассчитывать найти место, которое бы не смог отыскать профессионал,
но мне хотелось  бы  оставить  любопытство  любителя  неудовлетворенным.
Настольная лампа стояла на приземистом глиняном основании. Открутив его,
я обнаружил, что для устойчивости оно  наполовину  заполнено  песком.  Я
слегка согнул фотографии и засунул в основание лампы, частично  погрузив
их в песок. И привинтил основание на место. Сейчас  в  кожаной  папке  с
документами лежали только сметы, расчеты по недвижимости и  инвестициям,
подробная информация о покупках земли, которые я никогда не совершал.
   Я отнес несессер с туалетными принадлежностями в  ванную  комнату.  У
несессера имелось вместительное и совсем не заметное второе дно. Я долго
думал, какое оружие захватить с  собой  в  Мексику,  и  в  конце  концов
остановился на маленьком плоском пистолете, который  когда-то  украл  из
сумочки одной парижанки. Он был отделан серебром,  рукоятка  -  слоновой
костью, имел дуло всего в дюйм длиной и не имел предохранителя. В обойме
этой игрушки находилось шесть патронов и, в отличие от похожих  игрушек,
здесь была пружина. Я привез полную обойму и с десяток запасных патронов
25 калибра. На расстоянии восьми футов я наверняка попаду из него в цель
размером  со  взрослого  мужчину.   На   расстоянии   пятнадцати   футов
вероятность попадания уменьшается вдвое, а на расстоянии  двадцати  пяти
футов проще швырнуть камнем. Это  пистолет  для  спальни.  При  выстреле
раздается негромкий хлопок, будто тявкнул щенок. Главное его достоинство
-  размеры.  Он  очень  тонкий.   Рукоятка   обхватывается   большим   и
указательным пальцами моей руки. Он помещается в  бумажник  с  деньгами,
хотя здорово утолщает его. Я выложил  туалетные  принадлежности,  открыл
второе дно и посмотрел  на  эту  игрушку.  Большую  уверенность  у  меня
вызывали  два  других  хранящихся  там  предмета:  маленький  пузырек  с
хлоргидратом и жестяная  коробочка  с  безвкусными,  но  очень  сильными
таблетками барбитурата. На пузырьке была наклеена  этикетка  "Капли  для
носа", а на коробочке - "Средство от  простуды".  Я  проверил  обойму  и
сунул пистолет в карман брюк. Там он будет находиться в  безопасности  и
выстрелит только тогда, когда я дошлю патрон в  патронник.  Лекарства  и
запасные патроны оставил во втором дне.
   Приняв душ и переодевшись, Нора  постучала  в  дверь  между  нами.  Я
открыл, и она вошла в мою комнату. На  ней  было  льняное  платье  цвета
слоновой кости, на фоне которого ее кожа казалась смуглее, чем  была  на
самом деле.
   - Ампаро - просто золото, - сообщила Нора.
   - Хорошие комнаты.
   - Может, и питание будет таким же хорошим.
   - Надеюсь.
   - Пройдемся? - предложила она. - Посмотрим окрестности.
   - Давай, если хочешь.
   - Почему мы  шепчемся?  -  нервно  улыбнулась  Нора.  В  сумерках  ее
темно-карие глаза ярко блестели.
   - Прежде чем мы выйдем из номеров,  скажи,  среди  твоих  вещей  есть
что-нибудь, что могло бы указать на Сэма?
   - Ты же меня уже предупреждал об этом. Ничего нет, Трэв. Но.., он мог
рассказать кому-нибудь о своих старых друзьях Макги и Гардино.
   - Если и рассказал, то скорее всего вскользь, ничего определенного.
   - У меня такое ощущение, что нас подслушивают, - пожаловалась Нора.
   - Только не в этой комнате. Нора, у тебя оно не исчезнет до тех  пор,
пока мы не выясним все.
   - Я не  думала,  что  это  случится  именно  так.  В  конце  коридора
находилась огромная площадка для загорания с  железной  оградой.  К  ней
вела короткая лестница. На площадке не было ни одного любителя солнца.
   Мы направились по мощенной камнем тропинке к парадному входу.
   - Сейчас мы почти напротив Ля Паса. Думаю, он немного южнее, - сказал
я.
   - Ты там был?
   - Однажды.
   - Трэв, скажи, почему у меня  такое  сильное  ощущение  неуверенности
и.., нереальности происходящего?
   - Скажу после того, как отыщем бар.
   - О'кей.
   Бар находился прямо под холмом. Это была небольшая комната в рыбацком
стиле: сети, трезубцы, стеклянные поплавки. В ней горели  свечи  и  было
сумрачно, но уютно. Мы заказали коктейли и сели за  угловой  столик.  За
несколькими сдвинутыми столами сидела компания из  пяти  пар  -  большие
крепкие мужики и маленькие сухощавые женщины. С первого же  взгляда  мне
все стало ясно.
   - Любители ловить большую рыбу - сказал я Hope.
   - А те четверо в костюмах в углу?
   - Мексиканские бизнесмены. Может, ищут место для строительства нового
отеля.
   - Молодежь у бара?
   У стойки стояли трое рослых юношей и две загорелые стройные девушки с
огромной черной собакой.
   - Эти покруче. Я бы назвал их любителями подводного плавания, если бы
здесь были подходящие  для  подводной  охоты  места.  И  все  равно  это
аквалангисты.  По  одежде  ясно,  что  где-то  поблизости  у  них  яхта.
Возможно, приплыли из Калифорнии в Ля-Пас,  оттуда  -  сюда  и  закончат
маршрут в Акапулько. Как тебе наряды девчонок?
   - Простенькая пляжная рубашонка на блондинке стоит сорок долларов,  -
сообщила Нора.
   - Значит, яхта большая. Скорее  всего  та  махина,  которая  стоит  у
причала. Футов пятьдесят с лишним в длину.
   - А парочка, которая только что вошла?
   - Твердая походка и пристальный взгляде  любителей  путешествовать  с
фотоаппаратом.  Кодахром,   экспонометры   и   сотни   цветных   слайдов
мексиканской экзотики, - ответил я.
   - Те двое в конце стойки? - понизив голос, поинтересовалась Нора.
   Она говорила о рослой, смуглой и очень красивой  женщине,  сверкающей
драгоценностями,  и  широкоплечем  мужчине  в  белом  пиджаке,  с   виду
настоящем силаче. У него было красивое лицо древнего ацтека.
   - Возможно, они из одного из тех домов, что на холме.  Может,  решили
для разнообразия поужинать в отеле и выпить.
   - Ты очень наблюдательный, Трэв.
   - И часто ошибаюсь.
   Я отправился к стойке за новыми коктейлями.
   - Так почему у меня такое странное ощущение? - спросила Нора, когда я
вернулся.
   - Потому что на другой стороне континента все казалось куда  легче  и
проще. Сейчас перед  тобой  только  закрытые  двери,  и  ты  не  знаешь,
откроется хотя бы одна из них или нет. Малышка, все  не  так  просто.  В
жизни тысячи оттенков одного серого цвета, а все  люди,  за  исключением
сумасшедших, уверены, что поступают правильно. Может, и сумасшедшие  так
думают? Тебе наносят огромное количество ударов, ты защищаешься  до  тех
пор, пока не устанешь. И прячешь голову в плечи.
   Она придвинулась ближе и спросила:
   - Что, философия пораженца очень плоха?
   - Эта философия помогает сохранить трезвость ума,  хладнокровие  и  в
конце концов жизнь.
   В ее глазах мелькнула боль, и я понял,  что  она  вспомнила  мертвого
Сэма.
   - Ладно, ты у нас главарь, - сказала  Нора  Гардино.  Десятый  столик
стоял напротив освещенного лампами сада.
   - Может, Сэм когда-нибудь привез бы меня сюда, - сказала  Нора  через
несколько минут.
   - Хватит, Нора.
   - Извини.
   Наступило молчание. Наконец Нора встала.
   - Спокойной ночи, Трэв. Я постараюсь лучше.., держать себя в руках.
   - Хочешь, я тебя провожу?
   - Нет, спасибо. Сама дойду.
   - Спокойной ночи. Нора.
   Я смотрел, как она медленно  поднялась  по  лестнице  на  площадку  и
скрылась в коридоре.
   Через несколько минут я спустился в бар  выпить  охлажденного  "Карта
Бланка".
   Одно мне было ясно. Из слов Сэма Таггарта я понял, что он здесь долго
жил и даже стал residente. Следовательно,  его  должны,  знать  и  знать
хорошо.  Он  сказал,  что  у  него  здесь  были  неприятности.   Значит,
рассказывать о Сэме вряд ли кто-нибудь захочет. Придется  искать  способ
развязать языки местным жителям, найти следы, которые Сэм оставил в этой
деревне.
   Я расписался на чеке  и  поднялся  к  себе.  Ампаро  уже  приготовила
постель. За закрытой дверью спала Нора. А может, и  не  спала.  В  таком
случае она слышала, как я вошел, и наверное, спросила себя, что будет  с
нами в этом благоухающем раю?
 
Глава 9 
 
   Проснулся я позже, чем обычно. Спал крепко. Когда встал, комната Норы
оказалась пустой.
   Я быстро оделся и вышел из номера. Она шла мне навстречу по  коридору
в купальном костюме, сандалиях и халате. В руке Нора держала полотенце и
шапочку. Концы черных  волос  были  влажными.  За  последнее  время  она
немного похудела, но это ничуть не отразилось на  ее  очень  стройных  и
красивых ногах.
   - Я уже давно встала и ужасно проголодалась, - сообщила Нора. - Идешь
завтракать? Скажи Эдуарде,  что  я  сейчас  приду.  Какой  замечательный
бассейн в этом отеле! Знаешь, утром в море вышло  много  лодок.  Ты  был
прав насчет тех ребят и яхты. Они сейчас ее проверяют. Правда, роскошное
утро? Я мигом. Что мне надеть? Чем будем сегодня заниматься?
   - Пойдем в деревню. Я бы предложил тебе надеть юбку и туфли на низком
каблуке.
 
*** 
 
   К тому времени,  когда  мы  вышли  на  площадь,  мы  уже  привыкли  к
чудесному деревенскому воздуху. Поглазели на ларьки, посидели на скамье,
наблюдая за голубями. Решили начать с почты. Я ищу  старого  друга.  Все
верно, старого друга, Сэма Таггарта. Он все  еще  здесь?  Нет,  пожалуй,
очень примитивно. Мимо нас прошел молодой священник. Он посмотрел в нашу
сторону и поздоровался:
   - Доброе утро!
   - Доброе утро, отец! - робко ответила Нора. Я узнал его. Мы летели  с
ним в Кульякан. Он направился к церкви, расположенной на другой  сторона
площади, и скрылся в ней. У меня возникла идея.
   - Ты католичка? - поинтересовался я у Норы.
   -  Вообще-то  да.  Правда,  я  хожу  в  церковь  очень  редко..,   по
настроению.
   - Ну-ка, просвети меня по поводу бесед  со  священником.  Они  должны
храниться в тайне?
   - До определенной  степени,  да.  Я  хочу  сказать,  если  священнику
признаются в убийстве, он обязан сообщить в полицию. К чему ты клонишь?
   - Этот священник может знать полезные для  нас  вещи.  Она  испуганно
вздрогнула, потом все поняла.
   - Но.., как я?..
   - Попроси помощи в конфиденциальном деле.  Тогда  он  будет  молчать,
да?
   - Думаю, что да.
   - Скажи, что любила человека, жила с ним в грехе, а он тебя бросил, и
ты ищешь его уже три года. Мне кажется, эти деревенские священники знают
все, что происходит. К тому же он говорит по-английски.
   - Это так необычно.., лгать священнику.
   - Я слышал, что это часто случается.
   - Но не так, как ты предлагаешь. - Нора заглянула в  сумочку.  -  Мне
нечем покрыть голову.
   Мы подошли к одному из ларьков,  где  Нора  выбрала  хлопчатобумажный
шарф. Сначала он стоил десять песо, потом пять, потом четыре и, в  конце
концов, три  песо  и  пятьдесят  сентаво.  Продавец  при  этом  довольно
улыбался.
   Нора испуганно посмотрела на  меня,  поджала  губы  и  направилась  к
церкви, а я вернулся на скамейку.
   Отсутствовала она очень долго. Хотя я все время смотрел  на  церковь,
Нору заметил уже в двадцати футах от скамейки. У нее было бледное  лицо,
рот жалобно кривился.
   - Давай пройдемся, - сказала она.
   - Плохо? - спросил я, вставая.
   - Он хороший человек. Просто я немного не в себе. Дай мне..,  немного
успокоиться. - Она искоса посмотрела на меня. -  Мать-церковь.  Думаешь,
что полностью освободился от нее, но оказывается... Я поставила за  него
свечки, Трэв, и помолилась за его душу. Что бы он сказал об этом?
   - Думаю, одобрил бы. Мы пошли назад в отель.
   -  Священник  плохо  говорит  по-английски,  Трэв,   хотя,   пожалуй,
достаточно, чтобы понять. Когда до него дошло, о  ком  я  спрашиваю,  он
очень расстроился. Сказал, что кое-кто надеется на возвращение Сэма,  но
он сам надеется, что Сэм никогда не вернется. Сказал, что молился, чтобы
Сэм  никогда  не  вернулся  в  Пуэрто-Альтамуру.  По-моему,  его  мольбы
услышаны. Он разволновался и стал забывать английские слова. Приехал  он
сюда четыре года назад, как раз, когда закончилось строительство  отеля.
Сэм, по его словам, объявился позже, больше, чем через год после приезда
священника. Приплыл капитаном на яхте из Калифорнии. Произошел  какой-то
скандал, и его уволили. Сэм остался в  Пуэрто-Альтамуре,  а  яхта  ушла.
Отелю требовался человек,  который  занимался  бы  лодками  для  рыбалки
гостей. Они помогли Сэму достать вид на жительство. Затем он стал жить с
девушкой, которая работала в отеле. Ее зовут Фелиция Наварро. Потом и  в
отеле произошел скандал, и Сэм перешел работать в один  из  тех  больших
домов на холме. Владельца зовут Гарсия. Сэм бросил Фелицию и стал жить с
кем-то из прислуги Гарсии. Но и там все кончилось скандалом.  Сэм  уехал
внезапно. Трэв, - я ничего не понимаю. После исчезновения Сэма появилась
полиция и начала задавать вопросы. Возможно, он кого-то убил.  Священник
очень осторожно говорил об этом. Трэв, у меня сложилось впечатление, что
он говорил не  о  Сэме,  а  о  каком-то  незнакомом,  грубом  и  опасном
человеке.
   - Что он делал для Гарсия?
   - Наверное, водил яхту, а может, еще чем-нибудь занимался.  Несколько
раз священник будто хотел что-то сказать, но не решался. Фелиция Наварро
больше не работает в отеле. Она живет в деревне. В церковь не ходит, но,
если решит вернуться, священник ее простит.
   - Он никому не расскажет о вашем разговоре?
   - Уверена, что нет.
   - Ну вот у нас и есть, с чего начать, Нора, - сказал я,  дотрагиваясь
до ее плеча.
   - Похоже, мне расхотелось.
   - Можно остановиться и на этом.
   - Нет. Просто я боюсь.
   Вернувшись в отель, я вызвал  Хосе.  Он  пообещал  немедленно  подать
"гамбургеры" с холодным мексиканским пивом к бассейну, но я ответил, что
лучше через пятнадцать минут.
   После ланча мальчик у бассейна выдал нам две подстилки для загорания,
и я попросил положить их рядом с  цветами,  подальше  от  остальных.  Мы
вытянулись под жгучими лучами солнца. Только легкий бриз с моря позволял
вытерпеть эту пытку.
   - Ну? - наконец пробормотала Нора.
   - Мы не побежим в деревню с вопросами. Пусть  местные  жители  сперва
повесят на нас ярлык.
   - Какой, Трэв?
   - Любовный роман, который пытаются сохранить в  тайне,  женщина.  Для
того  чтобы  получить  туристические   карточки,   необходимо   показать
удостоверение личности. Мы не могли приехать как мистер и миссис Джоунс.
Но у нас соседние комнаты с сообщающейся дверью.
   - Я это понимаю. Но я просто...
   - Извините, - раздался над нами голос.  Я  сел.  Это  была  вчерашняя
блондинка из бара. Девчонка разговаривала слегка заплетающимся  голосом.
- Это пари. Года два-три назад вы играли в нападении в "Рэме"? Верно?
   - Нет.
   - А, черт! - сердито буркнула она. - Так вы не профессионал?
   - Играл лишь в колледже.
   - В нападении?
   - В защите. В углу.
   - У вас рост как раз для профессионала. - Она окинула  меня  взглядом
приемщика скота на скотном дворе.
   - Когда я закончил колледж, я еще не был таким большим, - объяснил я.
- К тому же последние два года учебы меня замучило колено.
   - Извините меня. - Нора встала и направилась к бассейну.
   - Я достала ее вопросами? - поинтересовалась блондинка,  глядя  вслед
Hope.
   - По-моему, она просто хочет охладиться.
   - Она неплохо сложена для своего  возраста.  Мне  нужно  вернуться  и
сказать, что я была не права.
   - Скоро отплывете?
   - Наверное, скоро. Может, даже завтра. Чип не сказал. Сначала думали,
что задержимся надолго. Говорят, в одном из тех домов постоянно гуляли и
шумели. Никто из нас здесь раньше не был. Чип взял у друга своего  друга
рекомендательное письмо, но его  все  равно  не  пустили  дальше  ворот.
Ариста сказал, что в этом году там не  устраивали  ни  одной  вечеринки,
поэтому сейчас здесь страшно  скучно.  Хочу  найти  хорошие  рифы,  чтоб
нырнуть и поплавать среди них. Только акваланг мне никогда не надоедает.
Представляете, плаваешь среди рифов, как во сне,  будто  это  не  ты,  а
кто-то другой.
   - В каком доме любят погулять?
   - В розовом, который стоит на самом холме.  Владельца  зовут  Гарсия.
Друг Чипа рассказывал, что он богач и настоящий  сумасброд.  Дом  всегда
полон веселых гостей, гулянки и так далее. Ладно, увидимся позже. -  Она
встала  и  направилась  к  своим  друзьям,  оглянулась  через  бронзовое
мускулистое плечо, одарив меня на прощание улыбкой.
   Подошла Нора. Взяла полотенце и сказала:
   - Подумать только, сколько бы их кружилось вокруг тебя, дорогой, если
бы ты был один.
   - Она сказала, что ты хорошо сложена для своего возраста.
   - Господи, как я польщена! - саркастически воскликнула Нора.
   - Девочка приходила не с пустыми руками.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   Я рассказал о вечеринках и добавил:
   - То, о  чем  мы  с  тобой  думаем,  через  некоторое  время  получит
подтверждение.
   - Гарсия. Здесь это то же самое, что у нас быть Джоном Смитом, да?
   - Вместо Карлоса Ментереса Крусады.
   - Но ведь это очень трудно?
   - Едва ли. Дорого, но не думаю, что трудно. Почти пять лет назад  ему
пришлось дать деру из Гаваны. Он наверняка боится людей,  которые  хотят
свести с ним старые счеты. Такое отдаленное место идеально подходит  для
того, чтобы спрятаться. Большой  дом,  крепкие  ворота,  высокие  стены,
охрана. Денег хватит до конца жизни. Рауль рассказал мне о его страсти к
знаменитостям и американкам, когда он еще жил в  Гаване.  Он  мог  очень
осторожно вступить в контакты с  друзьями  из  Калифорнии.  Конечно,  он
боится ездить развлекаться туда, поэтому и решил проводить  вечеринки  в
безопасном месте. На яхте можно доставить все необходимое. Скорее всего,
он не может заниматься в Мексике делами. Что с  ним?  Он  мертв?  Болен?
Может, кому-то удалось близко подобраться к  Ментересу,  но  тот  закрыл
ворота и остановил фиесту? А может,  люди,  которые  помогли  ему  здесь
устроиться, продолжают его доить? Сэм работал у Гарсия. У Сэма оказалась
коллекция Ментереса. Кто-то знал это и  забрал  ее  у  Сэма.  Мы  сможем
выяснить, кто это, когда узнаем, что там произошло.
   - Но как?
   - Будем искать  человека,  который  захочет  поговорить  об  этом,  -
объяснил я.
   - Фелиция Наварро?
   - Возможно. Завтра вечером я ей займусь.
   - Почему не сегодня?
   - Я видел тот кабак. Он находится  рядом  с  площадью.  Завтра  после
обеда хочу с твоей помощью подготовить почву.
   - Как?
   - Объясню завтра по дороге. Так будет убедительнее.  Через  час  Hope
захотелось спать, и она, зевая, направилась к себе вздремнуть. У меня  в
голове  занозой  засела  какая-то  смутная  мысль.  Был  час  сиесты.  Я
спустился в маленькую искусственную гавань, находящуюся позади  отеля  и
принялся разглядывать лодки. В конце гавани виднелся сарайчик начальника
гавани.
   Рыжий потный мужчина, сильно  обгоревший  на  солнце,  переписывал  в
журнал номера счетов. Он поднял бледно-голубые глаза и спросил:
   - Да?
   - Вы начальник гавани?
   - Я.
   - Славно у вас тут.
   - Что-нибудь хотите? - с немецким акцентом поинтересовался он.
   - Да нет, просто гуляю. Надеюсь, не возражаете? Я живу во Флориде  на
яхте. Жаль, что нельзя было приплыть сюда на ней.
   - Большая?
   - Пятьдесят два фута, два небольших  двигателя  "геркулес",  двадцать
один фут в ширину. Может пройти четыреста миль со скоростью девять узлов
в час.
   - Здесь такая не годится. У вас там совсем другое дело.
   - Я так и думал.
   Я подошел к стене и принялся разглядывать фотографии.
   К стене были приклеены липкой лентой десятки черно-белых  поляроидных
снимков. Лодки, рыба и люди. В основном это были фотографии, на  которых
счастливые и  загорелые  рыбаки  улыбаясь  держали  рыбу  на  крючках  с
надписями "Каса Энкантада". Я увидел Сэма Таггарта по  крайней  мере  на
десяти фотографиях. Он снимался с разными людьми и все время улыбался.
   Начальник гавани продолжил заполнять  журнал.  В  его  конторе  царил
образцовый порядок. На полке стояли четыре толстых  ежегодника  "Морские
журналы".
   - Можно взглянуть? Хочу проверить, не заходила ли к вам  какая-нибудь
знакомая яхта.
   - Валяйте.
   Я взял журнал трехлетней давности,  сел  на  ящик  у  стола  и  начал
медленно листать. В колонки вносилось название судна, длина,  тип,  порт
приписки, имя владельца и капитана.  Я  нашел  запись,  датированную  11
июля, два месяца спустя после отъезда Сэма из Лодердейла. "Квест 4",  62
фута, сделанный по специальному заказу двигатель, Коронадо,  Калифорния,
Д. Т. Кепплерт и капитан  Сэм  Таггарт".  Запись  была  сделана  корявым
почерком  Сэма.  Она  моментально  бросилась  мне   в   глаза.   Яхт   в
Пуэрто-Альтйдуру  заходило  немного.  Большинство  страниц   в   журнале
оказались пустыми. Я поставил журнал на полку, взял  за  следующий  год,
полистал и тоже поставил на полку.
   - К вам заходили довольно большие яхты, - заметил я.
   - Если их длина превышает восемьдесят футов, они бросают якорь у нас.
Здесь защищенная гавань.
   Я вернулся к фотографиям. Начальник закончил  делать  записи,  закрыл
журнал и встал.
   - Мне нужно запереть на час  контору,  -  сообщил  он.  Найдя  нужную
фотографию, я сказал:
   - Кажется, этот парень мне знаком. Стараюсь вспомнить его яхту.
   Рыжий подошел и посмотрел на снимок.
   - Этот?  У  него  не  было  яхты.  Видите,  он  здесь  на  нескольких
фотографиях. Он просто работал у меня.
   - Странно. Готов поклясться, что я его знаю. Хаггерти? Таггерти?
   - Похоже, вы его действительно знаете. Таггарт. Сэм Таггарт.
   - Точно! Таггарт.
   - Меня зовут Хейнтз. - Он протянул руку. - Сейчас отличное время  для
рыбалки. Если хотите, я вам дам хорошую лодку.
   - Спасибо. Я подумаю. Я Макги.
   - Пятьсот песо за полный день. В отеле  вам  дадут  провизии,  мистер
Макги. Такой большой человек, как вы, может поймать большую рыбу, а?
   - Не могу себе представить, как Таггарт мог очутиться здесь.  Он  все
еще в Пуэрто-Альтамуре?
   - Нет, - ответил Хейнтз.  -  Он  давно  перестал  работать  в  отеле.
Перешел на частную яхту. А сейчас вообще уехал.
   Я почувствовал, что еще один вопрос может оказаться лишним. Мы вышли,
и Хейнтз запер дверь. Он резко кивнул и куда-то пошел, а  я  поднялся  к
бассейну.
 
