Версия для печати

   Алистер Маклин.
   Кукла на цепи


 Роман
 Перевод В.Данова
 МП "НОРЕС" Ереван-1991 г. Серия "Библиотека зарубежного детектива"
 OCR и корректура "AKAPO Station" 13/01/99 г. 2:5031/20.4 Сергей Ковальчук



ГЛАВА ПЕРВАЯ
      - Через  несколько  минут мы совершим посадку в аэропорту
Схипхол в Амстердаме,-медоточивый, монотонный голос голландской
стюардессы  был  точь- в-точь таким  же,  как  и  на любой из
множества  европейских авиалиний.  -  Пристегните, пожалуйста,
ремни  и  не  курите.  Надеемся,  что  полет был вам приятен, и
уверены,   что  столь же  приятным  будет  ваше  пребывание в
Амстердаме.
      Во время полета я перебросился несколькими словами с этой
стюардессой.   Красивая   девушка,   только  излишне  склонна к
оптимизму.  Увы, я не мог согласиться с ней, по крайней мере, в
двух  вещах:  полет вовсе не был мне приятен и не предвиделось,
чтобы  я  приятно  провел  время в Амстердаме. Ни один полет не
доставлял  мне удовольствия  с  тех  пор,  как  два года назад
двигатели  ДС-8  отказали через считанные секунды после старта,
что  привело  меня  к двум открытиям: во- первых, лишенный тяги
реактивный  самолет  склонен пропахивать всем корпусом бетон, а
во-вторых,    пластическая    операция   может    быть   очень
продолжительной, очень болезненной, очень дорогой и не особенно
успешной.   Не  ожидал  я  и  приятного  времяпрепровождения в
Амстердаме,  хотя  это едва ли не прекраснейший город в мире, с
самыми приветливыми  жителями,  каких только можно  где-либо
найти. Просто-напросто сама суть моих служебных путешествий за
границу   автоматически   исключает   какие   бы   то  ни  было
удовольствия.
      Когда  огромный  ДС-8  линии  КЛМ,  -я не суеверен, любой
самолет  может свалиться  с неба - пошел на посадку, я оглядел
его  салон. И заметил, что большинство пассажиров разделяют мое
мнение о  полетах  как  о  совершеннейшем  безумии; те, кто не
проковыривали ногтями   дыр  в  пластиковой  обивке, сидели,
откинувшись   с  преувеличенным  безразличием, либо  болтали с
безмятежным,  веселым  оживлением  мужественных  людей, которые
идут  на  смерть  с  шуткой  на улыбающихся устах, -такие могут
беззаботно  махать  рукой  изумленным  толпам, когда их повозка
приближается  к  гильотине.Короче  говоря, довольно симпатичный
вид  человеческой  породы. Явно законопослушные. Определенно не
преступники. Обыкновенные. Можно сказать, никакие...
      Хотя,  возможно, это  и несправедливо -то, что никакие.
Если  квалифицировать  кого-либо  по  этой,  пожалуй, нелестной
оценке, нужна какая-то точка отсчета, чтобы обосновать подобное
отношение.  К  несчастью  для  остальных пассажиров, в самолете
находились две особы, рядом с которыми любой выглядел-бы никак.
Я  оглянулся  на  эту  пару,  сидящую  за  три ряда от меня, по
другую сторону  прохода. Я не боялся привлечь к себе внимание,
потому что  большинство  мужчин,  сидевших  от  них в пределах
видимости,  собственно,  только  и  делали,  что  пялили на них
глаза.
      Почти  всюду можно встретить двух девушек, сидящих рядом,
но  пришлось  бы  потратить  лучшие годы жизни, чтобы найти еще
двух  таких,  как  эти.  Одна  с  черными  как вороново  крыло
волосами,  другая-ослепительная  платиновая  блондинка, правда,
одеты  обе  скромно,  в мини-платья-брюнетка в белое, шелковое,
блондинка  в  черное;  обе  к  тому  же наделены, сколько можно
видеть,  а  видеть  можно  было  немало, фигурами, которые ясно
указывали,  какого  гигантского  прогресса  достигли  избранные
представительницы  женского  пола  со  времен Венеры Милосской.
Кроме  всего  этого,  они  были  удивительно красивы, но не той
приторной  и  пустой красотой, которая выигрывает в конкурсе на
титул, Мисс  Вселенная: их лица были тонко очерчены, с чистыми
чертами,  несущими  несомненный отпечаток мысли, благодаря чему
останутся  прекрасны  даже  через двадцать лет, в то время, как
увядшие   вчерашние   Мисс  Вселенные  откажутся  от  неравного
соперничества. Блондинка  улыбнулась  мне улыбкой одновременно
игривой  и  вызывающей,  но дружеской. Я послал ей безразличный
взгляд,  которому явно недоставало привлекательности, поскольку
начинающему хирургу-косметологу, который надо мной трудился, не
вполне удалось  привести  в  согласие обе стороны лица,-тем не
менее  она  мне  улыбнулась.  Брюнетка слегка подтолкнула свою
подругу,   которая,  глянув  на  нее,  скривилась  и  перестала
улыбаться. Я отвел глаза.
      Мы  были теперь в  неполных  двухстах  ярдах  от начала
посадочной  полосы,  и,  чтобы отвлечься  от  мысли, что шасси
разлетится,  едва  лишь  коснется бетона, я откинулся в кресле,
прикрыл  глаза и стал размышлять об обеих девушках. Я подумал,
что  сотрудников я подбираю не без учета некоторых эстетических
аспектов жизни. Мэгги, брюнетка, к двадцати семи годам работала
со  мной уже пять лет. Незаурядно умна, методична, старательна,
сдержаниа, невозмутима, она почти никогда не совершала ошибок-в
нашей  профессии  не бывает таких, кто никогда не ошибается. И,
что  важней,  мы  с Мэгги давно привязались друг к другу, а это
чуть  ли  не  самое  главное там, где минутная утрата взаимного
доверия   и   взаимосвязи   может   привести   к   непоправимым
последствиям.  Насколько  мне, впрочем, известно, наше взаимное
расположение  не  было и чрезмерным, что также могло обернуться
трагически.
      Белинда,   двадцатидвухлетняя блондинка,   парижанка,
полуфранцуженка- полуангличанка, выполняющая сейчас свое первое
оперативное   задание, была  мне  почти  совсем  неведома.  Не
загадка,  просто  незнакомое человеческое существо. Когда Сюрте
выделяет  кому-либо  одного  из  своих агентов,  а  именно она
выделила  мне  Белинду,  личное  дело этого агента составляется
столь  всесторонне, что ни один существенный факт его жизни или
прошлого там не упомянут. Если я что и сумел вывести до сих пор
из личных наблюдений, так разве лишь то, что Белинде решительно
недоставало    того    почтения-если уж   не   безграничного
восхищения,-  которым  молодые должны дарить старших, к тому же
преуспевших  в своей  профессии,  каковым  а данном случае был
именно я.  Однако  отличала ее  та  спокойная,  предприимчивая
точность, которая была куда важнее всех возражений, какие могли
быть у работодателя к Белинде.
      Ни  одна из девушек до сих пор не бывала в Голландии, что
стало  одной  из главных причин их нынешнего путешествия вместе
со  мной.  Кроме  того,  красивые  девушки  в  нашей некрасивой
профессии  встречаются реже,  чем меха в Конго, так что меньше
привлекают  к  себе  внимание наших подозрительных противников.
ДС-8  коснулся земли, шасси уцелело, так что я открыл глаза и
задумался  о  насущных делах. Дуклос. Джимми Дуклос ожидал меня
на  аэродроме  Схипхол, и Джимми Дуклос должен был сообщить мне
нечто  важное  и  срочное.  Слишком  важное,  чтобы  пересылать
обычным путем даже в зашифрованном виде; слишком срочное, чтобы
уповать  на  услуги  дипкурьера нашего посольства в Гааге. Я не
задумывался  о вероятном содержании этого сообщения-через пять
минут  с ним познакомлюсь. Там будет то, что я хотел. Источники
информации  Дуклоса были безукоризненны, сама информация-всегда
точна  и абсолютно надежна. Джимми Дуклос не допускал ошибок-по
крайней мере, такого рода.
      ДС-8  замедлил свой бег, и я уже видел крокодиловый рукав
эластичного  туннеля,  тянущийся  наискосок от главного здания,
готовый присосаться к выходу из самолета, едва тот остановится.
Я  отстегнул  пояс,  встал,  взглянул  на  Мэгги  и Белинду без
всякого  выражения или признака знакомства и двинулся к выходу,
когда  самолет был  еще в движении: поступок, к которому плохо
относятся  на  авиалиниях, и служащие, и, уж конечно, остальные
пассажиры,  лица  которых  ясно  выражали,  что они оказались в
присутствии  заносчивого  и  вульгарного  грубияна,  который не
может  подождать  на своем месте, как это делают все порядочные
люди.
      Однако  стюардесса  улыбнулась  мне. Впрочем, это не было
признаком  внимания  к моей  личности.  Люди  улыбаются другим
людям, когда  те  внушают уважение или жалость или то и другое
разом. Сколько  ни  путешествую самолетом - кроме тех случаев,
когда  отправляюсь в отпуск, что происходит примерно раз в пять
лет,- непременно  вручаю  стюардессе небольшой  запечатанный
конверт  для  командира  экипажа, а командир передает через нее
ответное  послание,  состоящее из  обильного  вздора  на  тему
абсолютного    содействия   в любых обстоятельствах,   что,
разумеется,   вовсе   ни   к   чему,   разве   что  гарантирует
безукоризненный  и  немедленно поданный обед или ужин, а также
идеальное   обслуживание   в   баре.   Зато  необходима  другая
привилегия,   которой  пользуются,  как  и  я, несколько  моих
коллег,-дипломатическое  освобождение  от таможенного досмотра.
Это  ценно,  ведь  мой багаж обычно содержит несколько отлично
действующих  пистолетов,  маленький, но продуманно составленный
набор инструментов  для  взлома,  а  также  несколько  других
приборов, к которым плохо относятся имиграционные власти хорошо
развитых стран.
      В самолете я никогда не держу при себе оружия: во-первых,
спящий человек  может случайно  показать  подмышечную  кобуру
соседу,  вызвав  массу ненужных  волнений, а во-вторых, только
безумец   станет   стрелять   в   тесном   салоне  современного
самолета.  Именно этим, кстати, объясняются ошеломляющие успехи
угонщиков  самолетов, поскольку последствия выстрела могут быть
непоправимыми и для стрелка.
      Двери  открылись,  и  я  выпрыгнул  в  рукав из ребристой
жести. Несколько рабочих аэродрома любезно посторонились, когда
я  проходил  мимо, держа путь к другому его концу, выводящему в
здание аэровокзала, к двум эскалаторам, переносящим пассажиров
в  иммиграционный  зал,  а  также в обратном направлении. Возле
движущегося  снизу  эскалатора спиною к  нему  стоял мужчина.
Среднего  роста, худощавый, в общем неприметный. Поравнявшись с
ним,  я увидел изборожденное морщинами смуглое лицо под темными
волосами,  холодные  черные  глаза и узкую щель там, где должен
быть  находиться  рот, словом,  далеко  не тот тип, которого я
хотел  бы видеть в гостях у моей дочки. Но одет он был довольно
прилично-в  черный  костюм  и  черный  плащ  и,  хотя  это и не
критерий приличия, держал в руке большую и, видимо, новехонькую
летную сумку.
      Впрочем, какое мне дело до предполагаемых претендентов на
руку   несуществующей  дочки?  На  эскалаторе, ведущем  в  зал
аэровокзала,  были четверо, и первого из них, высокого, худого,
одетого  в  серое,  мужчину, с тонкими усиками и всеми внешними
приметами  преуспевающего  бухгалтера, я  узнал  сразу. Джимми
Дуклос.   Первая  мысль:  он  должен  считать  свою  информацию
действильно  важной  и срочной,  коль скоро явился сюда, чтобы
меня  встретить.  Вторая:  ему пришлось  подделать полицейский
пропуск,  чтобы  проникнуть  так  глубоко  в  аэровокзал,  что,
впрочем,   выглядело   логичным,   ведь   если бы  проводились
соревнования  фальсификаторов, он наверняка стал бы чемпионом.
Третья:   было  бы   любезно  дружески  помахать  ему рукой и
улыбнуться  - я так и сделал. Он ответил мне тем же. Улыбка его
длилась  едва  ли  секунду  и  почти тотчас застыла, сменившись
выражением   совершенного   ужаса.   Тогда  я  заметил,  скорее
подсознательно, что взгляд Дуклоса чуть передвинулся.
      Я  быстро  обернулся. Смуглый мужчина в черной одежде уже
повернулся   на  сто  восемьдесят  градусов,  и  стоял лицом к
экскалатору,  сумка  его,  только  что бывшая в руке, оказалась
странно высоко под мышкой.
      Все  еще не  соображая, что  происходит, я инстинктивно
среагировал  и изготовился  к прыжку. Но если мне понадобилась
целая долгая  секунда,  мужчина  немедленно-мгновенно-едва я
двинулся  с места, резко сделал четверть оборота и рубанул меня
в солнечное сплетение краем своей сумки.
      Обычно  такие сумки мягки и податливы. Эта была не такой.
Я никогда не попадал под удар копра для вбивания свай и вовсе к
этому  не  стремлюсь,  но теперь имею некоторое понятие об этом
ощущении.  Эффект  получился  примерно такой же. Рухнув на пол.
как  если  бы  гигантская  рука  подломила  мне ноги, я остался
неподвижен.  Однако  сознание  ничуть не затуманилось: я видел,
слышал,  мог  даже  до некоторой степени оценивать происходящее
вокруг.  Но  не мог даже извиваться, в чем в этот миг испытывал
исключительную потребность.  Мне  приходилось слышать о шоках,
парализующих  сознание,  теперь  довелось узнать шок, полностью
парализующий тело.
      Все  происходило до  смешного  медленно. Дуклос отчаянно
огляделся,  но с  эскалатора было не уйти. Бежать вверх мешали
трое мужчин, стоящих за спиной: до меня не сразу дошло, что эти
трое, казавшиеся   не   посвященными  в  происходящее,  были
сообщниками человека в черном и их делом было задержать Дуклоса
и  не оставить ему иного выбора, кроме движения вниз, навстречу
смерти.  Это  была  самая  хладнокровная  расправа,  какую  мне
только  доводилось  видеть,  хотя  в  своей  жизни  я вдоволь
наслушался жутких историй на эту тему.
      Взгляд мой   сохранил  способность   двигаться,   и я
воспользовался этим:  взглянул на летную сумку. С одного конца
из  нее  торчал  дырчатый,  как дуршлаг, цилиндр глушителя. Вот
чему   я   был  обязан  своим временным  параличом-оставалось
надеяться,  что-временным,  ведь  если принять во внимание силу
удара, можно  было  только  дивиться, что  меня не переломило
пополам. В лице человека в черном не было ни удовлетворения, ни
напряжения,  просто спокойная уверенность профессионала. Где-то
чей-то  бесстрастный голос  сообщил о  посадке  КЛМ-132  из
Лондона-самолета,  которым мы прибыли. И мне туманно и некстати
подумалось,  что  никогда  не  забуду  номера этого рейса, хотя
какой тут рейс ни выбирай, случилось бы то же самое, потому что
Дуклос должен умереть  прежде,  чем увидится со мной. Я снова
перевел  взгляд  на  Джимми Дуклоса; у него было лицо человека,
приговоренного к  смерти. Со спокойным отчаянием он сунул руку
за  пазуху и выхватил револьвер, но, чуть опередив, трое мужчин
за  его спиной упали на ступеньки, тотчас раздался приглушенный
хлопок,  и  на левой  стороне его  плаща  появилась дырка. Он
конвульсивно  дернулся,  согнулся  и упал лицом вниз, эскалатор
понес его тело в зал и бросил прямо на меня.
      Действительно ли моя полная беспомощность в эти несколько
секунд,   предшествовавших   смерти  Дуклоса,  была  следствием
настоящего   физического   паралича  - или  парализовала  меня
неотвратимость его гибели? Впрочем, я был безоружен и все равно
ничего не мог сделать. Но вот что любопытно: прикосновение его
мертвого тела подействовало на меня оживляюще.
      Трудно  назвать  это  чудесным  исцелением. Меня охватила
волна тошноты, а по мере того, как проходил шок от удара, живот
заболел  не  на  шутку.  Сильно болел и лоб, - падая, я, верно,
ударился   головой  об пол.  Все  же  власть  над  мышцами  до
некоторой  степени  вернулась, так что я осторожно поднялся на
ноги  -  осторожно,  потому что сильно кружилась голова и я мог
снова  оказаться  на полу. Зал плыл перед глазами и я убедился,
что   не   особенно   хорошо   вижу,  значит  от  ушиба  головы
повредилось  зрение,  что-было странно:  пока я лежал, зрение
вроде  бы  действовало отменно.  А потом сообразил, что просто
веки  от  чего-то  склеились,  провел  по ним рукой и обнаружил
причину: кровь. Много крови, как мне показалось. Она втекала из
ранки  под волосами. Приветствуем вас в Амстердаме, подумал я и
достал платок,  дважды  провел  им  по глазам - и зрение снова
стало стопроцентным.
      Все эти события от начала до конца никак не могли длиться
больше десятка  секунд,  но,  как  всегда  бывает  в  подобных
случаях,  уже  клубилась  вокруг  встревоженная  толпа.  Чья-то
внезапная  смерть для людей-что открытая банка меда для пчел. И
то   и другое немедленно  стягивает  внушительное  количество
любопытствующих  с  мест, которые только что казались лишенными
всяческой  жизни.  Я не обратил на них внимания, равно как и на
Дуклоса.  Я  уже  ничего  не мог для него сделать, как и он для
меня.  Обыск  ничего  бы не дал: как все хорошие агенты, Дуклос
никогда  не заносил ничего стоящего на бумагу или магнитофонную
ленту, а прятал в своей весьма вместительной памяти.
      Смуглый  убийца  за  это время, должно быть, уже скрылся.
Разве  что глубоко укоренившийся инстинкт осторожности заставил
меня  оглядеть иммиграционный зал, чтобы удостовериться, что он
действительно исчез.
      Но  он  был  еще здесь-в  двух  третях  пути через зал и
беззаботно  шагал  по  эскалатору  к выходу, небрежно покачивая
авиасумкой,  будто  и  понятия не  имел  о переполохе, который
вызвал.   Я   даже   засомневался,  он ли  это,  настолько  не
укладывалось  у меня в голове то, что произошло с его походкой,
но  я  тут  же сообразил,  что  именно  так и выглядит бегство
профессионала. Профессиональный  карманник в Эскот, только что
избавивший  от бумажника  стоящего  рядом  джентльмена в сером
цилиндре,  не  бросится  сломя голову в толпу под крики "Держи
вора!",  а  скорее  поинтересуется  у  своей  жертвы  видами на
следующий     заезд.  Небрежная     беззаботность,  полная
естественность-вот как это делают профессиональные преступники.
Именно так вел себя смуглый мужчина. Ведь я-то был единственным
свидетелем  его действий - только теперь, слишком поздно, стала
мне  ясна  и роль тех троих мужчин в убийстве Дуклоса. Они были
среди  людей,  толпящихся  около  убитого, но ни я, ни кто-либо
другой не  мог  бы  им  ничего  инкриминировать.  А убийца был
уверен, что оставил меня в таком состоянии, в каком я еще долго
не смогу причинить ему никаких хлопот. Я пустился за ним.
      Моя  погоня  отнюдь  не  выглядела эффектной. Я был слаб,
оглушен,  а  живот  так болел, что не давал выпрямиться, и этот
зигзагообразный бег по эскалатору с наклоном вперед градусов на
тридцать  вполне  соответствовал впечатлению, какое произвел бы
страдающий прострелом девяностолетний старец, бегущий бог знает
куда и зачем.
      Когда  я был  посредине лестницы, а смуглый мужчина уже
почти в конце, инстинкт или топот заставил его обернуться с той
же  самой  кошачьей  быстротой, какую он выказал, свалив меня с
ног  несколько секунд назад. Его левая рука тут же вздернула
сумку  вверх,  а  правая  нырнула  в  нее.  Стало очевидно, что
случившееся  с Дуклосом случится и со мной: эскалатор вынес бы
меня,  вернее  то,  что от меня осталось, наверх, и это было бы
довольно позорной смертью.
      Мельком подумалось,   что  за  безумие побудило  меня,
безоружного,   преследовать   убийцу, у  которого  пистолет с
глушителем,  и я уже собирался упасть плашмя на ступеньки, как
заметил,  что  глушитель  дрогнул  и  немигающие глаза смуглого
мужчины  передвинулись немного  влево.  Пренебрегая опасностью
получить пулю в затылок, я оглянулся.
      Люди,   столпившиеся   вокруг   Дуклоса, перенесли  свое
любопытство  с него на нас. По-видимому, мой бег по эскалатору
смахивал  на  припадок безумия,  потому  что  их лица выражали
ошеломление, и не было в них намека на понимание происходящего.
Зато  полное  понимание и холодную решимость выражали лица трех
мужчин,  которые недавно следовали за Дуклосом, провожая его на
смерть.   Они  быстро  шли  за мной,  несомненно,  намереваясь
проделать то же самое.
      Услышав за спиной приглушенный вскрик, я снова обернулся.
Движущаяся лента достигла конца, что, видимо, застигло врасплох
смуглого  мужчину,  потому  что он пошатнулся, силясь сохранить
равновесие.  Он повернулся и побежал. Убийство человека на виду
у  множества  свидетелей  было бы  чем-то совершенно иным, чем
убийство  при  единственном,  одиноком свидетеле, хотя меня не
покидала  уверенность, что  он пошел бы и на это, если бы счел
необходимым,  -  и  черт  с ними, со свидетелями! Размышления о
причинах  его  бегства я  отложил  на потом, а  пока - снова
побежал,  на  сей  раз куда более решительно, уже, пожалуй, как
семидесятилетний бодрячок.
      Смуглый мужчина помчался прямо через иммиграционный зал к
вящему недоумению  и растерянности чиновников, поскольку никак
не  предусмотрено,  чтобы люди бегали через иммиграционный зал,
напротив,  они обязаны  задержаться, предъявить паспорта, дать
краткие  сведения о себе, для чего, собственно, и предназначены
подобные  залы.  Но  когда  пришла  моя  очередь  пересечь  это
пространство, бесцеремонность первого бегуна в сочетании с моим
шатким, спотыкающимся стилем бега и окровавленным лицом привели
чиновников  в  чувство и  подсказали  им,  что тут что-то не в
порядке.   Двое   из   них   попытались  задержать  меня,  но я
протиснулся  между  ними  -  потом,  в рапорте, они не написали
"протиснулся", а  прибегли  к другому определению - и выбежал
через двери, которые только что миновал смуглый мужчина.
      Вернее   сказать-попытался   выбежать,   потому  что  эти
проклятые  двери  были заблокированы  особой, которая  в этот
момент входила в них. Девушка-это все, на что хватило времени и
охоты  у  моей зрительной  памяти,-просто  какая-то девушка. Я
уклонился  вправо,  она влево, я-влево, она-вправо. Стоп! Такое
можно  видеть  почти  ежеминутно  на  любом городском тротуаре,
когда  двое  чрезмерно воспитанных людей, желая пропустить друг
друга, сдвигаются  в сторону с такой готовностью, что им никак
не удается разойтись.
      Как   всякий   человек, я  искренне  восхищаюсь  хорошо
исполняемыми  па-де-де,  но сейчас я озверел и после нескольких
бесплодных  скачков заорал: "С дороги, черт побери!"-и, схватив
девушку  за  плечи,  резко  оттолкнул ее в сторону. Показалось,
что  слышу  хруст и крик боли, но я не обратил на это внимания:
вернуться и извиниться можно было попозже.
      Я  вернулся скорее, чем ожидал. Девушка стоила мне всего,
нескольких   секунд,  но  их  оказалось  более чем  достаточно
смуглому  мужчине. Когда я добрался до главного зала, его уже и
след  простыл: среди сотен бесцельно слоняющихся людей было бы
трудно высмотреть  даже  индейского  вождя  в полном парадном
уборе. И  разумеется, не  было  никакого  смысла поднимать по
тревоге  аэродромную службу безопасности, потому что прежде чем
она   что-либо  предпримет,  убийца  будет  уже  на  полпути к
Амстердаму;  и даже  если  бы удалось  немедленно принять все
необходимые  меры,  шансов  поймать  его не оставалось. Это был
высококвалифицированный  профессионал, а  у таких людей всегда
большой  выбор путей к отступлению. Так что я возвратился сразу
же  потяжелевшим  шагом, на какой теперь только и был способен.
Голова болела от малейшего движения, но, в сравнении с болью в
животе,   жаловаться   на   голову   было   просто   неуместно.
Самочувствие   было   ужасным, и  его нисколько  не  улучшило
созерцание   в  зеркале   моей  бледной  и  вымазанной  кровью
физиономии.  На  месте моих  недавних балетных  движений двое
рослых мужчин в мундирах с кобурами решительно схватили меня за
руки.
      - Не  того  хватаете, - сообщил  я им тоскливо, - так что
будьте  любезны  убрать   свои  грязные   лапы  и   дайте   мне
передохнуть.
      Поколебавшись и переглянувшись, они все же отпустили меня
и  отодвинулись  почти на  целых пять сантиметров. Я глянул на
девушку,  с  которой  мягко разговаривал какой-то, по-видимому,
очень  важный  чиновник  аэропорта  в гражданском. Глаза у меня
болели почти  так  же,  как голова, и на девушку смотреть было
легче, чем на мужчину рядом с ней.
      На  ней было добротное темное платье и темный плащ, а под
горлом виднелся белый завернутый ворот свитера. На вид ей было
двадцать   с  небольшим.  Темные  волосы,  карие  глаза,  почти
греческие  черты  и  оливковый оттенок кожи ясно указывали, что
происходит  она  не  из  этих  краев. Если поставить ее рядом с
Мэгги  и  Белиндой, пришлось бы потратить не только лучшие годы
жизни, но  и  большинство  преклонных лет, чтобы найти другую
такую  троицу, хотя, понятно, в данный момент девушка выглядела
не  лучшим  образом.  Лицо  ее оставалось пепельным, а большой
белый  носовой платок,  вероятно, пожертвованный стоящим перед
ней  мужчиной, был перепачкан кровью, сочившейся из распухающей
на глазах ссадины чуть ниже левого виска.
      - Боже  милостивый!  -  вздохнул я  сокрушенно  и  вполне
искренне,   ибо   никогда  не  одобрял людей; наносящих  вред
произведет ниям искусства. - Это моя работа?
      - С  чего вы  взяли? - голос ее был низким и хриплым, но,
воз-  можно,  и  этому я был виной. - Я порезалась нынче утром,
когда брила бороду.
      - Мне  очень  жаль. Видите  ли,  я преследовал  человека,
который  только  что  совершил убийство,  а  вы загородили мне
дорогу. Боюсь, теперь его уже не поймать.
      - Моя  фамилия  Шредер. Я здесь работаю.-Стоящему рядом с
девушкой  типу было за пятьдесят, он выглядел уверенным, в себе
и  довольно  ладным  малым,  но,  видимо, ощущал в происходящем
нечто  умаляющее  его  значение и достоинство- чувство, которое
неизвестно  почему  часто  посещает людей, занимающих высокое и
ответственное  положение. - Нас информировали об этом убийстве.
Это   прискорбно,  очень  прискорбно.  И  надо же,  чтобы  это
произошло в аэропорту Схипхол.
      - Разделяю   ваше  огорчение,  - согласился я. - Надеюсь,
убитому стыдно за себя.
      - Такие  речи  ни  к чему, - резко сказал Шредер. - Вы не
могли бы опознать покойного?
      -  Каким образом,  черт побери? Я только что с самолета.
Можете спросить  стюардессу,- командира,  кучу людей, которые
были на борту КЛМ-132 из Лондона, прибытие в 15.15,-я глянул на
часы.-Боже мой, всего шесть минут назад.
      - Гм... А не приходило ли вам в голову, господин...
      - Шерман.
      - Не  приходило  ли  вам в голову,  господин Шерман, что
нормальные люди не бросаются в погоню за вооруженным убийцей?
      - А может, я ненормальный.
      - А может, у вас тоже есть оружие?
      - Я растегнул пиджак и широко распахнул его полы.
      - Вы... случайно... не опознали убийцу?
      - Нет. - Однако,  подумал  я,  никогда  его не забуду.  Я
повернулся  к  девушке:  - Не могу ли я задать вам один вопрос,
мисс...
      - Лимэй,-коротко вставил Шредер.
      -  Не  опознали  ли  вы убийцу? Вы должны были хорошо его
разглядеть. Бегущие люди всегда обращают на себя внимание.
      - А откуда бы мне его знать?
      Вовсе   не  пытаясь  быть  таким хитрым,  как  Шредер, я
спросил:  -  Вы  не  хотели  бы бросить взгляд на убитого? Быть
может, вы  узнаете  его?  Она вздрогнула и покачала головой. Я
оставался по-прежнему простодушен:
      - Вы ждете, кого-то?
      - Не понимаю...
      - Но ведь вы стояли у выхода.
      Она снова покачала головой. Если прекрасная девушка может
выглядеть жутко, то именно так она и выглядела.
      - А   зачем   же   вы  сюда пришли?   Для осмотра
достопримечательностей?   Мне  -  кажется,  иммиграционный  зал
Схипхола не самое привлекательное место в Амстердаме.
      - Довольно,  -  голос   Шредера   стал   жестким. -  Ваши
вопросы бессмысленны,  а  эта   девушка   явно  потрясена. - Он
бросил мне суровый   взгляд,  чтобы  напомнить,  что  именно  я
несу  всю ответственность за это. - Допросы-дело полицейских.
      -  А  я и есть полицейский. - В тот момент, когда он брал
протянутые  ему  паспорт  и  удостоверение,  показались Мэгги и
Белинда.   Они  обернулись  в мою  сторону,  замедлили  шаг и
посмотрели  на меня  в тревоге и растерянности, что можно было
понять,  если  иметь в виду, как я выглядел, но я только глянул
на  них  исподлобья,  как покалеченный человек может глядеть на
всякого, кто его разглядывает. Они тут же приняли небрежный вид
и  пошли  своей  дорогой. Я обернулся к Шредеру, который теперь
смотрел на меня совсем иначе.
      -  Майор Поль Шерман, лондонское бюро Интерпола. Должен:
сказать,  что это меняет дело. И объясняет, почему вы вели себя
как  полицейский и спрашивали как полицейский. Хотя, впрочем, я
вынужден проверить ваши полномочия.
      - Проверяйте  что хотите и у кого хотите. Предлагаю начать
с полковника ван де Графа из комиссариата.
      - Вы знаете полковника?
      -Это  первое имя, которое пришло мне в голову. Вы найдете
меня  в  баре. Я уже собирался отойти, но, когда двое массивных
полицейских  двинулись за  мной,  остановился и  посмотрел на
Шредера.
      - Я не собираюсь их поить.
      - Все в порядке, - сказал Шредер громилам. - Майор Шерман
не сбежит.
      - По крайней мере пока у вас мой паспорт и удостоверение.
- кивнул  я и посмотрел  на мисс Лимэй. - Мне очень жаль. - Для
вас  это  действительно  большое  потрясение, и  все из-за меня.
Может, вы выпьете  чего-нибудь  со  мной?  Думаю,  вам  это  не
повредит.
      Она  еще раз промокнула ссадину, и взгляд ее перечеркнул
все надежды на немедленную дружбу.
      - Я не  перешла  бы с вами даже на другую сторону улицы,-
ответила  она  бесцветно.  Вероятнее всего, она охотно дошла бы
со мной до середины проезжей части и там бы оставила меня. Если
бы я был слепым.
      - До  встречи в Амстердаме, - хмуро бросил я и поплелся в
направлении ближайшего бара.

ГЛАВА ВТОРАЯ

      Обыкновенно  я не останавливаюсь в отелях высшего разряда
по  той простой причине, что не могу себе этого позволить. Но в
заграничных  командировках  средства  мои неограниченны, причем
вопросы  о  расходах  задаются редко, а ответы на них и вовсе
никогда не даются. Поскольку обычно такие поездки изнурительны,
не  вижу  причины  отказывать себе в нескольких минутах покоя и
разрядки в самом комфортабельном отеле.
      Отель  "Рембрандт"  несомненно был именно таким. Довольно
роскошное,  хотя,  пожалуй,  чересчур  декоративное строение на
углу  одного  из  внутренних обводных каналов старого города, с
великолепными резными балконами, нависшими прямо над водой, так
что  какой-нибудь неосторожный лунатик мог быть по крайней мере
убежден,  что  не  свернет  шею,  падая, с балкона, - то  есть,
конечно,  если не  выпадет  ему несчастье свалиться на один из
экскурсионных  пароходиков,  которые  так  и шныряют по каналу;
прекрасный  вид  прямо на  это  судоходство  открывался  и  из
расположенного на  первом  этаже  ресторана,  судя по рекламе,
лучшего в Голландии.
      Мое  желтое такси марки мерседес остановилось у парадного
входа, и  пока  я ждал, чтобы портье расплатился с водителем и
взял  мой  чемодан,  внимание  привлекли  звуки  "Конькобежного
вальса"  в  самом  несносном  и фальшивом исполнении, какое мне
только доводилось  слышать.  Звуки  эти  исходили из большого,
высокого,  ярко раскрашенного и очень старомодного балаганчика,
установленного на  противоположном тротуаре, в месте, идеально
подходящем,  чтобы  запрудить движение по этой узкой улице. Под
балдахином   балаганчика,  составленным  из  бессчетного  числа
полинялых   пляжных   зонтов,  подрагивал  на  обшитых резиной
пружинах   целый  ряд  кукол,  прекрасно  сделанных  и на  мой
дилетантский  взгляд  очень пышно одетых в народные фламандские
костюмы.  Казалось,  это  происходит  единственно  от вибрации,
вызванной    действием   шарманки,    напоминающей    музейную
достопримечательность.
      Хозяин  или  слуга  этого  орудия  пыток был очень стар,
сгорблен,  с  несколькими  приклеенными к черепу клочками седых
волос.  Выглядел   он  так,  что,  пожалуй,  наверное,  сам и
сконструировал эту шарманку, когда был во цвете лет, но, скорей
всего, еще  не достиг полного расцвета как музыкант. В руке он
держал  длинную   трость  с  прикрепленной  на  конце круглой
жестянкой,  которой  неустанно побрякивал,  столь же неустанно
игнорируемый  прохожими, которых    пытался    заставить
раскошелиться. Потому-то  я  и  подумал  о моих неограниченных
средствах,  перешел  на  другую  сторону улицы и бросил в банку
несколько   монет.  Не могу  сказать, чтобы  он  одарил  меня
благодарной  улыбкой,  но  обнажил  беззубые  десны  и в  знак
признательности  раскрутил  шарманку на всю катушку, Я поспешно
ретировался  и потащился за портье и моим чемоданом к лестнице,
а  оглянувшись,  увидел,  что  шарманщик  провожает  меня своим
старческим   взглядом.  Чтобы  не  дать  перещеголять  себя в
любезности, я ответил на его взгляд и вошел в отель.
      За  регистрационной  конторкой сидел высокий темноволосый
мужчина с тонкими усиками, безукоризненно одетый, а его широкая
улыбка излучала тепло и радушие оголодавшего крокодила- улыбка
того  рода,  о которой известно, что она пропадет сразу же, как
только мы  отвернемся,  но  немедленно  обнаружится  на  своем
месте, как бы молниеносно мы ни обернулись.
      - Приветствуем  вас   в   Амстердаме,  -  произнес   этот
человек.- Надеемся, что ваше пребывание у нас будет приятным.
      Этот бессмысленный оптимизм не заслуживал ответа, так что
я  промолчал и сосредоточился на заполнении карточки. Он принял
у  меня  ее  так,  словно  я  вручал ему бесценный бриллиант, и
кивнул отельному  бою,  который  пытался  сдвинуть с места мой
чемодан, скособочившись под углом примерно двадцать градусов.
      - Номер 616 для господина Шермана.
      Я  отобрал чемодан у нисколько не сопротивлявшегося этому
боя,  который  вполне  мог  быть  младшим  братом того уличного
шарманщика.
      - Спасибо, - я сунул ему чаевые.-Пожалуй, справлюсь сам.
      - Но  этот чемодан выглядит очень тяжелым! - Заботливость
управляющего была еще искренней его радушия.
      Чемодан  и  впрямь  был  очень тяжел. Все эти револьверы,
оборудование  и металлические орудия для взлома весили изрядно,
но  мне  не  хотелось, чтобы  какой-нибудь  хитрец  с хитрыми
помыслами  и  еще  более  хитрыми ключами открывал и исследовал
чемодан  в  мое отсутствие. В номере отеля довольно много мест,
где  можно  спрятать небольшие предметы, не слишком рискуя, что
их  обнаружат. К  тому  же  редко  бывает,  чтобы  проводились
тщательные поиски, если оставляешь чемодан запертым на ключ.
      Поблагодарив    управляющего   за   заботу,   я вошел в
ближайший лифт и  нажал  кнопку  шестого  этажа.  И когда лифт
двинулся,  глянул  через  одно из  маленьких  круглых окошек в
дверцах.  Управляющий, спрятав улыбку, серьезно разговаривал по
телефону.
      На  шестом  в небольшой нише против лифта стоял маленький
столик с  телефоном,  а  за  столиком кресло, в котором сидел
молодой  человек  в  обшитой  золотом ливрее. В его не особенно
привлекательной внешности была та неуловимая смесь безобидности
и наглости, которую сразу не определишь и все жалобы на которую
делают из  жалобщика  посмешище.  Такие  молодые  люди  обычно
накапливают богатый опыт в искусстве лишения невинности.
      - Где  шестьсот  шестнадцатый?  - спросил я. Лениво,  как
и можно было предвидеть, он указал пальцем через плечо:
      - Вторая дверь.
      Никакого  "прошу   вас",  никаких  попыток  подняться. Я
сдержал  желание  врезать ему его собственным столиком и только
посулил  себе маленькое, но роскошное удовольствие рассчитаться
с ним перед тем, - как покину отель.
      - Вы обслуживаете этот этаж?
      - Так  точно,  сэр, - ответил он  и встал. Я почувствовал
укол разочарования.
      - Принесите  мне, пожалуйста, кофе. Грех было сетовать на
номер  шестьсот  шестнадцать.  Это  была не комната, а довольно
шикарные  апартаменты, состоящие  из  прихожей,  маленькой, но
уютной кухни, гостиной,  спальни  и  ванной. Двери гостиной и
спальни выходили на балкон. Я выглянул.
      За  исключением несносной гигантской, чудовищной неоновой
рекламы   каких-то,   впрочем,  безобидных   сигарет,  феерия
разноцветных   огней   над   темнеющими   улицами  и  контурами
Амстердама;  была  совершенно  сказочной,  но  мои работодатели
платили  мне  вовсе не за удовольствие любоваться видом города,
пусть  даже  и самого распрекрасного.  Мир, в котором я живу,
столь  же далек от мира сказок, как и самая дальняя галактика в
недосягаемом  конце  вселенной.  Поэтому  я  предпочел уделить
внимание более актуальным проблемам.
      Внизу    был    кратер   неумолкаемого   уличного   шума,
заполнявшего  все  пространство.  Широкая транспортная артерия,
расположенная  прямо подо мной - примерно в семидесяти футах, -
казалась   безнадежно загроможденной  звенящими   трамваями,
гудящими  автомобилями,  сотнями  мотороллеров и  велосипедов,
водители  которых  были  решительно  настроены на самоубийство,
причем немедленное.  Невозможно  было себе представить, чтобы
кто-то из  этих  двухколесных гладиаторов мог рассчитывать на
страховой  полис,  -  предусматривающий продолжительность жизни
более пяти   минут, но,  видимо,  они  относились  к  своей
безвременной  кончине с беззаботной бравадой, которая неизменно
изумляет  всякого  вновь  прибывшего в Амстердам. Мне пришло на
ум,  что  если кто-нибудь  свалится  в  этот  поток  с балкона
добровольно  либо  с чьей-то помощью, то хорошо бы выбор судьбы
пал не на меня.
      Над   кирпичной стенкой,   отделяющей мой  балкон  от
соседнего,  восседало нечто вроде высеченного из камня грифа на
каменной  колонне.  А  над ним-в каких-нибудь тридцати дюймах -
бетонный  карниз  крыши.  Я  вернулся  в  комнату. Первым делом
достал из  чемодана  все  вещи,  обнаружение  которых кем-либо
чужим могло бы стать для меня слишком хлопотным делом. Приладил
под   мышкой  фетровую кобуру с  пистолетом, незаметную  под
пиджаком,  если одеваешься у соответствующего портного, что я и
делал, и сунул запасную обойму в задний карман брюк. Вообще-то
не  следует  стрелять  из этого пистолета больше одного раза, а
тем  более - лазить за запасной обоймой, но ведь никогда ничего
не  известно заранее, дело, бывает, оборачивается гораздо хуже,
чем воображалось. Затем я развернул упакованный в брезент набор
инструментов  взломщика.  Этот пояс, благодаря помощи искусного
портного,  тоже  не  виден под пиджаком - и выбрал из всех этих
сокровищ  скромную, но основательную отвертку. Затем, пользуясь
ею,  снял  заднюю стенку маленького переносного холодильника на
кухне  - удивительное дело, сколько пустого пространства даже в
маленьком  холодильнике!  -  и спрятал  там  все,  что  считал
необходимым   спрятать.   Потом   открыл  дверь  -  коридорный,
обслуживающий этаж, был по-прежнему на своем посту.
      - Где  мой  кофе? - Это не был чересчур гневный окрик, но
нечто довольно похожее на него.
      На сей раз он немедленно сорвался с места:
      - Его доставят кухонным лифтом. И я тут же принесу...
      - Только  поживее, -  я  захлопнул  дверь. Некоторые люди
никогда  не  смогут постигнуть достоинства простоты и опасности
переиграть. Его натужные попытки говорить ангельским тоном были
в равной мере неэффективны и бесцельны. Вынув из кармана связку
ключей довольно странной конфигурации, я по очереди попробовал
их  изнутри  в дверном  замке.  Третий  подошел  -  я бы очень
удивился,  если  бы  ни  один не подошел. Я сунул его в карман,
направился  в  ванную  и едва успел до предела пустить душ, как
раздался  звонок  в  дверь,  а затем, судя  по  звуку,  дверь
открылась.  Прикрутив душ, я крикнул коридорному, чтобы оставил
кофе  на  столе,  и  снова пустил воду. Где-то во мне теплилась
надежда,  что  сочетание душа и кофе может внушить кому-то, что
он  имеет дело с человеком, неторопливо готовящимся к приятному
вечеру.  Я  не поручился бы, что это мне удастся. Однако почему
бы не попробовать!.. о
      Дверь шумно захлопнулась, но я не прикрутил душа - на тот
случай,  если  бы коридорный стоял, припав ухом к двери. У него
был  вид человека, проводящего немало времени за подслушиванием
под  дверью  и подглядыванием в замочную скважину. Я подошел к
входной  двери и наклонился - в замочную скважину он сейчас не
заглядывал,   резко  распахнул дверь, но  никто  не  влетел в
прихожую,  а  это  означало,  что  либо  ни  у кого не было по
отношению  ко  мне  серьезных  намерений, либо таковых было так
много, что  решили  не  рисковать  по пустякам. И то и другое
стоило размышлений, Я закрыл дверь, спрятал в карман массивный
ключ  от номера, вылил кофе в кухонную раковину, закрутил душ и
вышел на   балкон.   Балконные   двери   надо  было  оставить
открытыми, - и пришлось пододвинуть тяжелое кресло: по понятным
причинам, не так уж часто эти двери в отелях снабжены наружными
ручками.
      Осмотр  улицы  и окон  дома  напротив  ничего  не дал, и
достаточно  было перегнуться через перила и поглядеть направо и
налево,  чтобы убедиться,  что  в соседних номерах никого нет.
Тогда  я  вскарабкался на  парапет, дотянулся до декоративного
грифа, вырезанного  так  замысловато, что в опорах для рук тут
недостатка  не было,  потом, подтянувшись на бетонном карнизе,
выбрался  на  крышу.  Не  скажу,  что  все это было приятно, но
другого  пути  не  было.  Плоская,  поросшая  травой крыша была
пуста.  Я   встал  и  перешел на  другую  ее сторону,  минуя
телевизионные  антенны,  вентиляционные  отверстия, и осторожно
глянул вниз.  Там  была  очень  узкая и  очень темная улочка,
совершенно  пустая,  по  крайней  мери в этот миг. Несколькими
ярдами левее  я  обнаружил  пожарную  лестницу  и спустился на
второй этаж.  Дверь,  ведущая с лестницы, была заперта изнутри
на  двойной  замок,  который,  впрочем,  не мог противиться тем
изощренным скобяным изделиям, какие были у меня с собой.
      Коридор был   пуст.   Незаметно   выбраться  из  лифта,
распахивающегося  посредине  регистрационного  холла,  довольно
трудно,  поэтому я спустился главной лестницей. Напрасный труд!
Холл  был  буквально  забит  новой партией прибывших самолетами
гостей,  которые  плотно  осадили конторку. Я углубился в толпу
перед  конторкой,  вежливо  коснулся  нескольких плеч, просунул
между  ними  руку,  положил  на  барьер  ключ от моего номера и
неторопливо направился к бару, так же неторопливо пересек его и
боковым  ходом выбрался на улицу. После полудня прошел сильный
дождь  и  улицы  еще  не просохли, однако надевать плащ не было
нужды, я  перебросил  его  через  руку  и  двинулся  по улице,
праздно  глазея  по сторонам, приостанавливаясь, когда охота, и
надеялся,  что выгляжу совершенно как турист, впервые вышедший,
чтобы насладиться ночными видами и звуками Амстердама.
      И вот когда я шествовал по Херенграхт, подобающим образом
удивляясь  фасадам  купеческих домов  семнадцатого века, вдруг
почувствовал эти странные мурашки по шее. Никакая тренировка ни
за  что не выработает подобного чувства. Человек либо рождается
с  этим,  либо нет.  Я  с  этим  родился.  Кто-то шел за мной.
Жители Амстердама,  такие  гостеприимные  с любой другой точки
зрения,  удивительно  небрежны,  если  говорить  о  том,  чтобы
обеспечить  утомленным туристам а также и собственным уставшим
согражданам-скамейки вдоль каналов. Если кому-то охота спокойно
и мечтательно поглазеть на темные, чуть лоснящиеся ночной порой
воды  каналов, лучше всего опереться о дерево, так что я выбрал
какое- то подходящее дерево и закурил.
      Несколько минут, изображая погруженного в себя мечтателя,
я  простоял  там  совершенно  неподвижно, если не считать руки,
подносящей  сигарету  к  губам.  Никто не  стрелял  в меня из
пистолета  с  глушителем.  Никто  не  подошел с мешочком песка,
чтобы  с  почестями  опустить меня на дно канала. Я дал кому-то
все  шансы,  но  он  ими  не  воспользовался. Смуглый мужчина в
аэропорту  -  он ведь тоже держал меня на мушке, но не нажал на
спуск. Никто  не  собирался  меня  ликвидировать. Поправка: до
поры до времени. Это несколько утешало.
      Наконец я выпрямился, потянулся и зевнул, лениво озираясь
вокруг,  как  человек, нехотя пробуждающийся от романтических
грез.  Там  действительно  кто-то  стоял, отгородившись от меня
деревом,  на  которое  он  оперся  плечом,  но дерево оказалось
слишком  тонким,  так  что  мне  была  видна  в профиль вся его
фигура, рассеченная темной вертикальной полосой ствола.
      Я  двинулся  дальше,  свернул  направо  на Лейдерстраат и
поплелся, время от времени задерживаясь у витрин. Потом зашел в
прихожую  одного  из магазинов и стал разглядывать выставленные
там  фотографии столь художественно выразительной натуры, что в
Англии хозяин такого магазина  моментально  очутился  бы  за
решеткой.  Что еще  любопытно,  стекло  витрины  являло  почти
идеальное  зеркало.  Тот человек был теперь примерно в двадцати
шагах  и  сосредоточенно вглядывался в закрытую жалюзи витрину,
если  я не ошибаюсь, зеленной лавки. Серый свитер, серые брюки,
никаких  особых  примет,  только  это  и  можно  сказать: серая
безымянная личность.
      На  следующем углу я снова свернул вправо-мимо цветочного
рынка над   каналом Сингел.  Остановившись перед  лотком с
гвоздиками,  я выбрал и купил несколько штук. В тридцати ярдах
от  меня серый человек тоже разглядывал лоток, однако сказалась
либо  скупость,  либо  отсутствие  таких командировочных, как у
меня,  во  всяком  случае, он ничего не покупал, только стоял и
смотрел.  У  меня  было ярдов тридцать преимущества, и, еще раз
свернув  вправо - на Вийцельстраат, - я резко ускорил шаг, пока
не достиг какого-то индонезийского ресторанчика, вошел и закрыл
за  собой дверь. Портье, вероятно пенсионер, приветствовал меня
весьма любезно,  но не сделал никаких попыток приподняться из-
за своего столика.
      Несколькими  мгновеньями позже  мимо  застекленной двери
прошел серый  человек.  Он  прошел совсем близко, и можно было
разглядеть,   что  он  старше, чем  мне  поначалу  показалось,
пожалуй,  уже  за  шестьдесят, и  надо отдать ему должное: для
мужчины таких лет он демонстрировал необыкновенную прыть. Вид у
него был озабоченный.
      Я   натянул   плащ   и   пробормотал   портье   несколько
извиняющихся  слов. Он улыбнулся и произнес: "Доброй ночи!"-так
же приветливо, как только что "Добрый вечер". Видимо, заведение
было  битком набито. Выходя, я приостановился на пороге, извлек
из одного кармана свернутую фетровую шляпу, из другого-дымчатые
очки  в  тонкой  металлической оправе,  и  напялил их на себя.
Шерман преображенный - хотелось верить, что так.
      Он   был  теперь   примерно  тридцатью  ярдами  дальше и
действовал    с   удивительной  торопливостью,   то   и   дело
притормаживая, чтобы заглянуть в какие-нибудь ворота или двери.
Собравшись  с  силами, я припустил через дорогу и благополучно
добрался  до  тротуара,  хотя  любовь  шоферов ко  мне изрядно
поуменьшилась. Держась немного сзади, теперь уже я ровным шагом
прошел  за  серым  человеком  ярдов  сто,  когда  он  внезапно
остановился,   явно   борясь   с   сомнениями, а  потом  резко
повернулся  и  отправился  обратно  почти  бегом, но на сей раз
заглядывая в каждый встречный ресторан. Вошел он и в тот, что я
так  мимолетно посетил,  и  вышел  секунд  через десять. Затем
забежал  в  боковую  дверь отеля Карлтон и вынырнул в парадную,
что не добавило ему популярности в глазах персонала, потому что
отель Карлтон вовсе не тоскует по старым оборванцам в свитерах,
использующим его фойе, чтобы сократить себе дорогу. Войдя в еще
один  индонезийский  ресторан  на  поперечной  улице, он тут же
появился  оттуда  с унылым видом человека, которого выкинули за
дверь. Наконец,  отчаявшись, он забрался в телефонную будку, а
когда вышел из нее, выглядел окончательно присмиревшим. И занял
пост  на  трамвайной  остановке на Мунтплейн. Я присоединился к
очереди.  Первым подошел трехвагонный трамвай номер шестнадцать
с  табличкой  конечной остановки  Центральный стадион.  Серый
человек  сел в первый вагон. Я-во второй и сразу прошел вперед,
откуда мог держать его в поле зрения, одновременно устроившить
так,  чтобы  быть  как можно  незаметнее,  если  бы  он  вдруг
заинтересовался    попутчиками.    Однако   беспокойство   было
напрасным:  отсутствие интереса к другим пассажирам было у него
абсолютным.  Судя  по  переменам  в его лице, каждая из которых
выражала  новую  степень подавленности, а также по тому, что он
то  сплетал, то расплетал пальцы, передо мной явно был человек,
занятый  другими,  более  важными проблемами, и, не в последнюю
очередь  - той, сколько сочувствия и понимания может он ожидать
от своих хозяев.
      Человек  в  сером  вышел на  Дам.  Дам, главная площадь
Амстердама,   полна   исторических   памятников,   таких,   как
королевский  дворец  и Новый  Собор, который так стар, что его
надо  все  время  подпирать,  чтобы  не рухнул, но в этот вечер
серый человек не удостоил их даже взглядом.
      Он   свернул  в  сторону доков, вдоль  канала  Одезейдс
Ворбургваль,  затем  углубился в лабиринт улочек, которые, вели
все    дальше  в    квартал торговых   складов,   одну   из
достопримечательностей Амстердама, отсутствующих на туристских
схемах. Лучшего объекта слежки мне никогда не попадалось; он не
глядел ни  направо,  ни  налево,  ни тем более назад. Я мог бы
ехать на слоне в десяти шагах, а он бы даже не заметил этого.
      Приостановившись на  углу,  я смотрел, как он шел узкой,
плохо  освещенной  и особенно неказистой улицей, по обе стороны
которой тянулись магазины, высокие пятиэтажные дома, двускатные
крыши  которых едва  не  смыкались  с теми, что были напротив,
невольно  навевая  клаустрофобию,  мрачные  опасения и какие-то
зловещие   предчувствия,   которые  совсем  не доставляли  мне
удовольствия.
      Из того, что серый человек пустился теперь тяжелым бегом,
можно было понять, что он близок к цели своего путешествия. Так
и  оказалось.  Посреди улицы  он взбежал на забранное перилами
крыльцо,  достал  ключ,  отворил дверь и исчез внутри одного из
промтоварных  магазинов. Я пошел дальше неторопливо, но не осо-
бенно медленно и мельком глянул на вывеску над дверью магазина.
На  ней виднелась надпись: "Моргенштерн и Муггенталер". Никогда
не слышал об этой фирме, однако такие имена уже не забудешь. Не
замедляя  шага, я пошел дальше. Надо признать, этот номер отеля
не  был  необычайным,  впрочем,  и  сам  отель не  был  чем-то
выдающимся.  Его  маленький обшарпанный и облезлый фасад отнюдь
не привлекал взгляда и точно такой, же была комната. Неказистая
мебель  -   узкая  кровать  и раскладное  кресло  были  тяжко
обременены  годами,  судя  по  всему,  их  лучшие времена давно
миновали,  если  у  них вообще когда-нибудь были таковые. Ковер
потерт,  но  несравненно  меньше,  чем портьеры и покрывало на
кровати. Соседствующая с комнатой ванная - не больше телефонной
будки. Однако от полного краха спасали эту комнату два за все
вознаграждающие  элемента,  которые даже самой мрачной тюремной
камере придали бы некоторую привлекательность. Мэгги и Белинда,
сидящие   рядом   на  краю  кровати,  посмотрели  на  меня  без
энтузиазма, когда я уныло опустился в кресло.
      - Попугайчики-неразлучники,  -   произнес   я.  -  Одни в
развращенном Амстердаме. Все в порядке?
      - Нет, - в голосе Белинды слышалась нотка решимости.
      - Нет? - я изобразил удивление.
      - Ну,  посмотрите  сами  на  это,  -  она  обвела комнату
жестом. Я посмотрел.
      - И что же?
      - Вы бы могли тут жить?
      - Ну,   откровенно  говоря,  нет.  Однако  отели высшего
разряда,   -для   тех,  кто  занимает руководящее  положение,
например,  для меня. Для двух скромных машинисток эта квартирка
вполне подходяща.  А  двум  молодым  девушкам,  не  являющимся
машинистками,  за  которых  себя выдают, это обеспечивает такую
полную анонимность,  какую только можно пожелать...- Я прервал
тираду. - По крайней мере, есть у меня такая надежда. Допускаю,
что   пока  вас  никто не  подозревает.  Узнали  кого-нибудь в
самолете?
      - Нет,-ответили обе  одновременно,   одинаково покачав
головой.
      - А на Схипхоле?
      - Нет.
      - Кто-нибудь особенно интересовался вами в аэропорту?
      - Нет.
      - Эта комната прослушивается?
      - Нет.
      - Вы были в городе?