*** 
 
   Вечером за ужином и позже в  баре  Нора  вела  себя  как-то  странно.
Голубое платье очень шло ей и казалось сказочно пышным. Она много шутила
и смеялась. Но порой в уголках глаз появлялись слезы, она  старалась  их
скрыть. Наконец Нора  поняла,  что  больше  не  может  сдерживать  слез.
Пожелав дрожащим голосом спокойной ночи, она убежала.
   Я вышел на улицу прогуляться. Задумался над тем, что сделать  и  чего
не следует делать. В лукавсве  трудно  найти  какую-нибудь  логику.  Сэм
Таггарт что-то сделал не так. Если бы я знал, где он ошибся, мне было бы
легче. Я лег спать с этими мыслями, и они преследовали меня даже во сне.
   Сон был легким, и я проснулся.
   Бесшумно подошел босиком по кафельному полу к общей двери  и,  затаив
дыхание, услышал тихие звуки, которые и разбудили  меня  -  приглушенный
плач. Я набросил халат и тихо открыл дверь. В ее комнате было темно.
   -  Нора?  -  прошептал  я,  боясь  испугать  ее.  В  ответ  раздалось
всхлипывание.  Я  подошел  к  кровати,  дотронулся  до  тонкого   плеча,
дрожащего под шелком сорочки, и присел рядом. Когда я погладил ее  худую
жесткую спину, она погрузилась в такое море слез и отчаяния, из которого
я  не  смог  бы  ее  достать.  Знаете,  как  самозаблуждение  влияет  на
физическое влечение? Если  бы  я  лег  рядом,  смог  бы  я  рассеять  ее
одиночество? Помог бы я Hope, если бы прижал ее пылающее  жаром  соленое
от слез лицо к своей груди и убаюкал своими ласками? Я твердил себе, что
эти ласки необходимы для того, чтобы успокоить ее. Дело вовсе не в  этих
поразительно красивых ногах,  клеверном  аромате  волос,  очаровательной
гордой походке. Ведь это просто моя старая подруга. Нора  Гардино.  Если
же это начнет перерастать во что-то другое,  у  меня  хватит  сил  уйти.
Естественно, Нора наверняка понимает, что роль  соблазнителя  отнюдь  не
мое амплуа.
   Есть место, где  еще  можно  остановиться,  затем  возникает  желание
рискнуть и еще чуть-чуть, и еще. Нора давно перестала плакать. Я миновал
очередное место, где еще можно остановиться, а за ним последовал  обрыв,
после  которого  все  обратилось  в  бег.   Нора   пробормотала   что-то
нечленораздельное и почти мгновенно уснула.
   В полдесятого, приняв душ и одевшись я нерешительно остановился перед
дверью, но решил не стучать в  нее  и  отправился  в  ресторан.  Эдуарде
сообщил, что Нора еще не приходила. Закончив есть папайю, я поднял глаза
и увидел, как она идет к столику, наклонив голову набок и  как-то  криво
улыбаясь. Нора надела темно-зеленые Бермуды и блузу в  зеленую  и  белую
полоску. Я встал, а Эдуарде торопливо пододвинул ей стул.  Посмотрев  на
меня, Нора покраснела и поздоровалась:
   - Доброе утро, дорогой.
   - Доброе утро.
   Эдуарде принял заказ. Нора заказала огромный завтрак. Когда  официант
отошел, я наклонился к ней и негромко произнес:
   -  Нора,  единственное,  что  я  хочу  сказать...  Она  очень  быстро
перегнулась через маленький столик и дотронулась двумя пальцами до  моих
губ, заставив меня замолчать.
   - Ты ничего не хочешь сказать, Трэв. Тебе ничего не надо говорить.
   - Ты уверена в этом?
   - Я все знаю. Я знаю, что мы очень любим друг друга. И  еще  я  знаю,
что  от  слов  не  будет  никакой  пользы.  Вчера   случилась   приятная
неожиданность, и я сохраню о ней счастливые воспоминания.
   - Да, - кивнул я. - Я просто хотел, чтобы ты знала, что...
   - Тише.
   Нет на свете мужчины, как бы он ни верил в  свои  силы,  которого  не
сможет заставить почувствовать грубоватым мягкая и умная женщина.
   После завтрака мы загорали и купались в бассейне. Ни один человек  не
мог ошибиться в наших отношениях. Когда мы поднялись к себе,  она  вошла
ко мне, горячая от солнца, с затуманенными глазами  и  припухшими,  едва
шевелящимися губами.
   - На этот раз это уже не неожиданность...
   Позже, когда я  вновь  попытался  истолковать  наши  отношения,  Нора
остановила меня, прижав к  моим  тубам  пальцы.  Она  предложила  мудрое
решение - просто принять то, что с нами случилось. Я хотел утешить Нору,
а она ответила радостно и страстно. Нора сказала:
   - Давай не будем говорить обо всем этом до тех  пор,  пока  не  будем
знать точно. Но то, что между  нами  произошло,  не  может  быть  чем-то
незначительным, иначе оно бы не было столь прекрасно.
 
*** 
 
   Пока она одевалась к обеду, я сказал, что  подожду  в  холле.  Я  уже
обратил внимание,  что  сеньор  Ариста  перед  обедом  обычно  сидит  за
столиком позади стойки.
   Облокотившись на стойку, я заметил:
   - Прекрасный у вас отель, мистер Ариста.
   - Я рад, что вам здесь нравится, сэр, - осторожно улыбнулся он.
   - Не бойтесь, у меня нет никаких жалоб. Скажем,  меня  заинтересовала
земля по соседству. Например, на холме, где стоят те дома. Она дорогая?
   Ариста встал и подошел к стойке.
   - Стоимость квадратного метра  земли  само  по  себе  невысока.  Зато
строительство стоит очень дорого. Квалифицированных рабочих и  материалы
приходится  привозить  издалека.  К  тому  же   обыкновенному   туристу,
естественно, очень сложно купить землю.  Необходимо  изменить  статус  и
стать жителем или иммигрантом. Вас действительно это интересует, сэр?
   - Ну.., по крайней мере мне бы хотелось обсудить  с  кем-нибудь  этот
вопрос.
   - Полоса земли к югу от  отеля,  примерно  в  две  с  половиной  мили
шириной, принадлежит тому же синдикату, что построил отель. - Он  достал
из стола визитную карточку и протянул мне. - Подобными делами занимается
сеньор Альтавера. Здесь адрес его  он  торы  в  Мехико.  На  холм  ведет
извилистая дорога, соединяя все шесть домов.  У  домов  общий  с  отелем
водопровод  и  электричество.  Можно  попросту  продлить  дорогу,  хотя,
конечно, это будет стоить дополнительных денег. Но если вы интересуетесь
этим вопросом серьезно...
   - Вы не могли хотя бы приблизительно назвать общую сумму в долларах?
   - Я бы оценил.., скажем,  дом  с  тремя  спальнями,  помещениями  для
прислуги, обнесенным стеной садом, маленьким плавательным  бассейном  со
всеми удобствами.., ну, примерно, в сотню тысяч  американских  долларов.
Придется воспользоваться услугами  архитектора,  которого  порекомендует
синдикат, и построить дом по определенным  параметрам.  По-моему,  точно
такой дом в Соединенных Штатах обойдется в полтора раза дороже.
   - А гаванью отеля можно будет воспользоваться?
   - Разумеется, - кивнул Ариста. - Если вы будете  жить  в  основном  в
Штатах, можно будет нанять кого-нибудь из отеля следить за садом и время
от времени проветривать дом.
   - Сейчас там стоят уже пять домов?
   - Шесть.
   - А какие у меня будут соседи?
   - Один гражданин  США,  -  слегка  обиженно  ответил  управляющий.  -
Работает на телевидении. Сейчас его здесь  нет,  сэр.  Один  швейцарский
гражданин, довольно пожилой. Остальные мексиканцы. Это  не..,  соседи  в
обычном смысле, сэр. Они живут здесь из любви к полному одиночеству. Вы,
конечно, понимаете...
   - Конечно. Интересно, а нельзя ли купить какой-нибудь из этих домов?
   Ариста замешкался и закусил губу.
   - Можно, но это будет стоить дороже той суммы, которую я...  Извините
меня, но все это очень проблематично. К тому же это  не  входит  в  круг
моих  обязанностей.  По  этому  вопросу  лучше  свяжитесь   с   сеньором
Альтавера. Я, конечно, за то, чтобы наш район развивался. Это  уменьшает
наши расходы и способствует процветанию отеля.
   - Вам хватает местных жителей?
   - О.., с ними особенно тяжело работать, сэр. Они постоянно держат вас
в  напряжении.  Схватывают  все  налету,  работоспособны,  но  чертовски
независимы.
   Боковым зрением я заметил подошедшую Нору и  поблагодарил  Аристу  за
информацию. Потом  направился  вслед  за  ней  в  ресторан,  любуясь  ее
элегантными икрами, округлыми бедрами под льняной юбкой и тонкой талией.
Долгие дни напряжения и печали остались позади. Она достигла  кризиса  и
пережила его.  Сейчас  линия  ее  рта  смягчилась,  хотя  губы  все  еще
кривились, как бы насмехаясь над нашими отношениями.
 
Глава 10 
 
   Пуэрто-Альтамура изнемогала под полуденным зноем. Трактир "Три брюха"
находился недалеко от моря, почти  на  площади.  В  горячем  неподвижном
воздухе повис запах прокисшего пива, духов, пота и специй. Я усадил Нору
у двери и отправился к стойке. У бармена было широкое невозмутимое лицо,
крошечные глазки и огромные  черные  усы.  Чересчур  громким  голосом  я
заказал пиво и  "Карта  Бланка"  для  Норы  и  текилу  для  себя.  Когда
притворяешься пьяным,  очень  трудно  не  переиграть.  Нужно  расслабить
нижнюю  часть  лица,  а   когда   хотите   посмотреть   на   что-нибудь,
поворачивайте голову, а не стремитесь скосить глаза.  Двигаться  следует
медленно и осторожно, разговаривайте не спеша, громким и четким голосом.
   Я вернулся к столику. Через две минуты бармен принес заказ,  солонку,
ломтик лимона и стаканчик текилы. Я не спеша достал из  кармана  рубашки
пачку песо, взял один банкнот и положил его на стол. Он  забрал  банкнот
и, оставив мелочь, отошел. Я не стал забирать сдачу.  Hope  я  объяснил,
что она должна сидеть, не улыбаясь, и смотреть куда угодно, только не на
меня.
   Послышался стук каблучков. Из двери, расположенной слева,  показалась
большеглазая девушка с черными волосами рыжеватого оттенка. Она  была  в
оранжевой блузе, голубой юбке и держала в руке  большую  красную  сумку.
Девушка взглянула на нас, подошла к стойке и  принялась  о  чем-то  тихо
беседовать с барменом. Потом еще раз взглянула на нас и вышла, покачивая
бедрами. Оставалось только надеяться, что это не Фелиция, потому что  на
лице девушки застыло выражение невозмутимой глупости.
   Я показал бармену пустой стакан. Нора выпила  половину  пива.  Бармен
принес мне еще текилы с ломтиком лимона и взял часть мелочи со стола.
   Нора, как мы договорились заранее, спросила ясно и отчетливо:
   - Тебе так уж необходимо пить и этот стакан?
   - Заткнись! - Я насыпал соли на тыльную сторону ладони  той  руки,  в
которой держал лимон, а другой рукой взял стакан. Раз, два,  три.  Соль,
текила, лимон.
   - Тебе правда это нужно?
   - Заткнись!
   Она вскочила и выбежала из трактира. Я несколько секунд глупо пялился
на текилу, потом встал и поплелся за ней, оставив мелочь на столе.
   - Эй! - закричал я. - Эй!
   Нора продолжала быстро удаляться. Я тяжело побежал вслед и догнал  ее
уже на площади. Взял за руку, но она выдернула ее и  продолжала  идти  в
сторону отеля,  высоко  подняв  подбородок.  Я  несколько  секунд  глупо
смотрел на нее, затем вновь догнал.
   Когда мы вышли из  деревни.  Нора  оглянулась,  нервно  улыбнулась  и
спросила:
   - Я все сделала правильно?
   - Совершенно правильно!
   - Но я до сих пор не пойму, для чего это нужно.
   - Эта сцена -  что-то  вроде  рекомендательного  письма.  У  большого
пьяного американца неприятности с женщиной. Я убежал за  тобой,  оставив
деньги.  Когда  вечером  приду  в  трактир,  я  уже  не  буду  для   них
незнакомцем.  Они  будут  считать  меня  простофилей,   которого   можно
раскрутить. Вечером у меня появится много новых Друзей.
 
*** 
 
   Я вернулся в трактир в половине девятого  вечера.  Все  столики  были
заняты, у стойки толпились  посетители,  грохотал  джук-бокс.  Помещение
освещали две газовые лампы. Ко мне подошел бармен и  положил  на  стойку
забытую днем мелочь. При этом он посмотрел на  меня  как  ни  в  чем  не
бывало. Я аккуратно разделил ее на две равные кучки  и  подтолкнул  одну
ему. Он широко улыбнулся и торжественно угостил меня стаканчиком текилы.
Посетители притихли и  внимательно  наблюдали  за  нами.  Бармен  что-то
громко объяснил, и шум стал прежним. У меня был  полупьяный  вид,  такой
же, как днем. Только добавилась счастливая улыбка.
   Чтобы  сделать  первый  ход,  у  них  ушло  минут  десять.   Ко   мне
проталкивалась низкорослая и грудастая девица  с  веселым  лицом,  белой
прядью в черных курчавых волосах и чрезмерным количеством губной помады.
   - Хелло! - поздоровалась она. - Хелло!
   Я показал на свой стакан,  потом  на  нее.  Она  кивнула  и  заказала
текилу. Когда бармен налил, я ткнул пальцем себя в грудь и сказал:
   - Трэв.
   - А, Тррэв. Си...
   Я ткнул ее пальцем в плечо и вопросительно посмотрел на нее.
   - Розита! - расхохоталась она, будто удачно пошутила.
   - Говоришь по-английски, Розита?
   - Но, Тррэв.
   Я улыбнулся, взял ее за  плечи,  повернул  к  себе  спиной  и  слегка
оттолкнул. Потом устроился поудобне и  отвернулся.  Когда  я  оглянулся,
Розита  задумчиво  смотрела  на  меня.   Она   медленно   прошла   через
переполненную комнату, села за столик  с  тремя  мужчинами  и  девушкой,
нагнулась и начала им что-то  шептать.  Освещение  было  неважным,  и  я
только увидел, как она посмотрела в  мою  сторону,  покачала  головой  и
отвернулась. Потом Розита вернулась к стойке и  подозвала  бармена.  Тот
перегнулся через стойку, и Розита что-то ему сказала. Он кратко  кивнул.
Через несколько минут бармен протолкался к подруге Розиты  и  что-то  ей
сказал. Девушка покачала головой.  Бармен  что-то  добавил.  Она  пожала
плечами и встала. Один из парней схватил ее за руку и попытался усадить,
но она тут же вскочила на ноги. Когда он бросился  на  девчонку,  бармен
врезал ему по голове. Наступила тишина, но через несколько секунд  опять
стало шумно. Подруга Розиты направилась ко мне, и я увидел, что  она  из
тех, кого называют muy quapa <Очень смелая  (исп.).>.  Оранжевое  платье
едва прикрывало колени,  по  бокам  имелись  большие  разрезы.  Девчонка
казалась довольно смуглой и высокой. С  уложенными  на  макушке  черными
косами. У нее была  квадратная  челюсть,  длинная  шея,  большой  рот  и
по-индейски раскосые блестящие глаза и гладкая кожа на  чуть  полноватых
коричневых руках. Она неторопливо шла ко мне,  точно  сытая  львица.  Не
красавица, а просто сильная, дикая и... muy quapa.
   Когда она добралась до  меня,  за  спиной  раздались  предупреждающие
крики,  послышался  грохот  опрокидываемых  стульев.  Народ   у   стойки
расступился, и мы остались с ней вдвоем. Она повернулась спиной к  бару.
В шести-восьми футах от нас, немного пригнувшись, стоял парень,  который
пытался ее остановить. У него  было  напряженнее  и  вспотевшее  лицо  и
сузившиеся до маленьких щелок глаза. В десяти дюймах от пола  он  держал
нож лезвием вниз. Парень повел худой, мускулистой рукой.
   Бармен что-то выкрикнул. Парень  ощерился  и,  глядя  мне  чуть  ниже
пояса, показал жестами, что собирается со мной  сделать.  Я  не  говорил
по-испански, но жест был красноречив.
   Девчонка что-то лениво возразила и  облокотилась  на  стойку,  дерзко
изогнув пышное  тело.  Ее  слова,  произнесенные  в  паузе  между  двумя
пластинками,  хлестнули  его  наотмашь.  Лицо  парня  расслабилось.   Он
всхлипнул и ринулся вперед, неуклюже целясь ей в живот. Я схватил правой
рукой его за кисть, левой обхватил снизу локоть и резко дернул вниз. Нож
вывалился из его руки, а сам он полетел на столы. Готов поклясться,  что
девчонка даже не шелохнулась. Когда она  нагнулась  за  ножом,  заиграла
следующая пластинка. Парень начал  размахивать  руками,  все  закричали.
Друзья схватили его за руки и выволокли из бара. Он упирался,  брыкался,
а по  лицу  катились  слезы.  Когда  его  дотащили  до  двери,  девчонка
крикнула:
   - Cuidado, hombres <Осторожно, люди! (исп.).>!
   Друзья парня испуганно  посмотрели  на  нее  и  выскочили  на  улицу.
Девчонка метнула нож, и  он  вонзился  в  деревянную  дверь.  Посетители
засвистели, захлопали и затопали ногами. Из темноты осторожно показалась
чья-то рука и выдернула нож.
   Девушка опять облокотилась о стойку и повернулась ко мне. В ее глазах
было изумление. Она сказала с сильным акцентом, но очень отчетливо:
   - Все старо!
   Мы оба расхохотались. Послышались  аплодисменты.  Она  пошатнулась  и
схватила меня за руку. В глазах блеснули слезы. Я купил ей текилы. Когда
мы оба немного успокоились, я заметил:
   - Он мог тебя убить.
   - Он? Нет. Может, и хотел вначале, но в конце бы остановился.  -  Она
подняла руку и развела большой и указательный пальцы на четверть  дюйма.
- Или сделал бы маленькую царапину.
   - Ты уверена?
   - Возможно. - Она пожала широкими плечами.
   - Ты даже не шелохнулась.
   - Это... - Девушка нахмурилась. - Как вы это  говорите?  Гордость.  Я
слишком гордая, чтобы испугаться такого парня. А  ты  быстро  двигаешься
для своего веса. Думаешь, он мог меня порезать? Откуда ты знаешь?  Хотя,
может, на этот раз бы и порезал.  Я  сказала  ему  плохое  слово.  Очень
плохое. Все слышали. У него тоже есть гордость. Понимаешь?
   - Да.
   - Спасибо за смелость, мистер. - Она дружески  улыбнулась.  -  Розита
сказала,  что  какому-то  мужчине   нужна   девушка,   которая   говорит
по-английски, но я сказала "нет". Потом я сказала "да". Сейчас  я  рада.
О'кей?
   - О'кей. Я тоже рад. Как тебя зовут?
   - Фелиция.
   - А я Трэв.
   Она слегка наклонила голову набок, словно пытаясь что-то вспомнить.
   - Тррэв?
   - Нет, дорогая. Трэв, Трэв.
   - Трэв? Правильно?
   - Правильно, дорогая. Еще выпьешь?
   - Да, пожалуй. Может, хочешь потанцевать? Твист?
   - Нет, спасибо, - ответил я.
   - Здесь о'кей? Или за столиком лучше?
   - Здесь о'кей, Фелиция.
   - Хорошо! - Она одобрительно посмотрела на меня из-за края стакана.
   Фелиция Наварро не относилась к числу изнуренных работой  деревенских
девчонок с цыплячьими мозгами и разбитым сердцем.  Она  обладала  грубой
напористостью и бросала всем дерзкий сексуальный вызов.
   - Тебе нравится отель? - поинтересовалась Фелиция.
   - Отличное местечко.
   - Я работала там на кухне. Сейчас не работаю.
   - Тяжелая работа?
   - Не очень. Но каждый день одно и то же. Понимаешь?
   - Конечно, - кивнул я.
   Она  наклонилась  ближе,  и  ее  горячее  дыхание   коснулось   моего
подбородка.
   - Ты мне нравишься, Тррэв. Это  ты  тоже  понимаешь?  Я  посмотрел  в
черные глаза, в которых ничего нельзя было  прочитать.  В  ушах  Фелиции
висели сережки с фальшивыми камнями.
   - Понимаю.
   Подняв голову, Фелиция  сообщила,  что  наверху  можно  найти  уютное
гнездышко.
   - Хочешь заняться любовью с Фелицией, Тррэв? Двести песо.  Специально
для тебя. Намного лучше, чем твоя худая подружка из отеля.  Я  занимаюсь
этим очень редко, только когда сама захочу.
   - О'кей, дорогая.
   Она кивнула, закусив губу.
   - Побудь здесь десять минут, о'кей? - Она прижалась ко мне,  чтобы  я
слышал ее в шуме. - Выйдешь из  трактира,  повернешь  налево.  В  заднем
дворе лестница наверх. Дверь будет открыта.  Отсчитай  три  двери.  Раз,
два, три. О'кей? Моя дверь - номер три. - Она провела  пальцем  по  моей
руке и, покачивая  бедрами,  медленно  направилась  к  выходу.  По  пути
останавливалась  у  столиков,  перекидывалась  несколькими  фразами   со
знакомыми и шла дальше. Она скрылась в левой двери. Я знал, что ее  уход
не остался незамеченным.  У  меня  сложилось  впечатление,  что  человек
десять в трактире знают, когда и куда пойду я.  Через  несколько  минут,
оставив щедрые чаевые для усатого бармена, я вышел из трактира.
   Проход оказался таким узким, что мои плечи  почти  касались  стен.  В
воздухе стоял какой-то сладковатый запах. Я вступил  во  что-то  мокрое.
Футов через двадцать вышел в маленький, заваленный мусором  и  газетами,
дворик, остановился и прислушался. В трактире так шумели, что  я  вполне
мог и не услышать какого-нибудь типа, которому захотелось бы  надо  мной
поизмываться.
   Лестница оказалась без перил. Я двинулся наверх  по  шатким,  жалобно
скрипящим ступенькам,  опираясь  пальцами  о  стену.  Ночью  на  деревню
опустился туман, окутав редкие фонари таинственным ореолом.
   Я осторожно дотронулся до двери  -  всегда  проявляю  осторожность  с
дверями. К ним  легко  приделать  какой-нибудь  сюрприз.  Надо  опустить
голову так, чтобы она оказалась не там, где  должна  быть,  и  двигаться
быстрее, чем обычно. На двери  был  засов,  который  я  открыл,  надавив
большим пальцем. Когда дверь открылась, я шмыгнул в коридор и прижался к
стене. Шум доносился только снизу, из трактира. Входная дверь медленно и
со скрипом закрылась. После этого  в  коридоре,  который  я  едва  успел
разглядеть, стало совсем темно. Я зажег зажигалку, прикрыв ее ладонью, и
отсчитал три двери. Третья ее. На ней оказался такой же засов.  Я  резко
толкнул дверь и быстро вошел в комнату,  напугав  Фелицию  Наварро.  Она
отвернулась от зеркала и широко раскрыла глаза и рот.
   Я закрыл дверь на засов.
   Фелиция встала со стула  и  отбросила  щетку  для  волос.  На  спинке
железной кровати висело ее оранжевое платье. Девушка  успела  распустить
косы и расчесать волосы, которые закрыли ей плечи.  Она  была  абсолютно
голой и-с вызывающим видом стояла передо мной. Ее пышное тело  оказалось
светлее, чем лицо, тонкая талия плавно переходила в широкие  бедра.  Она
напомнила мне женщин с картин Гогена. Улыбаясь, Фелиция сделала два шага
ко мне и подняла руки. Когда я мягко взял ее за кисти и усадил  на  край
кровати, на лице девушки появилось недоумение.
   Господи, как же они шумели внизу! Я отвернулся от Фелиции, достал  из
бумажника пятидесятидолларовую  купюру  и,  повернувшись,  протянул  ей.
Глаза девушки расширились, на лице мелькнуло  подозрение.  Такие  деньги
могли предвещать какую-то крупную неприятность.
   - За что? - угрюмо спросила она.
   - Я только хочу поговорить о Сэме Таггарте.  Секунду  Фелиция  сидела
абсолютно неподвижно, затем со страшной скоростью бросилась на  меня.  Я
едва успел увернуться, и ее ногти, прошлись всего в паре дюймов от  моих
глаз. Я впервые дрался с такой  сильной  женщиной.  От  жары  в  комнате
Фелиция вспотела, и ее тело стало скользким. Я успел еще раз увернуться,
и удар круглого колена угодил не в пах, а в бедро. Попытался схватить ее
за кисти, но она вырвалась, оставив у  меня  на  горле  длинную  красную
полосу. Потом врезала мне головой по челюсти и  вцепилась  в  руку,  как
бульдог. После этого я  потерял  последние  остатки  рыцарства  и  нанес
Фелиции сильный удар ребром ладони по  шее.  Она  опустила  мою  руку  и
выпрямилась. Я врезал ей правым кулаком в челюсть, и девчонка рухнула на
кровать. На полке я нашел  нейлоновые  чулки,  одним  связал  ей  кисти,
вторым - лодыжки, оставив между  ними  десять  дюймов.  Связав  хозяйку,
осмотрел свою руку. Интересно, подумал я, укус женщины  так  же  опасен,
как укус собаки? На полу рядом  с  комиксами  стояла  наполовину  пустая
бутылка местного джина под названием "Осо Негро" - "Черный  медведь".  Я
полил джином укусы ее зубов, стиснул  свои  зубы  и  произнес  несколько
крепких слов. Потом посмотрел в зеркало на  царапину  на  горле  и  тоже
промыл ее джином. Оторвав кусок простыни, перевязал руку и смочил джином
повязку. И только после  этого  сам  приложился  к  бутылке.  Кислятина,
разбавленная можжевельником! Я поднял с пола пятидесятидолларовую купюру
и сунул в карман своей рубашки, где лежали  песо.  Фелиция  застонала  и
пошевелилась. Она лежала на правом боку. Я сел рядом и на всякий  случай
приготовил подушку. Ресницы девушки затрепетали, глаза приоткрылись,  но
несколько секунд оставались затуманенными. Затем они  сузились  и  стали
черными, как антрацит. Фелиция ощерила зубы и постаралась лягнуть  меня.
Я не знаю, какова прочность нейлоновых чулок, но думаю, что они выдержат
тысячу фунтов. Фелиция закрыла глаза. Ее лицо исказилось от  напряжения,
на руках и бедрах вздулись вены. Лицо потемнело, кожа блестела от  пота.
Тяжело дыша , она без всякого предупреждения  попыталась  схватить  меня
зубами за руку. Я отдернул руку, и ее  зубы  щелкнули  в  какой-то  доле
дюйма. Увидев, что девчонка готовится к новой атаке, я  накрыл  ей  лицо
подушкой и навалился сверху. Фелиция дергалась,  извивалась  и  издавала
непонятные приглушенные звуки. Постепенно она  успокоилась.  Стоило  мне
поднять подушку, как она попыталась позвать  на  помощь.  Я  моментально
накрыл ее лицо и держал подушку до тех пор,  пока  она  не  успокоилась.
Когда я поднял подушку, то увидел, что  девушка  без  сознания,  но  еще
дышит. Минуты через три ее глаза вновь открылись.
   - Что с тобой случилось, черт побери, Фелиция?
   - Сукин сын!
   - Послушай меня, Бога ради! Я не хотел оскорблять тебя.
   - Ты хочешь найти Сэма?
   - Я его друг, черт побери! Когда я сказал, как меня зовут, у тебя был
такой вид, будто ты слышала мое имя. Трэвис  Макги  из  Флориды.  Он  не
рассказывал обо мне?
   - Его друг? - неуверенно пробормотала Фелиция.
   - Да.
   - Кажется, Сэм действительно называл твое имя, - жалобно  проговорила
девчонка. Неожиданно ее глаза наполнились слезами. - Теперь я вспомнила.
Извини, Тррэв. Пожалуйста, развяжи меня. Сейчас все о'кей.
   - Без фокусов?
   - Клянусь Иисусом!
   Брыкаясь, она так туго  затянула  узлы,  что  их  пришлось  разрезать
ножом. Фелиция начала  разминать  руки.  Когда  я  захотел  встать,  она
схватила меня за руку и показала на свои ноги.
   - Видишь? - спросила девушка, поднимая их к свету. На ногах виднелись
с  десяток  маленьких  бледных   шрамов   круглой   формы   размером   с
десятицентовую монету.
   - Что это?
   - Это сделали те, кто задавали вопросы о Сэме. -  Фелиция  произнесла
"Сэхм". - Где он? Куда  уехал?  Где  прячется  этот  сукин  сын?  -  Она
посмотрела на меня и, выставив  вперед  подбородок,  постучала  себя  по
груди костяшками пальцев. - Ужасно больно, Тррэв, но я ни разу  даже  не
вскрикнула. Nunca palabra <Ни слова (исп.).>. Только потеряла  сознание.
Ты же знаешь.., гордость.
   - Кто они?
   Она посмотрела на меня и испуганно шикнула. Встав с кровати,  усадила
меня на стул, протерла рану чем-то более приятным, чем джин, и  заклеила
почти  всю  царапину  пластырем.  Развязав  повязку  на  руке,   Фелиция
воскликнула:
   - Ai, como perra, verdad. Que feo <Ах, какая я  сука!  Правда?  Такое
оскорбление! (исп.)>! Она нашла йод, который щипал не  так  сильно,  как
джин, и наложила повязку.
   - Прости, - извинилась девушка.
   - Надень что-нибудь, Фелиция.
   - А?
   - Я хочу с тобой поговорить. Набрось халат или еще что-нибудь.
   - А может, немного любви? Потом поговорим. Никаких песо.
   - Не надо любви, Фелиция. Большое спасибо.
   - Та худая женщина,  да?  Кто  бы  мог  подумать?  -  Она  пристально
посмотрела на меня, пожала  плечами  и  подошла  к  шкафу,  из  которого
достала коротенький прозрачный светло-голубой пеньюар. Прежде чем надеть
его, Фелиция вытерлась полотенцем и напудрилась  специальной  рукавицей,
оставившей на ее бронзовой коже белые пятна  и  полосы.  Потом  завязала
поясок на талии, взмахом головы закинула назад длинные черные  волосы  и
села на стул.
   - Ну?
   - Кто тебя мучил? - спросил я.
   - Меня прижигали сигаретами  двое,  Тррэв.  По-моему,  кубинцы.  Один
хорошо говорил по-английски. Потом они захотели  любви.  Ха!  -  Фелиция
шлепнула себя по голому колену. - Один из них  теперь  долго  не  сможет
заниматься любовью. Как он  кричал!  Он  велел  второму  перерезать  мне
горло, но тот - он говорил по-английски - сказал "нет". Он довел  своего
дружка до машины, и они уехали. А меня бросили в семи километрах отсюда.
Я кое-как приплелась в деревню с больной ногой.
   - Когда это было, Фелиция?
   - Недель пять-шесть тому назад. Сэм тогда уже уехал. Кажется, за  три
дня до этого. Одна ночь в этой комнате... Мой друг Родригес на грузовике
с почтой ехал в Лос-Мочис. Сэм вышел  затемно.  Родригес  остановился  и
подобрал его по дороге. Все думали, что Сэм  уплыл  на  лодке.  Он...  -
девушка замолчала и нахмурилась. - Сэм велел прийти сюда?
   - В некотором роде.
   - Как это - в некотором роде?
   - Сэм мертв.
   Она выпрямилась, посмотрела на меня и прошептала:
   - Нет.
   - Кто-то выследил его во Флориде и убил. На  лице  девушки  появилось
выражение неописуемого горя, как в древнегреческой трагедии, и это  было
даже немного смешно. Она вскочила, подбежала к кровати  и  бросилась  на
нее, кусая подушку. Полы пеньюара задрались выше талии, обнажив  гладкие
коричневые ягодицы. Она извивалась, хрипела и брыкалась,  как  капризный
ребенок в приступе гнева. Я подошел и сел на край кровати. После первого
же успокаивающего хлопка по спине она обхватила меня руками  и  зарыдала
на моей груди. Интересно, подумал я, сколько еще женщин будет оплакивать
смерть Сэма у меня на груди? Я терпел ее духи и горячий запах здоровой и
крепкой  женщины.  Рыдания  оказались  слишком   сильными,   а   поэтому
недолгими. Скоро по кое-каким движениям я понял,  что  Фелиция  начинает
меня  соблазнять,  может,  специально,  но,  скорее   всего,   повинуясь
странному примитивному инстинкту, заставляющему людей заниматься любовью
в бомбоубежищах во время воздушных  налетов.  Я  спокойно,  но  уверенно
освободился, набросил на  Фелицию  полотенце  и  сел  на  стул  у  окна.
Посмотрев на пол, увидел, что верхняя книга в стопке комиксов -  учебник
по испанскому языку.
   Наконец Фелиция села, прислонила к железным прутьям спинки подушку  и
откинулась на нее, положив ногу на ногу. Вытерла  лицо,  высморкалась  и
несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоить дыхание.
   - Он был настоящим мужиком, - с сожалением сказала девушка.
   Я знал, что она больше не будет плакать по Сэму.
   - Как вы познакомились? - спросил я.
   - Я работала там на кухне. Мне было  семнадцать  лет,  английский  не
знала, глупая девчонка. А он был капитаном яхты, как Марио и  Педро.  Он
жил в маленькой комнате рядом с отелем. За мной, как собаки с высунутыми
языками, бегали парни и мужики. Сэм прогнал их и  взял  меня  к  себе  в
комнату. Было много неприятностей  с  падре,  семьей,  со  всеми,  но  я
послала их к черту. У нас была любовь. На кухне я работала  год,  может,
больше. Потом он перешел работать к сеньору Гарсия на большую яхту.  Жил
в большом доме. Стало совсем мало времени для любви. Время для  rubia..,
так вы говорите?.. Там в доме была одна сука блондинка.  Я  еще  немного
поработала на кухне. Надо мной все смеялись, но я их посылала...  Я  все
ждала, когда он захочет любви. Черт, он ее не хотел. Я пришла сюда.  Сэм
нашел меня и раз пять побил. Ничего не изменилось. Он хотел rubia,  а  я
делала, что хотела. О'кей? И всякие гадости от падре, от  моих  братьев,
ото всех. Плохие слова. Puta. Мне уже двадцать  лет.  Клянусь  Богом,  я
делаю то, что хочу. Правда, неплохая комнатка, а? Работа легкая:  танцы,
любовь. Сэм иногда приходил сюда, давал песо, а я рвала их у него  перед
носом. Я слышала, что говорят о большом доме. Нехорошо говорят. Потом он
пришел ночью весь в синяках и попросил его спрятать. Сидел  здесь  целый
день. Я договорилась с Родригесом. Сэм обещал прислать мне много  денег,
чтобы я ушла отсюда. Вот дурак! По-моему,  здесь  хорошее  место,  много
друзей. Потом приехали двое мужиков в красивой машине. Они увезли меня в
лес и жгли мне ногу. Где Сэм? Потом приехал ты. Сэм мертв. Во Флориде. -
Фелиция Наварро всхлипнула.
   - Что за блондинка? Она все еще здесь?
   - Подруга сеньора Гарсия. У нее трудное имя. Хинчин. Кажется, так.
   - Хичинс?
   - По-моему, да. В том доме всегда фиеста. Очень богатый мужик.  Очень
больной.
   - Блондинка сейчас здесь?
   - Говорят, здесь, но я ее не видела.
   - Фелиция, что происходит в доме Гарсия?
   - Происходит? Вечеринки, пьянки, суки-блондинки. Кто знает?
   - Сэм что-нибудь рассказывал?
   - Он сказал, что не отдаст  то,  что  заработал.  Что-то  большое  он
запер. Когда Сэм уснул, я  попыталась  узнать,  что  это.  Очень,  очень
тяжелое и  вот  такое  большое.  -  Фелиция  обозначила  руками  предмет
размером с огромный саквояж. - Черный металл. Он приделал ремень,  чтобы
его нести. Только такой силач смог так далеко его пронести.
   - Он попал в Лос-Мочис? - спросил я.
   - Родригес сказал, да.
   - Ты хотела ему помочь спрятаться здесь?
   - А как же? - изумилась девушка. - Он же мужик. Я была на  время  его
женой. Потом та сука его чем-то приманила.  Он..,  у  нас  была  сильная
любовь. Но я и не думала, что буду у него одна.
   - Он никогда не рассказывал тебе, что происходит в доме Гарсия?
   - Рассказывал, рассказывал, рассказывал.  Люди  приезжали  в  больших
машинах и приплывали на яхтах. Mucho lumulto <Много шума (исп.).>. Я его
невнимательно слушала.  Когда  он  был  близко  от  меня,  я  не  хотела
разговоров. Я говорила: да, да,  да.  А  он  все  рассказывал.  Потом  я
заставляла его молчать. По-моему, этот дом,  эти  люди  -  misterioso  у
peliqroso  <Таинственный  и  опасный  (исп.).>.  Там  никто  никогда  не
работал. Даже Сэм.
   Она встала, достала пилку для ногтей, потом  вернулась  к  кровати  и
принялась подравнивать ногти, время от времени украдкой бросая  на  меня
взгляды. Шум внизу стал стихать.
   - Сейчас поздно, Тррэв, - сказала Фелиция. - Ты  можешь  остаться,  а
можешь идти. Думаю, те двое мужиков нашли Сэма.
   - Возможно.
   - Его застрелили?
   - Убили ножом.
   Она сделала типично мексиканский жест - потрясла правой рукой,  будто
стряхивала с пальцев воду.
   - Да, от ножа тяжкая смерть. Ты ищешь их?
   - Да.
   - Потому что друг? А, может, ты умный человек и ищешь то, что лежит в
том тяжелом ящике.
   - Его убили из-за ящика, - объяснил я.
   - Может, ты пришлешь мне деньги за Сэма, а?
   - Может и пришлю.
   - Там внизу, когда я увидела тебя, я подумала о  Сэме.  Ты  такой  же
большой. Смуглый, как я, но там, где тебя  не  касалось  солнце,  белый,
белый, белый, как молоко.
   - Фелиция, пожалуйста, никому не рассказывай  о  нашем  разговоре.  И
никому не говори, что он мертв.
   - Можно только Розите?
   - Нет, никому.
   - Очень трудно для меня.
   Девушка слабо улыбнулась.
   Я достал  пятидесятидолларовую  бумажку,  сложил  ее  во  много  раз,
положил на ноготь большого пальца и бросил на кровать.
   - Даже Розите, - сказал я.
   - О'кей, Тррэв.
   - Может, я еще приду кое-что спросить. - Я встал.
   - Я каждый вечер в трактире. Если меня нет, немного подожди.
   - Хорошо.
   Она широко зевнула, показав белые зубы.
   - Люби меня сейчас. Мы будем хорошо спать.
   - Нет, спасибо.
   - Фелиция некрасивая? - Девушка надулась.
   - Фелиция очень красивая.
   - Может, ты не мужик, а?
   - Может.
   - Извини за то, что укусила, - сказала Фелиция,  пожимая  плечами.  -
Спокойной ночи, Тррэв. Ты мне очень нравишься.
   Я вышел в  темный  коридор.  Внизу  кто-то  пел  таким  заплетающимся
голосом, что  невозможно  было  разобрать  ни  слова.  Выйдя  из  узкого
прохода, я остановился. Перед  трактиром  было  темно,  как  и  во  всей
деревне, но у меня было такое ощущение, что из темноты  за  мной  кто-то
наблюдает.  Американец  провел  немало  времени  с  Фелицией...  <Бедный
(исп.).>
   Я шел посредине пыльной дороги. С моря дул  теплый  влажный  ветерок.
Впереди показались огни отеля.
   В темном холле ко мне подошел учтивый и безукоризненно одетый Ариста.
   - Мистер Макги - Да?
   - В деревне вечером была драка?
   - Ну и что?
   - Из-за деревенской девчонки?
   - А... Да, один парень начал размахивать ножом, а я выбил нож у  него
из руки.
   - И вы пили?
   - Вы меня удивляете, Ариста.
   - Простите. Я не хочу, чтобы с вами что-то случилось, сэр. Несчастный
случай  подпортит  репутацию  отеля.  Сегодня  вам,  возможно,  повезло.
Деревенские парни умеют очень ловко обращаться с ножами. Простите  меня,
но ухаживать за девушками в "Три брюха" - ..неразумно. Мне рассказали  о
драке, и я встревожился, сэр. Кажется, ее зовут Фелиция Наварро?
   - Похоже, вам рассказывают обо всем, что происходит в деревне.
   - Сэр, она очень дикая и взбалмошна  девчонка.  Из-за  нее  постоянно
возникают неприятности. Она у меня работала. Она.., плохо себя ведет. Ее
нельзя контролировать. И.., это ведь грязный трактир, верно, сэр?
   - А мне там было очень весело.
   - Весело? - как-то неестественно переспросил Ариста.
   - Конечно. - Я хлопнул его по  плечу.  -  Местный  колорит.  Песни  и
танцы, дружелюбные местные жители. Соль мексиканской земли!  Хорошенькие
женщины. Приятель, я все равно буду туда ходить. Спокойной ночи, Ариста.
   Он посмотрел на мою руку и спросил:
   - Вас ранили?
   - Немного поцарапали.
   - У.., укусили? О Господи, неужели собака? Я  шутливо  ткнул  кулаком
его в живот, цинично ухмыльнулся и ответил:
   - Вы же все прекрасно понимаете, дружище.
 