      - Да.
      - За вами следили?
      - Нет.
      - В ваше отсутствие номер не обыскивали?
      - Нет.
      - Ты  выглядишь веселой, Белинда. - Нельзя сказать, чтобы
она   смеялась,  но  испытывала  мелкие  трудности  с  лицевыми
мышцами. - Ну, говори. Я тоже хочу повеселиться.
      - Ну  что ж... - Внезапно она вроде передумала, возможно,
вспомнив, что очень мало меня знает.- Ничего, ничего. Извините.
      - За  что   ты  извиняешься,  Белинда?  - Мой отеческий и
благожелательный   тон  привел  к  тому,  что она  беспокойно
завертелась.
      - Ну,  все  эти  таинственные  меры  предосторожности для
двух таких девушек, как мы. Не вижу надобности...
      - Успокойся,  Белинда!  -  это сказала  Мэгги,  всегда
моментально  встающая  на защиту шефа, бог знает почему. У меня
были   свои   профессиональные успехи,  составляющие  довольно
внушительный  список,  но  список  этот  бледнел и терял всякое
значение  в сравнении с множеством промахов, так что лучше было
о нем не вспоминать. - Майор Шерман всегда знает, что делает, -
добавила Мэгги строго.
      - Майор  Шерман, -  произнес  я искренне, - отдал бы все
свои  коренные зубы,  чтобы  в  это  поверить,  -  я задумчиво
поглядел  на  обеих девушек. - Не собираюсь менять тему, но как
насчет капельки сочувствия к искалеченному хозяину и владыке?
      - Мы знаем свое место, - скромно откликнулась Мэгги. Она
встала, осмотрела мой лоб и снова села. - Знаете, это, пожалуй,
слишком   маленький   кусочек  пластыря  для  такого  обильного
кровотечения.
      - Правящие  классы  легко  истекают кровью. Это, говорят,
связано   с  тонкостью кожи.  Слышали,  что  случилось?  Мэгги
кивнула:
      - Это ужасное убийство... Мы слышали, что вы пытались...
      - Вмешаться.  Пытался,  как  ты  справедливо заметила.- Я
взглянул  на  Белинду. -  Это должно было произвести на тебя
сильное  впечатление.  Первый  выезд  с  новым шефом, и вот шеф
получает  по  голове,  едва ступив на землю в чужой стране. Она
невольно  взглянула  на Мэгги и покраснела - правда, платиновые
блондинки  краснеют  очень  легко,  и ответила как бы защищая и
оправдывая:
      - Ну что ж, он был слишком быстр для вас.
      - Действительно, -  произнес  я. - А  также и для Джимми
Дуклоса.
      - Джимми Дуклоса?-они едва не лишились дара речи.
      - Так  звали  убитого. Один из лучших наших агентов и мой
давний друг.  У  него была  срочная  и, полагаю, очень важная
информация,  которую он хотел передать мне в аэропорту. А я был
единственным  человеком  в  Англии,  который  знал, что он туда
придет. Но тут, в Амстердаме, кто-то об этом узнал. Моя встреча
с  Дуклосом  организовывалась  по  двум совершенно закрытым для
посторонних  каналам, но некто не только узнал, что я приезжаю,
он   точно   знал   и номер рейса, и  час,  а  потому  был
заблаговременно  на  месте,  чтобы добраться до Дуклоса прежде,
чем  он доберется до меня. Ты согласна, Белинда, что я вовсе не
сменил тему?  Теперь ты понимаешь, что коль скоро было столько
известно  обо  мне  и  одном  из  моих сотрудников, то этот же
некто  может  быть  ничуть  не хуже  осведомлен  и о некоторых
других.
      Мгновение мы глядели друг на друга, и Белинда спросила:
      - Дуклос был одним из нас?
      - Ты  плохо  слышишь? - откликнулся  я  раздраженно. - То
есть мы... это значит, Мэгги и я...
      - Именно.
      Они  сумели  принять  заключенную  в  этом  слове  угрозу
собственной  жизни  довольно  спокойно, но, впрочем, они и были
обучены  для  выполнения  некоего  задания  и  находились здесь
затем, чтобы его выполнить, а не падать в обморок.
      - Мне жаль вашего друга,-сказала Мэгги. Я кивнул.
      - А  я  сожалею,  что  глупо себя вела,- Белинда говорила
действительно  сокрушенно  и  искренно, но это не могло длиться
долго. Не  того  она  типа.  Она смотрела своими удивительными
зелеными глазами под темными бровями и медленно произнесла:
      - Они покушаются на вас, да?
      - Добрая  девочка,- ответил я удовлетворенно, - печалится
о  своем  шефе. Ну, если нет. то в таком случае добрая половина
персонала в Рембрандте не спускает глаз не с того, с кого надо.
Даже боковые   выходы   под  наблюдением: ангел-хранитель
сопровождал меня сегодня вечером.
      - Наверно,   ему  недолго  пришлось  идти  за  вами, -
безграничная вера Мэгги решительно начинала меня смущать.
      - Он  был  слишком  бездарен  и  бросался  в глаза. Как и
другие  в   этом   городе.   Люди,  действующие  на  периферии
государства  наркоманов,  нередко  такими  и  бывают.  С другой
стороны,  они могли умышленно стараться спровоцировать реакцию.
Если замысел таков, успех его несомненен.
      - Провокация?  - Голос  Мэгги  был  печален, Мэгги меня
знала.
      - Постоянная. Можно влезть, вбежать или наткнуться на что
угодно. С закрытыми глазами.
      - Мне  это  не  представляется  самым  мудрым или научным
методом ведения следствия, - промолвила Белинда с сомнением. Ее
раскаяние быстро рассеивалось.
      - Джимми  Дуклос был  умен. Самый умный, кто у нас был. И
действовал  по науке. Сейчас он  в  городском морге. Белинда
поглядела на меня удивленно:
      - И вы тоже хотите положить голову на топор?
      - Под топор,   моя  дорогая, - поправила   ее   Мэгги
рассудительно. - И не говори своему новому шефу, что он должен
делать,  а чего нет. Однако сердца в эти слова она не вложила -
в глазах стояла тревога.
      - Это самоубийство,-упиралась Белинда.
      - Да?  Переход на другую сторону улицы в Амстердаме тоже
самоубийство, во всяком случае, выглядит очень похоже. А делают
это  в день  десятки  тысяч  людей.  Я  не сказал им, что имею
основания  полагать,  что  моя безвременная гибель не первая в
списке у  этих  мерзавцев,  - не потому что хотел усилить свой
героический  образ,  просто  это  привело  бы лишь к дальнейшим
объяснениям, а пускаться в них уже не было никакой охоты.
      - Вы не привезли бы нас сюда без необходимости, - сказала
Мэгги.
      - Так оно и есть. Но пока  что за мной ходят по пятам. Вы
не  показывайтесь.  Сегодня  вы свободны. Завтра тоже, я только
хочу,  чобы  Белинда  выбралась со мной вечерком на прогулку. А
потом, если обе будете хорошо себя вести, возьму вас с собой в
неприличный ночной ресторан.
      - Приехать  из  Парижа, чтобы отправиться в неприличный
ночной кабак? - Белинда снова развеселилась. - Зачем?
      - Я скажу  вам. Скажу вам такие вещи о ночных ресторанах,
каких  вы  не  знаете. Скажу, зачем  мы  здесь. В сущности, -
добавил   я  откровенно,  -  скажу  вам  все.  -  Под  "всем" я
подразумевал  то, что, по-моему, им следовало знать, а вовсе не
все,  что  можно  было бы  рассказать;  разница  тут  довольно
существенная.  Белинда смотрела  на меня с надеждой, а Мэгги с
чуть усталым, ласковым скепсисом. Но Мэгги меня знала.
      - Прежде всего дайте мне виски.
      - У  нас нет виски, майор, - в  Мэгги иногда проглядывало
что-то очень пуританское.
      - Ты  не  имеешь  понятия  даже об  основных  принципах
разведки.  Придется почитать соответствующие книжки, - я кивнул
Белинде.  -  Телефон.  Закажи. Ведь даже правящие классы иногда
нуждаются в разрядке.
      Белинда встала, пригладила свое темное платье, глянула на
меня с каким-то странным холодком и сказала медленно:
      - Когда   вы   говорили   о   своем   друге  в  морге,  я
приглядывалась, и по вас ничего не было заметно. Он по-прежнему
там,  а  вы  сейчас  - как  это  говорится?  -  беззаботны. Вы
говорите, разрядиться. Как вам это удается?
      - Практика. Да, и сифон содовой...

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
      Это   был   вечер   классической  музыки   перед  отелем
"Рембрандт".   Пятая  Бетховена  лилась  из  шарманки  в  таком
исполнении,  что  старый  композитор  пал бы на колени, вознося
небу   благодарность  за  свою почти  полную  глухоту.  Даже с
расстояния в пятьдесят ярдов, откуда я осторожно присматривался
ко  всему  сквозь  моросящий  дождь,  эффект  был  потрясающий.
Свидетельством   необыкновенной    терпимости   амстердамских
любителей музыки было то, что они не заманили старого музыканта
в  какую-нибудь  таверну и не сбросили его шарманку в ближайший
канал. Старик по - прежнему позвякивал банкой на конце трости,
чисто  машинально,  потому  что в этот вечер поблизости не было
никого,  даже  портье, который, либо был загнан внутрь дождем,
либо любил музыку.
      Я свернул в боковую улицу рядом со входом в бар. Никто не
таился в  соседних  воротах, ни в самом входе в бар, да и я не
ожидал никого там увидеть. Выйдя по маленькой улочке к пожарной
лестнице,  я  вскарабкался  на крышу  и  отыскал  на другой ее
стороне карниз, который находился прямо над моим балконом.
      Выглянув через  край,  я  ничего  не  увидел,  но что-то
почувствовал. Сигаретный   дым  -  но  не  тех  сигарет,  что
производятся одной из многих почтенных табачных фирм, а других,
-  сигарет  с  марихуаной.  Я  наклонился  еще сильней, так что
едва  не  потерял  равновесия и только тогда кое-что увидал, не
много, но  достаточно:  два  носка  ботинок,  а также полукруг
горящего кончика сигареты, видимо, зажатой в опускаемой руке.
      Осторожно  и  потихоньку я отодвинулся, встал, вернулся к
пожарной  лестнице,  спустился на  шестой  этаж, проник внутрь
через  дверь,  ведущую с  лестницы, запер ее на ключ, неслышно
подошел  к  двери  номера  шестьсот  шестнадцать и прислушался.
Тихо. Я  бесшумно  отворил  дверь  отмычкой, которую  прежде
опробовал,  и замкнул ее так быстро, как только мог, потому что
сквозняк  может  развеять  дым и  это обратит на себя внимание
чуткого   курильщика. Разве что   наркоманы  не  отличаются
чуткостью.
      Этот   не   составлял   исключения.   Как   и   следовало
предполагать,  это  был  коридорный  с моего  этажа. Он удобно
устроился  в  кресле,  уперев  ступни  в порог балкона, и курил
сигарету,  зажатую  в  левой  руке,  правая  свободно лежала на
колене, держа револьвер.
      Очень   трудно  подойти  к  человеку  сзади,  даже  самый
неслышный  шаг не  гарантирует  удачи, ибо нечто вроде шестого
чувства  непременно  заставит его оглянуться; однако есть много
наркотиков,  притупляющих  этот  инстинкт,  и  коридорный курил
именно такой.
      Я уже стоял с револьвером, нацеленным в его правое ухо, а
он  все  еще  ни  о  чем не ведал. Тогда я коснулся его правого
плеча. Он  конвульсивно  обернулся и вскрикнул от боли, потому
что его правый глаз наткнулся на дуло моего револьвера. Обе его
руки  вскинулись  к  поврежденному  глазу,  и  я отобрал у него
оружие без  сопротивления,  спрятал  в  карман, схватил его за
правое плечо  и резко толкнул. Коридорный кувыркнулся и тяжело
свалился  на  спину  и затылок,  пролежал так с десять секунд,
совершенно оглушенный, после чего приподнялся на руке. Из горла
его  вырвался странный свистящий звук, под побледневшими губами
приоткрылись  пожелтевшие  от  табака  зубы,  ощеренные волчьим
оскалом,  а  глаза  потемнели  от  ненависти.  Особых шансов на
приятельскую болтовню с ним я не видел.
      - Круто  играем, а?  -  прошептал  он. Наркоманы-большие
любители фильмов ужасов, и жаргон у них соответствующий.
      - Круто?  -  удивился  я.  - С чего ты взял?  Вот попозже
сыграем круто. Если не заговоришь.
      Не  исключено,  что  я бывал на тех же фильмах, что и он.
Подняв сигарету, тлеющую на ковре, я с отвращением раздавил ее
в   пепельнице.   Коридорный   двигался  с  трудом,  он  встал,
покачиваясь,  но  я не очень-то доверял ему. Когда он заговорил
опять, ни в лице, ни в голосе не было бешенства. Действительно,
почему бы не разыграть все спокойно: тишина перед бурей, старый
и  проверенный сценарий, возможно, нам обоим следовало бросить
ходить в кино и начать - в оперу.
      - О чем вы хотите поговорить?-спросил он.
      - Сначала  о  том,  что ты  делаешь в моей комнате. И кто
тебя сюда послал. Он лениво улыбнулся:
      - Закон уже  пробовал  заставить  меня говорить. Я знаю
закон. Вы  не можете меня  заставить. У меня свои права. Так
гласит закон.
      - Закон о стался там, за дверьми. По эту сторону двери мы
оба-за чертой закона.  Ты  знаешь  об  этом. В одном из самых
больших  цивилизованных  городов  мира мы  оба  живем в наших
собственных  маленьких джунглях. Но и в них тоже есть какой-то
закон. Вернее-право. Убить или быть убитым.
      Возможно, с моей стороны было ошибкой подсунуть ему такую
мысль. Внезапно  он  низко  пригнулся, уклоняясь от дула моего
револьвера,  но  не  достаточно  низко,  чтобы его  подбородок
оказался ниже моего колена. Колено заболело довольно сильно, из
чего  следует, что удар должен был его опрокинуть, но он твердо
держался  на  ногах,  схватил  меня  за  другую  ногу  и мы оба
свалились. Револьвер вылетел из моей руки, и некоторое время мы
каталтсь  по  полу,  энергично обрабатывая  друг друга. Он был
сильным   парнем,   но ситуация  оказалась  для  него вдвойне
невыгодной:  постоянное курение марихуаны притупило ловкость, и
хотя  он обладал высоко развитым инстинктом рукопашной схватки,
все  же никогда не учился ей основательно. Через минуту мы были
опять  на  ногах,  а  моя левая рука завела его правое запястье
вверх, куда-то между лопаток.
      Я  повел ее  еще выше, и он страдальчески дернулся, что,
вероятно,  не было притворством, потому, что в его плече что-то
странно  хрустнуло,  но уверенности у меня все еще не было, так
что   пришлось  еще  немножко выкрутить  руку,  устраняя  все
сомнения.  После  этого я вытолкнул его перед собою на балкон и
перегнул  через  перила, так что его ступни оторвались от пола,
он  тут  же вцепился в перила левой рукой, как если бы от этого
зависела    его    жизнь,    что    впрочем, соответствовало
действительности. -Ты клиент или продавец? -спросил я.
      Он  буркнул  какую-то  гнусность по-голландски, но я знаю
этот  язык,  включая и те выражения, которых знать не обязан. Я
заткнул  ему  рот  рукой, потому что возглас, который он должен
был  теперь  издать,  могли  расслышать  даже в уличном шуме, а
мне  не  хотелось  без надобности  беспокоить мирных граждан
Амстердама. Потом я уменьшил нажим и убрал ладонь.
      - Ну?
      - Продавец,  -  его   голос  скорее  походил  на  хриплое
рыдание. - Сбываю это.
      - Кто тебя прислал?
      - Нет! Нет! Нет!
      - Как  хочешь.  Когда  соберут с тротуара то, что от тебя
останется,  решат, что ты  был  еще  одним курильщиком гашиша,
который перебрал и выбросился попутешествовать в небе.
      - Это убийство! - Он все еще стонал, но голос его был уже
только хриплым  шепотом,  возможна, от высоты у него кружилась
голова. - Вы этого не сделаете...
      - Нет?  Ваши  люди  сегодня  после  полудня  убили  моего
друга.  Ангельское  терпение - это   не   для  меня.  Семьдесят
футов - долгое  падение  и  никаких  признаков насилия. Разве
что у тебя будут переломаны все кости. Семьдесят футов. Смотри!
      Я перегнул его чуть ниже через перила, чтобы лучше видел,
и вынужден был уже обеими руками втаскивать обратно.
      - Будешь говорить?
      Что-то  забулькало у него в горле, поэтому я стащил его с
перил и толкнул в комнату.
      - Кто тебя натравил на меня?
      Я  уже  говорил, что  парень он был твердый, но оказался
куда  тверже,  чем я себе представлял. Страх и боль должны были
оглушить  его, и  я  не  сомневался, что так и было, но это не
удержало  его  от  резкого  рывка  вправо,  благодаря  чему  он
вырвался из моих рук. Произошло это так неожиданно, что застало
меня   врасплох.   Он снова  бросился  на  меня,  нож,  вдруг
появившийся  в его  левой руке, поднялся, бешеным жалом метя в
точку  чуть  пониже  моей  груди.  В  нормальных  условиях  он,
вероятно,  прекрасно выполнил бы задуманное, но условия не были
нормальными: у него уже не было ни чувства времени, ни реакции.
Я   перехватил и  стиснул  запястье  руки  с  ножом,  бросился
навзничь,  подставив под него прямую ногу и одновременно рванул
его  руку  вниз, и перекинул его через себя. Грохот его падения
сотряс не только мой номер, но, верно, и несколько соседних.
      Обернувшись,  я  тут  же вскочил на ноги, но уже не было
нужды  торопиться.  Он лежал с головой, закинутой на балконный
порог. Я приподнял его за лацканы пиджака, и голова откинулась
так, что почти коснулась лопаток. Я опустил его обратно на пол.
Мне  было  жаль,  что  он  мертв,  потому  что он унес с собой
информацию, которая могла быть для. меня бесценной, но это была
единственная причина моего сожаления.
      Потом   я   обыскал  его карманы,  они  содержали  много
любопытных  предметов, но  только  два из них представляли для
меня  интерес: коробочка, до половины наполненная ручной работы
сигаретами  с  марихуаной, и несколько клочков бумаги. На одном
из них-отпечатанные на машинке буквы и цифры ММО 144, на другом
два  числа:  910020  и 2789.  Мне  это ровным счетом ничего не
говорило, но, здраво рассудив, что коридорный не стал бы носить
их  при  себе, если это не имело для него какого-то значения, я
сунул  бумажки в безопасное место, обеспеченное мне услужливым
портным   -  маленький кармашек,  пришитый  к изнанке  правой
штанины, на каких-нибудь шесть дюймов выше щиколотки.
      Уничтожив следы борьбы, я взял револьвер покойника, вышел
на  балкон,  перегнулся  спиной  через перила и швырнул оружие
вверх  и влево. Оно перелетело через карниз и бесшумно упало на
крышу  примерно  двадцатью футами дальше. Я вернулся в комнату,
выкинул  сигаретный  окурок  в унитаз и  спустил воду, вымыл
пепельницу и поотворял все окна и двери, чтобы дурманящий запах
выветрился  как  можно скорей.  Затем поволок труп в маленькую
прихожую  и  приоткрыл дверь. Коридор был пуст. Я прислушался
внимательно,  но  не  услышал  ничего  никаких приближающихся
шагов. Подошел  к  лифту,  нажал  кнопку,  подождал,  пока  он
подъехал, открыл дверцы, пристроил спичечный коробок, чтобы они
не  захлопнулись  и  не  замкнули контакта, после чего поспешил
обратно  в  комнату,  доволок труп до лифта, открыл дверцы, без
церемонии впихнул его в кабину, вынул коробок и позволил дверям
захлопнуться.  Лифт остался на месте, очевидно никто его в этот
момент не вызывал.
      Заперев  отмычкой  дверь своего номера,  я  вернулся на
пожарную  лестницу,  которая  уже  успела  стать  моим верным и
испытанным  другом. Спуск мой на улицу прошел незамеченным, как
и  путь  вокруг  отеля к  парадным  дверям. Старик с шарманкой
исполнял теперь Верди, который на этом инструменте выходил тоже
отвратительно. Шарманщик  стоял  спиной  ко  мне,  и  я бросил
гульден  в  его  банку. Он обернулся, чтобы поблагодарить, губы
его-уже  раздвинулись  в беззубой улыбке, но тут он увидел, кто
перед  ним,  и челюсть  его  на  миг отвалилась. Он пребывал у
самого  подножья   лестницы, и   никто  не  дал  себе  труда
проинформировать его о том, что делает Шерман. Я мило улыбнулся
ему и вошел в отель.
      За  конторкой  спиной  ко мне стояли несколько служащих в
ливреях, и с ними портье. Я громко потребовал:
      - Прошу шестьсот шестнадцатый.
      Портье  резко  обернулся с высоко, но недостаточно высоко
вскинутыми   бровями.  А  потом  одарил  меня  своей  сердечной
крокодиловой улыбкой:
      - Господин Шерман! Я не знал, что вы были в городе.
      - Ну  да. Прогулка для здоровья перед ужином. Знаете, это
такая старая английская традиция.
      - Конечно, конечно,-теперь он улыбнулся лукаво, как будто
находил  что-то чуть игривое в этой старой английской традиции,
после  чего  позволил  себе  заменить  улыбку миной, выражавшей
легкое удивление.  Фальшив  он был на редкость. - Не припомню,
чтобы видел вас выходящим.
      - Ну  что  ж, - рассудительно откликнулся я, - невозможно
ведь  требовать,  чтобы  вы  все  время занимались всеми своими
гостями, не правда ли?
      Я ему вернул его фальшивую улыбку, забрал ключ и двинулся
к  лифтам.  Почти  на полпути меня остановил вопль ужаса, после
которого   повисла   тишина,   длящаяся  ровно столько,  чтобы
закричавшая  женщина  набрала  воздуха для второго вопля. Вопли
эти  издавала крикливо одетая женщина средних лет-карикатура на
американскую туристку за границей, - она стояла перед лифтом, с
губами,  застывшими  в виде буквы "о", и с глазами как блюдца.
Тучный господин  в  полотняной  одежде  рядом с ней силился ее
успокоить,   но   и   сам  выглядел  не  слишком  беззаботно, и
создавалось   впечатление,   что  он  тоже  не против немного
поверещать.  Портье пронесся мимо меня, я последовал за ним, и,
когда  достиг  лифта,  он  уже опустился  перед ним на колени,
наклонившись над распростертым телом мертвого коридорного.
      - Ой-е-ей!-произнес я. - Вы полагаете, он в обмороке?
      - В  обмороке?  Вы  говорите - в обмороке? - вылупился на
меня  портье. -  Посмотрите, господин, что  с  его  шеей.  Этот
человек уже мертв.
      - Боже  мой, кажется,   вы  правы,- я  наклонился и
пригляделся к трупу. - Не видел ли я где-нибудь этого человека?
      - Это  коридорный  с вашего этажа, - ответил управляющий.
Слова  эти, право, дались ему нелегко, трудно говорить, когда у
тебя так стиснуты зубы.
      - То-то он показался мне знакомым. В расцвете жизни...- я
печально покачал головой. - Где у вас ресторан?
      - Где... где- что?
      - Ничего-ничего,-успокоил  я  его.  -  Понимаю, что  вы
перенервничали. Я найду его сам...
      Ресторан отеля  "Рембрандт",  быть может, и не является,
как утверждают его хозяева, лучшим в Голландии, но я не стал бы
подавать  на  них  в  суд  за  дезинформацию. От икры до свежей
клубники  -  от  нечего делать я поразмышлял, отразить ли это в
счете  расходов как представительство или как взятку - еда была
роскошной.  Мелькнула мысль, впрочем, без чувства вины, о Мэгги
и  Белинде, но такие вещи неизбежны. Красное плюшевое канапе на
котором   я   сидел,   было   знаком   ресторанного   комфорта.
Выпрямившись на нем, я поднял рюмку коньяку и сказал:
      - За Амстердам!
      - За   Амстердам!  -  откликнулся   полковник   де  Граф.
Полковник,  заместитель  шефа  городской полиции, подсел ко мне
без  приглашения  минут  пять  назад.  Он  устроился  в большом
кресле,  которое,  казалось, было ему мало. Очень широкоплечий,
хотя  и среднего роста, с седовато-стальными волосами и глубоко
изрезанным  морщинами  обветренным  лицом.  За такой внешностью
чувствовался  несомненно  твердый  и  уверенный  образ жизни и
какая-то  почти  лишающая окружающих смелости компетентность во
всем.  Он  сухо продолжал: - Я рад, что вы веселы, майор. После
такого насыщенного событиями дня.
      - "Срывайте  розы,  пока возможно", полковник.  Жизнь так
коротка. Но о каких событиях вы говорите?
      - Мы  не  так  уж много  сумели  узнать  об этом Дуклосе,
которого  застрелили  сегодня  в  аэропорту. - Полковник ван де
Граф   был   человеком терпеливым  и  нелегко поддающимся  на
словесные  уловки.  - Знаем только, что он прибыл из Англии три
недели тому  назад, зарегистрировался в отеле "Шиллер" на одну
ночь,  а  потом  исчез.  Похоже,  майор,  что  он ожидал вашего
самолета. Или это стечение обстоятельств?
      - Он  ждал  меня.  -  Де  Граф  все равно рано или поздно
узнает об  этом,  скрывать не стоило. - Это один из моих людей.
Думаю,  он  откуда-то  добыл  поддельный полицейский пропуск...
ну, чтобы пройти через иммиграционный зал.
      - Вы  меня  поражаете, - он тяжело вздохнул, но ничуть не
выглядел  пораженным. - Дорогой друг, это ведь очень затрудняет
дело, если   мы  не  знаем  таких  вещей.  Меня  должны  были
проинформировать   о  Дуклосе. Коль  скоро  есть  указание  из
парижского   Интерпола  оказывать  вам  посильную  помощь,  не
находите   ли вы,   что   будет   лучше,   если   мы наладим
сотрудничество?  Мы  можем  помочь вам, вы - нам. - Он пригубил
коньяк,  его  серые  глаза  глядели  вполне дружелюбно. - Можно
предположить,  что  у вашего человека была какая-то информация,
которая теперь пропала.
      - Возможно.  Ну что  ж,  начнем  с  вопроса о посильной
помощи.  Не  могли  бы вы  проверить, нет ли в вашей картотеке
некоей мисс  Астрид Лимэй? Она работает в ночном ресторане, но
говорит  не  как  голландка  и не  выглядит  голландкой.  Быть
может, у вас на нее что-то есть.
      - Это девушка, которую вы сбили с ног в аэропорту? Откуда
вы знаете, что она работает в ночном ресторане?
      - Она сама мне сказала,-соврал я, не моргнув глазом.
      - Служащие  аэропорта,  - он  нахмурился, - не передавали
мне, чтоб она что-то такое говорила.
      - Служащие аэропорта - это сборище старых баб.
      - А!  - это могло означать что угодно. - Такие сведения
могу поискать. Что еще?
      - Ничего.
      - Мы забыли о другом мелком происшествии.
      - Слушаю вас.
      - Этот коридорный с шестого, этажа... неинтересный тип, о
котором мы кое- что знаем... Это был не ваш человек?
      - Полковник!
      - Я  ни  секунды так  не  думал. Вы знаете, что он умер,
сломав себе шею?
      - Должно  быть, тяжкий несчастный  случай, - заметил я
сочувственно.
      Де Граф допил коньяк и встал.
      - Мы  еще  не  познакомились  с вами,  майор, но вы уже
достаточно  долго в Интерполе и снискали себе в Европе изрядную
репутацию, чтобы мы не были знакомы с вашими методами. Смею вам
напомнить:  то,  что  проходит в Стамбуле, Марселе и Палермо -
назову  только   эти несколько   городов,  -  не  проходит в
Амстердаме.
      - Вы действительно неплохо информированы,-похвалил я.
      - Тут,  в Амстердаме, мы все во власти закона, - похоже,
он меня не слышал.- Ни я, ни вы-не исключение.
      - И  не  рассчитывал на это, -вставил  я невинно. - Итак,
сотрудничество.  А теперь - цель моего визита. Когда я мог бы с
вами побеседовать?
      - В  моем  бюро  в  десять,-  он без удовольствия обвел
ресторан  взглядом.  - Тут не место и не время. Я вопросительно
вскинул брови.
      - У  отеля "Рембрандт", -понизил голос де Граф, - мировая
известность как у места, которое насквозь прослушивается.
      - Вы меня  удивляете, - откликнулся я. Де Граф вышел. А я
задумался: черт побери, он что, полагает, что я случайно выбрал
отель "Рембрандт"?
      Кабинет  полковника  де  Графа ничем не напоминал номер в
"Рембрандте".  Довольно  большая  комната,  но унылая, голая и
деловая,  обставленная главным  образом серо-стальными шкафами
для бумаг, серо-стальным столом и такими же креслами, к тому же
и   твердыми, как  сталь.  Но  уж:  во  всяком  случае  такая
обстановка   вынуждала человека  сосредоточиться  на  предмете
разговора,  тут  не было ровным счетом ничего, что отвлекало бы
внимание   или взгляд.  Де  Граф  и  я  после десятиминутного
вступления  как  раз и сосредоточились, хотя, полагаю, де Графу
это  давалось легче, чем мне. Минувшей ночью мне допоздна никак
не  удавалось  заснуть,  а  в  подобном  случае  трудно  быть в
идеальной форме к десяти часам холодного и ветренного утра.
      - Все  наркотики,-согласился  де  Граф. -  Конечно, нас
интересуют   все   наркотики:  опиум,  гашиш,  амфетамин,  ЛСД,
кокаин,  - чем только пожелаете, майор, тем и займемся. Все эти
средства  либо убивают,  либо ведут  к  смерти. Но на сей раз
стоит  ограничиться  действительно  самым,  грозным - героином.
Согласны?
      - Согласен,  - отозвался с порога низкий резкий голос.  Я
обернулся:  высокий  мужчина  в хорошо сшитом темном костюме, с
холодными,  проницательными  серыми глазами, симпатичным лицом,
которое  очень легко  могло перестать быть симпатичным, на вид
очень  профессиональный. Относительно его профессии сомнений не
возникало.  Полицейский,  и  причем  не  такой,  которого можно
недооценивать.  Он   закрыл   дверь,  подошел ко  мне  легким
пружинистым   шагом   человека  значительно   моложе  сорока с
хвостиком,  хотя  ему  было  никак  не меньше, протянул руку и
назвался:
      - Ван Гельдер.  Я много слышал о вас, господин майор. Это
навело меня  на  размышления, однако я решил воздержаться от
комментариев, улыбнулся и пожал ему руку.
      - Инспектор  ван  Гельдер,  -  представил де  Граф. - Шеф
нашего отдела по  борьбе  с  наркотиками.  Он  будет с  вами
работать,  майор.  И  обеспечит  вам  наилучшее сотрудничество,
какое только возможно.
      - Искренне   надеюсь,  что  нам  будет  хорошо работаться
вместе,  -  ван  Гельдер улыбнулся и сел. - Расскажите, чего вы
добились у себя. Считаете ли вы, что уже можете ликвидировать в
Англии сеть доставки наркотиков?
      - Пожалуй, да.    Это    отлично  организованный
распределительный  канал,  очень  плотный,  почти без брешей, и
именно поэтому мы смогли установить десятки торговцев, а также
нескольких главных распределителей.
      - Итак, вы можете ликвидировать эту сеть, но не хотите.
Оставляете ее в полном покое?
      - Иначе трудно,  инспектор.  Ну,  ликвидируем  эту, так
следующая  уйдет  так глубоко в подполье, что уже никогда ее не
обнаружим.  Сейчас  же мы  можем  выловить  их в любой момент.
Важнее,  выявить,  как эта  пакость попадает в страну и кто ее
доставляет.
      - И  вы  полагаете, -  ясное  дело, иначе вас бы здесь не
было, - что доставка ведется отсюда? Либо из этого района?
      - Не  из  района. Отсюда.  И вовсе не предполагаю - знаю.
Восемьдесят  процентов тех, кто у нас под наблюдением, - я имею
в  виду  распределителей  и  их  посредников, - связаны с вашей
страной.  Точнее  говоря  с  Амстердамом.  Почти  у  всех здесь
родственники  или  друзья.  Поддерживают  контакты, лично ведут
дела  либо  ездят  сюда  в отпуск. Мы потратили пять лет, чтобы
составить досье.
      - А есть копии этих документов? - спросил ван Гельдер.
      - Одна.
      - У вас?
      - Да.
      - При себе?
      - В одном безопасном месте, - я коснулся пальцем головы.
      - Наибезопаснейшем,-признал де Граф. И добавил задумчиво:
-  Разумеется, до  тех  пор,  пока  вы не наткнетесь на людей,
которые будут склонны отнестись к вам так же, как вы относитесь
к ним.
      - Не понимаю вас, полковник.
      - Я  говорю  загадками, - любезно согласился де Граф. -
Хорошо,  согласен.  Не буду говорить обиняками. Мы тоже знаем о
нашей  недоброй  репутации.  Хотелось  бы,  чтобы  это не было
правдой,  но  увы.  Знаем,  что  товар доставляется сюда оптом.
Знаем, что  уходит  он  в  розницу,  но  понятия не имеем - ни
откуда, ни как.
      - Это уж ваш двор, - коротко заметил я.
      - Наш... что?
      - Ваше дело. Это  происходит в Амстердаме, а вы стоите на
страже закона в Амстердаме.
      - Вы   за  год  завели  себе  много  друзей?  - любезно
поинтересовался ван Гельдер.
      - Я  работаю  в этой  области  вовсе не для того, чтобы
заводить друзей.
      - Вы  работаете в этой области для того, чтобы истреблять
людей, которые истребляют других людей,-примирительно сказал де
Граф.  - Мы знаем о вас. У нас на эту тему прекрасное досье. Не
угодно ли взглянуть?
      - Древняя история нагоняет на меня тоску.
      - Ну   хорошо,  -  вздохнул  де  Граф. - Послушайте меня,
майор. И  лучшая  полиция  мира  может  наткнуться на бетонную
стену. Так произошло с нами, хотя я вовсе не утверждаю, что мы
лучшие. Нам нужна хотя бы одна нить, одна- единственная нить...
А может, у вас есть какая-то мысль, какой-нибудь план?
      - Я  приехал  только  вчера.- Я достал и подал полковнику
два  клочка  бумаги,  которые обнаружил в кармане коридорного.-
Эти буквы и эти числа. Они что-нибудь вам говорят?
      Де Граф бегло взглянул на бумажки, поднес их к настольной
лампе и отложил.
      - Нет.
      - А  не можете ли  узнать? Не исключено, что они имеют
какое-то значение.
      - У  меня очень толковый персонал. К слову, откуда вы это
взяли?
      - Дал один человек.
      - Вы,  верно,  хотите  сказать, что забрали это у одного
человека?
      - Какая разница?
      - Может быть, очень большая. - Де Граф наклонился вперед,
его  лицо  и  голос были очень серьезны.-Послушайте, майор, нам
известно  ваше искусство выводить людей из равновесия. Знаем мы
и о вашей склонности выходить за рамки закона...
      - Господин полковник!
      - И весьма существенно. Впрочем, вы, вероятно, никогда не
задерживаетесь  в   его   рамках.  Знаем  о  вашей  умышленной
политике  -  равно  успешной  и  самоубийственной  -  неустанно
провоцировать  своими    поступками  тех, кого   считаете
противниками, в   надежде,  что  кто-нибудь  где-нибудь  даст
слабину.  Но  я  прошу вас,  майор,  очень  прошу, чтобы вы не
пытались задевать таким образом слишком многих в Амстердаме.
      - У меня такого и в мыслях нет, - заверил я. - Постараюсь
быть очень осторожным.
      - Будем надеяться,  - снова вздохнул де Граф. - А теперь,
мне думается, инспектору ван Гельдеру есть что вам показать.
      И   действительно   было.   Из   управления   полиции  на
Марниксстраат  инспектор  отвез  меня  в городской морг. Выходя
оттуда, я подумал, что лучше бы он этого не делал.
      Городскому  моргу  явно  недоставало старомодной красоты,
романтики и ностальгической прелести старого Амстердама. Он был
точно  таким,  как  в  любом  большом  городе, холодным-ужасно
холодным,  -  безжизненным  и  отвратительным. Посреди главного
зала - два ряда белых плит под мрамор, а по бокам - ряд больших
металлических дверей.   Хозяином  всего  этого  был  одетый в
негнущийся, накрахмаленный, ослепительно белый китель, румяный,
веселый симпатичный тип, склонный то и дело разражаться громким
смехом,  что  казалось довольно неожиданной чертой у работника
морга,  пока  не  вспомнилось,  что  в  былые времена  многих
английских   палачей   считали  в  тавернах  самыми  желанными
компаньонами, каких только можно сыскать.
      По  просьбе  ван Гельдера  он  подвел  нас  к  одной  из
металлических  дверей, отворил  ее и выкатил железную каталку.
Под простыней угадывалась человеческая фигура.
      - Канал,  где его нашли, называется Крокюйскаде, - сказал
ван  Гельдер,  он  выглядел совершенно невозмутимым. - Это близ
доков. Ханс Гербер. Девятнадцать лет. Не стоит смотреть на его
лицо  -  слишком  долго  пробыл  в  воде.  Нашла  его  пожарная
команда,  вылавливавшая  машину.  Мог пролежать там еще год или
два. Кто-то обмотал его старыми оловянными трубами.
      Он  приподнял угол покрывала и открыл свисающую исхудалую
руку.  Выглядела она совершенно так, словно кто-то топал по ней
в горных ботинках, подбитых гвоздями. Странные фиолетовые линии
связывали  большинство проколов,  а  вся  рука была синей. Ван
Гельдер   молча   прикрыл  ее  и  отвернулся.  Работник  вкатил
каталку  обратно,  замкнул  дверь,  подвел  нас  к  следующей и
выкатил   другое  тело,  улыбаясь  при этом  так  широко,  как
обанкротившийся   английский  аристократ,  водящий  публику  по
своему историческому замку.
      - Его  лица  я  вам  тоже  не  покажу,  -  продолжал  ван
Гельдер. - Немного удовольствия смотреть на двадцатитрехлетнего
парня,  у  которого   лицо  семидесятилетнего  старца,  -    он
обернулся к работнику. - А этого где нашли?
      - На  Оостерхоок, - просиял тот. - На угольной барже. Ван
Гельдер кивнул:
      - Верно.  С бутылкой джина - пустой бутылкой рядом с ним.
Весь  джин  был в нем. Вы ведь знаете, как прекрасна комбинация
героина  с  джином,  - он  отвернул  покрывало,  обнажая руку,
подобную  той, какую  я  только  что видел. - Самоубийство или
убийство?
      - Это зависит...
      - От чего?
      - От  того,  сам  ли  он  купил  джин. Тогда  было  бы
самоубийство  или  случайная  смерть.  Но кто-то мог сунуть ему
бутылку  в  руку. Тогда это убийство. Прошлым месяцем у нас был
точно  такой  же  случай  в  лондонском  порту.  И  никогда  не
узнаем...
      По  знаку  ван  Гельдера служитель  радостно повел нас к
одной  из  плит  посреди  зала. На этот раз ван Гельдер откинул
покрывало сверху. Девушка была очень молода, златовласа и очень
красива.
      - Прекрасна,  правда?  -  спросил  ван Гельдер. - Никаких
следов на  лице. Юлия Роземейер из Восточной Германии. Знаем о
ней   только   это  и  больше  уже  ничего  не добавим.  Врачи
определили, что ей шестнадцать.
      - Что с ней произошло?
      - Выпала  с  шестого этажа на бетонный тротуар. Я подумал
мельком  об  экскоридорном  и  о  том, что он значительно лучше
выглядел бы на этой плите, и спросил: -
      - Ее столкнули?
      - Сама  выпала. Есть свидетели. Все были на взводе. Она
ночь   напролет   бормотала,  что  хочет  полететь  в  Англию -
навязчивая  идея  познакомиться с королевой. И вдруг взобралась
на  перила  балкона,  крикнула,  что летит к королеве- ну, и...
полетела.  К  счастью, внизу  никого не было. Хотите поглядеть
еще?
      - Хочу  выпить  чего-нибудь  в  ближайшем  баре.  Если вы
ничего не имеете против.
      - Не  имею,-он  улыбнулся,  но  в  улыбке  этой не было
никакого  веселья.  -  У меня дома у камина. Недалеко отсюда. У
меня на это свои причины.
      - Какие?
      - Увидите...
      Мы  поблагодарили  и  распрощались с радостно улыбающимся
служителем,   который выглядел  так, словно хотел  сказать:
"Возвращайтесь скорей!" - но не сказал. С самого утра небо было
мрачным и дождь падал крупными редкими каплями. Сине-фиолетовый
горизонт на востоке выглядел грозно и зловеще. Редко случается,
чтобы небо так точно соответствовало моему настроению.
      Гостиная у  ван Гельдера  могла  бы затмить большинство
известных  мне английских  баров.  Она  была теплой, удобной и
уютной,    с   немного  тяжеловесной голландской   мебелью и
замечательно мягкими креслами. - У меня слабость к очень мягким
креслам.  На  полу-темно-красный  ковер,  а  стены  выкрашены в
теплые пастельные  цвета  разных  оттенков.  Камин  такой, как
полагается,  и я  с  удовлетворением  заметил, что ван Гельдер
усиленно  исследует  основательно  набитый застекленный шкаф со
спиртным.
      -  Вы  возили  меня  в этот чертов морг, чтобы что-то мне
доказать, - начал я. - И, вероятно, полагаете, что сделали это.
Так в чем дело?
      - Не  дело,  а  дела.  Первое:  убедить вас, что мы тут
сталкиваемся  с  куда  худшей  проблемой, чем вы у себя. Там, в
морге, есть  еще  с  полдюжины  наркоманов,  и никто не знает,
сколько  умерло  естественной  смертью.  Правда, так плохо, как
сейчас, бывает не всегда. Эти смерти приходят как бы волнами. И
все  же  число жертв, и  главным образом молодых, недопустимо
велико...
      - Надо  понимать  так,  что  у вас не меньше, чем у меня,
причин искать и  уничтожать  тех,  кто  их  погубил, и что мы
атакуем общего врага, центральный пункт доставки?
      - В каждой стране только один король...
      - А второе дело? .
      - Подкрепить  предостережения  полковника  де  Графа. Эти
люди,  я  бы  сказал,  очень  ценят  покой.  Если вы станете их
чересчур  раздражать либо слишком приблизитесь к ним... в морге
всегда есть свободные места.
      - Так как с выпивкой?-напомнил я.
      В  холле зазвонил телефон. Ван Гельдер извинился и вышел.
В  тот же  момент,  когда  за ним закрылась дверь, отворилась
другая и  в  комнату  вошла  девушка. Высокая  и  тонкая, лет
двадцати  с  небольшим,  она  была  одета  в  цветастый  халат,
расшитый  драконами,  закрывавший  ноги почти по щиколотки. Она
была   прекрасна,  с  волосами цвета  льна,  овальным лицом и
фиалковыми  глазами,  которые  казались одновременно веселыми и
внимательными, и прошла долгая минута, прежде чем я вспомнил о
своем  хорошем воспитании  и  вскочил,  что  было не так легко
сделать из глубин этого бездонного кресла.
      - Добрый  день, -  сказал  я. - Поль Шерман, - это было
скудно, но мне не пришло на ум ничего-другого.
      Девушка  словно  бы  встревожилась,  некоторое  время она
посасывала   кончик   пальца, после  чего  открыла  в  улыбке
прекрасные зубы.
      - Я    Труди.    И    плохо    говорю     по-английски, -
это соответствовало  действительности.
      Я  подошел  к  ней,  протянул руку, но девушка не сделала
никакого  движения,  чтобы  ее взять, только приложила ладонь к
губам  и  стыдливо  захихикала. Признаться, я не привык к тому,
чтобы  взрослые  девушки  хихикали  вместо рукопожатия, так что
испытал  немалое  облегчение,  услышав звук положенной трубки и
голос ван Гельдера:
      - Обычная  сводка из аэропорта. Еще нет ничего, что бы...
Ван Гельдер заметил девушку, прервал речь, улыбнулся и обнял ее
за плечи.
      - Я вижу, вы уже познакомились.
      - Ну,  не совсем, - возразил я  и в  свою очередь замолк,
когда Труди подняла голову и стала что-то быстро шептать ему на
ухо,  искоса  поглядывала  на  меня.  Ван  Гельдер  улыбнулся и
кивнул,  а  Труди быстро вышла из комнаты. На моем лице, верно,
рисовалось  изумление, потому что ван Гельдер снова улыбнулся,
но эта улыбка показалась мне не слишком веселой.
      - Она сейчас вернется, майор. Сначала она всегда немножко
застенчива при чужих. Но только сначала.
      Как он и обещал, Труди вернулась почти тотчас же. В руках
она держала большую куклу, сделанную так искусно, что на первый
взгляд могла бы показаться живым ребенком. В ней было почти три
фута  росту,  белый  чепец, охватывающий льняные полосы того же
оттенка,  что  у  Труди, достающая до щиколоток пышная шелковая
юбка  и  прекрасно расшитый лиф. Труди прижимала эту куклу так,
словно та  и  впрямь была ребенком. Ван Гельдер снова обнял ее
за плечи.
      - Это  моя  дочка, Труди. А это мой друг, майор Шерман из
Англии.
      На  этот раз  она подошла без колебаний, протянула руку,
сделала легкое движение, словно намек на книксен, и улыбнулась:
      - Добрый день, господин майор.
      Не желая дать ей превзойти себя в любезности, я улыбнулся
и слегка поклонился:
      -Теперь он для меня действительно добрый.
      Она обернулась и вопросительно глянула на ван Гельдера.
      - Английский язык не  относится к сильным качествам Труди
- пояснил ван Гельдер. -С адитесь же, майор, прошу вас.
      Он  достал  из  шкафа бутылку шотландского виски, плеснул
мне и себе, подал стакан и со вздохом опустился в кресло. Потом
взглянул  на  дочь, которая всматривалась в меня так неотрывно,
что я почувствовал себя несколько смущенным.
      - Ты не сядешь, маленькая?
      Она   обернулась к  ван Гельдеру,  лучисто  улыбнулась,
кивнула  и протянула ему огромную куклу. По готовности, с какой
он ее принял, было ясно, что это для него привычно.
      - Да,  папа, - сказала она и  ни с того ни с чего, но так
свободно,  словно  это была естественная вещь на свете, села ко
мне  на  колени,  обняла  за шею и улыбнулась мне. Я ответил ей
такою  же  улыбкой,  которая,  впрочем,  потребовала прямо-таки
геркулесового усилия.
      Взгляд ее стал торжественным, и я услышал:
      - Я люблю вас.
      - Я  тебя  тоже,  Труди,  -  я  стиснул ей плечо, чтобы
показать,  как сильно ее люблю. Она снова улыбнулась, положила
голову мне на плечо и прикрыла глаза. Некоторое время я смотрел
на макушку этой златоволосой головы, потом вопросительно поднял
глаза на ван Гельдера. Он печально улыбнулся.
      - Если это вас не ранит, майор... Труди любит каждого...
      - Так  происходит  со  всеми  девочками в  определенном
возрасте.
      - У вас необыкновенная реакция...
      Мне   не  казалось,   что   этот   мой  ответ  выказывал
необыкновенную реакцию  или  особую сообразительность, но я не
возразил, только улыбнулся и повернулся к девушке:
      - Труди...
      Она молчала. Только шевельнулась и опять улыбнулась такой
удивительно  довольной улыбкой, что по какой-то неясной причине
я почувствовал себя обманщиком, а потом еще крепче сжала веки и
прижалась ко мне. Я попытался еще раз:
      - Труди,  я уверен,  у тебя должны быть прекрасные глаза,
Нельзя ли мне их увидеть?
      Она  на миг замялась, снова улыбнулась, выпрямилась, чуть
отодвинулась,  положив мне  ладони  на  плечи, а потом открыла
глаза широко, как ребенок, когда его об этом просят.
      Эти  большие  фиалковые глаза- были несомненно прекрасны.
Но  было в них что-то еще. Стеклянные, пустые, казалось, они не
отражают  света.  Они блестели, но блеском, который отразила бы
любая  ее фотография, потому что весь он был на поверхности, за
ним таилась какая-то матовость.
      Я  спокойно  снял ее правую руку с моего плеча и подтянул
рукав  до  локтя.  Судя по очертанию ее тела, следовало ожидать
увидеть  прекрасное  предплечье, но ожидания не оправдались: на
нем виднелись ужасные следы неисчислимых уколов шприца. Труди с
дрожащими  губами,  испуганно взглянула на меня, будто опасаясь
нагоняя, стянула рукав вниз, забросила мне руки на плечи, вжала
лицо в мою шею и заплакала. Она плакала так, будто сердце у нее
разрывалось.  Я  погладил ее так осторожно, как можно погладить
кого-то,  кто  явно  собирается  нас удушить, и взглянул на ван
Гельдера.
      - Теперь  я понимаю, почему вы настаивали на моем приходе
сюда.
      - Мне очень жаль. Теперь вы знаете...
      - Это и есть третье дело?
      - Да.  Бог свидетель, я предпочел бы не делать этого.  Но
вы  понимаете, что  из  порядочности по отношению к коллегам я
обязан.информировать их о таких вещах.
      - Де Граф знает?
      - Знает любой  из  высших чинов полиции в Амстердаме, -
просто ответил ван Гельдер. - Труди!
      Единственной  ее реакцией было то, что она стиснула меня
еще  сильней.  И  я  начал испытывать что-то вроде кислородного
голодания.
      - Труди!  -  настойчиво повторил  ван  Гельдер. - После
полудня  тебе полагается спать. - Знаешь сама, что сказал доктор.
Ну-ка в постель!
      - Нет, - захныкала она, - не хочу в постель...
      Ван Гельдер вздохнул и повысил голос:
      - Герда!
      Как  если  бы ждала вызова - что она, вероятно, и делала,
подслушивая  под дверью, - в комнату вплыла удивительная особа.
Это  была  огромная  и невероятно  пышная  женщина  - назвать
походкой  ее  способ движения означало бы прибегнуть к грубому!
преувеличению, - одетая точно так же, как кукла Труди. Длинные
светлые  косы, перетянутые  цветными ленточками, свисали на ее
внушительный  бюст. Судя по лицу, старому, в глубоких морщинах,
словно складчатая,  грубая  шкура,  - ей  уже  перевалило  за
семьдесят.   Контраст между веселой   цветастой   одеждой и
косичками  и тучной старой ведьмой, которая все это носила, был
разительным,  странным,  гротескным,  почти отвратительным, но,
похоже, не будил таких чувств ни у ван Гельдера, ни у Труди.
      Старуха  прошла  через  комнату  - несмотря на свой вес и
утиную перевалку, проделала она это довольно быстро, - коротко
кивнула  мне  и  молча, ласково, но решительно положила руку на
плечо Труди. Та сразу подняла глаза, слезы в них высохли так же
мгновенно,  как  накатились,  она покорно кивнула, сняла руки с
моей  шеи и встала. Подошла к ван Гельдеру, забрала свою куклу,
поцеловала  его,  приблизилась ко  мне, поцеловала меня так же
естественно,  как ребенок на ночь, и почти выбежала из комнаты,
а  Герта  выплыла вслед за ней. У меня вырвался долгий вздох, и
стоило труда удержаться и не вытереть лоб.
      - Вы должны  были меня предупредить, - в голосе моем ясно
слышался  упрек.  -  О Труди  и  Герте. Кто она вообще такая -
Герта? Нянька?
      - Старая служанка, как сказали бы в Англии, - ван Гельдер
сделал длинный глоток виски, словно без него никак не обойтись,
я  сделал  то же самое, мне это было еще нужнее. - Это экономка
еще  моих  родителей, с острова Хейлер на Зейдер-Зее. Вероятно,
вы  заметили,  что  они  там,  как  бы это выразиться, немного
консервативны, если  говорить об  одежде.  Она  у  нас  всего
несколько  месяцев,  но  сами  видите, какое  влияние имеет на
Труди.
      - А Труди?
      - Труди восемь лет.  Ей  восемь  уже пятнадцать лет, и
всегда  будет столько.  Она  не  моя дочь,  как  вы,  верно,
догадались, но я не мог бы сильнее любить собственную дочь. Она
приемная  дочь моего  брата.  Я  работал  с  ним на Кюрасао до
прошлого  года -  занимался  наркотиками,  а  он  был в службе
безопасности  голландской  нефтяной  компании. Его жена умерла
несколько лет назад. А в прошлом году он сам и моя жена погибли
в  автомобильной  катастрофе.  Кто-то  должен был взять Труди к
себе.  Я это сделал. Признаться, не хотел ее брать, а теперь не
смог  бы  жить без нее. Она никогда не будет взрослой, господин
майор.
      И  все  эти месяцы его подчиненные, верно, считали, что у
их  счастливого начальника нет никаких других забот и горестей,
кроме как засадить за решетку как можно больше злоумышленников.
Сострадание и сочувствие никогда не были моим амплуа, так что я
не нашел ничего лучше вопроса:
      - А эта... дурная привычка... Когда это началось?
      - Бог  весть... Во всяком случае, за много лет до того,
как брат узнал...
      - Некоторые из этих уколов совсем свежие.
      - Ее  пытаются  отучить. Вы  считаете, что уколов слишком
много?
      - Да.
      - Герта охраняет ее, как ястреб. Каждое утро берет ее с
собой  в  парк Вондел.  Труди обожает  кормить  птиц. А после
полудня  спит. Правда,  к  вечеру  Герта  иногда устает и рано
засыпает, а меня часто не бывает дома...
      - А вы не поручали следить за ней?
      - Десятки раз. Понятия не имею, как это происходит.
      - Они выбрали ее, чтобы добраться до вас?
      - Чтобы оказать  на меня давление, не иначе. Ведь у нее
нет  денег,  чтобы  платить  за наркотики. Они глупцы и не дают
себе  отчета,  что  я скорей предпочту видеть, как она медленно
умирает на моих глазах, чем сдамся.
      - Вы могли бы обеспечить ей охрану на все двадцать четыре
часа в сутки.
      - Тогда об этом пришлось бы заявить официально.  Подобная
просьба  автоматически передается  в  службу  здоровья.  И что
тогда?
      - Возможно,  какая-нибудь   лечебница, - спросил я, - для
недоразвитых? Больше бы она оттуда не вышла.
      - Да, больше бы она не вышла... Добавить было нечего.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
      Полдня  я провел в отеле, листая старательно составленные
и  снабженные примечаниями акты, а также истории отдельных дел,
переданные  мне  в бюро полковника де Графа. Они охватывали все
известные случаи употребления наркотиков, а также проводившиеся
за  последние  два  года  в  Амстердаме  -  с успехом или без -
расследования  этих  дел.  Материал  был  очень интересен - для
того,  кого  интересуют смерть или потеря человеческого облика,
самоубийства,  разрушенные  семьи и погубленные карьеры. Но для
себя  я  не  нашел там ровным счетом ничего. Битый час прошел в
попытках связать между собой разные документы, но не возникло и
намека на  сколь-нибудь  определенный порядок. Я сдался. Такие
прекрасно  подготовленные  профессионалы,  как де  Граф  и ван
Гельдер, наверняка убили много часов на это бесплодное занятие,
и   коль   скоро   им не   удалось   установить  тут никакой
закономерности,  то  у меня  шансов  не было. Ранним вечером я
спустился  в  фойе  и  отдал  ключ.  Улыбке портье, сидящего за
конторкой,  на сей  раз  недоставало прежнего оскала, она была
почтительной, даже раболепной. Очевидно, ему приказали испытать
новую систему.
      - Добрый   вечер,  добрый вечер! - Это униженное почтение
нравилось  мне еще  меньше,  чем  его нормальное поведение. -
Боюсь, вчера вечером я вел себя немного резко, но, видите ли...