Глава 11 
 
   Как только я включил свет в своем номере, из темноты появилась Нора в
желтом халате с белым воротником.
   - Тебя так долго не было, что я уже стала... Что у тебя с рукой?
   - Ничего серьезного. Долгая история. Я обнял  Нору.  Через  несколько
секунд она оттолкнула меня и посмотрела мне в глаза.
   - Дорогой, от тебя целая симфония ароматов. Ужасная вонь.
   - Произошло ужасное событие.
   - Больше всего меня беспокоят духи, дорогой.
   - А мне больше всего нужно принять душ. Нора села  в  изголовье  моей
кровати и заявила:
   - Ничего, я подожду.
   Когда я вышел из ванной, в комнате было темно. Нора  лежала  на  моей
кровати. Я лег рядом. Она обняла меня и прошептала:
   - Ммм... Сейчас от тебя пахнет солнцем и мылом.
   - Это длинная история.
   - Ммм...
   - Когда я пришел в трактир, усатый бармен вручил мне сдачу, которую я
оставил на столе... Ты слушаешь, Нора?
   - Что? Ах да, конечно. Продолжай.
   - Я совершил благородный поступок - поделился с ним. Он угостил  меня
текилой... По-моему, ты меня не слушаешь.
   - Что? Ну.., кажется, нет. Сейчас не слушаю. Извини. Мои мысли сейчас
где-то далеко. Сообщи, когда дойдешь до духов.
   - К черту тогда весь рассказ!
   - Да, дорогой. Да, конечно, - ласково прошептала Нора.
 
*** 
 
   После завтрака мы с Норой направились по извилистой дороге  на  холм.
От дороги к домам вели въезды с колоннами. Я запомнил имена  владельцев:
Мартинес, Гуэрреро, Эскуциа - в этом самом порядке. Потом шел Хуверманн,
наверняка, швейцарец, если действовать методом  отбора.  Ариста  сказал,
что калифорнийца сейчас нет.  Я  увидел  на  покрытой  гравием  площадке
человека,  протирающего  черный  "мерседес",  чуть  дальше   поблескивал
плавательный  бассейн.  Потом  шел   Буди,   въезд   к   дому   которого
перегораживала цепь. Последним стоял дом Гарсия, большое розовое  здание
на вершине холма, обнесенное стеной. Я попросил Нору  идти  помедленнее.
Высота стены превышала десять футов, а на верху в лучах солнца  блестели
куски битого стекла, вделанного в цемент.
   Через решетчатые ворота за  нами  угрюмо  наблюдал  мужчина  в  мятом
костюме цвета хаки, с патронташем и в старой соломенной шляпе.
   Я прошептал Hope, что она должна ему сказать, и Нора весело крикнула:
   - Buenos dias <Добрый день (исп.).>!
   - Buenuh dia! - ответил сторож, дотрагиваясь до шляпы.  За  поместьем
дорога заканчивалась.
   - Он кубинец, - сказал я Hope. - Мне бы он не ответил.
   - Откуда ты знаешь?
   - Кубинцы говорят на самом плохом испанском в западном полушарии.
   Когда мы вернулись к дому Буди и нас уже нельзя было увидеть из  дома
Гарсия, я перешагнул через цепь и предложил:
   - Давай посмотрим.
   Нора слегка испугалась, но пошла за мной. Это был светло-голубой  дом
с закрытыми ставнями, часть кирпичей которого выкрасили  в  белый  цвет.
Огороженный сеткой бассейн  за  домом,  несмотря  на  его  запущенность,
напомнил мне голливудские виллы. За  бассейном  на  нескольких  уровнях,
разделенных клумбами, находились площадка для  бара,  шашлыков,  тяжелых
шезлонгов, трамплин для ныряния,  мужская  и  женская  душевые  с  очень
красивыми  символами  на  дверях.  К  стволам  пальм  были   прикреплены
громкоговорители. Тут же стояли два покрытых трутником домика,  мусорные
баки и большие зонты из металлических трубок с выцветшими навесами. Воды
в бассейне не было, сетка в нескольких местах оказалась  порвана,  яркая
краска облупилась и выцвела. Меня охватило  грустное  чувство,  точно  я
попал в заброшенный парк развлечений.
   Я внимательно посмотрел на главный дом. Крючок,  соединявший  ставни,
легко поднялся, когда я подцепил его ножом.
   - Ты что, спятил? - испуганно поинтересовалась Нора.
   - В душе я хулиган.
   Окна за ставнями оказались закрытыми изнутри сетками. Я закрыл ставни
и продолжил обход.
   - Ты хочешь войти в дом? Зачем?
   - Затем, что он сосед Гарсия.
   - На глупый вопрос - глупый ответ, - заметила  она.  В  конце  концов
выяснилось, что самое слабое место - двери.  Я  решил  открыть  ту,  что
выходила к бассейну. Скорее всего в этом  крыле  располагались  спальни.
Дверь и алюминиевая сетка за ней были заперты на засовы, которые я легко
открыл. На кухне нашел кусок проволоки и привязал ею сетку. Если  кто-то
проверит дверь, он решит, что она заперта.
   Зато если  я  захочу  быстро  выйти,  нужно  будет  только  посильнее
дернуть.
   Я  щелкнул  зажигалкой.  Мы  находились  в   кладовой,   заставленной
какими-то банками.
   - Видишь, дорогая? Полно консервов с бобами, говяжьей тушенкой, чили,
фруктовыми соками. Это  плацдарм  рядом  с  неприятельской  территорией.
Возможно, он нам и не пригодится.
   Нора, стараясь не отставать, пошла следом за мной в библиотеку.
   - Я очень нервничаю, Трэв, - сказала она. Я сел за стол и  достал  из
среднего ящика бумаги. Нора осторожно присела на  краешек  стула,  вертя
головой и прислушиваясь.
   - Клод и Элоиза Буди, - сообщил я. - Беверли Хиллз. Клод  работает  в
"Амити Продакшнз", "Транс-Пасифик Телевижн" и студии Клабо, если  только
это не старые фирменные бланки.
   - Пожалуйста, давай уйдем отсюда, - попросила Нора. Мы вышли из дома,
закрыли входную дверь и направились к воротам. Нора почти бежала футах в
двенадцати впереди меня. Она пошла чуть медленнее только после того, как
мы вышли на дорогу и прошли по ней футов сто. Наконец Нора успокоилась и
облегченно вздохнула.
   - Я тебя не понимаю, Трэв.
   - Карлос  Ментерес  Крусада  всегда  был  неравнодушен  к  знаменитым
американцам, особенно из шоу-бизнеса.  Он  устраивает  здесь  вечеринки.
Буди, судя по его связям, мог бы оказаться довольно неплохим агентом  по
снабжению  знаменитостями.  Живет  по  соседству.   Нужно   узнать   его
калифорнийский адрес. Если здесь ничего не получится, попробуем  с  того
конца.
   - Но...
   - Дома, кажется, строил один архитектор.  Я  хотел  побывать  внутри,
чтобы осмотреться. Дом Гарсия больше и, наверняка, обставлен по-другому,
но я все равно уже кое-что о нем знаю.
   - Но зачем тебе?..
   - Вечером я собираюсь нанести Гарсия визит.
   - Ты что!..
   Нора остановилась и изумленно уставилась на меня.
   - Это наш следующий ход, милая. Я перелезу  через  стену,  как  Робин
Гуд.
   - Нет, Трэвис, пожалуйста. Ты вел себя так осторожно и...
   - Осторожность больше ничего нам не  даст,  Нора.  Сейчас  необходимо
разворошить осиное гнездо. Я буду очень, очень осторожным.
   - Я не переживу, если потеряю еще и  тебя.  -  Ее  глаза  наполнились
слезами.
   - У тебя нет никакого шанса.
 
*** 
 
   После обеда мы посидели в баре и вернулись к себе. Нора  сетовала  на
судьбу, нервно меряя шагами комнату, а я в  это  время  делал  кошку.  Я
купил три огромных крючка на акул  и  сделал  из  них  тройник,  который
скрепил проволокой. Еще я приобрел пятьдесят  футов  нейлонового  шнура,
способного, судя  по  внешнему  виду,  выдержать  груз  весом  фунтов  в
пятьсот.
   - Если ты непременно должен совершить эту  глупость,  то  по  крайней
мере сделай это ночью, - сказала Нора.
   - Когда люди не спят и ходят по дому, они  не  обращают  внимания  на
всякие шорохи.
   - Когда люди будут ходить по дому, где в это время будешь ты?
   - Буду следить за ними, дорогая. Ведь если они лягут спать и  погасят
свет, я ничего не смогу найти.
   - Ты что, надеешься стать невидимкой?
   - Ты почти угадала, дорогая.
   - Сколько на все это уйдет времени?
   - Понятия не имею.
   - Клянусь Богом, Трэв,  я  не  пойму,  почему...  Я  сунул  в  карман
ручку-фонарик, взял Нору за плечи и нежно встряхнул.
   - Вспомни Сэма.
   - Ах ты скотина! - прошептала Нора, страшно побледнев.
   - Какой у него был вид?
   - Господи, Трэв! Как ты можешь?.. Я опять встряхнул ее.
   - Скажи только одно слово, милая, и я сразу спрячу свои игрушки. Мы в
любой момент можем вернуться домой. Ты возместишь мне затраты, и мы  обо
всем забудем. Назовем эту поездку просто интересным отпуском. Да  назови
ее как угодно, или позволь мне действовать по-своему. Выбирай, Нора.
   Она  медленно  подошла  к  противоположной   стене,   повернулась   и
посмотрела на меня. Едва шевеля губами, сказала:
   - Счастливо, дорогой!
   - Спасибо.
   Я надел темные штаны, синюю рубашку  с  длинными  рукавами  и  черные
туфли из парусины. Все документы оставил в номере. В одном кармане  брюк
лежал пистолетик, фонарик-ручка и складной нож - в другом. Шнур вместе с
кошкой я обмотал вокруг талии. Мы выключили свет. Я раздвинул  занавеси,
осторожно снял с окна сетку и поставил к стене. Потом выглянул на улицу.
Все было тихо. Я  повернулся  к  Hope,  обнял  и  поцеловал  в  дрожащие
ненасытные губы. Обнимать ее было так приятно, что на долю  секунды  мне
даже захотелось, чтобы она послала все к черту. Затем  я  перелез  через
подоконник, повис на руках и, оттолкнувшись от стены, прыгнул вниз.  Мое
окно находилось на высоте девяти футов, под ним была мягкая земля. Рядом
с окном росло кривое дерево. Вернувшись, я  буду  бросать  в  окно  Норы
камешки. Потом брошу кошку, и она  закрепит  ее.  Если  кто-то  постучит
вдруг ко мне, Нора включит у меня душ и закроет дверь в ванную комнату.
   Теперь ей предстоит ждать. И скорее всего это окажется очень  трудным
делом.
 