      - Не  о чем говорить, мой дорогой, - я вовсе не собирался
давать перещеголять себя в любезности какому-то портье. - В тех
обстоятельствах  это  было вполне естественно. Ведь вы пережили
огромное  потрясение...  -  За стеклянной дверью отеля слышался
дождь, и я заметил: - Об этом в прогнозе не было ни слова...
      Он широко улыбнулся, словно не в тысячу первый раз слышал
эту идиотскую остроту, после чего сказал как бы между прочим.
      - Не самый подходящий вечер для вашей английской прогулки.
      - Меня это не беспокоит. Сегодня я иду в Зандам.
      - В Зандам?-он  скривился.-Сочувствую  вам.  Очевидно, он
знал  о  Зандам много больше меня, и ничего удивительного, если
учесть,  что  это название я выбрал наугад из плана города-пару
минут назад.
      Я   вышел   на   улицу.  Дождь  не  дождь,  а  балаганчик
по-прежнему   грохотал  на  полную  мощность. Этим  вечером в
программе  был Пуччини,  терпевший  страшный провал. Подойдя к
шарманке,  я  на  миг приостановился, не столько слушая музыку-
говорить  о  музыке  тут  было трудно, - сколько приглядываясь
украдкой к группе исхудалых и плохо одетых подростков - зрелищу
довольно   редкому   в  Амстердаме,   где  не особенно  много
сторонников  голодной диеты, - которые стояли вокруг шарманки и
казались   погруженными  в  восторженный  транс.  Мои  раздумья
прервал скрипучий голос за спиной:
      - Уважаемый господин любит музыку?
      Я обернулся. Дед неуверенно улыбался мне.
      - Прямо-таки влюблен в музыку...
      - Я тоже, я тоже... до конца...
      Если  учесть,  что  конец  его  был уже недалек, подобное
признание  звучало по меньшей мере опрометчиво. Я улыбнулся ему
как один любитель музыки другому и пообещал:
      - Буду  думать  сегодня  о вас - я иду в оперу, - и кинул
две монеты в банку, которая таинственным образом возникла перед
моим носом.
      - Уважаемый господин слишком добр...
      Подозревая  его  в  том, в чем подозревал, я подумал про
себя  то же самое, но милостиво улыбнулся, перешел через дорогу
и кивнул портье. Благодаря какой-то тайне, известной одним лишь
портье,   он  буквально  из  ничего  материализовал  такси.  Со
словами: "В аэропорт Схипхол", - я сел в машину.
      Мы двинулись. Но не одни. У первого светофора, в двадцати
ярдах  от  отеля,  я  глянул  через  заднее окошко. Такси марки
"Мерседес"  в  желтую полосу затормозило в двух машинах от нас.
Обычно оно  стояло  неподалеку  от  отеля.  Но  это могло быть
стечением  обстоятельств. Загорелся зеленый, и мы направились к
Виизельстраат. То же самое сделал "Мерседес".
      Я коснулся плеча шофера:
      - Остановите  тут,  мне надо купить сигарет. Он свернул к
тротуару. За ним - "Мерседес".
      - Стоп! -  Мы  затормозили.  "Мерседес"  тоже. Стечения
обстоятельств, понятно, бывают всякие, но это уже было смешно.
Я  вылез, подошел к "Мерседесу" и открыл дверцу. За рулем сидел
маленький  полный  мужчина  в  выцветшем темно-синем костюме, и
выглядел он подозрительно.
      - Добрый вечер. Вы свободны?
      - Нет, - он смерил меня взглядом, пробуя придать себе вид
лихой  беззаботности,  а потом нахального безразличия, но ни то
ни другое не вышло.
      - Так зачем же вы здесь остановились?
      - А  разве   есть  закон,  запрещающий  остановку,  чтобы
выкурить сигарету?
      - Нет.  Разве  что  вы не курите.  Вам знакомо управление
полиции  на Марникстраат? - Внезапно угасание энтузиазма на его
лице  выразительно показало, что знакомо и даже слишком хорошо.
-  Советую  вам  явиться туда, спросить полковника де Графа или
инспектора ван Гельдера и заявить им, что хотите предъявить иск
Полю Шерману, отель "Рембрандт", номер шестьсот шестнадцать.
      - Иск? - спросил он осторожно. - Какой иск?
      - Скажите  им,  что  тот  забрал у вас ключи  от машины и
выбросил в канал, - и я тут же сопроводил свои слова действием,
которое  вызвало  довольно  приятный на слух плеск, когда ключи
навсегда  сгинули  в  глубинах Принценграхта. -  Не ездите за
мной, - дверца хлопнула вполне соответственно нашему разговору,
но "Мерседес" сработан на совесть, так что дверца не отлетела.
      Устроившись  в  своем  такси,  я подождал, пока мы снова
окажемся на главной улице, и остановил машину:
      - Пожалуй, пойду пешком, - и расплатился.
      - Как это? На Схипхол?
      Когда  длинное  пешее  путешествие ставится под сомнение,
остается  только  снисходительно  улыбнуться,  подождать,  пока
машина пропадет из поля зрения, а потом вскочить в шестнадцатый
трамвай и выйти на Дам. Белинда, в темном плаще и темном платке
на золотых волосах, ждала меня на крытой трамвайной остановке и
выглядела промокшей и продрогшей.
      - Вы опоздали,-она и не старалась скрыть упрека.
      - Никогда   не  следует  критиковать  шефов.  У  правящих
классов всякий раз находятся кое-какие срочные дела.
      Мы  перешли через площадь, возвращаясь той самой дорогой.
которой  прошлым  вечером  мне пришлось идти с серым мужчиной,
затем  прошли  мимо одного из культурных памятников Амстердама,
но  Белинда  была  не  в  настроении интересоваться  культурой.
Нынешним  вечером эта обычно оживленная девушка была замкнута и
сосредоточена и   ее  молчание  не  способствовало  созданию
дружеской  атмосферы. Что-то ее угнетало, и, уже имея некоторое
представление  о  Белинде,  я  догадался,  что рано или поздно
узнаю-что. И оказался прав.
      - Мы, в сущности, для вас не существуем, правда?
      - Кто?
      - Я,  Мэгги,  все те,  кто  на  вас  работают.  Мы только
пешки...
      - Ну,  сама знаешь, - ответил я примирительно. -  Капитан
корабля-не компания команде.
      - О  том и речь.  Я и говорю, что мы, по сути, для вас не
существуем.  Мы  куклы,  которыми  манипулируют,  чтобы главный
кукловод достиг цели. Любые другие куклы подошли бы не хуже...
      Я ответил как можно мягче:
      - Мы   здесь  затем,   чтобы  выполнить  очень  мерзкую и
неприятную  работу, и важно только достигнуть цели. Личности не
играют никакой  роли. Ты  забываешь, что  я твой начальник,
Белинда.  Я  действительно считаю, что ты не должна так со мной
говорить.
      - Я   буду  разговаривать с вами так, как мне нравится! -
разве  что довольно быстрая ходьба помешала ей при этом топнуть
ногой; Мэгги и не приснилось бы так меня отбрить. Но она тут же
задумалась   над   последними  своими  словами и  сказала  уже
спокойнее:  -  Извините.  Я и правда не должна так говорить. Но
как  вы  можете относиться к нам с таким... таким безразличием.
Мы  ведь  тоже человеческие существа. Завтра вы могли бы пройти
мимо меня по улице и даже не узнать. Вы нас не замечаете...
      - Ну, что ты! Еще как замечаю! Возьмем, к примеру, тебя.-
Я  старался  не смотреть на нее, когда мы шли рядом, хотя знал,
что  она внимательно наблюдает за мной. - Новичок в наркотиках.
Крохотный  опыт  в  парижском бюро. Одета в темно- синий плащ и
такой же платок в мелкий белый эдельвейс, белые гольфы, удобные
синие  туфли,  на  плоском каблуке, с пряжками, рост пять футов
четыре  дюйма,   фигура  -  тут  не  обойтись без  цитаты  из
знаменитого   американского   писателя,   но   я  воздержусь, -
прекрасное  лицо, платиновые волосы, похожие на шелковую пряжу,
когда  сквозь  нее  просвечивает  солнце, черные брови, зеленые
глаза,  впечатлительна,   а   что   всего   важней,   начинает
разочаровываться   в   своем   шефе   из-за  отсутствия  в  нем
человеческих  чувств.  Да,  чуть  не забыл. Лак для ногтей чуть
содран на  среднем  пальце  левой  Руки.  А также убийственная
улыбка, скрашенная, если можно так сказать, чуть неровным левым
передним зубом.
      Какое-то время ей не хватало слов, что было вовсе не в ее
характере.   Она   глянула   на   упомянутый  ноготь,  где  лак
действительно  был  чуть  содран,  после чего обернулась ко мне
именно с той самой убийственной улыбкой, о которой я говорил:
      - Возможно, все же это так...
      - Что?
      - Что вы о нас беспокоитесь.
      - Конечно,  так.  - Теперь она начинала принимать меня за
бледного   рыцаря,   а  это  могло  привести  к  нежелательным
последствиям.  - Все мои сотрудницы первой категории, молодые и
красивые, для меня словно дочки. Долгая пауза, потом она что-то
шепнула под нос, мне показалось, очень похожее на "да, папа".
      - Как ты сказала?-спросил я подозрительно.
      - Ничего-ничего. Ничего...
      Мы  свернули на улицу, где размещалась фирма "Моргенштерн
и   Муггенталер".   Этот   мой  второй  визит сюда  полностью
подтверждал  впечатление,  полученное  накануне вечером. Только
место  показалось  мне еще более мрачным и грозным, мостовая и
тротуар  грязнее,  чем прежде,  сточные  каналы  больше забиты
мусором.   Даже  три  складчатые,  крутые  крыши  домов  словно
сблизились  друг  с  другом,  а завтра в эту пору могли и вовсе
сомкнуться.
      Внезапно Белинда  замерла  и  схватила меня за руку. Она
глядела  вверх широко открытыми  глазами,  туда,  где  здания
магазинов  уходили  вдаль и подъемные балки четко рисовались на
фоне  ночного  неба.  Я знал, что она предчувствует недоброе, у
меня самого было такое предчувствие.
      - Это должно быть здесь, -  прошептала она. - Я знаю, что
это здесь.
      - Да, это здесь, - ответил я твердо. - А что?
      Она резко отдернула руку, словно услышала что-то ужасное,
но  я снова взял ее за кисть, сунул под локоть и прижал к себе.
Она не пыталась вырываться.
      - Тут так... так страшно. Что это за жуткие штуки торчат
из-под крыш?
      -  Подъемные   балки.  В  былые времена  дома  облагали
податями, исходя из ширины фасада, так что практичные голландцы
строили их необыкновенно узкими. Естественно, лестничные клетки
были  еще уже. Отсюда и эти балки для подъема массивных вещей -
втягивания наверх фортепьяно, спуска вниз гробов и так далее.
      - Перестаньте!  -   Она втянула голову в плечи и невольно
вздрогнула.   -   Ужасное  место...  Эти  балки...  совсем  как
виселицы. Это место, куда люди приходят умирать.
      -  Чепуха,  моя  дорогая,  -  сказал я беспечно, чувствуя
острые,  как  стилеты, ледяные  пальцы,  исполняющие  на  моем
позвоночнике  траурный марш  Шопена,  и  вдруг  затосковал  по
почтенной  музыке шарманки перед "Рембрандтом". Вероятно, я был
так же доволен, держа Белинду за руку, как и она тем, что может
держаться  за  мою. - Не становись жертвой этих твоих галльских
видений.
      - Никакие  это не видения, - хмуро парировала она, но тут
же  задрожала  снова.  -  Мы  правда  должны  были прийти в это
ужасное место?
      Теперь дрожь ее стала сильной и непрерывной. Правда, было
холодно, но не до такой же степени!
      - Ты  помнишь,  как  мы сюда  попали?  - Она кивнула. -
Возвращайся в отель, а я позже приду к вам.
      - В отель? -она все еще не пришла в себя.
      - Со мной ничего не случится. А теперь иди...
      Она  вырвала руку и, не давая мне опомниться, вцепилась в
лацканы  моего плаща, у взгляда ее была одна цель: испепелить
меня  на  месте.  Если она  и дрожала теперь, то от гнева. Я и
представить  себе  не  мог,  что  такая  красивая девушка может
выглядеть  столь  взбешенной.  Пальцы ее, впившиеся в мой плащ,
побелели. Она даже пыталась меня трясти.
      - Никогда  больше  не  говорите мне  такого!  - Губы ее
дрожали, но слова звучали с отчетливой яростью.
      Это  был короткий,  но  решительный  конфликт между моим
врожденным чувством дисциплины и желанием обнять ее. Дисциплина
победила,  но  до  проигрыша  недоставало  немного.  Я покорно
согласился:
      - Никогда больше не скажу тебе ничего такого.
      - Тогда все  в порядке,  -  она  отпустила мои жалобно
затопорщившиеся лацканы и снова взяла за руку. - Пошли.
      Гордость никогда  бы  не  позволила мне сказать, что она
потянула  меня за  собой,  но со стороны, вероятно, было очень
похоже на  то.  Пройдя шагов пятьдесят, я остановился. - Мы на
месте.
      Белинда вполголоса  прочитала  табличку  "Моргенштерн и
Муггенталер". Я поднялся по ступенькам и взялся за замок.
      - Наблюдай за улицей.
      - А потом что делать?
      - Охраняй мою спину.
      Даже  мальчишка, снабженный гнутою шпилькой для волос, не
счел  бы  этот замок препятствием. Мы вошли, и я закрыл дверь.
Фонарик мой был невелик, но мощен, однако немногое мог показать
нам   на  первом  этаже:  помещение,  чуть  ли не  до потолка
заваленное   пустыми  деревянными  ящиками,  бумагой,  связками
соломы  и  упаковочными  приспособлениями.  Посылочный  пункт,
только и  всего,  По  узкой,  крутой  деревянной  лестнице  мы
поднялись  этажом  выше.  На полпути я оглянулся и заметил, что
Белинда тоже беспокойно оглядывается, а луч ее фонаря скачет из
стороны в сторону.
      Следующий   этаж  был   целиком отведен  под  несметное
количество  голландской  оловянной посуды, миниатюрных ветряных
мельниц,   собачек,   трубок   и   прочих   товаров,  связанных
исключительно  с  торговлей  сувенирами для туристов. На полках
вдоль  стен и на параллельных стеллажах посреди зала помещались
десятки  тысяч этих  предметов, и, хотя, конечно, осмотреть их
нее  я не мог, они мне показались совершенно безобидными. Зато
совсем не  таким безобидным показалось мне помещение, примерно
пятнадцать  на двадцать  футов,  которое прилегало к одному из
углов  зала,  а  точнее говоря - двери, которые в это помещение
вели,  хотя  и не  пожелали  в этот вечер нас туда впустить. Я
подозвал  Белинду и осветил эти двери фонариком. Она глянула на
двери, потом  на  меня, и в отблеске света можно было заметить
изумление на ее лице.
      - Замок с часовым механизмом, - сказала она. - Кому нужен
замок с часовым механизмом на обычных дверях конторы?
      - Это  не обычные двери, - поправил я. - Они сработаны из
стали. И  готов держать пари, что эти обычные деревянные стены
обшиты изнутри  сталью, а самое обычное старое окно, выходящее
на  улицу,  забрано  густой  решеткой, вправленной  в бетон. В
ювелирном  магазине  - да, это бы можно понять. Но здесь? Ведь
скрывать- то нечего...
      - Похоже, мы напали на то, что искали,
      - А ты когда-нибудь во мне сомневалась?
      -  Нет, господин  майор,  -  это  прозвучало  скромно и
кротко.- А куда мы, собственно, попали?
      - Неужели  не ясно? - удивился я. - В оптовый склад
сувениров.
Фабрики,  или  кустари,  или  кто  там еще, присылают сюда свою
продукцию  для реализации,  а этот склад снабжает магазины по
требованию. Просто, не правда ли? Безопасно и невинно, а?..
      - Но не очень гигиенично.
      - С чего ты взяла?
      - Тут ужасный запах.
      - Да, запах гашиша, я бы сказал, на любителя.
      - Гашиша?
      - Ох, уж эта мне твоя тепличная жизнь!.. Пошли.
      На третий этаж я поднялся первым и подождал Белинду.
      - Ты по-прежнему охраняешь спину своего шефа?
      - Я   по-прежнему  охраняю  спину  моего шефа, - как эхо,
машинально откликнулась она.
      Как  и  следовало ожидать, возбуждение ее через несколько
минут  исчезло без  следа. Ничего удивительного. В этом старом
доме  было  что-то  необъяснимо  мрачное  и зловещее. Одуряющий
запах гашиша  был   теперь еще   сильнее,  однако  трудно
представить,  что могло быть с ним связано. Три стены помещения
вместе с  поперечными стеллажами  хозяева  целиком отвели под
часы  с  маятниками,  которые, к  счастью, не ходили. Были они
самых разных  видов,  форм  и  размеров,  от  дешевых,  ярко
раскрашенных  моделей  на  продажу туристам и до очень больших,
прекрасно  сделанных  и  великолепно  украшенных  металлических
часов, видимо,  весьма  старых  и дорогих, либо их современных
имитаций, которые вряд ли были намного дешевле. Четвертая стена
помещения  оказалась,  откровенно говоря, большим сюрпризом. На
полках плотно, ряд за рядом, расположились Библии. Мысль о том,
зачем нужны  Библии  в  магазине  для  туристов,  мелькнула и
погасла: слишком уж тут много было непонятных мне вещей.
      Я взял в руки один из томов, осмотрел его, потом открыл и
на  титульном  листе  обнаружил отпечатанную надпись: "В дар от
Первой    Реформатской     Церкви    Американского    общества
протестантов".
      - У нас в номере точно такая,-сказала Белинда.
      - Не удивлюсь, если они обнаружатся в номерах большинства
отелей этого  города. Вопрос только в том, для чего они тут?
Почему не в магазине издателя или книготорговца, как следовало
бы ожидать? Странно, а?
      Она поежилась:
      - Здесь все странно... Я похлопал ее по плечу.
      - Тебя  просто знобит, и больше ничего. Следствие моды на
мини-юбочки. Ну, теперь следующий этаж...
      Следующий   этаж  был  целиком  предназначен  для  самой
удивительной   коллекции   кукол,   какую   только  можно  себе
представить.  Счет  их шел  на  тысячи.  Размеры колебались от
крошечных  миниатюрок  и  до экземпляров еще больших, чем кукла
Труди. Все  без  изъятия  были  поразительно  натуральны и все
прекрасно  одеты  в  традиционные  костюмы.  Большие куклы либо
стояли  самостоятельно,   либо   удерживались  металлическими
подпорками, маленькие болтались на шнурках, свисавших с прутьев
под   потолком.  Луч  моего  фонаря  остановился,  наконец,  на
группе кукол, одетых в одинаковые костюмы.
      Белинда вцепилась в мою руку и сжала ее.
      - Это так... так-жутко. Они такие живые, словно смотрят и
слушают,  -  она  не  отрывала глаз  от кукол, освещенных моим
фонарем. - Правда ведь, в них есть что-то странное?..
      - Нет смысла шептать. Возможно, они и смотрят на тебя, но
уверяю -  не  слышат. И нет в них ничего особенного, разве что
происходят  они  с  острова  Хейлер на Зейдер-Зее. Экономка ван
Гельдера,   старая   ведьма,   где-то  потерявшая  свою  метлу,
одевается именно так.
      - Как они?
      - Это  нелегко себе представить, - признал я. - А у Труди
есть большая кукла, одетая точно так же.
      - Труди - это больная девушка?
      - Да.
      - И  все равно в этом месте есть что-то очень неприятное.
-  Она отпустила мою руку. Несколько секунд спустя я услышал ее
шумный вдох  и  обернулся.  Она  стояла  спиной ко мне футах в
четырех  и  вдруг  попятилась  медленно и бесшумно, с вытянутой
назад  рукой,  вглядываясь  во что-то,  выхваченное  светом ее
фонаря. Потом послышался сдавленный шепот:
      - Там кто-то есть... Кто-то смотрит...
      Проследив  за  ее  взглядом,  я ничего не увидел, правда,
фонарь,  по  сравнению с  моим,  был  не  особенно  силен. Она
почувствовала мою   руку   за   своей   и   обернулась.  -Там
действительно  кто-то  есть,  -  все  тем же сдавленным шепотом
повторила она. - Я видела... Видела их...
      - Что?
      - Глаза... Я видела...
      Мне   и в   голову   не  пришло  усомниться.  Возможно,
воображение  у нее  было  богатое,  но  она прошла достаточную
выучку,  чтобы не  давать  ему воли во время работы. Луч моего
фонаря скользнул по ее глазам, на мгновенье ослепив и заставив
вскинуть  руку,  и затем перескочил на указанное место. Ничего.
Никаких  глаз. Только две  висящие  рядом  куклы качаются так
легонько,  что это  их  движение  едва  можно различить. А на
этаже-ни  сквозняка,  ни дуновения... Я снова стиснул ей руку и
улыбнулся:
      - Но, Белинда...
      - Никаких "но"? - дрожащий шепот перешел в шипение.- Я их
видела.   Страшные,   пристальные   глаза.  Клянусь,  видела!..
Клянусь...
      - Да-да, конечно, Белинда...
      Судя  по брошенному на меня взгляду, она подозревала, что
я силюсь ее успокоить. И была права.
      - Я верю тебе, Белинда. Конечно, верю...
      - Так почему же вы ничего не делаете?
      - Как  раз собираюсь кое-что сделать.  Убраться отсюда ко
всем  чертям.  -  Как ни в чем не бывало я неторопливо осмотрел
помещение с помощью фонарика, а потом повернулся и взял Белинду
под руку. - Для нас ничего тут нет, и мы затянули визит. Думаю,
нашим натянутым нервам не помешала бы выпивка.
      Она  глянула  на меня  со  смесью  гнева, разочарования,
недоверия  и,  подозреваю,  с немалым облегчением. Но гнев взял
верх: большинство людей впадает в гнев, когда чувствует, что им
верят, только чтобы успокоить.
      - Но вы говорите, что...
      - Ну-ну!  -  я  коснулся  ее  губ указательным пальцем. -
Помолчи. Помни: шефу всегда виднее...
      Для  апоплексического  удара  она  была  слишком молода,
однако чувства  в  ней  прямо-таки  бурлили.  Не  найдя  слов,
подходящих  для  ситуации,  она стала спускаться по лестнице, с
возмущением, сквозящим    в  каждом   движении   напряженно
выпрямленной  спины.  Я поплелся следом, но моя спина тоже вела
себя не совсем обычно: по ней .бегали странные мурашки, которые
утихли  лишь.  когда за  нами  захлопнулась парадная  дверь
магазина.
      Мы  быстро миновали улицу, держась поодаль друг от друга;
это  она  сохраняла  дистанцию,  а ее осанка давала понять, что
такие  вещи,  как  пожатие  рук  и стискивание плеч, на сегодня
закончились. Думаю-к лучшему. Я попробовал пошутить, но она так
кипела гневом, что не ухватилась за шутку.
      - Не заговаривайте со мной! - И я замолк до тех пор, пока
мы  не добрались  до  первой  забегаловки  портового квартала,
неряшливого  притона  с шикарным названием "Под котом с девятью
хвостами".  Видимо,  тут когда-то бывали британские моряки. Она
не  была  в восторге, но не сопротивлялась, когда я взял ее под
руку   и  ввел внутрь.  Это  была  задымленная,  душная  нора.
Несколько   моряков,   недовольных  вторжением двух  чужаков в
заведение,   которое, верно, считали  своей собственностью,
хмуро  подняли на  меня  глаза, но я был настроен глядеть куда
более  мрачно  -  и  нас  тут  же оставили в покое. Мы прошли к
небольшому  деревянному,  столу, крышки которого с незапамятных
времен не касались ни мыло, ни вода.
      - Мне скотч,-сказал я. - А тебе?
      - Тоже.
      - Ты же не пьешь виски.
      - Сегодня пью.
      Такое  утверждение  оказалось  справедливым лишь отчасти.
Профессиональным  движением она влила в себя полстакана чистого
виски  и  тут  же  стала  задыхаться,  кашлять и  давиться так
мучительно,   что   я усомнился:   не  напрасно  ли  исключил
опасность,  апоплексии?  Чтобы помочь, пришлось похлопать ее по
спине.
      - Уберите руки, - просипела она. Я убрал.
      - Думаю,  что  не  смогу дальше с вами работать, господин
майор, - сообщила она, когда гортань снова стала управляемой.
      - Жаль...
      - Как  же  можно  работать  с  людьми,  которые мне  не
доверяют,  которые мне не верят. Вы относитесь ко мне не только
как к марионетке, но и как к ребенку...
      - Вовсе нет.-И это было правдой.
      - "Я  верю  тебе, Белинда, - передразнила она с горечью,-
Конечно, верю"... Совсем вы не верите Белинде.
      - Я  верю  Белинде. И  пожалуй,  даже забочусь о Белинде.
Поэтому и забрал Белинду оттуда. Она повернулась ко мне:
      - Верите?.. Но почему же тогда...
      - Там действительно кто-то был, за этой стойкой с куклами.
Две  из  них  слегка качались. Там кто-то был и наблюдал, желая
знать, не  откроем  ли  мы  чего-нибудь.  У  него не было иных
намерений,   иначе   он  стрелял  бы  нам  в  спину,  когда  мы
спускались. Но если бы я среагировал так, как ты хотела, и стал
его  искать,  тогда  он  прикончил  бы меня  из своего укрытия
прежде, чем удалось бы до него добраться. Потом пристрелил бы и
тебя,  чтобы  не  оставлять  свидетеля. А сказать по правде, ты
еще слишком молода,  чтобы умирать. Правда, не будь там тебя, я
мог  бы  поиграть с ним в прятки с примерно равными шансами. Но
ты  была  там. Оружия у тебя нет. И нет никакого опыта в этих
паскудных играх, в какие мы подчас играем. Ты стала бы для него
прямо  идеальной заложницей. Вот я и забрал оттуда Белинду. Чем
плохое объяснение, а?
      - Я  не разбираюсь в объяснениях,-теперь в глазах у нее
стояли слезы. - Знаю только, что это-лучшее, что мне когда-либо
доводилось слышать.
      - Пустяки! - Я допил свое виски, потом - виски Белинды, и
отвез ее в отель.
      Минуту  мы стояли в дверях, укрывшись от падающего теперь
как сквозь решето дождя. Белинда почти успокоилась.
      - Мне  так  жаль...  Я  была такая глупая... И грустно за
вас...
      - За меня?
      - Теперь я  понимаю, почему  вы  предпочли бы работать с
куклами, а не с людьми. Когда умирает кукла, человек не плачет.
      Ответить было нечего. Чувствовалось, что власть над этой
девушкой   ускользает от  меня  и  отношения учитель-ученица
становятся совсем не такими, как прежде.
      - И  еще  одно...  -  Она  говорила  почти  с радостью. Я
очнулся.
      - Теперь я уже не буду вас бояться.
      - А раньше боялась? Меня?
      - Да. Правда-правда! Как сказал тот человек...
      - Какой?
      - По-моему, Шейлок. Помните: вонзи в меня кинжал...
      - Помолчи!..
      Она  умолкла.  Одарила  меня  своей убийственной улыбкой,
потом неторопливо поцеловала меня, еще раз улыбнулась и вошла в
отель. Стеклянные двери несколько раз качнулись и остановились.
Еще немного, - подумал я мрачно, - и дисциплина полетит ко всем
чертям.

ГЛАВА ПЯТАЯ
      Отойдя  ярдов  на  триста  от  отеля,  я поймал такси и
отправился  в  "Рембрандт".  Поглядел  некоторое  время  из-под
навеса у  входа  через  улицу -  на балаганчик. Старик был не
только бессмертен,  но  и,  вероятно, непромокаем,  дождь  не
производил  на него никакого впечатления, и ничто, кроме разве
что   землетрясения,   не  могло  предотвратить  его  вечернего
выступления. Подобно   старому   актеру,   считающему,   что
представление  должно состояться несмотря ни на что, он, видно,
не   сомневался   в   своих   обязательствах   перед  публикой,
и-невероятная  вещь!-публика  эта у него была: несколько юнцов,
чья  потертая  одежда, по  всем  признакам, промокла насквозь,
группка,  погруженная  в мистическое созерцание смертельных мук
Штрауса,  которому пришла очередь подвергнуться пыткам. Я вошел
в отель.
      - Так скоро обратно? Из Зандама? - удивление управляющего
казалось вполне искренним.
      - Такси,  -  пояснил  я и отправился в бар, где, удобно
устроившись  в углу и медленно попивая виски, задумался о связи
между быстрыми   людьми   и скорострельными   револьверами,
торговцами  наркотиками,  больными девушками, глазами, скрытыми
за   куклами, такси,  следующими  за  мной, куда  бы  я  ни
направлялся,  полицейскими,  которых  шантажируют, и продажными
управляющими  отелей,  портье  и бренчащими шарманками. Все это
вместе взятое не  давало мне ровным счетом ничего. Оставалось
признать,  что результаты  ничтожны  и - как ни неприятна сама
мысль  об этом - выхода нет и придется сегодня же, попозже, еще
раз посетить магазин, разумеется, не уведомляя Белинду... Тут я
впервые  случайно  глянул в находящееся передо мной зеркало. Не
могу сказать, что меня толкнул какой-то инстинкт или что-нибудь
в  этом  роде, просто уже  некоторое время ноздри мне слегка
щекотал запах духов, тонкий дух сандалового дерева, который мне
очень  нравится,  вот и захотелось увидеть, от кого он исходит.
Чисто старомодная дотошность.
      Столик,  за  которым сидела девушка, был расположен сразу
за  моим.  На  столике -  початый  стакан  спиртного, в  руке
девушки  -  развернутая  газета.  Когда я глянул в зеркало, она
сразу  опустила  глаза в газету. Моя природная подозрительность
тут ни при чем. Воображение тоже. Она приглядывалась ко мне. На
ней   был   зеленый   костюм, а  непокорные  белые  волосы, в
соответствии  с  современной  модой,  вы  глядел и остриженными
сумасшедшим  садовником.  Как  видно,  Амстердам  полон молодых
блондинок, так или иначе, привлекающих мое внимание.
      Повторив у  бармена  заказ,  я поставил стакан на столик
близ  бара  и  медленно,  как  человек,  глубоко  погруженный в
раздумье,  направился в фойе, миновал девушку, даже не взглянув
на нее, и парадной дверью вышел на улицу. Штраус уже кончился -
но  не старик, нет: желая продемонстрировать разнообразие своих
пристрастий,  он  перешел  к  чудовищному исполнению популярной
шотландской  песенки. Попробуй он проделать этот номер на любой
из  улиц  Глазго,  через  четверть  часа  от него, как и от его
шарманки,   осталось   бы  только  бледное  воспоминание.  Юнцы
исчезли,   что  могло  означать   либо   их антишотландскую
настроенность, либо-  в  такой  же степени - прошотландскую. В
действительности  же их отсутствие, как я позже узнал, означало
нечто  совершенное иное. Все приметы и признаки были у меня под
носом, но  я не улавливал - и из-за этого слишком многим людям
предстояло умереть.
      Старик заметил меня и немедленно изобразил удивление:
      - Уважаемый господин говорил, что...
      - Что  иду  в  оперу.   И пошел было, - я грустно покачал
головой.  -  Примадонна  надорвалась на верхнем "ля". Сердечный
приступ.  -  Чтобы  утешить,  я  похлопал  его по плечу. - Без
паники. Я иду всего лишь позвонить...
      С  администрацией  отеля телефон соединил меня сразу, а с
номером  девушек-  после  долгого  ожидания.  В  голосе Белинды
слышалось раздражение:
      - Кто говорит?
      - Шерман. Немедленно приезжай.сюда.
      - Сейчас?-она застонала.-Я купаюсь.
      - Увы, мне  надо  быть в двух местах одновременно. А ты и
без  того  слишком  чиста  для той грязной работы, которая меня
ждет. Мэгги тоже.
      - Мэгги спит.
      - Ну  так  разбуди  ее,  ладно?  А  если  хочешь,  можешь
принести  ее  на руках. -  Обиженное  молчание. - Через  десять
минут будьте у моего отеля. Ждите на улице шагах в двадцати.
      - Но  ведь  льет  как  из  ведра!  -  Раздражение все  не
проходило.
      - А  вы боитесь промокнуть? Некоторое время спустя отсюда
выйдет одна девушка. Твой рост, твой возраст, твоя фигура, твои
волосы...
      - В Амстердаме десять тысяч девушек, которые...
      - Эта  прекрасна.  Не  так,  как  ты,  ясное   дело,   но
прекрасна.  На ней зеленый плащ, в руке зеленый зонт... духи с
запахом   сандалового дерева,   а   на  левом  виске недурно
загримированный синяк, который я поставил ей вчера днем.
      - Загримированный... вы нам ничего не говорили о том, что
нападаете на девушек.
      - Откуда  мне  помнить  всякие  "мелкие подробности"?  Вы
пойдете   за   ней.   Когда   доберетесь  до  места,  куда  она
направляется,  одна  из вас останется, а другая-ко мне. Нет, не
сюда,  сюда нельзя, сами знаете. Я буду "Под старым кленом", на
втором углу Рембрандтплейн.
      - Что вы там. будете делать?
      - Это бар. Как ты думаешь, что я там буду делать?
      Когда  я вернулся,  девушка  в зеленом плаще по-прежнему
сидела за тем же столиком. Сперва я подошел к администратору, и
попросил   несколько   листов  бумаги, а  потом  устроился  за
столиком,  где оставил  свою  выпивку. Девушка в зеленом плаще
была  не дальше, чем в шести футах, так что хорошо видела,что я
делаю, оставаясь  в  то  же  время  относительно  свободной от
наблюдения.
      Вытащив  из  кармана  счет  за  ужин,  съеденный прошлым
вечером,  я  разгладил его перед собой и стал что-то чертить на
клочке бумаги.  Через минуту с неудовольствием отложил перо,
скомкал  лист  и  швырнул  в стоящую рядом корзину. Затем начал
писать   на другом   клочке   -   и   изобразил   тот   же
неудовлетворительный  итог.  Повторил  номер еще несколько раз,
после чего прикрыл глаза, опер голову на ладони и оставался так
почти  пять  минут,  словно  человек, погруженный в глубочайшие
размышления.  Спешить  мне было некуда, это точно. Белинде было
дано  десять минут, но если бы она сумела за это время выйти из
ванной, одеться и приехать сюда с Мэгги, это означало бы, что я
знаю о женщинах еще меньше, чем мне казалось.
      Потом  я снова  писал,  комкал бумагу и кидал в корзину,
пока  не  прошло  двадцать минут. К этому времени я одолел свою
выпивку,  так  что  пожелал  бармену доброй ночи и вышел, но за
красными   плюшевыми  портьерами,  отделяющими бар  от  холла,
остановился,  немного  подождал и осторожно выглянул. Девушка в
зеленом  плаще встала, заказала еще выпить и присела спиной ко
мне   на   кресло,   которое  я  недавно  освободил.  Незаметно
оглядевшись,  чтобы убедиться, что за ней не следят, она как бы
ненароком потянулась к корзине для бумаг, вынула лежащий сверху
смятый клочок бумаги и разгладила его перед собой. Тем временем
я бесшумно придвинулся к ее креслу. Теперь лицо ее было видно в
профиль, и это лицо внезапно застыло. С такого расстояния можно
было даже прочитать слова, написанные на разглаженной бумаге..
      Звучали они  так:  "Только  очень  любопытные  девчонки
заглядывают в корзинки для мусора".
      - Все остальные бумажки содержат то же самое таинственное
послание, - сообщил я. - Добрый вечер, мисс Лимэй.
      Она  резко  повернулась  и  уставилась на меня. Косметика
была использована довольно умело, так что натуральный оливковый
цвет  кожи почти удалось скрыть, но вся помада и пудра на свете
не смогли бы спрятать румянца, залившего ее лицо от шеи до лба.
      - Клянусь, - продолжал я, - этот розовый цвет вам очень к
лицу...
      - Извините, я не говорю по-английски.
      - Понимаю. Потеря  памяти  в  результате потрясения, - я
осторожно  коснулся  ее синяка. - Это пройдет. Как ваша голова,
мисс Лимэй?
      - Извините, я...
      - Не говорите по-английски.  Вы это уже говорили. Но ведь
понимаете   совсем  неплохо,  а?  Особенно  то,  что  написано.
Признаться,  - для  такого, как я, стареющего мужчины, большое
утешение  видеть,  что современные  девушки  так  хорошо умеют
краснеть. Вы очень хорошо краснеете.
      Она  в замешательстве поднялась, машинально вертя в руках
бумагу.  Вероятно,  она  была  на стороне преступников - только
тот,  кто  на  их стороне, мог, как это сделала она, попытаться
заступить  мне дорогу во время погони на аэродроме. И все же я
не  мог удержаться от сочувствия. В ней было что-то печальное и
беззащитное. Притворяться так сумела бы лишь прекрасная актриса
но  прекрасные актрисы  обычно  ищут  успеха  на  сцене или на
экране. Вдруг, неизвестно почему, мне на ум пришла Белинда. Две
в  один  день-это, пожалуй, многовато. Видимо, я начал глупеть.
Кивок в сторону бумаг получился резким и злым:
      - Вы можете оставить их себе, если хотите.
      - Оставить...  -  она  глянула  на  бумаги.  - Я вовсе не
хочу...
      - Ага! Потеря памяти начинает проходить.
      - Извините, я...
      - Ваш парик перекосился.
      Машинально  она  подняла руки  к волосам, потом медленно
опустила  их  и  прикусила губу. В ее темных глазах было что-то
близкое к отчаянию. И снова во мне возникло неприятное чувство,
что   я   слишком   доволен  собой.  - Оставьте  меня!  -  И я
отодвинулся,  чтобы  ее  пропустить.  Несколько  мгновений  она
смотрела  на  меня,  и, готов присягнуть, в глазах ее появилось
умоляющее выражение, а лицо чуть сморщилось, словно она вот-вот
расплачется.   Потом   покачала  головой  и  быстро  вышла.  Не
торопясь,  я  двинулся за  ней  и  видел,  как она, сбежала по
ступенькам  и  свернула  в  сторону канала. Двадцатью секундами
позже  Мэгги  и  Белинда  стартовали  в том же направлении. Они
держали  раскрытые  зонты,  но несмотря на это казались сильно
промокшими  и  измученными.  Возможно, впрочем,  они  и впрямь
добрались сюда за десять минут.
      Когда   я  вернулся  в  бар,  откуда,  кстати,  вовсе  не
собирался  уходить,  только  должен был убедить в этом девушку,
бармен просиял:
      - Приветствую вас еще раз. Я уж думал, вы пошли спать.
      - Собирался. Но мои вкусовые сосочки сказали мне: нет, не
раньше, чем через еще одно виски!..
      - Их  всегда  надо слушаться, - серьезно ответил бармен и
подал мне виски.
      - На здоровье!
      Я   поднес  стаканчик  к губам  и  возвратился  к  своим
раздумьям.  К  раздумьям  о  наивности и о том, как неприятно,
когда  тебя вводят в заблуждение, и еще о том, умеют ли молодые
девушки краснеть по первому требованию. Кажется, мне доводилось
слышать  о некоторых актрисах, которым такое удается, но трудно
поручиться.  Так  что пришлось заказать еще порцию виски, чтобы
освежить  память.  Следующая  посудина, какую поднес я к губам,
была  совсем  иного  рода,  намного  тяжелее,  да  и  напиток в
ней-куда  темнее.  Кружка  такого  напитка могла показаться - и
справедливо  - довольно  необычной на континенте, но только не
тут,   "Под  старым  колоколом",  в  этой  увешанной  латунными
штуковинами   пивной   -   более  английской,  чем  большинство
английских  пивных,  - специализирующейся на сортах английского
пива,  а  также,как свидетельствовала моя кружка, на ирландском
портере.  Заведение  было переполнено, однако мне удалось найти
столик напротив  входа-не  потому,  что,  подобно людям Дикого
Запада,  не  люблю  сидеть  спиной  к  двери,  а чтобы сразу же
заметить  Мэгги или Белинду. Явилась Мэгги. Она подошла к моему
столику  и села. Ни зонт, ни платок не помешали дождю промочить
ее до нитки, вьющиеся ее волосы прилипли к щекам.
      - Все в порядке? - спросил я заботливо.
      - Если можно назвать порядком, когда промокаешь насквозь,
то  да. Подобное едкое замечание вовсе не было свойственно моей
Мэгги. Видимо, дождь и впрямь доконал ее.
      - А Белинда?
      - Тоже  придет. Думаю, она слишком беспокоится за вас,-
она  демонстративно  выждала,  пока  я сделаю долгий и вкусный
глоток портера. - Боится, что вы слишком рискуете.
      - Белинда-заботливая девочка.
      - Она еще молода.
      - Да, Мэгги.
      - И впечатлительна.
      - Да, Мэгги.
      - Я не хочу, чтобы ей было плохо, Поль...
      Услышав  такое,  я  подскочил, по крайней мере внутренне.
Она  никогда  не  говорила  мне "Поль", разве что наедине, да и
тогда  только  глубокая задумчивость или сильное волнение могли
заставить  ее  забыть  о  том, что  она  сама считала  нормой
поведения.  Фраза  эта прозвучала  так  неожиданно, что стоило
задуматься:  о чем, черт побери, они могли разговаривать между
собой? Я уже начинал жалеть, что не оставил их обеих дома и не
взял  вместо  них  двух доберманов. Доберман, во всяком случае,
коротко  и  ясно  управился бы с нашим спрятавшимся приятелем у
Моргенштерна и Муггенталера.
      - Я сказала... - начала Мэгги.
      - Слышал,  -  я отхлебнул портера.  - У тебя очень доброе
сердце,  Мэгги.  Она  кивнула - не в подтверждение моих слов, а
просто чтобы  показать,  что  удовлетворена  таким  ответом, и
поднесла к губам заказанный для нее шерри. Пора было приступать
к делу.
      - Где наша общая знакомая?
      - В церкви.
      - Что?! - я поперхнулся.
      - Поет гимны.
      - Боже мой! А Белинда?
      - Там же.
      - И тоже поет гимны?
      - Не знаю. Я туда не входила.
      - Возможно, Белинде тоже не следовало входить...
      - Разве есть место безопаснее церкви?
      - Это  правда.  Да,  ты права. -  Я  силился  сбросить
напряжение, но мне было не по себе.
      - Одна из нас должна была остаться.
      - Конечно.
      - Белинда  говорила,  что  вы, возможно, захотите узнать
название этой церкви.
      - С какой стати...- фраза осталась неоконченной. - Первая
Реформатская  церковь  Американского  Общества протестантов? -
Мэгги кивнула. Я отодвинул кресло и встал. - Теперь все понятно
Пошли!
      - Что?  И вы оставите этот прекрасный портер, который вам
так полезен?
      - Я  думаю о здоровье Белинды, а не о своем. Мы вышли.  И
только теперь мне пришло в голову, что название церкви ничего
не  говорит  Мэгги.  Вернувшись  в  отель, Белинда ничего ей не
рассказала,  не могла рассказать, потому что Мэгги спала. А я -
то  гадал,  о чем они могли разговаривать! Ни о чем. Либо Мэгги
попросту проговорилась о чем-то очень личном, либо я не слишком
сообразителен. Вероятно, и то, и другое.
      Дождь   нисколько   не   утих,  и,  когда  мы  шли  через
Рембрандтпленн мимо отеля "Шиллер", Мэгги начал бить озноб.
      - Глядите, - сказала она, - такси. Множество такси.
      - Не могу сказать, что в Амстердаме нет  ни одного такси,
не   находящегося   на  содержании  преступников,-ответил  я с
чувством,  - но в то же время не поставил бы на это даже пенса.
Впрочем, тут недалеко.
      Это  соответствовало  действительности  -  но  только  на
такси. Пешком же расстояние было довольно значительное. Но я и
не  собирался  идти  пешком.  Пройдя  Торбекплейн,  мы свернули
влево, потом вправо и снова влево, пока не вышли на Амстель.
      - Вы, как видно, неплохо знаете дорогу, майор?
      - Уже бывал тут.
      - Когда?
      - Не помню. Кажется, в прошлом году.
      - Как  это  - в прошлом году? - Мэгги знала,  либо ей так
казалось,  о  каждом  моем  шаге  за последние пять лет. И, как
всякий нормальный человек, не любила, когда ее обманывают.
      - Пожалуй, весной.
      - Два месяца?
      - Примерно.
      - Прошлой  весной  вы  два  месяца  провели  в Майами, -
произнесла она прокурорским тоном. - Так сказано в отчетах.
      - Ну, ты же знаешь, я путаюсь в датах.
      - Не знаю,  - прервала она меня. - А может, вы никогда до
сих пор не видели полковника де Графа и ван Гельдера?
      - Не видел.
      - Но...
      - Мне  не хотелось их беспокоить... - Я остановился перед
телефонной будкой. - Надо позвонить  в  несколько мест. Подожди
тут.
      - Нет! - Видно, атмосфера Амстердама могла деморализовать
кого угодно.
      Мэгги  становилась  такой же несносной, как Белинда. Но в
одном  была  права:  дождь  рушился  теперь  целыми потоками. Я
открыл дверь  и впустил ее перед собой в будку. Прежде всего я
позвонил  в  ближайшую фирму  по  найму такси, телефон которой
заранее разузнал. Затем стал набирать другой номер.
      - Не  знала, что  вы говорите по-голландски... - Мэгги не
скрывала удивления.
      - Наши  друзья  тоже не знают.  Поэтому мы можем получить
"чистого" таксиста.
      - Вы  действительно  никому  не доверяете,  - удивление
сменилось горечью.
      - Тебе, Мэгги, доверяю.
      - Нет,  мне  вы  тоже  не  доверяете.  Просто  не  хотите
забивать мне голову лишними проблемами.
      - Ты  преувеличиваешь, - скривился  я.  Но  тут  в трубке
отозвался   де  Граф. После  обычного  обмена  любезностями я
спросил:
      - Ну,  как  там  мои  бумажки?  Еще не удалось?  Спасибо,
полковник. я позвоню позже,- и повесил трубку.
      - Какие бумажки?-спросила Мэгги.
      - Те, которые я ему дал.
      - А откуда вы их взяли?.
      - Один тип дал мне их вчера.
      Мэгги  взглянула на  меня  с обычной своей покорностью и
ничего не сказала. Через несколько минут появилось такси. Я дал
водителю  адрес  в старом городе и, когда мы добрались, пошел с
Мэгги  узкой  улочкой до одного из каналов портового квартала и
остановился на углу.
      - Это?
      - Да.
      "Это"   было  маленькой  серой  церковью над  каналом, в
каких-нибудь пятидесяти ярдах от нас. На мой непрофессиональный
взгляд,   этому   старому,   рассыпающемуся   строению грозила
опасность  рухнуть  в  канал,  и если оно все же удерживалось в
вертикальном   положениии,   то  разве что  верой.  Квадратная
каменная  башня  церкви отклонилась от вертикали как минимум на
пять  футов,  а  маленькая  башенка  на  ее верхушке рискованно
покосилась  в  противоположном направлении. Первой Реформатской
церкви Американского  Общества  протестантов  было самое время
приступить к сбору пожертвований.
      Пожалуй, некоторым  прилегающим домам опасность рухнуть
грозила  еще больше - доказательством служило то, что по эту же
сторону  канала, за церковью, на большом пространстве велась их
разборка  и  огромный  башенный  кран  с самой большой стрелой,
какую  я  когда-либо  видел,  почти  исчезающей высоко в темном
небе, стоял посреди расчищенной площади, где уже шла работа.
      Мы  медленно пошли над каналом в сторону церкви. Уже были
ясно  слышны  орган  и громкое пение, звучавшие очень приятно,
спокойно  и  грустно;  музыка  плыла  над  потемневшими  водами
канала.
      - Служба,  верно, еще не закончилась, - сказал я. - Войди
туда...
      Я  запнулся,  наткнувшись взглядом на молодую блондинку в
белом плаще с пояском, как раз проходившую мимо.
      -  Эй! - Мой оклик прозвучал не слишком уверенно. Девушка
хорошо знала, что  делать,  когда  к ней пристает не знакомый
мужчина  на улице. Едва взглянув на меня, она бросилась бежать.
Но  далеко  не убежала  -  поскользнулась  на мокрых камнях, с
трудом удержав  равновесие,  и  уже через несколько шагов я ее
догнал.  Она  было  попыталась вырваться,  но тут же сдалась и
закинула  мне  руки  на  шею.  Мэгги  подошла  к  нам  с  самым
пуританским видом, на какой только была способна.
      - Старая знакомая, господин майор?
      - С нынешнего утра. Это Труди. Труди ван Гельдер.
      - А!   - Мэгги успокаивающе положила руку на ее плечо, но
Труди  не  обратила  на  нее внимание, только еще крепче обняла
меня  и  восторженно  поглядела  в  лицо  с  расстояния дюйма в
четыре.
      - Я люблю вас, - сообщила она. - Вы такой милый.
      - Да, я знаю, ты мне уже говорила...
      - Что делать?-спросила Мэггн.
      - Что  делать?  Надо  доставить ее домой. И я сам должен
отвезти ее туда: если посадить в такси одну, выскочит у первого
же светофора. Сто к одному, что старая карга, которая должна за
ней  смотреть, задремала,  а отец, верно, сейчас перетряхивает
весь город. Ему было бы дешевле купить цепь и ядро.
      Не  без  труда  я  расплел руки Труди и подтянул ее левый
рукав. Осмотрел  -  и взглянул  на  Мэгги, которая вытаращила
глаза, а  потом  прикусила  губу  при виде безобразных следов,
оставленных  шприцем. Опустив рукав, - Труди вместо того, чтобы
взорваться  плачем,  как  это  было  в последний раз, стояла и
хихикала,  словно  все это  было  ужасно забавно, - и осмотрел
другую руку. Потом опустил и второй рукав.
      - Ничего свежего.
      - То есть вы не видите ничего свежего, - поправила Мэгги.
      -  А  что  делать?  Приказать  ей  под  ледяным дождем,
исполнить  стриптиз  на  берегу  канала в такт органной музыке?
Подожди минутку...
      - Зачем?
      - Хочу поразмыслить.
      Пока  я  размышлял,  Мэгги стояла с выражением послушного
ожидания,   а Труди,  вцепившись   в   мою  руку,  влюбленно
вглядывалась в меня. Наконец, я спросил:
      - Никто тебя там не видел?
      - Насколько могу судить, нет.
      - А Белинду?
      - Разумеется  видели.   Но не так, чтобы потом ее узнать.
Там,  внутри, головы у всех покрыты. У Белинды на голове платок
и капюшон плаща, да и сидит она в тени. - Вытаскивай ее оттуда.
Дождись,  пока кончится служба, а потом иди за Астрид Лимэй. И
постарайся   запомнить  как  можно  больше  людей,  бывших  на
богослужении.
      Мэгги посмотрела на меня с сомнением;
      - Боюсь, это будет трудно.
      - Почему?
      - Они все похожи друг на друга.
      - То есть? Они что-китаянки?
      - Большинство  - монахини, с Библиями  и четками у пояса.
Волос их не видно - из-за длинных черных и белых накидок...
      - Мэгги...  -  я  с  трудом  притормозил.   - Я знаю, как
выглядят монахини.
      - Да,  но   есть еще  что-то.  Почти  все  они  молоды и
красивы... Некоторые очень красивы...
      - Ну,  для  того,  чтобы  стать  монахиней, необязательно
иметь  лицо  словно  после  автомобильной катастрофы. Позвони в
отель и дай номер, по которому тебя можно будет поймать. Пошли,
Труди. Домой.
      Она  потащилась  за мной весьма покорно, сперва пешком, а
потом  на такси, где все время держала меня за руку и оживленно
плела разные веселые глупости, словно малый ребенок, неожиданно
получивший  целую  кучу  забавных  развлечений. Перед домом ван
Гельдера я велел таксисту подождать.
      И  ван  Гельдер  и Герта, естественно, отругали Труди - с
резкостью  и  суровостью,  которые  обычно  маскируют  глубокое
облегчение.  После этого ее выпроводили из комнаты, вероятно, в
кровать.  Ван  Гельдер наполнил  два  стакана с  поспешностью
человека,   чувствующего   неодолимую потребность   выпить, и
предложил мне сесть. Я отказался.
      - Меня ждет такси.  Где в эту пору можно найти полковника
де  Графа?  Хотелось  бы  получить у него машину, лучше всего -
быстроходную.
      Ван Гельдер улыбнулся:
      - Все  вопросы  к  вам  оставляю при себе.  Полковника вы
найдете  в  его бюро. Он сегодня трудится допоздна. - Он поднял
свой стакан. - Тысячу раз спасибо. Я очень, очень беспокоился.
      - Вы подняли полицию на ее розыски?
      - Неофициально  -  он  снова  улыбнулся,  но криво. - Вы
знаете,  почему.  У  меня  есть несколько доверенных друзей. Но
Амстердам - девятисоттысячный город.
      - Вы не представляете, почему она очутилась так далеко от
дома?
      - Тут-то, по крайней мере, нет никакой тайны. Герта часто
водит ее туда... то есть в эту церковь... Все в Амстердаме, кто
родом  с  Хейлера,  ходят  туда. Это протестантская церковь, на
Хейлере  есть  такая  же.  Ну, может, не  столько  церковь, а
скорее торговое  помещение,  в  котором  по  воскресеньям идет
служба.  Герта возит  ее  и  туда.  Они  часто ездят на остров
вдвоем.  Эти  церкви  и еще парк Вондел - единственные прогулки
моей девочки.
      В  комнате  появилась  Герта, и ван Гельдер вопросительно
взглянул на нее. С миной, которая могла сойти за удовлетворение
на  ее оцепенелом  лице,  Герта  покачала головой и выкатилась
обратно.
      - Ну,  слава  богу, - ван Гельдер допил виски.  - Никаких
уколов.
      - На этот раз нет. -  Я тоже опустошил стакан, попрощался
и  вышел.  На  Марниксстраат  я  расплатился  с  таксистом. Ван
Гельдер  предупредил де Графа о моем приезде, так что полковник
ждал  меня.  Если  он  и  был только что занят, ничто на это не
указывало.  Как  обычно, он едва помещался в кресле, где сидел,
стол  перед  ним  был  пуст,  подбородок его удобно покоился на
сплетенных  пальцах.  Услышав, что открылась дверь, он оторвал
взор от неторопливого исследования бесконечности.
      - Надо  полагать,   у вас  началась  полоса  успехов?
-приветствовал он меня.
      - Совершенно ошибочное предположение.
      - Как?  Никакого  намека  на  широкую  дорогу,  ведущую к
последней развязке?
      - Одни слепые тупики.
      - Я слышал от инспектора, что речь идет о машине.
      - Очень был бы вам признателен.
      - А   нельзя   ли  полюбопытствовать,  для  чего она  вам
понадобилась?
      - Для  въезда в тупики. Но, в сущности, хочу вас попросить
не об этом.
      - Я так и думал.
      - Хотелось бы получить ордер на обыск.
      - Зачем?
      - Чтобы   произвести  обыск, - терпеливо  объяснил  я. -
Разумеется,  в присутствии  вашего  человека  или ваших людей,
чтобы все было честь по чести.
      - У кого? Где?
      - У  Моргенштерна  и  Муггенталера.   Магазин  сувениров.
Неподалеку от доков... не знаю адреса.
      - Слышал  о  них, - кивнул де Граф.  - Но не знаю ничего,
что ставило бы их под подозрение. А вы?
      - Тоже нет.
      - Так почему же они вас так заинтересовали?
      - Не имею понятия. Как раз и хочу узнать, почему они меня
так  интересуют.  Нынче  вечером  я  был  у  них,  - сказал я и
звякнул-связкой отмычек.
      - Вероятно,  вам известно, что использование таких орудий
незаконно, - изрек де Граф сурово. Я спрятал отмычки в карман.
      - Каких орудий?
      - Минутная галлюцинация,-любезно откликнулся дс Граф
      - Любопытно,  зачем  у  них замок с  часовым механизмом в
стальных дверях, ведущих в контору. И огромные запасы Библии. -
Я не упомянул ни о запахе гашиша, ни о человеке, прятавшемся за
куклами.   -   Но   больше  всего  меня  интересуют  списки  их
поставщиков. .
      - Ордер можно  устроить. Был бы предлог, - подытожил де
Граф.  - Я сам составлю вам компанию. Не сомневаюсь, что завтра
утром  вы удовлетворите свое любопытство во всех потребностям А
теперь о  машине.  У  ван Гельдера отличное предложение. Через
пару  минут  здесь  будет  полицейская машина с форсированным
мотором,  снабженная  всем, от рации до наручников, но с виду -
такси. Вы  понимаете, что вождение такси связано с некоторыми
проблемами?
      - Постараюсь  не  зарабатывать  слишком много на стороне.
Еще что-нибудь для меня есть?
      - Тоже через пару минут. Ваша машина доставит заодно некую
информацию и в бюро регистрации.
      Действительно,  очень  скоро  на столе де Графа появилась
папка. Он перелистал какие-то бумаги.
      - Астрид  Лимэй.  Имя  подлинное,  что, возможно, всего
удивительнее. Отец   голландец,   мать   гречанка.   Он   был
вице-консулом в  Афинах,  умер  несколько  лет  назад.  Место
жительства  матери  не известно.  Двадцать четыре года. Ничего
отрицательного о ней не известно, да и положительного немного.
Надо  сказать, ее  положение не совсем ясно. Работает в ночном
ресторане   "Новый   Бали"   живет   в  квартирке  поблизости.
Единственный  известный  нам  родственник-брат Георг. Двадцать
лет.  А!  Это  должно  вас  заинтересовать.  Георг провел шесть
месяцев в качестве гостя Ее Королевского Величества.
      - Наркотики?
      - Нападение   и   попытка   грабежа.   Похоже,  совсем
дилетантская  работа. Допустил одну ошибку-напал на детектива в
штатском.  Подозревается  в  наркомании - весьма правдоподобно,
что пытался добыть на это деньги. Больше ничего у нас нет, - он
взял другую бумагу. - Номер, который вы мне дали-МОО 144, - это
радиопозывные  бельгийского  каботажного парохода "Марианна" он
должен завтра прийти из  Бордо.  У  меня достаточно толковый
персонал, не правда ли?
      - Да. Когда приходит пароход?
      - В полдень. Обыщем?
      - Ничего не  найдем.  Большая  просьба: не приближайтесь
нему. А о двух других номерах есть какие-нибудь данные?
      - Ничего  -  ни о  910020,  ни о 2797, - он помолчал в
задумчивости.  -  А  это  не  может быть два раза 797? Вот так:
797797
      - Вы  же  сами  приказали нам идти за Астрид Лимэй. Мы не
могли ждать.
      - А  вам  не  приходило в  голову,  что некоторые могли
остаться на исповедь? Или что вы не ладах с арифметикой?
      Белинда гневно стиснула губы, но Мэгги положила ладонь ей
руку.
      - Это  не  повод  для  шуток,  господин майор. - И это
говорила  Мэгги!  -  Мы можем допустить ошибку, но это не повод
для шуток.
      Когда    Мэгги   говорила   таким   образом,   я  всегда
прислушивался.
      - Извини, Мэгги. И ты, Белинда. Когда такие трусы, как я,
впадают  в  панику, они отыгрываются на людях, которые не могут
ответить им тем же.
      Обе  немедленно  одарили меня той сладкой, сочувственной
улыбкой,  которая  в  обычных обстоятельствах довела бы меня до
бешенства, но в эту минуту показалась мне странно трогательной.
Вероятно,  этот  проклятый  грим  что-то  сделал с моей нервной
системой.
      - Одному богу известно, что я совершаю больше ошибок, чем
вы  обе,  -  сказал  я. Это было действительно так, и как раз в
этот  миг  я  совершал одну  из самых больших - потому что мне
следовало внимательно слушать их, а не болтать самому.
      - Что теперь? - спросила Белинда.
      - Да, что теперь делать? - добавила Мэгги.  Очевидно, мне
было даровано прощение.
      - Покрутитесь по  ночным  ресторанам в  округе.  Бог
свидетель,  недостатка в  них нет. Присмотритесь, не похож ли
кто-нибудь  из выступающих танцовщиц, из персонала, может, даже
из публики на кого-нибудь из виденных вами сегодня монашек.
      Белйнда поглядела на меня с недоверием:
      - Монахини в ночном ресторане?
      - А почему бы и нет? Епископы ведь ходят в...
      - Это не одно и то же...
      - Развлечение есть развлечение... - Сентенция не блистала
остроумием.- Особенно обратите внимание на тех, у кого платья с
длинным рукавом или перчатки по локти.
      - Почему?-спросила Белйнда.
      - Поработай  головой.  Где  бы  вы  таких  ни обнаружили,
постарайтесь  дознаться,  где  живут. И будьте у себя в отеле к
часу. Я к вам приду.
      - А вы что будете делать? - спросила Мэгги.
      Я медленно оглядел зал.
      - Тут есть еще несколько вещей, достойных изучения.
      - Могу  себе  представить,  - бросила Белинда.  Мэгги уже
открыла  рот,  чтобы  что-то сказать, однако это неизбежное для
Белинды  поучение пришлось отложить - из-за полных неудержимого
восхищения  "ахов"  и "охов", раздавшихся внезапно в ресторане.
Зрители едва не сорвались с мест. Измученная артистка разрешила
свою   дилемму  простым,   однако   изобретательным,  а  также
высокоэффективным   способом:  перевернула  жестяную  ванну  и,
пользуясь  ею, словно черепаха панцирем, чтобы заслонить свой
девический румянец, преодолела небольшое расстояние, отделяющее
ее   от  спасительного полотенца.  Завернувшись  в  него,  она
выпрямилась,   как   Афродита, выходящая  из  пены  морской, и
поклонилась    зрителям   с   поистине  королевской   грацией.
Восторженная  публика, а  более всего-старшая ее часть, начала
свистеть   и  требовать  большего,  но тщетно:  исчерпав  свой
репертуар, артистка благодарно потрясла головой и мелким шажком
ушла со сцены, таща за собой облако мыльных пузырей.
      - Черт  меня  побери!  - воскликнул я удивленно.  - Держу
пари, что ни одной из вас такое не пришло бы в голову.
      - Пойдем,  Белинда,  - сказала Мэгги.  - Тут не место для
нас.
      Они  встали и вышли. Минуя меня, Белинда дернула бровями,
что   было   подозрительно   похоже   на  подмигивание,  сладко
улыбнулась, произнесла: "Я очень рада, что вам это нравится", -
и  пошла  дальше,  я  же тем временем недоверчиво задумался над
смыслом   ее   слов.  А  заодно  проводил  их  взглядом,  чтобы
проверить,  не идет  ли  кто-нибудь  за ними. Так и оказалось:
сперва двинулся какой-то очень толстый, массивно сложенный тип
с  обвисшими  щеками  и  добродушной  миной,  - но это не имело
значения,  потому  что следом за ним поднялись десятки других.
Главное   событие  вечера  закончилось,  такие великие  минуты
выпадали  редко,  всего  три  раза  за вечер  - семь вечеров в
неделю,  -  так  что  эти  люди  отправились  на  более  сочные
пастбища,  где можно  было набраться водки за четверть здешней
цены.
      Ресторан наполовину  опустел, клубы дыма рассеивались, а
видимость соответственно улучшилась. Я огляделся, но не заметил
ничего интересного.  Кельнеры кружили  по  залу.  В  выпивке,
которую  мне  подали,  только  химический анализ мог бы выявить
микроскопические   следы   виски.   Какой-то   старик вытирал
танцевальный   круг   неторопливыми,   ритуальными   движениями
капеллана,  исполняющего  святой  обряд.  Окрестр,  слава богу,
молчал,  энергично  поглощая  пиво, пожертвованное ему каким-то
начисто  лишенным музыкального слуха клиентом. А потом я увидел
ту,  ради  которой  сюда пришел, хотя полагал, что этим вечером
уже не увижу ее.
      Астрид  Лимэй  стояла  во  внутренних  дверях  по  другую
сторону  зала, укутав плечи  шалью, и какая-то девушка что-то
шептала  ей на ухо. Из напряженного выражения их лиц и нервных,
торопливых  жестов  следовало, что  известие довольно срочное.
Астрид  несколько   раз   кивнула,   потом   пробежала   через
танцевальный  круг  и  вышла  парадной дверью. С отсутствующим
видом  и  не  спеша  я двинулся  за ней. Мне без особого труда
удалось  догнать  ее  и  оказаться  в  нескольких шагах позади,
когда  она  свернула  на Рембрандтплейн. И остановилась. Я тоже
остановился, глядя туда, куда глядела она, и слушая то, что она
слушала.
      Шарманщик расположился на улице перед открытым кафе. Даже
в  эту ночную пору кафе было почти полно, и по страдальческим
лицам клиентов легко читалось, что они выложили бы любую сумму,
лишь  бы он убрался отсюда. Этот балаганчик, видимо, был точной
копией  того,  перед  "Рембрандтом",   с  такими  же  яркими
красками,  многоцветным  балдахином  и так же одетыми куклами,
танцующими  на своих  эластичных  нитках. Разве что исполнение
было похуже-с точки зрения как механизма, так и музыки. У этого
шарманщика,  тоже  старика,  была  длинная, развевающаяся седая
борода,  очевидно,  не мытая  и  не чесанная с тех пор, как он
отпустил ее, а также лоснящаяся шляпа и английский военный плащ
по  самые щиколотки. Мне почудилось, что среди тявканья, стонов
и  сопения  шарманки  удается  разобрать  фрагмент "Цыганерии",
хотя,  бог  свидетель, Пуччини никогда не приказывал умирающей
Мими страдать так, как она страдала бы, очутись в этот вечер на
Рембрандтплейн.
      Впрочем, у  старика  обнаружилась  и  сосредоточенная и,
видимо,  серьезная публика, состоящая из одного человека. В нем
можно узнать одного из той группы, что я видел у шарманки перед
"Рембрандтом". Одежда его  была  потерта,  но опрятна, черные
волосы сосульками  падали на страшно худые плечи, торчащие под
пиджаком,  как палки. Даже с расстояния в двадцать шагов было
видно, что  пагубный  процесс в нем зашел уже слишком далеко:
щеки   трупно ввалились,   а  кожа  приобрела  цвет старого
пергамента.
      Человек  стоял,  опершись  на  балаганчик,  но, во всяком
случае,  не  из  любви к бедной Мими, а просто для того, чтобы
сохранить  равновесие  и  не  упасть. Очевидно, молодой человек
очень плохо себя   чувствовал   и  ему  хватило  бы  одного
неосмотрительного  движения,  чтобы  рухнуть  наземь.  Время от
времени  все  его  тело  сотрясали  неудержимые  судороги, а из
гортани  вырывались  всхлипы  или  хрипение.  Старик  в  плаще,
видимо,  считал  его  не особенно выгодным клиентом, потому что
нерешительно крутился рядом, осуждающе причмокивая и беспомощно
разводя  руками,  весьма  похоже на слегка свихнувшуюся квочку.
Кроме  того,  он  то  и  дело беспокойно озирал площадь, словно
опасаясь чего-то или кого-то.
      Астрид  быстро  подошла  к  балаганчику, я  за  ней. Она
виновато  улыбнулась старику, обняла рукой юношу и потянула его
за  собой. Какое-то время он силился выпрямиться, и тогда стало
заметно, что он довольно высок, по крайней мере на шесть дюймов
выше  девушки, но  рост только подчеркивал его скелетообразное
сложение.  Глаза  неподвижные  и  остекленелые,  лицо человека,
погибающего  от  голода,  щеки запали так неправдоподобно, что,
казалось,     зубов    за    ними    нет.    Астрид    пыталась
полувести-полунести  его,  но  хотя  истощение достигло  такой
степени,  что  он  никак  немог быть намного тяжелее ее, его, а
вместе с ним и Астрид, мотало из стороны в сторону.
      Я  без  слов  подошел  к ним, обхватил его левой рукой -
впечатление  было  таково,  будто  обнял  скелет, - и принял от
Астрид этот  груз.  Она  взглянула  на  меня, ее темные глаза
наполнились смятением и страхом. Не думаю, чтобы моя кожа цвета
сепии располагала ее к доверию.
      - Оставьте  меня,  -  умоляюще  проговорила она. - Я сама
справлюсь.
      - Не  справитесь.  Он  очень  плохо  себя чувствует, мисс
Лимэй. Она вгляделась.
      - Мистер Шерман!
      - Признаться, мне это не нравится, - сказал я  задумчиво.
-  Еще несколько часов назад вы никогда меня не видели, даже не
знали моей   фамилии,   а   теперь,  когда  я  так  загорел и
похорошел... оп-ля!
      Георг, резиновые ноги которого вдруг превратились в желе,
едва  не выскользнул из моих рук. Не подлежало сомнению, что мы
оба недалеко уйдем, вытанцовывая такой вальс по Рембрандтплейн,
так  что  пришлось нагнуться, чтобы перекинуть его через плечо,
как это делают пожарники. Она в ужасе схватила меня за руку:
      - Нет! Не делайте этого! Не делайте этого!
      - Но  почему?  - спокойно  возразил  я.  - Ведь это самый
легкий способ.
      -  Нет-нет!  Как только вас  увидит  полиция,  она  его
заберет!  Я выпрямился, снова обнял его и постарался удерживать
как можно ближе к вертикальному положению.
      - Преследуемый  и преследователь,- с казал я и добавил: -
Вы и ван Гельдер.
      - Что вы сказали?
      - О, конечно, ваш брат Георг...
      - Откуда вы знаете, как его зовут? - прошептала она.
      - Моя  работа  -  знать самые  разные вещи, - ответил я
высокомерно.  -  Как уже было сказано, братик Георг находится в
исключительно невыгодном  положении, ибо  достаточно  знаком
полиции.  Бывший  заключенный  в  качестве брата - это, с точки
зрения общества, минус.
      Она  не  ответила.  Сомневаюсь, приходилось ли мне видеть
кого-нибудь,  кто бы выглядел таким угнетенным и проигравшим по
всем статьям.
      - Где он живет?
      - Ясное дело, вместе со  мной, - вопрос, очевидно, удивил
ее. - Недалеко отсюда.
      Действительно,  это  было  недалеко, не больше пятидесяти
ярдов боковой улицей-если можно назвать улицей тесный и мрачный
проход за  "Новым  Бали".  Ступеньки, ведущие в жилище Астрид,
высотой  и  крутизной превосходили все, что я прежде видел, а с
перевешенным   через  плечо  Георгом  взбираться  по  ним  было
особенно  трудно.  Астрид отворила ключом дверь своей квартиры,
которая   оказалась   немного больше клетки для  кроликов и
состояла,   насколько  могу  судить,  из  крохотной  гостиной и
прилегающей  к ней  столь  же мизерной  спальни.  Я  прошел в
спальню, уложил Георга на кровать, выпрямился и отер лоб.
      - Мне  доводилось  в  жизни   взбираться  на   лестницы и
полегче,  чем  эти  ваши  проклятые  ступеньки,  -произнес  я с
чувством.
      - Мне  очень  жаль.   Студенческий  отель  дешевле,  но с
Георгом... "Новый Бали" не особенно щедр.
      Судя по этим двум комнатам, аккуратным, но нищенским, как
и  одежда  Георга,  платили  там  действительно  мало, но  для
сочувствия время было неподходящим.
      - Люди  в  таком  положении,  как  ваше,  должны  быть
счастливы, если вообще получают хоть что-нибудь.
      - Как вы сказали?
      - Ну,  хватит.  Вы прекрасно  знаете, о чем речь. Правда,
мисс Лимэй... или мне можно называть вас Астрид?
      -  Откуда  вы знаете мое имя? - Не могу припомнить, видел
ли  я  когда-нибудь  девушку, заламывающую руки, но именно этим
юна  сейчас  и занималась. - Откуда... откуда вы знаете всякие
вещи про меня?
      - Оставь  это,  -  резко   одернул  я  ее. - Должна же ты
признавать некоторые заслуги за своим парнем.
      - За моим парнем? У меня нет парня.
      - Ну, экс-парнем. А  может, тебе больше нравится-"умершим
парнем"?
      - Джимми? - шепнула она.
      - Джимми Дуклос,  - подтвердил я. - Он мог потерять из-за
тебя  голову,  с  роковым  для себя  результатом, но успел мне
кое-что  о  тебе  рассказать. У меня даже есть твоя фотография.
Она явно растерялась:
      - Но... но там, в аэропорту...
      - А  ты чего  ожидала? Что заключу тебя в объятья? Джимми
убили в аэропорту, потому что он собирался что-то сделать. Что?
      - Мне очень жаль, но ничем не могу вам помочь.
      - Не можешь? Или не хочешь? Ответа не последовало.
      - Ты любила Джимми, Астрид?
      Она   поглядела  на  меня  молча,  глаза ее  блестели. И
медленно кивнула.
      - И  не скажешь  мне?  - Молчание. Я вздохнул и зашел с
другой стороны:-  Джимми  сказал  тебе,  кем  он был? Покачала
головой.
      - Но ты догадалась? Кивок. - И рассказала кому-то о своей
догадке? Это ее сломило:
      - Нет! Никому не говорила! Богом клянусь, никому! Видимо,
она любила его и в этот миг не лгала.
      - Он когда-нибудь упоминал обо мне?
      - Нет.
      - Но ты знаешь, кто я?
      Она  смотрела  на  меня, и  две большие  слезы медленно
сползли по ее щекам.
      - Ты отлично  знаешь, что я возглавляю бюро по наркотикам
Интерпола в Лондоне.
      Снова молчание. Я схватил ее за плечи и гневно тряхнул:
      - Правда, знаешь?
      Кивок. Крупная специалистка по молчанию.
      - Итак, если Джимми тебе этого не говорил, то кто?
      - Ох, боже мой!  Умоляю вас, оставьте меня в покое! Слезы
лились теперь по ее щекам одна за другой. Это был день ее плача
и  моих вздохов. Я вздохнул, снова сменил тактику и взглянул на
парня, лежащего на кровати.
      - На мой взгляд, Георг не похож на кормильца семьи.
      - Георг не  может  работать.  - Она произнесла это так,
словно формулировала  естественный  закон.  - И не работает. С
прошлого года. Но что у него со всем этим общего?
      - Все, - я  наклонился, внимательно пригляделся, поднял и
опустил  ему  веки.  - Что  ты с ним делаешь, когда он в таком
состоянии?
      - Ничего нельзя сделать.
      Рукав   легко  скользнул вверх  по  тощей  руке Георга.
Исколотая,   покрытая  пятнами и  посиневшая  от  бесчисленных
уколов,  она  являла собой ужасный вид. Рука Труди была ничем в
сравнении с ней. Я опустил рукав:
      - Никто  уже и никогда не сможет ничего для него сделать.
Ты знаешь об этом, правда?
      - Знаю, -  она поймала мой испытующий взгляд, перестала
вытирать  глаза  платочком размером примерно с почтовую марку и
горько улыбнулась. - Хотите посмотреть мою руку?
      - Я  не оскорбляю таких милых девушек. Хочу только задать
тебе  несколько прямых вопросов, на которые у тебя есть ответы.
Как давно это с Георгом?
      - Около трех лет.
      - Как долго ты в "Новом Бали"?
      - Три года.
      - Нравится тебе там?
      - Нравится?  - Эта девушка выдавала себя всякий раз, едва
открывала  рот.  -  Знаете  ли вы, что значит работать в ночном
ресторане...  таком  ночном  ресторане? Отвратительные, ужасные
старики пялят глаза на женщин...
      - Джимми Дуклос  не был ни отвратительным, ни ужасным, ни
старым...
      Это застигло ее врасплох:
      - Нет... ясное дело, нет... Джимми...
      - Джимми  Дуклос  мертв, Астрид. Джимми мертв, потому что
влюбился в девушку из ночного ресторана, которую шантажируют.
      - Никто меня не шантажирует.
      - Нет?  А  тот, кто давит на тебя, чтобы молчала, чтобы
выполняла  работу,  которая  тебе отвратительна? И откуда такой
нажим? Из-за  Георга? Что он сделал, или как тебе говорят, что
сделал?  Что  он  сидел  в  тюрьме-это известно, поэтому здесь
что-то другое.  Почему ты обязана за мной следить, Астрид? Что
ты  знаешь  о  смерти Джимми Дуклоса? Я видел, как он погиб. Но
кто его убил и почему?
      - Я  не знала, что его убьют,-она села на тахту и закрыла
лицо руками. - Не знала, что его убивают!
      - Ну,  хорошо,  Астрид. - Она и вправду любила Джимми, он
умер только вчера, и рана еще кровоточила. - Я встречал слишком
много  людей,  живущих в  страхе перед смертью, чтобы пытаться
заставить  тебя говорить. Но подумай об этом, Астрид, ради бога
и ради себя самой, подумай об этом. Это-твоя жизнь, и сейчас ты
должна заботиться только о ней. Георг уже не жилец.
      - Ничего  не могу сделать, ничего не могу сказать. - Лицо
ее по-прежнему было укрыто в ладонях. - Очень вас прошу, уйдите
наконец.
      Я  тоже  не  считал,  что  могу  еще  что-то  сделать или
сказать, поэтому исполнил ее просьбу и ушел.
      Оставшись   только  в  брюках  и трикотажной  сорочке, я
оглядел  себя в зеркальце маленькой ванной. Все следы грима уже
были стерты с моего лица, шеи и рук, чего нельзя было сказать о
большом   и   некогда  белом  полотенце.  Оно  стало  мокрым, с
несмываемыми темно-шоколадными пятнами.
      В  спальне едва помещались кровать и небольшая лежанка, и
на них, напряженно выпрямившись, сидели Мэгги и Белинда, весьма
привлекательные  в  своих эффектных ночных сорочках, состоявших
на  мой  взгляд,  главным  образом  из вырезов. Правда, сейчас
голова моя  пухла  от более  важных проблем, чем то, как иные
творцы ночной одежды экономят на материале.
      - Вот  и  погибло  наше полотенце,  - с упреком сказала
Белинда.
      - Скажите,  что  машинально стерли им свою косметику, - я
потянулся   за  своей  сорочкой,  ворот  которой  был  внутри
темно-шоколадным,  но  с  этим уже ничего не поделать. - Стало
быть,  большинство  девушек  из  ночных ресторанов живет в этом
отеле "Париж"?
      Мэгги кивнула:
      - Так сказала Мари.
      - Мари?
      - Милая молодая англичанка, она работает в "Трианоне".
      - В  "Трианоне" нет  никаких милых молодых англичанок -
одни только распутные молодые англичанки. Одна из тех, что были
в церкви? - Мэгги замотала головой. - Ну что ж, это, по крайней
мере, подтверждает слова Астрид.
      - Астрид? - удивилась Белинда. - Вы с ней разговаривали?
      - Провел  с ней уйму времени. Боюсь, с небольшой выгодой.
Она  не  очень-то  общительна, -  я подтвердил это утверждение
несколькими  примерами и  продолжал: - Пора бы уже нам взяться
хоть  за  какое-нибудь дело  вместо  того,  чтобы таскаться по
злачным  местам. - Они переглянулись, а потом холодно взглянули
на  меня.  -  Ты,  Мэгги,  прогуляйся  завтра  по парку Вондел,
посмотри,  будет ли там Труди, ты ее знаешь. Проверь, что будет
делать,  может быть, с кем-то встретится. Это большой парк, но
ты  должна без труда найти ее, если она придет. У нее приметная
спутница  - премилая пожилая дама, метра полтора в талии. А ты,
Белинда, завтра вечером глаз не спускай с этого отельчика. Если
узнаешь  какую - нибудь девушку, бывшую в церкви, иди за ней и
смотри, чем займется, - и я натянул изрядно промокший пиджак. -
Ну, доброй ночи!
      - Вы уже уходите? - казалось, Мэгги поражена.
      - Куда  вы  так  торопитесь?  -  постаралась  не  отстать
Белинда.
      - Завтра вечером я уложу вас спать и расскажу про волка и
Красную  Шапочку,  -  твердо пообещал я. - А сегодня у меня еще
есть кое-какая работа.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
      Оставив полицейскую   машину  посреди  намалеванной  на
мостовой  надписи  "Стоянка запрещена!", последние сто ярдов до
отеля  я  прошел пешком. Шарманщик отправился туда, куда уходят
на  ночь  шарманщики,  а  в холле не было никого, кроме ночного
дежурного,  дремавшего в кресле за конторкой. Я протянул руку.
тихо  снял  ключ,  поднялся  на  второй этаж и только там сел в
лифт.
      Стащил  с  себя промокшую одежду, то есть все, что на мне
было,  влез  под  душ, оделся в  сухое, спустился лифтом и со
звоном опустил ключ на конторку. Дежурный дернулся, заморгал и
перевел взгляд с меня на свои часы, потом - на ключ.
      - Мистер Шерман... Я не слышал, как вы пришли...
      - Это  было  давно.  Вы спали. С такой, знаете, детской
невинностью...
      Он  меня не  слушал,  а снова вперил мутный взор в свои
часы.
      - Что вы собираетесь делать?
      - Прогуляться перед сном.
      - Но ведь половина третьего утра.
      - Какой же смысл гулять перед сном среди дня? - ответил я
рассудительно  и  глянул  через  холл на улицу. - Как это могло
случиться?  Ни портье,  ни швейцара, ни шарманщика, словом, ни
одного шпика  в пределах видимости. Разболтанность. Недосмотр.
Вам придется отвечать за-это упущение.
      - Как вы сказали?
      - Постоянная бдительность - цена власти.
      - Не понимаю.
      - Я  тоже  не  уверен,  что  понимаю. В  этот час открыты
какие-нибудь парикмахерские?
      - Какие-нибудь... вы спрашиваете...
      - Ну да ладно. Попробую сам найти.
      В  двадцати  шагах от отеля я свернул в ворота, готовый с
удовольствием отделать любого, кто возымел бы намерение идти за
мной,  но  довольно скоро стало ясно, что таковых нет. Тогда на
своей  машине  я  добрался  до портового квартала, оставил ее в
двух   улицах от  Первой  Реформатской  церкви  Американского
Общества протестантов и двинулся пешком в сторону канала.
      Канал,  как  и  везде  в Амстердаме, обсаженный вязами и
липами,  -  был темным и неподвижным и не отражал фонарей вдоль
скупо  освещенных улочек по обеим сторонам. Ни в одном из домов
над   каналом не  было  света.  Церковь  казалась  еще  более
обшарпанной и неуютной, чем несколько часов назад, и было в ней
что-то странно  молчаливое,  чужое и чуткое, как в большинстве
церквей   по   ночам. Гигантский   подъемный кран  со  своей
бесконечной  стрелой грозно вырисовывался на фоне ночного неба.
И  не  было  здесь абсолютно никаких признаков жизни. Разве что
недоставало кладбища.
      Я пересек улицу, поднялся на церковное крыльцо и нажал на
дверную  ручку.  Не было никакой причины запирать дверь, однако
меня  как-то  смутно  удивило, что этого не сделали. Петли были
видимо, отменно смазаны, потому что дверь открылась и закрылась
совершенно бесшумно.
      Луч моего фонаря резко описал полный оборот - я был один.
Можно  проводить более методичную проверку. Внутри церковь была
невелика,  даже  меньше,  чем  ожидалось  при  взгляде снаружи.
почерневшая  и старая,  такая старая,  что дубовые лавки были
когда-то  вытесаны еще топорами. Луч фонаря скользнул вверх, но
там  не  было  никакой галереи,  только  маленькие  запыленные
витражные  окна,  которые  даже  в  солнечный  день,  вероятно,
пропускают   минимум   света. Дверь, впустившая  меня,  была
единственным входом  извне.   Вторая   дверь   находилась в
противоположном   углу,   между   амвоном   и  старым  органом,
приводимым в действие мехами.
      Подойдя к этой двери, я положил ладонь на ручку и погасил
фонарик.  Она  скрипнула,  но  негромко.  Я  осторожно двинулся
вперед  -   и поступил  предусмотрительно,  потому  что,  как
оказалось  ступил  не  на  пол другого  помещения, а на первую
ступеньку   ведущей   вниз   лестницы.  Насчитал  восемнадцать
ступенек,  совершающих полный круг, и пошел дальше все так же
осторожно,  с  вытянутой рукой, чтобы, нащупать дверь, которая,
как  резонно  было  предположить,  должна  быть передо мной. Но
никакой двери не было. Пришлось зажечь фонарик.
      Помещение,  где я очутился, было приблизительно вполовину
меньше церкви.
      Тут  не было окон, только две голые лампочки у потолка. Я
отыскал  выключатель и повернул его. Зальца выглядела еще более
почерневшей,  чем  сама  церковь.  Грубый деревянный пол покрыт
грязью,    втоптанной с   незапамятных   времен.   Посредине-
несколько  столиков  и кресел,  а  вдоль  обеих боковых стен -
перегородки,  очень  узкие  и  очень  высокие. Словом,  что-то
вроде средневекового кафе.
      Ноздри  мои  непроизвольно дрогнули от хорошо знакомого и
неприятного  запаха.  Он  мог  исходить  откуда  угодно, но мне
казалось,  что долетает  он из ряда импровизированных будок по
правую руку.  Я спрятал фонарик, вынул из фетровой подмышечной
кобуры пистолет,  достал из кармана глушитель и прикрутил его.
Затем  начал  по-кошачьи  красться  вдоль  правой  стены, и нос
сообщил мне,  что  направление выбрано верно. Первая будка была
пуста. Вторая тоже.  И  тут  я  услышал дыхание. Миллиметр за
миллиметром  приблизился  я  к третьей перегородке, и мой левый
глаз и - дуло пистолета выглянули из-за нее одновременно.
      Впрочем,  осторожность была   излишней.   Ни  малейшей
опасности.  На узком  сосновом  столе находились два предмета:
пепельница  с  выкуренной  до  конца сигаретой и плечи, а также
голова мужчины, который сидел, опершись о стол, и крепко спал,
отворотив  от меня лицо. Но мне и не надо было видеть его лица:
тощее тело и потертую одежду Георга узнать не составляло труда.
Когда я видел его в последний раз, то готов был поклясться, что
он  не в  состоянии  двинуться  с кровати в ближайшие двадцать
четыре часа.  Однако  наркоманы  в  последней стадии болезни
способны к удивительным, хотя и кратким приливам сил. Я оставил
его  там,  где он  сидел.  Пока  с ним не было связано никаких
хлопот.
      В  конце комнаты, меж двух рядов открытых кабин, была еще
одна дверь.   Ее я    открыл    с   несколько   меньшими
предосторожностями,  чем предыдущую, вошел, отыскал выключатель
и повернул его.
      Это помещение тянулось во всю длину церкви, но было очень
узким, не  шире  трех метров.  По обе стороны - полки, сплошь
заставленные  Библиями.  Меня  ничуть не удивило, что они-точно
такие  же,  какие были в магазине Моргенштерна и Муггенталера и
какие Первая  Реформатская  церковь так  щедро  раздаривала
амстердамским  отелям. Вряд  ли  можно было что-либо отыскать,
осматривая  их еще  раз,  но я все же сунул пистолет за пояс и
подошел  к полкам, вынул несколько штук из первого ряда И бегло
перелистал;  они  были-так  безобидны, как могут быть безобидны
только Библии, то есть безобиднее всего на свете. Беглый осмотр
экземпляров  из  второго ряда дал такой же результат. Я вытащил
том  из  третьего ряда. Этот экземпляр был с ущербом: аккуратно
выдолбленная  выемка  занимала почти  всю толщину книги и была
размеров  и  очертаний большого финика. Я достал еще несколько
томов  из  этого  же  ряда и убедился, что подобные углубления,
видимо, сделанные машинным способом, есть во всех. Поставив все
книги,  кроме  одной,   на  место,  я  направился  к двери в
противоположном конце комнаты, открыл ее и зажег свет.
      Должен признать,    Первая    Реформатская   церковь с
исключительной  предусмотрительностью  предприняла  все,  что
могла,   чтобы   соответствовать   утверждениям   современного
авангардистского  духовенства, будто обязанность церкви - быть
на  уровне технологической эпохи, в которую мы живем. Этот зал,
занимающий добрую половину церковного подвала, был, в сущности,
прекрасно оборудованной механической мастерской.
      На  мой непрофессиональный взгляд, тут было абсолютно все
-  токарные  и фрезерные станки, тигли, формы, печь, штаммы, а
также  столы,  к  которым  были прикреплены значительно меньшие
машины,  предназначение  которых  осталось  для  меня тайной. В
одном  конце  пол  покрывали  туго скрученные кольца латунной и
медной стружки. В углу - ящик с беспорядочной грудой оловянных
труб,  видимо, старых,  тут  же - несколько рулонов кровельной
жести.  Все  это  вместе  взятое  свидетельствовало  о  сугубо
специализированном производстве, однако трудно было представить
себе выпускаемую продукцию, ничего сколь-нибудь похожего на нее
на глаза не попадалось.
      Медленно ступая, я дошел почти до середины комнаты, когда
не  то вообразил, не то услышал едва уловимый звук из-за двери,
в  которую  только  что  вошел,  и  снова ощутил эти неприятные
мурашки  на  затылке: кто-то смотрел на меня с расстояния всего
несколько шагов и наверняка - не с дружескими намерениями.
      Походка  моя  оставалась спокойной, что не так-то легко,
когда  существует  реальный  шанс, что следующий шаг может быть
прерван  пулей тридцать восьмого калибра либо чем-нибудь столь
же  пагубным для затылка. Тем не менее я шел дальше, потому что
обернуться,  будучи  вооруженным  лишь зажатой  в  левой  руке
выпотрошенной  Библией - пистолет по-прежнему был за поясом, -
казалось  верным  способом  поторопить чей-то нервный  палец,
напрягшийся  на спусковом крючке. Вольно же было мне вести себя
так  по-кретински!  Ведь  сам  же  отчитал  бы за это любого из
подчиненных!  Судя  по всему, теперь предстояло заплатить цену,
установленную  для кретинов. Ни одной запертой двери, свободный
вход  для  всякого  желающего  заглянуть внутрь - причина могла
быть  одной-единственной:  присутствие молчаливого вооруженного
человека, в задачу которого входило не препятствовать входу, но
воспрепятствовать  выходу,  причем  наиболее надежным способом.
Где  он  укрывался?  Возможно, на  амвоне либо за какой-нибудь
боковой  дверью, ведущей с лестницы, чего я, по небрежности, не
проверил.
      Добравшись до конца комнаты, я глянул влево, за последний
токарный  станок, и, издав негромкий возглас, словно бы чему-то
удивившись,  низко  наклонился за ним. Однако оставался в таком
положении  не  дольше  двух  секунд-бессмысленно оттягивать то,
что-по всем приметам-было неотвратимо. Когда я быстро выглянул
из-за  станка, ствол  пистолета с глушителем был уже на высоте
моего  правого глаза. Он  был  футах в пятнадцати и бесшумно
ступал в  туфлях  на  резиновой  подошве  - иссохший мужчина с
белым, как  бумага,  лицом  грызуна  и  блестящими, как уголь,
глазами.  В сторону защищающего меня станка было нацелено нечто
куда более грозное, чем пистолет тридцать восьмого калибра: это
был  обрез  двенадцатого  калибра,  пожалуй,  самое  чудовищное
оружие ближнего боя из всего когда-либо выдуманного.
      Я  увидел  его  и выстрелил в тот же миг, потому что если
что-нибудь  можно  было  сказать  наверняка, так только то, что
следующего  мига  мне  уже  не будет дано. Посредине лба моего
преследователя расцвела  красная  роза. Он сделал еще шаг, что
было  рефлексом  человека уже мертвого, и свалился на пол почти
так  же беззвучно, как шел ко мне, с обрезом, все еще стиснутым
в  руке.  Мой взгляд-тут же скользнул к двери, но если какие-то
подкрепления   и   были,   то они   расторопно  спрятались. Я
выпрямился  и  быстро  прошел  туда,  где  хранились Библии, но
никого не  было  ни  там,  ни в соседней комнате, только Георг
по-прежнему  сидел  навалившись  на  стол. Не слишком деликатно
стащив его  с кресла,  я  перебросил этот  полускелет  через
плечо, втащил наверх,  в  церковь,  и без церемоний бросил на
амвон, где  он  был бы невидим для кого-либо, кто мог случайно
заглянуть  сюда  с  улицы, хотя трудно было себе представить, с
какой стати кому бы то ни было придет в голову заглядывать сюда
в  эту пору  ночи.  Потом  отворил  парадную  дверь и выглянул
наружу. Улица над каналом была совершенно пуста.
      -  Тремя минутами  позже  я-подогнал  свое такси к самой
церкви.  Вошел, забрал Георга, протащил его по лестнице и через
тротуар  и впихнул на заднее сиденье. Он сразу свалился на пол,
но,  поскольку был  там  в  полной безопасности, я оставил его
так,  быстро  проверил,  не интересуется ли кто происходящим, и
вернулся  в  церковь.  В карманах убитого не было ничего, кроме
нескольких   набитых  вручную  сигарет,  это  довольно складно
соотносилось  с  фактом,  что  он  был под  завязку  заправлен
наркотиками,  когда  шел  за  мной с обрезом. Взяв это оружие в
левую  руку,  правой  я  схватил  убитого за ворот пиджак - при
любом другом способе моя одежда оказалась бы заляпанной кровью,
а  переодеться было  уже не во что - и поволок через подвал на
лестницу, гася за собой свет и закрывая двери.
      Снова осторожная разведка из парадной двери церкви - и та
же пустая улица. Под прикрытием такси я спустил его в канал так
же  бесшумно,  как  он наверняка  спустил бы меня, если б чуть
более  ловко  воспользовался  обрезом, который  в свою очередь
отправился  за своим  хозяином.  Я  вернулся  к  такси  и  уже
собирался  сесть  за  руль,  когда  широко  распахнулась  дверь
соседнего   с  церковью  дома  и  показался  человек,  который,
неуверенно озираясь, направился ко мне.
      Это  был массивный,  полный  мужчина в купальном халате,
наброшенном  на  что-то,  напоминающее широкую ночную сорочку.
Довольно  импозантная  голова  с прекрасной гривой седых волос.
седые  усы,  румяные  щеки-добродушие  во  всем  облике, в этот
момент, впрочем, слегка искаженное тревогой.
      - Не могу  ли я вам чем-нибудь помочь? - Глубокий, богато
модулированный  голос  человека,  привыкшего говорить  перед
аудиторией. - Что случилось?
      - А что могло случиться?
      - Мне показалось, что слышу какой-то шум из церкви.
      - Из  церкви?-Теперь  я  в свою очередь сделал удивленную
мину.
      - Да.  Из  моей церкви.  Оттуда,  -  он вытянул руку на
случай, если бы я не знал, как выглядит церковь. - Я священник.
Моя  фамилия  Гудбоди. Доктор Таддеуш Гудбоди. Мне подумалось,
может, забрался какой-нибудь незваный гость...
      -  Во  всяком случае - не я, святой отец. Я уже много лет
не был в церкви.
      Он  кивнул  с  таким  видом,  словно его это нисколько не
удивило:
      - Мы  живем  в  безбожные  времена.  Однако не странно ли
находиться здесь в такой час, молодой человек?
      - Но не таксисту ночной смены.
      Он  глянул  на  меня  ничуть  не успокоенный и нагнулся к
такси.
      - Боже милосердный! Тут на полу труп!
      - На  полу  нет никакого трупа.  Это полупьяный матрос,
которого  я  везу  на  пароход.  Слетел на пол несколько секунд
назад, вот  и пришлось  остановиться,  чтобы вернуть  его на
сиденье; Мне показалось, что это будет христианский поступок, -
добавил я скромно.
      Эта  апелляция  к  его  профессии  ничего не дала. Тоном,
которым,   верно,  обращался  к  своим заблудшим  овечкам,  он
произнес:
      - Я хочу сам это проверить. Мое возражение остановило его:
      - Очень  вас прошу не доводить меня до потери водительских
прав!
      - Я  знал!  Знал!  Здесь что-то подозрительное. Значит, вы
можете из-за меня потерять права?
      - Да. Если  кину священника в канал, то потеряю их. Если,
конечно, - добавил я, подумав, - вам удастся выбраться.
      - Что?  В канал? Меня? Божьего человека? Вы угрожаете мне
применением силы?
      - Да.
      Доктор Гудбоди быстро отступил на несколько шагов.
      - У  меня  есть  номер вашей машины. Я буду жаловаться на
вас...
      Ночь  близилась к концу, а следовало хоть немного поспать
перед  трудным утром, так  что  я  сел  в  машину  и отъехал.
Священник  погрозил  мне  кулаком, что не очень соответствовало
заповеди  о  любви  к  ближнему,  и  пытался вымолвить какое-то
громкое нравоучение, но за ворчанием мотора его не было слышно.
Я задумался, действительно ли он пожалуется в полицию, и пришел
к выводу, что вероятность этого невелика.
      Транспортировка  Георга  по  лестницам,  признаться,  уже
начинала  мне  надоедать.  Хотя  он почти ничего не весил, надо
принять  во  внимание  отсутствие  сна,  а  также  ужина,  что,
разумеется,  сказалось на  моей  форме, а кроме того, я уже по
горло  был  сыт наркоманами. Дверь в маленькую квартирку Астрид
оказалось  гостеприимно  распахнутой,  чего  следовало ожидать,
если  Георг  был  последним, кто отсюда выходил. Я вошел, зажег
свет,  миновал спящую Астрид и  не особенно деликатно уложил
Георга на его кровать. Полагаю, девушку разбудил скрип матраса,
а  не  яркий  свет  под  потолком,  во всяком случае, когда я
вернулся  в  ее  комнату,  она сидела на  лежанке и протирала
глаза, еще затуманенные сном.
      - Он  спал...  а  потом  я тоже заснула, - произнесла она
оправдывающимся  тоном.  -  Видимо,  встал  и  снова вышел. - И
поскольку  я  принял  этот шедевр дедукции молча, как он того и
заслуживает, добавила почти с отчаянием: - Я не слышала. Ничего
не слышала. Где вы его нашли?
      Как  уже было  однажды  в  этот вечер, она закрыла лицо
ладонями, но на сей раз не плакала, хотя мне подумалось мрачно,
что это лишь вопрос времени.
      - Что же в этом тревожного? - Ответа не последовало. - Он
очень  интересуется  шарманками,  а? Вот я и думаю: почему? Это
любопытно. Может, он музыкален?
      - Нет. То есть да... С детства...
      - Э,  не  морочь голову!  Будь он музыкален, предпочел бы
слушать   пневматический  отбойный  молоток.  У  его  увлечения
шарманками  очень простая причина. Совсем простая - и мы оба ее
знаем.
      Она  взглянула  на  меня,  глаза ее  были  расширены  от
страха. - Я присел на край лежанки и взял обе ее руки в свои.
      - Астрид...
      - Да?
      - Ты  почти такая  же законченная лгунья, как я. Не пошла
искать Георга,  потому что точно знала, где он, и точно знаешь
где  я его нашел: в месте, где он был цел и невредим, в месте,
где полиция никогда бы его не нашла, - ей не пришло бы в голову
искать там  кого бы то ни было, - и я вздохнул. - Дым - это не
укол, но все же лучше, чем ничего.
      Она  снова  спрятала  лицо в ладонях. Как и предвиделось,
плечи  ее начали вздрагивать. Не имею понятия, какие побуждения
мною  управляли,  но я просто не мог не протянуть руки, а когда
сделал это,  она  подняла  на меня полные слез глаза, обняла и
горько разрыдалась  на  моем  плече.  Вероятно,  пора было уже
привыкнуть   к  такому  поведению  девушек  в Амстердаме,  но
смириться   с ним  почему-то оказалось  нелегко,  так  что я
попытался  разомкнуть  се  руки, но она только сильнее стиснула
их. Это не имело ничего общего со мной, просто в этот момент ей
надо  было  к  кому-то прислониться,  а я как раз оказался под
рукой. Понемногу рыдания утихли, и она вытянулась на лежанке с
мокрым от  слез  лицом,  беспомощная  и  беззащитная  в  своем
отчаянии.
      - Еще не поздно, Астрид, - сказал я.
      - Это  неправда.  Вы знаете так же точно, как я, что было
поздно с самого начала.
      - Для  Георга  -  да.  Но  разве  ты  не понимаешь, что я
пытаюсь помочь тебе?
      - Как вы можете мне помочь?
      - Уничтожить   людей,  которые  уничтожили  твоего брата.
Уничтожить людей, которые уничтожают тебя. Но мне нужна помощь.
В  конце  концов всем нужна помощь - тебе, мне, каждому. Помоги
мне,  а  я  помогу тебе. Обещаю тебе, Астрид! Не сказал бы, что
отчаяние  на  ее  лице уступило  место  другому чувству, но по
крайней  мере  оно  показалось мне чуть менее бездонным. Астрид
несколько раз кивнула, улыбнулась сквозь слезы и произнесла:
      - Вы, видимо, очень умелы в уничтожении людей.
      - Возможно,   и  ты  будешь  вынуждена стать  такой, -
отпарировал я и вручил ей револьверчик "лилипут", эффективность
которого разительна в сравнении с его малым калибром.
      Выйдя  через  десять  минут  на  улицу,  я  сразу заметил
сидящих  на  крыльце  дома напротив и запальчиво, но не слишком
громко спорящих  двух оборванцев. Тогда я переложил пистолет в
карман и  направился  прямо  к ним, однако, не дойдя несколько
шагов, свернул в сторону: висящий в воздухе запах рома был так
резок, словно они  не  пили, а  только что вылезли из бочки,
содержащей   лучший   сорт  этого  напитка.  Чудовища  начинали
мерещиться  мне  в  любой  промелькнувшей  тени.  Спасение  тут
только одно - сон. Так что я сел в мое такси, вернулся в отель
и лег спать.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
      Непривычно   ярко   сияло  солнце,  когда  мой  будильник
зазвонил  на  следующее  утро, - вернее - в то же самое утро. Я
принял  душ, побрился,   оделся,   спустился   в  ресторан и
подкрепился   завтраком,   после   чего  уже  был  в  состоянии
улыбнуться  и  пожелать  по  очереди  доброго дня управляющему,
портье и,  наконец,  шарманщику. Потом постоял некоторое время
перед  отелем, озираясь по сторонам и всем видом изображая, что
жду  появления того, кому на сей раз положено за мной следить,
но,  видимо, мои почитатели уже разочаровались в - том занятии,
так что никто не стремился составить мне компанию до места, где
осталось  минувшей  ночью  полицейское такси. Убедившись, что
никто  ночью  не  разместил  под  капотом  смертоносных  порций
взрывчатки,  я сел  за руль и прибыл в полицейский комиссариат
точно в десять, как и обещал.
      Полковник де Граф ждал меня на улице с готовым ордером на
обыск. Рядом - инспектор ван Гельдер. Они приветствовали меня с
вежливой  сдержанностью  людей, которые считают, что зря тратят
время, но  слишком хорошо воспитаны, чтобы говорить об этом, и
проводили  меня  к полицейской машине, намного комфортабельней,
чем та, какую выделили мне.
      -  Вы по-прежнему уверены, что наш визит к Моргенштерну и
Муггенталеру желателен? - спросил де Граф. - И необходим?
      - Более, чем когда бы то ни было.
      - Что-то произошло?
      - Ничего,  - соврал  я и коснулся головы, - просто иногда
меня словно подталкивает...
      Де Граф и ван Гельдер коротко переглянулись.
      - Подталкивает?-осторожно переспросил полковник.
      - Ну да. Предчувствие...
      Последовал  еще  один быстрый обмен взглядами, выражающий
их  мнение  о  работниках полиции, действующих на такой научной
основе, потом де Граф почел за лучшее сменить тему:
      - У  нас  восемь  человек  в  штатском, они  ждут нас в
грузовике - на месте. Но вы говорили что, в сущности, не хотите
производить обыск?
      - Почему  же?  Хочу.  Вернее  - хочу  создать видимость
обыска.   На   самом   же  деле  меня  интересуют  списки  всех
поставщиков этого магазина.
      - Надеюсь,  вы  знаете, что  делаете, - серьезным тоном
произнес ван Гельдер.
      - Вы  надеетесь? - Я чуть подчеркнул это "вы". - А что я,
по-вашему чувствую?
      Ни  один из них не ответил мне. Не желая обострять и без
того  принявший  нежелательное направление разговор, мы хранили
молчание  до самого прибытия на место. Наша машина остановилась
у невзрачного серого грузовика, и тут же из его кабины выскочил
мужчина  в  темном  костюме  и подошел  к нам. Его гражданская
одежда была отнюдь не лучшим маскарадом - я распознал бы в нем
полицейского за милю.
      - Мы  готовы,  господин полковник,  - обратился он к де
Графу.
      - Собирайте своих людей.
      - Есть! - полицейский  указал  вверх. -  Что бы это могло
значить, господин полковник?
      Мы  проследили  за  его  вытянутой  рукой. В это утро дул
ветер  не  особенно  сильный,  но  достаточный, чтобы медленно,
неравномерно раскачивать    весело раскрашенный   предмет,
подвешенный  у подъемной балки на торце магазина. Предмет этот
описывал  небольшой  полукруг  и  был, пожалуй, одной из самых
мрачных вещей, какие я видел.
      Кукла.   Очень  большая  кукла,  почти  метрового  роста,
конечно,  одетая  в  знакомый, прекрасно  сшитый  традиционный
голландский   наряд,   с  длинной  полосатой  юбкой,  кокетливо
волнующейся  на  ветру. Обычно через подъемный блок переброшена
веревка   или проволока,   но  в  этом  случае  кто-то  решил
воспользоваться  цепью,  а  куклу  прикрепили  к  ней с помощью
чего-то,  в  чем  даже на  такой  высоте можно было распознать
грозно выглядящий  крюк, немного выгнутый, чтобы обхватить шею
своей  неодушевленной  жертвы, причем его, видимо, вбили силой,
потому что  шея была сломана И голова свисала под углом, почти
касаясь  правого  плеча.  Всего-навсего  покалеченная кукла, но
эффект ужасающий.  И, по-видимому,  не  я  один испытывал это
чувство.
      - Что  за чудовищный  вид! - Де Граф явно был потрясен. -
Что бы это могло значить, боже мой? Какова...цель этого? Что за
этим  кроется? Какое больное воображение могло создать такую...
такую мерзость?
      Ван Гельдер покачал головой:
      - Болезненного воображения  всюду хватает, и в Амстердаме
его предостаточно. Брошенная любовница... Ненавистная теща...
      - Да-да,  конечно.  Но  это... это так ненормально, почти
безумно... Выражать свои чувства таким ужасным способом... - Де
Граф  взглянул на меня удивленно, как если бы изменил мнение о
целесообразности  нашего  визита.  -  Господин майор, вам  не
кажется, что это очень странно?
      - Вполне  разделяю   ваше  впечатление.  У  того, кто это
сделал, есть все основания получить первое же свободное место в
клинике для душевнобольных. Но я сюда приехал не за этим.
      - Конечно,  конечно,  - де  Граф бросил еще один долгий
взгляд на  болтающуюся  куклу,  словно  не  мог заставить себя
отвести  от  нее  глаз, потом решительно тряхнул головой, подал
знак и первым поднялся на крыльцо магазина. Привратник проводил
нас  на второй этаж, а затем в угловую комнату, двери которой с
часовым  замком  -  не так,  как  в  последний раз, когда я их
видел, - были гостеприимно распахнуты.
      Комната эта являла резкий контраст с самим магазином. Она
была  просторной,  современной и  комфортабельной:  прекрасный
ковер  и драпировки различных оттенков янтаря, дорогая новейшая
скандинавская  мебель, более  подходящая  модному  салону, чем
деловому  бюро в  портовом  квартале. Двое мужчин, сидевшие в
глубоких  креслах  за  большими  обитыми кожей столами, вежливо
поднялись  и указали де Графу, ван Гельдеру и мне другие, столь
же удобные кресла, а сами остались стоять перед нами. Я был рад
этому, потому что теперь мог лучше к ним присмотреться, а оба
были  на  свой лад  очень похожи друг на друга, так что стоили
внимания.  Однако  наслаждение теплым приемом  длилось  всего
несколько секунд, я сам прервал его, обратившись к де Графу:
      - Совсем  забыл об  одной  очень  важной веши. Мне надо
срочно увидеться с одним моим знакомым...
      Это   было  правдой.  Нечасто,  возникает  у  меня  такое
знобкое-свинцовое  ощущение в желудке, но когда это происходит,
следует  без  малейшего  промедления принимать профилактические
меры.
      - И  такое важное  дело могло вылететь у вас из головы? -
де Граф сделал удивленную мину.
      - У меня полно других забот и дел. А это припомнилось мне
как раз сейчас.- Это тоже было правдой.
      - Может, вы позвоните...
      - Нет-нет. Я должен сделать это лично.
      - А не могли вы мне объяснить...
      - Господин полковник!
      Он  тут  же  кивнул,  соглашаясь,  что не стоит открывать
государственные    тайны   в   присутствии   хозяев   магазина,
вызывающего у нас серьезные подозрения.
      - Если бы я мог взять вашу машину и шофера...
      - Разумеется,  -  откликнулся   он  с готовностью, но без
энтузиазма.
      - И если бы вы подождали, пока я вернусь...
      - Вы многого требуете, майор.
      - Знаю.  Но это займет всего несколько минут. Так и вышло.
Я  приказал  шоферу  остановиться  у первого же попавшегося нам
кафе,  вошел  туда  и  позвонил по городскому автомату. Услышал
сигнал и,  когда после соединения через коммутатор отеля почти
тут  же сняли трубку, почувствовал, что плечи мои расправляются
от облегчения.
      - Мэгги?
      - Добрый  день, господин майор! - Мэгги всегда вежлива,
почти  всегда  чуть  подчеркнуто деловита, пожалуй, никогда еще
это не доставляло мне такого удовольствия.
      - Рад, что  тебя застал. Боялся, что, может, вы уже вышли
с Белиндой, она тоже еще дома, а? - Значительно больше я боялся
некоторых других вещей, но не время было ей об этом говорить.
      - Она здесь, - голос Мэгги оставался спокойным.
      - Вы  обе должны  немедленно покинуть отель. Когда говорю
"немедленно", имею в виду десять минут. Если возможно - пять.
      - Покинуть? Это значит...
      - Это  значит  упаковаться,  расплатиться и больше вблизи
него  не  показываться.  Перебирайтесь в другой отель. В какой
угодно...   Нет,   ты совсем  с   ума  сошла,  не  в  мой! В
соответствующий   вам  отель.  Берите  столько такси, сколько
понадобится,  пока  не убедитесь,  что  никто за вами не едет.
Сообщите  свой номер  телефона  в  бюро полковника де Графа на
Марниксстраат. Продиктуешь номер задом наперед.
      - Задом наперед?  -  Мэгги была ошарашена. - Значит, вы
недоверяете даже и полиции?
      - Не знаю, что ты понимаешь под "даже", но я не доверяю -
никому,    крошка.    Когда    зарегистрируетесь    в  отеле,
отправляйтесь  разыскивать  Астрид  Лимэй.  Она  у себя - адрес
знаете -  или в  "Новом  Бали".  Скажите  ей,  что она должна
поселиться  в вашем" отеле, пока не дам ей знать, что она может
вернуться.
      - Но ее брат...
      - Георг может остаться на месте. Ему ничто не грозит, -
позже  я  не  мог  вспомнить,  было  это  заявление  шестой или
седьмой  грубой  ошибкой,  которую я допустил в Амстердаме. - А
она  в опасности. Если начнет упираться, скажите, что по моему
поручению немедленно идете в полицию по делу Георга.
      - Но с какой стати нам идти в полицию?
      - Ни  с какой. Но  ей незачем  об этом знать. Она так
напугана, что само слово "полиция"...
      - Это попросту жестоко, - прервала меня Мэгги сурово.