Глава 12 
 
   Все чуть было не закончилось, едва начавшись. Я перелез  через  цепь,
преграждающую въезд к дому  Буди,  и  подошел  к  крылу,  расположенному
напротив бассейна. Потом  направился  к  стене  между  участком  Буди  и
Гарсия. Долго прислушивался, стоя  у  стены,  но  услышал  лишь  обычные
ночные звуки да жужжание москитов, жаждущих отведать моей крови.
   После недолгих раздумий я решил перелезть через стену  в  том  месте,
где не было деревьев. Конечно, там меня легче увидеть,  но  нельзя  ведь
забывать и о чертовом стекле. Я собирался зацепить  крюк  за  внутренний
край стены. Если верх закруглен, придется  цеплять  его  за  дерево,  но
тогда снимать кошку будет трудно. Я перебросил крюк через  стену,  и  он
зацепился за внутренний край. Потом слегка потянул за шнур,  боясь,  как
бы он не порвался об острое стекло. Когда я потянул сильней,  послышался
звон стекла и вместе с осколками ко мне  свалился  крюк.  После  третьей
попытки  я  понял,  что  верх  стены  закруглен  -  еще  одно  маленькое
доказательство  профессионализма  Гарсия.  Я  шел   параллельно   стене,
удаляясь от дороги, пока не нашел подходящее дерево, растущее на участке
Гарсия. Взял в левую руку конец шнура, в правую кошку.  Шнур  свернул  в
кольца и зажал их между большим и указательным пальцами.  Несколько  раз
взмахнув кошкой над головой, отпустил  ее.  Кошка  с  шумом  скрылась  в
листве. Я прислушался и медленно,  но  сильно  потянул.  Наверное,  крюк
зацепился за толстый сук,  потому  что,  когда  я  повис  на  шнуре,  он
опустился всего дюймов на шесть. Я уперся резиновыми подошвами туфель  в
белую  стену  и  пошел  наверх,  двигаясь  под  опасным  углом.   Тонкий
нейлоновый шнур больно резал ладони. У самого верха я сделал  широченный
шаг и поставил одну ногу  наверх.  Затем  поднял  вторую  и  выпрямился,
стараясь не наступить на  стекло.  Я  посмотрел  вниз.  Справа  виднелся
слабый свет, наверное, фонарь у ворот. Почти прямо перед собой  я  видел
сквозь листья огни главного дома. Носком правой ноги я обломил несколько
кусков стекла, чтобы было куда ступить, и постарался  сдернуть  с  ветки
чертов крюк, но у меня ничего не получилось, только  сильно  зашелестели
листья. Уже окончательно отчаявшись, я в последний раз  дернул  шнур,  и
крюк сорвался настолько неожиданно, что пришлось несколько секунд смешно
размахивать руками, чтобы сохранить равновесие.
   Вернув равновесие, я затащил кошку наверх и закрепил так, чтобы  шнур
оказался между осколками стекла. Вниз спустился таким же способом, как и
поднялся. Я знал, что на обратном пути кошка может срочно  понадобиться,
но деревьев оказалось так много, а стена была такой  белой,  что  на  ее
фоне белый шнур был почти не заметен. У меня мелькнула идея. Я взял  ком
влажной земли и сделал на белой стен черное пятно. Теперь я был  уверен,
что и в спешке найду это место.
   Я направился в сторону дома. Но не успел отойти от  стены  на  десять
футов, как услышал какой-то звук.  Ко  мне  кто-то  быстро  приближался,
натужно дыша. Послышалось царапанье когтей по земле. На освещенную луной
маленькую полянку  футах  в  десяти  от  меня  выскочил  большой  черный
доберман и, не долго думая, бросился на меня. Я  упал  на  спину,  успев
схватить пса обеими  руками  за  передние  лапы.  Каким-то  образом  мне
удалось перебросить его через себя, соединив инерцию  своего  падения  и
его прыжка. Послышался свист пролетающего над головой тела, глухой  звук
удара о стену, за которым мгновенно последовал резкий -  будто  щелкнули
челюсти. Потом тело упало на землю. Я вскочил на ноги. С  того  момента,
как пес прыгнул на меня, прошло не более двух секунд.  Я  вытер  руки  о
штаны и приготовился к схватке.
   Зажег фонарик, заслонив его своим телом, и  двинулся  к  стене.  Двух
секунд мне  хватило,  чтобы  во  всем  разобраться.  Восемьдесят  фунтов
сухожилий, мышц, черной шерсти и клыков лежали на земле мертвым грузом.
   Отныне меня поджимало время. Я не знал, когда собаку  начнут  искать.
Может, охранник вошел на ночь в домик и выпустил пса? Он  лежал  слишком
близко от  места  моего  побега.  Я  подождал,  когда  мои  глаза  вновь
привыкнут к темноте, взял добермана за переднюю лапу и отволок в кусты с
пахучими  белыми  цветами.  Наверное,  какая-то  разновидность  жасмина.
Неожиданно мелькнула мысль: а что, если доберманов два,  а  не  один?  Я
мгновенно бросился к веревке. Во  второй  раз  так  не  повезет.  Людей,
которым удавалось испугать меня так, как этот пес, можно пересчитать  по
пальцам. Присутствие добермана говорило о том, как  Гарсия  обходится  с
незваными гостями. Сторожевые псы, приученные лаять, встречаются намного
чаще, и они не так свирепы.
   Я  осторожно  двинулся  к  дому,  избегая  освещенных   луной   мест,
прислушиваясь к малейшим шорохам и боясь услышать шаги мчащейся  собаки.
Я  постарался  запомнить  путь,  чтобы  в  случае  необходимости  быстро
добежать до нужного  мне  места.  Когда  передо  мной  открылся  большой
розовый  дом,  я  зашел  в  тень,  прислонился  к  дереву  и  постарался
успокоиться, потому что до сих пор весь дрожал от возбуждения.  На  фоне
черного неба выделялся конек крыши. Огней было очень  мало.  Дом  Гарсия
оказался как минимум в два раза больше дома Буди. За  главным  строением
находился целый комплекс вспомогательных построек.  Там  горел  свет,  и
оттуда доносились звуки музыки.
   Я решил перебежать в патио  <Небольшой  внутренний  дворик  (исп.).>,
рядом с крылом дома, окруженный низкой, но толстой  каменной  стеной.  В
него выходили две стеклянные двери и окна.  Двери  и  окна  справа  были
освещены.  Свет  проникал  через   непрозрачные   белые   шторы.   Слева
располагались темные окна. Приняв то  либо  иное  решение,  следует  его
незамедлительно выполнять. Это похоже на  прыжок  с  крыши.  Чем  дольше
ждешь, тем страшнее кажется высота. Мне предстояло  пересечь  освещенное
место. Я низко наклонился и бросился к патио.  Перемахнув  через  стену,
прижался к дому и лег на каменный пол. Прислушался. То,  что  территория
охранялась доберманом, оказалось сейчас мне на руку. Охранники не  будут
слишком бдительны, имея такого  помощника.  Доберманы  обычно  лают  над
растерзанной ими добычей до тех пор, пока  кто-нибудь  не  придет  и  не
похвалит их.
   Я подполз к освещенным  дверям  и  осторожно  заглянул  внутрь.  Моим
глазам открылась огромная спальня. В огромном зеркале отражалась большая
кровать с балдахином. В сером кресле сидел  мужчина  в  трусах  и  читал
книгу, вытянув очень белую и  мускулистую,  покрытую  курчавыми  черными
волосами, ногу. На запястье сверкали золотые часы с золотым браслетом.
   В зеркале мелькнуло движение, и в  комнату  неторопливо  вошла  босая
девушка, на ходу застегивая зеленую вязаную юбку. Ее лицо скрывала целая
копна белокурых волос. Белый лифчик поддерживал  маленькую  грудь,  тело
выше  пояса  было  покрыто  бронзовым  загаром.  Дойдя  до  кресла,  она
застегнула юбку, рывком откинула волосы и холодно посмотрела на мужчину.
Наверное, этой девчонке с раннего детства твердили, какая она красавица.
У нее было надменное и чувственное лицо. Мне не понравился ее рот.
   Девушка  что-то  сказала.  Парень  опустил  книгу,  ответил  и  опять
вернулся к чтению. Девчонка пожала плечами,  отвернулась  и  исчезла  из
поля моего зрения.  Я  едва  контролировал  себя,  раздираемый  желанием
узнать, что  происходит  в  освещенной  комнате,  и  страхом  от  ночных
шорохов, раздающихся за спиной. Когда девчонка появилась снова, она  уже
надела  верхнюю  часть  зеленого  костюма  и  туфли.  Ходила  она,   как
манекенщица, но, в отличие от Норы,  старалась  идти  по  прямой  линии,
слегка  выворачивая  ступни  и  элегантно  покачивая  бедрами.  Рост   у
блондинки был небольшой - пять футов и дюйма  четыре,  но  казалась  она
высокой.
   Остановившись справа от кресла и упершись  в  него  бедром,  девчонка
посмотрела на мужчину и заговорила. Она слабо улыбалась, судя по  всему,
стараясь его ? чем-то убедить. Все это напоминало телевизионную  рекламу
без звука. Пока она говорила, он сунул в рот две  сигареты,  прикурил  и
протянул одну ей. Блондинка замолчала и вопросительно взглянула на него.
Мужчина схватил ее за запястье,  но  она  вырвалась.  Ее  лицо  исказила
злобная гримаса, и она достаточно  громко,  так,  что  даже  я  услышал,
обозвала парня нецензурным словом. Выходит, девочка вовсе не  леди.  Она
исчезла вновь из поля моего зрения, хлопнув дверью.
   Блондинка ушла с видом человека, который вернется не скоро. Наблюдать
за волосатым парнем не было никакого смысла,  и  я  отполз  от  двери  и
медленно встал. Судя по планировке дома Буди,  соседние  темные  окна  и
дверь тоже относятся к спальне. Дверь оказалась алюминиевой, на шарнире.
Я взялся за нее и потянул изо всех сил на себя. Когда мои  мышцы  готовы
были лопнуть, внутри что-то  щелкнуло.  Я  замер  и  прислушался.  Снова
потянул дверь, которая открылась с приглушенным скрипом. Я весь  сжался,
готовый в любую секунду бежать. Если  дом  охраняется  псом-убийцей,  то
должна быть и сигнализация, которая будет звонить, как  колокол.  Вполне
достаточно неслышного для меня звонка в домике для  охранников.  Поэтому
прежде чем проскользнуть в 18-дюймовую щель, я отсчитал шестьсот секунд.
Раздвинув  шторы,  замер  в  темноте  и   прислушался.   Люди   обладают
атавистическими  способностями,   которые   развиваются   в   результате
тренировки. Можно, например, простоять какое-то время в темной комнате и
убедиться наверняка, что в ней никого нет. Я включил фонарик. Я стоял  в
большой комнате, служащей  одновременно  спальней  и  гостиной,  правда,
менее роскошной,  чем  та,  в  которую  я  только  что  заглядывал.  Две
полуторные кровати были не застланы. Закрыв входную дверь, я увидел  три
внутренние. Одна вела в просторную гардеробную,  вторая  -  в  ванную  с
кафельным полом, по которому промчался испуганный таракан, а третья -  в
широкий, слабо освещенный коридор. В самом конце его было  окно.  Другой
конец коридора упирался в большую комнату, освещенную так же слабо,  как
и коридор. В темноте виднелись очертания  громоздкой  мебели.  В  каждой
стене было по две двери. Наверное, четыре гостевые спальни,  подумал  я.
Скорее всего, хозяин живет в другом крыле.  Стояла  гробовая  тишина.  Я
подумал, а что, если рискнуть и пробежать  в  большую  комнату  в  конце
коридора, но тогда у меня будет отрезан  путь  к  отступлению.  Я  запер
дверь  спальни  изнутри,  вышел  на  патио  через  алюминиевую  дверь  и
прислушался. Не услышав ничего подозрительного, двинулся вдоль стены.
   Уверенность  очень  опасна  для   вора.   Он   чувствует   себя   все
безнаказаннее и все больше и больше наглеет, пока наконец  не  напорется
на того человека, который его убьет или которого он убьет сам.
   Я пересек освещенное луной пространство  за  плавательным  бассейном,
точно таким же, как у Буди. Рядом находились помещения для прислуги.  Из
открытого окна лились звуки  мексиканской  музыки.  Комнаты  здесь  были
маленькими и очень простенькими. Из окон пахло едой. В одной  комнате  я
увидел полную женщину с плачущим ребенком на руках. За  столом  какой-то
мужчина играл в замусоленные карты. Хлопнула  дверь,  кто-то  харкнул  и
сплюнул. В  другой  комнате  трое  мужчин  играли  в  домино,  громко  и
вызывающе стуча костяшками. Один из них был охранник, которого мы видели
днем у ворот. Рядом  сидела  женщина  и  что-то  помешивала  в  огромном
глиняном горшке. По радио объявили "Ай-лоу-шам-бу". Замяукал котенок. За
прозрачной  занавесью  мускулистый  мужчина  и   очень   худая   женщина
занимались на койке любовью при ярком свете  голой  лампочки  и  громких
звуках радио. Их тела блестели от пота.
   Обычный вечер в доме для прислуги. Я вернулся к главному  строению  и
обошел его с другой стороны. Потом заглянул в большую, ярко-белую кухню.
На высоком красном стуле сидела крепкая  смуглая  женщина  с  квадратным
лицом, в черно-белой  форме  и  чистила  серебро.  Рядом  с  ней  стоял,
облокотившись на стойку,  вооруженный  мужчина  в  костюме  цвета  хаки,
похоже, охранник, и ел цыпленка.
   За кухонными окнами было несколько темных окон. Следующее  освещенное
окно находилось в маленькой спальне. Невзрачного  вида  женщина  средних
лет сидела в кресле-качалке без ручек. На ней было очень красивое  белое
платье, украшенное вышивкой и кружевами и очень похожее на свадебное. Ее
длинные и начавшие седеть волосы были непричесаны.  Женщина  так  сильно
качалась, что, казалось, она вот-вот перевернется. Нижняя губа  отвисла,
глаза блуждали. С ней все было ясно.
   Я  двинулся  дальше  и  услышал  женский  голос.  За  темными  окнами
последовали три освещенных. Они  оказались  открыты.  Подойдя  ближе,  я
понял, что женщина говорит по-испански и что она читает вслух. Насколько
я мог судить, голос принадлежал молодой женщине и был  чистым  и  хорошо
поставленным.  Правда,  время  от  времени  она  с  трудом   произносила
отдельные слова.
   Похоже, она стояла у первого окна. Поэтому я  решил  не  рисковать  и
пробрался к третьему. Выпрямившись, осторожно  заглянул  в  комнату.  На
кушетке что-то ловко шила толстая чернокожая женщина в белом  халате.  У
нее было невозмутимое лицо. Справа, у первого окна, рядом с кроватью, на
стуле с прямой спинкой сидела девушка в  вязаном  зеленом  костюме.  Она
сидела спиной  ко  мне,  склонившись  над  книгой,  которую  держала  на
коленях. Кто лежал на кровати, я не видел.
   Я притаился. Девушка продолжала читать. Мою шею отыскали  москиты,  и
мне пришлось отмахиваться от них. Я настроился на ожидание. Не могла  же
она читать вечно? Может, удастся что-нибудь  узнать.  Наконец  блондинка
громко захлопнула книгу и сказала ленивым, томным голосом:
   - На большее я сегодня не способна, дорогой. Глаза  устали.  Надеюсь,
ты не очень расстроился?
   Ответа на последовало. Она отложила книгу, встала и  наклонилась  над
кроватью. Я видел только обтянутый зеленей юбкой зад. Толстуха перестала
шить и, сузив глаза, наблюдала за девчонкой.
   Блондинка что-то прошептала и выпрямилась.
   - Карлос, дорогой, - сказала она, - я хочу попросить тебя  попытаться
еще раз написать свое имя. Ты понимаешь меня, дорогой? Мигни  раз,  если
понимаешь. Хорошо?
   Она исчезла  из  поля  моего  зрения  и  через  секунду  вернулась  с
карандашом и блокнотом. Потом, очевидно, села рядом с  ним  на  кровать.
Сейчас я видел лишь ее стройные лодыжки.
   - Вот, дорогой. Держи его крепко. А теперь напиши свое имя, дорогой.
   Последовало  молчание.  Неожиданно  блондинка  вскочила  на  ноги   и
совершила какое-то резкое движение. Послышался шлепок от удара ладони по
голому телу.
   - Ах ты, дрянь! - воскликнула  она.  -  Грязный  ублюдок!  Блокнот  и
карандаш упали на пол. Толстая сиделка встала  с  кушетки,  потопталась,
потом опять села и взяла шитье. Девчонка стояла у кровати, уперев в  бок
кулаки.
   - Писать ругательства, по-твоему, смешно? Черт  бы  тебя  побрал!  Ты
меня прекрасно понимаешь. Я знаю, что понимаешь. Попытайся вбить в  свою
башку следующее, Карлос. Деньги  на  счете,  которые  можно  тратить  на
хозяйство, почти закончились. Если хочешь, чтобы я осталась ухаживать за
тобой, ты должен четко написать свое имя, и я поеду в Мехико и возьму  в
банке еще денег. Ты должен доверять мне.  Это  твой  единственный  шанс,
браток. Тебе лучше понять это. Когда деньги закончатся,  все  твои  люди
разбегутся, и ты сгниешь здесь.  Браток,  я  знаю,  о  чем  ты  думаешь.
Думаешь, я заберу деньги и смотаюсь. Даже если и так, хуже тебе  уже  не
будет. Для чего тебе  теперь  деньги?  Слушай,  Карлос,  я  тебе  многим
обязана. Поэтому я клянусь вернуться с деньгами и заботиться о  тебе.  Я
не дам им убить тебя! Разве ты  не  понимаешь,  что  те  люди  наверняка
рассказали все кому-то еще. Подумай над этим, мой друг. У  тебя  нет  ни
единого шанса. Мне все это уже чертовски надоело. Мы с  Гейбом  в  любую
минуту можем уехать. Кто тогда поедет за деньгами? Может, твоя жена? Эта
кухарка? Приделаем к ее качалке колеса! Господи, меня  тошнит  от  тебя,
Карлос! Чтоб тебе приснились сегодня кошмары!
   Она выскочила из комнаты, хлопнув дверью. Я вернулся к первому  окну.
Кровать стояла у самого подоконника. На ней  полусидел-полулежал  Карлос
Ментерес в шелковом халате. С лысой  головой  и  крошечным  личиком,  он
походил на худую обезьянку. Левый  глаз  был  почти  закрыт,  вся  левая
сторона лица оставалась неподвижна. Похоже, у  него  был  сильный  удар.
Зато правый глаз был открыт. Я слишком близко подошел  к  сетке.  Правый
глаз посмотрел  на  меня  и  внезапно  еще  больше  раскрылся.  Здоровая
половина рта открылась, приоткрыв и парализованную левую часть. Ментерес
издал какой-то ужасный, булькающий звук и поднял  правую  руку,  как  бы
защищаясь от удара. Я быстро нагнулся. Толстуха  бросилась  к  больному.
Она начала успокаивать  его  и  поправлять  подушки.  Карлос  жалобно  и
отчаянно булькал. Сиделка все поправила и выключила несколько ламп.
   Я обогнул дом, сделав полный круг. У ворот горел фонарь, но охранника
не  было.  Ворота  закрывала  толстая  цепь.  Я  хотел  посмотреть,  чем
занимаются Гейб и блондинка. Может, удастся услышать, о чем они говорят?
Было бы здорово, если бы Гейб открыл  окно.  Окно  он,  естественно,  не
открыл. Заняв старый наблюдательный пост у двери, я услышал,  однако,  о
чем он говорит. Он воскликнул:
   - О Господи, Альма!
   Альма сидела в кресле, а он ходил по комнате,  размахивая  руками.  У
Гейба было красивое и жесткое лицо и очень длинные, черные  и  блестящие
волосы.
   За моей спиной внезапно раздался пронзительный свист.
   - Бруджо! Эй, Бруджо! - И снова свист. Но Бруджо успокоился навсегда.
   Я спрятался в тени деревьев. Невдалеке спорили двое мужчин. Потом они
зажгли фонарики.
   Оба  звали  собаку.  Я  сделал  большой  круг,  чтобы  обойти  их.  Я
чувствовал, что они приближаются к опасному месту, Неожиданно воцарилась
короткая тишина, за которой последовали  яростные  вопли.  Потом  ночную
тишину прорезали два выстрела. Я мгновенно бросился на  землю  и  только
потом понял, что стреляли не в меня. Это были предупредительные выстрелы
в воздух. Повсюду начали  загораться  огни.  Послышались  новые  голоса.
Внезапно бассейн и остальную территорию осветили, как минимум, пятьдесят
фонарей, и я оказался как раз в свете одного  из  них.  На  мгновение  я
ослеп и быстро отполз в сторону. Кто-то пробежал в нескольких  футах  от
меня. Оставалось только ждать, когда они увидят на стене  пятно,  найдут
шнур и станут охотиться за  мной.  Пять-шесть  человек  уже  рассыпались
веером, обшаривая фонарями темные места. Один медленно  двигался  в  мою
сторону. В правой руке он держал револьвер, в левой -  фонарь.  Их  лица
были озабочены, словно за мою поимку им посулили премию.
   Я подполз к дереву, встал и очень  быстро  влез  наверх,  не  обращая
внимания на колючки. Футах десяти  от  земли  сел  на  толстую  ветку  и
вцепился в ствол. Под деревом, на том самом месте, где только что был я,
стоял мужчина и светил  по  сторонам  фонарем.  Я  огляделся.  Остальные
охранники находились далеко. Когда парень очутился прямо  подо  мной,  я
спрыгнул ему на плечи, сбил его с ног и схватил фонарик.
   Осветив охранника, я поднял револьвер. Он пошевелился, я  ударил  ему
по затылку револьвером.  Потом  встал  и  посветил  по  сторонам,  будто
продолжаю поиски.
   Охранник, находящийся футах в тридцати от меня, что-то спросил.
   - No se <Его нет (исп.).>, - проворчал я и отошел.
   Я добрался до пятна на стене, нашел шнур. Кошка держалась  крепко.  В
этот момент весь свет разом погас, и я понял, что  наступила  полночь  и
отключили главный генератор. Охранники начали перекликаться,  размахивая
фонарями. Кто-то закричал: "Чучо? Чучо?" Наверное, револьвер  и  фонарь,
которые сейчас были у  меня,  принадлежат  Чучо.  Я  выключил  фонарь  и
швырнул его в сторону дома.  Послышался  звон  разбитого  стекла.  Крики
начали удаляться. Я забрался на  стену,  освободил  крюк  и  спрыгнул  в
темноту.  При  приземлении  так  стукнулся  подбородком  о  колени,  что
клацнули зубы, и упал на бок. Сдернув кошку со стены, я бросился бежать,
на бегу сворачивая шнур. За спиной раздались  еще  несколько  выстрелов.
Наверное, они нашли Чучо. Интересно, сегодня днем у ворот стоял  он  или
нет? Или этот Чучо ел цыпленка? А, может, он занимался любовью?  Или  же
играл в домино?..
   Когда  я  бросил  камешек  в  открытое  окно  Норы,  она  моментально
прошептала:
   - Трэв? Это ты, дорогой?
   - Отойди от окна.
   Я бросил кошку. Крючья звякнули о каменный пол, и Нора зацепила их за
деревянный  подоконник.  Я  поднялся  по  стене,   схватился   за   край
подоконника и, скользнув в комнату, растянулся на полу, а Нора бросилась
на меня сверху. Она уткнулась лицом в мою грудь и плакала и смеялась.
   - Я слышала выстрелы, - сказала она. - Я подумала...
   - Когда я уходил, началась суматоха.
   Нора отпустила меня. Я затащил веревку на верх, и  мы  направились  в
ванную комнату осматривать мои раны. Во всем отеле было темно, только  в
ванных комнатах тускло светили 25-ти ваттные лампочки. Колючки  искололи
и сорвали кожу у меня на руках и ногах. Страх - чудесное  анестезирующее
средство. Я положил револьвер  на  полочку  над  раковиной  и  разделся.
Револьвер оказался вполне приличным при ближайшем рассмотрении - "Смит и
Вессон", 38 калибра, с ручкой из орехового дерева. Такими вооружена наша
полиция. За ним не ухаживали с особой любовью, но состояние у него  было
вполне рабочее. Надо же, подумал я, внимательно изучая  револьвер,  этот
дурак Чучо ходил с ним без патрона в патроннике.
   Нора тревожно заохала, увидев ссадины и царапины. Она вышла к себе  и
быстро вернулась с  антисептиком,  ватой  и  бинтом.  Сначала  я  принял
холодный душ, потом вытерся, выпачкав в крови полотенце, и лег на спину,
чтобы она могла заняться моими ранами. Только сейчас я понял, как сильно
устал. Я рассказал, что пришлось убить злую собаку, что побывал в  доме,
кое-что видел, кое-что слышал, но  подробно  расскажу  после.  Для  того
чтобы выбраться, пришлось ударить по голове одного парня, хотя  я  и  не
собирался прибегать к насилию. Нора расплакалась,  а  я  пошутил,  чтобы
доказать, что ничего страшного не случилось.
   Потом мы отправились спать. Нора была очень рада, что я вернулся.  Мы
уже достаточно хорошо изучили друг друга и больше  не  были  незнакомыми
людьми, желающими узнать реакцию друг друга на разные вещи. Я уже  знал,
что она хочет и чего не хочет,  знал,  как  доставить  ей  удовольствие,
чтобы самому раствориться в нем, чтобы мы слились в единое целое.
   После завтрака я сел в тень под зонтик, а Нора  отправилась  плавать.
Рубашка и брюки скрывали царапины и  порезы.  Мышцы  ныли,  а  несколько
синяков болели так, словно были повреждены кости.
   Револьвер лежал на дне  сливного  бачка  в  ванной,  в  пластмассовой
коробке из-под обуви, кошка была зарыта в мягкой земле  под  кустами.  Я
смыл пятна крови с нейлонового шнура,  свернул  его  и  спрятал  в  ящик
комода. Избавиться от порванных штанов не представляло труда. Нора  туго
скрутила их и засунула в пляжную сумку. Мы решили зарыть их на пляже.
   Она вышла из бассейна и подошла к столику. Вытерла полотенцем лицо  и
руки, взлохматила черные волосы, выдвинула стул на солнце и нахмурилась.
   - В чем дело? - спросил я.
   - Между Сэмом и блондинкой что-то было.
   - Если фамилия Альмы - Хитчинс и если Фелиция права, то да.
   - Значит, она живет там давно.
   - Возможно. Но по-моему, приезжает погостить и возвращается в  Штаты.
Так сказать "регулярный" гость.. Гостит подолгу.
   - Кто такой Гейб?
   - А Бог его знает. Отношения у них, кажется, близкие,  но  командует,
по-моему. Альма.
   - Думаешь, она хочет забрать деньги и  скрыться?  -  поинтересовалась
Нора.
   - А что же  еще?  Что  ей  здесь  делать?  Знаешь,  она  все  неплохо
организовала. Если появится кто-то, кто на самом деле захочет  ухаживать
на Ментересом, она сделает так, что его не пустят даже во двор. Ментерес
не может ни с кем общаться. У него отнялся язык, хотя он все понимает  и
может писать. Не думаю, что толстая  сиделка  понимает  по-английски.  У
меня такое ощущение, что за исключением Альмы и сиделки, в  той  комнате
никто не бывает. По-моему, туда никто не сможет попасть до тех пор, пока
Ментерес не подпишет доверенность. Готов держать пари, что большая часть
его денег где-нибудь в Швейцарии, но у него, наверняка, немалая сумма  и
в Мехико. Не думаю, чтобы она лежала  на  депозите.  Скорее  всего,  это
доллары и фунты. И он чертовски хорошо знает,  что  девчонка  хочет  его
обчистить. Если ей это удастся, Ментерес не сумеет  ей  ничего  сделать.
Разве он сможет пожаловаться мексиканским властям? Кажется, я знаю,  что
не дает ей покоя - Альма боится, что он найдет себе другую  женщину,  до
того, как она его обчистит. Похоже, у него трудная смерть, как и у  всех
хищников. Когда хищники заболевают, другие набрасываются  на  них,  чтоб
растерзать живьем.
   - Не говори так поэтично, Трэв.
   - Мне очень хочется прояснить ее  слова  о  каких-то  людях,  которые
рассказали еще кому-то, где он прячется. Они  попытались  свести  с  ним
счеты, но у них ничего не получилось, и, очевидно, они погибли. Но  если
бы там произошла крупная  драка,  Фелиция,  думаю,  знала  бы  о  ней  и
рассказала мне. Как Сэм достал золотые фигурки? Кто  отнял  их  у  него,
кроме одной? Милая, видишь, мы по уши увязли в вопросах.
   - И что собираешься делать? - спросила Нора.
   - Постараюсь расколоть Альму.
   - Тебе нельзя возвращаться туда.
   - Нора, дорогая, я не стану перелезать через ту стену еще  раз,  даже
за тридцать долларов. Поэтому придется как-то выманить эту красавицу  из
дома.
   - Она одна из тех, как ты их называешь? Кошечек?
   - Эта нет. - Я покачал головой. - Альма умная, холодная,  жестокая  и
красивая.
   - Да, у Сэма тут не было времени скучать, -  безжалостно  рассмеялась
Нора.
   - По-моему, Альма не оставила бы Сэма в покое, если бы знала, что  он
может быть чем-то ей полезен. И еще я думаю,  что  у  Сэма  не  было  ни
единого шанса одолеть ее. Мне кажется, у нее хватило бы наглости затеять
еще одну интрижку в доме Ментереса. У Альмы вполне подходящая для  этого
внешность - холодная, расчетливая сексуальность.
   - Они с Гейбом работают в паре?
   - Не знаю. Парень слишком красив. Она и его  обведет  вокруг  пальца,
когда наступит его черед. Думаю, Гейб - обыкновенный жеребец, с  помощью
которого она разгоняет скуку. Но у меня сложилось впечатление, будто  он
не знает о ее планах.
   - Я все думаю о той черной собаке.
   - А я о ней совсем не думаю. Как бы нам выманить оттуда эту девицу?
   - Дорогой, почту привозят автобусом в  отель  и  отсюда  разносят  по
домам. Я.., я бы могла вложить для нее небольшую записку. Почерк у  меня
женский. И я напишу на своей бумаге.
   - Нора, ты умная девочка! - похвалил я.
   - Правда, не знаю, что написать. Но это  должно  быть  что-то  такое,
чтобы она загорелась желанием выяснить. Может, мне позвонить ей?
   - Во всем отеле один телефон, да и тот в кабинете Аристы. В  деревне,
кажется, целых два, но на холме телефонов нет.
   - О...
   - Но идея отличная. Давай ее обдумаем.
   - Сначала необходимо точно установить ее фамилию. Это ведь поможет?
   - Еще как поможет! - согласился я.
 