      - Вздор! - крикнул  я и с треском швырнул трубку. Минутой
позже  я  снова  был  в  магазине  и  теперь  у меня было время
приглядеться  к  его  хозяевам и  поближе, и подольше. Оба они
выглядели     карикатурами     на    типичного   амстердамца в
представлении иностранца.  Очень  массивные, очень  толстые,
румяные,  с  обвислыми щеками,  но  если во время нашей первой
короткой    встречи   их   лица   со   складками   и   выражали
доброжелательность  и  добродушие,  то их сейчас им решительно
недоставало.  Видимо, нетерпеливый де Граф во время моего столь
краткого  отсутствия  начал  действовать.  Я не упрекнул его по
этому  поводу, а  у него хватило такта не спросить у меня, как
все  прошло.  Муггенталер  и  Моргенштерн стояли почти в тех же
позах, в  каких я их оставил, переглядываясь с растерянностью,
испугом,   а   также   с   совершенным  отсутствием  понимания
происходящего. Муггенталер держал в руке какую-то бумагу, потом
опустил ее жестом человека, не верящего собственным глазам.
      - Ордер на  обыск!..  -  Его  пафос, отчаяние и трагизм
исторгли  бы  слезы  даже  у  статуи,  если бы этот человек был
вполовину  тоньше и больше походил на Гамлета. - Ордер на обыск
в фирме Моргенштерна и Муггенталера! Сто пятьдесят лет обе наши
семьи  были  в числе самых уважаемых, да что там, в числе самых
почтенных  купцов  Амстердама. А  теперь  -  такой позор! - Он
провел рукой  за  собой  и откинулся на кресло, словно потеряв
силы  держаться на ногах, бумага выпала из его руки. - Ордер на
обыск!
      - Ордер на  обыск!  - подхватил и Моргенштерн; ему тоже
пришлось  присесть  в  кресло. - Ордер на обыск, Эрнст. Черный
день нашей фирмы! Боже мой! Что за стыд! Что за позор! Ордер на
обыск!
      Мугтенталер сделал отчаянный и в то же время безразличный
жест:
      - Пожалуйста, обыскивайте, господа, все, что хотите.
      - И вы  не  хотите знать, что мы ищем?-любезно спросил де
Граф.
      - С  чего  бы  я  вдруг  захотел это знать? - Муггенталер
попробовал  на миг возбудить в себе негодование, по был слишком
для этого сокрушен. - Вот уже сто пятьдесят лет...
      - Но, господа, - успокоительным тоном  заговорил де Граф,
-  не  принимайте  этого  так трагически. Я понимаю потрясение,
которое  вы  должны испытывать, и лично я допускаю, что мы ищем
что-то,  чего  не  существует. Но к нам в этом деле обратились
официально,  и мы  обязаны  выполнить формальности. У нас есть
информация,   что   вы  владеете   бриллиантами,   полученными
незаконным образом...
      - Бриллианты!  -  Муггенталер  с  недоверием  взглянул на
компаньона.  - Слышишь, Ян?! Бриллианты! - Он потряс головой и
сказал,  обращаясь  к де Графу: - Если вы их найдете, дайте мне
несколько штук, хорошо?
      Де Граф не принял этого угрюмого сарказма:
      -...и, что много важнее, станком для шлифовки алмазов.
      - Да,  у  нас все  от пола до потолка заставлено станками
для  шлифовки  алмазов, - тяжело вздохнул Моргенштерн. - Можете
сами убедиться.
      - А где книги поступлений товара?
      - Что  хотите,   все,  что  хотите, тоскливо  откликнулся
Муггенталер.
      - Благодарю  вас  за  готовность  к содействию, - де Граф
кивнул ван  Гельдеру, который тут же встал и вышел из комнаты;
полковник  же  доверительно  продолжал:  - Заранее извиняюсь за
вторжение,  которое  почти  наверняка  окажется  пустой  тратой
времени.  Откровенно  говоря, меня больше занимает этот кошмар,
болтающийся на цепи у вашего подъемника. Кукла.
      - Что?  -  Муггенталер,  казалось, проверял, не ослышался
ли.
      - Кукла. Большая кукла.
      - Кукла на  цепи?  -  Выражение  лица Муггенталера было
одновременно  туповатым  и  ошеломленным,  чего,  по себе знаю,
добиться  нелегко.  -  На нашем магазине? Ян! Было бы не совсем
точно  сказать,  что  мы  помчались  по лестнице наверх, потому
что    этому   не   соответствовало   сложение  Моргенштерна и
Муггенталера.  Этажом  выше мы застали ван Гельдера и его людей
за   работой.  По  предложению де  Графа  ван Гельдер  к  нам
присоединился. Меня  утешало, что  его  люди не надорвутся от
поисков, потому что найти они все равно ничего не могли. Ведь я
не  уловил даже запаха гашиша, который был таким густым на этом
этаже   прошлой    ночью.    Впрочем,    на  мой взгляд,
тошнотворно-сладкий   аромат  какого-то  цветочного  препарата,
пришедший  ему на смену, нельзя признать более приятным. Однако
было не время упоминать об этом кому бы то ни было.
      Кукла  по-прежнему  неровно колыхалась на ветру, спиной к
нам,   с  головой,  свисающей  на  правое  плечо.  Муггенталер,
поддерживаемый Моргенштерном и, видимо, не в восторге от своей
опасной  позиции,  осторожно протянул руку, перехватил цепь тут
же   над   крюком   и  притянул  ее  настолько,  чтобы не  без
значительных   трудностей  отцепить  куклу.  Добрую  минуту  он
держал ее  в  руках,  всматриваясь,  потом  тряхнул  головой и
взглянул на Моргенштерна.
      - Ян,  тот, кто сделал эту паскудную вещь, кто сыграл эту
отвратительную шутку...  будет  выкинут  из  нашей  фирмы  еще
сегодня!
      - В  течение  часа,  - поправил  его Моргештерн. Лицо его
скривилось,  не  от вида куклы, а от того, что с ней сделали. -
И-такая прекрасная кукла!..
      Моргенштерн   не  преувеличивал.  Кукла и  впрямь  была
прекрасна - и не только, и даже не столько из-за отлично сшитых
и замечательно гармонирующих лифа и юбки. Хотя шея была сломана
я   ужасно   разодрана  крюком,   лицо  осталось  нетронутым -
удивительное   лицо,  истинное художественное произведение, в
котором тонко сочетались цвета темных волос, глаз и кожи, а при
взгляде  на  тонкие  черты,  трудно было поверить, что это лицо
куклы, а  не  человека  с  собственной  жизнью и выразительной
индивидуальностью. И не я один так считал.
      Де  Граф взял куклу из рук Муггенталера и присмотрелся к
ней.
      - Прекрасна, - шепнул он. - Как она прекрасна! Как живая!
Ведь  она  живет,  -  он  повернулся  к  Муггенталеру. - Вы не
догадываетесь, кто сделал эту куклу?
      - Никогда  такой не  видел. Наверно, она не из наших, но
надо бы спросить мастера... Да нет, наверняка не из наших...
      - И этот точный колорит, - продолжал де Граф задумчиво. -
Так  хорошо, так безошибочно подобранные цвета. Никто не мог бы
сделать  такого  по  памяти.  Он должен был иметь живую модель,
кого-то, кого видел и знал. Как вы думаете, инспектор?
      - Иначе это  сделать  невозможно, - коротко ответил ван
Гельдер.
      - Мне кажется, что я уже где-то видел это лицо, - добавил
де Граф. - Кто-нибудь из вас видел подобную девушку?
      Все  медленно  покачали головами, и никто не сделал этого
медленнее, чем я. Свинцовое чувство в желудке снова вернулось.
но  на этот  раз  свинец  был покрыт толстым слоем льда.
      Кукла,   впрочем,   не  просто  отличалась  поразительным
сходством с Астрид Лимэй: она давала такой верный портрет, что,
в сущности, это была Астрид Лимэй.
      Через четверть часа, когда основательный обыск дал, как и
можно  было предвидеть, нулевой результат, де Граф попрощался с
Моргенштерном и Муггенталером на крыльце магазина в присутствии
нас  с ван  Гельдером.  Муггенталер  снова сиял, а Моргенштерн
стоял рядом с ним, улыбаясь со снисходительным удовлетворением.
Полковник по очереди сердечно пожал им руки.
      - Тысячу   раз извиняюсь,  -  де  Граф  говорил  почти
искренне.-  Наша  информация оказалась примерно столь же точна,
как  всегда.  Все записи, карающиеся этого визита, будут изъяты
из  дела,  -  он  широко улыбнулся. - Списки мы вам вернем, как
только некоторые  заинтересованные лица убедятся, что, вопреки
ожиданиям,  не сумели там найти никаких нелегальных поставщиков
алмазов. До свиданья, господа.
      Вслед  за ван Гельдером попрощался и я, особенно сердечно
сжав  ладонь  Моргенштерну  и подумав про себя: как хорошо, что
ему  очевидно недостает умения читать мысли и что несомненно он
явился  на   белый   свет   без  моей врожденной  способности
чувствовать,  когда  смерть  или  опасность  вблизи, - ведь это
именно Моргенштерн  был  прошлой ночью в "Новом Бали" и первым
покинул ресторан, когда Мэгги и Белинда вышли на улицу.
      Обратную дорогу до Марниксстраат мы провели в частичном
молчании, это значит, де Граф и ван Гельдер вели непринужденную
беседу,  в  которой  я не  участвовал. Казалось, их куда более
заинтересовал  инцидент    с   покалеченной   куклой,   чем
предположительная   причина   нашего  визита  в  магазин,  что,
вероятно,  и  выражало их  мнение об этой причине, а у меня не
было охоты подтверждать их правоту.
      По  возвращении  в  бюро де  Граф  снова  стал  любезным
хозяином:
      - Может,  кофе?  Тут есть девушка, которая готовит лучший
кофе в Амстердаме.
      - Это удовольствие мне придется отложить до другого раза.
      - У  вас  возникли  какие-то планы?  Или наметилась линия
действий?
      - Примерно. Хочу лечь в постель и подумать.
      - В таком случае, зачем...
      - Зачем я сюда приехал? Две маленькие просьбы. Узнайте,
пожалуйста, не звонили ли мне?
      - Звонили?
      - Человек,  с  которым  я  должен был увидеться, когда мы
были  в  магазине...  -  я  уже  начинал путаться, когда говорю
правду, я когда лгу.
      Де  Граф кивнул, снял трубку, коротко поговорил, выписал
длинный  список букв и цифр и вручил листок мне. Буквы не имели
значения,  цифры  же - в условленной с Мэгги очередности - были
новым номером телефона обеих девушек. Я сунул листок в карман.
      - Спасибо. Должен это расшифровать.
      - А  другая  маленькая,- он  чуть  растянул  это слово, -
просьба?
      - Не могли бы вы одолжить мне бинокль?
      - Бинокль?
      - Хочу поразвлечься наблюдением птиц, - пояснил я.
      - Конечно,  -  со  вздохом  согласился ван Гельдер. - Вы,
верно, помните, что мы должны тесно сотрудничать?
      - Ну и что?
      - Вы не слишком, если можно так сказать, коммуникабельны.
      - Я свяжусь с вами,  когда буду иметь что-нибудь стоящее.
Не  забывайте, что вы работаете над этим с прошлого года, я же
здесь неполных два дня. А теперь я должен идти -лечь и подумать.
      Но ни лечь, ни подумать не пришлось. Доехав до телефонной
будки, находящейся,  на  мой взгляд, на разумном расстоянии от
комиссариата, я набрал номер, данный мне де Графом.
      - Отель "Тауринг",  -  отозвался голос в трубке. Я знал
этот  отель, но никогда не бывал в нем. Не такого класса, чтобы
соответствовать  моим  командировочным,  однако я сам выбрал бы
для обеих девушек что-нибудь именно в этом роде.
      - Моя фамилия Шерман. Поль Шерман. Кажется, сегодня утром
у  вас остановились  две  молодые  девушки. Не мог бы я с ними
переговорить?
      - Очень сожалею, но их сейчас нет.
      Это  меня  не  встревожило:  если  они не заняты поисками
Астрид Лимэй, то, вероятно, выполняют мои утренние поручения.
Голос в трубке предупредил мой следующий вопрос:
      - Они  просили   вам  передать,  что  отыскать вашу общую
знакомую  не  удалось  и  что  теперь они ищут других знакомых.
Боюсь, что это звучит немного неясно, но повторяю почти слово в
слово.
      Мне ничего не оставалось, только поблагодарить и положить
трубку. "Помоги мне,-сказал я Астрид,-а я помогу тебе". Похоже,
я действительно ей помог - помог добраться до ближайшего канала
или  могилы.  Наверно, за  время  недолгой  езды  до скромного
квартала  по соседству с Рембрандтплейн мне удалось нажить кучу
врагов.  Дверь квартиры  Астрид была заперта, но снова выручил
мой  пояс  с  незаконными скобяными изделиями. Жилище выглядело
так же, как тогда, когда я увидел его впервые: опрятно, чисто и
убого. Никаких признаков насилия или внезапного спешного ухода.
Правда,  в  шкафу  было  маловато  одежды. Но вряд ли это имело
значение:  ведь  Астрид  упоминала,  что  оба  они не больно-то
богаты.  Перетряхивание  всей  квартирки  в  поисках места, где
могла быть оставлена весточка для меня, тоже ничего не дало, да
и  занимался  я  этим скорее из добросовестности, чем в надежде
что-либо  найти. Наконец, заперев дверь, я отправился в "Новый.
Бали". Для  ночного  ресторана  это  был,  разумеется, слишком
ранний час,  так что, как и следовало ожидать, двери оказались
запертыми.  Двери  эти были достаточно массивны, но, к счастью,
мне  все же удалось достучаться; в замке повернулся ключ и одна
створка  чуть приотворилась. Я всунул ногу в эту щелку и слегка
расширил   ее  -  настолько,  чтобы  заметить  голову  и  плечи
выцветшей  блондинки,  целомудренно придерживающей халат высоко
под  шеей.  Учитывая,  что  в  последний, раз я видел ее одетой
единственно  в тоненький  слой прозрачных мыльных пузырей, это
можно было признать немного неестественным.
      - Я хотел бы повидаться с управляющим.
      - Мы открываем только в шесть.
      - Не  собираюсь  заказывать  столик. И не ищу работы. Мне
надо увидеться с управляющим. И сейчас же.
      - Его нет.
      - Ах  так...  Надеюсь, следующее место вашей службы будет
таким же прибыльным, как это.
      - Не  понимаю...   -  Ничего удивительного, что вчерашней
ночью освещение в ресторане было таким приглушенным - при ярком
свете  это  покрасневшее лицо выгнало бы людей из заведения так
же  успешно, как известие, что у одного из клиентов чума. - Что
вы хотите этим сказать?
      Я  понизил голос, что полагается делать, когда говоришь с
доверительной весомостью:
      - Попросту  то, что  вы потеряете место, если управляющий
узнает,  что  я  приходил  по крайне срочному делу, а вы меня к
нему не допустили.
      Она посмотрела на меня неуверенно, потом решилась:
      - Подождите, - и попыталась закрыть дверь,  но я оказался
значительно  сильнее,  так что она вскоре сдалась и ушла, чтобы
через  полминуты  вернуться  в сопровождении  мужчины,  еще не
успевшего   сменить   вечерний  костюм   на  что-нибудь  более
подходящее для бела дня.
      Не  могу сказать,  что он пришелся мне по вкусу. Подобно
большинству  людей,  я недолюбливаю  ужей, а именно ужа он мне
навязчиво  напоминал.  Очень высокий и очень худой, он двигался
со  змеиной  грацией.  Изнеженно  элегантный  и мускулистый, он
отличался  нездоровой бледностью, свойственной любителям ночной
жизни. Алебастровое  лицо,  гладкие  черты, почти неразличимые
губы,  расчесанные  на пробор и  плоско  приклеенные к голове
волосы.  Смокинг  его  был скроен недурно, однако с портным ему
повезло  меньше,  чем  мне:  выпуклость  слева под мышкой была
явственно  заметна.  В худой, белой холеной руке - нефритовый
мундштук.   На  лице застыло   пренебрежительное  и немного
брезгливое  выражение, вероятно, постоянное. Одно это было, на
мой  взгляд,  достаточным  поводом,  чтобы  дать ему в зубы. Он
выпустил тонкую струю сигаретного дыма.
      - В  чем  дело, мой дорогой?  - Выглядел он французом или
итальянцем,  но,  судя по произношению, был англичанином. - Наш
ресторан еще закрыт.
      - Сейчас уже открыт, - возразил я. - Вы управляющий?
      - Я  его представитель.  Если вы сочтете возможным прийти
попозже,  -  и он  выпустил  еще немного этого отвратительного
дыма, - значительно позже, то...
      - Я  адвокат  из   Англии,  и  у меня срочное дело, - моя
визитная  карточка подтвердила, что я адвокат из Англии. - Есть
вещи не терпящие промедления. Дело идет о больших деньгах.
      Если  такое выражение лица, как у него, может смягчиться,
то  именно  это  и  произошло, хотя надо было иметь наметанный
глаз, чтобы это заметить.
      - Ничего   не  обещаю,  мистер  Харрисон,  -  эта фамилия
значилась  на визитной карточке. - Возможно, мистер Даррел даст
себя склонить ко встрече с вами.
      Он   ушел  походкой  балетного  танцора  и  через  минуту
вернулся, кивнул мне и чуть отодвинулся, пропуская меня впереди
себя в широкий, слабо освещенный коридор; этот профессиональный
жест  мне  не  понравился,  но пришлось  примириться. Коридор
кончался  дверью,  ведущей в ярко освещенную комнату. Поскольку
очевидно,  предполагалось,  что  я  войду  без стука, я так и
поступил.  И  при  этом  успел заметить,  что подобную  дверь
директор сокровищницы Английского Банка - если такой существует
-  отверг  бы, как превосходящую его требования. Внутри комната
тоже  сильно  напоминала  сокровищницу.  В  одной из стен - два
шкафа, достаточно  большие,  чтобы  вместить  человека. Вторая
стена  была  предназначена  для  ряда металлических шкафчиков -
вроде  автоматической камеры хранения на вокзале. Остальные две
стены, видимо,  тоже  не имели окон, но поручиться за это было
трудно  -  их целиком  закрывали  ярко-красные  и  фиолетовые
драпировки.
      Впрочем, сидящий  за  столом  мужчина  вовсе не выглядел
директором   банка,  во  всяком  случае,  английским  банкиром,
который  обыкновенно имеет здоровый вид человека, много времени
проводящего  на  свежем  воздухе,  - благодаря любви к гольфу и
коротким  часам, отсиживаемым за рабочим столом. Передо мною же
был бледный обладатель восьмидесяти фунтов лишнего веса, жирных
черных волос и прищуренных желтоватых глаз. Темно-синий костюм
едва  сходился на  нем,  руки,  казалось,  придавлены к столу
тяжестью  многочисленных  перстней, а лицо кривилось в явно для
него непривычной приветливой улыбке.
      - Мистер  Харрисон?  -  он  даже  не попытался подняться,
рассудив,  что мое  посещение не стоит таких усилий. - Приятно
познакомиться. Я-Даррел.
      Возможно,   теперь   он  так  и  именовался,  но родился
наверняка  под другой фамилией. Несмотря на это, я поздоровался
с ним так любезно, как если бы он и вправду был Даррелом.
      - Вы  хотите обсудить  со мной какое-то дело? - Он не был
лишен  сообразительности  и  знал, что адвокаты не приезжают из
самой Англии  без  солидного  повода,  причем-как  правило -
финансового свойства.
      - Собственно,  не  с  вами.  С  одной  из ваших служащих.
Приветливая  улыбка  отправилась  в холодильник - до следующего
раза:
      - Служащих?
      - Да.
      - Почему же вы обращаетесь ко мне?
      - Потому что не застал ее по домашнему адресу. А работает
она как будто здесь.
      - Кто же это?
      - Ее зовут Астрид Лимэй.
      - Сейчас,  сейчас,  - он  внезапно расплылся в готовности
помочь мне..  -  Астрид  Лимэй?  Вы  уверены, что она работает
именно здесь? -  Он  наморщил лоб. - Разумеется, у нас служит
много девушек. Но это имя я слышу впервые.
      - Мне говорили об этом ее знакомые,-возразил я.
      - Это какая-то ошибка. Марсель? Человек-уж снисходительно
усмехнулся:
      - У нас нет никого с такой фамилией.
      - И никогда не было?
      Марсель  пожал плечами, подошел к одному из шкафов, вынул
папку, положил ее на стол и кивнул мне:
      - Тут все девушки, которые у нас работают либо работали в
прошлом году. Проверьте сами. Я не дал себе такого труда.
      - Значит,  меня  плохо  проинформировали.  Извините,  что
напрасно вас побеспокоил.
      - Может,  вы  поискали бы ее в каком-нибудь другом ночном
ресторане,  -  Даррел, по обыкновению деловых людей, уже писал
что-то на  листке,  давая  понять,  что разговор окончен. - До
свиданья.
      Марсель  уже  подошел  к двери. Я двинулся за ним, но на
пороге обернулся и смущенно улыбнулся:
      - Мне очень жаль...
      - До свиданья.
      Он  даже не потрудился поднять головы. Я снова неуверенно
улыбнулся  и  аккуратно  прикрыл  за собой дверь. Она выглядела
звуконепроницаемой. Марсель, стоя в коридоре, одарил меня своей
теплой улыбкой и даже не пытаясь заговорить, дал небрежный знак
-  идти  перед ним по коридору. Я кивнул и, проходя, сильно и с
удовлетворением  ударил  его  в живот и, хотя этого было вполне
достаточно,  добавил  -  рубанул  ребром  ладони  по шее. Потом
достал пистолет, привертел глушитель, схватил лежащего Марселя
за  ворот  пиджака,  подтащил  к  двери  кабинета  и  открыл ее
рукой, в которой держал пистолет.
      Даррел  поднял  голову. Глаза его расширились, как только
могут  расшириться  глаза, когда они почти погребены в складках
жира.  И  тут  же  лицо  окаменело,  как  каменеет лицо, хозяин
которого  хочет  скрыть  свои  мысли  или  намерения.
      - Не делай этого, - посоветовал я. - Не делай ни одной из
своих  пакостей.  Не  нажимай никаких кнопок или выключателей в
полу и не будь так наивен, чтобы дергаться за оружием, которое,
наверно, в правом верхнем ящике, ведь ты правша.
      Он проявил безупречное послушание.
      - Отодвинь кресло назад, на два шага.
      Он  отодвинул  кресло  на  два шага. Я опустил Марселя на
пол,   пошарил за  спиной,  закрыл  дверь,  повернул  в  замке
замысловатого вида ключ, спрятал его в карман и скомандовал:
      - Встань!
      Даррел  встал.  В  нем было не больше пяти футов росту, а
сложением  он  очень  напоминал  жабу. Я кивнул на ближайший из
двух больших сейфов:
      - Открой!
      - Так  вот  в  чем дело! - Он неплохо владел своим лицом,
лучше, чем голосом, в котором проскользнула нотка облегчения. -
Грабеж, мистер Хариссон?
      - Иди сюда! - Он подошел. - Ты знаешь, кто я?
      - Кто вы? - Удивлению  его не было границ. - Минуту назад
вы говорили...
      - Что меня зовут Харрисон. Кто я?
      - Не понимаю...
      Он взвыл, от боли и схватился рукой за сразу окрасившееся
кровью пятно, оставленное глушителем моего пистолета.
      - Кто я?
      - Шерман,  -  ненависть в  глазах  и  хриплом голосе. -
Интерпол.
      - Открывай этот сейф.
      -  Невозможно.  У  меня только половина  комбинации. У
Марселя...
      Следующий  вопль был  громче,  а ссадина на другой щеке-
больше.
      - Открывай.
      Он  набрал  цифры  и  открыл  дверь.  Внутри  сейфа  было
достаточно  места,  чтобы  разместить очень много гульденов, но
если   слухи  об  этом ресторане  -  насчет  игорных  столов и
значительно более интересных представлений в подвале, а также о
богатом   ассортименте товаров,  которых  обычно  не  бывает в
магазинах,  -  были  хоть отчасти верны,-то размеры эти вряд ли
можно считать удовлетворительными.
      Я кивнул на Марселя:
      - Ну-ка засунь его внутрь!
      - Внутрь? - Это почему-то его поразило.
      - Не  хочу,  чтобы  он  пришел  в  себя  и  прервал нашу
дискуссию.
      - Дискуссию?..
      - Ну?!
      - Он задохнется. Тут воздуха всего минут на десять..
      - Если  мне  придется   попросить  еще раз, то перед этим
всажу  тебе пулю в колено, так что ты никогда больше не сможешь
ходить без палки. Ты мне веришь?
      Он  мне  верил.  Не будучи полным идиотом, а Даррел им не
был,  всегда  можно  понять,  когда кто-то говорит серьезно. Он
засунул  Марселя  в  сейф,  что  было, вероятно, самой тяжелой
работой,  какую  ему  довелось выполнять  за  последние  годы:
пришлось попыхтеть, чтобы так уместить Марселя, что он не мешал
двери закрыться. Наконец, это удалось.
      Я  обыскал Даррела. Никакого оружия при нем не оказалось.
Зато,  как  и можно было предвидеть, в правом ящике стола лежал
большой  автоматический  пистолет  неизвестной мне марки, что,
впрочем,  неудивительно,  потому  что всю жизнь изучение оружия
сводилось  у  меня  лишь  к  тому, чтобы целиться и стрелять из
него.
      - Астрид Лимэй, - напомнил я. - Она тут работает?
      - Да.
      - Где она сейчас?
      - Не знаю. Бог свидетель, не знаю!.. - Голос его сорвался
на крик, потому что я снова поднял пистолет.
      - Можешь узнать?
      - Каким образом?
      - Неведение  и  неразговорчивость это, конечно, защита, -
согласился  я. - Но за ними-только страх. Страх перед кем-то и
чем-то.  Думаю, ты станешь более осведомленным и учтивым, когда
научишься  бояться  чего-то  другого больше, чем теперь. Открой
сейф.
      Он открыл. Марсель все еще был без сознания.
      - Полезай!
      - Нет!  -  Вместо крика получился хрип. - Говорю вам, там
нет  воздуха,  он  закрывается герметически.  Мы двое... умрем
через несколько минут...
      - В таком случае тебе придется умереть намного быстрее.
      Он влез в сейф, дрожа всем телом. Кем бы он ни был, я уже
понимал,   что это-не крупная  рыба. Руководитель  торговлей
наркотиками,  как  правило,  отличается абсолютной твердостью и
жестокостью, а этот не обладал ни тем, ни другим.
      Следующие  пять  минут я провел в бесплодном осмотре всех
доступных  ящиков  и бумаг. Все обнаруженное было так или иначе
связано  со  вполне  законными делами, что, впрочем, само собой
разумелось   -  Даррел  не  производил  впечатления  человека,
оставляющего компрометирующие документы в местах, где они могли
бы  попасть  в руки,  скажем, уборщицы.  Через  пять минут я
открыл сейф.
      Даррел  ошибся  относительно  количества воздуха внутри.
Переоценил   его.  Он  полулежал,  опершись  коленями  о  спину
Марселя,   который,  к своему счастью,  по-прежнему  был  без
сознания. Во всяком случае, так мне показалось. И я не дал себе
труда проверить, а схватил Даррела за плечо и вытащил. Это было
похоже на  вытаскивание  лося из болота, но в конце концов он
позволил  себя сдвинуть  и  тяжело вывалился на пол. Некоторое
время полежал, потом неуверенно поднялся на колени. Я терпеливо
ждал,  пока хрипение перешло в сравнительно нормальное сопение,
а  цвет лица - из сине-фиолетового во что-то, что можно было бы
признать  здоровою  розовостью,  если бы я не знал, что обычный
оттенок   его кожи  сравним  разве  что  со  старой  газетой.
Поддерживая  его,  я  помог ему встать, что удалось далеко не с
первой попытки.
      - Астрид Лимэй, - повторил, я.
      - Она   была   здесь  сегодня  утром...  -  Мне  пришлось
наклониться,   чтобы  разобрать  его  шепот.  -  Говорила,  что
возникли  какие-то  очень важные семейные дела. И должна срочно
уехать из Голландии.
      - Одна?
      - Нет, с братом.
      - Он тоже был тут?
      - Нет.
      - Она не сказала, куда едет?
      - В Афины. Она оттуда.
      - И она что, пришла сюда только затем, чтобы сообщить вам
это?
      - Должна  была  получить жалованье за два месяца. Не было
денег на билеты.
      Я   приказал  ему  влезть  обратно  в  сейф.  Это  стоило
некоторых  хлопот,  пока  он не пришел к выводу, что это все же
лучше, чем  пуля. У меня и в мыслях не было его мучить, просто
не хотелось, чтобы он слышал мой разговор.
      Пришлось  подождать,  пока  на  аэродроме  Схипхол  меня
соединили с тем, с кем надо было переговорить.
      - Это  инспектор  ван  Гельдер из комиссариата полиции, -
отрекомендовался я. - Меня интересует сегодняшний утренний рейс
на  Афины.  Вероятно,  КЛМ.  Проверьте, были ли на борту двое -
Астрид Лимэй и Георг Лимэй. Их приметы таковы... да?
      Голос  в трубке поведал мне, что они были на борту. Вроде
бы  возникли  некоторые  трудности с Георгом - и медицинская, и
полицейская  службы  аэродрома сомневались, разумно ли пускать
его  в таком состоянии в самолет, но мольбы девушки перевесили.
Я поблагодарил и повесил трубку.
      На  сей  раз  дверь  сейфа была закрыта всего пару минут,
которые,  разумеется,  не могли сильно повредить узникам. Так и
оказалось.  У  Даррела только зарумянились щеки, а Марсель не
только пришел в себя, но зашел так далеко, что силился достать
пистолет,  который  я  по небрежности забыл забрать. Когда же я
отобрал  оружие  -  единственно,  чтобы  он  не  причинил  себе
вреда, -  то  подумал,  что  живучесть Марселя поразительна. И
вынужден  был  с  горьким  сожалением  вернуться  к  этой мысли
несколько  позже  -  в обстоятельствах,  куда менее  для меня
благоприятных.
      Я  оставил  их  обоих  сидящими  на полу. И поскольку все
сколько-нибудь существенное уже было сказано, ни один из них не
подал голоса. Не прощаясь, я открыл дверь, запер ее за собой на
ключ, мило улыбнулся выцветшей блондинке и, очутившись на улице
перед  рестораном, опустил ключ в канализационную решетку. Даже
если  у  них  не было запасного ключа, телефон и сигнал тревоги
остались  в  их  распоряжении, а с помощью ацетиленовой горелки
открыть  такую дверь  можно  за  каких-нибудь два-три часа. На
такое  время  воздуха  должно  хватить.  Впрочем,  это меня не
особенно заботило.
      Вернувшись  в  дом,  где жила  Астрид,  я сделал то, что
должен был сделать сразу: расспросил соседей, не видели ли они
ее  утром.  Двое  видели  -  и их показания совпадали: Астрид и
Георг  с  несколькими  чемоданами уехали на такси часа два тому
назад.
      Астрид   ускользнула.  И я  чувствовал  себя  совершенно
опустошенным  -  не  потому,  что  она обещала помочь мне и не
помогла, а потому, что этим поступком лишила себя единственного
пути к спасению.
      Не  убили  ее  по  двум причинам. Во-первых, знали, что я
свяжу  их  с  ее смертью, а это уже было чересчур рискованно. И
во-вторых,  она  уехала  -  и  перестала  представлять для них
непосредственную  опасность.  Страх,  если он достаточно велик,
может замкнуть   уста   не   менее   надежно,  чем  смерть. Я
сочувствовал  ей  и  охотно  увидел  бы  ее  снова  счастливой.
Осуждать ее не имело ни малейшего смысла. Тем более, что теперь
перед ней не осталось ни одной открытой двери.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
      Вид   с высоты  стрельчатого Хавенгебоу,   портового
небоскреба,  несомненно, лучший в Амстердаме. Однако в это утро
я  интересовался не столько видом, сколько возможностями, какие
давал  этот  наблюдательный  пункт.  Сияло  солнце, но на такой
высоте было ветрено и холодно. Да и на уровне моря ветер морщил
серо-голубые  волны   неровными    пенистыми    гребешками.
Наблюдательная  площадка  была  забита  туристами,  в руках у
большинства-бинокли  и фотоаппараты,  но и без фотоаппарата я,
пожалуй,   не  отличался  от  них.  Разве  что -  целью  моего
пребывания там.
      Я облокотился на перила и поглядел на море. Этим биноклем
де  Граф оказал мне поистине неоценимую услугу: при идеальной в
этот день видимости мощность бинокля не оставляла желать ничего
лучшего.
      Наконец, в поле моего зрения оказался каботажный пароход
водоизмещением  примерно   в  тысячу  тонн,  который  как  раз
сворачивал  к  порту. И почти тут же я разглядел большое ржавое
пятно  на  корпусе  - и то, что идет он под бельгийским флагом.
Время - перед полуднем - тоже совпадало. Мне показались, что он
описывает  более широкий круг, чем несколько пароходов до него,
и  проходит,  пожалуй, слишком близко от бакенов, обозначающих
фарватер, но, возможно, именно там было глубже всего.
      Когда, наконец, он вошел в порт, я смог прочитать немного
стертое  название на заржавелом носу: "Марианна". Коли говорить
о   пунктуальности,   капитана  следовало  признать  педантом.
Оставался  ли  он  педантом  по  отношению к законам, - это уже
другой вопрос.
      Я  спустился в "Xавенресторан" и пообедал. Не потому, что
был  голоден,  просто  с  момента  прибытия  в Амстердам успел
убедиться,  что  время,  чтобы поесть,  тут выпадает нечасто и
нерегулярно. Кухня "Хавенресторана"   пользуется хорошей
ррепутацией   и   вероятно,   вполне  заслуженно,  но  не  могу
припомнить, что у меня было в тот день на обед.
      В отель "Тауринг" я прибыл в половине вторго. Признаться,
я не ождал, что Мэгги и Белинда уже вернулись. И был прав.
      Администратору  я  сказал,  что  подожду в  холле, но не
очень-то   люблю   холлы,   особенно  тогда,  когда  необходимо
проштудировать такие документы, как те, что находились в папке,
взятой нами  в  фирме Моргенштерна  и Муггенталера, так что я
подождал,  пока  администратор на  минутку отлучился, поднялся
лифтом на третий этаж и забрался в номер обеих девушек. Он был
чуть получше прежнего, а тахта, которую я немедленно опробовал,
чуть  пошире,  но этого могло не хватить, чтобы Мэгги и Белинда
прыгали козочками от радости.
      Я провалялся на той тахте добрый час, просматривая записи
магазина, которые оказались неинтересными и вполне безобидными.
Однако среди  прочих названий одно повторялось с поразительной
частотой,  а  поскольку происходящие оттуда изделия совпадали с
направлением  моих  растущих  подозрений, пришлось это название
запомнить.
      В  замке повернулся  ключ,  и вошли Мэгги и Белинда. При
виде меня их первой реакцией было облегчение, которое, впрочем,
тут    же   сменилось явным раздражением. Я   невозмутимо
поинтересовался:
      - Что-то случилось?
      - Мы  беспокоились  за  вас, - холодно  ответила Мэгги. -
Администратор  сказал, что  вы  ждете в  холле,  а вас там не
оказалось.
      - Мы   ждали  полчаса,  -  добавила  Белинда чуть ли не с
упреком. - И решили, что вы ушли.
      - Я  очень  устал.  И должен был прилечь. А теперь, когда
все  объяснилось,  не расскажете ли, как вы провели сегодняшнее
утро?
      - Ну  что  ж.  - Мэгги не особенно смягчилась. - С Астрид
нам не повезло,
      - Знаю.  Администратор мне передал. Можно оставить Астрид
в покое. Она уехала.
      - Уехала?
      - За границу.
      - За границу?
      - В Афины.
      - В Афины?
      -  Послушайте,  -  не  выдержал  я, -давайте отложим этот
скетч на потом. Она с Гордом уехала сегодня утром.
      - Почему? - спросила Белинда.
      - Испугалась. Злые люди  нажимали на нее с одной стороны,
а добрый человек,  то  бишь  я, -  с  другой. Так что предпочла
исчезнуть..
      - Откуда  вы  знаете, что  она уехала? - поинтересовалась
Мэгги.
      - От  одного   человека  из  "Нового  Бали",  я  не  стал
распространяться  на  эту  тему:  если у  них еще сохранились
какие-нибудь заблуждения насчет своего шефа, не стоит разрушать
их своими руками. - И проверил на аэродроме.
      - Гм... -Мои  утренние достижения не произвели большого
впечатления  на  Мэгги, она склонна была винить меня в том, что
Астрид сбежала, и, как обычно, была права. Ну, так кто первым:
Белинда или я?
      - Сначала  это, - я подал ей листок с цифрами 910020. -
Что эти значит?
      Мэгги  осмотрела листок,  перевернула  его  и глянула на
другую сторону.
      - Ничего...
      - Покажите-ка   мне,  -  живо  вмешалась Белинда. - Люблю
анаграммы  и  кроссворды.  И  неплохо  их  решаю.  И она тут же
убедила меня, что не хвастается:
      - Это надо   перевернуть.  02.00.19. Два  часа  утра
девятнадцатого, то есть завтра.
      - Совсем  недурно, - похвалил я.  Мне самому понадобилось
полчаса, чтобы до этого дойти.
      - И что  должно тогда произойти? - подозрительно спросила
Мэгги.
      - Тот, кто  дал мне эти цифры, забыл объяснить, - ответил
я уклончиво, потому  что  уже  по  горло  был  сыт  собственным
враньем.-  Ну, теперь ты,  Мэгги.  Она села и разгладила свое
зеленое  хлопчатобумажное  платьице,  которое  выглядело как бы
сильно отжатым после тщательной стирки.
      - Я  надела  в  парк  это  новое платье. Труди его еще не
видела, и платок, потому что дул ветер, и...
      - И темные очки.
      - Именно,   - сбить ее   с толку  было  нелегко. -
Прогуливалась  с  полчаса, уступая дорогу пенсионерам и детским
коляскам.  А  потом ее увидела... верней эту огромную, толстую,
старую... старую...
      - Ведьму?
      - Ведьму. Она  была  одета  так, как вы говорили. А потом
заметила  Труди - в белом платье с длинными рукавами. Она никак
не  могла  устоять  на месте, скакала,  как  овечка, - Мэгги
помолчала и добавила задумчиво, - она и вправду славная.
      - У тебя очень добрая душа, Мэгги.
      Она уловила колкость и продолжала деловым тоном:
      - Время от времени они присаживались на лавку. Я сидела
на   другой,   шагах  в  тридцати,  и  глядела из-за  журнала.
Голландского.
      - Хороший вкус, - похвалил я.
      - Потом Труди начала заплетать косичку этой кукле...
      - Какой кукле?
      - Той,  которую держала  в руках, - терпеливо объяснила
Мэгги. -Если вы будете все время перебивать, мне не припомнить
всех  подробностей. Итак, когда она это делала, подошел мужчина
и  сел рядом  с  ними.  Высокий,  в  темной  одежде со стоячим
воротником, с седыми усами и волосами. Он выглядел очень мило..
      - Не сомневаюсь, - вставил я машинально, легко представив
себе  преподобного  Таддеуша Гудбоди, человека очаровательного,
может быть, за исключением половины четвертою утра.
      - Труди он явно очень нравится. Через несколько минут она
обняла его  за шею и что-то шепнула на ухо. Он сделал вид, что
огорчен,  но  не  всерьез,  полез  в карман и что-то сунул ей в
руку.  Наверно, деньги. - Я уже хотел спросить, уверена ли она,
что  не  шприц,  но  не  стал ее смущать. - Потом Труди встала,
прижимая к себе куклу, и побежала к тележке мороженщика. Купила
рожок и направилась прямо ко мне.
      - И ты ушла?
      - Заслонилась журналом, - с достоинством ответила Мэгги.-
Но  это была излишняя предосторожность. Она прошла совсем рядом
со  мной  к  другому  открытому лотку, который стоял в двадцати
шагах.
      - Чтобы поглазеть на кукол?
      - Откуда  вы  знаете?  -  Мэгги и  не  пыталась  скрыть
разочарование.
      - С каждого второго лотка в Амстердаме продаются куклы.
      - Она не  только  смотрела  -  трогала  их,  гладила.
Старик-лоточник  пытался  изображать,  что  сердится,  но разве
можно  сердиться  на  такую  девушку? Она обошла вокруг лотка и
вернулась на лавку. И все время потчевала куклу мороженым.
      - И  ничуть  не огорчалась, что кукла его не хочет. А что
тем временем поделывали старуха и священник?
      - Беседовали.  Видимо,  им  было, о чем поговорить. Когда
Труди  вернулась,  они еще  немного поболтали, пастор похлопал
Труди  по  плечу,  потом  поднялись,  он снял шляпу, поклонился
старухе, как вы ее называете, и все трое ушли.
      - Идиллическая картинка. Ушли вместе?
      - Нет. Он пошел в другую сторону.
      - Ты не пыталась идти за кем-нибудь из них?
      - Нет.
      - Послушная девочка. А за тобой не следили?
      - Не думаю.
      - Не думаешь?
      - Вместе со  мной  уходила  целая  куча  людей.  Человек
пятьдесят-шестьдесят.  Было бы глупо утверждать, что никто меня
не видел. Но сюда никто за мной не шел.
      - А  ты, Белинда? - Почти напротив этого маленького отеля
"Париж" есть кафе. В отель входило и выходило из него множество
девушек.  Но  только за четвертой чашкой кофе я распознала одну
из  тех,  что  были  вчера  вечером  в церкви. Такая высокая, с
каштановыми волосами, сногсшибательная, как выразились бы вы.
      - Откуда  ты  знаешь, как бы я выразился? Вчера она была
одета монахиней?
      - Да.
      - Как же ты могла увидеть, что у нее каштановые волосы?
      - У нее родинка высоко на левой щеке.
      - И черные брови? - вставила Мэгги.
      - Точно, она, - откликнулась Белинда.
      Я  сдался.  Нельзя было не верить им. Когда одна красивая
девушка  приглядывается  к  другой  красивой  девушке, ее глаза
превращаются в мощнейшие телескопы.
      - Я  шла за  ней до Калверстраат, - продолжала Белинда. -
Тут  она  вошла  в большой магазин. И, казалось, кружит по залу
без  всякой  определенной  цели,  но это была только видимость,
потому  что  довольно скоро  она  остановилась  у  прилавка с
надписью "Сувениры - только на экспорт". Как бы нехотя оглядела
полки, но я видела, что интересуется она одними куклами.
      - Ну-ну, - прервал я  ее. - Снова куклы. С чего ты взяла,
что она интересуется именно ими?
      - Просто  видела,  -  ответила  Белинда тоном человека,
силящегося описать разнообразные цвета слепому от рождения. - А
чуть  позже  стала  очень  внимательно разглядывать одну группу
кукол, некоторое  время словно сомневаясь, какую выбрать, но я
знала, что  никаких  сомнений у  нее нет... - Я благоразумно
молчал.  -  Что-то  сказала  продавщице,  и  та записала это на
листке.
      - Это длилось столько времени, сколько надо для...
      - Для  того,  чтобы записать обычный адрес. - Белинда как
будто не слышала. - Потом эта девушка заплатила и ушла.
      - И ты пошла за ней?
      - Нет. Я тоже послушная девочка?
      - Да. - И никто за мной не шел.
      - Не  следил? А в магазине? Например, какой-нибудь полный
мужчина средних лет?
      Белинда расхохоталась:
      - Целая толпа толстых...
      - Ну,  хорошо,  хорошо.  Толпа толстых мужчин средних лет
проводит  кучу времени,  наблюдая  за тобой. А заодно - масса
молодых  и  худых.  Меня это вовсе не удивляет, - я помолчал. -
Дорогие мои двойняшки, я очень люблю вас обеих.
      Они переглянулись.
      - Очень мило,-пробормотала Белинда.
      - Только    профессионально,    мои    дорогие,  только
профессионально.   Должен   сказать,   что  оба  ваших доклада
превосходиы. Белинда, ты видела куклу, которую выбрала девушка?
      - Мне платят как раз за то, что я кое-что вижу, - скромно
заметила она.
      Я  пристально  взглянул  на нее, но пропустил иронию мимо
ушей.
      - Отлично. Это была кукла в костюме с Хейлера. Такая, как
те, что мы с тобой видели в магазине.
      - Откуда вы знаете?
      - Мог бы ответить, что я ясновидящий. Мог бы сказать, что
гений. В  действительности  же  у меня есть доступ к некоторой
информации, которого у вас нет.
      -  Ну  так  поделитесь с нами! - Это, конечно, предложила
Белинда.
      - Нет.
      - Почему?
      - Потому что в Амстердаме есть люди, которые могли бы вас
схватить,  запереть  в укромной  темной  комнате  и  заставить
говорить.
      Наступила долгая пауза. Потом Белинда спросила:
      - А вы бы не заговорили?
      - Возможно,   и заговорил  бы, - признался я. - Но прежде
всего им  было  бы  нелегко  упрятать  меня  в  эту  укромную
комнату.  -  Я показал им приходную книгу. -  Кто-нибудь из вас
когда - либо  слышал о Кастель  Линден?  Нет?  Я  тоже.  Однако
оказывается,   что   оттуда   нашим   приятелям  Моргенштерну и
Муггенталеру поставляют большую часть часов с маятниками.
      - Ну и что?-спросила Мэгги.
      - Понятия  не  имею,  - солгал я. - Но может, тут есть
какая-то   ниточка.  Попросил  было  Астрид,  чтобы  проследила
происхождение  некоего типа часов. Вы же знаете, что у нее была
масса  разнообразных  знакомств,  каких она вовсе не хотела. Но
теперь ее нет. Так что займусь этим завтра сам.
      - Мы  это   сделаем  сегодня - возразила Белинда. - Можем
поехать в этот Кастель и...
      - Если  вы  это сделаете,  то  очутитесь  в  первом  же
самолете,  отлетающем в Англию. У меня нет ни малейшего желания
тратить  время - и вытаскивать вас со дна рва, окружающего этот
замок. Ясно?
      - Да,  -  послушно  ответили обе. И меня встревожило, что
они вовсе не считают меня таким грозным, как должны бы.
      Я собрал бумаги и встал.
      - Остаток дня у вас свободен. Увидимся завтра утром.
      Странное дело,  их  не  особенно обрадовало, что столько
времени - в полном их распоряжении. Мэгги поинтересовалась:
      - А вы?
      - Прокачусь   автомобилем  в деревню. Чтобы прояснилось в
голове.   Потом  сосну.  А  вечером,  возможно,  прогуляюсь  на
пароходе.
      - Этакое  романтическое ночное плавание  по каналам, -
Белинда старалась говорить беззаботно, но у нее не получалось.-
Вам  ведь  понадобится кто-то,  кто  бы вас охранял, а? Я тоже
поеду.
      - В  другой  раз.  А вы не выбирайтесь на каналы. Даже не
приближайтесь к  каналам.  И держитесь  подальше  от  ночных
ресторанов. А более всего сторонитесь порта и того магазина.
      - Вы тоже никуда не выбирайтесь нынче вечером! Я взглянул
на  Мэгги.  За пять  лет  она никогда не обращалась ко мне так
резко  и  отчаянно и тем более никогда не указывали, мне, что я
должен делать.  Она  схватила меня  за  руку,  что  тоже было
неслыханно:
      - Ну пожалуйста!.. . .
      - Мэгги!
      - Вы обязательно должны сегодня плыть этим пароходом?
      - Но, Мэгги...
      - В два часа ночи?
      - Что происходит, Мэгги? Это на тебя не похоже...
      - Не знаю. Впрочем, знаю. У меня мурашки по спине ходят.
      - Призови их к порядку. Белинда сделала шаг ко мне.
      - Мэгги  права.  Вы  не  должны  сегодня ехать. - Губы ее
дрожали.
      - И ты туда же, Белинда?
      - Пожалуйста!
      В  комнате  воцарилось  странное напряжение,  которого я
никак  не  мог понять.  На  лицах  у  обеих  застыло умоляющее
выражение,  в  глазах  - чуть ли не отчаяние, словно я сообщил,
что намереваюсь прыгнуть со скалы.
      - Мэгги, хочет, чтобы вы с нами не расставались,- сказала
Белинда. Мэгги кивнула:
      - Не уходите  сегодня  вечером. Останьтесь с нами. - Черт
побери! - наконец- то вырвалось у меня. - Когда в следующий раз
мне  будет  нужна  помощь  за границей, привезу с собой девушек
потверже. - Я хотел обойти их, идя к двери, но Мэгги загородила
дорогу,  поднялась на цыпочки и поцеловала меня. Секундой позже
Белинда сделала то же самое.
      -  Очень нехорошо  для дисциплины, - выдавил я, сбитый с
толку. Правда, очень плохо...
      Открыв  дверь,  я обернулся проверить, согласны ли они со
мной.  Однако они ничего не сказали, только стояли с невыразимо
печальными лицами. Я раздраженно тряхнул головой и вышел.
      Возвращаясь  в  "Рембрандт", я купил упаковочную бумагу и
шнур.  У  себя в  номере  завернул костюм, уже более или менее
обретший  форму  после непредвиденной "стирки" прошлой ночью,
написал   на  свертке  фиктивную  фамилию  и  адрес  и отнес в
гостиничную контору. Управляющий был на своем посту.
      - Где ближайшее почтовое отделение?-спросил я.
      - Мое почтение,   господин,  -  изысканное  дружеское
приветствие было автоматическим, управляющий уже не улыбался. -
Мы можем это устроить.
      - Благодарю, но хочу отправить лично.
      - А, понимаю! - Ничего он не понимал, в особенности того,
-  что я  не хотел давать повода ни для вскидывання бровей, ни
для  морщин  на  лбу  при  виде господина Шермана, выходящего с
большим свертком под мышкой. Он дал мне адрес, который вовсе не
был нужен.
      Я  сунул сверток в багажник полицейской машины и двинулся
через  город  и предместье, пока наконец не оказался в сельских
окрестностях.  Я  ехал вдоль Зейдер- Зее, но не мог его увидеть
из-за дамбы, тянущейся по правой стороне дороги. Слева тоже для
осмотра было немногое: голландский пейзаж сотворен не для того,
чтобы ввергать туриста в экстаз.
      Наконец я   добрался   до   указателя "Хейлер-5  км",
несколькими сотнями ярдов дальше свернул с шоссе влево и вскоре
остановился на маленькой деревенской площади, словно сошедшей с
открытки.  На  площади была  почта, а перед почтой- телефонная
будка. Я  запер  на  ключ  багажник и автомобиль и оставил его
там.   Потом   вернулся   на   главное  шоссе,  перешел  его и
вскарабкался  на  покатую, поросшую травой дамбу, с которой мог
взглянуть  на  Зейдер-Зее. Бодрящий бриз голубил и белил воды в
позднем  послеполуденном  солнце, вот, пожалуй и все, что можно
было сказать    об  открывшемся виде, где   выделялся
один-единственный  элемент  - остров, лежащий к северо-востоку,
примерно в миле от берега.
      Это и был остров Хейлер. Собственно, даже не остров. Было
им некогда, но какие-то инженеры выстроили дамбу, связавшую его
с  берегом,  - вероятно,  для того, чтобы полнее удовлетворить
островитян  благами цивилизации и притоком туристов. И по верху
той дамбы проложили дорогу.
      Сам  остров  тоже  ничем особенным  не выделялся. Он был
таким  низким и плоским, что казалось - первая же большая волна
может  его  затопить.  В  эту  плоскость  вносили  разнюобразие
разбросанные   тут  и  там  хозяйственные  строения,  несколько
больших овинов, а на западном берегу, почти напротив места, где
я стоял, городок, припавший к маленькому порту.
      И,  разумеется,  на  острове были свои каналы. Вот и все,
что   удалось разглядеть.  Я вернулся  на  шоссе,  дошел  до
остановки и первым же автобусом вернулся в Амстердам.
      Следовало  пораньше  отправиться ужинать,  позже  в этот
вечер  такая  возможность  вряд  ли представится, а кроме того,
лучше  было  не  выходить с пустым желудком навстречу тому, что
уготовила  мне нынче  судьба. Потом я улегся в постель, потому
что шанса выспаться позже тоже не предполагалось.
      Дорожный будильник вырвал меня из сна в половине первого
ночи.  Я  натянул  темные  брюки,  темный матросский свитер под
горло, темные парусиновые туфли на резиновой подошве и темную
брезентовую   штормовку.   Застегнул  на  молнию  непромокаемый
футляр револьвера  и  сунул  его  в  подмышечную  кобуру.  Два
запасных  магазина  в  подобном  же  футляре положил в карман и
задернул  молнию. Тоскливо глянул на столик, где стояла бутылка
виски, не  без  колебания  решил все же к ней не прикасаться и
вышел.
      Вышел, как обычно, по пожарной лестнице. Улица внизу была
пуста, и  я  знал,  что никто не потянется за мной, когда буду
удаляться  от  отеля. Никому не было нужды в том, чтобы идти за
мной.  Те,  кто желали мне зла, знали, куда я направляюсь и где
они  могут  меня  найти.  А  я в свою очередь знал, что они это
знают. И  надеялся только на то, что никто не знает, что я это
знаю.
      Машины у меня теперь не было, а к амстердамским такси я с
некоторых пор стал относиться подозрительно, так что отправился
пешком. Улицы были пусты - по крайней мере те, какие я выбирал.
Город  казался очень  тихим  и  спокойным.  Дойдя до портового
квартала,  сориентировался,  где  нахожусь,  и двинулся дальше,
пока не очутился в тени складского навеса. Светящийся циферблат
моих  часов показывал двадцать минут второго. Ветер усилился, и
заметно похолодало, но дождя не было. хотя он как будто и висел
в   воздухе.   Его   дыхание   чувствовалось   сквозь сильный
специфический  запах  моря,  смолы,  пеньки  и всех тех вещей,
благодаря  которым  портовые  кварталы пахнут одинаково во всех
концах земли. Потрепанные  темные  тучи мчались по чуть менее
темному  небу, время от времени открывая на миг бледный высокий
полумесяц.
      Я  пытался  разглядеть  порт,  который  тянулся  сперва в
полумрак,  а потом в никуда. Сотни барж собрались в этом порту,
одном  из  самых  больших  транспортных  портов  мира, - баржи
размерами  от  малых, шестиметровых, и до огромных, бороздящих.
Рейн, сгрудились   тут  в  беспорядке.  Однако  я  знал,  что
беспорядок  этот  скорее  кажущийся,  чем действительный. Баржи
стояли очень  тесно,  но  -  хотя  это и требовало чрезвычайно
искусного  маневрнровання  -  каждая имела свой доступ к узкому
фарватеру,   который   сходился  с  несколькими  гораздо  более
широкими  путями  перед  выходом  в  открытые  поды. Баржи были
связаны  с  берегом  рядом  длинных  широких  мостков-пирсов, к
которым, в свою очередь, сходились другие, поуже.
      Месяц  скрылся за тучей. Я вышел из тени и ступил на один
из главных пирсов. В резиновых туфлях шаги мои по мокрым доскам
были бесшумны, но если бы даже я топал и подкованных. башмаках,
вряд ли кто-нибудь, кроме тех, кто имел злые намерения, обратил
на  это  внимание:  хотя  на  всех  баржах почти наверняка жили
команды,  а  во многих случаях и их семьи, на сотни рубок можно
было  насчитать  лишь  четыре-пять огней. Тут царила абсолютная
тишина,  едва  нарушаемая  сдавленным  гудением  ветра да тихим
скрипом  и шорохом, когда подталкиваемые ветром баржи терлись о
пирс.  Этот  набитый  баржами  порт  был городом в себе, и этот
город спал.
      Я прошел примерно треть длины пирса, когда месяц вынырнул
из-за туч, давая мне возможность приостановиться и оглядеться.
      Два человека тихо и решительно шли за мной, отставая пока
еще  шагов на пятьдесят. Они были всего лишь тенями, силуэтами,
но очертания правых рук этих теней были длиннее, чем левых. Они
что-то держали  в правых руках. Не скажу, что меня поразил вид
этих предметов, как не поразил и вид самих этих людей.
      Я   поглядел  направо.  Двое  других  мужчин  неторопливо
удалялись  от берега по соседнему, параллельному пирсу. Они шли
вровень с теми двумя, которые были на моем.
      Слева-то же  самое. Два движущихся темных силуэта. Можно
только подивиться такой согласованности.
      Я  повернулся  и пошел дальше. На ходу вытащил оружие из
кобуры,  снял  непромокаемый  футляр, задернул молнию и спрятал
футляр  в  карман.  Месяц  скрылся  за  тучей.  И  я  побежал,
оглядываясь  через  плечо.  Три  пары  мужчин тоже припустились
бегом. Когда  через  несколько  ярдов я  снова  оглянулся, то
увидел, что мужчины на моем пирсе остановились и целятся в меня
из  пистолетов,  или  мне  так показалось - трудно  разглядеть
что-либо  при  свете звезд. Однако мгновением позже я убедился,
что  не  ошибся: в мраке вспыхнули узкие красные огоньки,- хотя
выстрелов не было слышно, что вполне понятно, поскольку ни один
человек,  будучи  в  здравом рассудке, не захотел бы поднять на
ноги сотни крепких голландских, немецких и бельгийских матросов
с барж. Зато они, видимо, ничуть не опасались потревожить меня.
Месяц показался снова, и я опять побежал.
      Настигшая  меня  пуля  причинила больше вреда одежде, чем
мне  самому,  хотя  резкая,  обжигающая боль на внешней стороне
правого плеча заставила непроизвольно схватиться за него другой
рукой. Это  уж  было  чересчур.  Я  свернул  с главного пирса,
спрыгнул  на  нос баржи, пришвартованной к меньшему, отходящему
под,  прямым  углом, и бесшумно пробежал через палубу к рулевой
рубке  на  корме. Укрывшись в ее тени, осторожно выглянул из-за
угла.
      Двое   на   главном   пирсе   приостановились  и знаками
показывали  своим  коллегам  справа, что следует зайти в тыл и,
если удастся, выстрелить мне в спину. Мне подумалось, что у них
довольно    оригинальное    представление   о джентельменском
спортивном   поединке,  но   их  профессионализм  не  подлежал
сомнению.  Было совершенно ясно, что если до меня доберутся - а
шансов на это у них было предостаточно, - то сделают это именно
так,  обходя с флангов и окружая, так что единственный для меня
выход  -  постараться  как можно скорее лишить их охоты к этому
маневру.  Поэтому  временно  можно  было  оставить без внимания
двоих  на  главном  пирсе - им предстояло ждать, пока обходящие
застигнут  меня  врасплох.  Следовало  срочно заняться тем, что
происходило слева.
      Они  появились  через  несколько секунд -  не бежали, а
осторожно   и  с  виду неторопливо  шли,  заглядывая  в  тень,
отброшенную  рубками  и  палубными  надстройками барж. Это было
легкомысленно, если  не  сказать - глупо, потому что я стоял в
глубочайшей  тени,  какую  только  мог найти, в то время как их
довольно  резко  освещал снова выплывший месяц, и это позволило
мне заметить их задолго до того, как они увидели меня. Впрочем,
сомневаюсь,  что  они вообще меня видели. Один из них наверняка
не  видел, он наверняка умер еще прежде, чем рухнул на помост и
без  особого  шума,  с тихим  плеском сполз в воду. Следующий
выстрел не состоялся, потому что второй среагировал мгновенно и
бросился назад, оказавшись вне досягаемости взгляда раньше, чем
я  успел  нажать  на  спуск.  Мне почему-то подумалось, что моя
спортивная  форма  хуже,  чем  у  них, однако в ту ночь умение
пользоваться  обстоятельствами до некоторой степени уравнивало
шансы.
      Пора   было  возвращаться  к  покинутой  мною  паре.  Как
выяснилось,  эти  двое так  и не двинулись с места. Возможно,
просто  не  знали,  что  произошло.  Для  прицельного ночного
выстрела из пистолета они были далековато, но я целился долго и
тщательно и несмотря ни на что попробовал. Все же цель и впрямь
была  слишком далека. Правда, один из них вскрикнул и схватился
за  ногу, но, судя по проворству, с каким он припустил за своим
товарищем и соскочил с пирса, прячась на одной из барж, рана не
могла быть   серьезной.   Месяц,  снова  спрятался  за  тучу,
маленькую,  но единственную   на   ближайшие  несколько  минут,
а  они  теперь точно  знали, где я. Так что пришлось взбираться
на главный пирс и сломя  голову  мчаться  вперед. Но не удалось
преодолеть и двадцати  ярдов,  как  этот  проклятый месяц опять
появился. Я бросился  плашмя  на  доски, лицом  к берегу. Левый
причал был пуст,чему не приходилось удивляться, потому что тот,
кто  лишь  случайно  остался  в живых, на какое-то время теряет
уверенность  в  себе.  А двое  на правом были значительно ближе,
чем те, которые  только что расторопно очистили главный пирс, и,
судя по тому, как  уверенно  и  решительно продолжали путь, они
еще  не  знали,  что   один  из  их группы-уже на дне. Однако и
они  мигом  поняли  преимущества  быстроты - и тут же пропали с
помоста, едва  я  дал по ним два беглых выстрела оба явно мимо.
Преследователи,  укрывшиеся    на   барже,   теперь   осторожно
пытались  вернуться  на  центральный   пирс,  но  были  слишком
далеко, чтобы  побеспокоить  меня,  а  я - их.  Минут  пять еще
длилась    эта   смертельная    игра  в   прятки  -  перебежка,
укрытие,  выстрел, снова  перебежка  - и  все  это   время  они
неумолимо  приближались   ко   мне.   Теперь  они   были  очень
осмотрительны,   допуская   минимум  риска  и  умело  пользуясь
своим  численным  превосходством:  один  или двое отвлекали мое
внимание, а остальные тем временем крадучись, с баржи на баржу,
продвигались  вперед. Я был спокойно и твердо уверен, что, если
не   предприму  какого-то  решительного  шага,  резко изменив
ситуацию,  игра  эта может иметь только один конец и конец этот
наступит скоро.
      Трудно было выбрать менее подходящий момент, и все-таки в
несколько  коротких  минут,  прячась  за  каютами  и рубками, я
успел  подумать  о  Белинде  и Мэгги. Почему они вели себя так
странно  во  время  нашей  последней  встречи? Догадывались или
женская   интуиция   предсказывала  им,  что  произойдет  нечто
подобное, и боялись сказать мне об этом? Я порадовался, что они
меня  сейчас  не  видят. Потому что не только убедились бы, что
были  правы, но и оказалась бы прискорбно подорванной их вера в
непогрешимость шефа.  Я  был  в отчаянии и, вероятно, выглядел
соотвстственно:   ведь  ожидал   наткнуться   на  затаившегося
человека ловко обращающегося с револьвером или - еще ловчее - с
ножом, и,  наверно, сумел бы справиться с ним, а при некотором
везении  -  и  с  двумя,  -  но  такого  предвидеть не мог. Все
профессиональные  премудрости, которыми я не без самодовольства
одаривал  недавно  своих  помощниц, оказались сейчас ни к чему.
Бежать,  было  некуда  -  до конца главного пирса оставалось не
больше двадцати  шагов.  Омерзительно было  чувствовать  себя
загнанным  насмерть  диким  зверем или бешеным псом, в то время
как  сотни  людей  спокойно  спали  в ста ярдах от меня и чтобы
спастись,  довольно  было отвернуть глушитель и выстрелить пару
раз  в воздух - весь порт тут же бросился бы мне на помощь. Но
пойти на это я не мог: то, что было задумано, надлежало сделать
в  эту ночь.  Я  знал,  что  представившийся шанс - последний.
Завтра  моя  жизнь  в Амстердаме  не будет  стоить  ломаного
шиллинга.  Я  не  мог  на  это пойти, пока имел хотя бы шанс.
Собственно,  шанса  уже не было, во всяком случае такого, какой
принял бы  во внимание  человек  в здравом уме. Впрочем, ни о
каком здравом уме уже не могло быть и речи...
      Часы  показывали без  шести  два. Стало быть, и с другой
точки  зрения времени у меня почти не оставалось. Я поглядел на
небо, словно теперь все  зависело  только  от  него,  да, в
сущности,  так оно  и было. Маленькая тучка подползала к луне.
Именно этот момент преследователи выберут для следующей и почти
наверняка  последней  атаки.  И  только  этим  моментом  я могу
воспользоваться  для моей следующей и почти наверняка последней
попытки  бегства.  Приютившая  меня  напоследок  баржа -  была
гружена   металлоломом.  Я  выбрал  железку  и снова  проверил
направление спасительной тучки, которая вроде стала еще меньше.
Потом быстро  засунул   пистолет   в  непромокаемый футляр,
задернул  молнию  и на всякий случай сунул его не в кобуру, а в
застегивающийся  на молнию карман штормовки, пробежал несколько
шагов  по  палубе и прыгнул на главный пирс. Едва не сорвался в
воду  -  и  в этот момент заметил, что проклятая туча вообще не
двигалась.
      Внезапно  я  почувствовал  себя совершенно  спокойным -
выхода уже  не  было. Ничего другого  не оставалось - только
бежать,  петляя,  как  безумный,  чтобы затруднить прицел своим
убийцам.  Они были уже совсем близко: за неполные три секунды я
услышал  с полдюжины приглушенных ударов и дважды почувствовал,
как невидимые руки упорно хватают меня за одежду. У самого края
помоста я резко откинул голову назад, высоко выбросил обе руки,
швырнул в воду кусок металла и - еще прежде чем услышал плеск -
тяжело свалился  на  доски.  Потом,  как  пьяный, вскинулся на
ноги,  схватился руками за горло и навзничь упал в воду. Набрал
в  грудь  побольше  воздуха  и задержал дыхание перед ударом о
воду.
      Вода  была  холодной,  но не ледяной, мутной и не слишком
глубокой.  Коснувшись ногами дна и оставаясь в таком положении,
я  начал  очень  осторожно,  очень  медленно  выдыхать воздух,
по-хозяйски  расходуя  его  запас,  который,  вероятно,  был не
слишком  велик - ведь мне нечасто доводилось исполнять подобные
трюки. Если  я  не  переоценил  запала моих преследователей, а
переоценить его было невозможно, то двое на главном пирсе и эти
мгновения должны были с надеждой вглядываться в то место, где я
пропал с  их  глаз.  И  оставалось верить, что они сделают все
необходимые    ошибочные    выводы   из   медленного   струения
всплывающих  пузырьков,  а  заодно  уповать, что выводы эти они
сделают  быстро, потому что времени, как и воздуха, у меня было
в обрез.
      Через  минуту, которая длилась, как мне показалось, минут
пять, а вернее всего была не дольше тридцати секунд, я перестал
выдыхать  воздух и высылать ею пузырьки на поверхность - по той
простой  причине, что в моих легких его уже не осталось. Легкие
начинали  болеть,  и я почти слышал - и несомненно чувствовал -
сердце,  бьющееся  у меня в пустой груди, к тому же разболелись
уши. Оттолкнувшись от дна, я поплыл вправо, уповая на бога, что
двигаюсь в правильном направлении. По счастью, так и было. Рука
- моя наткнулась на киль баржи, пользуясь этим упором, я пролез
под килем и вынырнул на поверхность.
      Пожалуй, мне  не  хватило  всего несколько секунд, чтобы
захлебнуться. Когда же   вынырнул,  понадобилось  все  мое
самообладание, чтобы  не  набрать  воздуха  глубоко в легкие с
хрипом,  который  был  бы  слышен чуть ли не на весь порт, но в
некоторых  обстоятельствах,  например, когда  от этого зависит
жизнь, человек  обнаруживает поистине неисчерпаемую силу воли.
Так  что я удовольствовался несколькими большими, но бесшумными
глотками воздуха.
      Поначалу ничего не  было  видно  -  из-за  разлитого на
поверхности  воды слоя масла, которое на миг залепило мне веки.
Я  стер  его,  но  по-прежнему немногое мог разглядеть: темный
корпус баржи, за которой укрылся, кусок главного пирса да еще
другую баржу, стоящую параллельно в каких-нибудь десяти футах.
Потом  послышались  голоса,  вернее  приглушенный шепот. Я тихо
доплыл до  кормы, ухватился за руль и осторожно выглянул. Двое
мужчин,  один  из  них с  фонарем,  стояли  на  краю  помоста,
вглядываясь   в   то   место, где   я   недавно   исчез,  и с
удовлетворением убеждались, что вода там темна и неподвижна.
      Наконец, они  выпрямились.  Один  из них пожал плечами и
сделал выразительный  жест  поднятыми руками, другой кивнул и
осторожно  растер ногу. Тогда первый вскинул руки над головой и
дважды скрестил  их - сначала влево, потом вправо. И в этот же
самый  миг  послышалось  рваное  пыхтение и кашель где-то очень
близко заводимого  дизеля.  Видимо, эти новые звуки не вызвали
радости, потому что тот, кто дал сигнал, тут же схватил другого
за руку и повел его, тяжело ковыляющего, так быстро, как только
мог.
      Кажется, чего  уж  сложного  в  том, чтобы взобраться на
баржу, но  когда край борта высится в четырех футах над водой,
это  простое  дело может оказаться почти нереальным и оказалось
бы  таким  для меня,  но выручил кормовой линь - с его помощью
удалось   перевалиться через  фальшборт.  На  большее сил  не
осталось.
      И  с  полминуты я пролежал, дыша, как вытащенный на берег
кит,  пока  новый  прилив  энергии,  вызванный тем,  что  надо
торопиться,  не поднял меня на ноги и не направил к носу баржи,
то бишь - к главному пирсу.
      Двое,  которые  так  недавно  силились меня уничтожить, а
сейчас несомненно наслаждались той оправданной радостью, какую
приносит  хорошо выполненное важное задание, были теперь только
туманными   тенями,  исчезающими  в  еще  более  глубокой  тени
береговых  строений.  Взобравшись  на помост, я приостановился,
чтобы  определить,  откуда  доносится рокот дизеля, после чего,
пригибаясь, бросился к месту, где та баржа была пришвартована к
боковому  причалу. А там сперва опустился на четвереньки, потом
пополз - и выглянул на край помоста.
      Баржа  выглядела ординарно  и  была  примерно семидесяти
футов  длины  и  соответствующей ширины. Три четверти ее палубы
целиком  предназначались  под  груз,  а дальше высилась рулевая
рубка, к  которой,  со стороны кормы, прилегала надстройка для
команды,  окна которой светились желтыми огнями. Выглядывавший
из  окна  рубки  массивный  мужчина  в фуражке  давал указания
матросу,  который  как раз  взбирался на боковой причал, чтобы
отшвартоваться.
      Корма баржи почти прижималась к главному пирсу - там, где
я  лежал.  И  дождавшись,  пока  матрос  взберется  на помост и
отойдет,  чтобы отдать конец на носу, я бесшумно соскользнул на
корму  и скорчился за надстройкой, слушая шуршание брошенных на
борт  линей  и глухой удар  по  доскам, когда матрос спрыгнул
обратно  на  палубу. Потом я тихонько двинулся к носу, добрался
до  железной  лесенки, приваренной  к передней части кубрика,
взобрался  по ней и растянулся на крыше рубки. Едва я успел это
сделать,  как зажглись навигационные огни, но теперь они уже не
могли  мне  помешать,  даже  более  того  - закрепленные по обе
стороны рубки, они создавали еще более глубокую тень там, где я
расположился.
      Рокот   двигателя   усилился,  и причал начал  медленно
отдаляться от кормы. И мне мрачно подумалось, не угодил ли я из
огня да в полымя.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
      У  меня почти не было сомнений, что этой ночью я все-таки
выйду  в  море.  Принимая  но внимание условия, при которых это
могло  произойти  и которые нетрудно было предвидеть, не стоило
забывать  о  возможности  промокнуть перед этим до нитки. Любой
нормальный человек, не чуждый предусмотрительности, выбрался бы
на  подобную прогулку в непромокаемом гидрокостюме, но мысль об
этом  так  и  нс пришла мне в голову. И теперь выбора не было -
оставалось  лежать  там,  где  лежал,  и расплачииаться за свое
легкомыслие.
      Самочувствие  подсказывало,  что мне предстоит замерзнуть
насмерть  и ждать этого, недолго. Ночной ветер с Зейдер-Зее был
достаточно  пронзительным,  чтобы пробрать до костей даже тепло
одетого  человека,  если  тот вынужден лежать без движения, а я
был  одет  отнюдь  не  тепло. После купания в морской воде этот
морозный  ветер,  казалось,  превратил меня в глыбу льда, с той
лишь  разницей,  что  глыба  неподвижна,  а  я трясся, словно в
приступе   малярии.   Несколько  утешало  разве  лишь  то,  что
совершенно безразлично-пойдет дождь или нет, промокнуть сильнее
я все равно уже не мог.
      Одеревеневшими пальцами я с нескольких попыток расстегнул
молнии обоих  карманов штормовки, вытащил пистолет и, запасной
магазин  из  водонепроницаемых футляров, зарядил оружие и сунул
его  за  пазуху. Мелькнула беспомощная мысль, что палец может и
не  послушаться,  когда придется нажимать на спуск, и я спрятал
было  руку  под  промокший  брезент куртки, но там ей стало еще
холоднее,  и  пришлось отказаться  от безнадежной  попытки ее
согреть.
      Мы  уже  вошли  в  воды  Зейдер-Зее,  и  огни  Амстердама
остались  далеко позади. Я обратил внимание, что баржа движется
по  тому  же самому широкому полукругу, что и "Марианна", когда
входила  в  порт  вчерашним полднем. Мы прошли совсем близко от
двух  буев, и когда я глянул вперед, показалось, что баржа явно
намеревается  столкнуться с третьим буем, находившимся примерно
в  четырехстах ярдах прямо перед нами. Однако шкипер, конечно,
знал, что делает, и сомневаться в этом не приходилось.
      Обороты  двигателя  уменьшились, ворчание его притихло, и
из  кабины  на палубу вышли двое - первые члены команды, какие
показались  с  тех  пор,  как  мы  покинули  порт.  Я попытался
буквально  втиснуться  в  крышу  рубки,  но они спокойно прошли
мимо  -  на  корму. Я повернулся головой к корме, чтобы удобнее
было наблюдать за ними.
      Один  из них нес металлический брус с веревками-линьками
на  концах.  Оба,  встав по углам кормы, потихоньку стравливали
эти  линьки, так что брус должен был опуститься совсем близко к
уровню воды. Я посмотрел в сторону носа. Баржа двигалась теперь
очень медленно и находилась ярдах в двадцати от блестящего буя,
продолжая  идти  по  курсу,  который  должен был провести ее на
расстояние  двадцати  футов  от  него. -  Из рубки послышались
резкие слова  команды,  и  мужчины  на корме начали пропускать
линьки между пальцев, причем один из них что-то отсчитывал. На
линьках  очевидно  были  равномерно  завязанные  узелки,  чтобы
матросы  могли удерживать  брус  перпендикулярно  курсу баржи.
Когда  тот  оказался  точно на уровне буя, один из двоих что-то
сказал,  и они начали медленно и равномерно втягивать линьки на
палубу.  Я  уже  знал, что сейчас произойдет, однако продолжал
смотреть,  не  отрываясь.  В  то  время как оба тянули и тянули
линьки,  из воды выскочил цилиндрический буй длиною в два фута.
Потом  показался  небольшой  якорь  с  четырьмя лапами, одна из
которых  была зацеплена за металлический брус. От этого якорька
тянулась  вниз веревка.  Буй, якорек и брус втащили на борт,
затем оба матроса начали выбирать якорную веревку, пока наконец
из   воды  не  вынырнул  какой-то  предмет,  который  они  тоже
положили  на  палубу.  Это  была  серая,  обитая металлическими
полосами  железная  коробка  длиною около восемнадцати дюймов и
высотою  примерно  в  двенадцать.  Ее немедленно унесли, но еще
прежде,  чем  это сделали, баржа снова двинулась на всех парах,
буй   начал  стремительно  уходить  назад.  Вся  операция  была
выполнена  с  легкостью  и точностью, которые свидетельствовали
о длительном знакомстве с использованной только что техникой.
      Время шло, и это было время пронизывающего холода, дрожи,
и  мучений.  Мне думалось, что холоднее уже быть не может, но я
заблуждался,  потому  что  около  четырех утра небо потемнело и
хлынул дождь. Никогда еще дождь не казался мне таким холодным.
Капля  тепла,  еще  остававшаяся в моем теле, успела в какой-то
степени  высушить  нательную  одежду,  но  только до пояса, под
защитой  штормовки.  Оставалось  только  надеяться,  что, когда
придет пора  двинуться  с  места  и  снова прыгнуть в воду, не
обнаружится,  что  паралич  достиг  той  стадии, на которой мои
способности  сводятся  единственно  к  тому,  чтобы утонуть как
можно быстрей и безболезненней.
      Наконец  на  небе  показался  первый  отблеск призрачного
рассвета  и  стали  более или менее различимы смазанные контуры
берега на юге и востоке. Потом снова сделалось темно и какое-то
время  ничего не было видно, пока не начал бледно разливаться с
востока  настоящий  свет,  и  я  снова увидел берег и пришел к
выводу,  что мы довольно близко от северной оконечности острова
Хейлер и  начинаем  поворачивать на юго-восток, а затем на юг,
направляясь  к маленькому  порту.  Никогда  до  сих  пор  я не
представлял   себе,   что  эти проклятые  баржи  движутся  так
медленно.  При взгляде на берега Хейлера возникало впечатление,
что  баржа стоит на месте. Из всех моих желаний самым последним
было  подплыть к  острову  Хейлер в ясном дневиом свете и дать
неизбежным  портовым  зевакам  богатую пищу для комментариев на
тему,  что  одни  из  членов  команды  столь  эксцентричен, что
предпочитает  ледяную  крышу рубки ее теплому утру. Я подумал о
тепле, но поспешно отогнал эту мысль.
      Над  далеким  побережьем Зейдер-Зее показалось солнце, но
мне  оно  мало помогло.  Было это одно из тех особенных солнц,
которые   не   осушают одежд. А  через  мгновенье  я не  без
удовлетворения заметил,  что  это  также одно из раннеутренних
голиц, которые, как говорится, только отмечаются на службе: его
тут  же  заслонил  покров темных туч, после, чего ледяной дождь
снова бодро взялся  за   дело,   парализуя   тот остаток
кровообращения,  что  у  меня  еще  сохранился. Но меня все это
радовало:  благодаря  тучам снова потемнело, а дождь вполне мог
склонить портовых зевак остаться дома.
      Мы  приближались к  концу  путешествия. Дождь разошелся
вовсю, он  больно  барабанил по моему открытому лицу и рукам и
вспенивал  море.  Видимость  ограничилась  несколькими сотнями
ярдов, была видна лишь полоска навигационных знаков, к которым
свернула  баржа,  но  порт скрывался за плотной завесой. Вложив
пистолет  в  футляр,  я  сунул его в кобуру. Вероятно, надежней
было  бы  поместить  его  в  карман  штормовки,  как при первом
купании, но я не собирался брать ее с собой. Во всяком случае -
на  берег:  так  ослаб от  переживаний  этой  долгой ночи, что
липнущая  к  телу  тяжеленная  куртка  попросту  не дала бы мне
выбраться  из  воды.  Вместо  нее сейчас пригодился бы надувной
спасательный   жилет, но,   как   уже   было  сказано,   моя
осмотрительность не простиралась так далеко.
      Стянув  куртку,  я  свернул  ее и зажал под мышкой. Ветер
вдруг  показался  мне  куда более леденящим, чем когда бы то ни
было,  но  уже не  было  времени  обращать  на это внимание. Я
добрался  до  края  крыши,  тихонько  соскользнул  по  лесенке,
прокрался, пригнувшись, под открытыми теперь окнами надстройки,
мельком  глянул  на  нос,  что было излишней предосторожностью,
потому что  ни один нормальный человек не высунулся бы в такую
погоду,   на   палубу без   крайней необходимости, швырнул
брезентовый  сверток  за  борт,  потом свесился с кормы на всю
длину рук, еще раз проверил, нет ли поблизости кого из команды,
и  разжал пальцы. В море было теплей, чем на крыше рубки, и это
немного  приободрило  меня.  По намеченному плану мне следовало
оставаться  в воде, пока баржа не войдет в порт либо по крайней
мере  не  скроется  в  завесе  дождя,  но  сейчас  было  не  до
умозрительных  выкладок.  Главная  и  единственная в эту минуту
забота заключалась в том, чтобы остаться в живых. И я поплыл за
удаляющейся кормой баржи так быстро, как только мог.
      Этот спортивный подвиг длился не более десяти минут и был
вполне под силу прилично подготовленному шестилетнему ребенку.
Не стану утверждать, что совершил невероятное, но повторить это
плавание  я  не  взялся  бы  ни за что на свете. Когда каменные
очертания  порта стали явственно различимы, я свернул, оставляя
навигационные  знаки  по  правую  руку,  и  наконец выбрался на
берег. И  как по  заказу:  стоило мне, хлюпая набравшими воды
туфлями пересечь пляж. дождь перестал. Я осторожно взобрался на
небольшую  возвышенность,  верхушка которой находилась на одном
уровне с  краем  портовой  стены, растянулся на мокрой земле и
тихонько приподнял голову.
      Порт  Хейлер  состоял  из  двух  маленьких  прямоугольных
бухточек,   вроде  плавательных  бассейнов,  соединенных  узким
проливом,  а  к  внутренней  бухточке  сбегал словно сошедший с
открытки городок Хейлер: одна длинная улица вглубь острова, две
коротких  -  параллельно  берегу, остальное - красивый лабиринт
крутых закоулков с хаотичным нагромождением домов, выкрашенных
главным  образом  в  зеленое и белое и установленных на высоких
фундаментах - на случаи наводнения. На первый этаж каждого дома
вела с улицы деревянная лестница.
      Я  вернулся  взглядом  к порту. Баржа стояла у пристани,
разгрузка  шла полным ходом. Два  маленьких портальных крана
вытаскивали из грузового трюма ящики и мешки, вполне легальный,
разумеется, груз, который ничуть меня не интересовал. Что же до
металлического ящичка,  поднятого с морского дна, я был твердо
уверен,  что  это-самый  нелегальный  груз,  какой только можно
себе  представить. Так что следовало все внимание сосредоточить
на  рубке и уповать на бога, что не опоздал, хотя и трудно было
представить - как это могло произойти.
      И  действительно,  я  поспел  вовремя,  в самый последний
момент,  наблюдение  за  рубкой  продолжалось неполных тридцать
секунд,  когда показались двое, один из которых нес перекинутый
через  плечо  мешок. Содержимое мешка обозначалось выступами, и
это  не  оставляло  сомнений,  что его-то я и ждал. Оба мужчины
сошли  на  берег.  Некоторое  время  я наблюдал за ними, чтобы
составить  общее представление о направлении их движения, затем
сполз  по  грязному  склону  - очередной  пункт  в  графе моих
расходов, потому что одежда моя понесла этой ночью непоправимый
урон, - и двинулся следом.
      Следить  за ними было легко. Не только потому, что у них,
очевидно,  не  было ни малейших подозрений на этот счет. Хейлер
был  раем  для слежки-благодаря всем этим своим узким и крутым
улочкам.    Наконец    мои    подопечные   остановились   перед
приземистым   продолговатым   строением   на  северной окраине
городка.  Первый этаж - вернее подвал - был сооружен из бетона.
А  на  следующем,  куда  надо  было  подниматься  по деревянной
лестнице,  подобной  той,  за  которой я укрылся на безопасном
расстоянии  ярдов в сорок, все окна были забраны такими густыми
решетками,  куда и кошка протиснулась бы не без труда. Две пары
металлических скоб   на   дверях  были  заложены  деревянными
брусьями.
      Мужчины поднялись по лестнице, тот, что шел налегке, снял
засовы, толкнул двери, и оба исчезли внутри. Почти сразу же они
показались  снова, заперли за собой двери и ушли. Груза при них
теперь не было.
      Импульсивно  я  пожалел, что  вес моего пояса с орудиями
взлома вынудил  оставить его этой ночью в отеле, по хотел бы я
посмотреть   на  того, кто  отправляется  вплавь,  опоясавшись
изрядным  грузом  металла.  Впрочем сожаление тут же прошло. Не
говоря - уже о том, что на двери этого богатого решетками дома
выходило  с  полсотни  окон  и любой  обитатель Хейлера тут же
обнаружил  бы  чужака. Еще не пришла пора открывать карты. Для
кого-нибудь,  может,  и плотва - недурная пожива, но я охотился
на  акул,  и  железная коробка  должна была послужить отличной
приманкой.
      Чтобы  выбраться из  городка,  его плана не требовалось.
Порт  лежал  на западе, так что конец дороги через дамбу должен
быть  в  восточной стороне острова. Я миновал несколько похожих
друг  на  друга  тесных  улочек,  вовсе  не будучи в настроении
отдавать  должное  их  удивительному  старомодному  очарованию,
которое  из  года  в  год притягивало десятки тысяч туристов, и
добрел до  моста,  дугой переброшенного через узкий канал. Тут
мне  впервые  за  все  время повстречались местные жители - три
матроны, одетые в свои традиционные богатые наряды. Они глянули
на  меня  без малейшего любопытства и так же безразлично отвели
глаза, словно это  естественнейшая вещь на свете - наткнуться
спозаранок  на улицах Хейлера на человека, - который, очевидно,
только что одетым искупался в море.
      В   нескольких   ярдах   за   каналом  неожиданно  широко
раскинулась  автомобильная  стоянка,  правда, в этот час на ней
отдыхало  всего  несколько  машин  да  с полдюжины велосипедов,
хозяева которых совершенно не опасались кражи и не тратились на
колодки,  цепи и  тому  подобные  страховочные приспособления.
Видимо, воровство не числилось среди социальных проблем острова
Хейлер,  что  ничуть  меня  не удивило: когда почтенные местные
жители - брались за преступления, они делали это на куда более
высоком  уровне. На стоянке не было живой души - слишком ранний
час  даже  для обслуживающего персонала.  Чувствуя себя более
виноватым,  чем  за  все  вместе взятые действия, совершенные с
момента  посадки  в  аэропорту Схипхол,  я выбрал самый с виду
надежный  велосипед,  подвел  его к запертой калитке, перекинул
через  нес,  потом  перелез  сам и налег на педали. При этом не
услышал  за спиной ни возгласов "Держи вора!", ни чего-нибудь в
этом роде.
      Уже  много  лет не доводилось мне сидеть на велосипеде, а
кроме  того  я был  не  в лучшей спортивной форме, чтобы снова
ощутить,  как  некогда, прекрасное, беззаботное упоение. Тем не
менее старые навыки восстановились довольно быстро. Хотя езда и
не доставляла наслаждения, она была все же лучше, пешего марша,
к  тому  же  приводила в  движение  некоторое количество моих
красных кровяных телец.
      Я оставил велосипед на маленькой деревенской площади, где
по-прежнему  стояло  полицейское  такси, поглядел в раздумье на
телефонную  будку,  а  потом на часы, сделал вывод, что звонить
еще рано, сел в машину и отправился в путь.
      В  полумиле  на  пути  от  деревни к Амстердаму показался
старый овин,  стоящий поодаль  от  хозяйского  дома. Поставив
машину так,  чтобы  овин  оказался  между  ней  и тем, кто мог
ненароком  выглянуть  из  дома, я открыл багажник, достал серый
бумажный  сверток,  забрался  в  овин, который, естественно, не
запирался,  и переоделся в сухое. Это не преобразило меня, да и
озноб  никак  не  проходил,  но все же без сковывающей движения
ледяной   оболочки  сразу  стало  легче.  Еще  через  полмили я
наткнулся  на  придорожное  строение, вроде маленького бунгало,
вывеска которого зазывающе гласила, что это- мотель. Мотель или
не  мотель, он был по крайней мере открыт, а ничего другого мне
и  не требовалось. Пухлая хозяйка предложила позавтракать, но я
дал  ей  понять, что нуждаюсь совсем в другом. В Голландии есть
прелестный  обычай-наполнять  стаканчик  виски по  самые края.
Правда,  хозяйка  с  удивлением и явной тревогой наблюдала, как
мои  дрожащие  пальцы  пытались  поднести  напиток  к губам. На
стойку пролилось не больше половины, сущий пустяк, тем не менее
женщина,  судя по  выражению  лица, раздумывала, не вызвать ли
полицию  или  скорую  помощь,  чтобы кто-нибудь из специалистов
занялся  тяжелым  алкоголиком в разгаре запоя либо - возможно -
наркоманом,   потерявшим  свой шприц. Однако у  нее хватило
благородства  принести мне  вторую  порцию виски, из которой я
расплескал  всего  четверть,  а  из  третьей  -  ни капли, зато
отчетливо  почувствовал, как уцелевшие кровяные тельца приходят
в себя и энергично берутся за дело.
      Я   воспользовался   электробритвой,  а  потом  проглотил
гигантский  завтрак,  состоявший  из яиц, мяса, ветчины, сыров,
четырех   сортов  хлеба  и  примерно  галлона  кофе.  Еда  была
отменной.  Вероятно,  этот  мотель совсем недавно родился, но у
него было будущее. Затем я получил доступ к телефону.
      До  отеля  "Тауринг"  удалось  дозвониться  за  несколько
секунд,  зато  куда  больше  времени  пришлось ждать отклика из
номера Мэгги  и  Белинды.  Наконец,  отозвался заспанный голос
Мэгги.
      - Алло! Кто говорит?
      Воображение легко нарисовало ее - сонную и позевывающую..
      - Нагулялись вчера вечером? - спросил я сурово.
      - Что? - она еще не пришла в себя.
      - Не   слишком  ли  вы крепко спите до полудня? - Стрелка
часов  только-только  подбиралась  к  восьми.  -  Ни  дать,  ни
взять, пара ленивиц в мини-юбках.
      - Это... это вы?
      - А  кто  же еще, как не хозяин и повелитель? - Несколько
порции виски подействовали, хотя и с опозданием.
      - Белинда! Он вернулся!
      - Я так рада! - голос Белинды. -Я так рада! Ведь мы...
      - Твоя  радость -  мелочь  в  сравнении  с моей. Можешь
возвращаться  обратно  в  постель.  А  завтра  утром постарайся
встать до прихода молочника.
      - Мы  не  выходили   из номера, - она ужасно смутилась. -
Разговаривали, почти не сомкнули глаз и думали...
      - Извини,  что перебиваю. Мэгги, оденься. Не трать времени
на ванну и завтрак...
      - Без  завтрака? Держу  пари,  что  вы завтракали! - Нет,
все-таки Белинда дурно влияла на эту девушку.
      - Да.
      - И провели ночь в роскошном отеле?
      - Таковы  привилегии начальства. Возьми такси, оставь его
на  окраине  города,  вызови  по  телефону  другое  и поезжай в
сторону Хейлера.
      - Туда, где делают эти куклы?
      - Именно.   Встретишь   меня,  я  еду   тебе  навстречу в
желто-красном такси,  -   я назвал номер. -  Вели  шоферу
остановиться. И ради бога, поспеши.
      Я  положил  трубку,  расплатился и  тронулся  в путь. Я
радовался,  что  жив. Да, радовался. Минувшая ночь была из тех,
которые  не  сулят  утра.  Но  я  был  жив и радовался этому. И
девушки  тоже  радовались.  Мне  было сухо и тепло. Еда вернула
силы.  Виски  разгоняло  мою  кровь.  Цветные нити сплетались в
прекрасный  узор, и к концу дня все уже должно быть позади. Еще
никогда я не чувствовал себя так хорошо.
      И  уже  никогда  не суждено мне было чувствовать себя так
хорошо.
      Неподалеку  от  предместья из какого-то желтого такси мне
дали знак остановиться. Я перешел на другую сторону шоссе в тот
момент, когда  Мэгги выходила из машины. На ней был темно-синий
костюм и  белая  блузка. Если она и провела бессонную ночь, по
ней этого не скажешь. Выглядела она прекрасно, впрочем, она так
выглядела всегда, но в это утро было в ней что-то особенное.
      -Ну  и  ну,  -  сказала  она,  - что  это за призрак! Он
выглядит совершенно здоровым. Можно вас поцеловать?
      -Разумеется  нет,  -  заважничал я,  -  Отношения  между
начальником и подчиненной...
      Перестань,  Поль, - она поцеловала меня без разрешения. -
Что я должна делать?
      - Поехать  на Хейлер. Близ порта есть множество кафе, где
сможешь  позавтракать. Есть  также  некое место, за которым ты
должна наблюдать прилежно, но с перерывами, иначе это бросится
в  глаза.  -  Я  описал ей заинтересовавшее меня строение и его
расположение. - Постарайся разобраться, кто входит в этот дом и
выходит   оттуда   и  что  там происходит.  - И  не  забывай:
ты-туристка.  Все время держись других людей, как можно ближе к
ним. Белинда еще у себя?
      - Да, -улыбнулась Мэгги. - Ей звонили, когда я одевалась.
Кажется, добрая весть.
      - Кого  же  это Белинда  знает  в Амстердаме? - спросил я
резко. - Кто звонил?
      - Астрид Лимэй.
      - Что   ты  бормочешь,  черт  побери!  Астрид  сбежала за
границу. У меня есть доказательства.
      - Ясное дело,  сбежала,  -  Мэгги  явно  забавлялась. -
Сбежала,  потому  что  ты дал ей очень важное задание, а она не
могла  его  выполнить: за  каждым  ее шагом следили. Вот она и
вырвалась,  вышла  в  Париже,  получила деньги за свой билет до
Афин   и   прилетела   обратно.  Теперь  живет с  Георгом  под
Амстердамом  у друзей,  которым  можно  доверять.  Велела тебе
передать,  что последовала твоим указаниям, что была в Кастель
Линден и...
      - О боже! - выкрикнул я - Боже!..
      Она  стояла  передо мной с улыбкой, медленно угасающей на
губах, и  в  какой-то миг мне захотелось яростно броситься на
нее - за  легкомыслие, за глупость, за это улыбающееся лицо, за
пустую.  болтовню  о  доброй вести, но я тут же устыдился этого
припадка ярости, ведь вина-то была не, ее, а моя. Я обнял ее за
плечи и сказал:
      - Мэгги,  я  должен  сейчас же, немедленно тебя покинуть.
Она снова улыбнулась, на этот раз слабо и неуверенно.
      - Извини, я не понимаю...
      - Мэгги...
      - Да, Поль?
      - Как  ты думаешь, откуда Астрид Лимэй узнала телефонный
номер вашего нового отеля?
      - Боже мой! - Теперь и она поняла.
      Я  бросился  к  своей  машине,  не оглядываясь, и с места
выжал  полный  газ, как сумасшедший, которым, пожалуй, и впрямь
стал  в  эти  минуты.  Включил полицейскую мигалку, а заодно и
сирену,    потом    натянул    наушники    и   начал   отчаянно
манипулировать кнопки рации. Никто  не  показал мне, как ими
пользоваться, а сейчас не было времени учиться. Машину наполнил
пронзительный рык надрывающегося двигателя, вой сирены, треск и
помехи в наушниках и наконец то, что казалось мне самым громким
-  мои хриплые, бешеные и бесплодные проклятья, сопровождающие
попытки  запустить  это  чертово  радио.  Внезапно  в наушниках
стихло,  и  секундой  позже я услышал чей-то спокойный, твердый
голос.
      - Комиссариат полиции?  -  крикнул  я.  -  Дайте  мне
полковника де Графа! Неважно, кто я! Быстрее, слышите, быстрее!
      Наступила долгая, доводящая до бешенства тишина, во время
которой  я  успел буквально продраться через утреннюю пробку на
перекрестке, затем голос в наушниках произнес:
      - Полковника де Графа еще нет на месте.
      - Так разыщите его дома! Наконец, его нашли дома.
      - Полковник  де Граф?  Да, да, да. Не будем об этом. Та
кукла, которую  мы видели вчера. Я    уже  раньше  видел такую
девушку.  Астрид  Лимэй...  -  Из  де  Графа  так  и посыпались
вопросы,  на  я  прервал  его: -  Бога  ради, все это неважно.
Магазин...  думаю, она в смертельной опасности. Мы имеем дело с
убийцей-маньяком. Поспешите, ради бога!
      Я   сбросил   наушники   и   сосредоточился  на  дороге и
проклятиях,  которыми  теперь осыпал себя. Если кто-нибудь ищет
человека,  которого  легче  всего оставить в дураках, думал я в
бешенстве,  то Шерман как  раз  тот, кто ему нужен. И в то же
время  я  отдавал себе отчет, что я несправедлив к себе. Я имел
дело  с  превосходно  налаженной  преступной организацией, но с
организацией, в   которой  был  невычислимый психопатический
элемент,  делавший  нормальное предвидение  почти невозможным.
Ясно,  Астрид выдала Джимми Дуклоса, ей пришлось выбирать между
ним и Георгом. Георг был ее братом. Потом ее послали следить за
мной,  ведь  самой  ей неоткуда было знать, что я остановлюсь в
отеле "Рембрандт", а она вместо того, чтобы обеспечить себе мою
помощь и сочувствие, в последнюю минуту струсила. Тем временем
я   приказал   за   ней  следить  -  и именно тогда  начались
сложности,  когда  из приманки она превратилась в обузу. Начала
встречаться  со мной - либо я с ней - без ведома тех, кто желал
знать  о  каждом  ее  шаге.  Возможно, за мной следили, когда я
тащил  Георга  от этой паршивой шарманки на Рембрандтплейн либо
из  церкви, вероятно, меня дожидались и те двое пьяниц перед ее
жилищем, которые вовсе не были пьяницами...
      В  конце концов те пришли к выводу, что лучше ее убрать,
но, так, чтобы я не подумал, что с ней произошло что-то плохое.
Они  полагали  - и вполне справедливо, что если я допущу, будто
она  увезена  насильно и  находится  в  опасности, - брошу все
надежды  достигнуть  моей  конечной цели и сделаю то, что - как
они теперь знали - было последним из всего, что мне хотелось бы
сделать:  пойду  в полицию и открою все, что знаю, а у них были
основания  подозревать, что знаю я очень много. Как ни забавно,
тут  наши  желания  совпадали - для них это тоже было последним
среди  желаний:  хотя, раскрываясь  полиции, я отказался бы от
главной  задачи,  я  мог так серьезно повредить их организации,
что понадобились бы месяцы, а то и годы, чтобы ее восстановить.
Поэтому  Даррел  и  Марсель, рискуя головой, точно сыграли свои
роли  вчера  утром  в  "Новом  Бали",  в  то  время  как я явно
переиграл  свою,  и  убедили меня, что Астрид и Георг улетели в
Афины. И  они действительно улетели, но в Париже их заставили
покинуть   самолет   и вернуться  в  Амстердам.  Когда  Астрид
разговаривала с Белиндой, к ее виску был приставлен пистолет.
      А  теперь, конечно, она уже стала для них бесполезна. Она
перешла на сторону врага, а такие заслуживают только одного. Ну
и, естественно, нечего было опасаться какой-либо реакции с моей
стороны  -  ведь я утонул в два часа ночи в транспортном порту.
Сейчас у  меня был ключ ко всему происходящему, я знал, почему
они  выжидали. Но  знал  также,  что  ключ  этот нашел слишком
поздно, чтобы спасти Астрид.
      Я  ни во что не врезался и никого не задавил в этой гонке
через  Амстердам-но  лишь  потому, что у его жителей прекрасная
реакция.  Углубившись  в старый квартал и не снижая скорости, я
приближался  к магазину  ведущей туда узкой улочкой, как вдруг
увидел полицейский  заслон, полицейскую машину, перегородившую
дорогу,  и  вооруженных  полицейских по обе ее стороны. Тормоза
еще  визжали,  когда  я выскочил из машины. Рядом тут же возник
полицейский.
      - Полиция,-сообщил  он  на случай, если бы его приняли за
страхового агента или кого-нибудь в том же роде.
      -  Не  узнаете собственной машины? - гаркнул я. - Прочь с
дороги!
      - Проезд запрещен. Прошу вернуться.
      - Все  в  порядке.  - Из-за угла появился де Граф, и если
полицейской  машины  было  недостаточно,  выражение его лица не
оставляло   сомнений.  -  Там  не  очень-то  приятное  зрелище,
господин майор.
      Не  говоря  ни  слова,  я  миновал его, свернул за угол и
глянул вверх. С  такого  расстояния  похожая на куклу фигура,
медленно  раскачивающаяся  у  конца  подъемной балки на фасаде
магазина  Моргенштерна и Муггенталера, казалась немногим больше
куклы, которую я видел вчера утром, но ту я разглядывал вблизи,
так  что  эта  была  больше,  намного  больше. Точно  такяя же
традиционная  одежда,  что и на кукле, которая качалась там еще
так  недавно, и не надо было подходить ближе, чтобы понять, что
лицо   вчерашней  куклы  было  точной  копией  этого  лица... Я
вернулся за угол, де Граф за мной.
      - Почему вы ее не снимете?-Собственный голос слышался мне
как бы издалека, холодный, спокойный и совершенно бесцветный.
      - Наш врач только что приехал. Он пошел наверх.
      - Конечно, - кивнул я невпопад и добавил: - Она, пожалуй,
не  может  быть  там  давно.  Жила еще неполный час тому назад.
Наверно, магазин был открыт задолго до...
      - Сегодня суббота. По субботам он не работает.
      - Конечно,-повторил я машинально. Другая мысль пришла мне
в  голову,  мысль,  -  пронзившая  меня  еще  большим страхом и
холодом.   Астрид,   с  пистолетом,  приставленным  к голове,
позвонила  в  отель "Тауринг". Но позвонила, чтобы передать мне
известие,  которое  не имело значения, не могло, не должно было
иметь  значения  -  ведь  я-то лежал на дне порта. Оно имело бы
смысл, если  б  мне  его  передали. То есть в том единственном
случае,  если  бы  те, кто приставлял пистолет к голове Астрид,
знали, что  я по-прежнему жив. А откуда они могли знать, что я
жив?  Кто  мог им  это  сообщить?  Меня  никто  не  видел,  за
исключением  трех  матрон  на  острове Хейлер. А с чего бы они
стали заниматься чем-нибудь подобным?
      Но было и еще кое-что. Почему Астрид приказали позвонить,
а  потом  подвергали  риску самих себя и свои планы, убивая ее,
если  совсем  недавно  так усиленно старались убедить меня, что
она  жива,  здорова  и невредима?  Внезапно  мне явился точный
ответ. Они  о чем-то забыли. Я - тоже. Они забыли о том, о чем
забыла Мэгги: что  Астрид  не  знала номера телефона нового
отеля  девушек.  А я забыл, что ни Мэгги, ни Белинда никогда не
разговаривали  с  Астрид  и  не слышали ее голоса. Я вернулся в
переулок.   Цепь   и   крюк  под  крышей  магазина  по-прежнему
раскачивались, но уже избавленные от груза.
      - Позовите  доктора,  - попросил я де Графа. Тот явился
через  несколько минут, молодой, наверно, только что получивший
диплом, и, полагаю, бледнее, чем обычно. Я резко спросил: - Она
мертва уже несколько часов, не правда ли?
      Он кивнул:
      - Четыре-пять часов, более точно я смогу сказать позже.
      - Благодарю, - я отошел в обществе де Графа. На его лице
читалось  множество  вопросов, но  у меня не было охоты на них
отвечать.
      - Это я ее убил, - сказал я. - Думаю, что, возможно, убил
еще кое-кого.
      - Не понимаю, - де Граф и впрямь выглядел растерянным.
      - Видимо, я послал Мэгги на смерть
      - Мэгги?
      - Извините,  я  вам   не говорил. У меня были с собой две
девушки, обе из Интерпола. Одна из них - Мэгги. Вторая сейчас в
отеле  "Тауринг", - я дал ему фамилию и номер телефона Белинды.
-  Свяжитесь  с  ней  от моего имени, хорошо? Скажите ей, чтобы
заперлась  в  номере на ключ и никуда не выходила, пока я ей не
скажу, и  чтобы не реагировала ни на какие звонки и письменные
вести, которые  не будут содержать слова "Бирмингем". Сделаете
это лично?
      - Разумеется.
      Я кивнул на его машину:
      - Вы  можете  связаться  по  радиотелефону с Хейлером? Он
покачал головой:
      - Только с  полицейским управлением. Пока де Граф давал
водителю  указания, из-за угла показался мрачный ван Гельдер. В
руке была дамская сумочка.
      - Это  сумка Астрид Лимэй? -спросил я, он кивнул. - Дайте
ее мне.
      - Не могу. В случае убийства...
      - Отдайте ее майору, - распорядился де Граф.
      - Спасибо, - поблагодарил я его и начал диктовать: - Рост
пять  футов четыре дюйма, длинные черные волосы, голубые глаза,
очень красива, синий костюм, белая блузка и белая сумка. Должна
быть в окрестностях...
      - Минуточку!  - Де  Граф  наклонился к водителю и почти
сразу  же  выпрямился: - Связь с Хейлером мертва. Положительно,
смерть ходит за вами по пятам майор.
      - Позвоню вам позже! - и я бросился к своей машине.
      - Я поеду с вами, - быстро вставил ван Гельдер.
      - У   вас  и  тут  полно работы.  Там,  куда  я еду, не
понадобятся никакие полицейские. Ван Гельдер кивнул:
      - Это означает, что вы выходите за рамки закона.
      - Какие тут  рамки!  Астрид Лимэй мертва. Джимми Дуклос
мертв. Мэгги, возможно,  тоже.  Я хочу побеседовать с людьми,
которые отнимают жизнь у других.
      - Думаю, вы  должны  отдать нам оружие, - спокойно сказал
ван Гельдер.
      - А   что,  по-вашему, у меня должно быть в руке, когда я
буду с ними разговаривать? Библия? Чтобы помолиться за их души?
Можете забрать  у  меня  оружие,  но  сперва вам придется меня
убить.
      - У вас есть какая-то информация и вы скрываете ее от нас?
- спросил де Граф.
      - Да.
      - Это и невежливо, и неумно, и незаконно.
      - Что  до  ума, то его вы оцените позже. А вежливость и
законность меня не касаются.
      Я запустил мотор, и в этот момент ван Гельдер двинулся ко
мне, но послышался голос де Графа:
      - Оставьте его, инспектор- Оставьте его...

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
      Надо  сказать,  что  по  пути  в Хейлер друзей у меня не
прибавилось,  а  впрочем,  я  к этому и не стремился. В обычных
условиях  такое безумное и совершенно безответственное вождение
вызвало  бы,  по  меньшей  мере,  с полдюжины катастроф, причем
тяжелых,  но  полицейские  мигалка и сирена обладали магической
силой расчищать   дорогу.  И встречные,  и  попутные  машины
тормозили  еще за полмили до моего приближения и прижимались к
обочинам.  Правда,  некоторое  время  за  мной гналась какая-то
полицейская    машина,  у   водителя которой   было  больше
осмотрительности,  но значительно меньше причин для спешки, чем
у  меня, так что, в конце концов, он рассудил, что нет никакого
смысла погибать,  если  в лучшем случае он может заработать на
этих  гонках  недельное жалование, - и отстал. Я не сомневался,
что  он  немедленно поднял тревогу по радио, но ни заграждения,
ни   прочие   подобные неприятности  мне  не  грозили:  едва в
комиссариате узнают номер машины, меня оставят в покое.
      Конечно, я  предпочел  бы  проделать этот путь на другой
машине или на автобусе. Желто-красному такси не хватало одного
качества,  а  именно  -  неприметности, но скорость теперь была
важнее,  чем  тайна.  В  виде  компромисса  я проехал последний
отрезок  шоссе по  дамбе  с  относительно умеренной скоростью,
потому что вид желто-красного такси, приближающегося к городку
со  скоростью сто миль в час, дал бы повод к некоторым догадкам
даже отменно нелюбопытным голландцам.
      Я запарковал машину на быстро заполняющейся стоянке, снял
пиджак, подмышечную кобуру и галстук, закатал рукава и вышел из
машины,  неся  пиджак небрежно переброшенным через левую руку и
держа под ним пистолет с навинченным глушителем.
      Щедрая на капризы голландская погода заметно изменилась к
лучшему. Еще когда я выезжал из Амстердама, начало проясняться,
и сейчас редкие пухлые облака лениво проползали по безмятежному
небу,  а  в  жарком солнце слегка дымились дома и прилегающие к
городку   поля.   Неторопливо,  но  и не  слишком  медленно я
направился,  к зданию,  наблюдение  за  которым поручил Мэгги.
Двери  его  были  распахнуты,  и  можно было видеть движущихся,
внутри людей - одни женщины все в тех же традиционных костюмах.
Время от времени одна из них выходила и направлялась в город, а
изредка  выныривал  какой-нибудь  мужчина  с  большой картонной
коробкой   и,  поставив  ее  на  тележку,  двигался  в том  же
направлении.  Вероятно,  тут располагался какой-то крестьянский
промысел,  но  извне  трудно  было  определить-какой.  Впрочем,
наверняка   совершенно безобидный:  проходящих  мимо  туристов
иногда с  улыбкой  приглашали внутрь - посмотреть. Кто входил,
неизменно  выходил  оттуда,  так  что  зловещим  это  место  не
назовешь.  К  северу  от  дома раскинулось широкое пространство
лугов, и в отдалении группка все так же одетых женщин ворошила
сено, чтобы высушить   его  под   утренним   солнцем.  Мне
подумалось,   что   мужчины  Хейлера  сумели,  видимо, недурно
устроиться: судя по всему, ни один из них вообще не работал.
      Нигде  не  было  ни  следа  Мэгги. Я отправился в сторону
порта и по дороге купил дымчатые очки, такие темные, что вместо
того,  чтобы  способствовать маскировке, они скорее обращали на
себя   внимание,   в   чем,  верно,  и заключается  секрет  их
популярности,  а  также  соломенную шляпу с обвислыми полями, в
которой  даже  будучи мертвым я не рискнул бы показаться нигде,
кроме  Хейлера.   Это   нельзя   было   назвать   совершенным
преображением, ничто, кроме  грима,  не  могло  скрыть  белых
шрамов на  моем  лице,  но  все же некоторой анонимности я как
будто достиг и питал надежду, что не так уж сильно отличаюсь от
десятков других туристов, фланирующих по городку.
      Хейлер-  очень  маленький  город. Но когда ищешь взглядом
кого-нибудь,  не  имея понятия, где он находится, да еще когда
этот  кто-нибудь  прогуливается туда-сюда одновременно с тобой,
тогда  даже  самый  маленький  городок становится  удивительно
пространным.  Так  быстро, как только мог, не рискуя привлечь к
себе  внимания,  я промерил шагами все улицы Хейлера и нигде не
нашел  Мэгги.  Было  от  чего  прийти в отчаяние, тем более что
внутренний  голос  настойчиво  и  уверенно бубнил, что я явился
слишком  поздно.  К  тому же поиски приходилось вести, ничем не
выдавая  их  поспешности.  Я  начал  по  очереди  обходить  все
магазины  и кафе, хотя, если иметь в виду задание, которое я ей
дал, и если Мэгги еще была жива и невредима, этот обход едва ли
мог  принести  плоды.  Но я боялся упустить хотя бы минимальную
возможность.
      Как  и  следовало  ожидать,  магазины  и кафе близ порта
ничего мне  не дали. Тогда я стал очерчивать все более широкие
концентрические    круги,    если    можно    приложить   такой
геометрический термин к  хаотическому лабиринту улочек, каким
был  Хейлер.  И  вот  на  последнем  из  этих виражей обнаружил
Мэгги-живую и здоровую.
      Испытанное  в тот миг облегчение можно сравнить разве что
с  пришедшим чуть позже сознанием собственной глупости: я нашел
ее  именно  там, где должен был искать с самого начала, если бы
поработал  головой  так, как это сделала она. Ей было приказано
держать  под наблюдением дом, но в то же время держаться других
людей, что она и делала. В большом и людном магазине сувениров
она стояла у прилавка, изредка брала в руки разные выставленные
на  продажу безделушки, но почти не глядела на них, зато упорно
всматривалась  в здание, расположенное ярдах в тридцати отсюда-
так упорно, что даже не заметила меня. Я шагнул внутрь, чтобы с
ней   заговорить,   но  тут  увидел  нечто,  заставившее  меня
остановиться   как   вкопанного  и  заглядеться  почти так  же
неотрывно, как Мэгги, хотя и в другом направлении.
      По  улице  приближались  Труди  и  Герта. Труди в розовом
платьице  без  рукавов и длинных белых перчатках шла по-детски
вприпрыжку,  с развевающимися светлыми волосами и безмятежной
улыбкой  на  лице.  Герта  в  своем обычном причудливом одеянии
важно семенила рядом с большой кожаной сумкой в руках.