*** 
 
   Замысел  казался  безупречным,  но,  как  это  часто  случается,  все
оказалось значительно  проще.  За  маленьким  столом  в  холле  один  из
гостиничных носильщиков сортировал почту. Он проверял адреса по измятому
и затертому списку. Имена владельцев были напечатаны на машинке,  а  под
ними карандашом  были  написаны  имена  прислуги.  Под  фамилией  Гарсия
находился длинный список из десяти имен или даже больше. Среди них я без
труда  нашел  имя  девчонки.  Мисс  Альма  Хичин.  Носильщик   попытался
объяснить, что среди этих писем нет  моих,  но  я  его,  разумеется,  не
понимал. К тому времени, когда к нам подошел Ариста, я выяснил все,  что
мне было нужно.
   Потом мы с Норой долго просидели над запиской. "Дорогая мисс Хичин. Я
так много слышала о вас от Сэма Таггарта, что мне кажется,  будто  мы  с
вами знакомы. Сэм просил кое-что передать вам лично.  Он  объяснил,  что
это  имеет  для  вас  очень  большое  значение  и  может  изменить  ваши
дальнейшие планы. Мне это ни о чем не говорит, но из его слов я  поняла,
что  это  может  оказаться  важным  для  вас.  Я  остановилась  в  "Каса
Энкантадо", но по очевидным причинам это не очень подходящее  место  для
встречи".
   - Какие еще очевидные причины? - нахмурилась Нора.
   - Если у тебя их нет, то у нее, наверняка, есть. Или она сама захочет
узнать, о каких причинах ты говоришь.
   - Где мы встретимся?
   -  Я  там  заметил  три  машины.  Одна  -   темно-красная   "гиа"   с
поднимающимся верхом. Напишем  так:  "Приезжайте  на  маленькой  красной
машине завтра в деревню в час дня. Остановитесь перед церковью.  Только,
пожалуйста, приезжайте одна. Я тоже буду одна".
   Инициалы Норы были выдавлены в верхнем углу на гербовой бумаге:  НДГ.
Адреса не было. Я заставил ее подписаться одной буквой "Н".
   - А если она знает, что Сэм.., мертв?
   - Она захочет узнать, что он сказал перед смертью, - ответил я.
   - Думаешь, она приедет?
   - Должна приехать.
   - "Завтра" означает послезавтра. Мы сумеем доставить его только...
   - Знаю, - прервал ее я. - Отдашь ее тому старому  носильщику.  Только
не забудь очаровательно улыбнуться и дать пять песо.
   - А как мы будем вести себя с ней, если она приедет?
   - Я отправлюсь в долгую прогулку на разведку, дорогая.
   - А меня возьмешь?
   Я проделал простейшие вычисления в  уме.  Километр  -  шесть  десятых
мили.
   - Сумеешь пройти десять миль по жаре?
   Нора доказала, что способна на  большее.  Она  с  таинственным  видом
попросила меня подождать и вернулась, едва сдерживая веселье. Провела  в
заднюю часть отеля и вывела к хозяйственным постройкам - сараям,  зданию
с генератором и помещениям для прислуги. Около  некоего  фантастического
транспортного  средства  -  итальянского  мотороллера   ярко-кораллового
цвета, украшенного желто-зеленым сверкающим хромом  стоял  Хосе.  Он  не
соглашался одолжить мне мотороллер до тех пор, пока я  не  доказал,  что
могу на нем ездить.
   После заключения сделки Нора, повязав шарфом волосы, села  на  заднее
сиденье, и мы поехали в деревню. Сделали три круга по  площади,  нарушая
покой сиесты.
   Когда я остановился, Нора с негодованием воскликнула:
   - Господи, что ты хотел доказать, Трэв?
   -  Что  мы  безобидные  идиоты-американцы.  Дымовая  завеса,   милая.
Человек, который лазал ночью по стенам,  не  сможет  на  следующий  день
кривляться на этом монстре. А я думаю, что в  деревне  чертовски  хорошо
осведомлены, что вчера ночью в доме Гарсия был переполох. К тому  же  им
ни к чему знать, что  мы  едем  по  делу.  На  обратном  пути  мы  вновь
разбомбим их.
   Мы сели на мотороллер  и  поехали  дальше.  Около  деревни  встретили
автобус. Через некоторое  время  я  нашел  место,  о  котором,  как  мне
кажется, говорила Фелиция  Наварро.  Налево  сворачивала  едва  заметная
дорога,  которая  через  сто  футов  заканчивалась  маленькой   поляной,
ненадолго отвоеванной у джунглей.  Я  заглушил  мотор,  и  мы  слезли  с
мотороллера. Вокруг царила полная тишина, и мы непроизвольно перешли  на
шепот.
   - Они сюда привезли ту девушку?
   - Да. Через три дня после отъезда Сэма.
   - Кто это был?
   - Не знаю, только не из дома Гарсии. За три дня сюда  можно  приехать
откуда угодно.
   - И ты хочешь, чтобы я привезла ее сюда?
   - Да.
   - Что ты намерен делать? - спросила Нора.
   - Я буду вас здесь ждать. Мне придется прийти сюда пешком.  Думаю,  у
нее крепкие нервы. Естественно, Альма Хичин очень  хитрая,  поэтому  нам
необходимо все тщательно продумать. Очень важно,  чтобы  она  ничего  не
заподозрила. Я тебя научу, что ей говорить. Привезешь ее  сюда,  а  сама
уедешь. Иначе она сможет прочитать кое-что на твоем лице.
   - А на твоем, дорогой?
   - Трудно сказать. По  крайней  мере,  я  знаю  достаточно,  чтобы  не
переиграть.
   - Что ты хочешь этим сказать? - не поняла Нора.
   -  Сострадание  и  неохота   намного   убедительнее,   чем   показное
злодейство. Нора.
 