      Все это я разглядел почти мгновенно, - затем быстро вошел
в  магазин, однако направился не к Мэгги - что бы ни произошло,
я  не  хотел, чтобы те двое видели, что разговариваю с ней, - а
занял  стратегически  удобную  позицию за  высокой вертушкой с
открытками - в ожидании, пока они пройдут.
      И  не дождался. Парадные двери они миновали, но дальше не
двинулись,  потому  что  Труди вдруг  остановилась,  глянула в
витрину,  за  которой  стояла  Мэгги, и схватила Герту за руку.
Потом она  потащила  явно  упирающуюся  Герту  в  магазин  и,
оставив  ее  на месте, грозную, как вулкан накануне извержения,
подбежала к Мэггн и взяла ее под руку.
      - Я тебя знаю! - сказала она радостно. - Знаю тебя! Мэгги
обернулась и улыбнулась:
      - Я тоже тебя знаю. Добрый день, Труди.
      - А   это  Герта,  -  Труди  повернулась к Герте, которая
очевидно  не  одобряла происходящего.- Герта, это моя подружка
Мэгги.
      Герта  приняла  это  к  сведению,  ничем не выразив своих
чувств. А Труди продолжала:
      - Майор Шерман - мой друг.
      - Я знаю, - улыбнулась Мэгги.
      - А ты моя подружка, Мэгги?
      - Конечно, Труди.
      - У меня очень много подружек, - Труди была в восторге. -
Хочешь их  увидеть? - она чуть ли не потащила Мэгги к выходу и
показала  рукой.  Показывала  на север, так что речь могла идти
только о женщинах, работавших на другом конце поля. Смотри. Вот
они.
      - Наверно,  они очень  милые, - любезно заметила Мэгги.
Какой-то  любитель  открыток  придвинулся ко мне, давая понять,
что  не мешало бы уступить ему место у вертушки. Не знаю, какой
взгляд я  ему послал, наверняка достаточно решительный, потому
что удалился он весьма поспешно.
      - Да,  они   очень,  очень  милые,  - прощебетала Труди и
кивнула на Герту и ее сумку. - Когда мы с Гертой приезжаем сюда
утром, всегда привозим  им кофе и еду, - и вдруг предложила:-
Пойдем я  вас познакомлю,  - и,  видя, что Мэгги колеблется,
тревожно спросила: - Ведь ты моя подружка, правда?
      - Конечно, но...
      - Они  такие  хорошие, - тон Труди стал умоляющим. -Такие
веселые. И так хорошо играют. Если мы им понравимся, может, они
станцуют для нас танец сена.
      - Танец сена?
      - Да,  Мэгги. Танец  сена. Я тебя очень прошу. Вы все-мои
подружки.  Пойдем  со  мной.  Ты ведь сделаешь это для меня, а,
Мэгги?
      - Ну,  хорошо,  - Мэгги  произнесла это с улыбкой, но без
энтузиазма. - Только для тебя. Но я не смогу оставаться долго.
      - Я  тебя  люблю,  Мэгги! - Труди сжала ей руку. - Я тебя
очень люблю!
      Они  ушли.  Некоторое  время я выжидал, потом выглянул из
магазина.  Они уже  миновали  здание, за которым Мэгги должна
была, по  моей  просьбе,  наблюдать, и  шли через  луг.  От
работавших женщин их отделяло по меньшей мере шестьсот ярдов, а
те  укладывали первую копну  сена  близ чего-то, в чем даже с
такого расстояния можно было признать старую и ветхую ригу. До
меня, доносился щебет, который могла издавать только Труди, она
снова,  по   обыкновению,  проказничала,  как овечка весной.
Труди, наверно, не умела ходить спокойно-только вприпрыжку.
      Я последовал за ними, но без всяких прыжков. По краю поля
тянулась   живая   изгородь,  прячась  за  которой  можно  было
держаться  в  тридцати-сорока  ярдах  от них. Думаю, мой способ
передвижения   выглядел  не  менее  странным,  чем  тот,  каким
пользовалась  Труди: высота изгороди не достигала и пяти футов,
так что большую часть тех шестисот ярдов я ковылял скрючившись,
совсем как семидесятилетний старец, мучающийся прострелом.
      Неторопливо  достигли  они  старой  риги и устроились под
западной  ее стеной, прячась в тени от все более распалявшегося
солнца.  Когда рига  оказалась  между мной  и  ними, а также
убиравшими   сено   женщинами,  я   бегом  пересек  оставшееся
пространство и через боковую дверку проник внутрь.
      Первое  впечатление не обмануло. Это строение насчитывало
самое  меньшее-сто  лет  и  было  ужасно  дряхлым.  Пол кое-где
провалился,  деревянные  стены выщерблены чуть ли не всюду, где
только  возможно,   доски,  разделенные  щелями  для  воздуха,
перекосились,  и щели превратились и дыры, сквозь которые можно
было просунуть голову.
      Почти   под  крышей  риги  был  деревянный  ярус,  настил
которого грозил рухнуть в любую секунду - настолько он прогнил,
растрескался и был источен короедом. Вообще-то даже английскому
посреднику  в  торговле недвижимостью нелегко было бы сбыть это
строение, ссылаясь на его античность. Сомнительно, чтобы настил
мог выдержать тяжесть мыши средней величины, не то что мою, но,
во-первых,    нынешний   мой  наблюдательный    пункт   мало
соответствовал даже  минимальным требованиям, а во-вторых, мне
вовсе не улыбалось выглядывать через одну из щелей затем, чтобы
убедиться, что в двух дюймах от меня кто-то заглядывает внутрь-
через  соседнюю.  Так что я ступил, пусть и неохотно, на ведшие
наверх расшатанные деревянные ступеньки.
      Восточная  часть этой,  с  позволения сказать, антресоли
была  до  половины  заполнена  прошлогодним  сеном,  а пол  ее
оказался  именно  таким  опасным,  каким  выглядел, но я ступал
осторожно   и  без  приключений  добрался  до  западной  стены,
которая  предлагала еще больший выбор щелей, чем внизу. Одна из
них  - шестифутовой ширины - обеспечивала идеальную видимость и
вполне меня  устроила. Прямо подо мной виднелись головы Мэгги,
Труди и Герты, а чуть поодаль - несколько женщин быстро и ловко
укладывали  копну,  сверкая на солнце длинными трезубцами своих
вил,   видна   была  даже  часть  городка,  включая  почти  всю
автомобильную  стоянку.  Я испытывал тревогу и не мог понять ее
причины.  Сцена  уборки  сена, разыгравшаяся на лугу, была так
идиллична, что даже наиболее буколически настроенный зритель не
пожелал  бы  лучшей.  Думается,  это  странное чувство тревоги
происходило  из  самого  неожиданного  источника, а именно - из
самих  этих  женщин,  работавших на лугу: здесь, в естественном
окружении,  эти  стелющиеся  по земле полосатые юбки, эти пышно
вышитые  блузки  и  снежно-белые  чепцы  казались,  как  бы это
сказать,  слегка  бутафорскими.  Да,  во  всем этом было нечто
театральное,   какая-то  атмосфера  нереальности.  И  возникало
ощущение,  что я  созерцаю  представление, специально для меня
предназначенное,   а   вовсе   не   подглядываю  за  ничего  не
подозревающими людьми.
      Прошло  с полчаса. Женщины работали непрерывно, а троица,
сидящая  подо  мной,  лишь  изредка  обменивалась репликами - в
такой  теплый  и  тихий  день всякий разговор кажется излишним.
Блаженную   тишину   почти  не нарушали  ни  шелест  сена,  ни
отдаленное  жужжание...  Поколебавшись,  я решился на сигарету:
достал из кармана пачку и спички, положил пиджак на пол, сверху
- пистолет с глушителем и закурил, следя, чтобы дым не выползал
в щели между досками.
      Некоторое  время спустя Герта взглянула на свои наручные
часы  размером примерно  с кухонный будильник и что-то сказала
Труди, та  встала  и  дала Мэгги руку, чтобы помочь подняться.
Вдвоем они  направились к работавшим женщинам, вероятно, чтобы
уговорить  их  сделать перерыв  на завтрак. Герта тем временем
расстелила  на земле яркую салфетку, достала чашки и развернула
еду.
      Голос за моей спиной произнес:
      - Не  пытайтесь хвататься  за пистолет. Вы умрете прежде,
чем его коснетесь.
      Я  верил этому  голосу. И  не пытался даже взглянуть на
пистолет.
      - Повернитесь.  Только   помедленней.  Я повернулся  так
медленно, как только мог. Уж такой это был голос.
      - Три шага от пистолета. Влево.
      Никого  не  было видно, но слышно прекрасно. Я сделал три
шага. Влево.
      Сено  у  противоположной стены  зашевелилось  и из него
вынырнули  две фигуры:  преподобный Таддеуш Гудбоди и Марсель,
тот самый ужеподобный денди, которого я вчера избил и засадил в
сейф в "Новом Бали". В руках у Гудбоди не было оружия, впрочем,
оно  ему и не требовалось - пушка, которую сжимал Марсель, была
размерами  в  два  обычных  пистолета, и, судя по блеску в его
узких  черных  немигающих  глазах,  он настойчиво искал хотя бы
тени  ослушания,  чтобы  ею  воспользоваться.  Не  добавило мне
оптимизма  и  то,  что на  ствол этого огнестрельного чудовища
навинчен  глушитель, делавший для них безразличным, сколько раз
в меня стрелять, все равно никто ничего не услышит.
      - Тут  дьявольски   душно,  -  пожаловался  Гудбоди.  - И
щекотно,  -  он  улыбнулся  улыбкой,  из-за которой малые дети,
верно, потянулись бы к нему ручонками. - Надо сказать, дорогой
майор, профессия приводит вас в самые неожиданные места.
      - Профессия?
      - Если  мне  не изменяет  память,  когда  мы виделись в
последний раз, вы выдавали себя за шофера такси.
      - Ах,  это...   Держу  пари,  что  несмотря  на все вы не
заявили на меня в полицию.
      - Раздумал,  - великодушно  признал Гудбоди. Он подошел к
месту, где лежал мой пистолет, поднял его и с отвращением сунул
в сено. - Примитивное, неприятное оружие.
      - В  сущности, да, - согласился  я. - В свои убийства  вы
предпочитаете вносить элемент утонченности.
      - Что я и намерен вскоре продемонстрировать.
      Гудбоди  даже  не давал себе труда понизить голос, в чем,
правда,  и не было нужды, потому что женщины из Хейлера как раз
уселись   за  свой  утренний  кофе  и  даже  с набитыми  ртами
ухитрялись   говорить все  разом.  Гудбоди  вытащил  из  сена
брезентовый мешок и достал из него веревку.
      - Будь  внимателен,  мой   дорогой Марсель. Если господни
Шерман сделает  малейшее  движение, хотя бы с виду безобидное,
стреляй. Но не так, чтобы убить. В бедро.
      Марсель  провел  кончиком  языка по  губам.  Я  от  души
надеялся,  что вызванное учащенным сердцебиением колыхание моей
рубашки  он  не  сочтет  чем-то  таким,  к  чему надо отнестись
подозрительно. Гудбоди  легко подошел  ко  мне  сзади, ловко
затянул  веревку  на  моем правом запястье, перебросил ее через
потолочную   балку,   потом   невероятно   долго   что-то   там
приспосабливал и  наконец  завязал узел на левом запястье. Мои
ладони теперь были на уровне ушей. Затем он взял в руки второй
кусок веревки.
      - От  присутствующего   здесь  моего  приятеля Марселя, -
произнес  он  доверительно,  - я  узнал, что вы довольно ловко
пользуетесь руками. И, представляете, мне пришло в голову, что,
возможно,  вы  не менее талантливы, если говорить о ногах, - он
наклонился  и  связал мне щиколотки со старательностью, которая
плохо  отразилась  на  кровообращении  в  моих ступнях. - Кроме
того,  мне  подумалось, что вы захотите вслух прокомментировать
сцену, свидетелем  которой  вскоре  станете.  Мы  бы предпочли
обойтись без этих комментариев, - он затолкал мне в рот далекий
от  стерильности платок и обвязал его вторым, - Марсель, ты как
считаешь, этого достаточно?
      Глаза Марселя блеснули:
      - У  меня  поручение  к  господину  Шерману от  господина
Даррела.
      - Ну-ну, мои дорогой, к чему такая спешка? Успеется. Пока
мне  бы  хотелось,  чтобы наш приятель обладал всем необходимым
для  восприятия  - незамутненным взором, неослабленным слухом и
острой мыслью, иначе ему трудно будет оценить все эстетические
нюансы зрелища, которое мы для него приготовили.
      - Разумеется,  -  послушно   согласился  Марсель и снова
облизнул губы. -Но потом...
      -  Потом,  -  великодушно   пообещал  Гудбоди,  -  можешь
передать  ему  столько поручений,  сколько тебе понравится. Но
помни: я хочу, чтобы он был еще жив, когда сегодня вечером рига
заполыхает.  Жаль, что мы не сможем наблюдать этого вблизи,- он
и  впрямь казался огорченным. - Вы и эта очаровательная молодая
дама  -  вон  там...  Когда  люди  обнаружат  на  пожарище ваши
обугленные  останки,  они легко сделают некоторые выводы насчет
легкомысленных любовных утех. Курить в риге, как вы это только
что делали, в высшей степени неосторожно. В высшей степени. Ну,
я  прощаюсь  с вами  и  не  говорю  до  свиданья. Хочу подойти
поближе,  чтобы  лучше видеть танец сена. Это такой - красивый
старинный обычай, надеюсь, вы со мной согласитесь.
      Он  ушел,  оставив  облизывающего губы Марселя. Не скажу,
что  мне  было приятно  оставаться с ним с глазу на глаз, но в
данный момент это  не  имело значения.  Я  повернул голову и
выглянул в щель между досок.
      Женщины закончили трапезу и одна за другой поднимались на
ноги. Труди и Мэгги находились прямо подо мной.
      - Правда, пирожные были вкусные, Мэгги? - спросила Труди.
- И кофе тоже.
      - Все  хорошо,  Труди, просто прекрасно. Но я уже слишком
долго  тут  сижу. У меня дела. Мне пора, - Мэгги вдруг замолкла
и подняла глаза: - Что это?
      Откуда-то  тихо и спокойно зазвучали два аккордеона. Я не
видел музыкантов. Похоже, звуки доносились из-за копны, которую
женщины закончили укладывать перед завтраком.
      Труди возбужденно вскочила и потянула за собой Мэгги.
      - Танец сена! - выкрикнула она, как ребенок, получивший
подарок в день рожденья. - Танец сена! Они будут его танцевать!
Они делают это для тебя. Теперь ты - их подружка.
      Женщины, все  средних  лет или старше, с лицами, пугающе
лишенными   всякого  выражения,  начали  двигаться  с  какой-то
медлительной  точностью.  Закинув  вилы на плечи, как винтовки,
они  выстроились  прямой  шеренгой и, тяжело притопывая, начали
раскачиваться то   в  одну,  то  в другую сторону,  а  их
перевязанные  лентами  косы  колыхались,  в то время как музыка
набирала  силу.  Они  с серьезным видом выполнили пируэт, после
чего  вернулись  к  ритмичному раскачиванию  туда и обратно. Я
заметил,  что  шеренга постепенно  изгибается,  принимая форму
полумесяца.
      - Никогда  в  жизни  не видел  такого танца, - в голосе
Марселя  звучало  удивление. Я тоже никогда такого не видел и с
леденящей  уверенностью  знал, что  никогда не захочу увидеть.
Правда,  все  указывало  на  то,  что  у  меня больше не будет
возможности выражать какие бы то ни было желания.
      Слова Труди зазвучали как эхо моих мыслей, но их зловещий
смысл не дошел до Мэгги:
      - Ты  больше   никогда  не увидишь такого танца, Мэгги, -
сказала  она.  -  Он только начинается. Ах, смотри, ты им очень
понравилась, они тебя приглашают!
      - Меня?
      - Да.  Ты  им  нравишься.  Иногда они приглашают меня. А
сегодня - тебя.
      - Мне уже пора.
      - Ну  я  тебя очень прошу, Мэгги! Только на минутку. Тебе
не придется ничего  делать. Попросту постоишь напротив них. Ну,
пожалуйста. Пели ты откажешься, они обидятся.
      Мэгги покорно рассмеялась:
      - Ну ладно...
      Несколькими мгновениями позже, тревожно озираясь, она уже
стояла  в  центре  полукруга, а  образующие  его  женщины  то
приближались,  то  отдалялись от нее. Постепенно рисунок и темп
танца  изменялись  и ускорялись, а танцующие образовали в конце
концов замкнутый  круг с Мэгги посредине. Круг этот сжимался и
расширялся,   сжимался  и   расширялся,   женщины  бесстрастно
наклонялись, когда были всего ближе к Мэгги, и откидывали назад
головы и  косы, когда отодвигались от нее. В поле моего зрения
появился  Гудбоди,  весело  улыбающийся  и  словцн  бы косвенно
участвующий  в этом красивом старом танце. Он остановился рядом
с  Труди  и  положил  ей  руку на плечо, а она восторженно ему
улыбнулась.
      Я  почувствовал прилив дурноты и хотел отвести взгляд, но
тогда оставил бы Мэгги совсем одну. Не мог я ее оставить, хотя,
бог свидетель, был не в состоянии хоть чем-нибудь ей помочь. На
лице  ее  застыла  смесь  удивления  и тревоги. Она неуверенно
взглянула  на  Труди  в  просвет между двумя женщинами, а Труди
широко улыбнулась и ободряюще помахала рукой.
      Вдруг  музыка  стала  иной.  До  сих пор это была мягкая,
напевная  танцевальная мелодия, может быть, чуть смахивающая на
марш,  а  теперь  быстро  переходила  в  нечто совершенно иное,
нарушающее   маршевый  ритм,  -  резкое,  примитивное, дикое и
оглушительное. Женщины, до предела расширив круг, начали снова
его сжимать. Сверху я все еще мог видеть Мэгги: глаза ее широко
раскрылись,  в них  появился  страх, она качнулась вбок, чтобы
найти  взглядом  Труди.  Но  в Труди  не было спасения. Улыбка
исчезла с ее лица, она с силой сцепила руки в белых перчатках и
медленно облизывала губы. Я глянул на Марселя, который делал то
же  самое,  но оружие было  по-прежнему  нацелено  в меня, и
следил он  за мной  по-прежнему  внимательно-так же, как я за
разыгравшейся снаружи сценой. Ничего нельзя было сделать.
      Теперь женщины стягивались к центру. Их луноподобныс лица
утратили  бесстрастность  и  стали  безжалостны  и неумолимы, а
лицо Мэгги исказилось ужасом, в то время как музыка звучала все
громче,  все дисгармоничней. Потом внезапно с военной точностью
вилы,  лежавшие  на  плечах,  опустились,  нацеливаясь прямо на
Мэгги. Она  кричала  и  кричала,  но эти крики едва можно было
расслышать  в безумном крещендо аккордеонов. А потом она упала,
и,  к  счастью,  я уже видел только спины женщин, когда их вилы
раз  за  разом высоко поднимались  и вонзались во что-то, что
неподвижно  лежало  на земле. Я не мог дольше смотреть, отвел
взгляд и увидел Труди, руки которой сжимались и разжимались, и
загипнотизированный, завороженный взгляд, казалось, принадлежал
какому-то   мерзкому  зверю.  Рядом  с ней  стоял  преподобный
Гудбоди,  как  всегда  с добродушным и кротким выражением лица,
которое  никак не  соответствовало  его  жадно всматривающимся
глазам.  Я  снова  заставил  себя смотреть, когда музыка начала
медленно   стихать,   утрачивая   свою  первобытную   дикость.
Движение-среди женщин тоже  затихало,  удары прекратились, и
вдруг  одна  из  них  отошла  в сторону и набрала на вилы сена.
Какое-то мгновенье я видел скорчившуюся на земле фигуру в белой
блузке,  которая уже не была белой, а потом ворох сена скрыл ее
от  моего  взгляда.  За  ним  последовал еще один, и еще, а два
аккордеона приглушенно и ностальгически говорили о старой Вене,
и  женщины  под  этот  рассказ укладывали на Мэгги копну сена.
Доктор Гудбоди  и Труди, снова весело улыбающаяся и щебечущая,
держась  за  руки  ушли в городок. Марсель отвернулся от щели в
стене и вздохнул.
      - Доктор  Гудбоди так славно организует подобные вещи, не
правда ли?  Удивительное  чутье  на  выбор времени, места, эта
атмосфера... замечательное зрелище!
      Прекрасно  модулированный  оксфордский акцент, исходящий,
из  этой  змеиной  головы,  был  не менее чудовищен, чем слова,
которые произносились. Этот человек был так же безумен, как все
остальные.
      Он  осторожно подошел ко мне, стянул платок, которым была
обвязана  моя  голова  и  вытащил  грязный  кляп  изо рта. Я не
допускал   мысли,   что   он  руководствуется  гуманистическими
побуждениями,  и  оказался  прав.  Потому  что услышал лениво,
врастяжку произнесенную фразу:
      - Я  хочу слышать, как вы будете кричать. Сомневаюсь, что
эти  дамы на улице обратят на ваши крики внимание. Я сомневался
в этом даже больше, чем он.
      - Странно,   что   доктор   Гудбоди   оказался  способным
оторваться  от всего  этого, - собственный голос показался мне
совершенно   чужим:   он   был хриплым  и  глухим,  а слова я
выговаривал с таким трудом, словно гортань не желала слушаться.
Марсель улыбнулся.
      - У  доктора  Гудбоди срочные  дела  в  Амстердаме. Очень
важные дела.
      - И ценный груз для перевозки отсюда - в Амстердам.
      - Несомненно,- он  снова улыбнулся. - Мой дорогой майор,
когда  кто-нибудь  оказывается в  нашем  положении, когда этот
кто-нибудь  проиграл  и  должен умереть, то в принципе принято,
чтобы выигравший,  то  есть  я,  до  мельчайших  подробностей
объяснил,  где жертва допустила  ошибку.  Но кроме того, что
список ваших  ошибок  так длинен, что было бы слишком скучно и
утомительно их перечислять, у меня попросту нет на это времени.
Так что давайте покончим с этим, ладно?
      - С  чем  мы  должны  покончить? -  Сейчас  это начнется,
подумал  я,  но  не  почувствовал волнения, что-то произошло во
мне,   отчего отпущенный   ничтожный отрезок  будущего  стал
несущественным.
      - С   поручением господина  Даррела,  ясное  дело.  Боль
рассекла мне голову и левую сторону лица, когда Марсель треснул
меня  дулом.  Насчет  перелома скулы я не был уверен, зато мог
установить  кончиком  языка,  что безвозвратно утрачены минимум
два зуба.
      - Господин Даррел, - с удовольствием продолжал Марсель, -
просил передать вам, что не любит, когда его бьют пистолетом.
      На этот раз улар пришелся в правую сторону лица, и хотя я
был готов к нему и попытался откинуть голову, избежать удара не
удалось.  Получилось  не так болезненно, но белая вспышка перед
глазами, а вслед за ней несколько секунд слепоты были нехорошим
симптомом.  Лицо  горело,  голова  раскалывалась,  но  рассудок
оставался  странно  ясным.  Я  знал,  что  еще немного  такого
систематического    избиения   -   и   даже   лучший   в   мире
хирург-косметолог  с  бессильным сожалением разведет руками, но
куда важнее другое: если я и дальше буду с той же регулярностью
получать  по  голове, то скоро потеряю сознание и, возможно, на
много часов.  Так  то  оставалась  единственная  возможность
добиться, чтобы избиение перестало быть систематическим.
      Я выплюнул зуб и выдавил из себя:
      - Подонок...
      Почему-то    это   его  вконец   разъярило.   Оболочка
цивилизованного воспитания была у него не толще луковой шелухи,
она  не  осыпалась, а попросту исчезла в мгновение ока, остался
только  не   знающий удержку,  обезумевший  дикарь, который
набросился  на меня с неистовой яростью душевнобольного, каким
почти  наверняка  и  был. Удары градом сыпались на мои голову и
плечи  со всех сторон, он бил пистолетом, потом кулаками, когда
же  я  попытался  заслониться, как мог, руками, он перенес свою
сумасшедшую  атаку  на мое тело. Глаза мои полезли на лоб, ноги
стали  ватными,  и я, верно, упал бы, но только безвольно повис
на веревках, удерживающих меня за запястья.
      Прошло  еще  несколько  полных муки секунд, прежде чем он
пришел в себя настолько, чтобы прекратить пустую трату времени:
с  его точки зрения не было большого смысла причинять страдания
человеку,  который  уже  не  может  их испытывать. Из горла его
вырвался  странный звук, который, насколько я понял, знаменовал
разочарование, потом  единственным  доносящимся до меня звуком
стало  тяжелое дыхание  Марселя.  Я  не  смел открыть глаза и
понятия  не  имел,  что  он теперь намерен предпринять. Судя по
звуку, он  немного  отодвинулся, и я решился на быстрый взгляд
краем  глаза.  Марсель тоже  переживал  минутное  облегчение и
использовал  эту  передышку, так сказать, в корыстных целях. Он
поднял мой  пиджак  и стал  обшаривать его с надеждой, но без
успеха. Дело в том, что бумажник всегда выпадает из внутреннего
кармана,   если   перекинуть   пиджак  через  руку,  так  что я
предусмотрительно  переложил мой бумажник с деньгами, паспортом
н  водительскими правами в задний карман брюк. Впрочем, Марсель
быстро пришел к правильному выводу-почти сразу же я услышал его
шаги  и  почувствовал  как  он вытаскивает  бумажник у меня из
заднего кармана.
      Теперь  он стоял рядом со мной. Я не видел, но чувствовал
это.  И,  негромко  застонал,  безвольно  колыхаясь на веревке,
переброшенной  через балку. Полусогнутые мои ноги касались пола
носками  ботинок.  Я чуть приоткрыл глаза. И увидел его ноги не
дальше,  чем  в  ярде  от  себя.  Быстро  глянул вверх. Марсель
сосредоточенно и с выражением приятного удивления перекладывал
в  свой  карман  довольно  серьезную  сумму,  которую я носил в
бумажнике. Он держал бумажник в левой руке, на согнутом среднем
пальце которой  висел пистолет, зацепленный за дужку спусковой
скобы. И  был так  поглощен  своих  доходным занятием, что не
заметил,  как  я  подтягиваюсь на  руках,  чтобы обрести более
надежную опору на придерживающих меня веревках.
      Затем я сжался и отчаянно резко бросил свое тело вперед и
вверх-со всей ненавистью, яростью и болью, которые скопились во
мне.  И  думаю,  что  Марсель  даже  не успел увидеть моих ног,
ударивших  в  него  подобно  тарану.  Он  не издал ни малейшего
звука, только сложился, как перочинный ножик, повалился на меня
и  медленно  сполз  на пол.  Голова  его моталась из стороны в
сторону.  Возможно,  это  была бессознательная  реакция  тела,
пораженного  пароксизмом  боли,  но я не был склонен рисковать,
доверяясь  этой  бессознательности: отодвинулся так далеко, как
только позволяла веревка, и бросился на него снова. Признаться,
меня  немного  удивило, что его голова все еще держится на шее.
Это  было нехорошо, но, с другой стороны, и людей, с которыми я
имел   дело,  трудно  назвать  хорошими.  Пистолет  по-прежнему
держался  на  среднем  пальце  его  левой  руки. Я столкнул его
носком ботинка и попытался ухватить ногами, но трение металла о
кожу  было  слишком  слабым  и оружие то и дело выскальзывало.
Тогда  я  стащил  ботинки,  опираясь  каблуками об пол, а затем
-таким же  способом  -  и  носки,  что потребовало значительно
большего  времени.  При  этом я ободрал кожу и, конечно, набрал
заноз, однако не почувствовал боли - лицо болело так, что любые
меньшие  повреждения  не  и  силах  были  обратить  на себя мое
внимание.
      Теперь  дело  пошло легче. Крепко стиснув пистолет босыми
ступнями;  я собрал вместе оба конца веревки и поднялся на них,
пока  не  достиг  балки.  Это  дало  мне  четыре фута свободной
веревки,  вполне  достаточно.  Я  повис на левой руке, а правой
потянулся вниз, одновременно подгибая ноги. Пистолет оказался в
руке.  Опустившись  на пол,  я натянул веревку, держащую левое
запястье,  и  приложил к ней дуло. Первый же выстрел рассек ее
чисто, словно нож.  Я  расплел  все  свои  путы, оторвал клок
снежно-белой  сорочки Марселя, чтобы обтереть себе лицо и губы,
обулся,  забрал свой бумажник и деньги и вышел. Жив Марсель или
уже  нет,  я  не  знал,  он  казался мертвым, а впрочем, это не
настолько меня интересовало, чтобы заниматься исследованиями.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
      День  клонился  к вечеру, когда я добрался до Амстердама.
Солнце,  наблюдавшее  утром  гибель  Мэгги, скрылось, словно не
решаясь  противоречить моему  настроению.  Тяжкие  темные тучи
тянулись  с  Зейдер-Зее. В Амстердам я мог попасть и раньше, но
в  амбулатории загородного  госпиталя,  куда  я  заехал, чтобы
осмотрели  мое лицо,  врач  засыпал  меня  вопросами и остался
недоволен, когда я заявил, что на первый раз понадобится только
пластырь, - конечно, в изрядном количестве - и что швы, а также
стерильные   бинты  могут  подождать.  Надо  полагать, с  этим
пластырем,   соответствующим  числу  синяков,  и  полуприкрытым
левым  глазом я выглядел единственным пассажиром, уцелевшим при
крушении  железнодорожного экспресса, но все-таки не так плохо,
чтобы при виде меня дети с криком цеплялись за подолы матерей.
      Полицейское  такси  я  запарковал  неподалеку  от  гаража
проката  и  не без  труда  убедил  хозяина дать мне ординарный
черный "Опель".  Это  не  привело его в восторг, - видимо, мое
лицо   наводило   на   сомнения   относительно  моих прежних
автомобильных  достижений,  но в  конце  концов он согласился.
Первые капли дождя упали на ветровое стекло, когда я отъехал от
гаража, остановился у полицейской машины, забрал сумку Астрид и
на всякий случай пару наручников и двинулся дальше.
      В  боковой  улочке,  ставшей  для  меня  уже  чуть  ли не
домашней,  я  остановил  машину  и  направился в сторону канала
пешком.  Высунул  голову  из-за угла и тут же ее убрал, чтобы в
следующий раз глянуть только одним глазом.
      У  входа в  церковь  Американского общества протестантов
стоял черный  "Мерседес".  Его  вместительный  багажник  был
распахнут, и двое мужчин укладывали в него очень тяжелый на вид
ящик.  Несколько подобных ящиков уже находились внутри. В одном
из  мужчин  я  сразу  распознал преподобного Гудбоди, другого -
среднего   роста,   в  темном  костюме,  с  темными  волосами и
смуглым  лицом -  я тоже узнал мгновенно: это был тот человек,
который  застрелил  Джимми  Дуклоса  на  аэродроме  Схипхол. Не
могу  сказать, что  вид  этого  человека  меня обрадовал, но и
нисколько  не  удручил,  ведь  он  и  так почти не покидал моих
мыслей.
      Круг замыкался.
      Они  вышли из церкви, пошатываясь под тяжестью еще одного
ящика, аккуратно уложили его и захлопнули багажник. Я вернулся
к  своему  "Опелю",  а когда  доехал  до  канала, "Мерседес" с
Гудбоди  и  смуглым  мужчиной  был  уже в ста ярдах от крыльца.
Держась  на безопасном расстоянии, я направился следом за ними.
Дождь  усилился.    Черный   "Мерседес"   пересекал город в
юго-западном  направлении. Был еще день, но небо так затянулось
тучами, как если бы уже пали сумерки, до которых оставалось еще
несколько  часов.  Это меня  не  огорчало,  потому  что  очень
облегчало слежку. В Голландии дорожные правила требуют во время
густого  дождя зажигать  фары - и тогда любая машина выглядит
темной, бесформенной массой.
      Мы  миновали  предместья.  И  по-прежнему в нашей езде не
было  никакого элемента  погони.  Гудбоди,  хотя  и вел мощную
машину,   ехал с  весьма  умеренной  скоростью,  что  впрочем,
неудивительно, если  принять  во  внимание груз в багажнике. Я
внимательно  следил  за  дорожными  указателями и вскоре уже не
имел сомнений относительно того, куда мы направляемся. Впрочем,
их у меня не было и с самого начала.
      Поразмыслив, я пришел к выводу, что имеет смысл прибыть к
нашему общему месту  назначения раньше Гудбоди и его смуглого
спутника, прибавил газу и оказался в неполных двадцати ярдах от
"Мерседеса". Можно было не опасаться, что Гудбоди узнает меня в
зеркале  заднего  обзора:  сквозь густую завесу водяной пыли он
мог видеть за собой разве что две забрызганные фары. Дождавшись
прямого   отрезка   дороги,   я  обошел  "Мерседес".  Когда  мы
поравнялись,  Гудбоди  мимолетно  и без любопытства взглянул на
обгонявшую  его  машину  и так же безразлично отвел взгляд. Его
лицо выглядело смазанным светлым пятном. И точно так же дождь и
брызги,  избиваемые  обоими автомобилями, мешали ему распознать
меня.  Я  продвинулся вперед и, не снижая скорости, вернулся на
правую сторону шоссе.
      Тремя  километрами  дальше  вправо  от шоссе вела частная
дорога с  указателем  "Кастель  Линден  - 1 км". По ней минуту
спустя я проехал внушительные полукруглые ворота, над которыми
золотыми  буквами было выведено "Кастель Линден", а ярдов через
двести свернул  и  остановил  "Опель" в плотных зарослях. Мне
снова предстояло   вымокнуть  до   нитки,   но  выбирать  не
приходилось.  Выбравшись  из  машины,  я бегом пересек открытое
место, направляясь  к тесному ряду сосен, который, по-видимому
служил  чем-то   вроде   заслона   от  ветра,   и,  осторожно
протиснувшись  между ними, увидел то, что они заслоняли - замок
Кастель  Линден.  Не обращая внимания на дождь, барабанивший по
моей  открытой спине, я  улегся,  укрывшись в высокой траве и
кустах, и пригляделся.
      Прямо  передо  мной  описывала  полукруг покрытая гравием
дорога,  ведущая  вправо,  к  тем  полукруглым воротам. За ней
возвышался  Кастель  Линден  - четырехугольное  четырехэтажное
строение,  с окнами на двух первых этажах, бойницами - повыше и
с   башенками на   самом  верху,  в  соответствии  с лучшими
средневековыми образцами. Со всех сторон замок был окружен рвом
пятнадцати футов ширины и, судя но путеводителю, почти такой же
глубины.  Недоставало  только  подъемного  моста, тем более что
слева виднелись   блоки   от  одной из  цепей,  по-прежнему
вмурованные  в толстые  стены,  но вместо моста через ров была
переброшена  лестница  в два десятка широких каменных ступеней,
ведущая  к  массивным  запертым  воротам,  сделанным, на первый
взгляд,  из  дуба.  Поодаль,  в  каких-нибудь тридцати ярдах от
замка  стоял  одноэтажный  бетонный  дом,  видимо,  возведенный
сравнительно недавно.
      Черный  "Мерседес" показался в воротах, с хрустом проехал
по  гравию и остановился прямо перед лестницей. Гудбоди остался
в  машине,  в  то  время как его смуглый спутник вылез и обошел
замок вокруг: Гудбоди никогда не производил на меня впечатление
человека,   любящего   рисковать.   Потом   они  вдвоем  внесли
содержимое  багажника  в замок. Двери были заперты, но Гудбоди,
видимо,  имел  подходящий  к  ним  ключ,  во  всяком  случае-не
отмычку. Когда последний ящик исчез внутри, двери захлопнулись.
      Пригибаясь за кустами, я добрался почти до самого здания.
Так  же  осторожно приблизился к "Мерседесу" и заглянул в него,
однако не  обнаружил  ничего  достойного  внимания,  во всяком
случае-моего   внимания.  Затем  еще  осторожней,  на  цыпочках
подошел  к  боковому окну и стал наблюдать за происходящим. Это
было,  по-видимому,  нечто  вроде  мастерской,   склада и
выставочного  зала  одновременно.  Стены  были сплошь завешаны
старинными часами с маятниками - либо их копиями всех возможных
видов, конструкций  и размеров. Некоторые часы, а также детали
ним  лежали  на  четырех больших верстаках, будучи, вероятно, в
стадии, изготовления, сборки или ремонта. В глубине зала стояло
несколько  деревянных ящиков, похожих на те, которые только что
принес Гудбоди  со  своим  товарищем. Ящики эти были постланы
соломой.  Над  ними  - на  полках - также находились часы, при
каждых из которых лежали маятник, цепь и гирьки.
      Гудбоди  и  смуглый  мужчина, что-то делали у этих полок.
Потом  полезли в  один  из  открытых ящиков и начали доставать
оттуда гирьки для  часов.  Но  вскоре Гудбоди прервал работу,
вынул  из  кармана  какую-то бумагу и погрузился в ее изучение.
Наконец  показал  -  какую-то  запись  и что-то сказал смуглому
мужчине,  который  кивнул  и  вернулся к  прежнему  занятию. А
Гудбоди,  держа  листок  в  руке,  направился к боковой двери и
пропал с  глаз.  Тем  временем  его  напарник взял другой лист
бумаги и,  заглядывая в  него,  начал  укладывать  в ряд пары
одинаковых  гирек.  Я  как  раз  задумался,  куда это подевался
Гудбоди,  когда  он  объявился.  Его  голос, послышался за моей
спиной:
      - Я рад, что вы не обманули моих ожиданий, майор Шерман.
      Медленно обернувшись, я увидел, что и он не обманул моих
-  он  улыбался  самой благочестивой из своих улыбок и держал в
руке большой пистолет.
      - Конечно,  никто  не  бессмертен, - сиял он, - но должен
признать,  что вы обладаете запасом живучести. Вообще-то трудно
недооценить полицейского, но в вашем случае я, видимо, оказался
несколько   легкомысленным.  С прошлой  ночи  мне  уже  дважды
представлялось,  что я избавился от вашего присутствия, которое
откровенно  говоря,  начинает  меня  немного  тяготить. Однако,
надеюсь,  третья  попытка будет для меня более удачной. Знаете,
между нами говоря, вы должны были убить Марселя.
      - Неужели не убил?
      - Ну-ну,  пора   бы  уже,  при  вашем-то опыте, научиться
скрывать  свои чувства  и не показывать разочарования. Марсель
пришел в  себя,  правда,  совсем  ненадолго,  но  все же успел
обратить  на себя внимание тех достойных женщин на лугу. Боюсь,
у него проломлен череп и кровоизлияние в мозг. Вряд ли выживет.
-  Он  поглядел  на  меня  задумчиво.  -  Однако,  у меня такое
впечатление, что он неплохо себя зарекомендовал.
      - Борьба  не  на жизнь, а на смерть, - признал я. - А нам
обязательно стоять тут, под дождем?
      - Конечно, нет, - он под пистолетом ввел меня в помещение.
      Смуглый  мужчина обернулся к нам без особого удивления. Я
задумался,  сколько  же  времени  прошло  с  тех  пор, как они
получили предостережение с Хейлера?
      -  Познакомься,  Жак,  - представил  меня Гудбоди. - Это
господин  Шермаи.  Майор Шерман. Похоже, он связан с Интерполом
или с какой-то другой такой же ублюдочной организацией.
      - Мы уже встречались, - осклабился Жак.
      - Ах  да! Как же я мог забыть? - Гудбоди направил на меня
пистолет, а Жак отобрал у меня мой.
      - У него только один, - удостоверил он. И провел по моей
щеке  мушкой  оружия,  частично отдирая пластырь. - Держу пари,
больно, а? - Он снова оскалился.
      - Посдержанней,  Жак, посдержанней, - осадил его Гудбоди.
Было  все  же  в  его натуре некоторое добросердечие. Например,
если бы он был людоедом, верно, оглушал бы человека, прежде чем
приготовить  его  на  обед.  - Держи его на мушке, хорошо? - Он
сунул  пистолет  в карман. - Признаться, никогда не жаловал это
оружие.  Примитивное,  шумное, лишенное  какой  бы  то ни было
изысканности...
      - Такой,    как   насаживание  девушки   на крюк? -
поинтересовался я. - Или закапывание вилами?
      - Ну-ну,  не  стоит нервничать,  - он вздохнул. - Знаете,
даже  лучшие  из вас неуклюжи, так бросаются в глаза... Сказать
по  правде,  ожидал  от вас большего.. Мой дорогой майор, у вас
репутация,   которую   вы   совершенно не  оправдываете  и  не
заслуживаете.  Слишком много ошибок, слишком много беспокойства
людям, самодовольной уверенности, что вызываете их на ответные
действия. Появляетесь буквально везде, где появляться не стоит.
Дважды заходите  в  жилище мисс Лимэй, не принимая никаких мер
предосторожности.   Вытаскиваете   из чужих  карманов  клочки
бумаги,  помещенные  там как раз для того, чтобы вы их нашли, а
кроме  того,  -  добавил  он  с укором, - не было никакой нужды
убивать  этого парня. Средь  бела  дня гуляете по Хейлеру, не
ведая  по  простоте  душевной, что все население Хейлера - моя
паства.  Мало  этого,  позавчера вы даже оставили свою визитную
карточку в подвале моей церкви - кровь. Ну, правда, за это я на
вас  не в обиде, - в сущности, я и сам подумывал уже избавиться
от  Генри,  он стал  для  меня обузой, а вы освободили меня от
необходимости  этим заниматься. - Он сменил тему. - Ну а что вы
думаете  об  этой  нашей уникальной коллекции? Это все копии на
продажу...
      - Боже  мой, - я покачал головой. - Ничего удивительного,
что церкви пусты.
      - Нет-нет,  вы неправы, надо уметь ценить такие ситуации.
Вот, скажем,    гирьки.    Измеряем  их,   взвешиваем   и в
соответствующий момент заменяем другими, теми, которые привезли
сегодня.  И все. Разве что у наших гирек есть - кое-что внутри.
Потом укладываем все это в ящики и сдаем на таможенный досмотр,
запечатываем   и   с  официального  согласия  властей  высылаем
неким...  друзьям  за  границу. Всегда говорил, что это-одна из
лучших моих идей...
      Жак почтительно кашлянул:
      - Вы говорили, что надо спешить.
      - Ты  прагматик,  Жак. Но,  разумеется,  прав.  Сперва
займемся  нашим...  э-э...  асом  сыска,  а  потом  за работу.
Проверь, тихо ли вокруг.
      Гудбоди  с явным неудовольствием снова достал пистолет, а
Жак  бесшумно  выскользнул  за дверь. Очень скоро он вернулся и
кивнул. Они приказали мне идти вперед. Мы поднялись по лестнице
и, пройдя длинный коридор, остановились у каких-то дверей.
      Это  была  огромная  комната,  почти полностью завешенная
сотнями  часов.  Никогда  не  видел  столько  часов  разом, тем
более  -  такую  ценную  коллекцию.  Все  без исключения были с
маятниками, очень старые, а некоторые-просто огромные. Заведены
были  далеко  не  все, но и так едва не сливающееся судорожное
тиканье  производило  оглушительный  эффект.  Работать в такой
комнате я не смог бы и десять минут.
      - Одна  из  прекраснейших  коллекций  в  мире, - произнес
Гудбоди с такой  гордостью, словно она принадлежала ему, - если
не самая прекрасная.  И сами  видите,  вернее  слышите, что все
отлично действуют.
      Слух  машинально зафиксировал  эти слова, но до сознания
они  не  дошли.  Я  всматривался  в лежащего на полу человека с
длинными  черными волосами, падающими на шею, в острые лопатки,
торчащие  под  потертой  курткой.  Рядом  с  ним валялись куски
кабеля в  резиновой  оплетке, а  около  головы  -  наушники с
резиновыми   предохранителями.  Не   требовалось  медицинского
образования, чтобы понять, что Георг Лимэй мертв.
      - Вы убили его, - сказал я.
      - Формально, в некотором смысле, да.
      - Зачем?
      - Дело,   видите   ли,  в  том,  что  его  напичканная
благородными  принципами сестра, которая несколько лет ошибочно
полагала,  что у  нас есть  доказательства участия ее брата в
убийстве,  в  конце  концов  убедила  его  явиться  в полицию с
повинной.  Так что  мы  были  вынуждены  временно убрать их из
Амстердама,  но,  конечно, деликатно, чтобы не потревожить вас.
Боюсь, майор, вы  должны  взять  на себя часть вины за смерть
этого  бедного паренька.  И  его сестры. И этой вашей красивой
помощницы,  ее,  кажется,  знали Мэгги, - он поспешно отступил,
одновременно  вытянув  руку  с пистолетом.  - Не надо на меня
бросаться,  ведь  вы  безоружны.  Но  мне  сдается,  что вам не
понравилась  утренняя забава? Наверно, Мэгги тоже. И, опасаюсь,
не  придется  по вкусу и другой нашей доброй знакомой, Белинде,
которая  должна  умереть  нынче  вечером.  Ах, и вижу, вас это
глубоко ранит. Вы бы очень хотели меня убить, господин майор.
      Он  по-прежнему  улыбался,  но  как-то  мутно, - а взгляд
застыл и глаза стали совершенно безумными.
      - Мы  послали  ей маленькую записку, - Гудбоди был ужасно
доволен. - Если я не ошибаюсь, пароль "Бирмингем"... Она должна
встретиться  с вами  у  наших дорогих  друзей, Моргенштерна и
Муггенталера,  которые-теперь  уже  навсегда  будут  вне всяких
подозрений.  Посудите  сами:  кто, кроме сумасшедшего, допустит
мысль  о совершении двух таких мерзких преступлений в помещении
собственной  фирмы?.. Еще одна кукла на цепи, как тысячи других
кукол  во  всем  мире. Насаженная  на крюк и пляшущая под нашу
дудку.
      - Вы сумасшедший и, конечно, знаете это? - спросил я.
      - Свяжи его, - резко бросил Гудбоди Жаку. Его любезность,
наконец, испарилась. Видимо, таково было действие правды.
      Жак связал мои запястья толстым резиновым кабелем. Так же
обошелся  с  моими щиколотками. Потом подтолкнул меня к стене и
третьим куском кабеля прикрутил руки к вмурованному кольцу.
      - Пусти часы!  -  приказал  Гудбоди. Жак послушно пошел
вдоль  стен,  запуская маятники больших часов, с меньшими он не
стал возиться.
      - Все  ходят,   все  куранты отзванивают, некоторые очень
громко, - сообщил Гудбоди с видимым удовольствием. Он уже обрел
равновесие  и  стал  добродушен  и  любезен,  как всегда. - Эти
наушники усиливают звук примерно в десять раз. Да-да, вон там -
усилитель,  а  также  микрофон,  до которых вам, как видите, не
дотянуться.  Наушники, разумеется, небьющиеся. Через пятнадцать
минут  вы  помешаетесь,  через тридцать  - потеряете сознание.
Подобное  бессознательное  состояние длится от восьми до десяти
часов. Очнулись  бы  вы  по-прежнему  в  безумии. Только вы не
очнетесь. Они уже начинают тикать и звенеть совсем громко, а?
      - Именно   так,  конечно,  умер Георг, - сказал я. - А вы
будете за  всем  этим наблюдать. Надо думать, через эту щель в
дверях. Оттуда, где не так слышен грохот.
      - Несомненно, но  только  не  за всем. У нас с Жаком есть
кое-какие  дела.  Но  мы  вернемся  в  самый интересный момент,
правда, Жак?
      - Да, - бросил Жак, продолжавший торопливо запускать часы.
      - Если я исчезну...
      - О  нет,  не  исчезнете. Мне  хотелось, чтобы вы исчезли
вчера  в порту, но готов признать, что этому элементарному, так
сказать,   первому   желанию  недоставало  бы  отпечатка  моего
профессионализма. Теперь мне пришла в голову куда лучшая мысль,
правда, Жак?
      - Истинная   правда, - чтобы быть услышанным, Жаку теперь
приходились почти кричать.
      - Дело  в  том, что вы вовсе не исчезнете, мой дорогой. С
какой стати! Вас найдут всего через несколько минут после того,
как вы утонете.
      - Утону?
      - Вот  именно.  Ну  да, вы, конечно, думаете, что тогда
власти сразу начнут подозревать какое-то преступление. Сделают
вскрытие.   Но еще  раньше  увидят  знаете  что?  Предплечья с
бесчисленными  следами уколов.  У  меня  есть некая  система,
благодаря  которой  уколы  через  два  часа могут выглядеть как
сделанные  два месяца назад. Ну  а  вскрытие покажет, что вы
буквально  начинены  наркотиками  - и так, в сущности, будет на
самом  деле.  Мы  их  вам, поверьте, майор, введем, не скупясь,
когда  будете  без  сознания, за какие-нибудь два часа до того,
как  столкнуть вас вместе с машиной в канал, а потом сообщим в
полицию.  Этому  не  поверят:  возможно ли? Шерман, бесстрашный
охотник  за  наркотиками  из Интерпола? Тогда обыщут ваш багаж.
Шприцы,  иглы, героин,  в  карманах-следы гашиша. Грустно это.
Очень грустно. Кто бы мог подумать? Еще один из тех, кто связан
с гончими, а убегает с зайцем.
      - Одно  должен   признать,  -  кивнул  я.  - Вы смышленый
сумасшедший...
      Он  усмехнулся, из чего можно было заключить, что он меня
расслышал сквозь нарастающий грохот часов. Потом насадил мне на
голову наушники  и закрепил их буквально целыми ярдами клейкой
ленты. На  миг  в  комнате стало почти тихо: наушники временно
действовали  как  изоляторы. Гудбоди подошел к усилителю, снова
улыбнулся мне и повернул выключатель.
      Я  почувствовал  себя  так,  словно  получил  резкий удар
током. Тело мое выгнулось и начало конвульсивно корчиться, и я
знал,  что часть лица, видимая из-под пластыря и клейкой ленты,
должна  была выражать  страдание,  которое  я  действительно
испытывал,  - в десять раз пронзительней и нестерпимей, чем те,
которые  причиняли  мне  наилучшие  -  или  наихудшие - подвиги
Марселя.  Уши  и  всю  голову  переполняла  эта сводящая с ума,
рычащая,  чудовищная  какофония.  Она  прошивала  череп  добела
раскаленными остриями и, казалось, раздирала мозг. Удивительно,
как  не  лопаются  сразу  перепонки.  Ведь я не раз слышал и не
сомневался, что достаточно громкий звуковой взрыв, произошедший
близко от  ушей,  способен немедленно оглушить человека на всю
жизнь. Но в моем случае этого не было. Как, видимо, и в случае
с Георгом.
      И   где-то   на  задворках  отуманенного болью  сознания
мелькнуло,  что  Гудбоди  приписал  смерть  Георга  его  слабым
физическим данным.
      Я  перекатывался с боку на бок в инстинктивной, звериной
реакции бежать от того, что причиняет боль, но не мог укатиться
далеко,  потому что Жак привязал меня к кольцу в стене довольно
коротким  куском кабеля, позволяющим мне передвигаться в ту или
иную  сторону всего лишь на несколько футов. В один из моментов
я сумел сконцентрировать взгляд настолько, что увидел Гудбоди и
Жака,  которые,  выйдя из комнаты, с любопытством наблюдали за
мной через застекленное окошко в двери. Несколько секунд спустя
Жак  поднял  левую  руку  и  постучал пальцем по часам. Гудбоди
неохотно   кивнул,  и  оба  быстро  ушли.  Ослепленный болью я
подумал,  что  если  они  хотят созерцать великий финал, должны
поспешить.
      Через  пятнадцать  минут я сойду с ума, сказал Гудбоди. Я
не  верил  ему: никто не мог бы этого вынести дольше, чем минут
пять-шесть,  и не  сломаться - и умственно, и физически. Резко
дергаясь с боку на бок, я силился разбить об пол наушники, либо
содрать их с головы. Но Гудбоди не обманул: наушники не бились.
А  попытки  стащить  с головы плотно и  тщательно наложенную
клейкую ленту только пробудили боль в израненном лице.
      Маятники качались, часы тикали, куранты вызванивали почти
непрерывно.  Никакого  облегчения, никакой поблажки, ни хотя бы
минутной  передышки  от  этого убийственного натиска на нервную
систему,  полностью  парализующего волю, от этих эпилептических
конвульсии.  Это  был  неутихающий  шок почти смертельной силы.
Теперь у меня не было сомнений в правдивости слышанных когда-то
рассказов  о том, что у пациентов, скончавшихся на операционном
столе  от электрошока, руки и ноги были сломаны в результате не
зависящих  от  воли  сокращений  мышц. Я чувствовал, что теряю
сознание. И какое-то время силился помочь этому. Беспамятство -
все  за беспамятство! Крах, крах по всем статьям, вес, к чему я
прикасался,  стремительно  шло к  исчезновению и смерти, Мэггн
умерла.  Дуклос  умер. Астрид и ее брат Георг умерли. Осталась
только Белинда,  но  и  она должна умереть в эту ночь. Большой
шлем...
      А  потом я  уже точно  понял  одну  вещь. Понял, что не
позволю Белинде умереть. И эти меня спасло. Уже были не важны и
гордость,  и  мое  поражение,  и  полная  победа Гудбоди и его
компаньонов.  Что  до  меня,  они могли затопить весь мир этими
своими проклятыми  наркотиками.  Но  я не мог позволить, чтобы
Белинда умерла.
      Кое-как  подтянувшись,  я  оперся  спиной  о стену. Кроме
конвульсий,  еще  и  дрожал  всем  телом  -  не  трясся,  как в
лихорадке, это можно было бы довольно легко сдержать, а дрожал,
как  человек,  привязанный  к отбойному молотку. Взгляд удалось
сконцентрировать  не  дольше, чем на несколько секунд, но я все
же  сумел  оглядеться  - полубессознательно, отчаянно, - нет ли
чего-нибудь,  что  давало  бы  хоть  какую-то  надежду уцелеть,
Ничего.  А  потом, без предупреждения, грохот в голове усилился
до  предельного  крещендо,  -  наверно,  какие-то  большие часы
вблизи микрофона отбивали время, и я перевернулся набок, словно
от  удара  в  висок.  Голова  моя,  с размаху опускаясь на пол,
ударилась  о  какой-то выступ на  плинтусе.  Зрение уже почти
совсем  вышло  из-под   контроля,  туманно  распознавая  лишь
предметы,  находящиеся не  дальше,  чем в нескольких дюймах, а
этот был максимум в трех. В состоянии прогрессирующего паралича
чувств  мне   понадобилось   несколько  долгих  секунд,  чтобы
разобраться,  что  это за предмет. Но как только это произошло,
я    вернулся в   сидячее   положение.   Это  была розетка
электропроводки.
      Невероятно  много времени ушло на то, чтобы связанными за
спиной руками ухватить два свободных конца кабеля, которым Жак
привязал  меня к  кольцу.  Я  коснулся их кончиками пальцев, в
обоих концах кабеля жилка  выходила  на  поверхность,  чуть
выступая. Попробовал воткнуть их в отверстия розетки - мне даже
не  пришло  в голову, чго она могла быть прикрыта крышкой, хотя
подобные  новшества в таком старом доме маловероятны, - но руки
так  тряслись, что  я не  мог  найти этих  самых  отверстий.
Измочалил  контакты, все время чувствовал под пальцами розетку,
но  никак  не мог попасть в нее концами кабеля. Я уже ничего не
видел, пальцы переставали  слушаться, сносить боль стало выше
человеческих   возможностей,  когда  внезапно  полыхнула  яркая
бело-голубая вспышка. И я рухнул на пол.
      Не  могу сказать, как долго пролежал без сознания, но, по
меньшей  мере, несколько  минут.  И первым, что до меня дошло,
была  неправдоподобная,  чудесная тишина. Правда, я по-прежнему
слышал звон  часов, но приглушенный, словно издалека: очевидно
именно усилитель  вышел  из строя и наушники снова действовали
как  изоляторы.  Приняв  полусидячее положение, я прислушался к
постепенно   возвращающимся  чувствам: по  подбородку стекала
кровь, позже  выяснилось,  что-из  прокушенной губы, лицо было
залито потом, все тело болело, словно после пытки колесом. Но
это   все  было  неважно.  Одна  только  вещь  имела  значение:
невыразимая  благодать тишины. Мне впервые подумалось, что эти
типы из Общества борьбы с шумом знают, что делают.