*** 
 
   Обойдя деревню, я около часа прибыл на поляну. По пути  мне  пришлось
лишь однажды  спрятаться  от  сильно  нагруженного  грузовика  с  рыбой,
направляющегося на рынок.  Я  выдавил  на  ладонь  немного  средства  от
москитов и втер в кожу. Потом принялся мерить  шагами  поляну,  думая  о
Hope. Если Альма Хичин приедет, если Нора сделает, как я просил, если не
станет  импровизировать  и  будет  держать  рот  на  замке,  может,  все
получится как надо.
   Я ходил по поляне. Вырезал веточку, попытался сделать из нее свисток,
но кора не снималась. Я остановился и, наклонив  голову  ,  прислушался.
Сначала показалось, что  жужжит  москит.  Потом  звук  исчез,  но  скоро
появился вновь, став более громким. Лишь  тогда  я  определил,  что  это
мотор "фольксвагена". Чуть позже я увидел  сквозь  листву  темно-красную
машину. Она выехала на поляну и остановилась футах в десяти от меня.  За
рулем сидела Альма Хичин. Слегка  нахмурившись,  она  наблюдала,  как  я
приближаюсь к машине. Верх  был  опущен.  Я  нагнулся  и  повернул  ключ
зажигания,  выключив   мотор.   На   Альме   был   темно-синий   платок,
светло-голубая шелковая блуза без рукавов, белая юбка и белые  сандалии.
Она посмотрела на меня довольно спокойно и спросила без тени страха:
   - Могу я узнать, кто вы такой и в чем дело?
   - Все в порядке? - спросил я у Норы.
   - Да.
   Она сидела вполоборота к блондинке и держала дюймах в шести от  талии
Альмы Хичин пистолетик. Я взял сумочку Альмы, вытащил из  нее  деньги  и
положил их на колени Hope, а сумочку  забросил  далеко  в  кусты.  Потом
посмотрел на девчонку. Ее глаза на долю секунды расширились. Они у Альмы
Хичин были необычайно красивого  цвета  -  цвета  лаванды,  а  небольшая
раскосость придавала им шарм.
   - Думаешь, ее никто не найдет? -  спросила  Нора,  действуя  согласно
нашему сценарию.
   - Надеюсь.
   Я знал, о чем думает Альма Хичин. Вряд  ли  ей  удастся  когда-нибудь
вернуться сюда  и  найти  свою  сумочку.  Уголок  рта  блондинки  быстро
дернулся.
   Я снял  с  плеча  бухту  нейлонового  шнура,  нашел  конец  и  бросил
остальное на землю.
   - Соедините руки и протяните вперед! - скомандовал я.
   - Не буду!
   - Мисс Хичин, вы не сможете ничего изменить, а только  доставите  нам
лишние хлопоты. Протяните руки.
   Альма заколебалась и протянула руки. Кисти были хрупкими, а сами руки
- по-детски тонкими. Я быстро и ловко связал их. Потом открыл  дверцу  и
многозначительно потянул  за  конец  шнура.  Альма  вылезла  из  машины,
бросив:
   - Это смешно, вы же сами понимаете.
   Нора скользнула за руль и захлопнула дверцу.
   - Бензина хватит, чтобы добраться до Кульякана? - спросил я у Норы.
   - Более чем достаточно, - ответила она, взглянув на датчик.
   Я сдернул с белокурой головы  Альмы  темно-синий  платок  и  протянул
Hope.
   - Это может все немного запутать.
   Она кивнула и посмотрела на Альму Хичин.
   - Может, надеть ее блузу?
   - Я прихвачу ее с собой. Ты не хочешь принимать в этом участие?
   - Нет, дорогой, - Нора очень убедительно задрожала.
   - Я тоже  не  хотел  бы.  Поставь  машину  в  тени,  перед  последним
поворотом. О'кей?
   -  Да,  дорогой.  Мисс  Хичин,  пожалуйста,  не   совершайте   глупых
поступков. У нас уйма времени. Самолет за нами прилетит только в восемь.
Вы такая красавица. Ему  будет  очень  трудно,  если  вы..,  пойдете  по
неправильному пути.
   - Вы что, с ума посходили? - возмутилась Альма.
   - Я все сделаю. Поезжай, - сказал я Hope. Она  ловко  развернулась  и
выехала с поляны. Скоро звук мотора стих.
   Я подвел девчонку к  выбранному  месту  около  развалившегося  сарая.
Перекинув конец шнура через низкую ветку, обмотал его  вокруг  соседнего
дерева и натянул так, что ее руки поднялись высоко над головой,  но  обе
ноги твердо стояли на земле. Проделал я все это быстро. Потом подошел  к
Альме и проверил, как натянута веревка. После этого  отошел,  отвернулся
и, закурив, уставился в кусты.
   - Вы совершаете какую-то дичайшую ошибку, - сказала девушка.
   - Конечно, - ответил я и вернулся к ней. На ее  лице  блестели  капли
пота, но она хорошо  собой  владела.  Вокруг  лица,  рук  и  ног  начали
собираться насекомые.
   - Не будет никакой пользы, если они съедят вас заживо, -  заметил  я,
достал средство от москитов и выдавил немного на ладонь.
   - Закройте глаза. - Альма повиновалась. Я  намазал  ее  лицо,  горло,
руки  и  ноги.  Причем  придал  всему  этому  сугубо  деловой  характер,
полностью исключив даже намек на  ласку.  Альма  посмотрела  на  меня  и
облизнула губы. Я знал, что эта маленькая учтивость потрясла ее сильнее,
чем все то, что произошло раньше.
   Я опять отошел от Альмы Хичин. Мне хотелось прислониться к  дереву  и
расхохотаться. Я ожидал примерно этого, но не мог даже представить,  что
все  окажется  такой  комедией.   Самая   несчастная   мелодрама   может
превратиться  в  высокую   комедию.   Передо   мной   стояла   маленькая
красавица-блондинка с лавандовыми  глазами,  связанная,  как  в  дешевом
комиксе, и я не мог дотронуться даже до  волоска  на  ее  очаровательной
головке.
   Она, конечно, была не в состоянии в это  поверить.  Никто  не  сумеет
обидеть красоту. Девчонка оказалась права. Произошла  какая-то  дичайшая
ошибка. Нора купилась на это с большей готовностью,  чем  мы  с  Альмой.
Возможно, насилие она воспринимала весьма абстрактно.
   Я повернулся и взглянул на Альму Хичин. Она стояла передо мной потная
и негодующая, с высоко поднятыми руками. Девчонка сейчас оценивает  меня
со всех сторон, взвешивает, способен ли я к насилию,  хотя  и  не  может
поверить в реальность происходящего.  Все  выглядело  не  очень  удачной
шуткой. Альма Хичин была  рассержена  и  настороже.  Я  увидел  себя  ее
глазами:  высокий  смуглый  мужик  с  жесткими  волосами,  светло-серыми
глазами  и  крупными  чертами  лица,  навсегда  обезображенными  прежней
жизнью, в которой было много насилия. Я  подошел  к  ней  вплотную.  Мой
взгляд  преодолел  завораживающую  ауру  красоты,  и  я  внимательно  ее
разглядел. Засохшая от жары губная помада почти вся съедена, изогнутые и
вовсе не красивые узкие пальцы, обгрызенные ногти на больших  пальцах  с
остатками лака,  медного  цвета  волосы  подмышками,  маленькие  чешуйки
перхоти в корнях белокурых волос на лбу, стройные, но  грязные  лодыжки,
большие поры на щеках  и  угорь  у  основания  тонкого  носа,  крошечная
дырочка в блузе на груди, пятно на бедре. Да, Альма Хичин была  красива,
но ей не хватало утонченности и изящества. Это отсутствие утонченности и
придавало девчонке сексуальный вид, хотя меня всегда повергают в  грусть
следы порока.
   - У вас и вашей подружки будут  большие  неприятности,  -  пригрозила
Альма. - Я - актриса. Меня  знает  множество  людей.  Очевидно,  вам  не
известно, кто я.
   - По-моему, вы Альма, замешаны во  Множестве  грязных  дел,  даже  не
догадываясь, насколько они серьезны. Но это вас не оправдывает. Незнание
закона не освобождает от его исполнения.
   - г Вы несете какую-то чушь. Я гощу в большом доме на холме.
   - Значит, Карлос Ментерес Крусада называет своих шлюх  гостьями.  Мне
кажется, вы слишком молоды для гаванской сцены. Хотя вы мало чем от  них
отличаетесь. Вы у него были последней. И когда  вы  надоедите  ему,  вам
придется вернуться туда,  откуда  вы  пришли.  Ваше  появление  здесь  -
большая глупость.
   Она смотрела на меня, как бы пытаясь  меня  узнать,  что-то  обо  мне
вспомнить. Хотела было что-то сказать, но промолчала  и  лишь  облизнула
губы.
   - Кто вы? - наконец спросила она.
   - Я - человек, которому поручили кое-что выяснить.
   Так сказать, двойная проверка. Если вы не  вернетесь,  все  подумают,
что вы уехали. Вчера ночью мы послали  несколько  человек  на  разведку.
Сейчас там все развалится. Ему конец, Альма. И для вас все тоже кончено.
   - Но все вовсе не так, как вы думаете!
   - Откуда вы знаете, что мы думаем?
   - Вы говорите.., из ваших слов можно понять, что я нахожусь здесь,  с
Карлосом Ментересом, из какого-то чувства преданности или чего-то в этом
роде. Господи, но это же не так! Честное  слово,  я  ничего  не  знаю  о
политической  стороне.  Послушайте,  я  много  раз  приезжала  сюда   на
вечеринки.., повеселиться.  Пару  раз  приплывала  на  яхте,  но  обычно
прилетала на частном самолете.  Все  началось  больше  двух  лет  назад.
Гостила я здесь от двух недель до двух месяцев.  О'кей,  я  принадлежала
Карлосу, когда гостила у него. Это все само собой разумеется.  Что,  это
преступление, если женщина принадлежит мужчине?  Его  жена  сумасшедшая.
Она сошла с ума, когда он построил этот  дом.  Я  нравлюсь  Карлосу.  Он
хотел, чтобы я осталась с ним навсегда, но я  решила,  что  будет  лучше
приезжать и уезжать. Я хочу сказать, у меня своя жизнь!..
   - Вы должны были уехать навсегда, когда была возможность, Альма.
   - Но вы должны кое-что понять. Из-за него я потеряла несколько ролей,
в которых могла бы сыграть, если бы находилась в Голливуде. Но я была за
несколько тысяч километров, и  мои  роли  отдавали  другим.  Поэтому  он
передо мной в долгу. Понимаете?
   - К чему вы клоните?
   - Смотрите. Там, в доме, со мной гостит один парень - Гейб,  Гэбриель
Дей. Можете проверить. Он адвокат.  Он  не  имеет  права  вести  дела  в
Мексике, но он знает все формальности и тонкости. Он здесь три недели  -
это я  его  вызвала.  Карлос  обязан  кое-что  подписать  в  присутствии
свидетелей, и потом мы с Гейбом получим в Мехико деньги. У Ментереса там
больше шестисот тысяч долларов. Из-за  них  я  здесь  и  торчу!  Никакой
политики, только деньги! Произошла какая-то ошибка.
   - Дорогуша, все говорят,  что  произошла  ошибка:  раньше  в  тюрьмах
Батисты, сейчас в тюрьмах Фиделя.
   - Я не имею ничего общего с политикой!
   - Не больше, чем Сэм Таггарт?
   -  Он  занимался  политикой  совсем  чуть-чуть.  Но  этого  оказалось
достаточно, чтобы его убили.
   - Сэм мертв? - изумилась Альма.
   - На все сто процентов.
   - Черт! В это трудно поверить. Он.., он говорил мне, что пора уносить
ноги, когда с Карлосом случился удар и Сэм не  получил  деньги,  которые
Карлос ему обещал. Наверное, они поняли, что это Сэм.., избавился от тех
людей.
   Я прислонился к дереву и сказал:
   - Не хочу играть с вами в прятки. Альма. Кое-что мы знаем, а  кое-что
- нет. Но вам не известно, что мы знаем, а что - нет. Я ничего  не  могу
обещать, потому что обещать нечего. Предположим, вы мне все расскажете.
   - И вы меня отпустите?
   - Смотря какие вы допустите ошибки.
   - С самого начала? Все?
   - Да.
   - Пожалуй, все началось около пяти месяцев назад, когда Кал Томберлин
приплыл сюда на яхте с кучей молодых людей, которых я знаю.  Кал  слегка
не в себе. Может, это оттого, что у него есть все на  свете.  Стоит  ему
захотеть, и любая вещь будет принадлежать ему. Его мать  -  Лаура  Шейн,
давно снимается в кино. Все свои деньги она вкладывала в землю. С  земли
тогда налоги не платили.  Лаура  сказочно  разбогатела,  и  Кал  был  ее
единственным ребенком. Он познакомился с Карлосом в Гаване.  Но  они  не
стали друзьями, поэтому Кал не знал, что Карлос живет здесь  под  именем
Гарсия. Карлос страшно разнервничался, когда здесь объявился  Томберлин.
В кабинете Карлоса стоят стеклянные ящики с тремя  коллекциями:  золотых
фигурок, нефрита и монет. Кал Томберлин видел золотые  фигурки  и  хотел
купить их. Он не мог даже вообразить, что  кто-то  может  ему  отказать.
Когда он что-то хочет, он должен во что бы то ни стало это  получить.  И
рано или поздно  это  происходит.  Это  может  оказаться  яхта,  машина,
участок земли, чья-нибудь жена или эти  ужасные  золотые  фигурки.  Яхта
стояла здесь пять дней, в Кал ни на минуту не отставал от  Карлоса.  Все
это было отвратительно. Перед отъездом Кал  стал  намекать,  что  Карлос
здесь отлично  спрятался,  но  угрозы  сделали  Ментереса  только  более
упрямым. В конце концов они уплыли, но несколько парней остались.
   Примерно через месяц Кал Томберлин вернулся, опять на яхте. По-моему,
он попытался надавить на Карлоса и заставить его уступить. Возможно,  он
знал, сколько неприятностей доставляет Карлосу, а возможно, просто хотел
отомстить за отказ. Как бы то ни было, но  Кал  привез  с  собой  одного
кубинца, который сидел на яхте до  того  самого  дня,  на  который  была
назначена  большая  вечеринка.  Томберлину  удалось  тайком  переправить
кубинца в дом. Я присутствовала при встрече кубинца и  Ментереса.  Когда
Карлос увидел кубинца, мне показалось, что с ним случится удар. Я  и  не
знала, что он  может  так  испугаться.  Карлос  мне  никогда  ничего  не
рассказывал,  но  той  ночью  в  постели  он,   наверное,   должен   был
выговориться. Он рассказал, что когда-то в  Гаване  имел  общие  дела  с
братом этого кубинца. Что-то у них не получилось, и этот брат убил жену,
а потом и себя, позже его сын пытался убить Карлоса. Юношу арестовали. В
тюрьме он заболел и умер. Карлос считал, что должен уехать  из  Мексики,
но через несколько дней успокоился. Зато с тех пор  он  совсем  перестал
выходить за пределы дома. Наверное, дом  казался  ему  самым  безопасным
местом.
   Недели   две   спустя   яхта   "Колумбина   4"   бросила   якорь    в
Пуэрто-Альтамуре. На борту находился тот самый кубинец с двумя  другими,
которые тоже были похожи  на  кубинцев.  Я  видела  их  в  деревне.  Они
обругали меня нецензурными словами. Карлос попросил Сэма все  разузнать.
Оказалось, яхта зафрахтована этими людьми.  Она  была  небольшая,  и  ее
можно было поставить у причала, но они бросили якорь  в  открытом  море.
Они ничего не предпринимали, и Карлос страшно нервничал. Он не сводил  с
яхты  бинокля.  Двое  других  кубинцев   были   моложе   приехавшего   с
<Гомберлином. Наверное, это были друзья парня, который  умер  в  тюрьме.
Судя по всему, кубинцы чего-то ждали. Потом однажды ночью они попытались
убить Карлоса. Ментерес считает, что они стреляли в  него  со  стены,  с
того места, откуда видна  его  спальня.  Пуля  зацепила  живот,  немного
поцарапав кожу. Но после покушения Карлос не впал в отчаяние, а сохранял
спокойствие и казался задумчивым. Я посоветовала обратиться  в  полицию,
но он ответил, что по политическим причинам не может  просить  защиты  у
полиции. Придется обходиться помощью людей, которых он привез с Кубы.
   Кажется, через два дня вечером, когда я собиралась ложиться спать, он
пришел ко мне в комнату и сказал, что все знает о нас с Сэмом. Он  знал,
что я изменяла ему с Сэмом, но это его  только  забавляло.  Я  не  очень
удачно пошутила, и Карлос влепил мне такую пощечину,  что  я  упала.  Он
хотел, чтобы я  уговорила  Сэма  сделать  для  него  одну  вещь.  Карлос
объяснил, что наврал Сэму, будто люди на яхте - агенты Кастро, будто  он
уже несколько лет финансирует подпольную борьбу против  режима  и  будто
этим кубинцам  приказано  убить  его  и  тем  самым  перекрыть  источник
финансирования. Сэм, по-моему, клюнул. Карлос предложил Сэму  сто  тысяч
долларов наличными за то, чтобы Сэм их убил. Карлос разработал план,  но
Сэм не хотел никого убивать. Мне казалась смешной сама  мысль,  что  Сэм
может кого-то убить. После того, как Кал Томберлин привез того  кубинца,
Карлос перестал плавать на яхте, и Сэму стало  нечего  делать.  Человек,
который помог ему устроиться к Ментересу, до сих  пор  находится  в  его
доме. Его зовут Мигуэль.
   С Сэмом мы встречались чаще на яхте, но изредка и в его комнате. Наши
отношения были не слишком серьезными. Мне просто  было  тоскливо,  а  он
меня развлекал. Без вечеринок в доме царит скука,  это  какое-то  сонное
болото. После обеда всегда сиеста, но я не люблю  спать  днем.  Я  часто
загорала у бассейна. Сэм приходил, пялился на меня и уходил. Я думала  о
нем и шла его искать. Слуги, наверное, знали о наших отношениях, но  мне
и в голову не приходило, что Карлос тоже знал о них. В  конце  концов  я
заставила Сэма рассказать о предложении  Ментереса,  претворившись,  что
слышу обо всем впервые. Потом я начала его обрабатывать.  Заявила,  что,
если он трус, он  мне  не  нужен.  Сказала,  что  убить  агентов  Кастро
способен только настоящий  патриот  Америки.  Пообещала,  что,  если  он
сделает это, мы на время куда-нибудь уедем. Наверное,  он  всегда  хотел
меня сильнее, чем я его. Я не сказала,  что  Карлос  пообещал  дать  мне
немного денег, если я уговорю Сэма убрать  кубинцев.  В  самом  конце  я
пригрозила ему порвать  с  ним  все  отношения,  если  он  откажется.  Я
сказала, что, если он согласится,  я  сделаю  для  него  то,  что  никто
никогда не делал.  Я  очень  возбудилась  от  одной  мысли  об  убийстве
кубинцев по плану, разработанному Карлосом.
   В первую же тихую и темную ночь Мигуэль с Сэмом сделали  это  вдвоем.
Часа в три ночи они бесшумно подплыли на лодке к "Колумбине" и поднялись
на борт. Сэм потом  мне  все  рассказал.  Они  были  босиком.  Когда  он
вернулся, он прижимался ко мне и дрожал, как маленький ребенок.  Он  так
трясся, что даже не смог  заниматься  любовью.  Дважды  ему  приходилось
бегать в ванную, и его рвало. Все прошло совсем не так, как ему хотелось
бы. Один из  кубинцев  спал  на  палубе.  Мигуэль  подкрался  к  нему  и
перерезал горло. Сэм сказал, что парень бился в судорогах, но  остальные
даже не проснулись. Потом они  спустились  вниз.  С  одним  расправились
легко, но третий отчаянно сопротивлялся. Он врезал Сэму чем-то по голове
и выбил несколько зубов. Сэм задушил его. Но с ними оказалась женщина, о
которой никто не знал. Все это время она пряталась  внизу  и  неожиданно
набросилась на Сэма. Он схватил ее за руки. Сэм  сказал,  что  она  была
смуглой и красивой. Пока он держал ее руки, Мигуэль воткнул ей  в  спину
нож. Ее лицо страшно изменилось. Она знала, что умирает. Потом Сэма  так
тошнило. Он рыдал у меня на груди, как маленький ребенок.
   Они привязали лодку к корме. Потом отрубили якорь  яхты  и  тихо  без
огней направились на юго-восток. Выйдя в море,  Сэм  включил  автопилот.
Мигуэль снес труп с палубы вниз, Сэм отключил насосы и  открыл  какой-то
клапан. Мигуэль начал собирать деньги, часы, кольца, фотоаппараты... Сэм
заставил его все бросить и сесть в лодку. Потом велел отчалить от  яхты,
включил двигатель на полную мощность, спрыгнул за борт и вплавь добрался
до лодки. Какое-то время они видели яхту, а шум  двигателя  слышали  еще
долго. После того как шум двигателя "Колумбины" стих, они включили  свой
мотор. Последнюю милю до берега прошли на веслах.
   Сэм сказал, что по его подсчетам яхта будет двигаться еще час, прежде
чем вода зальет двигатель. Потом "Колумбина" быстро затонет. За час  она
отойдет от берега миль на двадцать. Через два-три дня яхту начали искать
с  помощью  самолетов.  Кто-то  приезжал   в   отель   расспрашивать   о
"Колумбине", но им ответили, что ночью яхта неожиданно снялась с якоря и
ушла. Это было около двух месяцев назад.  После  убийства  кубинцев  Сэм
захотел немедленно получить деньги и уехать, но  Карлос  под  всяческими
предлогами задерживал его. Он говорил, что за  деньгами  нужно  ехать  в
Мехико, и пообещал, что скоро поедет. Наверное, он собирался взять  меня
с собой. Может, во всем этом деле я  тоже  виновата.  Похоже,  он  хотел
переложить часть вины на меня.
   Как-то утром Карлос сидел у бассейна, а я плавала. Я услышала,  будто
кричала женщина, вылезла из бассейна и спросила у него, что это было. Он
не ответил. Я посмотрела на  него  и  поняла,  что  это  кричал  он.  Из
Масатлана на гидроплане прилетел доктор. Сначала он считал,  что  Карлос
умрет. Карлос пролежал без сознания четыре дня. Когда он пришел в  себя,
вся левая часть тела оказалась парализованной, и он  лишился  дар  речи.
Доктор сказал, что со временем  возможны  незначительные  улучшения,  но
мертвые, клетки  мозга  не  восстанавливаются.  Сэм  пьянствовал  целыми
днями. Как-то я нашла его в  кабинете.  Он  разбил  стеклянный  стенд  и
перекладывал золотые фигурки в ящик, в котором Карлос привез их с  Кубы.
В ящике для каждой фигурки имелось отдельное углубление. Сэм заявил, что
так или иначе получит свои деньги, а без  денег  все  теряло  смысл.  Он
сказал, что продаст их Калу Томберлину, сказал, что он их  заработал.  Я
ответила, что фигурки стоят больше,  чем  ему  должен  Карлос,  что  Кал
обещал Карлосу за коллекцию намного больше ста тысяч.  Сэм  сказал,  что
разница будет премией за женщину. Он не стая слушать, когда  я  сказала,
что Кал может заплатить ему меньше, чем предлагал Карлосу. Сэм велел мне
ехать с ним. Он вел себя как безумец. Я не понимала, как  он  собирается
перевезти их через границу. У него тогда был такой растерянный вид,  что
я решила, он обязательно нарвется на  большие  неприятности.  Я  ему  не
сказала, но к тому времени я уже открыла стенной сейф в спальне Карлоса.
Карлос следил за мной одним глазом. Я все перерыла  и  нашла  у  него  в
бумажнике код, написанный на уголке карточки. Я надеялась, что там много
денег, но там оказалось чуть больше двадцати тысяч песо. Еще там  лежали
какие-то банковские книжки цюрихских  банков,  ключи  и  чековая  книжка
банка в Мехико, в котором лежали американские доллары.
   Ящик оказался ужасно тяжелым. Сэм приделал ремень, чтобы нести его на
плече. Он хотел поначалу уехать  на  одной  из  машин  Ментереса,  но  я
боялась, что, когда у него возникнут неприятности, следы приведут  сюда.
Я велела охране разрешить Сэму вывезти ящик, но не давать машину.  Перед
самым его отъездом  появились  двое  мужчин,  которые  уже  приезжали  к
Карлосу, - его старые друзья еще по Гаване. Во время приездов они  долго
беседовали с Карлосом о политике и деньгах.  Когда  они  узнали,  что  у
Карлоса удар, то очень встревожились.  Я  отвела  их  в  его  спальню  и
объяснила, как с ним беседовать. Он мог глазами говорить "да" и "нет", а
если держать его руку, мог написать простые слова. Я хотела остаться, но
они вытолкали меня из спальни и заперли дверь. Наступил вечер, а они еще
не выходили из спальни Карлоса. Сэм испугался, что теперь командовать  в
доме будут они и не дадут ему вывезти золотые фигурки. Он ушел из дома и
попросил меня сказать, если они спросят, что он уплыл. Сэм  боялся,  что
они будут искать его.
   Те люди  долго  просидели  в  спальне  Карлоса.  Потом  они  подробно
расспросили меня о том, что сказал доктор. Большую часть следующего  дня
они опять провели с ним. Беседовать сейчас с Карлосом очень трудно -  на
это уходит много времени. А  может,  он  просто  не  захотел  им  ничего
рассказывать. Я подслушивала у двери и, оттуда доносились ужасные звуки,
которые издавал Карлос, будучи рассерженным или испуганным. Узнав, что я
могу открывать сейф, они заставили меня его открыть.  Но  я  еще  раньше
спрятала ключи и чековую книжку мексиканского банка. Они или не знали  о
мексиканском счете, или им было на  него  наплевать.  Эти  типы  забрали
книжки  швейцарских  банков.  Они  что-то  сказали  Карлосу,  и  из  его
здорового глаза потекли слезы.  Еще  они  забрали  коллекцию  нефрита  и
монет. Потом спросили меня о Сэме. Один хорошо говорил по-английски, как
Карлос. Они сказали, что Ментерес совершил большую глупость и что Сэм  -
большой дурак, раз согласился помочь ему. Они пообещали  рассказать  обо
всем друзьям и родственникам людей с яхты, чтобы не пострадали  невинные
люди. Еще добавили, что  было  бы  хорошо  передать  Сэма  им,  и  тогда
безопасности многих кубинцев,  живущих  в  Мексике,  не  будет  угрожать
политическое  давление.  Они  попросили  меня  рассказать  все  о  Сэме.
Сказали, что, если власти схватят его с золотом и он расскажет, где  его
взял, придется расторгнуть много официальных и неофициальных  сделок,  а
пресса сможет повлиять на подкупленных официальных лиц  и  заставить  их
отобрать визы у многих кубинцев, мирно живущих в Мексике.
   Мы договорились, что я  буду  вести  хозяйство,  а  они  оставят  мне
деньги. Они  обещали  перевести  в  банк  Кульякана  деньги  на  ведение
хозяйства и мое жалованье. Они пообещали после смерти  Карлоса  прислать
людей продать дом, распустить прислугу и  поместить  миссис  Ментерес  в
клинику. И пообещали платить мне премии за то, чтобы я вела  себя  тихо.
Никаких вечеринок и гостей, как раньше.
   Оставили адрес в Мехико, куда  писал,  если  что-нибудь  случится.  Я
рассказала им все, что знала про Сэма, как он собирался продать  фигурки
Томберлину. Еще я сказала им, что о  нем  кое-что  может  быть  известно
деревенской шлюхе, которую зовут  Фелиция  Наварро.  Они  уехали.  Через
несколько недель я.., да, я подумала о Гейбе и послала за ним. Он  здесь
живет уже три недели. Вчера принесли эту записку, и я  хотела  выяснить,
что мне хочет сообщить Сэм. -  Альма  Хичин  говорила  хриплым  голосом,
качая из стороны в сторону головой. - Пожалуйста, сделайте что-нибудь, -
едва слышно взмолилась она. - Мне очень неудобно.
   На голубой блузе, прилипшей к телу, темнели пятна пота. Я  подошел  к
ней и опустил веревку фута на  три.  Альма  сделала  несколько  круговых
движений плечами.
   - Я вам все рассказала! Все! Может, я выгляжу, не очень хорошо. Тут я
ничего не могу поделать. Но я знаю только одно: в этом мире никто о тебе
не позаботится, кроме тебя самой.
   - Они прислали вам деньги? - поинтересовался я.
   - Один раз.  Наверное,  чеки  приходят  раз  в  месяц.  Только  денег
оказалось меньше, чем они обещали.
   - Как их зовут?
   - Они не говорили, но я знаю. Луис и Томас.  Приехали  они  на  белом
"понтиаке" с откидным верхом. Большие солнцезащитные очки, одежда, как у
отдыхающих. Очень  крутые  ребята.  Но  когда  они  раньше  приезжали  к
Карлосу, то разговаривали очень почтительно.
   - Знаете имена людей с яхты?
   - Только  самого  старшего,  которого  Кал  приводил  в  дом.  Сеньор
Минерос. Имени не знаю.
   - Где живет Томберлин?
   - У него много  особняков.  Я  была  только  в  одном,  в  Кобблстоун
Маунтин. Я не против веселья, но там они развлекаются слишком  круто.  В
тот уик-энд там было полно молодых людей, многих из которых я знаю. Если
бы вы видели, что там творилось! Нельзя и шагу было  ступить,  чтобы  не
наткнуться на пьяных  и  накурившихся  травки.  Я  быстро  ушла.  -  Она
взглянула на меня, вложив в свой взгляд столько  негодования  по  поводу
этих молодых людей - эдакая маленькая праведница, обратившаяся ко мне за
моральной поддержкой.
   - Сколько вам лет. Альма?
   -  Двадцать  четыре.  Hope  пришлось  долго  ждать.  Я   смотрел   на
очаровательную и слегка запачканную блондинку. Интересно, что бы я с ней
сделал если бы у меня было право ее судить?
   Она прояснила мне, что так озадачило меня в Сэме Таггарте,  когда  он
появился. За то короткое время, которое мы провели вместе, я понял,  что
нам уже не вернуть былой дружбы. Он совершил слишком далекое  и  слишком
долгое путешествие. Обычное плавание  на  яхте  завело  Сэма  уж  больно
далеко. Под конец Сэм пытался вернуться, но, наверное, сам знал,  что  у
него ничего не получится. Какое-то время он смог бы притворяться, но  то
убийство навсегда бы осталось с ним. И Нора не  успокоилась  бы  до  тех
пор, пока не выяснила причину его странной отчужденности.
   Маленькая Альма Хичин с  глазами  цвета  лаванды,  стройной  девичьей
фигуркой и неуемной похотливостью никогда не  изменит  свою  жизнь.  Она
будет до конца своих дней гоняться за деньгами и развлечениями.
   - Почему вы молчите? - нервно спросила девчонка. Внезапно я  подумал,
что будет как-то неудобно просто взять да развязать ее.
   - Пытаюсь повременить с решением. Мне оно не очень нравится.
   - Что вы хотите этим сказать?
   - Ну рыцарство и все такое... - Я пожал плечами. -  Когда  девушка..,
так красива, как вы, это кажется бессмыслицей! Говоря  по  правде,  я  в
таких делах дилетант. Мне еще не доводилось убивать женщин.
   - Убивать! - Уголки ее губ  резко  опустились,  глаза  выкатились  из
орбит.
   - Дорогая, я же вас предупреждал, что не могу ничего обещать.
   - Но ведь я вам все рассказала! Клянусь Богом! Вы что это,  серьезно?
Послушайте,  я  сделаю  все,  что  вы  велите.  У  вас  будут  кошмарные
неприятности. Меня будут искать.
   Я показал большим пальцем через плечо.
   - В тех зарослях искать никто не станет. Похоже, я делаю  вам  только
хуже, откладывая с этим. Я все равно должен это сделать! Но мне  так  не
хочется.
   - Это что, злая шутка? - Альма попыталась улыбнуться.
   - ,Как бы я хотел, чтобы это было шуткой. Я постараюсь, чтобы  вы  не
мучились, - пообещал я.
   - Но я же ничего не сделала!
   - Я должен выполнить приказ. Я мрачно смотрел на девчонку. Сейчас  ее
лицо превратилось в безобразную маску.
   - Подождите минуту! - тонким голоском взмолилась она. - Я  получу  те
деньги. Идемте со мной. Я проведу вас в дом, вы  сможете  быть  со  мной
каждую минуту. Вместе поедем за деньгами. Разделим их поровну.  Нет,  вы
можете забрать все!
   - Покричите, если хотите. Это может немного помочь. От  этого  ничего
не изменится, но вам может помочь.
   Изо рта Альмы пошли пузыри, она совсем потеряла  контроль  над  своим
голосом.
   - Но вы меня даже не знаете! У вас нет никаких причин. Пожалуйста!  Я
могу спрятаться здесь, а вы скажете, что убили меня. Потом я уеду,  куда
прикажете. Я могу дождаться вас. Пожалуйста! Я  буду  принадлежать  вам!
Только не убивайте меня!
   Она кидалась из стороны в сторону, дергая  веревку  и  всхлипывая  от
страха.
   Я подтянул веревку и заставил ее  подняться  на  цыпочки.  Мне  опять
захотелось расхохотаться. Мелодрама вызвала у меня приступ стыда,  но  я
тут же вспомнил, на что она уговорила Сэма, н решил  добавить  последний
штрих. Я хотел, чтобы Альма Хичин ощутила дыхание смерти,  почувствовала
запах савана и сырой земли.
   Я достал из кармана  нож  и  открыл  самое  маленькое  лезвие.  Потом
подошел к ней. Лавандовые  зрачки  окружали  огромные  белки.  Блондинка
закусила губу, в уголке губ алела капелька крови. Она  верещала,  словно
помешанная, и ее тело напряглось в зверином  желании  бежать.  Альма  не
сводила глаз с ножа, и ужас смерти отнял у нее последние силы.
   Сейчас  она,  возможно,  впервые  за  всю  свою  взрослую  жизнь,  не
притворялась.  Последняя  подруга  Сэма.   Последняя   белокурая   шлюха
Ментереса. Когда я поднял руку, ее рот  раскрылся,  и  она  завопила.  Я
перерезал шнур.
   Альма, рыдая и дрожа от страха, рухнула  на  землю,  и,  как  слепая,
водила лицом по земле. Я смотрел на нее две секунды, потом спрятал нож в
карман и пошел к машине. Нора хотела  что-то  сказать,  но,  увидев  мое
лицо, замолчала. Она подвинулась, и я сел за руль. В отель мы вернулись,
не сказав друг другу ни слова. Нора вышла из машины и поинтересовалась:
   - Мы уезжаем отсюда?
   - Завтра.
   - Хорошо, дорогой.
   - Наверное, я вернусь за ней.
   - Хорошо, дорогой.
 
Глава 14 
 
   Альма Хичин долго развязывала руки и приходила  в  себя,  прежде  чем
отправиться в деревню, как когда-то это проделала Фелиция Наварро.
   Она успела отойти от поляны всего на сто  ярдов,  когда  я  вернулся.
Увидев машину. Альма  остановилась.  Сейчас  она  казалась  маленькой  и
потерявшейся во времени и пространстве. Я промчался мимо, развернулся  и
проехал через свое же облако пыли. Когда я затормозил рядом с  ней,  она
прислонилась к закрытой дверце и глухо закашлялась. Потом посмотрела  на
меня с жалким кокетством, напоминающим улыбку на лице больного  холерой,
и спросила дрожащим голосом:
   - Вы.., хотите меня подвезти? - Ее глаза встретились с моими,  и  она
робко отвела взгляд в сторону.
   - Садитесь.
   Она устало, и как бы виновато, села в машину. Тронувшись с  места,  я
подумал, что рано или поздно что-нибудь все равно бы ее сломало. Там  на
поляне полчаса назад что-то умерло, и  Альма  Хичин  никогда  больше  не
будет такой, какой была раньше.
   Внезапно я затормозил перед гребнем, за которым лежала деревня. Альма
сидела, опустив голову и  положив  кулачки  и  запястья  со  следами  от
нейлонового шнура на колени. Я вышел из машины и сказал:
   - Дальше поезжайте одна.
   Она медленно  подняла  голову  и  посмотрела  на  меня  сквозь  пряди
белокурых волос. На сморщенном личике появилось  озадаченное  выражение,
как у ребенка, собирающегося заплакать.
   - Почему? - Губа в том месте, где она сильно прикусила ее от  страха,
уже вспухла.
   - Потому что вы забыли, что играете с живыми людьми.
   - Кто вы?
   - Сэм когда-то был моим другом. Женщина на яхте была  настоящей,  нож
был тоже настоящий, и кровь была настоящая. Там на яхте Сэм тоже умер. А
теперь настала ваша очередь умереть.
   - Мне так плохо! Ой, как мне плохо!
   - Карлосу тоже плохо.
   - Я не хотела никому вреда, -  сказала  Альма.  Потом  закашлялась  и
поднесла ко рту кулак.
   Я не мог ей ничего ответить. Повернулся  и  пошел  по  направлению  к
деревне.  Красная  машина  медленно  обогнала  меня.   Альма   старалась
держаться как можно дальше от меня и  ехала  по  встречной  полосе.  Она
бросила на меня ничего не выражающий взгляд и проехала  мимо,  изо  всех
сил вцепившись в руль. Пыльный ветерок развевал белокурые волосы.
   Я отправился прямиком в "Три брюха". Было начало шестого. В  трактире
пахло рыбой, здесь сидело несколько рыбаков. Джук-бокс играл  пасадобль.
Я облокотился на стойку и на плохом испанском и  с  помощью  жестов  дал
понять усатому бармену, что хочу стакан со льдом и бутылку текилы.
   - Botella <Бутылка (исп.).>? - переспросил он.
   - Botella, - кивнул я и взял бутылку у него из рук. Двадцать песо. Он
пожал плечами, посмотрел, как я налил в стакан  текилы,  еще  раз  пожал
плечами и отошел.
 
*** 
 
   У меня осталось  впечатление,  будто  вокруг  меня  долго  оставалось
пустое пространство, хотя трактир быстро наполнялся посетителями.  Потом
я купил еще одну бутылку.
 
*** 
 
   Проснулся я в удушающей жаре. В мозг комочками впивались лучи  света,
проникающие через закрытые ресницы. Похмелье от текилы в удушающей  вони
дешевых духов  под  железной  крышей  на  потных  простынях  деревенской
проститутки!  Она  стояла  абсолютно  голая  перед  кроватью  и   слегка
испуганно смотрела на меня. От жары Фелиция вспотела и  казалось,  будто
ее намазали жиром.
   - Плохо? - заботливо поинтересовалась девушка.
   - О Господи! - прохрипел я. - О Господи!
   Она кивнула, набросила на себя что-то розовое  и  вышла  из  комнаты.
Вернулась Фелиция с оловянным кувшином холодной воды, стаканом и  льдом,
завернутым в полотенце. Я пил  воду  до  тех  пор,  пока  мой  живот  не
раздулся, как барабан. Девушка куда-то исчезла. Я лег на спину и сунул в
рот кусок льда. Потом накрыл лицо холодным полотенцем,  спрашивая  себя,
куда она ушла? Вернувшись,  Фелиция  сняла  с  моего  лица  полотенце  и
протянула стакан с красновато-коричневой жидкостью.
   - Выпей сразу, - посоветовала она, показывая жестом, что выпить  надо
одним глотком.
   Я так и сделал. Того же эффекта можно,  по-моему,  достигнуть,  выпив
четыре унции кипящего табачного соуса.  Я  вскочил  на  ноги,  заорал  и
заплакал одновременно и начал носиться  по  комнате.  Я  истекал  потом,
хватал ртом воздух, рыдал и держался за горло. Потом подбежал к кровати,
развернул полотенце и напихал в рот льда. Когда стало немного полегче, я
в  изнеможении  упал  на  кровать.   Фелиция   спокойно   наблюдала   за
представлением, прислонившись к двери и сложив  на  груди  руки.  Голова
болела,  но  не  так  сильно,  как  раньше.  Я  вытер  лицо   прохладным
полотенцем.
   Фелиция подошла к туалетному столику, открыла ящик и вернулась с моим
бумажником и часами. Часы показывали без пяти одиннадцать.
   - Все песо там, Тррэв.
   Она наполнила таз водой и достала мыло, полотенце и  гребешок.  Потом
сбросила розовую накидку и надела знакомый  оранжевый  пеньюар.  Фелиция
два раза провела гребнем по волосам, зевнула и сказала:
   - Я внизу, о'кей?
   - О'кей. Наверное, я вел себя, как последний кретин.
   - Очень пьяный, Тррэв. - Девушка пожала плечами и широко  улыбнулась.
- Почти слишком пьяный для любви. - Она вышла и закрыла за собой дверь.
   Одевание оказалось безрадостным и  нелегким  делом.  Я  спустился  по
внутренней лестнице и с радостью увидел, что в трактире,  кроме  усатого
бармена и Фелиции, никого  нет.  Кое-как  доковылял  до  стойки.  Усатый
откупорил бутылку пива и с шиком поставил ее на стойку. Он знал, что мне
хватит одного стакана. Я оперся одной рукой на стойку, другой  поднес  к
губам бутылку и поставил  ее  на  стойку,  только  когда  она  полностью
опустела. Бармен хотел было взять вторую, я остановил его.
   Фелиция взяла меня за руку и потянула к столику. Я заявил, что должен
вернуться  в  отель,  но  девушка  сказала,  что  сначала   мы   обязаны
поговорить.
   Она села напротив и угрюмо посмотрела на меня.
   - Один человек из дома Гарсия  любит  девушку  из  отеля.  Я  кое-что
узнала. Мне это интересно. Ты ходил туда?  Убил  собаку?  Одного  мужика
почти убил?
   - Я? Нет.
   - Вчера твоя худая женщина сидела в красной машине  с  rubia  Хинчин.
Потом ты ехал один в красной машине. И еще ты был в  красной  машине  со
своей худой женщиной и раз с одной Хинчин.
   - Ну и что?
   - Фелиция не глупая, - сказала девушка, сузив антрацитовые  глаза,  -
Это все из-за Сэма? Да?
   - Фелиция, те люди, которые мучили тебя, приехали на белой машине?
   - Си. Такая красивая белая машина.
   - Как Сэм собирался попасть из Лос-Мочиса в Штаты?
   - Сначала в Энсенаду на маленьком самолете, а  оттуда  легко,  Тррэв.
Много способов.
   - А как сделать, чтобы не проверяли его тяжелый ящик?
   - Много способов. Для человека, который мало  говорит  по-испански  и
имеет немного денег. - Она сильно сжала мое запястье. - Девушка из отеля
сказала, что в доме Гарсия есть один плохой  человек.  Убийца.  Кажется,
зовут Мигуэль. Ты враг для  Гарсия.  Может,  они  пошлют  его.  Cuidado,
hombre <Берегись, человек (исп.).>.
   - Почему они считают меня врагом?
   - Rubia  ведь  тоже  так  думает.  Слишком  много  вопросов.  У  тебя
неприятности, Тррэв, но здесь у тебя есть друзья. О'кей?
   - О'кей.
   - Мигуэль очень горюет из-за своей собаки. Бруджо.
   - Как выглядит этот Мигуэль?
   - Маленький, худой, с печальным лицом. Лет сорок. Очень быстрый.
   - И он плавал с Сэмом на яхте?
   - Ты знаешь! Да, на яхте "La Chispa <Искра (исп.).>". Очень красивая,
но на ней давно не плавали. Уже много месяцев. Раньше Гарсия  плавал  на
ней почти каждый день. Много  людей,  рыбалка,  пьянки,  музыка.  Сейчас
некому плавать, кроме Мигуэля. Будь осторожен, amador <Любимый (исп.).>.
Вернись к Фелиции.
   - Наверное, мы скоро уедем.
   Фелиция старалась выглядеть равнодушной.
   - Может, здесь нехорошее место для тебя, - кивнула она.
   Мне показалось, что до "Каса Энкантада" было не меньше семисот  миль.
На мне была  грязная  рубашка,  чувствовал  я  себя  паршиво.  По  лицам
обслуживающего персонала в отеле я понял, что все знают,  где  я  провел
ночь. Лицо Аристы выражало открытое презрение.
   - Леди попросила заказать вам билеты на самолет, но для  того,  чтобы
успеть  на  рейс,  вам  нужно  было  уехать  в  половине   одиннадцатого
автобусом. Сейчас  уже  поздно.  Пожалуйста,  сообщите  мне,  вы  хотите
перезаказать билеты на завтра? Для меня это большое неудобство.
   - Разве вам не платят за неудобства, Ариста?
   - Только приличные гости.
   Секунду-другую я даже подумывал о том, чтобы схватить его за  лацканы
безупречно чистого пиджака, вытащить из-за стойки и спустить с лестницы,
но от умственного усилия в голове у меня зазвенело.
   - А какой, по-вашему, я гость?
   - У нас возникли  некоторые  трудности  с  бронированием  номеров,  -
улыбнулся Ариста. - Мы вынуждены попросить вас завтра освободить номера,
сэр. Надеюсь, у вас хватит денег оплатить счет?
   - А если не хватит, вызовете деревенского фараона?
   - Думаю, вы не первый раз имеете дело с полицией, сэр. Я с трудом мог
соображать.  До  меня  никак  не  доходило,  почему  он   так   внезапно
переменился ко мне. Неужели Альма Хичин пожаловалась? Или кто-то  видел,
как я лазал в окно? Не мог же он так разозлиться из-за одной проведенной
в деревне ночи!
   - Это опасная улыбка, Ариста. Меня  так  и  подмывает  стереть  ее  с
вашего лица.
   Управляющий поспешно отошел от стойки.
   - Если вы, сэр, и.., леди завтра  уедете  тихо,  я  не  доставлю  вам
неприятностей. При отъезде я вручу вам предмет, который лежит в сейфе  в
моем кабинете. Обычно туристы  не  привозят  в  Мексику  подобные  вещи.
Горничная  сообщила,  что  у  вас  плохо  смывается  унитаз.   Сантехник
обнаружил.., спрятанное оружие и передал его мне. Я верну его вам, когда
будете уезжать. Я хочу, чтобы у меня был..,  тихий  и  приличный  отель,
сэр.
   Я задумался.
   -  Сейчас,  наверное,  об   этом   знает   весь   ваш   персонал?   -
поинтересовался я.
   - Такие происшествия доставляют им развлечение.
   - Когда его нашли?
   - Вчера после обеда. Я думал, вы станете все отрицать, сэр.
   - С какой стати?
   - Ну, по-моему, облик туриста как-то не вяжется с оружием.
   - Ариста, мне даже жаль, что  я  не  могу  вам  объяснить,  какой  вы
тупица, - улыбнулся я. - Об этом я мог бы рассказать  вашим  владельцам,
но не вам.
   Этот детский выпад попал не в бровь, а в глаз. На его лице  мелькнуло
озадаченное выражение. Сейчас он наверняка лихорадочно соображал,  какие
у меня могут быть причины держать в номере оружие.
   - Но, сэр, я могу только предполагать...
   - Забудьте об этом, Ариста.
   - Но, может, нам удастся уладить вопрос брони...
   - И об этом забудьте. Мы уезжаем завтра утром.
   - Когда приходится вести дела такого отеля...
   - У вас много проблем, - сказал я и ушел.  Пошел  первый  час.  Дверь
оказалась заперта со стороны Норы. Ответа  на  стук  не  последовало.  Я
наполнил ванну чуть ли не кипятком, а после ванны принял  холодный  душ.
Потом сбрил с подбородка и  щек  щетину.  Порезы  и  царапины  покрылись
корочкой, и я снял бинты. Укус на руке тоже отлично заживал и  уже  даже
не был похож на следы от зубов. Я снял повязку и с  него.  Переодевшись,
посмотрелся в зеркало. Немного покрасневшие  запавшие  глаза,  небольшая
расположенность к холодному поту, легкий - пока - голод, слабая дрожь  в
руках.
   Когда я уже собирался  выйти  из  комнаты,  из  ее  номера  донеслись
какие-то звуки. Я постучал.
   - Одну минуту, - ответила Нора. Ровно через минуту она открыла  дверь
и спросила:
   - Да?
   Нора была в халате. На лице играла легкая ничего не значащая улыбка.
   - Я думал, ты, может, захочешь узнать, где я был.
   - Не очень, Трэв.
   - А...
   - Я шла по дороге и  видела,  как  мисс  Хичин  медленно  проехала  в
сторону холма. Я думала, что ты вернешься и все расскажешь.  Думала,  ты
понимаешь, что мне это не безразлично. Когда стемнело, я послала Хосе на
мотороллере в деревню искать тебя. Он сказал, что ты танцуешь  и  поешь.
Надеюсь, ты хорошо повеселился. Я заказала билеты, но...
   - Знаю. Я разговаривал с Аристой. Он обещал сделать заказ на завтра.
   - Я была в бассейне. Скоро пойду обедать.
   - Не думаю, что ресторан самое удачное место для разговора, - заметил
я.
   - Почему?
   - Слишком много людей вокруг. А ты можешь разнервничаться.
   - Не представляю, чтобы меня сейчас что-то могло расстроить.
   - Меня это сильно расстроило. Нора. Поэтому я и напился.
   - Ну еще бы! У тебя был очень расстроенный вид.
   - Я остался там.
   - Разумеется, чтобы продолжить поиски.
   - После того, как вырубишься, невозможно заниматься поисками.
   - Позволь мне кое-что тебе объяснить, - сказала Нора. - Ты не  обязан
оправдываться передо мной. У меня нет на тебя никаких прав. Ты свободный
человек. Просто я рассчитывала на немного большее  понимание.  Не  из-за
наших отношений, а всего лишь потому...  Ты  же  знаешь,  как  я  хотела
узнать, о чем вы разговаривали с блондинкой.
   - Когда оденешься, приходи ко мне, и я тебе все расскажу. Она пришла,
когда была готова, и я ей все рассказал. По ее щекам еще долго  катились
слезы. Я знал, что сейчас она начинает видеть Таггарта  в  новом  свете.
Потом я поведал об Аристе  и  револьвере.  Теперь  и  Нора  поняла,  чем
вызвана грубость управляющего.
   - Но это еще не все, - добавил я. - О револьвере знает вся прислуга в
отеле. Той ночью в доме Гарсия потеряли револьвер. Нетрудно сложить  два
и два.  Правда,  сомневаюсь,  чтобы  они  что-то  предприняли.  Ментерес
беспомощен, девчонка деморализована. Едва ли  они  захотят  отвечать  на
вопросы полиции. Девушка из отеля встречается с кубинцем из дома Гарсия.
Наверное, вчера вечером она и рассказала ему о револьвере. Скорее  всего
вода в бачке перевернула коробку, и она  стала  мешать...  Что-нибудь  в
этом роде.
   - Если охранники догадаются, что это был ты, что они подумают?
   - Ну скажем, прибыл еще один друг Минероса сводить  счеты  с  Гарсия.
Они знают о револьвере. Допустим,  они  знают  о  нашем  отъезде.  Здесь
больше нечего делать. Нора. Попробуем взяться за дело с  другого  конца.
Томберлин, Минерос и его друзья.
   - Почему эти друзья Минероса не приехали раньше?
   - Может, они и приезжали. Убить человека в таком состоянии -  значит,
оказать ему услугу. Месть должна носить личный характер.  Минерос  может
обвинить Ментереса  в  смерти  своего  брата,  его  жены  и  племянника.
Возможно, у знакомых Минероса не было столь сильных оснований.  Это  все
лишь догадки. К тому же к Ментересу не так-то просто подобраться. Может,
те  двое  молодых  кубинцев,  которые  погибли  с  Минеросом,  оказались
единственными, кто решил попытаться убить Ментереса.  Черт!  Пока  мы  в
кромешной темноте, Нора.
   - И девушка с адвокатом получат деньги?
   - Если им удастся заставить Ментереса  подписать  доверенность,  если
банк согласится выдать деньги, если деньги не заберут у них на  границе.
Карлос Ментерес должен хорошо знать Альму. Он также  знает,  что,  кроме
этих денег, у него больше ничего нет. Деньги он достать не в  состоянии,
а девчонке на него наплевать. Огромный дом, сумасшедшая  жена  и  совсем
мало времени. И еще незнакомое лицо в окне. Нора?
   - Да?
   - Тебе будет легче, если я скажу, что мне жаль?
   - Да, Трэв. Может, я стала эмоционально зависимой. Может.., все стало
чересчур важно для меня. - Она попыталась улыбнуться.  -  По-моему,  все
это немного похоже на пробуждение ото сна.
   Я посмотрел на часы. Половина третьего.
   - Хочешь пообедать?
   - Кажется, нет. По крайней мере, не сейчас.
   - А что будешь делать?
   - Немного полежу, - ответила Нора. Она ушла к себе, но  через  минуту
вернулась с маленьким пистолетом.
   - Кстати, ты неплохо обращаешься с ним, - похвалил я ее.
   - Я представила ее с Сэмом. - Ее лицо  скривилось.  -  Наверное,  эта
мысль придала мне решимости. Да еще природная  неприязнь  к  хорошеньким
блондинкам. - Она вышла и закрыла за собой дверь.
   Я заставил себя съесть  в  баре  сэндвич.  Потом  вышел  из  отеля  и
направился к причалу, где стояли яхты. Сейчас их было четыре. Сначала  я
подумал, что "Искра" одна из двух больших яхт, но она оказалась одной из
двух маленьких. Это была роскошная  яхта,  около  сорока  двух  футов  в
длину, с двумя винтами. Ходила она, несомненно, на бензине.
   Я прошел мимо надписи "Только для владельцев" и начал искать Хейнтза.
Он ставил новую мембрану в сложного вида керосиновую лампу  в  сарае  за
конторой. Сначала мы поболтали о пустяках,  а  потом  я  постарался  как
можно равнодушнее сказать:
   - У меня такое впечатление, что одна из них скоро пойдет на дно прямо
у причала.
   - "Искра"? Ее владелец болен.
   - А что, за ней некому смотреть? - удивился я.
   - Когда владелец заболел, человек уехал.
   - Терпеть не могу, когда так обращаются с яхтами.
   -  Я  тоже.  Думаю,  мне  следует  попытаться   получить   разрешение
приглядывать за ней.
   - По-моему, слишком маленькая для длинных путешествий, -  предположил
я.
   - Да, на ней нельзя  далеко  отходить  от  берега.  Он  привез  ее  в
Масатлан и пригнал сюда. Слишком длинное путешествие для такой  малютки.
Необходимо дождаться хорошей погоды. При желании он мог перегнать  ее  в
Ля-Пас, но оттуда плыть некуда, только сюда.  Слишком  маленький  радиус
деятельности. Какой-нибудь дурак мог бы еще  попытаться  отправиться  на
ней в Гуаймас или Мансанильо, но это предел.  Для  этого  нужны  большие
моторные яхты.
   - Я слышал, в этих краях исчезло несколько больших яхт. Я  сам  читал
об одном таком случае два месяца назад.
   Прежде чем ответить, он затянул несколько последних болтов на колпаке
насоса для горючего:
   - "Колумбина". Она стояла около берега, потом снялась с якоря и ушла.
Хорошая морская яхта.
   Он отложил в сторону инструменты и пошел в контору.  Я  отправился  с
ним. Неожиданно Хейнтз остановился и посмотрел на гавань.
   - Пожалуй, нам с вами можно не беспокоиться об "Искре", - сказал  он.
Я увидел смуглого коротышку в костюме  цвета  хаки,  который  прошел  по
причалу  с  картонной  коробкой  в  руках  и  большим  джутовым  мешком,
переброшенным через плечо. Он ловко перепрыгнул на яхту.
   - Этот парень работал помощником капитана, - объяснил немец.  -  Hola
<Эй (йен ).>, Мигуэль!
   Коротышка  выглянул  из-за  края  надстройки.  На  расстоянии  в  сто
пятьдесят футов я смог разглядеть лишь белую полоску улыбки на его лице.
   - Buenta tarde <Здравствуйте  (исп  ).>,  сеньор  Хейнтз!  -  крикнул
Мигуэль.