      Последствия  этой  чудовищной  пытки  минули быстрее, чем
можно было ожидать, хотя и не все: головная боль и резь в ушах,
казалось,  ухом  отзывавшиеся  во всем теле, могли продержаться
еще  довольно  долго,  я  отдавал  себе  отчет в  этом и почти
перестал  обращать на них внимание. Зато умственные способности
восстановились  чуть ли   не   сразу,   но всяком  случае
понадобилось  не  больше минуты, чтобы сообразить, что, если бы
Гудбоди  и  Жак  сейчас  вернулись  и  застали меня сидящим под
стеной с  идиотски беспечным блаженством на лице, - они уже не
стали  бы  забавляться никакими полумерами. Я тут же глянул на
окошко в дверях, но, к счастью, за, ним еще не было удивленных
глаз и недоуменно вскинутых бровей.
      Вытянуться  на  полу и снова начать перекатываться с боку
на  бок  было делом каких-нибудь пяти секунд, и, как оказалось,
всего  секунд  десять  отделяли меня от безнадежного опоздания:
очутившись  лицом  к  двери  в третий или  в четвертый раз, я
заметил   за  окошком  головы  Гудбоди и  Жака.  Движения  мои
постепенно   становились   все резче  и  судорожней,  тело  то
выгибалось  дугой,  то бессильно ударялось об пол, и страдал я
при  этом  почти  так  же, как во время пытки, показывая им при
каждом перевороте  в  сторону двери перекошенное лицо, залитое
потом  и  кровью  из прокушенной губы и нескольких, оставленных
Марселем  ссадин.  Оно,  вероятно,  являло  собой  впечатляющее
зрелище,  потому  что  Гудбоди и Жак широко улыбались, и улыбка
делала их странно похожими друг на друга.
      Один  раз я вскинулся особенно эффектно, так что все тело
оторвалось  от пола, но при этом, падая, чуть не вывихнул плечо
и  пришел  к  выводу,  что  хорошего  понемножку,  вряд ли даже
Гудбоди   точно   знает,   сколько   надо  ждать.  Мои корчи и
конвульсии  постепенно становились все слабее и наконец затихли
вовсе. Почти  тут же оба вошли в комнату. Гудбоди направился к
усилителю  и  выключил его,  но, словно спохватившись, включил
снова, -  видимо,  вспомнил,  что  намеревался  лишить меня не
только сознания, но и рассудка. Однако Жак что-то ему сказал, и
он  нехотя  кивнул  и  опять  повернул выключатель. Разумеется,
Жаком  руководило  не сочувствие, а простая мысль о трудностях,
которые  у  них  возникнут,  если я умру прежде, чем мне введут
наркотики.  Сам  же  он  принялся  останавливать маятники самых
больших  часов.  Потом оба  подошли полюбоваться плодами своей
изобретательности. Жак - для пробы - ударил меня ногой в ребра,
но,  по  сравнению  со всем  пройденным, это был такой пустяк,
который не вызвал у меня ровным счетом никакой реакции.
      - Ну-ну, мой дорогой, - послышался как бы издалека полный
упрека голос  Гудбоди,  -  твои  чувства похвальны, но никаких
следов, никаких следов. Полиции это не понравится.
      - Но  ведь  она все равно увидит его лицо,- запротестовал
Жак.
      - Действительно,    -   согласился    Гудбоди.  -  Однако
растяни-ка  узлы  на  запястьях.  Не  дай  бог, там обнаружатся
синяки,  когда спасатели выловят его из канала. А заодно сними
наушники и спрячь их. Жак сделал то и другое молниеносно. Когда
он  снимал  наушники,  мне  почудилось будто  вместе с ними он
стягивает  мое лицо,  -  с  клейкой  лентой  он  обращался без
малейшей бережливости, видимо, у них был неограниченный запас.
      - Что же до этого, - Гудбоди кивнул на Георга Лимэй, - то
его  убери.  Знаешь  как.  Я  пришлю  Манера,  чтобы помог тебе
вынести Шермана.
      Пауза.  Я  чувствовал, что Гудбоди смотрит на меня. Потом
он вздохнул:
      - Ах,   боже, жизнь - только блуждающая тень... Он вышел,
что-то мурлыча  под нос, и если можно мурлыкать одухотворенно,
то  его исполнение псалма "Не оставь меня, Господи!" было самым
одухотворенным,  какое я когда-либо слышал. Преподобный Гудбоди
не выпадал из им же создаваемых ситуаций...
      Жак подошел к ящику в углу, достал оттуда несколько гирек
для  больших  часов, пропустил резиновый кабель через их ушки и
обвязал   Георга   в   талии,  не  оставляя  сомнений  в  своих
намерениях.  Затем  он выволок  Георга из комнаты и с грохотом
потащил,  по коридору. Я встал, несколько раз согнул и разогнул
руки,  разгоняя кровь, и пошел за ним. Приблизившись к двери, я
услышал  шум  трогающегося  с  места  "Мерседеса"  и  осторожно
выглянул  из-за  косяка.  Жак, рядом  с  которым на полу лежал
Георг,  стоял  у   открытого окна  и  махал рукой, видимо,
отъезжающему Гудбоди.
      Наконец  он  отвернулся  от  окна,  чтобы  отдать  Георгу
последние  почести. И замер как вкопанный, с лицом, окаменевшим
от  шока.  Я  был не более чем в пяти футах от него и, видя это
начисто  лишенное  выражения лицо, почувствовал, что, узрев мое
явление,    Жак    достиг    конца   своего   жизненного   пути
профессионального убийцы. - Он отчаянно дернулся за пистолетом,
покоившимся  в подмышечной  кобуре,  но  вероятно,  в первый и
наверняка   в последний   раз   в   жизни   оказался слишком
медлительным: мгновение,  когда  он  не  поверил  собственным
глазам,  стало его  гибелью. Я ударил его ногой в живот. Почти
переломившись  пополам,  он  все же по инерции достал пистолет,
вырвать который из почти не сопротивлявшейся руки не составляло
труда, затем, вложив в  это движение всю накопившуюся во мне
ненависть,  я  рубанул его рукоятью в висок. Уже без сознания,
непроизвольно Жак   отступил на  шаг,  споткнулся  о  низкий
подоконник    и,    как   в   замедленной   киносъемке,   начал
опрокидываться навзничь.  Я стоял и смотрел, как он выпадал из
окна. И только услышав всплеск, подошел и выглянул.
      Мутная  вода во рву расходилась кругами, ударяя в берег и
стены  замка,  а  в центре этих концентрических кругов светлела
тянущаяся  со дна струйка вноздушных пузырьков. Переведя взгляд
влево, я успел заметить "Мерседес" Гудбоди, выезжающий из ворот
замка, и  подумал  мельком, что водитель, вероятно, достиг уже
четвертого  стиха "Не оставь меня, Господи!". Выходя, я оставил
двери открытыми.   На   лестнице,  переброшенной  через  ров,
приостановился и  посмотрел  вниз:  пузырьки, идущие со дна,
становились  все  реже и  мельче,  пока,  наконец,  не пропали
совсем.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
      Я  сидел в  "Опеле",  держа в руке собственный пистолет,
отобранный  у  Жака,  и  размышлял.  За  последнее время в этом
пистолете обнаружилась одна странная особенность: его удавалось
отнимать  у  меня  всем  желающим  и  столько  раз, сколько они
считали  нужным.  Это  соображение  отрезвляло и  одновременно
наталкивало   на  единственный вывод: мне  необходимо  другое
оружие, второе оружие. Вытащив из - под сиденья сумочку Астрид,
я  достал  револьверчик,  который  подарил  ей.  Потом немного
приподнял  левую  штанину,  заткнул  "лилипут" дулом  вниз  за
резинку носка и опустил штанину. Уже собирался закрыть сумочку,
когда  заметил две пары наручников, захваченных из полицейского
такси. Признаться,  на  миг  мною овладели сомнения: ведь если
судить по  тому,  что происходило  до сих пор, представлялось
наиболее  правдоподобным,  что, взяв их с собой, кончу тем, что
увижу  их  защелкнувшимися  на моих же запястьях. Однако поздно
уже  было  отказываться  от  риска,  на который пошел, а вернее
сказать  -  полез  с  момента прибытия в Амстердам. Так что обе
пары, в конце концов, устроились в левом кармане моего пиджака,
а ключики-в правом.
      Когда  я добрался  до  нужного  мне  старого  - квартала
Амстердама,  оставляя  за спиной ставший уже привычным шлейф из
грозящих  кулаками  и  звонящих  в  полицию  шоферов, улицы уже
начинали   окутываться  сумерками.   Дождь   почти   стих,  но
по-прежнему морщил и мутил воду каналов.
      Улочка  была,  можно  сказать,  традиционно  пуста  -  ни
автомобилей,  ни пешеходов. Исключение составляли окна, вернее-
одно  из них: на третьем этаже дома Моргенштерна и Муггенталера
какой-то   массивный  тип  без пиджака  выглядывал  на  улицу,
опершись  локтями  о  подоконник,  медленно  вертя  головой  то
вправо,  то  влево, из чего следовало, что наслаждение вечерним
амстердамским  воздухом  -  отнюдь не главная его цель. Миновав
магазин  и  доехав  почти  до  Дам,  я позвонил  де  Графу  из
уличного-автомата.
      -  Куда вы подевались? - спросил он вместо приветствия. -
Что вы делали?
      -  Ничего  такого,  что  могло  бы  вас заинтересовать. -
Пожалуй,  менее  правдоподобного ответа мне при всем желании не
удалось бы придумать. - Нам надо поговорить.
      - Прошу.
      - Нет, не сейчас. И не по телефону. Не можете ли вы с ван
Гельдером приехать в магазин Моргенштерна и Муггенталера?
      - И там все расскажете?
      - Клянусь.
      - Мы выезжаем. - Особой радости в его голосе не было.
      - Минуточку.  Вы  приедете  обычной машиной и оставите ее
подальше от дома. У них в окне охранник.
      - У них?
      - Именно об этом мне и хотелось поговорить.
      - А охранник?
      - Попробую  отвлечь  его внимание.  В  общем, что-нибудь
придумаю...
      -  Понимаю.  -  Де  Граф помолчал  и  добавил  мрачно: -
Учитывая  ваши предыдущие подвиги, меня бросает в дрожь мысль о
том, что вы можете придумать, - и он положил трубку.
      Я  зашел в ближайший хозяйственный магазин и купил моток
шнура и самый большой гаечный ключ, какой у них нашелся. А пару
минут спустя остановил машину в неполных ста ярдах от магазина,
но  на параллельной улице. Переулок, соединявший эти две улицы,
был  очень  узок и почти не освещен. С крыши первого же дома по
левую руку   спускалась   разболтанная   деревянная  пожарная
лестница,  которая  в  случае  пожара  несомненно  сгорела бы в
первую очередь,  но  ничего  лучшего  в  моем распоряжении не
оказалось, хотя исследовал я все здания, крыши которых могли бы
привести    меня   к   цели.   Отсутствие   аварийных лестниц
свидетельствовало   о  том,  что  в  этом  квартале  Амстердама
связанные  узлами простыни должны быть в большой цене. Пришлось
вернуться  к  этой единственной пожарной лестнице и карабкаться
по  ней  на  крышу.  Эта крыша вызвала во мне резкую неприязнь,
впрочем,  как  и  все  остальные,  которые предстояло миновать,
чтобы  добраться  до  той, которая меня интересовала. Все скаты
были почти вертикальны и предательски скользки от дождя, к тому
же архитекторы былых времен, руководимые желанием разнообразить
силуэты  домов,  что опрометчиво считали похвальным, додумались
сделать  так,  чтобы  все  крыши  были разной высоты и формы.
Поначалу  я  продвигался  осторожно,  но осторожность ничего не
давала,  так что вскоре пришлось удовольствоваться единственным
практичным  способом преодоления расстояния от одного гребня до
другого:  сбегать  по  крутому скату и взбираться с разгона как
можно  выше  на  следующий,  чтобы  там  принять горизонтальное
положение   и последние   несколько футов карабкаться  на
четвереньках. Наконец,  я  достиг  крыши,  которая,  как  мне
представлялось,  была  нужна,  подполз к краю, обрывающемуся в
улицу, перегнулся через карниз и глянул вниз.
      Впервые я   не  ошибся,   и   это   показалось  добрым
предзнаменованием.  Примерно  в  двадцати футах прямо подо мной
знакомый  охранник  в  рубашке по-прежнему  нес  свою вахту. Я
продернул конец шнура через отверстие в рукояти гаечного ключа,
крепко затянул  узел, лег на живот - так, чтобы рука со шнуром
доставала  до подъемной балки, опустил ключ футов на пятнадцать
и   осторожно начал описывать  им  дугу  маятника, которая
увеличивалась  с  каждым движением руки. Делать это приходилось
не  без  опаски, потому что в нескольких футах подо мной сквозь
щель  в  двухстворчатом грузовом люке верхнего этажа пробивался
яркий  свет  и невозможно было предсказать, как долго эти двери
останутся закрытыми.
      Тяжелый  ключ,  весивший, вероятно, около четырех фунтов,
описывал  теперь  дугу радиусом  почти в девятнадцать футов. Я
опустил  его  еще  ниже,  гадая,  скоро  ли  привлечет внимание
часового  тихий  свист,  с  каким  ключ рассекает воздух, но, к
счастью,  в  этот  момент  внимание часового сосредоточилось на
чем-то ином. На улице появился голубой пикап, прибытие которого
помогло    мне  вдвойне:   наблюдатель   наклонился, сильнее
высунувшись из окна, чтобы присмотреться к машине, а шум мотора
заглушил  все звуки, способные предупредить его об опасности со
стороны раскачивающегося над ним ключа.
      Пикап  остановился  в  тридцати  ярдах  от  дома и мотор
заглох.  Ключ  был как раз в верхней точке своей дуги. Когда он
пошел  вниз,  я  выпустил  между  пальцами  еще два фута шнура.
Охранник,  с безнадежным опозданием спохватившийся было, что не
все  в порядке,  повернул  голову,  аккурат в самый миг, чтобы
получить  всей тяжестью ключа в лоб. Он рухнул, словно на него
обвалился,  железнодорожный мост, медленно сполз назад и пропал
из виду.
      Дверца пикапа отворилась, из него вылез де Граф и помахал
мне   рукой.   Я   ответил   приветственным  жестом,  проверил,
по-прежнему  ли  прочно  маленький  револьверчик  сидит  в моем
носке, держась за карниз, опустился животом на подъемную балку,
потом  изменил позицию,  перенес  вес на левую руку, и правой
достал пистолет из подмышечной кобуры, взял его в зубы, повис,
вцепившись и балку, откачнулся всем телом назад, потом- вперед,
левой  ногой  дотянулся  до  парапета, а правой резко ударил в
грузовые  двери,  одновременно спрыгивая  с  балки  и хватаясь
руками за  створки.  И едва коснувшись ногами пола, уже сжимал
пистолет в правой руке.
      Внутри было четверо: Белинда, Гудбоди и оба компаньона.
      Белинда, белая, как стена, беззвучно сопротивлялась, но
уже была обряжена в длинную юбку с Хейлера и вышитый лиф, а за
руки ее   держали   румяные,   жизнерадостные,   добродушные
Моргенштерн  и Муггенталер, ясные, отеческие улыбки которых тут
же  застыли,  словно  в  стоп-кадре.  Гудбоди, стоявший ко мне
спиной,  как  раз  поправлял,  приводя в соответствие со своими
эстетическими требованиями, чепец  на  голове  Белинды.  Он
медленно  обернулся.  Щеки  его  обвисли,  глаза расширились, а
кровь  отхлынула  от  лица, которое почти сравнялось по цвету с
его снежными волосами..
      Сделав  два  шага,  я  протянул  Белинде руку. Несколько
секунд она смотрела на меня, не веря собственным глазам, потом
стряхнула   с себя  обессилевшие  вдруг  руки  Моргенштерна и
Муггенталера  и  подбежала  ко мне.  Сердце  ее стучало, как у
пойманной  птицы,  но  только  это  и  выдавало,  что она здесь
испытала.
      Улыбнувшись   троим   мужчинам  так  широко,  как  только
позволяла боль в лице, я поинтересовался:
      - Теперь вы знаете, как выглядит смерть?
      Они  знали. И с помертвевшими лицами вытянули руки вверх.
Так  мы  все и стояли, не обменявшись ни словом, пока де Граф и
ван  Гельдер  не  взбежали с топотом по лестнице. Ровным счетом
ничего не  происходило.  Готов  присягнуть, что ни один из них
даже не моргнул. Белинду начала бить неудержимая крупная дрожь-
естественная  реакция, но  все же она сумела бледно улыбнуться
мне,  и  я  знал,  что более  тяжелых последствий  не  будет:
парижский Интерпол недаром выбрал именно ее.
      Некоторое время де Граф и ван Гельдер, оба с револьверами
в руках, молча разглядывали эту сцену. Наконец де Граф спросил:
      - Что  вы  делаете,  ради  всего святого? Почему эти три
господина...
      - Объяснить?
      - Действительно,   необходимо какое-то  объяснение, -
серьезно  откликнулся ван Гельдер. - Трое известных и уважаемых
граждан Амстердама...
      - Не  смешите,  -  прервал  я его, - у меня от этого лицо
болит.
      - А   собственно,  -  вмешался  де  Граф,  -  где вас так
угораздило?
      - Порезался  при  бритье.  - Насколько я  помню, это было
высказывание Астрид, услышанное мной на аэродроме, но развивать
тему  у  меня  не  было  ни  малейшего желания. - Ну что, можно
рассказывать?
      Де Граф вздохнул и кивнул головой.
      - Так, как я считаю нужным?
      Снова кивок. Я перевел взгляд на Белинду:
      - Ты знаешь, что Мэгги умерла?
      - Знаю, -  она отвечала дрожащим шепотом, еще не успев,
как  мне показалось, прийти в себя. - Он мне об этом рассказал.
Говорил и улыбался.
      - Проблеск   христианского  милосердия,  не  может  атому
противиться... Итак,  господа, - я повернулся к полицейским, -
присмотритесь хорошенько к этому Гудбоди. Наиболее садистский и
психоптатичный убийца,  какого  я  встречал  и  даже  о  каком
когда-либо  слышал.  Человек,  который повесил Астрид Лимэй на
крюке. Человек, который приказал заколоть Мэгги вилами на лугу
в Хейлере. Человек, который...
      - Вы   сказали:  заколоть вилами? - спросил де Граф. Было
видно, что это - не умещается у него в голове.
      - Минуточку.  Человек,  который довел  Георга  Лимэй до
безумия,  оказавшегося смертельным. Человек, который пытался и
меня  убить  тем  же  способом, человек, который сегодня трижды
пытался  меня убить. Человек, который сует бутылку джина в руку
полубеспамятного  наркомана,  отлично  зная,  что это - смерть.
Который после бог знает каких истязаний и пыток бросает в канал
людей,   обмотанных   оловянными   трубами.   Который  принес
деградацию, безумие и смерть тысячам одурманенных людей во всем
мире. Он сам назвал себя главным кукловодом, который приводит в
движение   тысячи   насаженных  на   крюки  кукол  на цепях и
заставляет  всех  их  танцевать  то,  что  он им сыграет. Танец
смерти.
      - Это  невозможно, - отозвался  ван  Гельдер. Он выглядел
ошеломленным. -   Этого   не  может быть.  Доктор  Гудбоди?
Священник...
      - Его  зовут  Игнатиуш Катанелли, и он фигурирует в наших
досье. Бывший член  "Коза  ностра" с Восточного побережья. Но
даже мафиози не могли его переварить. Как известно, они никогда
не  убивают без цели, но только из принципиальных коммерческих,
так  сказать,  соображений.  А Катанелли  убивал,  потому  что
влюблен  в смерть. Вероятно, когда был мальчиком, обрывал мухам
крылышки. Когда же вырос, мухи перестали его удовлетворять. Ему
пришлось покинуть Соединенные Штаты - мафия вынудила его.
      - Это... это бред... - Бред или нет,  но румянец так и не
возвращался на щеки Гудбоди. - Это возмутительно. Это...
      - Тихо, -  остановил я его. - У нас есть ваши отпечатки
пальцев  и  антропометрическая карта. Должен сказать, что шло у
него  тут все как по маслу. Заходящие в порт пароходы оставляют
героин  в  герметически  закупоренном и  снабженном  грузилом
контейнере  у  одного  из  буев  при входе в порт. Потом героин
забирает  баржа  и перевозит на Хейлер, где передает в тамошнюю
кустарную мастерскую, выпускающую кукол, которые затем попадают
сюда,  в  этот оптовый магазин. Вполне безобидно, не правда ли?
Только вот одна из многих, специально помеченная кукла начинена
героином.
      - Это  нелепо,  нелепо, - выдавил Гудбоди. - Вы же ничего
не можете доказать.
      - Я  и не собираюсь ничего доказывать, потому что намерен
убить  вас  через несколько минут. У него целая организация, у
этого  нашего  приятеля  Катанелли.  На  него  работали все, от
шарманщика   до   исполнительницы  стриптиза.  Шантаж, деньги,
наркотики, наконец, угроза смерти - и любой был нем, как могила.
      - Работали  на  него?  -  Де Граф  все еще не поспевал за
мной. - Но каким образом?
      - Продавая  и распространяя.  Часть героина, сравнительно
небольшую,   оставляли  тут,  в  куклах.  Другие  куклы  шли в
розничную  продажу  -  в  магазины или на лоток, с которого они
продаются  в  парке Вондел, а также, вероятно, на другие лотки.
Девушки   Гудбоди   закупали   эти   особо  помеченные куклы в
совершенно  легальных магазинах и посылали их за границу мелким
распространителям героина либо наркоманам. В парке Вондел куклы
задешево  сбывали  шарманщикам, которые были связующим звеном с
кончеными наркоманами, достигшими такой безнадежной стадии, что
нельзя им  позволить  появляться в приличных ресторанах, если,
конечно,  такие  паршивые  притоны,  как  "Новый  Бали",  можно
назвать приличным рестораном.
      - В  таком  случае, как же это могло произойти, что мы до
сих пор ничего об этом даже не слышали? - спросил де Граф.
      - Отвечу  и  на это,  но  чуть позже. А  пока - еще о
распространении.  Значительно  большая часть упомянутого товара
выходила  отсюда  в  ящиках  с Библиями,  теми самыми, которые
присутствующий здесь святой отец так щедро раздаривал по всему
Амстердаму.  Некоторые из  этих Библий были внутри выдолблены.
Эти  молодые души, которых Гудбоди в невыразимой доброте своего
христианского  сердца  пытался исправить  и  спасти  от судьбы
худшей,  чем сама смерть, приходили на его проповедь с Библиями
в  своих  маленьких,  белых ручках - некоторые, прости господи,
ловко  обряженные в монахинь. А потом они уходили, держа другие
Библии в  своих  маленьких  белых  ручках,  и торговали  этой
пакостью  в  ночных ресторанах. Остальной же товар, главная его
масть, шел в Кастель Линден. Я что-нибудь упустил, а, Гудбоди?
      Судя   по  выражению  его  лица, я  не  упустил ничего,
достойного   внимания, но  он мне  не  ответил.  Я  приподнял
пистолет:
      - Ну, Гудбоди, думаю, что пора.
      - Никому тут не дано права самовольно вершить суд,- резко
произнес де Граф.
      - Но  ведь  вы  сами  видите,  что он пытается сбежать, -
спокойно  откликнулся  я.  Гудбоди стоял не шевелясь, а руки не
мог  бы поднять выше ни на миллиметр. И тогда, во второй раз за
этот день, раздался за моей спиной чей-то голос:
      - Бросьте оружие, господин майор!
      Я медленно повернулся - и отбросил пистолет. Поистине кто
угодно мог  его  у  меня  отобрать. На сей раз это была Труди,
вынырнувшая  из  тени  шагах в пяти от меня, с люггером, весьма
решительно зажатым в правой руке.
      - Труди!  -  Ошеломленный  де Граф с ужасом вглядывался в
радостно  улыбающуюся  золотоволосую  девушку. -  Ты что, ради
бога...  -  Он вскрикнул,  когда  дуло  пистолета ван Гельдера
рубануло  его по запястью. Пистолет де Графа с грохотом упал на
пол,  а  когда полковник повернулся, чтобы посмотреть, кто его
ударил, в глазах его отражалось только растерянное изумление.
      Гудбоди,  Моргенштерн   и  Муггенталер  опустили  руки и
достали   из-под  пиджаков  револьверы.  Количество  материала,
использованного для прикрытия их грузных тел, было так обильно,
что, в    противоположность   мне,   им   не   требовалась
изобретательность  специальных портных, чтобы скрыть очертания
оружия.  Гудбоди  вынул платок и отер лоб, который очень в этом
нуждался, после чего брюзгливо обратился к Труди:
      - Ты не слишком спешила, а?
      - Ах,  это  меня  так забавляло, - заявила она радостно и
беззаботно,  со  смешком,  от которого застыла бы кровь в жилах
даже у камбалы. - Я замечательно развлекалась почти целый час.
      - Трогательная  пара,  не  правда-ли - обратился  я к ван
Гельдеру.   - Она  и этот  ее  преподобный  приятель.  Такая
доверчивая, детская невинность.
      - Заткнись!  -  холодно оборвал  меня  ван Гельдер. Оно
подошел,  ощупал меня, ища оружие, но не нашел. - Садись на пол
и держи руки так, чтобы я их видел. Вы тоже, де Граф.
      Мы  сделали то, что нам приказали. Я уселся по-турецки, с
локтями,  опертыми  о  бедра  и  с  кистями  рук,  свисающими у
щиколоток. Де Граф вглядывался в меня, явно ничего не понимая.
      - Именно к этому я и подходил, - в моих устах это звучало
как   оправдание. -  Как   раз собирался  сказать,  почему  вы
добивались столь ничтожных результатов в поисках источника этих
наркотиков.   Ваш   доверенный  заместитель, инспектор   ван
Гельдер, тщательно следил, чтобы вы не продвигались вперед.
      - Ван   Гельдер?  -   Де   Граф,   даже имея  наглядные
доказательства,  все-таки  не  мог объять мыслью измену высшего
офицера полиции. - Этого не может быть!
      - Но  ведь  он  сейчас целит в вас отнюдь не из пугача, -
спокойно возразил я. - Ван Гельдер - это шеф. Ван Гельдер - это
мозг.  Он  и  есть  истинный,  Франкенштейн.  Гудбоди  - только
чудовище, вырвавшееся из-под контроля. Правда, ван Гельдер?
      - Правда!  - Зловещий  взгляд, которым ван Гельдер окинул
Гудбоди,  не  сулил  ничего  хорошего, если говорить о будущем
священника,  впрочем,  трудно было допустить, что у него вообще
было  какое-либо  будущее.  Я без малейшей симпатии взглянул на
Труди.
      - Что  же  касается  нашей  Красной Шапочки, господин ван
Гельдер, этой вашей сладкой маленькой любовницы...
      - Любовницы?  - Де Граф  был так выбит из равновесия, что
даже, похоже, не особенно удивился.
      - Вы   правильно   расслышали.  Но  у меня  создалось
впечатление,  что  ван Гельдер  уже  ее,  пожалуй, отлюбил, а?
Слишком она стала, так сказать, психопатичной духовной подругой
присутствующего здесь святого отца. - Я повернулся к де Графу.
      - Этот  наш розовый бутон - вовсе  не наркоманка. Гудбоди
умеет  придавать  этим следам на ее руках вид подлинных. Он сам
мне  говорил.  Ее  умственное  развитие  -  отнюдь не на уровне
восьмилетнего  ребенка,  она  старше самого греха. И в два раза
злее.
      - Не  понимаю,  -  измученным  голосом произнес де Граф,-
ничего не понимаю.
      - Она  служила трем  полезным целям, - продолжал я. - Кто
же  мог усомниться, что ван Гельдер, имея такую дочку, является
нешуточным  врагом наркотиков и всех тех злых людей, которые на
них  зарабатывают?  Во-вторых, она  была идеальной посредницей
между  ван  Гельдером и Гудбоди. Ведь они никогда не вступали в
прямой контакт,  даже пю телефону. А что самое существенное -
была  важным  звеном  в системе доставки наркотиков. Она возила
свою  куклу  в Хейлер,  заменяла  ее, на  другую, наполненную
героином,  доставляла  на  лоток  с куклами в парк Вондел и там
снова ее заменяла. Аналогичная кукла уже, разумеется, лежала на
лотке, когда  он прибывал за новой порцией. Это очень красивое
дитя, наша   Труди. Только  ей  не  следовало  прибегать к
белладонне, чтобы придать своим глазам стеклянное, наркоманское
выражение.  Я  не  сразу  разобрался,  но  как только мне дали
немного  времени,  чтобы  навести  в  голове порядок, все стало
ясно, Труди  перестаралась.  Мне  доводилось видеть слишком
много тяжелых  наркоманов,  чтобы  определить  разницу  между
подлинником и подделкой. И тогда я уже знал многое. Труди снова
хихикнула и облизала губы.
      - Можно мне теперь в него выстрелить? В ногу. Или повыше?
      - Ты   прекрасное  созданье,  -  сказал  я,  -  но должна
помнить,  кому принадлежит  первенство  в  таком  деле.  Ты бы
огляделась, а?
      Она  огляделась. И все сделали то же самое. Кроме меня. Я
смотрел  прямо на  Белинду, а потом почти неуловимым движением
головы указал на Труди, которая стояла между ней и распахнутыми
грузовыми дверьми. Белинда в свою очередь взглянула на Труди. Я
не сомневался, что она все поняла.
      - Вы  глупцы! - бросил  я презрительно. - Как вы думаете,
откуда у  меня  вся  эта информация? Мне ее дали! Два человека
которые   смертельно  испугались  и  продали  вас  за  обещание
смягчить кару. Моргенштерн и Муггенталер.
      Несомненно  среди  присутствующих  были  начисто лишенные
нормальных   человеческих   чувств,   но  и  они  непроизвольно
следовали  естественной  человеческой реакции на неожиданность.
Они сосредоточенно    всматривались    в  Моргенштерна и
Муггенталера, которые застыли с недоверием в глазах и умирали с
разинутыми  ртами:  у обоих было оружие, а револьвер, который я
теперь держал в  руке  был  очень  мал,  и  нельзя  было себе
позволить  только  ранить  их. В  тот же миг Белинда толкнула
плечом остолбеневшую  от удивленья Труди, и та отлетела назад,
закачалась,  пытаясь  удержать равновесие,  на пороге грузовых
дверей и вывалилась наружу.
      Ее  тонкий, пронзительный крик еще не утих, когда де Граф
отчаянно  попытался схватить ван Гельдера за руку с пистолетом,
но  у  меня  не  было  времени проверять, удалось ли ему это. Я
приподнялся  и бросился  на  Гудбоди, который пару минут назад
опрометчиво  сунул  пистолет  под  мышку  и  теперь силился его
извлечь.   Гудбоди  повалился  навзничь  с  грохотом,  наглядно
подтвердившим солидность   оставшегося   невредимым пола, а
мгновением  позже  я  приподнял  его,  обхватив сзади и стиснув
горло  сгибом  локтя  так,  что  оттуда  сразу же  послышалось
прерывистое хрипение.
      Де  Граф лежал  на полу. кровь стекала из ссадины на его
лбу.   Он   тихо   стонал.   Ван  Гельдер  держал  перед  собой
вырывающуюся  Белинду, используя  ее  в качестве щита, подобно
тому, как я - Гудбоди.
      - Я  знаю   Шерманов  этого  мира. - Тон ван Гельдера был
спокойным,  чуть  ли не доверительным. - Они никогда не рискнут
причинить  зло невинному, особенно такой красивой девушке. Что
же  до Гудбоди,  то  но  мне  его можно прекратить в решето, и
поделом. Я ясно говорю?
      - Вы ясно говорите, - сказал я.
      - И  так  же   ясно  добавляю  еще  одно, - продолжал ван
Гельдер.  -  У вас эта маленькая игрушка, а у меня полицейский
кольт, -  я кивнул. - Это моя охранная грамота, -он двинулся к
лестнице,  держа  Белинду  между нами. - На улице стоит голубой
полицейский  пикап.  Мой  пикап.  Я  его  забираю. Спускаясь, я
разобью  все телефоны в доме. Если, дойдя до машины, я не увижу
вас  в грузовых дверях, эта девушка уже не будет мне нужна. Вы
меня поняли?
      - Понял.  А  если  вы ее убьете, то уже больше никогда не
сомкнете глаз. Это вы знаете.
      - Знаю, - ответил он и исчез, спускаясь задом по лестнице
и таща за собой Белинду. Но мне уже было не до него. Де Граф до
сих  пор  лежавший  на полу,  задвигался  и  приложил платок к
кровоточащему  лбу, из чего следовало, что он способен прийти в
себя  без посторонней помощи. Я ослабил удушающую хватку на шее
Гудбоди,  забрал  у  него  пистолет, вынул, по-прежнему сидя за
его  спиной,  обе  пары наручников и пристегнул одну его руку к
запястью  мертвого Моргенштерна, а другую - к запястью мертвого
Муггенталера.  Потом встал, перешагнул через Гудбоди и помог де
Графу  сесть в кресло. Гудбоди, не отрываясь, смотрел на меня с
гримасой  ужаса, а когда заговорил, его низкий проповеднический
голос готов был сорваться на крик:
      - Вы меня так не оставите!
      Я  пригляделся  к двум массивным купцам, к которым он был
прикован.
      - Вы можете взять их под мышки и сбежать.
      - Ради бога, майор...
      - Вы  насадили  Астрид  на крюк. Я обещал ей помочь, а вы
насадили  ее на крюк. И приказали заколоть Мэгги. Мою Мэгги. Вы
хотели  повесить   и  Белинду.  Мою  Белинду. Вы  -  человек,
влюбленный  в  смерть. Для  разнообразия  познакомьтесь  с ней
поближе,  -  я подошел  к грузовым дверям и высунулся, все еще
глядя на него. - И если я не найду Белинду живой, то не вернусь
сюда.
      Гудбоди  взвыл,  как  раненый  зверь  и  впился взглядом,
вздрагивая  от ужаса  и  отвращения,  в  двух убитых, которые
держали его в плену. Я глянул вниз, на улицу.
      Труди   лежала, распластавшись  на  тротуаре. Я  лишь
скользнул  по  ней глазами. На другой стороне улицы ван Гельдер
вел Белинду к полицейскому пикапу. Дойдя до него, он обернулся,
посмотрел вверх, увидел меня, кивнул и открыл дверцу машины.
      Я  отвернулся,  подошел ко все еще отуманенному де Графу,
помог  ему  встать и повел к лестнице. И оглянувшись на Гудбоди
увидел вытаращенные  глаза  на  обезумевшем  от  ужаса  лице и
услышал вырывающийся из глубины горла странный хриплый звук. Он
выглядел человеком, которого преследуют демоны и который знает,
что никогда не сумеет вырваться.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
      Сумрак  уже  почти  поглотил улицы Амстердама. Дождь едва
сочился, но был пронизывающе холодным, а резкие порывы сильного
ветра  делали    бессмысленными    попытки защититься   от
всепроникающей   влаги.    В разрывах   между   стремительно
проносящимися  тучами  бледно мигали первые звезды. Луна еще не
взошла.
      Я ждал, сидя за рулем "Опеля", тихо урчащего мотором близ
уличной  телефонной  будки.  Через  некоторое  время  дверца се
открылась,  де Граф, отирая платком кровь, все еще выступающую
из  раны  на  лбу,  вышел  и  сел  в машину. Я взглянул на него
вопросительно.
      - Вся  территория через десять минут будет блокирована. А
когда  я  говорю:  блокирована - значит, никто не прошмыгнет. С
гарантией - он снова отер кровь. - Но откуда у вас уверенность,
что...
      - Он  там  будет, - я тронул машину с места. - Во-первых,
ван Гельдер сочтет, что это - последнее место в Амстердаме, где
нам  придет  в голову его  искать. Во-вторых, Гудбоди сегодня
утром  забрал  с  Хейлера последнюю порцию героина. Вероятно, в
одной  из  этих  больших  кукол.  Куклы  не было в машине перед
замком,  так  что он мог оставить ее только в церкви: ни на что
другое у  него  попросту не было времени. Кроме того, в церкви
наверняка  еще немало этого товара. Ван Гельдер не таков, как
Гудбоди  и  Труди,  ему  все это не доставляет удовольствия. Он
занялся  наркотиками  исключительно  ради  денег  и  не захочет
отказаться от такого жирного куска.
      - То есть?
      - В этой партии товара-миллионы долларов.
      - Ван  Гельдер!  - Де Граф медленно покачал головой. - Не
могу в это поверить. Такой человек! С таким безупречным прошлым
в полиции!
      - Оставьте  свое  сочувствие  для  его жертв, - ответил я
резко. Наверно,  не  стоило  так  говорить  с выбитым из колеи
человеком,  но и моя голова была в ничуть не лучшем состоянии,
чем  его,  - Ван Гельдер хуже их всех. В защиту Гудбоди и Труди
можно, по  крайней  мере, сказать, что их психика так больна и
извращена,  что  они  уже  не отвечают за свои поступки. Но ван
Гельдер  не болен. Он делает все это хладнокровно - ради денег.
И  во  всем  отдает  себе  отчет.  Знал,  что  происходило, как
поступал  его  душевнобольной приятель Гудбоди. И покрывал. - Я
бросил на де Графа изучающий взгляд. - Вы знаете, что его брат
и жена погибли в автомобильной катастрофе на Кюрасао?
      Де Граф помолчал. Потом повернул голову:
      - Это не был несчастный случай?
      - Нет. Этого мы никогда не докажем, но я поставил бы свою
пенсию  на   то,   что   у   "несчастного   случая"  были  две
взаимосвязанных причины: во-первых, его брат, опытный сотрудник
службы безопасности,  узнал о нем слишком многое, а во-вторых,
ван  Гельдер хотел избавиться от жены, которая стояла между ним
и любовницей, еще до того, как наиболее симпатичные черты Труди
выплыли   наружу.   Этот   человек   холоден,  как  лед.  Это -
калькулятор,  совершенно беспощадный и полностью лишенный того,
что мы могли бы назвать нормальными человеческими чувствами.
      - Вы  не  доживете до пенсии, - мрачно заметил де Граф. -
Возможно.  Но  именно  так и обстояло дело. Мы свернули в улицу
над  каналом, где стояла церковь Гудбоди. И увидели прямо перед
собой  голубой    полицейский   пикап,   миновали   его,   не
останавливаясь,  затормозили у входа в церковь вышли. Сержант в
мундире спустился с крыльца, чтобы нас поприветствовать, и если
вид  двух  калек, которых он узрел перед собой произвел на него
какое-то  впечатление, то он хорошо это скрыл. Пусто, господин
полковник,  - сообщил он. - Мы были даже на колокольне. Де Граф
отвернулся и взглянул на голубой пикап..
      Если сержант Гропиус говорит, что там никого нет, значит,
там  никого  нет.- Он помолчал, потом медленно продолжал, - ван
Гельдер хитер. Это мы теперь знаем. Его нет в доме Гудбоди. Мои
люди  блокировали  обе стороны канала и улицу. Стало быть, его
здесь нет. Он где-то в другом месте.
      Да,  в  другом  месте,  но все же он здесь, - возразил я.
-Если мы его не найдем, как долго вы оставите оцепление?
      Пока  не перетряхнем  и не  проверим каждый дом на этой
улице. Два часа. Может быть,три.
      - А потом он мог бы уйти?
      - Да. Если бы, конечно, он тут был.
      - Он  здесь,  - уверенно  сказал  я. - Сегодня суббота.
Строители в воскресенье сюда приходят?
      - Нет.
      - Это  даст  ему тридцать  шесть  часов. Сегодня ночью, а
возможно, даже завтра вечером он спустится вниз и исчезнет.
      - Моя  голова, - де Граф снова приложил платок к ране - у
пистолета ван Гельдера очень твердая рукоятка. Боюсь, что...
      - Тут,  внизу,  его  действительно  нет,  -  пояснил я
терпеливо.  -  Обыски  в  домах  -  пустая  трата  времени. И я
совершенно  уверен,  что  он  не сидит на дне канала, сдерживая
дыхание. Итак, где он может быть?
      Я изучающе посмотрел на темное, в изодранных тучах, небо.
Глаза  де  Графа  последовали  за  моим взглядом. Черный силуэт
огромного  подъемного  крана казался почти достигающим облаков,
конец  его  массивной  горизонтальной стрелы терялся и темноте.
Этот   кран   всегда   представлялся   мне  странно  грозным, а
нынешним вечером, принимая во внимание то, что пришло на ум, он
выглядел особенно мрачно и зловеще.
      - Конечно, - прошептал де Граф. - Конечно.
      - В таком случае я иду туда!
      - Это безумие! Чистое безумие! Поглядите на себя, на свое
лицо.  Вы  недостаточно  хорошо  себя  чувствуете  для подобных
упражнений!
      - Я чувствую себя прекрасно.
      - Тогда я иду с вами, - решительно заявил де Граф.
      - Нет.
      - У меня есть молодые, ловкие сотрудники...
      - Вы  не  имеете морального права требовать этого от кого
бы  то ни  было  из своих людей, а молодость и ловкость тут ни
причем.  И  не настаивайте - бессмысленно. Кроме того, ситуация
не  годится  для прямой атаки. Это надо сделать тихо, украдкой,
либо-вообще не делать.
      - Он   вас  увидит,  -  де  Граф, сознательно или нет, но
принял мою точку зрения.
      - Вовсе нет. С той высоты, где он сейчас, все внизу тонет
в темноте.
      - Мы  можем  подождать, -  настаивал он. - Ведь до утра
понедельника ему придется спуститься.
      - Ван  Гельдер  не  наслаждается зрелищем смерти. Это нам
известно.  Но  смерть  ему совершенно безразлична. Это нам тоже
известно.  Жизнь  -  жизнь  других  людей  - ничего для него не
значит.
      - Ну и что?
      - Его нет тут, внизу. Белинды тоже. Стало быть, она с ним
там, наверху. А когда он будет спускаться, возьмет ее с собой -
в виде живого щита. И ей не уцелеть...
      Де  Граф больше не пытался меня удерживать. Я оставил его
у дверей церкви, направился на стройплощадку, подошел к крану и
начал  взбираться  по  нескончаемым ступенькам, косо помещенным
внутри его  каркаса.  Это  было  долгое восхождение, и в своей
нынешней  форме  я  охотно  бы от  него отказался - при других
обстоятельствах,   хотя   ничего   особенно  утомительного  или
опасного  в  нем  не было. Одолев примерно три четверти пути, я
остановился перевести дух и глянул вниз.
      Никакого  такого   головокружения   от высоты  я   не
почувствовал.  Все  тонуло во тьме, слабые уличные фонари вдоль
канала виднелись точками света, а сам канал - слабо светящейся
ленточкой, такой далекой, почти нематериальной. Невозможно было
разобрать  очертаний ни одного из домов, разве что - петушка на
кончике  церковного  шпиля,  но и он находился в ста футах подо
мной.
      Перевел  взгляд  вверх  -  до кабины крана оставалось еще
футов  пятьдесят:  темное  четырехугольное  пятно на фоне почти
такого же темного неба. Я продолжал взбираться.
      Всего  десять футов отделяли меня от входного люка в полу
кабины,  когда между туч образовался просвет и выглянула луна,
правда,  только  что  народившаяся,  но  и  этот свет показался
ослепительно  ярким,  залил  выкрашенный  желтой  краской кран,
обнаружил  каждую горизонтальную и вертикальную черточку его
конструкции.  Он  осветил  и  меня, вследствие чего я узнал то
особенное  чувство,  какое  бывает  у  пилота, пойманного в луч
прожектора:  что  я пригвожден к стене. Теперь стала видна чуть
ли не каждая царапина на люке, и мне пришло в голову, что, коль
скоро я так хорошо вижу все над собой, то кто-то в кабине может
так же хорошо видеть то, что под ним, и чем дольше я остаюсь на
месте, тем  больше  шансов  меня обнаружить. Вынув пистолет из
кобуры,  я бесшумно преодолел несколько оставшихся ступенек, но
тут   люк   легко  приподнялся и  в  щель  выглянул  длинный и
отвратительный на вид ствол оружия.
      Вероятно,     мне    следовало почувствовать  горечь
разочарования,  которая   считается   обязательной   спутницей
сознания  окончательного  поражения,  но в тот день на мою долю
выпало слишком  много испытаний, все естественные чувства были
уже  израсходованы, и я принял неизбежное с фатализмом, который
удивил  даже меня   самого. Это  не  назовешь  добровольной
капитуляцией.  Если бы у меня была хоть тень шанса, я затеял бы
стрельбу. Но шансов не было, и я примирился с этим.
      - Это  полицейский  автомат, заряженный картечью. - Голос
ван Гельдера имел металлический, глухой, я бы сказал, могильный
оттенок,  который  вовсе  не  показался  мне утешительным. - Вы
знаете, что это значит.
      - Знаю.
      - Отдайте  мне  оружие. Рукояткой вперед. Я с готовностью
сделал это,  благо  опыта вручения своего оружия кому попало у
меня накопилось предостаточно.
      - А теперь - револьверчик из вашего  носка.  Отдал  ему и
револьверчик.  Люк распахнулся, и я увидел ван Гельдера в лучах
луны, падающих  сквозь   окна   кабины.  - Входите, - пригласил
он. - Места хватит.
      Места  и впрямь было вполне достаточно, при надобности в
кабине поместилось  бы с дюжину людей. Ван Гельдер, как всегда
спокойный  и  невозмутимый,  повесил автомат на плечо. Белинда,
бледная  и обессилевшая, сидела и уголке на полу, а рядом с ней
лежала большая кукла с Хейлера. Белинда попробовала улыбнуться
мне,  но это у нее не очень получилось. Было в ней что-то такое
беззащитное  и угнетенное,  что  я  едва  не  бросился,  чтобы
вцепиться  ван Гельдеру  в  горло,  не обращая внимания на его
оружие, но здравый смысл и мгновенная оценка расстояния привели
лишь  к  тому, что  я осторожно опустил люк, так же осторожно
выпрямился и кивнул на автомат:
      - Догадываюсь,  что  вы взяли эту штуку из полицейского
пикапа, а?
      - Верно догадываетесь.
      - Должен был проверить.
      - Должны  были, -  вздохнул  ван Гельдер. - Я знал, что
придете, но вы напрасно беспокоились. Отвернитесь.
      Я отвернулся. В ударе по затылку не было ни удовольствия,
ни  гордости  от  собственной  ловкости,  какие  прежде выказал
Марсель,  но  его  как раз  хватило  на то, чтобы на мгновенье
оглушить  меня и  свалить  на колени. Я смутно чувствовал, как
что-то холодное и металлическое охватывает мне левое запястье,
а когда снова начал активно интересоваться происходящим вокруг,
убедился  что  сижу  плечом  к плечу  с  Белиндой, прикованный
наручниками  к ее  правой  руке,  а  цепочка  пропущена  через
кольцо,   приваренное  к  крышке  люка.  Я  осторожно  потрогал
затылок:  благодаря  объединенным  усилиям  Марселя, Гудбоди, а
теперь и  ван Гельдера,  голова  отвратительно болела во всех
местах, в каких только может болеть.
      - Жаль  мне   вашей  головы, - сказал ван Гельдер, - но с
таким  же  успехом  я  мог бы надевать наручники тигру в полном
сознании. Ну вот, месяц уже почти скрылся. Еще минута - и пойду
себе.  А  еще  минуты  через три буду за пределами оцепления. Я
посмотрел на него недоверчиво:
      - Вы спускаетесь?
      - А  что мне  остается делать? Но не так, как вы это себе
представляете.  Полковник  неплохо  расставил кордон.  Только
почему-то  никто  не обратил внимания, что конец стрелы тянется
за  канал  по  меньшей мере на шестьдесят футов за оцепление. Я
уже опустил крюк до самой земли.
      Голова  у  меня  слишком болела,  чтобы найти  какой-то
подходящий ответ, да, скорей всего, в таких обстоятельствах еще
вообще не  было.  Ван Гельдер  проверил,  хорошо  ли держится
автомат на плече, а к другому приторочил шнуром куклу. Потом он
тихо произнес:
      - Ну, месяца уже нет.
      Так  и  было.  Только  смутной  тенью маячил ван Гельдер,
когда  подходил  к  двери в передней части кабины, возле пульта
управления, открыл ее и высунулся наружу.
      -  До  свиданья, ван Гельдер, - сказал я. Он не ответил.
Дверь закрылась, и мы остались одни.
      Белинда схватила меня за скованную руку:
      - Я   знала,  что  ты  придешь, - шепнула она. А потом, с
проблеском  прежней  Белинды,  добавила:  -  Но  ты  не слишком
спешил, а?
      - Я  ведь  уже  говорил тебе,  что  у начальства всегда
находится множество неотложных дел...
      - А  ты обязательно  должен  был  говорить  "до свиданья"
такому человеку?
      - Думаю,  что  да...   Никогда  больше  его  не увижу. По
крайней мере живым, - я пошарил в правом кармане пиджака. - Кто
бы мог подумать? Ван Гельдер сам себя погубил.
      - О чем ты?
      - Это   была  его идея дать мне полицейское такси - чтобы
легче  распознавать  и следить, куда я направлюсь. У меня были
наручники.  Воспользовался ими, чтобы заковать Гудбоди. И ключи
от них. Вот эти.
      Разомкнув  наручники,  я встал и прошел в переднюю часть
кабины.  Месяц действительно  скрылся за тучей, но ван Гельдер
переоценил  ее густоту,  правда  на  небе  был  только бледный
отсвет,   но   его   хватало, чтобы  заметить  ван  Гельдера,
находящегося  примерно сорока футами ниже, с развевающимися на
резком ветру  полами  пиджака, а также юбочной куклы, он полз,
как гигантский краб по решетке стрелы.
      Мой карандаш фонарик был одной из немногих вещей, которые
не  отобрали  у  меня  в  тот  день. Я воспользовался им, чтобы
отыскать  размещенный  верху  рубильник,  и  опустил  ручку. На
пульте управления затеплились лампочки, я быстро его осмотрел.
      Белинда  уже  стояла  рядом  со  мной. Что ты собираешься
делать? - она по-прежнему говорила шепотом.
      - Объяснить?
      - Нет! Нет! Не делай этого!
      Не  думаю,  чтобы  она  точно  знала,  что  я намереваюсь
предпринять,  но,  видимо,  услышав  нечто  неумолимое в  моем
голосе,   догадалась, что   результат   этих действий  будет
однозначным.  Я снова посмотрел на ван Гельдера, который одолел
уже  три  четверти пути по стреле, потом повернулся к Белинде и
положил ей руку на плечо.
      - Послушай!  Разве ты не знаешь, что мы никогда ничего не
сможем доказать  насчет  ван Гельдера? Разве не знаешь, что он
уничтожил  тысячи людей? И что у него с собой довольно героина,
чтобы уничтожить еще многих и многих?
      - Ты  можешь  перевести стрелу.  Так, чтобы он оказался
внутри полицейского кордона!
      - Его   ни  за  что  не возьмут живым. Я это знаю, ты это
знаешь,  мы все это знаем. И у него автомат. Сколько порядочных
людей ты хотела бы отправить на тот свет, Белинда?
      Она  ничего  не ответила и отвернулась. Я снова выглянул.
Ван   Гельдер  добрался  до  коица  стрелы  и  не  стал  терять
времени - тут же свесился,  оплел  руками и ногами трос и начал
сползать  по  нему  с  необычайной  поспешностью,  которая была
вполне оправданна:  полоса  туч  быстро редела и сила света на
небе росла с каждым мгновением.
      Я  посмотрел  вниз и впервые увидел Амстердам, но это уже
не  был  Амстердам, только город-игрушка, с маленькими улицами,
каналами  и  домишками,  очень похожими  на те модели железных
дорог, что  выставляют  перед Рождеством  в  витринах больших
магазинов.
      Белинда  сидела  на  полу, спрятав лицо в ладонях, словно
хотела двойной  уверенности,  что  не увидит происходящего. Я
снова  взглянул  на  трос  и  на  сей  раз без труда увидел ван
Гельдера,  потому  что месяц  как раз вынырнул из-за тучи. Ван
Гельдер  спустился уже почти до половины, и сильный ветер начал
раскачивать   его  из  стороны в  сторону,  с каждой минутой
увеличивая дугу этого живого маятника. Я потянулся к штурвалу и
повернул его влево.
      Кабель  пополз  вверх, и ван Гельдер вместе с ним. На миг
ошеломление буквально приварило его к кабелю. Потом он, видимо,
понял, что  происходит,  и  заскользил  вниз с резко возросшей
скоростью,  примерно  втрое большей, чем та, с какой поднимался
кабель.
      Теперь  я заметил огромный крюк - футах в сорока ниже ван
Гельдера.  Резко  вернул  штурвал  в  среднее  положение, и ван
Гельдер  снова прилип к кабелю. Я знал, что обязан сделать то,
что  делаю,  но  хотел покончить с этим так быстро, как только
возможно.  Повернул  штурвал  вправо  - трос начал опускаться с
предельной   скоростью,   -   и  снова резко  его  застопорил,
почувствовав  сильный  толчок, когда трос резко остановился. Он
вырвался  из  рук  ван Гельдера,  и тут я на миг закрыл глаза.
Потом открыл их, ожидая увидеть пустой трос, но ван Гельдер был
там,  только  не держался уже за кабель, а свисал вниз головой,
насаженный  на огромный  крюк,  раскачиваясь  туда  и обратно
тяжелым полукругом, в пятидесяти футах над домами Амстердама. Я
отвернулся и подошел к Белинде, опустился рядом с ней на колени
и  отнял  ее  ладони  от глаз. Она посмотрела на меня: я ожидал
увидеть  на  ее  лице  отвращение,  но нет  - только печаль,
усталость  и  опять  то  странное  выражение,  как у маленькой,
растерянной девочки:
      - Уже все? - шепнула она.
      - Все.
      - А  Мэгги умерла. - Я ничего не ответил. - Почему умерла
она, а не я?
      - Не знаю, Белинда.
      - Мэгги хорошо работала, правда?
      - Хорошо.
      - А  я? - Пауза. - Ты не должен мне говорить, - сказала
она глухо. - Я должна была столкнуть ван Гельдера со ступенек в
магазине,  или рвануть  руль  его  машины,  когда  ехали вдоль
канала,  или  сбросить его  со  ступенек  этого  крана, или...
или... - она запнулась и добавила. - Ведь он ни разу не держал
меня под дулом.
      - В этом не было нужды, Белинда.
      - Ты знал?
      - Да.
      - Оперативный работник первой категории, - произнесла она
с горечью. - Первое задание по наркотикам.
      - Последнее задание по наркотикам.
      - Знаю, - она бледно улыбнулась. - Я уволена.
      - Очень воспитанная девочка! - одобрительно откликнулся я
и поднял ее на ноги. - Во всяком случае, ты знаешь правила, ну,
хотя  бы одно, которое касается именно тебя. - Долгое мгновенье
она  вглядывалась  в  меня,  а потом, впервые  за  эту  ночь,
настоящая  ее  улыбка  появилась  на лице. - Именно об этом я и
говорю,  -  подтвердил я.  -  Замужним женщинам не разрешается
оставаться на службе. - Она уткнулась лицом мне в плечо, что по
крайней мере избавило ее от печальной необходимости смотреть на
мое изувеченное лицо.
      Я  поглядел  поверх  золотоволосой  головы  перед собой и
вниз.  Огромный  крюк  со  своим страшным грузом качался теперь
размашисто,  автомат  и  кукла сползли  с  плеч ван Гельдера и
полетели  вниз.  Они упали на камни по другую сторону канала, а
над  этим  автоматом и прекрасной куклой с Хейлера тень крюка и
его   груза,   словно гигантский  маятник  гигантских  часов,
описывала   все   более  широкие  дуги на  фоне  ночного  неба
Амстердама.